Текущее время: 16 окт 2019, 08:57




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 39 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
 Как творить свою реальность (по книге Рамты) 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Как творить свою реальность (по книге Рамты)
И вот приблизилась ко мне прекрасная дева, столь необычайной красоты, какой вам не приходилось видеть. Ее золотые волосы словно плясали вокруг нее. Венок, украшавший ее голову, был не из лилий, розовых бутонов или ирисов, но из цветов неведомых. Что же до одеяния ее, то оно воистину светилось, свободно ниспадая. И вот, она подошла ко мне и протянула мне огромный меч. Он звенел. Он пел. Он был так велик, что рукоять его была почти в девять обхватов кисти.
И вот что она сказала: «Ступай и покори себя».


Рамта

(цитаты и избранные главы)


Уникальная метафизическая система мысли


Учение Рамты — это уникальная метафизическая система мысли. Она требует очень внимательного исследования и вдумчивого изучения, если человек хочет охватить весь смысл и влияние его содержания целиком. Мы считаем, что учение Рамты метафизично по своей природе, так как оно затрагивает фундаментальные вопросы о человеческом существовании и человеческой личности, о нашей судьбе и истоках, о природе добра и зла, душе, смерти и жизни, мироздании и наших взаимоотношениях с другими людьми.
Система мысли Рамты уникальна, хорошо структурирована и доступна для понимания, как по своему содержанию, так и по форме, в которой она передается. Она предлагает мировоззрение, подход к реальности, который все расставляет по своим местам и устраняет налет таинственно-сти с множества вопросов, которые на протяжении веков захватывали великих философов и мыслителей.

Так что же это за учение о Великом Труде, которое вы пришли послушать? Оно не об оккультных науках и ритуалах и уж точно не о Новой Эре. В послании, которое я передаю вам, заключены первоосновы Земли, космоса. Оно совсем не ново. Мое послание таково: если вы Боги — а вы таковыми и являетесь, говоря философски, — то вы должны ощущать соблазн испытать нечто, более близкое к этому состоянию*.

Формат, в котором передается учение Рамты, является важным аспектом самого послания. Учение — это не просто интеллектуальный труд, касающийся определенных вопросов, или их элементарный интеллектуальный анализ. Это и не раскрытие некой истины, которая требует слепой веры и преданности. Учение Рамты — не новая религия, оно не закладывает основы новой церкви. Его учение — это система мысли, которая в своем подходе к реальности состоит из различных элементов и механизмов, позволяющих человеку прикоснуться к философии Рамты, а также исследовать и опробовать ее содержание на собственном опыте. Другими словами, этот уникальный аспект учения позволяет испытать философию или концепцию реальности и превратить ее в мудрость о природе реальности.

* Вступление Рамты к Всемирному турне, видеоиздание, 1998 (Ramtha's Introduction to the World Tour, video ed. — Yelm: JZK Publishing, a division of JZK, Inc., 1998). — Здесь и далее прим. ред. орт. издания, если не ука-зано иначе.


Просветление:

превращение философии в мудрость


Это отличительное свойство системы мысли Рамты напоминает об инициациях в сокровенное знание, которые практиковались как в древних школах мистерий Греции, Египта и Ближнего Вос-тока, так и в древних гностических школах Среднего Востока и Европы. Важно отметить, что дан-ное свойство отличает учение Рамты от традиционных школ философии западного мира.
Основные различия с другими философскими течениями, которые мы находим, состоят в концепции истины и понимании способности человека обрести новое знание. Согласно Рамте, знание человека является не только эмпирическим или научным по своей природе, — оно также может стать личной истиной человека и его собственным опытом. Рамта проводит различие между этими двумя подходами к процессу познания и описывает их в терминах бинарного мышления и аналогического мышления. Бинарное мышление соотносится с эмпирическим или научным подходом к познанию, который полагается на интеллектуальный анализ и наблюдение посредством органов чувств. Под аналогическим мышлением подразумевается обретение человеком знания путем отождествления с тем, что он хочет по-знать. Человек становится самим предметом своего внимания, переживая его, при этом оставаясь живым Наблюдателем данного опыта. С точки зрения Рамты, частица информации, не ставшая частью личного опыта человека, является не настоящим знанием, а всего лишь теорией или философией и потенциальной мудростью. В противоположность этому информация и теории, которые были исследованы человеком путем аналогического мышления, при котором он становился одновременно и Наблюдателем, и наблюдаемым, являются настоящим знанием, мудростью и истиной.

Я здесь, чтобы научить вас истине. Истиной станет все, что вы испытаете на собственном опыте. Все, что рассказываю вам я, — не более чем философия. Однако если моя философия, такая, какая она есть, может быть оспорена сомнением, тогда единственный способ победить сомнение — это найти истину. А это можно сделать, мои любимые братья, лишь испытав на себе эту философию. Если вы ее испытываете и она материализуется в вашей жизни, это уже не философия: она становится вашей истиной*.
* Там же.


В этом смысле Рамта следует в большей степени древнему ближневосточному, нежели древне-греческому или современному пониманию концепции истины. Еврейское слово, обозначающее истину, амет, — состоит из трех букв: алеф, мем и may — первой, средней и последней букв иу-дейского алфавита. Такое образование еврейского слова «истина» отражает заложенную в нем завершенность и целостность. Это слово использовалось, чтобы выразить нечто, что было испытано и показано, действие в прошлом, и никогда не соотносилось с каждой отдельной, изолированной частицей информации или знания. В греческом переводе еврейского слова, означающего «истина» — алетея, — это понятие перестало характеризоваться необходимостью личностного опыта и стало упоминаться не более чем в рамках определения информации, выбираемой или принимаемой в качестве истины с общего согласия. Способность человека к познанию стала ограничиваться научным методом, основывающимся на наблюдении и анализе, которые осуществляются только за счет интеллекта и органов чувств.

В традиционном западном понимании объективного знания и истины мы находим основопола-гающее предположение о человеческой личности и природе реальности. Научный метод суживает рамки достижимого знания до феноменов и явлений, которые могут быть подвергнуты наблюдению и испытаны посредством ощущений физического тела. Все, что находится вне этих рамок, приписывается сфере мифов и фольклора. Другими словами, получается, что природа реальности и человеческой личности — не более чем их физические свойства и материальность. Яркий пример этой тенденции — фрейдистский психоанализ.

Физическое тело и материальный мир, согласно учению Рамты, — это всего лишь один из аспек-тов реального мира. В действительности они представляют собой лишь продукт и следствие ре-ального мира, состоящего из сознания и энергии. Человеческое существо можно лучше всего описать как сознание и энергию, создающие природу реальности. Физический мир — лишь один из семи уровней выражения сознания и энергии. Рамта использует концепцию Наблюдателя из квантовой теории, чтобы объяснить свое представление о сознании и энергии. Он также вводит понятие Бога как творца и правителя, чтобы описать человеческую личность в ее проявлении как сознания и энергии.

Величайшее учение из тех, которые вам когда-либо доводилось слышать, состоит в том, что вы — Боги, и это воистину так. А жизнь — это то, что называется даром Бога, его Божественным присутствием, позволяющим познать непознанное. А кроме того, это дар, который преподносит нам возможность пересмотреть и привести в порядок свою жизнь и закончить незавершенные дела из прошлых жизней.

Мы вернулись сюда не для того, чтобы возводить гигантские соборы в честь Бога, а чтобы произ-вести небольшую, незаметную работу, которая позволит рассеять наши сомнения относительно того, кто и что мы есть на самом деле. Если мы Боги — и я могу это с уверенностью вам сказать, — то позвольте мне также добавить: то, что я вам говорю, не есть истина, поскольку истина — это субъективная реальность, награда, потенциально принадлежащая каждому из нас*.
В свете данных рассуждений Рамты концепция просветления, таким образом, заключается в том, что людям необходимо опробовать философию и всем своим сознанием, полностью, осознать, что они являются божественными существами, что они Боги, творцы их собственной реальности и судьбы, что они представляют собой сознание и энергию, создающие природу реальности, что они и есть тот Наблюдатель, которого описывает квантовая механика. Именно в таком контексте Рамта говорит о себе как о Рамте Просветленном**.
*Там же.
** Англ. Ramtha the Enlightened One.


Человек, ищущий знания в своем намерении стать просветленным, — это человек, ищущий но-вые, ранее ему не встречавшиеся модели мысли, которые он сможет испытать и, таким образом, приобрести мудрость. Основная движущая сила, подталкивающая сознание и энергию к эволюции и саморасширению, к познанию себя за пределами уже известных представлений, — это намерение познать непознанное. Семь уровней творения являются результатом сознания и энергии в процессе эволюции и расширения своего отражения в сфере непознанного. Поскольку согласно воззрениям Рамты на реальность человеческое существо — это не физическое тело, а сознание и энергия, проявляющие себя через физическое тело, обретение знания и мудрости не ограничивается пространством, временем и законами физики. Единственное ограничение человека, познающего и испытывающего что-либо, заключается в способности думать и интеллектуально представлять себе предмет исследования так, чтобы данный процесс смог послужить залогом нового опыта и потенциальной мудрости.

Я учитель, который учит тех, кого я называю своим народом, тому, что они обладают удивитель-ными возможностями, которые им никогда даже и не снились, которых они никогда не предполагали и даже не могли себе вообразить. И я учу, что они действительно обладают этими возможностями и потенциалом. В тот момент, когда я обучаю их этому, они включают эту мысль в нейросеть своего мозга и взвешивают ее. И если они размышляют о ней серьезно и должным образом, а затем принимают ее... Если они могут сказать мне: «Я принимаю эту мысль. Она кажется мне очень правильной. Я принимаю ее»... Если они ее принимают, им уже нет нужды бояться и тревожиться, потому что в них автоматически запускается процесс, ведь они волей Бога приняли эту невероятную мечту. Эта мечта унесет их в новые измерения опыта, в новую жизнь, жизнь, которая будет чем-то более грандиозным, нежели просто надеждой. Она будет такой, о какой они раньше не могли даже мечтать. Вот чему я учу*.

*Джей Зи Найт и Рамта: Беседы о сокровенном, видеоиздание, 1998 (JZ Knight and Ramtha: Intimate Conver-sations, video ed. — Yelm: JZK Publishing, a division of JZK, Inc., 1998).


Особый формат учения Рамты


Для многих социальных кругов в настоящее время очень легко, не раздумывая, отмахнуться от учений Рамты, что связано с крайне необычной формой, в которой оно передается. К сожале-нию, это более чем распространенная практика — в большей степени судить о принимаемой информации по форме, в которой она предлагается, нежели по содержанию, которое в ней заключено. Исследования, коммуникации и средства рекламирования и продаж демонстрируют превосходные тому примеры.
Необычная форма, в которой Рамта передает свое учение, ни в коей мере не является ни случайной, ни поверхностной. Он ясно обозначил, почему выбрал именно такую форму подачи информации, и объяснил, что, для того чтобы правильно понять суть его послания, важно осознать системы взглядов, истоки обусловленных представлений, бессознательные предубеждения и внутренние программы, согласно которым мы обычно воспринимаем и оцениваем реальность.

С того самого момента, как наши родители начинают учить нас своему языку, мы становимся объектом для многочисленных обусловленных идей о Боге, природе реальности, физике и психологии: Бог — это существо мужского пола, живущий в том месте, которое зовется небом; чужих людей надо опасаться; тьма полна страха; определенные болезни не лечатся; победителю достается все; и в этом мире правят сильные и красивые. Эти обусловленные представления зачастую могут даже не осознаваться и не оцениваться человеком, хотя они влияют на то, каким образом человек воспринимает реальность и получает изо дня в день свой жизненный опыт.

Способ, которым Рамта передает свое учение, нередко имеет своей целью бросить вызов слушателям, так же как и предложить им средства, с помощью которых они смогут осознать обусловленные идеи, образующие и возводящие границы, в которых мы обычно воспринимаем реальность. Цель этого метода в том, чтобы в результате у нас появились широкие перспективы для осмысливания, что позволило бы нам испытать реальность в более значительной, безграничной, сознательной и необычной форме, а также, чтобы мы осознали более широкий спектр своих возможностей для получения жизненного опыта нежели тот, который мы считали доступным ранее.

Я здесь, чтобы учить вас тому, как перестать жить в отрицании, как стать ближе к Богу, как обрести это внутри себя. Все это философия, но она несет с собой практический опыт и переживания, которые бросают вызов чувствам и ощущениям физического тела. И если Бог живет внутри вас, тогда Бог проявится и совершит все те чудеса, на которые ни физические чувства, ни физическое тело просто не способны. И тогда мы будем располагать доказательством невероятной красоты. И тогда в нас проснется огромная радость, радость от того, что в нас живет надежда, даже когда кажется, что ее нет, что мы — это нечто гораздо большее, нежели просто отражение в зеркале, что для нас существует несравнимо больший мир, чем тот, что в нынешние трудные времена испытаний предлагают нам религиозные и политические идеи, границы государств или принадлежность к определенной расе или полу*.
* Вступление Рамты к Всемирному турне.


02 апр 2010, 14:22
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Краеугольные камни системы мысли Рамты

Пустота — единое бесконечное Ничто материально, и Всё — потенциально. Сознание и энергия создают реальность. Узрите Бога! Вы — забытые Боги. Наша цель — познавать непознанное.

Учения Рамты затрагивают огромное количество разных тем, но все они служат для разъяснения фундаментальных понятий его собственной системы мышления. Он неоднократно замечал, что совокупность всех его учений могла бы выразиться в одном-единственном утверждении: «Вы — Бог». Как нам понять это утверждение? Возможно, существует столько же понятий Бога, сколько и людей на Земле. Для того чтобы правильно понять учения Рамты, важно знать наше собственное понятие Бога и чем оно отличается от понятия, предлагаемого Рамтой, его понятия Бога и природы реальности.

В чем суть всех вещей? Где их источник? В чем их природа? В чем их предназначение? Подход Рамты к изучению этих вопросов начинается с его концепции Пустоты. Пустота — это источник, из которого появилось все сущее. Он описывает Пустоту, как «материально — единое беско-нечное ничто, а потенциально — все». В Пустоте не существует ничего — ни движения, ни действия. Многие философские школы, включая теологию монотеистических религий, представляли Бога как всеведущее, бесконечное, абсолютное, трансцендентальное и неизменное существо. Согласно системе Рамты, атрибуты абсолютности, бесконечности и неизменности являются характеристиками Пустоты. Пустота самостоятельна, самодостаточна, пребывает в состоянии покоя и не имеет потребностей. Хотя Пустота понимается как всеохватная безграничность, в своем первородном состоянии она не содержит знания о себе, потому что знание означает действие.

Хорошо, давайте вернемся туда, где еще не было начала. Можете себе представить: если время основывается на концепции о том, что оно существует между двумя точками сознания, — вы все еще со мной, в философском смысле? — что же было тогда, когда еще не существовало этих двух точек сознания? Вы можете себе это представить? Ну же! Проснитесь. Итак, если не было двух точек сознания, то ничего не было. Вы знаете, что означает слово «ничто»? Ни-что (No-thing). Вы можете представить себе бесконечность, состоящую из ни-чего (no-things)? А ведь она была и есть.
Итак, вот с чем у вас могут возникнуть трудности в понимании. Это состояние всегда было. Вот это как раз вы и не можете понять. Вы не можете себе представить, что нечто, уже существующее, было ничем и никогда никем не создавалось. Это было всегда. Вот что ставит в тупик желтый мозг*.

* Желтый мозг в терминологии Рамты — новая кора головного мозга, хранилище аналитических и эмоцио-нальных мыслей.

Всегда было. И обладало силой. Что ж, мы называем это — и я хочу, чтобы вы это записали, — Пустотой. Пустота. Теперь я хочу, чтобы вы прямо здесь записали определение Пустоты. Пустота — это единое бесконечное ничто материально, и всё — потенциально. А теперь, повернитесь к вашему соседу и прочтите ему определение Пустоты.

Итак, мы называем Пустоту единым бесконечным ничто материально, и всем потенциально. Ну же, новички, произнесите это. Так вот, это именно то, что в давние дни моего пребывания здесь я называл Материнско-Отцовским Принципом, Пустотой. Она также называлась Источником — Источник. Есть один великий, блестящий ученый, который понял, что такое Пустота. Он будто бы называл ее эфиром. Но это неправильно. Этот ученый — а имя его Дэвид Бом — понял, что частицы не перемещаются. Они не перемещаются — они появляются, пропадают и появляются вновь. Удивительное понимание! Неужели они действительно это делают? Да, здесь они это делают.

Он сказал, что Пустота скрывает потенциалы, сворачивает их и разворачивает. Он прав*.
* Рамта: сотворение личной реальности.

Концепцию Бога как создателя, «первопричины» и «недвижимого двигателя», которую мы нахо-дим в философии Аристотеля и теологии Фомы Аквинского, Рамта описывает в терминах Пустоты, созерцающей и познающей самое себя. Этот акт созерцания представляет собой уникальное движение в Пустоте, которое порождает момент осознания и познания себя. Этот момент осознания называется Нулевой Точкой, Наблюдателем, первоначальным сознанием, сознанием и энергией, Богом. Нулевая Точка несет в себе исходное намерение познать и испытать все, что не познано и находится в состоянии потенциальной возможности в бесконечности Пустоты. Это основа эволюции. Пустота, созерцающая себя, — это источник и причина, породившие человеческую личность. В утверждении Рамты «Вы — Боги» человек подразумевается как Наблюдатель, воплощение Нулевой Точки, созидающее сознание и энергия.

Нулевая Точка совершенствовала свою природу, чтобы делать неизвестное известным и эволю-ционировать, имитируя акт созерцания Пустоты. В процессе своей деятельности Нулевая Точка произвела точку отсчета осознания, послужившую в качестве зеркала, с помощью которого Нулевая Точка смогла познать саму себя. Рамта называет это «зеркальное сознание» вторичным сознанием. Нулевая Точка покоится на груди у Пустоты и имеет неограниченные возможности познания. В процессе отражения Нулевой Точки зеркальным сознанием рождается окружающий мир, материальный план бытия, существующий во времени и пространстве. Дух — это динамический аспект Нулевой Точки. Это воля или намерение, которое желает познать и испытать непознанное. В ходе исследования Нулевой Точкой и зеркальным сознанием потенциальных возможностей Пустоты образуются семь уровней сознания и, соответственно, семь уровней времени и пространства, или частоты. Это путешествие и действие творения на семи уровнях сознания и энергии называются путешествием в инволюцию. Путешествие обратно к Богу и Пустоте называется путешествием в эволюцию. Душа отличается от Духа. Рамта говорит о душе как о Книге Жизни. Душа — это записывающее устройство, регистрирующее весь опыт и мудрость, приобретенные в ходе путешествия в инволюцию и эволюцию.

Затруднительное положение человека связывают с понятиями забывчивости, потери памяти и неведения относительно своего происхождения и предназначения. Путешественник, или зеркальное сознание, столь сильно отождествил себя с самым плотным и медленным планом бытия, что забыл свое собственное бессмертие и божественность. Человечество стало чужим самому себе, Богу, который живет внутри нас и является нами, и начало искать помощи, смысла и спасения во внешних источниках. Поступая таким образом, человечество отрицает свою собственную божественность и лишают себя единого шанса на освобождение от своего нынешнего состояния.

Важно отметить, что, согласно системе мысли Рамты, материальный мир — самый плотный план бытия — и физическое тело никогда не считались чем-то порочным, нежелательным или плохим по своей сути. Дуалистическое толкование реальности, обычно встречаемое в гностических традициях, — акцентирование борьбы между добром и злом, хорошим и плохим, светом и тьмой, грехом и добродетелью, — по сути, исключено из системы мысли Рамты. Что действительно нежелательно, так это пребывание в неведении и отрицании по отношению к нашей истинной природе и предназначению. Довольно абсурдно спорить о наших ограничениях, тогда как мы сами, будучи сознанием и энергией, их сотворили.

Великий Труд — это практическое применение учения Рамты, в ходе которого у человека появляется возможность познать себя и стать просветленным. Путь к просветлению — это путешествие в эволюцию, обратно к Нулевой Точке. Стремясь к этой цели, человек выполняет завет познавать непознанное и привносить в Пустоту свой опыт, который преобразуется в вечную мудрость.

Итак, за вычетом всего того, что именуется солнечной системой, космосом, звездами, туманно-стями и галактиками, остается пространство. Однако важно не то, что поражает вас, когда вы на него смотрите, а то, в чем оно существует. В ничто. Что же это? Ничто, Пустота. Быть может, это прародитель света, созвездий, звездных систем и туманностей? Да, так и есть. И это называется Пустотой. Что же такое Пустота? Это то, что существует вне времени, расстояний и пространств.
Итак, Древняя Школа основывается не на новой истине, а на том, что буквально именуется осно-вами мира: как была создана солнечная система и почему, кто вы по отношению к солнечной системе, в чем ваш путь и предназначение солнечной системы, каково настоящее значение космоса, почему вы столь малы в сравнении с общей картиной бытия? Вы будете изучать все это в данной школе. И это не новая истина. Это старая истина.

Эта школа построена на нескольких краеугольных камнях. Думайте о школе как о неком громад-ном здании, которое вы не можете видеть, но ощущаете всем своим существом, и краеугольным камнем этого здания является то, что называется сознанием и энергией. Итак, что я только что сказал? Повернитесь к своему соседу и перескажите ему. Сознание и энергия — вот краеуголь-ный камень этой школы. Сознание и энергия — вы знаете, что означают эти слова? Мечта, наде-ленная силой и намерением. Вот что они означают. Итак, школа строится начиная с этого краеугольного камня.
И еще один краеугольный камень в том, что вы — Боги. Скажите это. Громче. Итак, вы видите, что не сгорели заживо, произнеся это, не так ли? Это не богохульство. Это Священное Писание. Скажите это еще раз. Да будет так. Это удивительное место для жизни, но оно накладывает некоторые обязательства. Итак, еще один краеугольный камень в том, что вы — Боги. Каков же следующий камень? Он поможет во всем разобраться. Сознание и энергия создают реальность. Вы — Боги.

Каков же еще один камень, если вы хотите с этим разобраться? Еще один камень в том, что ваша жизнь предназначена для того, чтобы совершенствовать то, что уже известно. Скажите это. Еще раз.
Итак, означает ли это, что вам следует уподобиться надоедливому зануде, везде сующему свой нос, пойти к своему соседу и начать совершенствовать его жизнь? Так ли это? Это означает, что вам следует ориентироваться на свое собственное предназначение. Ваше собственное предна-значение — это ваша жизнь. И вы должны увидеть то, что создали, то, к чему эмоционально при-вязались, овладеть этими эмоциями и приступить к созданию новой концепции своей жизни. И если вы поступите таким образом, вы никогда не умрете — вы не окончите жизнь на кладбище. Итак, чем больше вы создаете, тем моложе становитесь. Чем моложе вы становитесь, тем старше вы становитесь. Итак, возможно ли, что у вас никогда не закончатся идеи? Да. Повернитесь к своему соседу и скажите ему это. Давайте. Ну же! Мы хотим, чтобы это произошло. Ну же*.

...И доказательство тому — истина, которая гласит, что вы еще даже не начали воображать свои великие мечты и их воплощать. И откуда мы об этом знаем? Да просто взгляните на это: вы ис-пользуете менее десятой части своего мозга, менее десятой части**.
* Там же.
** Там же.

Все дисциплины Великого Труда, разработанные и используемые Рамтой с тем, чтобы инициировать своих учеников в учение, составлены в соответствии с процессом созерцания Пустотой самой себя и в некотором роде его имитируют. Этот процесс дал рождение сознанию и энергии, которые, в свою очередь, порождают природу реальности.

Итак, четыре краеугольных камня философии Рамты — это:

• понятие Пустоты;
• сознание и энергия создают природу реальности;
• утверждение «Вы — Бог»;
• завет «познавать непознанное».

В древних источниках можно найти черты учения Рамты, хотя в большинстве случаев все, что осталось, — это лишь слабый отголосок, который едва слышен сквозь века и искажен вследствие потери соответствующего контекста для его интерпретации. Вот некоторые из этих древних источников: философия древних египтян и особенно фараона Эхнатона, Заратустра, описание Буддой своего просветления, понимание добродетели и бессмертия души у Сократа, концепция «универсальных форм» Платона, жизнь и учение Иешуа бен Иосифа, труды святого апостола Фомы, «Гимн жемчужине», гимн Священному Слову в Евангелии от Иоанна, учения Аполлония Тианского, Оригена, Мани, катаров и альбигойцев, Франциска Ассизского, иудейских и христиан-ских мистиков, трактат Иоанна Креста «Восхождение на гору Кармель», в котором наивысшая точка горы соответствует макушке головы человеческого тела; произведения искусства различных художников, в частности Микеланджело и Леонардо да Винчи; мистический опыт Те-резы Авильской, труды Фрая Луиса де Леона, гуманистов эпохи Ренессанса в Европе, учение розенкрейцеров, Мастеров Дальнего Востока* и другие.

Наконец, отметим, что в учении Рамты важную роль играет его новая интерпретация жизни и учения Иешуа бен Иосифа**. Он неоднократно цитирует этот источник, проливая при этом новый свет на учение Иисуса. Особенная интерпретация Иисуса Рамтой не имеет ничего общего с произвольным манипулированием информацией. Каждый раз, когда Рамта отступает от традиционного понимания жизни и учения Иисуса, он предоставляет убедительные доказательства своих заявлений и предположений.

* См. Бэрд Сполдинг. Жизнь и учение Мастеров Дальнего Востока (М: «София», 2008). — Прим. ред. русского издания.
** Рамта называет Иисуса Христа «Иешуа бен Иосиф», следуя совре-менной тому иудейской традиции.

Мы хотели бы закончить это вступительное слово, проведя сравнение молитвы Иисуса — тради-ционной евангельской молитвы Богу-Отцу — и молитвы Рамты Духу. Между ними обнаруживается большое сходство. «Отче наш» используется для обращения к Богу и одновременно служит кратким изложением учения Иисуса. Молитва же Рамты предлагает его ученикам провозгласить и ввести в действие основные утверждения его учения. Эта молитва — мощная инициация в священные тайны творения, Духа, путешествия инволюции и эво-люционного возвращения к Богу.

Сходства между молитвой Иисуса «Отче наш» и молитвой Рамты к Духу

Молитва Отцу

Отче наш,
Сущий на небесах!
Да святится имя Твое,
да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя
и на земле, как на небе.
Хлеб наш насущный
дай нам на сей день;
и прости нам
долги наши,
как и мы прощаем
должникам нашим;
И не введи нас
в искушение,
но избавь нас
от лукаваго.

Аминь

Молитва Рамты

О, мой возлюбленный Дух,
мой могущественный Дух,
Всесильный,
ты, который исполнен силы
неба и земли,
наполни меня своей силой.
О, мой Дух, наполни меня
своим проявленным царством,
чтобы я смог стать сосудом
того, что невидимо на небе,
для покорения то, что видимо на земле.
Дай мне пищи на каждый день,
чтобы я мог жить
и познать свою вину,
свое сомнение,
свое горе,
а затем осознать истину.
О, могучий Дух,
не дай мне войти в искушение.
Защити меня
от всего, что может меня
поработить,
и прояви через меня
Бога святого.
Так повелеваю я.
Да будет так.
За жизнь**.



* Матф. 6:9-13.
** «Наш Всемогущий Дух: прямая дорога к силе материализа-ции», 23 февраля 1996 (Омг Omnipotent Spirit: Direct Line to the Power of Manifestation, February 23, 1996, Tape 327.09 ed. — Yelm: Ramtha Dialogues, 1996).

Встречаемые в молитве Рамты понятия, в которых обнаруживаются явные параллели с содержа-нием молитвы Иисуса, могут служить ключом к пониманию послания Иисуса. Мы выявили, что, если рассматривать учение Иисуса с точки зрения понятий, используемых Рамтой, то в его посла-нии обнаруживается поразительное сходство с приписываемыми Апостолу Фоме трудами, объе-диненными в «собрании Наг-Хаммади»*. Это важно, поскольку труды Фомы были опубликованы в середине первого столетия, во времена, когда еще не были написаны ни Евангелие от Иоанна, ни синоптические евангелия.

*«В этой книге я прежде всего должен заметить, что с исторической точки зрения Фома ни в коем случае не "гностик" Что бы ни делали те гностики, которые написали Апокриф Иоанна, Происхождение мира, Послание Евгноста, Pistis Sophia и т. п., — Евангелие от Фомы делает нечто совершенно другое. Если кому-то хочется увидеть типичное гностическое евангелие, лучше всего обратиться к Евангелию от Филиппа. Позже я покажу, что, хотя Евангелие от Фомы ни в коей мере не является последовательным, историческим документом, в нем имеется набор доступных для понимания идей, по большей части проистекающих из Иудейской Мудрости и апокалиптических традиций. Наконец, я опубликую труды Фомы в контексте ранней церкви. Это собрание изречений, применявшихся для наставления новообращенных христиан. Очевидно, в них отражается некая ранняя форма иоанновой проповеди; возможно, они появились примерно тогда же, что и документ Q (гипотетический источник материала для евангелистов Матфея и Луки). Труды Фомы датируются примерно 50-70 гг. н. э.

Если эти выводы верны, Евангелие от Фомы может занять подобающее ему место и в науке, и в христианском пути самопознания. Я в меньшей степени озабочен тем, будут ли сделанные мной относительно смысла трудов Фомы выводы приняты в обществе, нежели тем, чтобы текст дейст-вительно оказался датированным серединой первого столетия нашей эры, потому что только в этом случае вопрос значения Евангелия от Фомы для истории христианства будет вновь открыт». Стиван Л. Дэвис, Евангелие от Фомы и христианская мудрость (Stevan L. Davies, The Gospel of Tho-mas and Christian Wisdom (New York: Seabury Press, 1983), с 2.

Итак, я хочу, чтобы вы также знали, что, если вы почувствуете легкую неприязнь к этой молитве, более чем вероятно, что она будет подниматься из глубин вашей сознательной памяти о рели-гии и вашего к ней отвращения. Но послушайте меня. Это было известно еще во времена ан-тичности. Великие, великие мастера и Христы Земли передавали это знание людям. Частицы священных тайн были украдены, и вокруг них были созданы религии, которые превратились в их жалкое и смехотворное подобие. Самое забавное в том, что религия превратилась в опекуна Бога и в итоге получила абсолютную власть над душами своих прихожан. Кроме того, она забрала это знание и объявила, что его можно обрести только через Христа. Это неправда. Более того, они говорят о том, что божественность, которой они обучают, существует вовне, отдельно от человека. Это неправда.

Заметьте, в этой молитве мы говорим «О, мой возлюбленный Дух». Мы возвращаем высший, изначальный Божественный замысел и нашу силу Богу — туда, где ей и положено быть. Мы взываем к божеству и его силе внутри нас. Мы — отражение этого божества, наделенные волей, чтобы творить. Когда мы пробудим это божество, оно восстанет из глубин нашего собственного величественного существа. Это не религиозная молитва. Это молитва пробуждения личного Духа, Всемогущего Бога — Всемогущего Бога*.

* Наш Всемогущий Дух: прямой путь к силе материализации, 23 февраля 1996 (Our Omnipotent Spirit: Direct Line to the Power of Manifestation, February 23, 1996, Tape 327.09 ed. — Yelm: Ramtha Dialogues, 19%).


05 апр 2010, 15:06
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Учение Рамты


В молитве Рамты содержатся основные элементы его философии. Молитва обращена к нашему личному Духу, динамическому аспекту Нулевой Точки, Богу в человеке, а не к существу, пребы-вающему вовне и превосходящему нас самих. Наш личный Дух описывается как Всемогущее и Всесильное существо, произошедшее из самой Пустоты. Понятие неба описывается как море потенциальных возможностей Пустоты. Термин земля используется в отношении реализации и выражения этих потенциальных возможностей. Небо — это творческий принцип сознания и энергии, а Земля — это процесс реализации и выражения, разворачивающийся на семи уровнях.

Человеческая личность — вторичное сознание или зеркальное сознание — обращает свою молитву к Наблюдателю или изначальному сознанию. Она выражает свое желание стать вместилищем невидимых потенциальных возможностей с тем, чтобы познать непознанное. Смысл питания физического тела и поддержания человеческой формы в том, чтобы иметь возможность осознать нашу вину, сомнения и сожаления. Другими словами, в жизни важно отпустить все те человеческие чувства, которые заставляют нас из раза в раз повторять опыт нашего прошлого, и познать истинное значение, которое в них скрыто. Душа составляет список тех вопросов, которые нам еще предстоит разрешить в жизни с тем, чтобы далее продолжить свое путешествие в эволюцию обратно к Богу. Цель молитвы в достижении единения с Божественным, обретении просветления. Дать проявиться Богу в человеке — значит стать женщиной или мужчиной, осознающим свою божественность, стать бессмертным существом, неограниченным временем и пространством. Заключительное утверждение в молитве отличает ее от простой мольбы, до которой должен снизойти некий внешний источник или высшее существо. Скорее эта молитва представляет собой властную команду к реализации и смелое признание созидающей силы человеческой личности как Наблюдателя и Бога. Учение Рамты предлагает нам уникальный ракурс, в котором мы можем по-новому взглянуть на тайну жизни. Оно открывает нам пространство, где вопросы, на которые не могли дать ответа ни философия, ни наука или религия, обретают новый смысл. Это учение способно расширить спектр человеческого опыта далеко за пределы, установленные на сегодня наукой или различными мировыми религиями. Система мысли Рамты не является ни религией, ни интерпретацией реальности с философской точки зрения. Это истина, которая была добыта и опробована представителем человеческой расы. В этом смысле она является знанием Рамты, наукой Рамты. И теперь, когда путь уже проложен, двери открыты для всех, кто желает исследовать его и совершить свое собственное путешествие в непознанное.
Хайме Ф. Леаль-Анайа 16 марта 2000 г.


07 апр 2010, 20:23
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Рамта:

Путь Мастера к просветлению

Лемурия и Атлантида

Я — Рамта Просветленный. Я был известен под именем Рам. Я был первым завоевателем, которого когда-либо знал этот план бытия. Я завоевал три четверти известного вам мира. Мой поход продолжался шестьдесят три года. Я вознесся на северо-восточном берегу реки Инд прямо перед моим двухмиллионным войском. Мой народ теперь составляет население Индии, Тибета, Непала и того, что называется Южной Монголией. Этот народ был смесью лемурийцев, тех, кого тогда называли ионийцами, а позже назвали македонцами, и племен, бежавших с континента, который тогда назывался Атлатией, а вы называете Атлантидой. Моя кровь течет во всех этих людях.

Мне не довелось исходить все земли континента Атлатии — я знал только самый южный его порт под названием Онай. Там был водный путь между Атлатией и той землей, что именуется My. Вы понимаете, что такое My? Это Лемурия, великая прародина всех народов. Если бы кто-нибудь пожелал найти колыбель цивилизации, следовало бы искать ее именно там.
По тому водному пути народ переселялся в Атлатию, потому что земли My были переполнены так называемыми огромными зверями [динозаврами]. Они были издержками процесса творения, как я вам уже объяснял*. И вот там было много людей, чьи жилые постройки располагались под землей. Понимаете? Никто в Лемурии не имел построек, сооруженных на поверхности земли. Народ также жил в горах — и была там лишь одна горная цепь, протянувшаяся от верхней части тихоокеанского побережья этой вашей нынешней страны** до того места, где много воды. В те времена народ строил свои хижины в горах. На обширных же равнинах, на великих равнинах My, все жили под землей. Поэтому у лемурийцев была прекрасная сеть тоннелей, скоростных автострад и объездных дорог, если их можно так назвать, которая располагалась под поверхностью земли в целях безопасности и очевидного желания спастись от зверей наверху. А звери, надо сказать, становились все более свирепыми, безудержно размножаясь и превращаясь во все более совершенные и огромные чудовища, доходившие до невероятных размеров.

* Сотворение мира, 1980. (Creation, Specialty Tape 005 ed. — Yelm: Ramtha Dialogues, 1980). См. также книгу первую Размышлений Учителя об истории человечества, которая называется Происхождение и раз-витие человеческой цивилизации (A Master's Reflection on the History of Humanity. Part I, Human Civilization, Origins and Evolution. — Yelm: JZK Publishing, a division of JZK, Inc., 2001).
** США. - Прим.

Создания, которые решили остаться на своей родине, знали о том, что их земля скоро начнет оседать, поскольку в атмосферных слоях стали образовываться обширные накопления воды. Земля стала проваливаться с целью уничтожения тех самых свирепых тварей и зверей. И когда земля обрушилась, то, что называлось континентом, сдвинулось относительно своей оси вращения, что вызвало сильное оледенение верхних районов Лемурии. Оледенение воистину с ними всеми и покончило. Еще до того, как суша начала проседать, древние отцы Лемурии решили остаться на своей любимой земле и уйти вместе с ней. Они, знаете ли, помнили времена своего прибытия в эти земли. Так гласит их история, и так оно и было. Молодые же совершили переселение в Атлатию. И соединял Лемурию с Атлатией только один водный путь.

Нас обзывали рабами, собаками, бездушными и безмозглыми. Атлатийцы воистину не любили и не жаловали уважением никого из тех, кто прибыл с нашего континента, поскольку они славились высоким уровнем интеллекта, в то время как лемурийцы были сильны в том, что именуется Духом, и в понимании невидимого. Мои праотцы служили силе, которую они называли Непознанным Богом, и даже в более поздней истории вашего мира его имя встречается на алтарях самых различных культов и цивилизаций.

Я пришел в Атлатию по воде, и ее самый большой порт располагался на ее южной оконечности и назывался Онай. Вы думаете, этот город огромен?* Порт Онай вместил бы в себя два таких горо-да. Он был громаден. В те времена Атлатия была континентом великой цивилизации, которая преобразовала мысль в то, что называется силой чистой энергии. Ее народ поклонялся интеллекту.
* Рамта имеет в виду город Нью-Йорк, где происходила данная беседа.


07 апр 2010, 20:25
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Катаклизм

Вы спросите: «Рамта, а где же были все воды и океаны, которые существуют в нашем мире?» Они всегда находились в слоях атмосферы. Вода всегда находилась у вас в атмосфере. Именно она делала чудесное дитя по имени Терра плодородным, поскольку она воистину собирала солнечный свет и равномерно распределяла его по всей Земле. Как началось великое оледенение в последние дни? В те времена атлатийцы применяли то, что вы насыпаете светом, для путешествия, для разрушения, для преобразования мыслей и предметов, и мощный луч света пробил слой воды в атмосфере. Именно тогда вода стала выпадать в виде того, что вы называете осадками.

Когда это началось, постепенно континент под названием Лемурия стало трясти, и он начал со-дрогаться от землетрясений. И когда его начало трясти, из атмосферного слоя прямо над Лемурией, который был пробит лучом света, стала извергаться вода. Когда вода пошла вниз на лемурийцев, Земля начала поворачиваться, и это подобно утробе, в которой находится младенец, и, когда утробу прокалывают, вода, наполняющая утробу и защищающая ребенка, откидывает его в сторону, потому что положение младенца в утробе определяется положением воды, — то же самое, можно сказать, происходит и с Террой.

Когда воды обрушились на великую планету, она погрузилась в жестокий холод, поскольку, когда она сместилась, а в атмосферной оболочке образовалась дыра, солнечный свет ушел и сконцентрировался в тех местах, Где воздушная оболочка не была повреждена и тепло не выходило сквозь проделанную дыру. Вот так наступило великое оледенение. Это было проделано безупречно, благодаря чему была уничтожена Лемурия и все те, кто начал представлять угрозу самим атлатийцам.
Что же случилось с Атлатией, когда на Лемурии началось великое смятение и произошла катастрофа?

Она начала распадаться на части. Первой обрушилась северная часть Лемурии. И когда она пала под натиском оледенения, пришла большая вода. Огромная масса воды начала заполнять одну часть за другой по мере того, как континент оседал все ниже и ниже. И когда этот процесс начался, массы суши, на которых зиждилась Атлантида, сдвинулись с места и начали расходиться.

Видите ли, атлатийцы горячо верили в то, что этот акт был демонстрацией их интеллекта, что они были завоевателями мира, а их ужасный свет не был в действительности столь ужасен. Он был всего лишь тем, что вы называете лазером, но в усовершенствованной форме, пригодной к использованию. Сами они воистину презирали переселенцев или тех, кто ничего не смыслил в машинах. Когда они издалека увидели, как гибла Лемурия, как раскалывался этот континент, они были столь самонадеянны, что подумали, будто их никогда не постигнет подобная участь, а дыра в атмосфере казалась им лишь забавным приключением.

Итак, континент Атлантида — тогда его называли Атлатией — был и является цивилизацией красных. Те, кого вы называете индейцами, краснокожими людьми, — воистину древний народ, потомки атлатийцев.


08 апр 2010, 18:45
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Переселение в Онай

К тому моменту, когда все переселенцы обосновались в южной части Атлантиды, распростране-ние технологической мысли заметно пошло на спад, а северные части Атлантиды начали разру-шаться и уходить под воду, поскольку их жители неподобающим образом использовали энергию света. Видите ли, вы можете путешествовать, используя свет. Воздушные корабли атлантов двигались за счет энергии света. Они не могли совершать повороты, поскольку свет во-истину не может двигаться по кругу. Поэтому корабли перемещались только вдоль прямой линии. Атланты захотели подняться в воздух. Тогда они поместили свои корабли на поток света, и те взмывали вверх. Но таким образом они повредили атмосферные слои. И когда они вторг-лись в слои атмосферы над северным полушарием Атлантиды, гуда устремилось огромное количество воды. И когда пришли великие воды, начались крупные разрушения. 11рибывавшая вода оказывала сильное давление на то, что называлось Террой. И северная часть, которая примерно совпадает с вашей восточной границей здесь*, начала оседать, раскалываться и уходить вниз, а высокие юры стали рушиться, исчезая под хлынувшими к ним волнами. Вот что тогда произошло. Жители не были предупреждены заранее, и им воистину оставалось лишь подниматься вверх, пока земля уходила под воду.

В вашей Книге Книг есть высказывание, которое наиболее точно отражает то, что происходило в те времена, и оно гласит: «Смотри! В свои последние дни они взмыли ввысь подобно орлам, что-бы устроить свои гнезда среди звезд, но Я поверг их вниз»**. Это именно о них.
* В США. - Прим. ред.
** «Но хотя бы ты, как орел, поднялся высоко и среди звезд устроил гнездо твое, то и оттуда Я низрину тебя, говорит Господь». Библия, Книга Пророка Авдия, 1:4.

Будущее не будет таким — таким было прошлое. И, продолжая взлетать вверх, они еще больше разрушали атмосферные слои. И то, что было под Землей, свет, начало проникать на поверхность в тех местах, где в атмосферных слоях образовались разрывы. И вся вода, которая осталась во внешнем слое, располагавшемся над тем районом, который вы теперь именуете экватором, застыла, поскольку даже структура воды потеряла свою устойчивость, необходимую, чтобы равномерно распределять свет и, таким образом, распространять тепло. Все сошло со своих мест. И так постепенно весь континент разрушился и ушел под воду.

Я прибыл в Атлатию в последнее столетие ее существования. И в течение этих последних ста лет континент подвергся разрушению, и что касается тех штатов, которые вы называете Каролина-ми* — и это имя им очень подходит, — то они на всем своем протяжении являют остатки горных вершин Атлатии.
*То есть штаты Северная Каролина и Южная Каролина. — Прим. ред.

Цивилизация атлатийцев к тому периоду времени деградировала, превратившись в государство тиранов, более не имевших знаний о том, как использовать свои технологические достижения, которыми праотцы их управляли, пользуясь лишь силой мысли. Тираны создавали демократиче-ские государства. В этих демократиях тираны управляли людьми с помощью жестоких, а не демократических законов — и именно такой демократии были подчинены мы, те, кого в действительности звали лемурийцами... Таким было мое время. У нас уже не было гигантских маяков и светильников. Великие маяки были разрушены, когда в самом центре Атлантиды, в ее научной столице, произошло последнее крупное землетрясение и все было уничтожено.
Есть такое место, которое называется Гул Дохлой Лошади*. Оно расположено в море недалеко от вашего восточного побережья**. Вы знаете, что там не бывает ветра? Бывало, что моряки заплывали в это жуткое, дьявольское место, и ветер там стихал, а они погибали. Это случалось именно там, поскольку там воистину больше нет ветра, и там до сих пор располагается научный центр того, что раньше называлось Атлантидой. Там также находится великая дверь. Ею управляет то, что называется великим столбом или вакуумом, и ведет она к цивилизации внутри вашей Земли***. Почему там все мертво? Видите ли, эмоции, которые аккумулировались в те последние дни, и бездарность чрезмерно развитого интеллекта продолжают и по сей день распространять вибрации владычества над всем сущим. Вот почему там нет никакой жизни.
* Англ. Dead Horse Drones. Один из причудливых терминов Рамты, лишьотчасти объясняемый следующим примечанием американского редактора и более нигде не встречающийся.

** Саргассово море, расположенное между 20° и 35° сев. широты и 30° и 75° зап. долготы. В этом море практически нет никакого течения, оно абсолютно спокойно. Сильнейшие в мире течения полностью его изолируют от вод Атлантического океана, образуя что-то вроде «глаза циклона». Все, что попадает в эти течения, оказывается пой-манным в ловушку Саргассова моря и не имеет шансов оттуда вы-браться. Этот район, тесно связанный с Бермудским треугольником, находится в так называемых «конских широтах» В старые времена с парусных судов, перевозивших коней и надолго попадавших здесь в штиль, приходилось сбрасывать животных за борт, чтобы сэконо-мить драгоценную воду— Прим. ред.

*** См. «Жизнь в центре Земли» — главу 2 второй книги Размышлений Учителя об истории человечества, которая называется Открытие жемчужины древней мудрости ("Life in the Center of the Earth," Chapter 2 in Л Master's Reflection on the History of Humanity. Part II, Rediscovering the Pearl of Ancient Wisdom — Yelm: JZK Pub-lishing, a division of JZK, Inc., 2002).
Итак, в дни Рама, когда я был маленьким мальчиком, в мире больше не признавалась сила света — в мире правили тираны, жестокие законы, а человеческая жизнь не стоила ровным счетом ничего. Ваши краснокожие, ваши индейцы — почему они были истреблены? Потому что были дни, когда они истребляли белокожих, потому что были дни, когда они были великими правителями всей Терры, и теперь колесо их кармы воистину сделало для них полный оборот. И в той земле, которую они называли пустошью, они выбрасывали мерзкие кучи мертвецов — там, где проходил лабиринт из болот и запруд, соединявший два континента. Вы когда-нибудь пытались посадить зерно в почву, которая все время наполнена влагой, и вырастить его? Именно оттуда произошел ваш рис, а наукой его выращивания вы обязаны вашим желтокожим народам, поскольку из-за атлатийцев именно там располагались их родные чахлые и скудные земли.

И во времена моей жизни все мои проблемы были связаны с тиранами. Разве этого недостаточ-но? Разве это не сильнее света? Конечно, да. И в мои времена, возлюбленные создания, жизнь ничего не стоила — и потому это были жуткие времена. Для человека было нормально пройти мимо женщины, умирающей на дороге от голода. Оказавшись рядом с нами, все, видите ли, при-кладывали к своим носам платки из тонкого льна, пропитанного жасминовой и розовой водой. Мы были отвратительными, жалкими существами. Именно в те времена я родился.

Во времена моего повиновения и обучения я был кем-то вроде бездомного бродяги. Я был осто-рожен в движениях своего хрупкого тела. У меня не было силы, чтобы разжечь огонь в жаровне. Почему я был таким?

Потому что у меня не было пропитания, которое могло бы меня подкрепить, у меня не было одежды и мехов, чтобы согреть меня, когда зима приходила в своем белом безмолвии. У меня ничего не было, и потому мое физическое тело чахло и слабело.
Когда я был маленьким мальчиком, совсем маленьким, нужда воистину была очень распростра-нена повсюду. В своем нынешнем временном потоке вы создали рай, потому что ваши прежние жизни эмоционально научили нас тому, что вам следует создать более подходящее сознание, с помощью которого вы сможете расширяться и познавать. И когда я был маленьким мальчиком, жизнь со всей ее несправедливостью была, действительно, очень тяжела, а для тех, кого я назы-ваю моим родом, она была невыносима. Дары Земли в те времена бездумно расточались. С точки зрения более развитых рас моему народу и моим родственникам было бы лучше сгинуть под бескрайними водами морей, которые поглотили огромных тварей, живших среди высоких гор моей родины.

Представьте на мгновение, что вас называют бездушным ничтожеством, никчемным существом, отвратительным, ужасным, мерзким созданием, что на вас плюют, мочатся и испражняются, не позволяя умыться — разве только слезами... Представьте, что у вас нет ми матери, ни отца. Вообразите, что с собакой на улице обращаются лучше, чем с вами, а вам остается лишь истекать слюной и мечтать о какой угодно пище, которая смогла бы заглушить страдания, терзающие ваше нутро. 11редставьте, в каком мире я жил! Это было в самом начале того, что называлось сотворением человека, когда человеческие создания впали в глупое высокомерие, продикто-ванное их чрезмерно развитым интеллектом, и превратились в столь величавые создания, что для них перестало иметь значение что-либо еще помимо цвета кожи или картуша, украшавшего двери их домов, и ничто более не могло сравниться с их высокомерием. Таким был мир, в котором я жил.


09 апр 2010, 18:33
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
До физического воплощения

Кто выбрал быть Рамтой? Я. Кто выбрал быть вами? Вы. Вы, подобно мне, еще до того, как стать сконцентрированной мыслью и воплотиться в физическом теле, выбрали те генетические модели, с помощью которых вы смогли бы эволюционировать в ходе процесса познания материи. Если вы пребываете на более высоком уровне и никогда не опускались на уровень более низких частот, вы не способны познавать (понимать). В невинности вашего существа у вас нет знания для того, чтобы понимать. Там вы не способны познать все царство Божье — там вы просто есть.

Я не создавал свое тело. Я был оставлен в Атриуме Констант*. Атриум Констант, если так можно выразиться, был шельфом. Его называли покровом Терры. И в покрове Терры, после того, как пять рас совершили снисхождение на различные планы, я был тем, кто не сошел на планы бытия, так что со мной пребывала вся моя масса. В этом не было ничего необычного, потому что кто-то должен был остаться там, когда все находилось в преддверии слияния и должен был начаться плодородный посев? Что за душа или Дух должны были наполнить семя, если Бог разделил себя надвое, чтобы расшириться в творении, и это правда, во имя своих возлюбленных братьев? Он не станет вновь теми братьями, которые были сотворены им из двух, — он не может. Ребенок, сотворенный из двух, должен обладать душой и Духом. Создавать тела просто, душа же и Дух существуют вечно. Благодаря движению тела, как говорится, я захотел прийти и проявиться. Почему бы нет?
* Англ. Atrium of the Constants. Еще один загадочный термин Рамты. В архитектуре атриум — большой зал с верхним светом, в анато-мии — полость, в частности предсердие. — Прим. ред.

Я был во многом безрассудным Богом, как и все мы в своем начале были безрассудными, неразумными Богами, — мы не должным образом применяли наши мысли и разум, поддавшись духу соперничества, что погубило нашу чудесную планету. И я был одним из таких же Богов, так же как и вы были одними из них. Почему же мы желаем проявить в материальных предметах то, что мы создаем в своих мыслях? Если мы не будем выражать свои идеи в реальности, то как же мы узнаем, что реальность вообще существует? Как мы узнаем, что предмет нашего творения существует, если только не станем его частью?
И в те времена, когда то, что именуется родом человеческим, процветало и с заботой взращивало свое потомство, лелеяло жизнь, культуру и любовь, наслаждаясь изобилием Бога, пребывающего в любви к самому себе, мой выбор прийти был воистину естественным ходом вещей — так поступали все в Атриуме, или покрове, — и я тоже выбрал прийти. Я любил Терру, видите ли. Я любил Терру, потому что Терра давала нам надежду. Она была прекрасной, сияющей, целомудренной, и с ее помощью мы могли учиться на многочисленных ошибках своего прошлого. Я хотел стать участником этого процесса.

Видите ли, я не знал, что, как только ты снижаешь свои вибрации до полей более низкого уровня, ты забываешь более высокие уровни, поскольку начинаешь жить среди одних низких вибраций. Для любого создания, рожденного из Атриума на этот план, воистину естественно забывать вибрации полей более высокого уровня. Как у животных есть свои инстинкты, у человека имеются свои, но не все из них он воистину помнит. Когда Дух испытывает наслаждение от целостности физического тела, он обладает всем объемом памяти, в то время как эго памяти не имеет.

Таким образом, попав на этот план, я родился невежественным варваром. Видите ли, как бы я смог понять, что есть невежество и различия между существами — будь то варвар или король, — как мог я понять различие между этими состояниями? Я не мог дать им определение, потому что никогда ими не был. Высшие существа никогда не осуждают существа более низкого порядка — только низшие существа судят высших, — поскольку высшее существо не способно понять низшее существо, ведь оно низшим существом не является. Вы понимаете, что я имею в виду?

До того, как я пришел сюда, я не знал, что один человек порабощен другим. Я не понимал, сколь воистину ничтожна человеческая жизнь. Лишения, рабство — откуда я мог знать, что это такое? Я, видите ли, не был ими. И я не знал до тех пор, пока я по милости не стал тем, кем я был, — невежественным варваром, бездушным и безмозглым существом и, если так можно сказать, псом. Видите ли, именно такими нас и считали. Откуда мне было знать, что это означает? Откуда мне было знать, что я ниже, чем аристократия Атлатии, до тех пор, пока я не стал ее жертвой? Если вы невежественны и не располагаете интеллектом, естественным для данной местности, вы воистину оказываетесь вне общества, которое вас не принимает по той причине, что, если оно все-таки это сделает, ваше появление, быть может, напомнит им об их собственных падениях и неудачах. А эго этого не любит. Утонченное эго не любит, когда ему напоминают, что оно когда-то было другим.
Я выбрал быть Рамтой. Вы выбрали быть собой, и наши родители, цвет вашей кожи, ваш пол, а также место нашего проживания — то, что называется географической областью, — были определены вашей душой, правильно? Итак, вы — это вы. В моей жизни я был Рамтой, но если говорить о том, кем был Рамта, то скажу, что он был лишь собирательным образом своих предков и его так и не увидели потомки. Сходство с моими предками наградило меня презрением окружающих — я не знал любви и заботы, я был никчемным, низким созданием. Итак, вот какой была моя участь, чтобы вы смогли представить, кем я был. И все же, те, кого я выбрал в качестве своих родственников, если говорить о генетике, те, чьим потомком я решил стать, были сильны в знании невидимых материй. Мои предки держались за это знание, а также за свою Родину, которая теперь покоится под покровом океана. И те переселенцы хранили свое знание, в которое мои властители никогда бы не поверили, если только оно не претворилось бы в реальность в виде того, что вы называете машинами, царствами, энергией, законами.

Мой выбор предков и всей родословной объясняется тем, что я происхожу из дома под названием Рамусте. Дом получал имя в соответствии с коллективной эмоцией души — и те, кто к нему принадлежал, обладали силой, заключенной в эмоциональном знании, и этой силой можно было овладеть и управлять. Были также и те, кто произошел из домов эмоционального творения. Они сотворили машины, законы, тиранию, разделение, ненависть, но на их совести лежало и создание прогресса. Если вы происходите из какого-либо дома, то вам не составит труда понять, из какого именно. Все, что вам следует сделать, — это обратить свой взор внутрь себя, чтобы увидеть, где пребывает ваша честь и кому она принадлежит. Мне нет нужды это вам объяснять — вы и так уже знаете. И исходя из всего этого я выбрал появиться на свет в роду тех, кого вы называете лемурийцами, жителями My, вопреки прогрессу.

Я не винил свою мать в том, что у меня не было отца. Не обвинял я также и своего брата в том, что наши с ним отцы не принадлежали к одному и тому же роду. Я не винил и того, кого называл своим Богом, за ту жизнь, которую я простодушно выбрал. Этому вам всем следует научиться, создания. Однако между домом эмоционального знания и домом прогресса началось противостояние, которое привело к сражению. Сражение — вы знаете, что означает это понятие? Вам нет нужды нести службу в многомиллионной армии, чтобы узнать, что такое сражение. Все, что вам необходимо для этого, — очень острый язык.


10 апр 2010, 15:52
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Битва против Непознанного Бога

За свою жизнь, когда я еще был маленьким мальчиком, мне много раз приходилось видеть, как моя мать оказывалась на улице и как там у нее отнималась ее свежесть и сладость. Я наблюдал за жизнью там, где мы проживали, и видел нищету и отчаяние, царившие вокруг меня. И я видел, как моя мать отошла в мир иной. Я видел, как в ее чреве рос ребенок, и знал, кто это. И я видел, как моя мать рыдала. Почему? Это было совершенно очевидно. Возможно ли было найти на улицах другое создание, которое страдало бы так же, как она, в этой земле обетованной? Я наблюдал за родами матери и помогал ей произвести на свет ту, которую вы на своем языке назвали бы моей маленькой сестренкой. Я помогал своей матери, потому что она была слишком слаба, чтобы родить ребенка самостоятельно. И на свет, крича, появилась маленькая девочка. Она не была счастлива. Это было ясно. Итак, тяжелая ноша легла на мои плечи из-за состояния матери, так как она была столь слаба, что, когда дитя прикладывалось к ее нежной груди, в ней не находилось молока, ведь мать голодала. Так моя сестра, которая сосала грудь матери, росла очень слабой.

Почему же, скажете вы, у вас была такая жизнь, что вы были рабами, презренными существами, нелюдьми для правителей тех земель? Кто правил той землей? Те, кто заставлял нас жить в их владениях, возделывать их поля и говорил, что за наш собственный труд мы не получим даже черенков от выращенного нами урожая. Что же они делали со всем урожаем? Они запирали его в амбарах и зернохранилищах, сами поглощали запасы, отправляя их своими брезгливыми пальцами в свои искривленные в насмешке рты. И я говорю вам, что это было несправедливо. И кто был тот Бог, о котором они говорили? Я был зол, поскольку моя мать рыдала от того, что в ее груди не было молока.

Я попрошайничал на улицах, я убивал собак и птиц, поздними вечерами воровал зерно у своих хозяев благодаря тому, что был проворен и скор на ноги. И я кормил свою мать, чтобы она смогла накормить мою маленькую сестру.
Я не винил свою сестру за то, что она высосала все силы из моей возлюбленной матери, из-за чего та вскоре скончалась. Все силы матери были отданы новой жизни, с тем, чтобы эта новая жизнь могла продолжаться. И мать умерла, так и держа дитя у своей груди. Больше в ней не осталось сил, больше в ней ничего не осталось. А у маленькой девочки начался понос. Она не могла удержать в себе то, что попадало в ее организм, и быстро освобождалась от инородных продуктов, выпуская таким образом жизнь из своего тела. Итак, они обе — мать и сестра — ушли в мир иной.

И вот, будучи маленьким мальчиком, я собрал прутья и сложил их вместе. Я сложил их поверх тела матери, а потом ночью украл то, что называлось огнем. Я бережно нес его, и когда был на месте, прочитал длинную молитву в память моей матери и сестры, которых я любил всем сердцем. И я поджег прутья, а если бы не сделал этого без промедления, зловоние мертвых тел вызвало бы беспокойство среди местных жителей, населявших тот район, и те, чтобы избавить себя от волнений, вышвырнули бы тела в пустыню, где гиены смогли бы ими насладиться и разорвать их на части. И я поджег их, и тела сгорели дотла.
Еще пока я был ребенком, ненависть к краснокожему народу — их называли атлатийцами — вползла в мое сердце, как гадюка. Больше не осталось никого и ничего — моего брата забрали в рабство в другой город, чтобы служить новому хозяину и, угождая его потребностям, удовлетво-рять его филейную часть.

Мой род почитал и любил то, что пребывало выше звезд, выше луны. Они любили то, чему невозможно дать определение. И имя этому было Непознанный Бог. Будучи маленьким мальчиком, я не винил Непознанного Бога за его неспособность любить меня, мой народ, мою мать и сестру. Я не обвинял его. Я его ненавидел.

В те времена никто из моего народа не умирал достойным образом. Вообще тогда и не существовало таких понятий, как достоинство, добродетель. И вот однажды я увидел высокую гору, очертания которой неясно вырисовывались вдали, очень таинственное место, и решил, что если заберусь на нее, то смогу обратиться к самому Непознанному Богу и высказать ему всю свою ненависть за его несправедливость. Итак, я начал свой путь.

Я убежал из своей лачуги и устремился к огромной горе, которая едва виднелась из-за отделявшего ее от меня большого расстояния. И вот, путь мой продолжался девяносто дней — девяносто дней, на протяжении которых я с жадностью пожирал цикад, коренья и опустошал муравейники, — и я шел к этой горе, потому что, если Бог и существовал, то он должен был жить где-то там наверху, выше всех народов, подобно тому, как те, кто правил нашими землями, были выше нас. И я нашел его, хотя он был совсем не на горе, где царил один лишь нестер-пимый холод. И я рыдал от всего сердца до тех пор, пока мои слезы не обратились в белые льдинки. «Я человек. Так почему же у меня нет достоинства, присущего ему?»
И вот приблизилась ко мне прекрасная дева, столь необычайной красоты, какой вам не приходилось видеть. Ее золотые волосы словно плясали вокруг нее. Венок, украшавший ее голову, был не из лилий, розовых бутонов или ирисов, но из цветов неведомых. Что же до одеяния ее, то оно воистину светилось, свободно ниспадая. И вот, она подошла ко мне и протянула мне огромный меч. Он звенел. Он пел. Он был так велик, что рукоять его была почти в девять обхватов кисти.

И вот что она сказала: «О Рам, о Рам, я искала тебя, того, кто познал истину и пробудил Дух со-страдания в нашем существе. На земле должна воцариться истина, которая не прейдет. Вот, мо-литвы твои были услышаны. Ты человек, наделенный даром и твердостью духа. Возьми этот меч и подбери ножны ему под стать». И она исчезла. Я был ослеплен в своем безумии и остолбенел от той картины, которую мне только что довелось лицезреть. Я больше не дрожал от холода — на горе стало тепло. И вот, когда я взглянул на то место, где были мои обратившиеся в ледышки слезы, то увидел, что там вырос цветок столь удивительного цвета, источавший столь сладкий аромат, что я тут же понял — это была сама надежда.
Меч Крошам, Крылатый Посыльный, был самим бытием, которое выразило себя в образе пре-краснейшей из всех дев, давшей мне меч и сказавшей: «Ступай и покори себя». А остальное, как говорится, история. Среди созданий, существующих на свете, сколь уникальны бы они ни были, нет того, которое дало мне меч. Сама Гармония Бытия выковала Крылатого Посыльного.
Неся мой прекрасный меч, я спустился с горы в лачугу своей матери, которая отошла в мир иной. Кто сосал грудь моей матери? Это были вы, потому что вы происходите из моего царства, моего дома, моей мечты. И вы были воистину спасены женщиной, и двери открылись, когда я вошел, без следа телесной слабости или болезненности, будучи Рамом, во всех смыслах этого слова.

Что же до окончания истории, многие из вас хорошо его знают. Сражаться и править меня подвигло желание восстановить справедливость, что было частью моей душевной эмоции. Я действительно сотворил войну, потому что ранее не бывало никаких выступлений против высокомерия Атлантов, никогда. Я создал все это. Я спустился с высокой горы в страхе перед Непознанным Богом, неся меч и слыша внутри наказ покорить самого себя. Я мог бы обвести его лезвие вокруг своей головы и отрубить ее — он был очень длинным. Мои руки не могли дотянуться до рукояти этого меча. И я много плакал. И я обрел честь в своем мече, и, когда вернулся, осадил город Онай.


11 апр 2010, 15:18
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Великое выступление против тирании

Когда мы осадили город Онай, потребовалось долгое время, чтобы сжечь его без остатка, а также и всех остававшихся в нем жителей. Все зловоние уносило ветром к морю — запах не распространялся по земле. Это очень хорошо, потому что вода растворяет зловоние.

И шаг за шагом, сражение за сражением, моя армия становилась все многочисленнее по мере того, как мы оставляли позади себя все больше осажденных и павших городов. И с самого начала я воистину презирал тиранию. Я сражался, создания, ожидая лишь смерти. Я сражался без страха. Я никогда его не знал. Я знал лишь ненависть. Вы выбираете самого достойного из врагов, который, как вам кажется, сильнее вас, и сражаетесь с ним, поскольку он может стать вашей погибелью. Но знаете, когда в человеке отсутствует страх, в нем воистину расцветает дух воителя. Вот из чего, знаете ли, сделаны герои.
Видите ли, я хотел плакать, создания, поскольку чувствовал, что совершил нечто ужасное и пу-гающее, и я нес жуткий меч, который все еще оставался для меня тайной. Я хотел плакать, потому что все это было ужасно. Я был ужасным человеком, которого я ненавидел. И когда этот ученый человек, с его густыми, кустистыми бровями, вином и книгами, присоединился ко мне, все его помыслы были направлены на то, чтобы обучить такого варвара, как я. Воин из меня был никудышный, знаете ли. Тело мое в те дни было не слишком большим и крепким. Но позже я вырос.

И вот, сначала я шел по дороге, а затем свернул с нее и двинулся через горы, где мне случилось получить свой меч, и на всем протяжении моего пути мне не удавалось скрыться от людей. Я проходил довольно большой отрезок пути, а потом оборачивался и видел у себя за спиной бегущих за мной людей. И когда я останавливался, они все тоже останавливались, и пыль оседала вокруг них. Одежды стариков, которые обвивали их головы и, обрамляя лица, были завязаны набок, раздувал ветер, и пыль лежала в складках материи. Некоторые из них были босы, другие носили сандалии, лишь немногим повезло иметь туфли. И все они несли с собой свою поклажу, знаете ли, кухонные принадлежности или оружие — все, что являлось их скромными пожитками. И они выстраивались в ряд и смотрели на меня. И по моим ощущениям я был маленьким мальчиком, отнюдь не мужчиной.

И вот, однажды я очень быстро побежал и увидел высокий холм. Я устремился к нему напрямик и оказался на небольшом плато, откуда начал взбираться на его вершину. Я карабкался и полз по земле, чтобы поскорее перебраться за гребень горы и убедиться, что я оторвался от своих преследователей, чтобы увидеть, как они смотрят на меня снизу вверх и ловят мой насмешливый взгляд. Собаки лаяли, ослы блеяли, лошади ржали, пыль стояла столбом. И вот наконец я взобрался и посмотрел вниз на толпу, и я закричал им: «Почему вы преследуете меня?» А они просто молчали в ответ. «Я не хочу, чтобы вы следовали за мной. Мне не нравится ни один из вас. Вы мне не нужны. Я ненавижу вас. Я ненавижу каждого из вас. Не преследуйте меня. Оставьте меня в покое». Это был приступ гнева, знаете ли. И я чувствовал, как мои глаза горят, знаете ли.
А они смотрели на меня снизу вверх. В тот момент их насчитывалось около пяти сотен. Они все смотрели на меня: беззубые усмехающиеся старики, молодые женщины, закрытые чадрой, спрятанные за нею, так что невозможно было понять, женщины это или нет, дети, вцепившиеся в юбки своих матерей, с огромными, лучистыми, устремленными на меня глазами, рты, разинутые в ожидании того, что должно произойти, собаки, обнюхивавшие мешки с поклажей в надежде найти что-нибудь съестное, развевающиеся стяги, набедренные повязки. Там было все и вся. И вот наконец я вытер глаза рукой, и я посмотрел вниз на эту толпу и обратился к ним: «Я не знаю, куда я иду. Я просто юноша. Я варвар. У меня нет души. Меня не за что почитать. Не нужно следовать за мной».

И вот, из середины толпы вышел молодой человек, и он выступил вперед. У него была не-большая арфа, и пальцы ею перебирали струны очень искусно. Он был одет в то, что называется туникой, сшитой из самой грубой шерсти. Краска почти выцвела, и цвета ткани практически не осталось. Туника была коричневатого, землистого оттенка, и она ниспадала вдоль тела юноши. Плечи его были крепкими и покатыми, а руки сияли, как будто их натерли маслом. И его туника опускалась ниже колен, открывая очень мускулистые, как у крестьянина, ноги. Солнце сделало его кожу довольно смуглой. А его волосы — они были волнистыми и иссиня черными, обвивая локонами его шею сзади. Он был почти красавцем. И вот, он начал перебирать струны и петь свою чудесную, недолгую песню.

И все зашептались, расступились, позволяя юноше выйти из толпы, и он начал петь. Я повернулся спиной, а он промолвил: «Великий Рам, слушай. У меня есть для тебя дар». И я обернулся, а он начал петь, и он пел песнь надежды и отчаяния. Он произносил такие слова: «Мы никчемный народ из невидимых земель, из семей безымянных призраков. Мы отвержены всеми, но нам удалось выжить, когда все остальные пали. Мы никчемный народ цветом своей кожи и убеждениями, и мы собрались вместе, чтобы узреть свою свободу. И ты, великое создание, кто освободил нас всех, питал нас всех, ты навсегда стал нашей семьей. И мы будем там, где ты есть, мы ляжем там же, где ты будешь спать, там, где ты будешь утолять жажду, мы будем пить вместе с тобой, и куда бы ты ни направился, мы пойдем с тобой».

И народ, старики, начали подпевать. Кто-то из них не мог запомнить слов и все же пел. И вскоре они все слились в чудесной гармонии. И я упал на колени, и я зарыдал. А они пели в честь великого дня Рама, мальчики — завоевателя, и они пели, и пели, и пели. И девушки (тали танцевать, а пожилые женщины разожгли костры и начали доставать из своих котомок хлеб, разминать его в руках и подогревать на огне. И вскоре воздух наполнился различными ароматами: опреснока, забродившего вина, сладостей, песен, табака, звериной мочи, навоза и время от времени налетавшим благоуханием жасмина. И они устроили там настоящий лагерь.

И я опустился и сел на краю скалы, я не знал, что со всем этим делать. Я не смог позаботиться да-же о своей матери. Как же я мог позаботиться о стольких людях? А песня все не смолкала. Я не мог заснуть. И когда я проснулся, они все еще пели ту же самую песню.

Я очень быстро поднялся и услышал, как кто-то приближается ко мне сзади. Это был мой старый учитель. У него были очень густые брови, из-за которых невозможно было точно сказать, куда именно он смотрел. Он напоминал мне волшебника. И он подошел ко мне, развернул шкуру и уселся на ней, устроившись поудобнее. Он был человеком, ценившим комфорт. И он вытащил бутылку хорошего вина и, налив в свой кубок, отпил вина, а затем передал бутылку мне. Я выпил прямо из бутылки — культура была мне чужда, — и он неодобрительно на меня посмотрел, а потом отвел взгляд в сторону. Затем он дал мне немного сыра и чуть-чуть хлеба, сказав: «Я кое-кого к тебе привел». Я выругался. Он даже не обратил внимания на мои слова. И вот появился молодой человек с арфой. Он быстро и без промедления приблизился ко мне, сделал несколько шагов в сторону, отвернулся и, устремив свой взгляд к звездам, начал играть. Я был крайне этим раздражен. И старик предложил мне тогда еще выпить, да побольше, что я и сделал. И пока я пил, музыка становилась все благозвучнее и приятнее; звуки казались мягче и гармоничнее.

И когда наутро я проснулся, солнце уже стояло высоко в небе. Взглянув на землю, я увидел насе-комое, которое сначала ползало в пыли, а затем, взобравшись мне на плечо, стало спускаться вниз по моей руке, — я тут же стряхнул его с себя. И тут ко мне протянулась рука, державшая сосуд с очень чистой водой, предлагая его мне. Это был тот юноша, что играл на арфе, и я отка-зался с ним говорить.

Он сказал: «Господин, дозволь мне. Мы все огромная семья, и мы все тебя любим. Прислушайся к их крикам. Они нуждаются в тебе, и они тебя любят. Мы собираемся вместе, чтобы вместе совершить великий поход. Мы пойдем за тобой, куда бы ты ни направился, и мы умрем вместе с тобой. Прислушайся к их голосам».

И я раскрыл свои уши и посмотрел вниз — там стоял гул из голосов. Старики все еще ухмылялись, на лицах женщин тоже читались усмешки, а дети были заняты своими играми. И вот я попросил их замолчать, если они вообще были на такое способны, и обратился к ним с речью. Я сказал им, что не знаю, куда я иду, но у моего пути определенно есть какая-то цель, и если у них нет дома, то они могут следовать за мной. И в толпе поднялся громкий разноголосый гул.

Все устремились к своим шатрам. И я спустился и начал прохаживаться по лагерю, и, когда я останавливался, оглядываясь по сторонам, они останавливались и внимательно за мной следили. Я делал шаг, и они делали шаг. Я переходил на бег, и они тут же начинали бежать. И только когда я окончательно уверился в том, что они мне полностью преданы, мы начали поход. Мы заключили в осаду замок недалеко от города, носившего имя Онай. Я никогда не видел таких воинов. Я никогда не думал, что старики могут быть столь проворны, когда это нужно. Я никогда не знал, что женщины могут быть столь ловки, что они способны смотреть на смерть не сбивая дыхания и без тени содрогания в глазах. Я никогда не думал, что дети могут быть такими тихими и спокойными.

Когда все было кончено, вокруг меня собралось еще больше людей, и у меня появилась семья. И после каждого сражения, когда все стихало, народ радостно кричал и танцевал, женщины снова доставали опресноки, мужчины, заключая пари, вытаскивали шампура для мяса. И мне нравилась моя семья. Мы шли дальше и дальше, и дальше, и армия становилась все многочисленнее. К моменту вознесения в ней насчитывалось около двух миллионов человек, а это довольно шумное сборище. Вот такая история.

Я больше не маленький мальчик. Я больше не варвар. Я и не завоеватель больше. Я просто есть.
Почему, спросите вы, я был известен под именем Рам? Потому что, когда я был помазан на великой горе, я был назван Рамом, приходящим с гор в долины. Я не осаждал царства. Я позволял им самим себя погубить. И мы несли справедливость на землю, во все земли. И цветы — везде, где бы мы ни проходили, они свободно расцветали.

И вот, подталкиваемый своим гневом, ненавистью и желанием быть воистину благородным, исполненным доблести, и увидеть уважение к своим чувствам, я стал великим человеком, как вы бы это назвали. Создания, знаете ли вы, что представляет собой герой? Что ж, я действительно был единственным в своем роде. И вот, герой, как вы это называете, спасал жизнь и уничтожал все, что было в ней неправильно, — тогда я не осознавал, что и сам поступаю неправильно. На протяжении десяти лет я был движим стремлением искоренить тиранию и сделать цвет моей кожи достойным большего уважения.

Как мог я столь долго и отважно сражаться? Я сражался за убеждения. И я вознесся. И это воистину было так, возлюбленный мастер. Перед последним катаклизмом в Онае, перед тем, как по-следние воды высвободились из прорехи в воздушной оболочке, я располагал значительными привилегиями в путешествиях и мог отправиться через Судан в Египет и далее через это государ-ство в персидские земли — вы бы их никогда не узнали, если бы увидели, — а затем в Индию, в самый удаленный уголок Индии на северо-востоке, туда, где солнце было особенно прекрасно. А вы знаете, почему оно встает и садится на востоке и западе, а не на севере и юге? Как было бы жаль, если бы солнце садилось на юге, где его невозможно было бы увидеть из-за хрупких обломков подземных пород, все еще возвышающихся там. Чудесно быть заключенным в западном и восточном царствах.

В более поздний период своей жизни я с непередаваемым восторгом наслаждался солнцем, лу-ной, ветром и звездами, и жизнью, всей своей жизнью я наслаждался от души. Те, кого мы низ-вергли, создания, были тиранами, но, по-моему, великим бедствием было бы родиться вновь одним из религиозных тиранов, поскольку они, кажется, еще более беспощадны. Вы просветленные?


13 апр 2010, 19:27
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Пронзенный мечом

Шел десятый год нашего похода. Мы вступили во владения прославленного правителя. Эта долина и населявший ее народ были известны своим миролюбием и спокойствием. Там не было племен, которые занимались бы мародерством и могли посеять в тех землях страх и повиновение.

К нам вышел человек, который был кем-то вроде дипломата, — он встретил наш марш при входе в долину Никейскую. Случилось так, что мы жили в тех местах на протяжении трех месяцев по вашему времени, разбив там лагерь и установив в нем военные шатры. И женщины занимались своими делами, и все люди, которые приготовились надолго задержаться в лагере, продолжали поддерживать жизнь и пасти скот, который следовал за нашей, если так можно выразиться, процессией.
И вот, одним мрачным вечером, посреди раскатов грома и вспышек молнии, в лагере появился знатного вида гонец. Он привел с собой целую свиту, над головами у которой возвышалось нечто вроде паланкина. И все крепкого телосложения нубийцы, которые несли этот паланкин, были насквозь мокры от холодного проливного дождя. В тот самый час, когда нубийцы приблизились к нашему лагерю, грозные раскаты грома утихли, а с эбонитовых тел носильщиков на шафранового цвета песок стекала вода.

И вот, приблизившись, они сняли с плеч свою ношу и опустили ее на землю, а затем отдернули изысканную занавесь паланкина, чтобы помочь выйти из него некому государственному деятелю, пользовавшемуся воистину дурной славой в землях Никеи. И нубиец, который на-ходился во главе процессии, объявил, что всем следует возрадоваться приезду этого вельможи, который располагал хорошими намерениями в отношении Рама и был радушно настроен к его военному выступлению.

Я проклинал этого вельможу, с презрением взирая на его паланкин и на тот факт, что он притащил к нам свое помпезное существо на мягких подушках, заставив этих добрых, милых людей служить ему, — в те времена я шел со своим Богом, ненавидел и испытывал злобу ко всем правителям, так как их тирания, действительно, отняла у меня мать, отняла сестру, а также красоту моего существа. И для них настал ужасный день Рама.
Государственный деятель был встречен мной без любезностей, но его проводили в мой шатер. Я заставил его ждать. Вскоре, устав от ожидания, он начал дерзко и неуважительно высказываться о грубости и несправедливости, которые проявил к нему Рам.

Тогда появился Рам, и прибывший гонец публично заявил о том, что Рам и все его войско пригла-шены во дворец Набор в долине Никейской, чтобы стать гостями великого совета, который дол-жен был собраться и провести переговоры в Рамом о том, чтобы тот не подверг их земли сожже-нию и полному уничтожению в ужасный день Рама и его армий.
Услышав эти слова, я поспешил выразить свое согласие и дал гонцу свой картуш с тем, чтобы тот доставил его своему знатному хозяину в знак того, что я смогу подготовить подходящих людей для своей свиты и встретиться с ним через три дня по их времени.

Приближаясь к цели нашего путешествия, мы увидели дворец Набор, и позвольте мне дать его описание. Чтобы подъехать к дворцу, вам нужно пересечь русло некогда полноводной реки, где раньше протекали ее бурные поды. Теперь там тонкой струйкой бежал от камня к камню лишь небольшой ручеек, впадая в забытую всеми запруду, которая заполнялась водами реки, спускающейся с другой стороны небольшой горы. И если встать лицом к дворцу, находясь вблизи от него, мастер, и посмотреть на северо-восток, в другом направлении течения реки, то можно увидеть курган, огромный холм.

И вот перед нами предстала громадная крепость, зловещая, прекрасная, приводящая в трепет. Стены ее были выложены из серого гранита. В нем не было сияния красоты и цвета. Он впитал все, что подарили ему века, окрасившись в различные оттенки. Ворота были сделаны из бронзы. В те времена, мастер, черные металлы, те, что в ваше время именуются железом, еще не были в ходу на земле, и все предметы, которым необходимо было придать прочность, делались из бронзы. Створы дверей были бронзовыми и занимали значительную часть ворот. А между башнями, которые возвышались над крепостью, мастер, развевались широкие знамена. Это были прекрасные шелковые знамена разных цветов. Когда мы пересекали маленькую, незаметную речушку» трубы издали громкий звук, чтобы возвестить о приближении свиты Рама.

И вот, по дороге, пока мы пересекали пустынную землю, я видел, мастер, что на ней не произрастает и не цветет ни одно растение. Я задавался вопросом о том, как люди выживали в этих местах, где раскинулась бес- плодная пустыня.
И вот створы огромных ворот распахнулись. Вместе со своей свитой, мастер, я двинулся внутрь. У крепостных ворот нас встретили те, кого в ваше время называют денди. Это были мужчины, но они не увлекались женщинами — у них было пристрастие особого рода. Они были преданы гла-ве дворца Набор и никогда бы его не оставили. И вот они подходят к нам и радостно нас приветствуют.

Они поспешно провели нас внутрь крепости, и там были женщины необычной, заморской красо-ты, которой мне раньше не приходилось видеть, одетые в легкие наряды, изобилующие украшениями из меди, бронзы и драгоценных камней, достойные всякого восхищения. И там были сады, прекрасные сады. Воздух в пределах крепости Набор был наполнен ароматами, в ее стенах располагались фонтаны, из которых била вода, благоухающая цветами жасмина, лилий и роз. И там были деревья, изысканно подстриженные, со столь тщательно отполированными стволами, что, когда к ним прикасаешься, рука ощущает гладкость их коры. Листья деревьев бы-ли зелеными и мягкими, а бутоны распускались и цвели. Это было просто невероятно.
А взглянув вниз, мастер, ты увидел бы не привычную дорогу, а белоснежный пол, который выло-жен был из белого мрамора, столь белого, что мне такого не доводилось встречать раньше. Он действительно был настолько бел, что даже высокогорные снега не могли бы сравниться с этим полом в белизне. Он был невероятно чист. Этот пол творил чудеса. Когда мы вступили на него ногами, он мгновенно остудил наши ступни. Крепость была оазисом отдыха и комфорта посреди дикой и безжизненной долины Никейской.

Слуги проводили нас по дороге, идущей вдоль садов, и мы видели, как вдалеке улетали за во-рота крепости облака из опавших с деревьев цветов самых различных оттенков — пурпурного, белого, розового; где-то слышалась негромкая музыка и приглушенные голоса, предвещающие еще не рассказанные истории, и их уносило ветром за пределы крепости над укрывшимися в ее стенах садами. А женщины являли собой такую красоту, что я воистину не находил больше слов для комплиментов, и все же все они, казалось, были на одно лицо.

Нам было сказано, что наши покои готовы. Мы все остановились в одном доме, потому что не хотели разлучаться и быть поодиночке. И вот, мастер, в каждой из последующих комнат, в которых мы расположились, картины и фрески были еще роскошнее, чем в предыдущих. В одной из огромных комнат, где мы устроились, была открытая терраса, выходящая в пышный, буйно цветущий сад. И в саду был пруд с необычными рыбами. А в наших покоях повсюду были мягкие подушки, вазы и алебастровые кувшины, благовония, на стенах висели картины и фрески, изображавшие сцены сражений. Там были слуги, немые и глухие, которые не знали другого занятия, как только служить, — они были наги и носили один лишь ошейник на шее, мечтая услужить своим хозяевам.

В покоях был стол, вытесанный из лимонного дерева и отделанный жемчугом, а на нем — приготовленные для нас хозяевами дворца щедрые подношения из приятного на вкус, ароматного вина, фиников, фруктов, мяса и других, неизвестных нам яств, которые мы не замедлили отведать. И было очень странно смотреть на то, как глухонемые слуги ожидали рядом, пока мы вкушали пищу. Как могли они узнать, чего мы желаем? Они постоянно находились при нас и наблюдали за всем, что мы делаем.

Если вы прошли бы из этой восхитительной комнаты в украшенный колоннадой сад, то обнаружили бы там статуи, но не статуи животных или Богов, а статуи людей, все из которых выглядели абсолютно одинаково. Они все были прекрасны, мастер, ничем не отличаясь друг от друга. Вы насладились бы благоуханьем и пышностью цветущего сада, а также дуновением легкого ветерка, которого нам раньше не доводилось ощущать.

Когда на землю начала опускаться ночь, в саду зажгли фонари и лампады. И огни наполняли уми-ротворением этот прекрасный таинственный сад, они окутывали его тайной и пробуждали в нас желания и манили неизвестными нам соблазнами. К нам прибыл знатный гонец, чтобы сообщить, что для нашей аудиенции все готово, и пригласить нас следовать за ним. Мы отдохнули и чувствовали себя превосходно. Мы умылись. Нам дали чистое льняное белье и килты, чтобы мы оделись и приготовились, а затем нас препроводили по длинному коридору, где стояли огромные, массивные вазы, а в них ветви деревьев с распускающимися на них цветами, которые я раньше видел в нашем саду, — живыми цветами.

Мы вошли в приемную, где были встречены необычного вида стражем. Он был самым удивительным из всех немых созданий. Телом он, надо сказать, был невелик. Его волосы были выбелены, словно выцвели на солнце. В его глазах играл теплый огонек. У него было муску-листое тело, и я предположил, что он может быть кем-то вроде атлета или любителя спорта. И он, прикоснувшись к моей руке, попросил, чтобы я снял свой меч. В то священное место, куда мы направлялись, не разрешалось входить с оружием. Я отдал немому свой меч — он взял его, осмотрел его с благоговением, словно это было какое-то сокровище.

И как только двери открылись, мне позволили войти, однако сопровождавших меня товарищей внутрь не впустили, объяснив это желанием для начала провести предварительную беседу со мной наедине, как вы это называете в ваше время, мастер. И вот я вошел. Я увидел мужчин, которые были умащены маслами, надушены благовониями и украшены драгоценными камнями всех доступных воображению цветов, облачены в золото до самых своих сандалий. Они уж точно не знали нужды и не представляли ее последствий. И я презирал их, поскольку они воис-тину гнили в своей чистоте. По их милости, мастер, конечно же, были во дворце и те, кто стра-дал, но они не могли говорить — лишь подчиняться. И вот меня попросили войти. В комнате было четверо.

Пока я приближался к ним, я слышал их льстивые, сладкие речи о том, как велика моя армия и как хотят и мечтают они, чтобы наш лагерь переместился глубже в их долину, поближе к дворцу. Они говорили, что питают надежду на то, что их культура и наша достойная всякого уважения сила смогут объединиться и образовать тем самым несокрушимую, приводящую в трепет мощь. Я ничего им не отвечал. А когда один из них оказался столь красноречив, что назвал собранную мной многочисленную армию дикарями и язычниками, я плюнул в пего и обозвал его свиньей.

В его глазах вспыхнула жгучая ненависть, и они нее отступили назад. И тут за моей спиной появился стражник, а в руках у него воистину самое мощное орудие — огромный меч, которым он в то же мгновение меня пронзил.

Почувствовать, как лезвие меча пронзает спину вашего существа, ломает ребра, входя в них сзади, разрубает сосуды и ткани вашего тела, легкие, задевает стенки вашего желудка, а потом увидеть, как острие меча выходит у вас впереди, разрывая ваше мягкое тело, ощущать, как жар вашего существа передается металлическому лезвию, которое теперь находится у вас перед глазами, — это, поверьте, самое незабываемое переживание. Меня пронзили мечом. Тот страж, который в своем гневе, оказалось, крайне искусно обращался с мечом, еще сильнее на него надавил, и меч вонзился еще глубже, так что рукоять меча уперлась прямо мне в спину, а затем страж резко рванул меч на себя.

Я начал падать. Я взглянул на пол, и он начал медленно на меня надвигаться. И пока я оседал на пол, мое внимание привлекли различия в расцветке мрамора, который менял свои оттенки от белого до серого. И когда я наконец свалился на пол, я ударился лицом о холодный мрамор, в котором не было тепла. И пока я лежал на полу, не имея возможности видеть, что происходи справа от меня, не имея возможности говорить, поскольку рот мой растянулся по гладкой, холодной, безжалостной поверхности, я погрузился глубоко внутрь себя. Тут я увидел, как из моего тела начала струиться и вытекать алая река. И вот на полу, который казался столь совершенным, образовался изъян, и я смотрел за тем, как алая река разливается по этому полу и затекает в его щели и трещины.

Это жизнь — жизнь! — вытекает из меня. Что стало с женщиной, которую я любил? Ее больше нет среди живых. Что стало с моей матерью, которую я любил? Ее больше нет в живых. Что ласки сладострастных женщин? Я никогда их не узнаю. А как же дети моего семени — будут они признаны незаконнорожденными и брошены умирать? Что стало с деревом, под которым я временами отдыхал, когда голод особенно жестоко терзал мое тело? И где теперь та гора, что однажды открыла мне свои тайны, став для меня домом? Я ничего этого больше не увижу.

И я слышу эхо, и звуки разносятся и повторяются внутри моего существа, мастер. И вот, я чувствую, как в основании горла у меня что-то набухает, и, вырываясь наружу, из глубин моего тела появляется горячая река жизни, заполняя весь мой рот. Я умираю. Я был беспощадным человеком, ненавидевшим тиранию и презиравшим жалких людишек, заставляющих других служить себе. Но мои дни подошли к концу.

И вот я лежу и смотрю, как поток крови изливается из моего тела, и вдруг, мастер, слышу голос. Он обращается ко мне и говорит: «Встань». Он говорит мне: «Встань». И я начинаю подтягивать ноги, сгибая их в коленях, и в тот же самый момент слышу, как пустые ножны, привязанные к моему телу, ударяются об пол и начинают скрежетать, двигаясь по нему. И я с усилием сжимаю ладони, поднимаю голову, а затем приподымаю , и туловище, мастер, так что моя голова теперь смотрит ровно вперед. Дальше я подтягиваю свою левую ногу и фиксирую ее в таком положении, потом кладу руки себе на колено и, не обращая внимания на рану, встаю. Я отхаркиваюсь кровью. Она течет у меня изо рта, мастер. И тот страж, что пронзил меня, уронил свой меч, схватился за амулет, который был подвешен у него на шее, и бросился бежать. И все вельможи с завитыми бородами, напомаженными волосами и благоухающими телами, что поначалу решили, что я сражен наповал, мастер, и видели, что я и вправду мертв, тоже ринулись спасаться бегством.

И вот, мастер, собрав все свои силы и зажав рукой рану, поскольку кровяная река текла сквозь мои пальцы, струясь вниз по ногам, я двинулся вперед и заметил того немого стражника, который в приемной попросил меня отдать мой меч, — увидев, как Рам встает, тот взмолился о пощаде. И хотя он не способен был говорить, он молил о милосердии. Оно было ему даровано, поскольку, откуда же во мне было взяться силам, чтобы покарать этого молящего о прощении человека, когда живот мой разорван, а внутренности того и гляди выпадут наружу?

Я обратился к этому рабу и попросил его отправиться в наш лагерь, чтобы найти ту сущность, ко-торую звали Густавиан Монокулус, а также сущность, носившую имя Катей, и привести их ко мне. Стражник тут же отправился в путь, но на мгновенье задержался, отбежал от меня и тут же вновь приблизился с единственной целью — чтобы вернуть мне мой меч, а затем убежал.

Если вы сожмете пальцы в кулак, сдавите свое тело в том месте, где образовалась рана, и сильно эту рану зажмете, это остановит процесс умирания. Именно это я и сделал.

И вот, мастер, появились Густавиан Монокулус и сущность по имени Катей, чтобы ворваться в это благоухающее королевство и разоблачить его. И им это удалось, и они возвратили меня в лагерь, отправив в женский легион, который также участвовал в нашем походе. И именно женщины, мастер, окружили меня своей нежностью, теплотой и добротой, проявляя искреннюю заботу обо мне. Мужчина, оказавшийся беспомощным и руках женщин, взявших на себя заботу о его жизни, начинает видеть жизнь в другом свете.

Я никак не мог забыть голос, мастер, который заставил меня встать, который спас меня от смерти, и я хотел найти источник этого голоса. Когда рана моя была залечена и я восстановил силы, я начал сражаться, но при этом любить тех, с кем я сражался, — этому меня научило все произошедшее со мной. Еще не все прояснилось для меня, но я уже шел на компромиссы, умел прощать, и потепление в сердце Рама вылилось в великое продолжение нашего похода*.
* Ученик: Я бы хотел, чтобы ты рассказал мне о моей прошлой жизни, в которой я тебя знал.

Рамта: Я расскажу тебе. Ты хочешь знать, кем ты был для меня? Ты был тем стражником, кото-рый вернул мне мой меч, а затем был послан, чтобы привести ко мне мое войско. Когда во дворце Набор в долине Никейской все было кончено, ты был оставлен в живых. О тебе заботи-лись, тебе помогали, с нежностью к тебе относились, и ты стал членом моего похода и увидел мое вознесение. Ты прожил очень долгую жизнь, дожив примерно до ста двадцати лет. И хотя ты не мог говорить, потому что во рту у тебя не было для этого языка, твои глаза, твои мысли, само присутствие твоего существа действительно учили многих. Вот так мы познакомились и знали друг друга. Ученик: Спасибо. Вот почему я испытываю к тебе особые чувства. Рамта: Это верно, мастер. И вот послушай-ка меня. Многие люди не ценят свою жизнь и игнорируют тот тихий голос, что говорит ( ними, до тех пор, пока не увидят, как их жизнь начинает угасать. Благо-словенны те люди, что наслаждаются жизнью, любят ее, живут полной жизнью, бьющей через край, и благословляют себя за то, что они являются участниками этого праздника жизни. Понял? Да будет так.
Жизнь Рамты, 1984 (Ramtha's Lifetime, Specialty Tape 021 ed. — Yelm: Ramtha Dialogues, 1984).

Я нашел источник того голоса, когда нашел самого себя, того Бога, каковым я являюсь. Именно я был тем голосом, который приказал мне встать, мастер. Священная причина, жизнь, принцип, понимание, цель, — всем этим был я. Обретя такое понимание, мы изменим мышление последующих поколений.

До того момента, когда я был пронзен тем огромным мечом, мне недоставало смирения, чтобы я смог по-настоящему осознать свою цель, а также причину того, почему я был ранен, почему позволил этому случиться. И тот период, который продолжался по вашему времени с десятого до шестьдесят третьего года нашего похода, ушел у меня на обретение просветления.
И все же я Рамта. Я желал этого. Я хотел этого. Я любил Непознанного Бога, кем бы он ни был. И вот, за шестьдесят три года созерцания и осознания того, откуда пришла моя ненависть, кто ее создал и почему, я наконец примирился с самим собой. И когда это произошло, мой разум стал воистину свободен как птица, обретя способность взлетать к небесам мысли, мудрости творения и понимания.

Ненависть — стремись управлять ею: было самым примитивным решением убивать ее в других — я уничтожал свое отражение, которое презирал в других людях, стремясь таким образом покончить с ненавистью и дать все возможное бедным, жалким созданиям, у которых не было даже души. И что же? Даже после всех своих побед я не мог спокойно спать и бездельничать вечерами, поскольку жизнь моя была мукой, ибо, имея все, у меня не было покоя, и причиной тому было отсутствие глубокого, искреннего понимания самого себя, своего «Я», Рамты.


15 апр 2010, 16:52
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Убежище Рамты

За время нашего похода случилось так, что иногда мы были вынуждены в течение нескольких лет следить зa очередным правителем — тираном, наблюдая за ним, прежде чем заключить его в осаду. В эти периоды нам выдавалась возможность построить небольшие укрытия, где вместе с животными могло поселиться сразу большое число людей из нашего внушительного сборища.
Самое большое поселение, если можно так выразиться, было... Вы знаете, что такое плато? Оно похоже на гору, которой забыли сделать вершину. Благодаря этой «забывчивости» получается очень удобное место для поселения. И вот на таком плато мы устроили огромный лагерь, распо-ложившись у реки, где росли довольно высокие оливковые деревья. А знаете ли вы, что оборот-ная сторона листьев у них посеребренная? Вы знали об этом? Оливковые листья изумрудные и серебристые. Они очень красивы. На плато у меня было свое укрытие, мое убежище, и также у меня был дворец, где жили все мои дети. Моя хижина была для них настоящей игрушкой.
Однако мой истинный дом располагался на том плато, откуда я мог беспрепятственно наблюдать, как солнце встает и трудится весь день, не имея представления о смерти, умирании, чуме, нищете и всем прочем. Вы знаете, что ему нет до этого никакого дела? Вы когда-нибудь задумывались об этом? А ночью, созерцая луну, я всегда думал о том, что все звезды были детьми луны, которую я называл Чаровницей, что когда они вырастут, то каждая из них превратится в огромную луну. Но этого никогда не случалось. Я проживал в удивительном месте, где мою свободу не ограничивали каменные стены и проложен-
ные в четком порядке коридоры. И если Непознанный Бог и существовал где-то, то он непременно должен был скрываться именно в этом волшебном месте. И вот у меня случались моменты, когда я созерцал, наблюдал и полностью, во всей бесконечности осознавал неосознаваемое. Подходящее выражение? Так и есть. Так я обрел величайшее счастье, потому что такие моменты наполняли меня ни с чем не сравнимой радостью. Это было на том самом плато, где я мог быть собой и продолжать свои поиски.
Когда же я возвращался во дворец, там меня встречали все мои дети. Вы знаете, что означает число сто тридцать три? Сто тридцать три — именно столько детей у меня было.
Дворец был действительно очень велик. Он занял бы все плато. Я иногда приходил туда, чтобы понаблюдать за детьми, поскольку, если вы оставите свое потомство без присмотра и будете время от времени их навещать, дав детям все, что может удовлетворить их естественное любопытство: например, воду, рыб, цветущие деревья, колючие кустарники, птиц, ящериц, — и поместите все это в сад, соорудив там некое подобие пещеры, где, как думают дети, они могут спрятаться, то, встретившись с ними, вы станете свидетелем того, как в своей невероятной красоте в ваших детях расцветает чудо жизни. И благодаря тому, что дети росли таким образом, они становились формой, в которой проявлял себя Непознанный Бог во всей своей чистоте, добродетели и красоте. И потому, создания, если бы кто-нибудь осмелился прикоснуться к хотя бы одному из моих чад, чтобы просто взъерошить ему волосы, или того хуже — осмелился бы заигрывать с ним, я без тени сомнения тут же отрубил бы такому человеку голову и выбросил ее в море, потому что, пребывая в одиночестве, дети общались и играли с Богом в самом чистом и прекрасном его проявлении.
Итак, что же я чувствовал? Во дворце я учился громкому смеху. Когда же я возвращался на плато, я знал, что меня там никто не ждет. Все шло своим чередом и без меня. Никто и ничто не встречал меня словами о том, что за время моего отсутствия по мне скучали. И это было серьезное испытание. Почему это место по мне не скучало и почему я все же туда стремился? Знало ли оно, что я нахожусь там? Видите ли, для меня существовала такая вот комбинация из двух мест, которые в одинаковой мере являлись для меня домом, однако дом был для меня везде, где я его находил. Понимаете?
У меня не было иного учителя, кроме природы
Нуждаясь по слабости здоровья в уходе и опеке со стороны представительниц женского легиона, участвующего в нашем походе, я чувствовал себя униженным, даже испуганным и лишенным своей власти. Необходимость раздеваться у них на глазах уничтожила большую часть моей гордости и ненависти, которые уступили место желанию выжить, знаете ли. Я занимался созерцанием, когда больше ничего не мог делать, — созерцанием всего, что находилось вокруг меня. Я презирал людей, они были мне отвратительны. Я никогда не занимался созерцанием людей, потому что в их душе было зло. Те, кто обладал душой, по сути своей являлись злом. Я был в этом уверен, поскольку сам был таким же злом, как и они. Я занимался созерцанием, когда слышал уханье совы по ночам, видел восход солнца и его золотистое сияние, разливающееся по долине. Как-то раз я наблюдал, как умирала одна старая женщина, создания, — солнце тогда стояло в зените, — и я подумал, что это самое солнце было на небосводе еще тогда, когда эта женщина только появилась на свет в хижине своих родителей, и захотел узнать, что есть у солнца такого, чего нет у человека. И пока она лежала, ожидая своей смерти, птицы парили над рекой в поисках своей вечерней пищи, не имея понятия о том, что эта женщина умирает. Заметьте, вы когда-нибудь задумывались о том, что жизнь продолжается даже тогда, когда нам кажется, что она подошла к концу? Это хорошо, что она продолжается. Я размышлял обо всем, что мне случалось наблюдать, и эти размышления стали началом моего долгого пути к выздоровлению.
Когда я начал познавать Источник, у меня не было учителя, который дал бы мне знание об этом Источнике или Отце. Со мной была лишь моя простота и наивность, с которыми я все принимал на веру, и это самое подходящее выражение для этого общества, которым можно описать мой опыт.
Я учился у погоды. Я учился у дней. Я учился у ночей. Я учился у хрупкой и незаметной жизни, которая, казалось, процветает перед лицом разрушений и войны. Тем учителем, что обучал меня, был сам Источник.
Не имея возможности получить образование в на-уках, будучи неспособным проявить себя как человеческое существо, в своей ненависти, необъяснимой печали, отчаянии и страдании мне не оставалось ничего, кроме как искать причину, по которой я оказался здесь. Тогда, видите ли, я не знал, что сам был причиной того, что оказался там. Но, несмотря на это, я учился и познавал, что есть стихии, которые, как я обнаружил, гораздо сильнее человека, есть стихии, которые, как я выяснил, гораздо разумнее человека, есть стихии, которые, как я открыл, могут жить в мирном согласии рядом с человеком или вместо него, и что эти природные стихии, должно быть, и есть Непознанный Бог, и именно у этих сил природы, дорогие создания, я учился. Я очень счастлив тому, что меня обучали природные стихии, потому что они никогда не говорили мне, что я неправ. И силы природы никогда не ошибались, так как в них, видите ли, нет противоречий.
Вот так я учился. Я учился у того, кто не знает противоречий, кто никогда не ошибается, кого легко понять, если прибегнешь для этого к своему разуму. И по этой причине я не попался в сети лицемерия догм, суеверных представлений, многоликих Богов, которым пытается угодить человек, или внутреннего стыда, связанного у людей с тем, что они чувствуют себя не достойными совершенства и не способными его когда-нибудь достичь.
Вот почему мне было легче за одну жизнь обрести просветление, на что у множества людей ушли тысячи жизней, поскольку они искали Бога в представлениях других людей о нем. Они искали Бога в указах правителей, в церковных уставах, в истории, автора которой они никогда не удосуживались узнать, так же как и причину, по которой автор решил эту историю записать. Они основывали свои верования, свое понимание, свою жизнь, свой процесс мышления на том, что жизнь за жизнью, снова и снова, доказывало свою ошибочность.
И все же люди, застряв в представлениях своего собственного измененного эго, боясь признать-ся самим себе, что, возможно, они допускают ошибку, неотступно продолжают лицемерить, что ведет их к единственному для них итогу — смерти.
Я был самым счастливым человеком. Солнце никогда не проклинало меня. Луна никогда не говорила, как мне нужно поступить. Ветер дразнил и манил меня. И мороз, и туман, и аромат травы, и копошащиеся насекомые, и крик совы — все это настоящее, истинное. Их наука проста. И самое чудесное, что я узнал от них, создания, — это то (задумывались ли вы когда-нибудь об этом?), что в своем постоянстве они никогда не произносят ни единого слова. Солнце никогда не говорило мне, взглянув вниз: «Рамта, ты должен служить мне, чтобы познать меня». Солнце никогда не говорило мне, взглянув вниз: «Рамта, проснись. Пора тебе взглянуть на мою красо-ту». Оно просто было в небе, когда я поднимал глаза. Это начало, основа. Так вы никогда не ошибетесь. Это научит вас более чистой, ясной правде, чем та, которая когда-либо была написана человеком.
Севернее от нас располагался огромный лес. Я взял с собой самых беспощадных из своих воинов, самых надежных бойцов — некоторые из них были очень старыми, но обладали завидным мужеством — я взял их с собой в долгий поход, который продолжался восемьдесят два дня по вашему исчислению, в ту лесистую местность на севере. И мы шли прямо по направлению к центру того леса, и я нашел в лесу самое большое дерево. Знаете, сколь огромным оно было? Я заставил весь легион своих воинов встать вокруг него, взяв друг друга за руки подобно маленьким детям, отчего они почувствовали стеснение. Эти дураки спотыкались о корни деревьев и смотрели вверх, чтобы увериться, что за ними никто не наблюдает. Какими же могучими были мои воины, что даже корни деревьев могли свалить их с ног. Я заставил их взяться за руки, как делают маленькие дети. Держать друг друга за руки, знаете ли, было для них унизительно. И я ходил вокруг них и смеялся над ними. Я поднимал их килты и смеялся над ними, видел их напряженные ноги, спины, обращенные ко мне, и головы, поворачивающиеся назад и словно спрашивающие, что же Рам собирается делать с ними дальше.
И я сказал им: «Вы думаете, это огромное дерево?» И все они согласились, что это действи-тельно было огромное дерево. «Что есть у этого дерева такого, чего нет у вас?»
И пока они продолжали стоять так, руками сжимая руки своих соседей и не имея возможности дотянуться до рукояти своего меча, — они мямлили что-то, бормотали, пялились на меня и гада-ли, что же будет дальше, — они и думать забыли о дереве. Тогда я обошел их по кругу еще раз и, достав свой меч, стал направлять его им в спины. «Что есть у этого дерева, чего нет у вас?» И я сильно ударял одного за другим, чтобы получить четкий ответ.
И тогда один из них сказал: «Дерево выше, чем мы». Это хороший ответ. Другой сказал, что они никогда не смотрели на дерево с этой стороны, а потому все это было им в новинку.
Я сказал: «Но что это дерево знает такого, чего не знаете вы?»
И один воин ответил: «Но, Мастер, дерево не думает. У него нет разума».
А я возразил ему: «Откуда ты знаешь, что у него нет разума?»
«Ну, оно не встает и не двигается».
«Ты думаешь, что все, что двигается, обладает интеллектом? Ты варвар, ты еще больший дурак, чем я».
И наконец я сказал: «Попробуйте рассмотреть верхушку этого дерева». Вы бы видели, как все они закинули назад свои головы, пытаясь что-нибудь разглядеть. Теперь мое задание превратилось для них в серьезнейшую игру, поскольку с этого момента они стали соревноваться в том, кто первым найдет правильный ответ. Вот такие воины были у меня, знаете ли. И они бессвязно мямлили что-то, но никто не мог по-настоящему рассмотреть верхушку дерева, и никто действительно не смог бы, если не отступил бы на значительное расстояние назад. И я вновь обратился к ним. «Это дерево не знает, как умирать. Это дерево знает только, как жить».
И пока они смотрели на меня, я повернулся, отошел и сорвал желудь. Я сказал: «Видите это ма-ленькое семечко? Так оно выглядит. Когда дерево появляется из семечка, оно только растет».
Теперь они нахмурили брови, искренне пытаясь понять, что я хочу им сказать. «Это дерево было здесь еще до того, как сюда пришла мать матери матери матери матери матери вашей бабушки. Оно уже и тогда было большим деревом. И оно будет здесь, когда вы умрете, истекая кровью. И оно будет здесь еще на многие поколения вперед, когда в своих потомках вы возвратитесь обратно, потому что ваши дети и будут вашим будущим я, подобно тому, как будущим дерева является это маленькое зернышко».
И тогда один из воинов обратился ко мне: «Но, Мастер, мы можем принести топоры, срубить это дерево сжечь его».
И я ответил: «Вот именно. Только вы это знаете, и только вы умираете. А дерево нет. Оно знает только одно — как жить, тянуться к свету. В нем нет мыслей о крушении, в его понимании этого слова, и оно крайне разумно».
И воины обратили свои взоры на дерево, и один из них сказал: «Это потому что мы не знаем, кто мы есть. Мы отбросы на этой земле, потому что не знаем, откуда мы пришли и для чего живем. А раз мы не знаем, мы потеряны в этой земле, в ней мы находим свою погибель. Мы сражаемся с тиранами, но в глубине души, по своей сути мы сами являемся таковыми. Но мы не знаем того, что знает дерево».
И представьте себе, этот воин зарыдал. Он присел на корточки, отстегнул свой меч и зарыдал. Он спросил: «Почему, Мастер, мы не знаем, кто мы есть?»
«Потому что у вас не было достаточно времени, чтобы пребывать в покое и созерцать то, что на-ходится у вас внутри, так, как делает это дерево. А если бы вы и занялись созерцанием, вам никогда не удалось бы целиком познать свое величие, потому что ваши мысли изменяются каждое мгновение, каждое мгновение. Но научившись понимать эти мысли, вы подготовились бы к тому, чтобы начать понимать самих себя, и вы бы никогда больше не помыслили о смерти. Вы знаете, что умрете, именно поэтому вы и умираете. Вы даже начинаете воевать с другими людьми, чтобы сделать возможность смерти неизбежной реальностью. Вы можете сжечь это дерево, это верно, но лишь ту часть его интеллекта, которая знает, что его может постигнуть смерть. Дерево будет жить вечно. И однажды люди решат построить здесь огромный город. Они придут в этот лес и срубят дерево, и из него получится множество домов». И я добавил: «Знаете, что скажу я вам о домах? Они переживут тех людей, которые их построят, и дерево будет про-должать жить в них».
Я наблюдал за всем бытием, за самыми правдивыми учителями — стихиями природы. Природа будет продолжать жить, когда человек умрет, — жить вечно. Когда я созерцал Отца во всем его сиянии, меня больше всего заставили поверить в вечность и бесконечность жизни два явления: солнце, которое зовется Ра, его славное появление из-за дальних горизонтов, и его путешествие через весь небосвод, завершающееся в западном полушарии, где оно отправляется ко сну, позволяя луне, в ее волшебной красоте, бледными лучами танцевать в небесах, освещая тьму своим таинственным, магическим светом.
Помимо этого, я также понял, что безмолвный голос отца, солнце, тонко и незаметно управляет всем ходом жизни. Все — кто был исполнен доблести и отваги, кто участвовал в сражении или планировал устроить кутеж для собственного ублажения — прекращали свои действия, когда солнце садилось. И когда я видел, как умирала старая женщина, изо всех сил сжимая в руках гру-бо сотканную льняную материю, которую она приготовила для своего сына, погибшего много лет назад, я осознавал, мастер, что она уходит в свете полуденного солнца, сияющего лучами в то время, как жизнь утекает из этой женщины под удушливые всхлипывания и рыдания. И я ви-дел, как старуха начинает съеживаться, окутанная светом, и ее рот искривляется, и лицо принимает бесстрашное выражение, а глаза храбро смотрят на неизменный, вечный свет. И ничто не двигалось. Лишь легкий ветерок шевелил ее волосы.
И я смотрел на эту женщину, давшую рождение своему сыну, который погиб до времени, и видел, как велика была их разумность. И я обратил взор вверх, к солнцу, которое никогда не умирало. Это было все то же солнце, которое видела эта старая женщина, когда впервые после рождения открыла глаза на руках своей матери, — те же самые лучи, что проникали тогда сквозь трещину в потолке. И то же самое солнце стало последним, что она увидела в своей жизни.
И когда мы похоронили старуху, я вновь взглянул на солнце и начал размышлять о нем, о днях, о жизни и о тех существах, которые продолжали жить после смерти человека. И я начал понимать, что Боги, живущие в разуме человека, — не более чем выражение его самых сильных страхов или того, что человек почитает более всего. Я начал осознавать, что истинный Бог — это тот, кто допускает существование подобных иллюзий и идеалов, тот, кто позволяет им появляться и исчезать, тот, кто продолжает жить, даже если эти иллюзии повторяются из года в года, из жизни в жизнь. И вскоре я убедился, что та сила, жизнь, та вечность, постоянная и пребывающая вовеки там, где истинный Бог, Непознанный Бог чтится по-настоящему, есть жизненная сила.
И я начал познавать, кто есть Непознанный Бог. Он, в сущности, был самой жизнью, неизменной по своей природе. Я поработил себя своей ненавистью, желая уничтожить самого себя, несовер-шенное создание. И я добродетельный Бог, мастер, исполненный добродетели, не потому, что я не сделал в своей жизни ничего плохого и оставался чистым существом. Я испробовал в жизни все, и именно поэтому, создания, я обрел мудрость, заключенную во всем, что я когда-либо де-лал, и мне не придется делать этого снова. Я добродетелен, поскольку, создания, я выполнил все, чтобы стать тем, кто я есть.
Как вы узнаете, что такое любовь, если не познаете ненависть? Как вы узнаете, что такое жизнь, если не окажетесь на пороге смерти? И солнце будет всходить, несмотря на вашу смерть, и птицы даже не посмотрят в вашу строну, и муравьи будут копошиться вокруг ваших ног, пока они будут вздрагивать в последние мгновения вашей жизни. Вы не познаете этого до тех пор, пока не достигнете точки реализации, а реализацию несет в себе каждое мгновение.
Не было ни единого человека, который учил бы меня науке просветления. Просветление озна-чает знание. Познание чего-либо приближает просветление. Меня учило нечто неведомое.
И, о мастер, когда я смог немного пройтись, я увидел, как ветер гуляет по каньону, как он летит вдоль реки, по роще оливковых деревьев. Вы знаете, как выглядит оборотная сторона олив-ковых листьев? Вы никогда не задумывались об этом? Когда ветер проносится по каньону — он долетает до реки и устремляется во фруктовые сады, — он колышет листья олив, разворачивая их. Листья олив изумрудного цвета с одной стороны, но знаете ли вы, какого они цвета с другой стороны? Они переливаются серебристыми оттенками. Вы бы видели, какая это красота, когда ветер пробегает по листьям, поднимая их кверху. Это великолепное зрелище.
И я видел, как ветер сорвал косынку с головы девушки, разметав ее волосы, и девушка была прекрасна. Я видел маленькую девочку, держащую в руках корзину, куда она собирала фиги. Ветер подхватил корзину, и та выпала из рук девочки, и фиги высыпались и покатились по земле, и ветер раздувал крохотную юбку девочки, пока она, смеясь, бежала за своими фигами. Это была игра.
Когда через возвышенные мысли я познал Отца и понял, кто он есть, я больше не желал стареть и умирать, подобно тому, как умерла та старая женщина и многие из моих храбрых воинов, чью смерть я видел. Должен быть лучший способ, чтобы управлять жизнью, подобно тому, как это делает солнце. И вот я начинаю смотреть вперед, исцеляясь от самого страшного отчаяния, наполнявшего все мое тело, и, когда я полностью оправился от него, я в одиночестве устроился на своем плато и устремил свой взгляд далеко в ту сторону, где сквозь густой туман едва проглядывали размытые контуры гор и долин, еще не отмеченных на картах, и я размышлял о том, как можно стать частью той сущности, которая есть бесконечность.


16 апр 2010, 19:56
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Просветление: повелитель ветра

И вот, будучи на нашем плато, я присел и посмотрел на свою армию — воины растолстели, и многие были уже не в той форме, что раньше. Мне не оставалось ничего другого, как только размышлять над своей, как вы бы это назвали, бездарно проведенной юностью, — я был крайне занят во времена своей юности. И пока я сидел там, я созерцал Непознанного Бога, думал о том, каким он мог быть и каково было бы стать Непознанным Богом.
Тут, к моему огромному удивлению и, в то же время, облегчению, налетел легкий ветерок. И в тот час ветерок решил поиграть со мной. Он путался и кружился у меня в волосах, пролетал у меня сквозь пальцы, он осушил слезы, которые стояли у меня в глазах, подхватил мою мантию, длинную и величественную, и перекинул ее край мне через голову. Я оказался в не очень подобающем для знаменитого воина положении, как видите. Однако когда я снял мантию со своей головы, опустил ее вниз, огляделся и слегка сместился, приняв более удобное положение, ветер закружился передо мной, поднял в воздух шафрановую пыль и, образовав из нее гибкий столб, заставил его подняться к небесам. И я смотрел на этот столб шафрановой пыли. И как только мое внимание ослабло, столб разрушился, а весь кружившийся в нем песок просыпался прямо на меня.
После этого ветер отправился свистеть вниз по каньону, туда, где протекала река и раскинулись прекрасные фруктовые сады с деревьями, меняющими цвет своих листьев от изумрудного до серебристого. И ветер дул, подхватив юбку красивой юной девушки и здрав подол ей до талии, отчего по округе разнеслось дружное хихиканье. И ветер сдул шляпу с головы ребенка, который бросился бежать, пытаясь ее поймать, от души при этом смеясь. Ветер — вот кто, должно быть, и есть Непознанный Бог.
И вот я размышлял о том, как стать ветром, поскольку не было на свете человека, который являлся бы для меня идеалом, поскольку не было человека среди всех тех, кого я знал, с кем я хотел бы поменяться местами, кем я хотел бы стать, — не было ни одного такого человека. Ветер же, увы, показался мне самым достойным идеалом. И тогда я стал звать ветер, а он только рассмеялся в ответ громовыми раскатами в каньоне. И когда я уже обессилел, выкрикивая ему приказания, и присел на корточки, он вернулся и мягко задул мне в лицо. Это была свобода.
Именно тогда мне случилось понять, что представляет собой невидимая сила. И я созерцал ветер, мастер, и слился с его изменчивостью, легкостью, с его структурой, которая не поддается определению. В своих поисках идеала, которым я хотел бы стать, я наблюдал за ветром, и я стал ветром.
И вот, создания, я захотел стать ветром, и я созерцал его многие годы подряд. Ветер действительно стал моим идеалом. Стать им — вот чего я по-настоящему желал. И все мои мысли были только об этом. И мой первый опыт преображения случился не ранее, чем спустя шесть лет после моего воскресения из мертвых, и все же много раз до этого, каждый вечер, мастер, я отправлялся в уединенное место, вглядывался в луну, в ее нежную бледность и созерцал ветер.
И вот, только по случайности я обратился ветром, и как только я стал ветром, я просто оставил, как вы это называете, свое физическое тело. Превращение было для меня столь желанным, что мысль о нем просто вылетела из моего тела, и я обнаружил себя висящим в воздухе. И когда я взглянул вниз на свою телесную оболочку, меня охватил страх — я испугался в первый раз с того момента, когда мне нанесли смертельный удар мечом. Именно этот страх возвратил меня обратно в физическое тело. Однако я чувствовал себя как в раю, поскольку думал, что стал вет-ром, я был в этом уверен, и представлял, что подумал бы обо мне ветер, если бы меня увидел. Вот что я совершил.
Я рухнул на землю, мастер, и обратился к Источнику, силе, причине, ветру, умоляя его поднять меня вверх своими мыслями. Я никогда не забуду его милость, красоту и изобилие, которыми я наполнился в тот восхитительный момент. И когда я начал размышлять о том, что сделало меня гибким и изменчивым, то понял, что это была моя целостная, ясная, непоколебимая мысль, слившаяся воедино с идеалом — ветром.
Ничего я так не хотел, ничего я так не желал, создания, ничто так не занимало меня, как только мысль о том, чтобы стать этой свободой и легкостью. И после того, как мне это удалось в первый раз, больше у меня ничего не получалось, сколько бы усилий я ни прилагал, как усердно бы ни старался, сколько бы потов с меня ни сходило, как отчаянно я бы ни проклинал себя за свое бес-силие. Я не двигался с места, став как будто еще тяжелее, чем когда бы то ни было раньше, и лишь потому, обратите внимание, что познал, сколь тяжелым был мой вес.
И следующим вечером я пришел на то место, где обычно пребывал в уединении. И я созерцал ветер с переполнявшей меня радостью, и я стал ничем. И я вновь и вновь поднимался вверх. Я знал и понимал, что мой полет не был игрой воображения, что он происходил в реальности. Пе-редо мной открылись иные перспективы. Я находился в воздухе, летая подобно ястребу. У меня были крылья, которых я не видел. И я узрел свое ничтожное я внизу подо мной.
Прошло долгое, очень долгое время, мастер, до того момента, когда я вновь стал ветром, — ес-ли считать по вашему летосчислению, то с последнего моего полета прошло два года. И на этот раз мне удалось взлететь не благодаря созерцанию ветра, а погрузившись в спокойную дремоту. Я молился Источнику, солнцу, жизни, пыли цвета шафрана, луне, звездам, сладким ароматам жасмина. Я молился им всем. И когда я сомкнул веки, я вновь стал ветром и очутился на небесах.
Мне потребовалось много времени, чтобы, поднявшись в воздух, научиться перемещаться в пространстве и обрести устойчивость в воздухе, надолго зависая на одном месте над своим телом. И вот, случилось так, что человек по имени Катей оказался на грани жизни и смерти. Про-изошло это в силу его грубого характера, который заставлял Катея искать общества множества женщин, крепко выпивать и ввязываться в истории, которые он потом любил приукрашивать. И вот, жизнь Катея оказалась в крайней опасности. Находясь в воздухе, я оттуда увидел, что жизнь покидает его тело. Я устремился на помощь Катею, намереваясь высвободить его лодыжку из стремени, которое запуталось под телом лошади. И в тот же самый момент, как моя мысль оказалась рядом с ним, я, не успев моргнуть глазом, тоже был там, уже ослабляя стремя и высво-бождая ногу Катея, после чего стоял, склонившись над Катеем, желая ему здоровья. И он решил, что видел меня во сне.
С течением времени, доктор*, мысль постепенно стала самой действенной силой во всей моей клеточной структуре. Моя душа изменила программы, существовавшие в моих клетках, чтобы повысить в них уровень вибраций, поскольку я этого очень хотел, и сила моего желания оказалась достаточно велика. Однако произойти это могло только благодаря внутреннему покою. Когда вы очень напряженно стараетесь стать кем-то, единственное, кем вы сможете стать, — это очень напряженным человеком. Необходимо отказаться от каких-либо усилий. Однако я никогда не терял из виду свой идеал, свою цель, никогда я не забывал то мгновение, когда, взглянув вниз, увидел свое жалкое физическое тело. Но управлять всем я мог, доктор, лишь благодаря покою, который исходил отсюда**. Все мои железы были преобразованы. Та железа, что называется гипофизом, значительно увеличилась в размере, поскольку в моих чрес-лах не осталось желаний — они все были тут. И разум направлял мою душу, чтобы она изменила мой вибрационный уровень и всю частоту колебаний моего физического тела, каждой его составляющей, благодаря чему я становился все легче и светлее. И действительно, люди смотрели на меня и говорили: «Ах, от учителя исходит сияние». Это сияние и свет образовались из-за того, что мое физическое тело начало вибрировать с большей скоростью.
*Рассказывая это, Рамта обращался к ученику, который по профессии был врачом.
** Из мозга.

И вот, мастер, позже все мои мысли превратились в единое целое, какие бы мысли это ни были. И тогда при свете луны я стал становиться все более легким и прозрачным. И вот, в одну из ночей я оказался там, где была луна, и во мне больше не было страха — я был полон радости и ликования. И то, что я сделал, было неслыханно. И когда я все-таки возвратился на землю, то только потому, что с нетерпением ждал возможности проверить, смогу ли я делать это снова и снова. И я смог. Это стало для меня естественно, как дыхание для вас. Но вы понимаете, что потребовалось очень долгое время, чтобы научить душу тому, как позволить этому произойти? Мастера, многие сидят на месте и думают о том, что они хотят стать тем или иным, и затем, если они не становятся тем, чем желают в следующее же мгновение, они бросают свои занятия и полностью разочаровываются. У них нет терпения, потому что мысли требуется время, чтобы преобразоваться в эмоцию, а эмоция должна пройти сквозь все физическое строение. Вот так.
Я учился путешествовать во времени много лет, для чего абсолютному Богу, единому с ветром, солнцем и небесами, необходимо стать единым с мыслью — ведь где бы ни была мысль, там же будет и создание, зовущееся Богом, которым вы являетесь. И я узнал пути, ведущие в другие царства, к иным созданиям, в жизни, которых прежде мне никогда не доводилось видеть, посещал другие цивилизации в момент самого их зарождения. Я познал пути моих возлюбленных собратьев, которыми они следуют за мной, прибывая на этот план, чтобы познать Источник. Видите ли, когда вы приходите сюда, вы теряете память, поскольку вы оказываетесь в ловушке эго, которое на этом плане свойственно вашему телу. Когда я познал все это, я начал охотно обучать всех своих возлюбленных братьев тому, что знал об Источнике.
Сейчас я должен сказать, что никоим образом ваш процесс обучения не должен растянуться на столь долгое время, как это было в моей жизни. Я был невежественным человеком, а вы образованны. Что от вас действительно требуется — это принять, принять следующее: вы это знаете. Нет никаких сомнений. Вы это знаете. Вот что порождает в душе эмоцию, которая сообщает изменения физической структуре вашего тела, и благодаря ей эти изменения наступа-ют.
Пытаясь отыскать ответ на вопрос «Кто я такой?», я поначалу прошел путь от неприятия и отрицания к ненависти и войне, оказался на краю жизни и после этого получил возможность пребывать в мире и покое, чтобы оглядеться вокруг в поисках ответов. Я никогда никого ни о чем не просил. Я никогда не спрашивал у воинов их мнения относительно чего бы то ни было. Я спрашивал только себя, лишь себя. Они могли спросить у самих себя, желают ли они соглашаться с моим мнением. И все же я всегда оказывался прав, что бы я ни делал, и всегда нес ответственность за все, что совершал. Но, мастер, если ты спросишь человека: «Как мне следует верить? Как мне следует искать? Во что я должен верить? Как мне следует жить?», просто проследи за тем, что представляют собой люди и каково их сознание, как это делал я в свое время. И если ты сделаешь так, ты умрешь. Это правда. Пойди и попроси у ветра: «Дай мне знание, ветер. Раскрой меня и помоги познать». И он сделает то, о чем ты просишь. Он превратит тебя из оливы в серебро. И он, громко завывая и крича, полетит по каньону, дерзко и свободно.
Я не верил людям. Я презирал их. И когда я познал Непознанного Бога и жизнь, я начал познавать самого себя, и я начал любить самого себя. И тогда я начал любить других людей.


17 апр 2010, 20:12
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Вознесение

И вот настал день, когда дни Рама, на тот момент уже старика, подошли к концу, и все, что я задумал совершить, будучи тем человеком, которым я был, осуществилось. Тогда я отправился в путешествие по реке, которая зовется Инд. И вот, на склоне горы под названием Инд, я обратился к своему народу, заверив, что они услышат от меня истинную правду, и сказал, что Божественное руководство, которого они слушались, исходило не от меня, а от Источника, который сотворил меня, точно так же, как он сотворил и их. И тогда, чтобы укрепить их в вере, я, к полному и несказанному их изумлению, легко оторвался от земли и поднялся над ними. И женщины начали кричать, придя в ужас, и мужчины, бывшие бравыми воинами, уронили от удивления свои палаши. Я обратился к своему народу на прощание, пожелав им самим учиться так же, как учился я сам, и преобразиться так же, как преобразился я.

Если вы решите кем-то стать и определите свою цель, то слейтесь в мыслях со своим идеалом. В ветре заключена мощная сила, которая способна навести страх на одинокого воина и, подняв с земли пригоршню песка, подбросить ее в небеса одним-единственным дуновением. А кроме того, ее нельзя подчинить или поработить — эта сила не может служить никому другому, кроме как себе самой. Я созерцал свободный полет ветра, и я стал ветром. Вот так все и было.
Сложность превращения в свой идеал заключается в том, что люди до сих пор попадаются в ловушку представлений о смерти и старости, пытаясь найти средство, которое смогло бы их избавить от этой неизбежности. Люди увязли в запутанных, неоправданно сложных идеях об Отце, не осознавая той простоты, которую он на самом деле являет собой. Идеал всегда достигается легко, а не путем напряженных усилий.

Когда я вознесся, создание, я познал все, что хотел познать, поскольку я освободился от плот-ности телесной оболочки и обрел гибкость и текучесть, которыми обладает мысль, и потому больше ничто не являлось для меня препятствием. Тогда я познал структуру и устройство того существа, которое именуется человеком-Богом. Но в то время я этого не осознавал. Я знал только, что пребываю в мире и согласии с тем, что я совершил в своей жизни прежде, и с самой жизнью. Затем я позволил знанию течь сквозь меня. Я больше не был невежественным варваром. Я больше не стремился к борьбе, и дух сражений уже не манил меня. Я больше не испытывал беспокойства, тревог и напряжения. У меня не осталось мыслей, которые обычно наполняют разум человека. Я был далек от этого. Я погрузился в саму жизнь, в то чудо, которое я изо дня в день и ночь за ночью созерцал в небесах. Такой была моя жизнь. Тогда ко мне пришел покой, и тогда я стал един с Непознанным Богом. Я перестал с ним сражаться.

В ваши дни для человека крайне трудно вести кропотливую и терпеливую внутреннюю работу, поскольку люди живут в очень быстром темпе и умирают совсем молодыми. Они не знают, как им жить, потому что они живут во времени. Им необходимо жить в четко очерченных временных рамках — жить по-другому они не умеют. До тех пор пока люди будут продолжать думать таким образом, они никогда не начнут жить по-настоящему. Они будут и дальше жить во власти времени, и это будет единственным достижением их жизни. Вы понимаете? Я — Рам, тот, кого зовут Богом. Я был первым когда-либо существовавшим человеком-Богом. Я был первым вознесенным человеком, создания, когда-либо рожденным от женщины и мужчины на плане сознания, человеком, который вознесся, следуя не чьему-либо учению, а внутреннему осознанию назначения жизни во всех вещах. Мое вознесение? Оно произошло тридцать пять тысяч лет назад по вашему летоисчислению. Что такое вознесение? Это когда ты забираешь все свое существо в бесконечность, подобно ветру. Если бы я слушал людей, создания, я бы умер в том своем воплощении. Все люди здесь умирают, поскольку знают, что умрут, и каждый человек здесь живет, согласуясь с мнением других людей.

Я научился любить себя, когда сопоставил себя с чем-то значительным и величественным. Что созерцает человек своим существом, тем он и становится, потому что он Бог, скрывающийся под маской человека. Ваше истинное существо, мастер, — это не ваше физическое тело. Вы со-творили свое тело из семени вашего отца и чрева вашей матери. Из той глины, если можно так выразиться, которую они вам дали, вы вылепили свое тело, Но это тело не вы. Ваша истинная природа, создания, невидима. Никто не узнал бы о вас, если бы у вас не было бы рта, чтобы говорить, глаз, чтобы смотреть, и рук, чтобы прикасаться. Если бы вы были немы, глухи и недвижимы, и жили бы так, люди похоронили бы вас, поскольку им Не удалось бы узнать вас, ведь вы не смогли бы выразить, проявить себя на этом плане, если бы у вас не было физического тела, которое позволило бы вам это сделать. Ваше истинное «Я» невидимо, так же как ветер. Покажите мне мысль. Покажите мне мышление. Покажите мне мнение. Покажите мне индивидуальность.

Великие Боги, сотворившие этот план, были существами не из этого измерения и обладали другими вибрациями — они воистину пришли из света. Первичная структура ваших мыслей — это свет. Ваше тело является светом, но ваш план не в состоянии это увидеть поскольку он вибрирует на более низкой частоте свет. Он содержится в массе.

Стихия природы, ветер, помог мне осознать, что то, чем я был, не является моим истинным существом Я есть загадка и головоломка, даже в этой телесной оболочке, но я существую, и мое любопытство и удивление ощущается каждым, кто пришел ко мне в эту аудиторию. Кто же скажет, что я нереален, ибо кто из вас знает, что есть реальность на этом плане, создания? Созерцание вашей природы, превосходящей рамки физического тела, - это приключение. Именно так вы найдете себя, не в глазах окружающих людей, а в вашем собственном восприятии и понимании. Этому я учил своих воинов. И они служили мне, создания, и почитали как Бога в моей стране. И я презирал все это, поскольку они даже не имели представления о том, кто есть Бог Они сборище служащих, а не живущих.

Станьте собой и познайте, кто вы есть. Взгляните на ваши мысли. Взгляните на себя. Говорите с ветром. Танцуйте в лунном свете. Наслаждайтесь рассветом.. Они вас научат всему, что есть в жизни, потому и есть сама жизнь - они будут продолжать жить, когда все это умрет.

Размышляйте о том, что я вам сказал.


20 апр 2010, 11:27
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Покори себя


Приобретая знание, вы должны смирять себя и искать того, кем вы действительно являетесь, - не того кого вы видите в зеркале, а того, кто вы есть на самом деле, - и видеть то, что пребывает внутри вас: индивидуальность, высшего Бога, — и вы должны перестать удерживать ваше истинное «Я» внутри себя, будто ученика. Множество из вас делают это, за исключением одного создания в этой комнате, лишь одного создания. Вы знаете, кто такой узник? Я могу материализовать для вас тюрьму в подземелье или даже две, чтобы вы поняли, как чувствует себя ваше истинное «Я», сидя за решеткой, где крысы едят у ваших ног, в волосах ползают вши, а из зловонного навоза выползают черви. Вы узники самих себя — таким же был и я, потому что, хотя желание управлять и было во мне, я не знал и не понимал природу плотной, коагулированной (свернутой) мысли, се потребности, желания, природу сознания на этом, более низком плане бытия. Я не знал, что требуется для того, чтобы управлять мыслью. И в прошлом, по вашему времени, это привело меня к великим и ужасным событиям, большим противоречиям, когда мне пришлось все расставлять по своим местам в сознании и внутри моего существа.
Вы, создания, знаете ли вы, каким образом вы делаете из вашей правды узника? Вы не знаете, кто вы есть. Я был грязным лемурийцем, бездушным. А вы знаете, кем являетесь вы? Вы знаете ту добродетель, что скрывается у вас внутри, и ту цель, ради которой вы сюда пришли? Вину за неудачи и трудности вашей жизни большинство из вас возлагает на окружающих, многие из вас так поступают. Каждый человек несет личную ответственность за свои несчастья — это большой труд, но в этом и большая польза.
Когда вы узнаете, кто вы есть, — а в моей жизни, чтобы узнать это, мне потребовалось шестьдесят три года, — вы посмотрите на себя и с легкостью различите в себе того, кто сотворил все те судьбы, которые вы прожили по собственному выбору, все несчастья, которые вы перенесли по собственному выбору, и все счастье, которое выпало вам опять же по вашему личному выбору. И это именно вы сотворили все события в своей жизни, вы и больше никто. Когда вы сможете смиренно посмотреть на себя - посмотрите на себя, - почувствовать себя, спросить себя «Почему?» и ответить себе «Я знаю почему», сможете разумно к себе относиться, тогда вы уберете решетки с темницы, где томится ваша правда (ваше истинное «Я»), которая есть птица, парящая в небесах счастья, добродетели, единства и мира.
Я бездействовал во второй половине своего шестидесятитрехлетнего пути к просветлению, поскольку я был полон покоя. Я жил в согласии со всем сущим Я пребывал в мире со всем сущим, научился любить и уважать своих самых сильных врагов, поскольку я был для них угрозой. Я научился любить их, потому что по-настоящему научился любить то изящное существо, которое носит имя Рамта.
Все ваши жизни, одну за другой, тянущиеся на протяжении миллионов лет, можно прожить за одно земное воплощение. Вы знаете, почему на обретение просветления у вас уходит столь длительное время, почему вам требуется для этого так много жизней? Это происходит из-за неспособности взглянуть на себя и воистину увидеть, кто вы есть на самом деле. Вы осуждаете других, но, несмотря на это осуждение, которое вы испытываете, однажды вы решите сделать свою жизнь лучше и научитесь тоньше понимать других людей, и поможет вам в этом то, что называется вашим «Я». Однако по большей части, на протяжении всех ваших жизней вы учитесь

лишь очень немногому. Вы медленно усваиваете знания, потому что вы отказываетесь взглянуть на того, кто сотворил все это, отказываетесь. Что ж, могу вам сказать, что вы были всеми возможными существами, которые когда-либо появлялись в генетической цепи, к чреве женщины от семени мужчины любой расы. Вы были всеми созданиями — от самого ничтожного, подобного лемурийцу, до самого высокомерного, такого, как атлант. Вы жили в обличии всех когда-либо созданных существ, всех. Но почему бы в одном земном воплощении не ускорить насколько возможно процесс проявления и раскрытия вашего внутреннего «Я», просто взглянув, с состраданием, на которое способна душа, на то, кем вы являетесь в действительности?
И я начал познавать, кто есть Рамта. И я получал огромное удовольствие от того, кем я был раньше, и я действительно наслаждался тем существом, которым стал. Почему? Потому что я пребывал в мире с Непознанным Богом, которого я отыскал в себе самом, в себе самом, и познал уникальный, действенный, прекрасный способ творить свою судьбу и вести свой народ к более глубокому осознанию. И все, что я сотворил прежде, перестало иметь значение, когда я простил себя и понял, почему поступил так. И прошлое перестало меня терзать. Оно больше не причиняло мне боли. Оно больше не принуждало меня сражаться.
Я очень хорошо учил вас. Должен сказать вам — несмотря на то, что множество из вас все еще не понимают, о чем я говорю, — но говорю вам, всеми, кем вы были, вы становились ради одной-единственной цели — обретения понимания и любви. Создание человеком таких понятий, как «правильно» и «неправильно», критериев истины породило страх, чувство вины и лишило людей способности развиваться в своей духовной жизни. Когда я говорю о духовном, я говорю о всей жизни, а не только о чем-то прекрасном, о чем принято говорить в философском смысле, что имеет место не по особым дням недели, а постоянно. Из-за этого вас одолевают и терзают ваши печали, вы утопаете в презрении к себе и начинаете отрицать самих себя. Говорю вам, создания, все, что вы совершили во всех ваших жизнях, было правильно. Бог Отец, который есть сама вибрация вашей удивительной молекулярной структуры, никогда не судил вас. Он не знает осуждения, потому что он не знает совершенства, которое есть абсолютное ограничение. Он просто существует. Он есть бытие, и он любит самого себя, все свое существо. И это существо есть действующая сила внутри каждого из вас, всех, кто собрался здесь, и всех людей по всему миру.
Бог никогда вас не осуждал, никогда не призывал вас быть святыми или демонами. Вы сами сделали это с собой, опять же не сознавая, кто вы есть. Если Отец, который пребывает во всем, что есть, нашел массу добродетели в вашем удивительном существе и во всем, чего вы добились, и если для вас до сих пор творится следующий момент, в котором вы продолжаете жить и можете прославлять ваше священное, божественное «Я», то, уверяю вас, возлюбленные создания, что вы действительно способны простить и понять себя, разобраться, почему вы поступали прежде именно так, а не иначе, ибо вы и есть Бог, я это знаю.
Итак, Непознанный Бог был всем сущим: сумерками, ночной птицей и ее щебетанием в кустах, пернатыми птахами, совершающими свой утренний полет, детским смехом и волшебством, окутывающим влюбленных, рубиновым цветом вина и сладостью меда. Он есть все сущее, все сущее. Это вечность. Я познал Непознанного Бога через такое понимание. У меня не было учителя, который рассказал бы мне об этом. Рам, учитель, завоеватель таился во мне, ожидая, когда его поймут. Мной двигала моя внутренняя потребность понять. И вот, раненый, я был оставлен в одиночестве, чтобы, исцелившись, пребывать в покое, размышлять, думать. Все, что у меня было, — это я сам, один, восседающий на огромной скале, а не в таком прекрасном помещении, как это. И таким образом я познал прощение, еще до того, как появилось такое слово, я познал свое «Я», прежде чем появилось такое понятие, и я познал Бога и свое «Я» как единое целое, что разрешило все загадки и тайны, которые меня занимали. Я красноречиво и без утайки рассказал и описал вам все, что сделал в своей жизни, с тем чтобы вы в своей жизни, быть может, ощутили такое же желание смирить себя и благодаря этому увидеть, кто вы есть на самом деле. Но многих из вас, чьи глаза до сих пор закрыты, я Не могу обучать, потому что вы живете с единственной невозможностью, которая когда-либо существовала, — закрытым разумом. Вы не слышите и не воспринимаете, что я говорю, поскольку это ставит под угрозу наше хрупкое ощущение безопасности. Вы, как сможете Вы познать себя? Вы подобны лебедю, заключенному в клетку. Простите себя. Отец всегда прощал вас, и это понятно.
Взгляните на то, кем вы являетесь. Взгляните на себя. Взгляните на свой гнев — почему вы полны гнева? Посмотрите на вашу ревность — почему вы ревнуете? Посмотрите на свою зависть — почему вы завидуете? Заметьте, что вы часто не чувствуете себя в безопасности, и поймите почему. Посмотрите на свои суждения — почему вы судите? Посмотрите на свою жестокость — почему вам чуждо милосердие? И взгляните на свой смех — где он? Поразмышляйте о том, что я вам сказал, но у вас не хватит терпения, чтобы ожидать просветления шестьдесят три года, поскольку вы очень спешите. Отсутствие терпения непочтительно. Сейчас оно вам нужно как никогда. В моей жизни оно и было моей жизнью. И оно сделало меня тем, кто я есть в этот час перед вами, и воистину сохранило индивидуальное, неповторимое «я» по имени Рамта Великий, чтобы бесконечность познания Бога смогла наполнить этот крепкий сосуд и излиться из него, обучая вас доступным для каждого языком.
Если вы хотите стать таким же, как я, думайте так же, как думал я. И каким бы путем вы ни следовали и какой бы религии ни принадлежали, совместите их с моим знанием и, несмотря ни на что, идите вперед.

Рамта


21 апр 2010, 12:26
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 5573
Сообщение Re: Как творить свою реальность (по книге Рамты)
Важнейшие понятия учения Рамты

Глава 2


Сознание и энергия создают реальность


Здравствуйте, мои прекрасные создания и новички! Я приветствую вас. Давайте попьем. Вам это пригодится. Вода воистину являет собой Источник, бесконечное сознание. Это подходящее средство для того, чтобы установить связь с тем, кто зовется Богом внутри каждого из вас. Что ж, давайте начнем это занятие с того, что теперь вспомним о нашей божественности, а не о конечности нашего существа.


О, мой возлюбленный Бог,
Пребывающий в глубинах моего существа,
Приди в этот день
И раскрой мой разум,
Наполни мою жизнь,
Чтобы я смог превратить в свой личный опыт
То, что услышу.
О, мой возлюбленный Бог,
В этот день
Благослови мою жизнь
И все, чему я научусь.
Да будет так.
За жизнь!


Прекрасные новички, я рад, что вы находитесь здесь. Пусть поднимут руки все новички в этой группе. Прекрасно. Да будет так. Так почему же вы пришли сюда? Вы надеетесь, что расширятся границы вашего восприятия и благодаря этому каким-то образом изменится ваша жизнь? Что ж, это хороший ответ. Он мне нравится.

Я тот, кого зовут Рамта Просветленный. Я то создание, которое произнесло все те слова, что вы уже читали, которые вам приходилось слышать ранее, те слова, которые вас тронули. Это был зов истины. Пусть вас не смущает то физическое тело, в котором я нахожусь. Пусть вас смущает то тело, в котором находитесь вы.

Я появился в этом сознании довольно давно по вашему времени. Что же касается этого физиче-ского тела, то с ним мы, как вы это называете, договорились еще до того, как это существо воплотилось на данном плане. Вы здесь для того, чтобы понять: Бог не имеет некого конкретного образа, но он проявлен во всех и во всем. Более того, вы здесь, чтобы понять, что Бог в своем самом возвышенном проявлении может предстать в образе столь простом, как, например, дерево, животное или вы.

Я больше, чем мое тело; я — просветленное существо

Я пришел сюда, появился здесь не для того, чтобы сотворить прекрасное физическое тело, кото-рое внушало бы благоговейный ужас или вызывало бы восхищение, поскольку на протяжении эонов времени тело неоднократно становилось идолом для поклонения, и так продолжается и по сей день. Красота приобрела воистину физические характеристики — она больше не является величиной духовной, постоянной — и вы ей поклоняетесь. Однако это делает вас слабыми, поскольку красота мимолетна — она лишь ненадолго расцветает и физической жизни человека, а затем увядает. Я пришел сюда неистовым в своей жестокости человеком и стал просветленным созданием. Что значит «просветленное создание»? Что вы понимаете под словом «просветленный»? Им обозначают того, кто осознает, кто обладает глубоким видением. Просветленное создание — это тот, кто является чистым сознанием, проявленным в Духе или разуме. И это означает, что просветленное создание обладает богатствами гораздо более возвышенного качества в своем Духе, нежели в своем физическом теле. Просветленное созда-ние воспринимает себя не как физическое тело, но как существо, единое со всей жизнью. Вот что значит «просветленное создание». А тот, кто таковым не является, воспринимает себя как отделенное, особое, отличное от всех других форм жизни существо. Такие создания невежественны.

Итак, я просветленное существо, так как в своей жизни, в те времена, что я знал, у меня была великая и удивительная возможность быть самим собой, быть человеком, сотворить войну, покончить с тиранией. Какая возвышенная цель, да? Однако, в тот момент, когда я предал самого себя, я исполнился смирения и лишился всего своего высокомерия. И в этом смирении, создания, когда я цеплялся за свою жизнь, которая была под угрозой, я задался вопросом: в чем цель моей жизни и моего несчастного, презираемого народа. И лишь когда мне пришлось изо дня в день бороться за свою жизнь, когда снова и снова я делал отметки, свидетельствовавшие о том, что я пережил еще один день, тогда я понял, что жизнь сама по себе была наградой. И вот я сидел на скалистой горе и в течение семи лет занимался самоисцелеием, и это показалось бы вам невыносимо долгим временем. Каждый день и каждую ночь я радовался Духом тому, что, просыпаясь, чувствовал, что все еще нахожусь здесь. И мне никогда не надоедало наблюдать за тем, как по ночам в небесах прибывает и убывает Луна. Я испытывал отчаянную, безнадежную и пылкую страсть к природе. Именно луна и солнце каждый день говорили мне о том, что я живу. Я начал с того, что стал поклоняться им. А окончил тем, что стал ими.

Меня зовут просветленным, поскольку то, что я у шал, возвысило и преобразило мое физическое существо. Воин умер. Завоеватель отошел в мир иной. Высокомерие и заносчивость растворились в ночном воздухе, словно дым от затухающего костра. Мое невежество исчезло. И вот я стал духовным существом. И что это значит? Это значит, что я перестал использовать свой разум, свое физическое и эмоциональное тело для того, чтобы искать сражений, достигать целей, сеять разорение и смерть во имя обновления Земли. Я изменился. Вместо того чтобы, оставаясь наедине с самим собой, продолжать бороться и применять свою силу, я день за днем, постепенно собирал себя заново, чтобы стать человеком, который нашел смысл не в борьбе с окружающим миром, а в борьбе с невежеством.

В чем же состояло мое самое большое невежество? Я много чего не знал, но самое большое мое невежество было в том, что я ненавидел Непознанного Бога моего народа. Видите ли, мой народ не поклонялся Богам. Они знали, что есть лишь один Бог, и он не имел имени, не имел образа, и, несмотря на это, его можно было видеть во всем, что существует, и во всем, что, как он думал, существует. Я считал, что этот Бог предал мой народ, бросив нас в отчаянном и жалком положении. Я не понимал. Я думал, что если ты любишь единого Бога, то твоя жизнь должна быть приятной, полной удовольствий, что ты можешь повергнуть своих врагов и жить в мире петь и танцевать все дни твоей жизни. Однако Непознанный Бог моего народа, который был всей жизнью, допустил чтобы мы попали в рабство к гораздо более сильной расе, и за это я возненавидел Бога. И вот, я стал искать возможности убить его в каждом человеке, потому что его следовало уничтожить за то, что он погубил мою бедную, несчастную семью. Это было самое большое заблуждение в моей жизни - что Бог может быть убит уничтожен и что, если человек любит Бога, это может спасти его от опасностей, рабства и пленения.

Я не знал, что Непознанный Бог пребывает в каждом из моих людей и во всех других народах и что природа сама по себе была его творением. Бог есть любовь Что это значит? Это значит, что Бог творит и отдает и никогда ничего не берет - вот что это значит - и что Бог, этот Непознанный Бог, дал жизнь всем, и, дав эту жизнь и поддерживая ее, он позволил человеческой форме жизни, обладающей копией его разума, сотворить свою собственную реальность. Люди моего народа предсказывали, что однажды они попадут в рабство. Так не потому ли их собственное пророчество однажды превратилось в реальность, что они сфокусировали на нем свое внимание? Конечно, поэтому. Непознанный Бог -это не один и тот же разум в каждом человеке; это части единого разума в каждом. И каждый может обрести осознанность любым избранным способом. В этом есть свойство Бога как существа, которое всегда дает. Мне потребовался не один день, чтобы понять это, - у меня на это ушла большая часть жизни, потому что из-за моей варварской натуры, привыкшей ненавидеть и презирать, моя духовная часть, будучи слабой и хрупкой, укреплялась медленно. С каждым днем я жаждал духовности все больше, с каждым днем я тосковал по ней гораздо сильнее, нежели по своему физическому телу.

Итак, как же я обрел просветление? Это случилось благодаря тому, что, будучи частицей Непо-знанного Бога, однажды я решил, что он — это тот, кем я хочу стать. И вот, Бог, поскольку Бог лю-бит, и мы видим это в том, как он постоянно отдает — никогда не берет, а только дает, — и вот, этот Бог внутри меня дал мне именно то, чего я хотел, помог мне стать тем, кем я хотел стать: тем, кто пребывает во всем сущем, тем, кто может разделить любовь со всей жизнью.

И знаете что, мастера? Знаете, в каком сражении я участвовал каждый день своей жизни? Изо дня в день я сражался со своей примитивной природой, которая желала разрушать. Она не хотела оставаться в покое и мечтала о сражениях. Она хотела выкрикивать абсурдные речи. И каждый день я боролся с этой природой в себе, поскольку тогда я решил покорить самого себя, и это была самая тяжелая битва из всех. А что же мне принесла моя борьба? Поначалу ничего в сравнении с наглядными свидетельствами моих прошлых сражений: я мог сосчитать все свои раны, мог видеть, как велика моя армия, и я мог пересчитать все свои прошлые победы. Я мог видеть, что это все было реальностью, тогда как то, чего я хотел, не было реальным, по крайней мере не было осязаемым. И вот, изо дня в день реальное вступало в противоречие с нереальным.

Реальность как будто насмехалась, как вы бы выразились, над тем, что было нереальным. Иногда я сидел и говорил себе: «Рамта, ты шут. Ты старый шут». И я чувствовал, что где-то внутри эти слова задевают меня. Я чувствовал какую-то боль внутри, когда говорил себе эти слова, И я должен был узнать, что это была за боль. И когда я изучил свою боль и все то, что отзывалось во мне болью каждый раз, когда я говорил себе обидные слова, все это стало для меня реальностью. И вот, раз и навсегда я изменил свое представление обо всем. И я понял, что единственной причиной, по которой я находился в своем физическом теле, было то, что я чувствовал себя единым целым с ним. Каждый раз, когда я злился, я ощущал это в самом центре своего тела. Каждый раз, когда мое тело начинало преобладать над моей волей, я чувствовал, как будто я в нем заперт. Но с каждым днем я все меньше и меньше ощущал себя физическим телом и все больше сливался со своим разумом.
А знаете ли вы, как я покинул этот план в конце своей жизни? Не в деревянном гробу. Я покинул этот план, улетев вместе с ветром. Почему именно он стал моим проводником? Потому что это проводник Духа. Почему мне не пришлось умирать так, как это делают обычные люди? Потому что я не был обычным человеком. А что сделало меня таким? Я покорил свою обыденную, при-вычную природу, которая была моим физическим телом, моей личностью, моей генетикой, как вы бы это назвали. И в конце своих дней мне удалось разорвать эту нить, которая тянулась из паутины прошлого.

И чем же я стал? Я не стал лучше. Я стал духовным существом, Богом, не человеком. И именно таким я хотел быть. И если Непознанный Бог не имел лица, то он по своей сути был самой силой и импульсом. Именно таким я и хотел стать, потому что таким мне представлялся Бог, я видел его не в том, чтобы стать человеком, а м том, чтобы стать существом, которое действует исходя из знания, представляющего собой часть всей жизни. Вот, чем я стал.

Так почему же меня назвали просветленным? Я был просветленным, поскольку я стал Духом и перестал ныть физическим телом. И поэтому сегодня в это время я здесь, как вы знаете, в другом теле. И вы пришли послушать меня, потому что вы читали мои слова, вы слышали их, вы слушали других людей, и вы встретили в своей жизни нечто удивительное. И вот, вы пришли как мужчины и женщины, как Дух, невидимый, заключенный в физическое тело. Ежедневная обязанность вашего Духа состоит в том, чтобы поддерживать в вас жизнь. Вот единственная причина, по которой вы когда-либо обращались к своему Духу. И единственная причина, по которой вы не умерли до того, как прийти сюда, в том, что вы использовали свой Дух с тем, чтобы сохранить свою жизнь, а также в том, что вы никогда не обижали свой Дух настолько сильно, чтобы он захотел оставить ваше тело. Но это все, для чего вы применяли свой Дух. Но именно из-за него вы здесь — поскольку в той же мере, в какой его нельзя увидеть, его можно ощутить как силу, и он именно тот, кем являюсь я.

Вы пришли сюда не для того, чтобы увидеть меня. Это вы и так делаете прямо сейчас. И я кажусь вам воистину обычным, естественным. Учение состоит в том, что Бог живет в вас в виде того существа, которое вы назвали Духом. Но он просто поддерживает в вас жизнь. И если бы вы могли увидеть этот в физическом теле, которое, кажется, противоречит моему полу — тело женское, а я мужчина, — но оно прекрасно, потому что оно учит мужчин и женщин тому, что Бог есть и мужчина, и женщина и в то же время ни то, ни другое. А также это тело говорит о том, что все, о чем вы размышляли в своем уме, совсем не обязательно отражает все, что действительно существует в жизни. И еще, оно учит тому, что вы не способны увидеть, кто вы есть на самом деле.

Итак, уместнее всего будет сказать, что я пришел сюда, чтобы поговорить с людьми, которых я знал когда-то, во времена, которые кажутся очень далекими от нынешнего момента, и все же те времена и настоящий момент существуют в одно и то же мгновение. Я здесь, чтобы учить вас то-му, чему никогда не учил до того, как я оставил вас. И я не буду учить вас тому, что вы должны следовать за мной — вы не сможете этого сделать, даже если умрете, все равно не сможете — потому что, когда вы умираете, только тогда вы обретаете дар жизни, дар, который равен вашей способности принять. Единственное, что вы когда-либо получали в подарок, это ваша жизнь, не-зависимо от того, какой она была. Вот что для вас важно. Ощущение голода важно для вас. Боль важна для вас. Чувствовать себя подавленным, потому что вам не нравится реальность, — вот что для вас важно. Для вас важно быть женщиной. Для вас важно быть мужчиной. Видите, все это физические по своей природе качества, и голод может подавить Дух. Ваша сосредоточенность на Боге может рассеяться под воздействием голода скорее, чем под воздействием чего-то другого. И вот я пришел, чтобы учить вас, что, даже если вы умрете, вы не станете просветленными — вы станете духовными существами, но ваш разум не будет с вами; ваш разум будет здесь, чтобы учить вас тому, что знал я и чему я научился.

Не существует одного Бога, но все есть Бог. И эта ваша жизнь не единственная из тех, что вы ко-гда-либо проживали. Эти тела, они подобны одеждам. Вы просто носите это физическое тело как одеяние в данном временном потоке. Вы уже многие из них надевали. Вы можете сказать: «Почему же я не могу этого вспомнить?» Вы не можете вспомнить, потому что вы не про-светленные. Вы понимаете? В своей последней жизни вы не продвинулись вперед дальше, чем в своей нынешней жизни. И если та ваша прошлая жизнь — единственное, что вас заботит, это означает, что вы используете лишь разум своей человеческой личности, а он связан только с вашим физическим телом, и так всегда и бывает. И если ваше тело умирает вместе с этим разу-мом, то в этом и есть причина того, что вы ничего не можете вспомнить о своих прошлых жизнях. Ведь тело, а вместе с ним и разум мертвы, а значит, все, что вы способны помнить, — это ваша нынешняя жизнь. И вы часто не можете вспомнить даже большую часть своих дней этой жизни, потому что вы никогда их не проживали, вы в них не жили. Вы отсутствовали в эти дни.

О, вы жили на протяжении эонов времени. Вы эволюционировали. Бог наделил вас вечной жиз-нью. Что это значит? Это значит, что, если вы умрете, этим вечером, например, то завтра утром ваше тело будет мертво, тогда как ваше духовное тело возродится. Но опять же, духовное тело может быть столь же велико, сколь велик ваш разум, который это тело наполняет, — и именно его вы взращиваете сейчас. Это вечная жизнь. А потом вы вновь переродитесь, если люди все еще будут спариваться. Вы родитесь вновь, но вы не будете помнить сегодняшний день. Вы знаете, почему вы не будете помнить сегодняшний день? Потому что ваш будущий мозг сегодня не был здесь, тогда как ваш Дух — был.

Итак, я пришел учить не тому, что вы должны следовать за мной, потому что это невозможно. И я не хочу, чтобы мне поклонялись. Самый великолепный когда-либо существовавший храм, посвященный Богу, был построен не из камня, золота, серебра или драгоценных камней. Самым великим храмом во славу Бога является человеческое тело, и это тело — находящийся в данной реальности сосуд, который наполняется Духом. Это и есть храм. И если то, чему вы учитесь, возвышает вас внутренне, то это ощущение внутреннего подъема дает вам ваш дух. Когда вы приходите сюда и чувствуете себя усталыми, или голодными, или вам скучно, то это говорит ваше тело. А ваш разум находится в вашем теле, не в вашем Духе. Если вы чувствуете воодушевление, предвкушая то, чему будете учиться, значит, вы слышите внутри вас то, что нельзя увидеть, но это именно то, чем вы являетесь в действительности, и это принесет ог-ромную пользу.

Что это за единственное препятствие, которое может встать у вас на пути сегодня и завтра? Это ваш обезьяний ум, ваш человеческий мозг. Знаете почему? Потому что, если бы я попросил вас описать своему соседу, насколько обширен уровень вашего приятия — подумайте об этих словах — как обширен, как глубок, как высок уровень вашего приятия, потому что это ваше убеждение... Вы никогда не сможете материализовать то, что вы не принимаете. Вы можете материализовать только то, что принимаете. Так насколько широко ваше приятие? Оно Польше, чем ваши сомнения? Каковы пределы вашего приятия? Из-за этого вы больны? Из-за этого вы стареете? Из-за этого вы несчастны — потому что ваше приятие находится на уровне отсутствия счастья? И это нее, что вы можете получить, как видите. Вы не сможете получить ничего больше этого, потому что все, что больше этого, лежит в сфере Духа. Итак, ваш Дух делает вас несчастными, потому что вы его об этом просите.
Итак, единственное, с чем у вас могут возникнуть сегодня сложности, — это ваш уровень приятия в вашем плотском уме — он находится вот здесь (в нейросети). И если вы — человек, который находится под давлением собственного чувства вины, человек, который совершил множество жестоких и ужасных поступков и при этом думает, что испытываемое им чувство вины делает его исключительным, то вам будет сложно понять, о чем я говорю, потому что я говорю вам о том, что вы сами творите свою реальность. И если вы жертва, то это потому, что вы сами так устроили. И вам это не понравится, потому что вы хотите, чтобы ответственность за вашу боль, за вашу ограниченность, за вашу нужду нес кто-то другой. Я скажу вам, что одному вам быть за это в ответе, и вам это не понравится. Дух соглашается, а разум нет, поскольку он может указать тех, кто обидел его, назвать тех, кто разочаровал его, он может объяснить, почему сомневается. Виноват всегда кто-то другой, а не вы сами. Высокомерие человеческого разума, да? Вам это не понравится.

Также у вас могут возникнуть трудности с пониманием идеи о том, что все вы — Боги, потому что среди вас есть те, которые все еще предпочитают верить, что Бог проживает на объекте недвижимости, называемом небом, и что он — и это более приемлемо, чем она, — дергает всех и вся за веревочки. Вот почему, если что-то в вашей жизни идет не так, вы всегда можете сказать, что на то воля Божья, что Бог вами недоволен.

Бог на небе — это удобный образ, потому что до тех пор, пока Бог сидит там, лишь он один будет наказывать вас за ваши пороки: за то, что вам, как говорится, чего-то не хватает, за то, что вы про-являете недостаточно любви и заботы. Если вы будете держать в голове плохие мысли, вы бу-дете наказаны. Именно Бог занимается всем этим на небе. И если вы хотите спастись, то вы ждете, чтобы появился кто-нибудь, кто смог бы спасти вас. Знаете почему? Потому что вы не верите, что можете сделать это сами. Таким образом, Бог в религии играет очень удобную роль. Но говорю вам, что тот участок недвижимости, который называется небом, пребывает только внутри вас и нигде больше, он есть то, во что вы позволяете себе верить. И если это так, ваш Бог может прямо сегодня простить вам вашу вину, простить вам ваши чрезмерные потребности. Уже сегодня вы можете перестать быть жертвой. Сегодня вы можете прекратить болеть. Сегодня вы можете перестать верить в дьявола и начать верить в себя. Некоторым из вас это не понра-вится, потому что вам нужно полагаться на спасителя. Вам это не понравится, потому что вам нужно верить, что когда-нибудь Господь вернется и заберет вас с собой. Поэтому то, что я скажу, будет противоречить тому, во что вы верите — ведь то, что я говорю, и то, чему я собираюсь вас учить, касается только вас и того, что скрыто у вас внутри. Большинство из собравшихся здесь не верят, что могут материализовать что-либо. Вы приняли отсутствие в вас этой способности. Это будет противоречить вашим представлениям. И тогда в игру вступит аксиома «Верь в себя, и все станет возможным».


26 апр 2010, 18:31
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 39 ]  На страницу 1, 2, 3  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron