Галактика

Сознание Современного Человека
Текущее время: 22 июн 2018, 06:52

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 34 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Пирамиды астрала
СообщениеДобавлено: 03 дек 2011, 02:06 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14611
Таша уже три дня наслаждалась спокойной жизнью у Лизы, в этом, таком почти реальном мире. На самом деле, здешняя реальность была настолько сильной, что ей долго не удавалось найти отличий от земной жизни. Ну, может быть, потребность в более коротком сне длинною в три — четыре часа, да некоторые другие мелкие детали. Только выехав с Лизой на машине в центр города, она начала осознавать, что в этом мире нет тупой, механической работы. Ее, либо выполняли какие-либо механизмы, либо она выполнялась сама, под руководством местных магистров — людей, занимающийся деятельностью мага, но не абы как, а тщательно разрабатывая, тестируя и согласуя свою деятельность с ведомством и коллегами. Лиза тоже была магистром, служащим в ведомстве городского управления.
Люди зарабатывали здесь деньги, занимаясь, чем придет в голову. Кто организовывал туризм, кто пел и плясал, кто рисовал или творил вообще что-то невообразимое. В целом, в этом мире царила атмосфера творчества, ограниченная лишь требованиями физического соответствия реальности. Когда буйная фантазия больше не умещалась в реальных рамках, творцы покидали мир Отраженного реала и творили свои проекты вне его пределов. Поэтому здесь не были в диковинку массовые представления в открытом астрале. Очень интересны были товарно-денежные и государственные отношения. Лиза смеялась, объясняя:
— Коммунизм уже построен в раю, но все оттуда почему-то бегут к нам! А у нас хоть и неидеальный, но хороший мир. Деньги, безусловно, надо зарабатывать, но делать это легко. Надо только заняться любимым делом или попробовать себя в чем-то новом! У нас здесь очень высокий прожиточный уровень и нет безработицы, а также очень сильная государственная поддержка любых творческих начинаний, хоть в искусстве, хоть в бизнесе. Из-за этих субсидий регулирование рынка ценных бумаг и товаров у нас еще посложнее, чем в реале.
— А как же бизнес и политика сочетаются с астралом, ведь это считается дьявольским порождением?
— Все верно! Но кто тебе сказал, что все должно быть радужно и безоблачно? За этим, пожалуйста, в рай! Что, не хочется?! — хитро засмеялась Лиза, заметив кислую мину на Ташином лице. — Тогда смирись с какими-то издержками! Потом ведь бизнес и политика — это тоже творчество! Просто у нас, этим двум зверям когти подрезаны и зубы подпилены!
— Это как это? — оторопело спросила Таша, представляя, как видным политикам и бизнесменам делают эти неприятные операции.
— Очень просто. Это же астрал, поэтому все, в конечном счете, игра. Это чувство лишает главных игроков той остервенелости, с какой они обычно в реале идут к деньгам и власти. Ведь фактически, любой житель Отраженного реала, даже самый бедный и обиженный, может уйти к себе в якорь и навыдумывать там всяческих благ, но только, при этом, остаться в одиночестве. Материальные блага здесь вещь второстепенная. Хвастаться ими здесь перед другими, значит, показывать свою недалекость! Здесь все понимают, что главная потребность души в общении и творчестве. И даже творчество, в конце концов, направлено на общение. Ну кому нужно что-либо придумывать, если это никто не увидит и не услышит?
— А чего у вас политики-то делят? Скажи, что еще и войны ведут между государствами!
— Нет, войн нет, как и пограничных войск. Но есть национальные особенности, культура и всякие другие нюансы, делающие жизнь у нас разнообразной до скандала.

***

Так Таша и знакомилась с удивительным и прекрасным миром Отраженного реала, пока не прозвучал этот звонок, вернувший ее к переживаниям собственной жизни. Здесь все снабжались такими телефонами для связи внутри пирамиды и снаружи в астрале. Так что она не удивилась, когда ангел-учитель вызвал ее для разговора.
— Таша, как у тебя дела? — как всегда, участливым тоном спросил он.
— Неплохо! Знакомлюсь тут со всем, чем пожелаю. Лиза взяла отпуск и показывает мне все, что сама успела узнать. Она же тоже не очень давно еще здесь живет.
— Слушай, с тобой хочет поговорить один ангел-корректировщик. Он говорит, что находиться с твоими друзьями в этом же мире и мог бы даже встретиться с тобой.
Таша почувствовала, что ее пронзила острая боль догадки: "Слава здесь! И я могу стать причиной его смерти!"
— Таша, ты слышишь меня? — обеспокоено переспросил ангел.
Таша поняла, что уже долго молчит, погрузившись в нерадостные мысли. Заставив себя собраться, она ответила:
— Да я слышу. Я тоже хотела бы поговорить с этим ангелом.
— Тогда я вас связываю. Общайтесь на здоровье! — и в трубке послышался другой голос.
— Таша. Это Буль, ангел-корректировщик. Я сейчас с твоими приятелями в мире Отраженного реала. Ты не хотела бы с нами встретиться?
— Нет! — испуганно выкрикнула в трубку Таша. Потом, опомнившись, сказала уже совсем упавшим голосом. — Я… я не могу. Мне… нам нельзя со Славой встречаться.
— Хм… ну побеседовать-то по телефону вы всяко можете! — удивленно спросил Буль.
— Хорошо, давайте! На самом деле, я так рада с ним поговорить! — уже радуясь возможности поговорить с любимым, ответила Таша и, через некоторое время, услышала родной голос. Как ни была она рада, ей опять пришлось врать, что она не может встретиться со Славой. Они говорили обо всем и ни о чем. Спрашивали друг друга, как их дела, и рассказывали, как они скучают друг по другу. Главным в разговоре было слышать голос, а не то, что он говорил. Но вот Слава стал расспрашивать, когда она освободится от этой астральной учебы, и когда они, наконец, смогут встретиться — и ей стало действительно плохо. Врать и опять врать она ему уже не могла. Тогда она решилась на последнюю уловку, сказав Славе, что от нее требуют прервать разговор, и попросила дать трубку ангелу. После горячих слов прощания со Славой, она услышала голос Буля:
— Чем могу быть полезен? — галантно ответил он.
Таша выдохнула в трубку, будучи уже не в силах сдерживать боль:
— Мне нужна Ваша помощь!
— С удовольствием помогу! Это, на самом деле, первейшее дело для ангела. Так уж мы устроены! Ждите меня через…полчасика!
Таша сидела с мобильником в руках, уставившись в одну точку. Ее мысли продолжали метаться из одной крайности в другую, никак не находя решения проблемы. Из состояния горестных дум ее вывел родной женский голос.
— Таша, кто-то знакомый? — спросила Лиза, видя Ташу в смятении и не зная, как ей помочь.
— Да, Слава. Он в астрале, но я не могу с ним встретиться. Сейчас здесь будет ангел, сопровождающий их, и мы выясним, что нам делать.
— Его случаем не Буль зовут? — спросила Лиза.
— Да, а ты откуда знаешь? — насторожилась Таша. — Смешное какое-то имя у него.
— Да он и сам смешной. Я не говорила тебе, потому что он просил пока не волновать тебя понапрасну. Он предупредил меня, как и всех, кто что-либо знает про то, как твои друзья сюда попали, хранить все в глубочайшей тайне. И представь себе, он говорил от имени Службы Равновесия. А это значит, что разглашение этой тайны попахивает развоплощением!
— А почему же меня не предупредили? — удивленно спросила Таша. — Я ведь могла болтнуть ангелу-спасителю!
— Тебя пожалели. Ты ведь и так была под постоянным наблюдением. Не хотели тебя лишний раз тревожить. А сейчас, видимо настала пора и с тобой поговорить.
— Да, настала, — печально сказала Таша.
Через некоторое время на дорожке, ведущей от входной калитки, появился лохматый парень в потрепанном джинсовом наряде. Он шел, смешно подпрыгивая и насвистывая, как будто в ритм какой-то мелодии.
— Привет! Заждались? — улыбаясь, спросил парень. — Что-то настроение у вас не самое лучшее! Да, кстати, я Буль, а ты Таша? С Лизой я уже знаком. Должен признаться ты о-очень привлекательная девушка. Да, я вполне понимаю Славу!
Все это Буль выпалил радостным словесным фонтаном, не давая собеседницам втиснуть ни единого слова и, как бы против их воли, повышая общее настроение беседы. Он сразу же попросил у Лизы извиняющимся тоном:
— Лиза, можно мы останемся ненадолго с Ташей вдвоем поговорить?
— Конечно! — спохватилась Лиза своей недогадливости. — Знаете, вы беседуйте тут, пока не надоест, и приходите в дом. А я пока чайку поставлю!
Пока Лиза шла домой, Буль сел, поставив стул прямо напротив Таши, и спросил ласково:
— Ну, как тебе у нас в астрале?
— Хорошо, — дежурно скучным тоном ответила Таша.
Буль вздохнул, посмотрел внимательно на Ташино лицо. Она почувствовала, как его зеленые глаза поймали ее взгляд и не отпускали его больше. Не отрывая взора, он взял ее руки в свои. Потом, все так же держа за руки и глядя прямо в зрачки, он сполз со стула и встал перед ней на колени, а она все никак не могла оторваться от этого взгляда, как будто растворяясь в этих живых изумрудах. Буль прошептал:
— Сейчас, вместе со мной, все ангелы стоят перед тобой на коленях. Я прошу тебя — не грусти. Мы очень сожалеем о том, что сделал с тобой один из нас, и просим твоего прощения. Вы со Славой должны были прожить долгую и счастливую жизнь на Земле. Но я не дам тебе грустить. У вас со Славой еще все впереди. Доверь мне твою печаль, и мы найдем решение всех проблем.
Таша чувствовала, что его взгляд вытягивает из нее все тревоги, и в ее душе воцаряется спокойствие и уверенность, а тоска и беспокойство уходят, вместе с хлынувшими по щекам слезами. С души словно свалился камень. Она почувствовала себя, как будто кто-то большой и сильный взял на себя все ее заботы и защитил ее от любых проблем.
— Я вижу, тебе стало немножко легче. Давай сейчас спокойно подумаем над вашей со Славой судьбой, — тихим и спокойным голосом сказал Буль и сел обратно на стул. — Я понимаю, что ты догадалась о ждущей вас проблеме.
— Слияние! — Таша смогла шепнуть только одно слово.
— Да. Ты знаешь, у душ такого потенциала, как твоя или Славина, да еще при вашей любви, это случиться при первой же встрече в астрале. Ты правильно почувствовала эту опасность. Я скажу тебе честно — твоя душа является украшением астрала. Все ангелы безмерно рады общению с тобой. В этом есть прелесть преждевременной смерти, когда освобождающаяся душа, вроде твоей, находиться на пике любви и творчества. Это, как срез по живому. Ты переполнена позитивной энергией, и все ангельские сущности просто-напросто греются в тепле этой энергии, идущей от тебя. И даже только поэтому, я не дам тебе губить свою душу в тех чувствах, что одолевали тебя в последнее время. Ну, улыбнись, пожалуйста! За твою улыбку ангел готов опять стоять на коленях! — Буль уже шутливым тоном пытался приободрить Ташу.
— Не надо! Спасибо тебе за теплые слова. Но как быть нам со Славой?
— Мы прокрутили все возможные варианты и нашли, что у вас может быть несколько решений ситуации. Первое — это классическое решение. Слава доживает свою жизнь в реале. Тебе мы можем сократить этот срок до нескольких дней. Но, как я понимаю, это не устроит ни тебя, ни Славу. Опять-таки классическое самоубийство в состоянии депрессии для Славы чревато реинкарнацией, и даже все наши старания могут не помочь. А вот его уход в астрал при вашем слиянии — это что-то новенькое! Над чем мы и думали. Кстати, оказалось, не все так уж и плохо. После вашего слияния, тело Славы будет продолжать ждать своего хозяина в состоянии комы, а вы станете могущественным астральным существом с возможностями, на пару порядков превышающими обычные души. У тебя и так-то душа такого потенциала, что почти на второй уровень можешь подняться, а вдвоем, ваши способности удесятеряться! После слияния, ваши потоки информации объединяться, но по вашему желанию, вы можете существовать в отдельных телах, как и прежде. Обычно проходит много десятков и даже сотен лет, прежде чем такие пары окончательно сливаются в одну сущность и уходят обитать в верхние уровни астрала. Но самое важное то, что вы сможете создавать новые ангельские сущности. В скольких телах существовать и как создавать новые сущности — это дело вкуса, но я все же рекомендовал бы вам вырастить хотя бы парочку веселых хулиганов в мире Отраженного реала. Астралу нужно побольше таких созданий, как вы, чтобы лучше противостоять инферно и диким духам.
— Ты не сказал, что произойдет с телом Славы, если мы соединимся в астрале? — напомнила Таша.
— Да, не сказал, потому что не знаю наверняка. Одно ясно — если Слава не вернется в тело, то оно потихоньку умрет от истощения или какой-нибудь дисфункции. При этом, его душа уже будет в астрале, а плотная оболочка или реинкарнирует, или распадется — этого я не знаю. Но возможно, что он сможет спокойно возвращаться в свое тело, пока ты остаешься в астрале. И есть еще очень интересное предположение. Поскольку, вы будете по сути одним целым, ты тоже сможешь вместе с ним или вместо него бывать в реале!
— Ты хочешь сказать?.. — когда до Таши стал доходить этот факт, у нее от удивления застряли слова в горле.
— Да, возможно, что ты сможешь посетить своих родных! Но это только возможность! Никто не знает наверняка. Только не напугай их там своими откровениями! — хихикнул Буль и добавил серьезно. — Тайна вашей технологии должна сохраняться в любом случае. Я думаю, что в случае полного разглашения, Служба Равновесия не остановится даже от уничтожения пирамиды Земли вместе с ее цивилизацией.
— Неужели все так страшно? — испугалась Таша. — Может, тогда и действительно, лучше всем сюда в астрал перебраться?
— Ну, естественно, что мы подстраховываемся и пытаемся контролировать ситуацию в реале, как впрочем, и в астрале. А другая причина, почему мы не прикрываем проект, это то, что такого механизма влияния на реал не было от начала мироздания, и отбрасывать эту возможность, не исследовав ее, глупо. Нужно же поиграться с новой забавой!
— Но, понимаешь… — Таша опять задумалась. — Как тебе это объяснить? Я не могу толкать Славу на такое решение. Это нечестно. Он ради меня готов на что угодно. Но я не хочу принимать никаких жертв!
— Их и не будет! Если ты помнишь, основной принцип всех действий ангелов — свобода выбора. Я устрою так, что решение Слава будет принимать сам, исходя только из собственных побуждений. Тебе ничего не нужно делать. Жди его через две недели, когда ты окончательно освободишься от опеки ангелов-спасителей. А ему это время понадобится для обдумывания своего поступка.
— Буль, спасибо тебе большое! Я не знаю, как выразить тебе благодарность! — Таша чувствовала огромное облегчение.
— Ты ее и так уже выражаешь самым лучшим образом. Я же тебе говорил, что ангелы видят или чувствуют во всех диапазонах. Так что я сейчас просто греюсь в лучах твоей благодарности, как кот на солнышке! Чего еще можно ангелу пожелать?!
— Тогда пойдем к Лизе. Не будем ее обижать! — Таша взяла Буля за руку и потащила в дом.
Там они пили Лизин фирменный чай и строили планы о будущей жизни в астрале. Таша, естественно, хотела создать семью со Славой, а вот у Лизы пока не было определенных планов. На что Буль заметил, что ей и не следует торопиться, так как в астрале очень даже много, чем, с кем и как заниматься. Хитро подмигнув, он признался заговорщицким тоном, что многие ангелы не прочь соединиться с душой в союзе, и что это для ангела предел мечтаний, так как у них нет другого средства обрести ту полноту ощущений, которую несет в себе душа после жизни в реале. К тому же после слияния с душой ангелы обретают подлинную независимость от пирамиды той Службы, которая их породила.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пирамиды астрала
СообщениеДобавлено: 04 дек 2011, 02:47 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14611
Я сидел за столиком бара и потихоньку потягивал местный коктейль. Он оказался отменным — вкусным, немного терпким и с ароматом каких-то тропических фруктов. Держатели бара явно знали свое дело. И место было уютным, а значит, здесь можно сидеть хоть до бесконечности. Но у меня имелось конкретное дело — я ждал Буля. Мы уже третий день болтались по астралу, кто где. Иногда вместе, иногда порознь. Буль присоветовал почаще использовать Службу ориентации и информации, чем мы и пользовались самым беззастенчивым образом. Оказалось, что выданный им амулет автоматически снабжал нас энной суммой денег, если таковые были нужны в посещаемом мире. Так что, вооружившись мелочью на карманные расходы, мы совершали экскурсии, предварительно проинструктированные ангелом-навигатором.
Я уже сбился со счета, но в общей сумме с десяток миров посетил. Некоторые из них были похожи на разные места Отраженного реала, только обычно с большей степенью магии — то есть возможностью менять псевдореальность. Чем больше была степень свободы, тем больше миры становились фэнтезийными. Некоторые из них усиливали какую-нибудь сторону реала, как например посещенный мною мир Экстрим. В нем были созданы все условия для получения экстремальных ощущений. Сильно развитая «индустрия» адреналинового туризма, красивейшие горные ландшафты, гигантские водопады, сильные и стабильные воздушные потоки, постоянные мощные прибойные волны на песчаных островах в океане — это только некоторые усовершенствования для отрывания по полной, которые я там видел. Попал я и в пару миров, у которых, вернее, у их создателей, похоже, крепко съехала крыша, но, надо отметить, в очень удачную сторону.
Первый назывался Кристалл. Его неживая и живая природа были построены на кристаллических структурах. Это было что-то невообразимое! Я вошел в мир на пляж, усыпанный крупными разноцветными бриллиантами, на берегу интенсивно синего моря. Зеленоватое солнце преломлялось всеми цветами радуги на прозрачных гранях и срезах поверхности гор и скалистого берега. Из-за этого, весь мир был пронизан монохроматическими лучами различных оттенков. Растения здесь росли по типу математических прогрессий, создавая заросли причудливых форм и оттенков полиморфных кристаллических структур. Но животные были вполне нормальны, как и люди. В общем, я так и проходил с выпученными от удивления глазами до самого вечера, пока длилась моя экскурсия по этому миру. Вечером мне пришлось испытать не меньший шок, когда я сначала увидел огромное северное сияние в небе. А после того, как оно утихло, оказалось, что в небо вышло сразу пять разноцветных лун. Стоя на кристаллическом пляже и глядя на черную гладь моря с пятью цветными лунными дорожками, я почувствовал, насколько реал скучен по сравнению с этой фантазией. Но последний сюрприз, доконавший меня окончательно, ждал меня еще впереди. Поднявшись с пляжа в направлении освещенного берега, я попал в цветную феерию кристаллов, из которых состояли дома, деревья, фонари, дорожки и близлежащие скалы. Подсветка все время плавно менялась по цвету и интенсивности, создавая эффект плывущего призрачного пространства. Покидал я этот мир с большим сожаленьем и твердым обещаньем себе навестить его еще раз.
Вторая, очень странная пирамида называлась мир Древа. Этот мир вообще не имел твердой опоры и представлял собой одно огромное дерево, которое росло непонятно откуда и выходило своей вершиной в бесконечность. Диаметр ствола был с километр, а ветви, толщиной начиная с полкилометра, простирались во все стороны, постепенно ветвясь и сужаясь, километров на десять, на концах становясь узкими — всего до десяти метров шириной. Эти, самые узкие черенки увенчивались плоскими «листочками» метров по триста в диаметре и располагались почти всегда параллельно предполагаемой земле. Так что, каждый лист представлял собой хорошее поле для гольфа, причем, походя на него мелким пушком, вполне напоминающим траву. По ветвям проходили дороги, а на листьях часто устраивали жилища. Сообщения между сучьями дерева осуществляли или по подвесным мостам, или сверля туннели в стволе. Там же добывали воду, вскрывая сосуды, питающие дерево. Ближе к стволу царили сумерки, было всегда безветренно и сухо, но, чем дальше отходить от ствола по ветвям, тем больше солнца и дождя попадало на листья. На самых концах начинался экстрим, в виде удерживания на качающихся листьях с риском попасть под дождь, иногда льющий водопадами с мокрых листьев.
Но если бы вся эта буйная фантазия ограничивалась деревом! Они же напридумывали себе такой очумелый мир животных, что и в кошмарном сне не присниться. Во-первых, кучу домашних насекомых размером больше человека, вроде жуков древоточцев-туннелепроходчиков; высокоудойных пчел, дающих молоко, а не мед; тягловых майских жуков, или верховую саранчу для полетов. Самым отважным занятием было сражаться с местными колибри, которые вечно пытались сожрать весь урожай сахара, производимый гигантскими цветами дерева. Не менее гигантские плоды служили источником корма для мясных улиток, гусениц и прочих съедобных вкуснятин. Выращивание и сбор плесневых грибов на нижних сторонах листьев — самого крутого деликатеса, и охрана цветов были каждодневным экстримом, выполняющимся на летающей саранче размером с коня. В своих садиках жители выращивали декоративные грибы самых разнообразных и причудливых форм. Они даже умудрялись делать небольшие озера, выдалбливая каверны в основаниях ветвей и пуская туда воду из ствола. Пробыв в этом мире полдня, катаясь на жуках по тоннелям и летая на саранче вокруг цветов и грибных плантаций, я понял, что с удовольствием еще пожил бы и здесь.
"Сколько еще столь же удивительных миров расположено в астрале? А если посетить пирамиды других цивилизаций? Нет, надо привыкать ко всему потихоньку, чтобы не съехать окончательно с катушек. Правильно, что ангелы-спасители проводят душу сначала по обычным мирам и потом рекомендуют вначале пожить в мире, близком к реалу, чтобы отпустить свою фантазию постепенно, не превратившись в эксцентричного маразматика…"
Мои воспоминания прервала знакомая, ехидная харя лохматого растамана, подвалившего с кружкой пива к моему столику.
— Эй, пацан! Тут че, не занято?! — рявкнул хиппи, плюхаясь на свободное место.
— И не лень придуриваться?! — с усмешкой приветствовал я Буля.
— А чтоб ты понимал в жизни! Серьезное отношение способно погубить любое дело! — ворчал и одновременно булькал пивом Буль.
— Где-то я уже слышал эту астральную философию, — мне вспомнился Дед-Морозовский подход к делу.
— Кстати, как твоя крыша — еще не съехала? Столько миров за три дня! — не обращал внимания на мой вопрос ангел.
— А ты-то откуда знаешь? — оторопело спросил я.
— Помни! У ангельской мафии руки длинные! — перефразировал известную поговорку Буль. — А если серьезно, то ты же сам пользуешься нашей защитой, а она всегда с нами на связи. Не для того, чтобы следить, а чтобы прийти на помощь, если понадобиться. Но такую информацию, сколько миров ты посетил, она оставляет.
— Ладно тебе про миры… Ничего моей голове не сделается, все равно она ненастоящая — я постучал себя по макушке изображая, какая она пустая изнутри.
— Ну, если посмотреть на это повнимательнее, то она и не была никогда такой уж настоящей! Между тем, какой она была и есть сейчас, не очень большая разница! Ведь реал, всего-навсего очень тщательно и достоверно придуманный мир, а наши миры, это тот же реал, только с большей степенью свободы. Ну, может, некоторые миры продуманны похуже. Вот и все! Так что, твоя голова, как была в реале пустым местом, так им и осталась в астрале! — насмехался надо мной Буль.
— Отлично, а кроме насмешек над моей, пусть и дубовой, но вполне крепкой головой, у тебя есть какое-нибудь дело? — продолжал я разыгрывать брюзжащего ворчуна.
— Дело-то есть. Но весьма деликатное… — Буль задумчиво посмотрел на меня, будто оценивая — говорить или нет. Потом, видимо окончательно решившись, придвинулся поближе и стал рассказывать о ситуации, сложившейся между Славой и Ташей. Выслушав всю историю, я спросил:
— А что уж тут такого страшного? Ну, соединятся они и будут по очереди ходить в реал! — не понимал я проблемы.
— Это в лучшем случае, а в худшем, у вас на руках окажется свеженький Славин трупик! Как вам эта перспектива? — ехидно посмотрел на меня Буль и добавил уже серьезно. — Кому-то нужно все рассказать Славе. И рассказать так, чтобы он хорошенько подумал и решил сам, что делать. И делать, в соответствии со своими желаниями и свободой выбора, а не по чувству долга или каким-то обещаниям.
— Понял — я расскажу ему все так, чтобы он думал, что Таше это вроде, как и не очень нужно. И пусть еще с десяток дней подумает обо всем до встречи с ней, — я вздохнул и высказал горестную мысль. — Значит, еще одним хорошим человеком меньше станет!
— Почему меньше? Здесь в астрале — на одного больше станет! Ты не понимаешь, что у вас в друзьях окажется астральное существо, по могуществу сравнимое с небольшим божеством!
— Славка — бог местного масштаба! — посмаковал я громкую фразу и заржал. — Самый неверующий бог в мире!
— Ну, во-первых, не Славка, а Слава+Таша. А во-вторых, не такой и неверующий. Да и зачем богу верить в бога, если он сам себе бог?
— Кто кому бог не бог? Не верящий в себя бог, что ли? Что-то я не понял!
— А и не надо! Главное, ты Славе все толково изложи. Это дело деликатное, а ты имеешь к людям подход.
— С чего ты взял?
— Ангел я или не ангел? — возмутился Буль. — Что я, в людях не разбираюсь? Так что, никуда тебе не деться — будешь на нас работать! Надеюсь.
— Хорошо хоть надеешься, а не приказываешь! Короче, пошел я Славку обрабатывать! — мы распрощались, и я остался со своими мыслями наедине: "Да уж, озадачил, ангелочек! Сам, видите ли, крылышек марать не хочет. Соблюдает свободу выбора. А мою он соблюл? Соблюл, формально. Я же добровольно на это пошел. Куда ни кинь — всюду клин. Придется заниматься душеспасительными беседами. Хватит по мирам попусту болтаться!"

***

Славка на удивление спокойно отнесся к возможности стать богом мелкого разлива и риску потерять свое еще не очень поношенное тело. А уж мысль о том, что телом можно будет поделиться с Ташей, привела его в полный восторг. Во всяком случае, стало понятно, что с любящего сердца свалился тяжкий груз. Я-то думал, чего это он какой-то пожухлый ходит после того разговора по телефону? А он расчухал, что с Ташей что-то неладно. Ну да где уж ей обмануть сердце, настроенное в унисон с ее собственным? Слава признался мне, что не стал давить на Ташу в разговоре и прикинулся, что все в порядке, чувствуя, что ей и так от чего-то несладко. Мне даже было совестно продолжать обманывать его, рассказывая байку, что Таша не может пока ни с кем встречаться.
Слава, после разговора со мной, преобразился, вернее, стал прежним самим собой: спокойным, уверенным и веселым. Он даже вышел на работу с отпуска пораньше, чтобы привести все дела в порядок на случай его нечаянного невозвращения в реал. Он объехал всех родственников и знакомых, будто бы случайно заглядывая ко всем и обсуждая все мелкие дела. Ко дню «Х» он был полностью готов и во всеоружии.
Мы договорились с Булем, вернее, ангел объяснил нам, что Таше со Славой лучше будет встретиться в открытом астрале, чтобы ничего не мешало слиянию. Он обещал, что никто в зрительном диапазоне не будет подглядывать, так как он прикроет их от любопытных. Однако в ответ, попросил их самих не закрываться полностью, так как, смотреть на энергетическом уровне на рождение нового божества, поластрала знакомых припрется. А лишать такого зрелища ангелов как-то неэтично. Таша со Славой милостиво согласились. С утра, на сороковой день после Ташиной гибели, Слава выходил на изнанку от себя. Мы договорились, что если он не сможет потом вернуться в тело, мы снимем прибор и вызовем скорую, а там медики пусть разбираются с коматозником.
Мы с Федькой уже стояли в черноте открытого астрала, рядом с Булем и Ташей, одетой в восхитительное свадебное платье. Было видно, как она волнуется, одновременно ожидая и побаиваясь встречи. Но вот, в нескольких метрах перед нами появился Слава. Буль сказал Таше:
— Иди к нему, а мы отойдем немного и я вас прикрою.
После чего мы как бы отодвинулись от них. Откуда-то полилась красивая органная музыка. Они робко, как бы не веря происходящему, пошли навстречу друг другу по невидимой поверхности. Они смотрелись, словно два волшебных создания на фоне бархатной черноты астрала. Вот их протянутые руки встретились, и тут, внезапно, Таша со Славой превратились в две сияющие вытянутые сферы — это Буль поставил защиту и оставил всем только энергетическую картинку, при этом комментируя шепотом происходящее:
— Слияние столь сильных аур, явление нечастое. Сейчас здесь собрался, что говориться, погреться у костерка да поглазеть на чудо целый сонм астральных существ. Посмотрите сами, — шепнул он, кивая себе за плечо.
Мы оглянулись и увидели в сумерках астрала проглядывающую толпу самых разнообразных созданий. Они стояли, вернее, висели в астрале, окружая разворачивающееся действо на равном расстоянии, чуть подальше, чем мы, и не отрывая взглядов от двух светящихся сфер…

***

После разговора с ангелом со странным и смешным именем Буль, Таша несколько дней чувствовала, как будто с ее ног сняли тяжелые кандалы. Окружающая невероятная жизнь снова захватила ее своими удивительными сюрпризами. Она вместе с Лизой отправилась в турне по новым мирам, в которых Лиза уже бывала раньше. Удивляясь и восхищаясь чему-либо, Таша постоянно думала: "Это надо обязательно посетить, или посмотреть, или попробовать вместе со Славой!"
Но, по мере приближения срока окончания ее астральных «курсов», она все больше начинала волноваться: "А вдруг он испугается или не захочет? Это, наверно, слишком много — требовать от человека пожертвовать жизнью". Таша поймала себя на мысли, что она лихорадочно бежит от мира к миру, будто убегая от себя самой, пытаясь заглушить новыми впечатлениями нарастающее волнение. Сегодня Лиза приказала взять день отдыха, чтобы Ташина психика не поехала набекрень от переизбытка новой информации. Оставшись одна, Таша захотела посетить свой якорь, но в последний момент остановилась, в панике вспомнив, что там может быть Слава. Все мысли разом рухнули под грузом сумбурных сомнений. Не выдержав этого напряжения, она позвала Буля. В ответ только послышалось короткое «Иду», и в садике Лизиного дома появился знакомый растрепанный парень.
— Привет! — радостно воскликнул он. — Ты чего же это одна? Да не слезы ли у тебя опять в глазах?
— Привет! — ответила Таша, с облегчением слыша веселое приветствие ангела.
Буль, тем временем, уселся, как в прошлый раз, на скамеечке и внимательно посмотрел в ее глаза.
— Понимаешь, Лиза уехала по делам в город, а я осталась одна и поняла, что очень нервничаю.
— Э-э, да я вижу, что опять наломал дров! — Буль озабоченно взял Ташину ладошку в руки и вздохнул. — Прости еще раз дурного ангела! Мне надо было держать тебя в курсе событий, а не оставлять одну со своими сомнениями.
— Не надо, не ругай себя! Мне было очень спокойно почти неделю. Просто человек так устроен, что начинает сомневаться во всем, когда остается без какой-либо информации.
— Тогда я тебя сразу обрадую! — при этих словах Буля, внутри Таши что-то радостно подпрыгнуло. А ангел продолжал. — Женя все рассказал Славе так, как будто ты не очень и хочешь, чтобы вы объединились, но эта уловка оказалась очень хилой. Так что Славины чемоданы собраны, а дела подчищены. Он сам, что называется, рвется в бой, но пусть еще три денька подумает. Тем более что дата у вас назначена и нет смысла ее переносить.
— Значит, он даже не сомневался! — Таша сияла от счастья.
— Да, его сомнения не длились дольше, чем у утопающего, когда ему брошен спасательный круг и надо решать: хвататься за него или нет. Он сразу стал действовать, не раздумывая ни минуты. В общем, он это испытание прошел, даже ничего не заметив. Так что, и ты готовься к встрече. Уж слез-то лить, точно — никаких причин нет!
— Спасибо тебе за поддержку, теперь я только буду ждать с ним встречи.
— Слава богу — недолго осталось. Через три дня в полдень! — и Буль, распрощавшись, побежал по своим ангельским делам, а Таша осталась наедине теперь уже с радостными думами…
Три дня и тянулись бы в томительном и радостном ожидании, но Лиза претворяла учебную программу в жизнь, таская Ташу по все новым мирам. Только утром назначенного дня, Таша с Лизой не полетели в очередной вояж, а остались вести последние «девичьи» беседы в доме. Они сидели на открытой веранде и обменивались впечатлениями от вчерашних путешествий. Однако Ташины мысли все время кружились вокруг предстоящей встречи.
— Как странно, — сказала Таша, прислушиваясь к своим ощущениям. — У меня такое впечатление, как у невесты перед свадьбой, когда жених вот-вот должен приехать. А мы тут собираемся и готовимся к встрече. Ведь у нас со Славой так и не было свадьбы, мы как-то проскочили весь этот жениховский период за один вечер. О чем я и не жалею нисколько. Но это так приятно, ощутить себя в роли невесты, пусть и астральной.
— Главное, это чувства людей, а не церемонии! — вздохнула Лиза, видимо думая о чем-то своем. — А чем тебе астральная невеста хуже реальной? Здесь у тебя в свидетелях ангелы будут! Кто о таком может мечтать на Земле?
— Вот уж, по настоящему — брак, свершающийся на небесах! — рассмеялась Таша.
Время потихоньку подходило к назначенному часу, и Таша с Лизой вышли в открытый астрал через специальный порт мира. Наконец, девушка услышала зов Буля:
— Ну как, невеста, готова?
— Да! — выдохнула охваченная внезапным волнением Таша.
— Тогда прошу к нам! И не забудь — в лучшем платье!
Таша закрыла глаза и очутилась рядом с Булем, Женей и Федей. Тут до нее стала доходить вся торжественность и значимость астральной церемонии. Все мужчины были наряжены во фраки, а в отдалении стояло множество ангелов и людей, среди которых она узнала, своих спасителей-учителей и родственников. Она приветственно махнула им и увидела, как они радостно здороваются с ней.
— Помнишь, что я тебе говорил? — спросил Буль шепотом, и Таша вспомнила о его просьбе подсматривать за ними на энергетическом уровне. Таша только согласно кивнула Булю, но он еще раз уверил ее. — В видимом диапазоне вы будете одни, но ты и сама увидишь — я установлю защиту. А сейчас, иди, встречай свою половину!
В нескольких метрах пред ними возник Слава, великолепно выглядящий в строгом фраке.
— Иди к нему, а мы отойдем немного, и я вас прикрою, — сказал Буль.
Таша, слегка робея от предстоящей неизвестности, пошла к Славе. Буль выполнил свое слово, и их отрезало от всего астрала непроницаемой чернотой, так что они были предоставлены только самим себе. Слава тоже сделал несколько робких шагов навстречу ей. И вот они уже стояли друг против друга и молча, неотрывно смотрели друг другу в глаза. "Неужели это все? Неужели все несчастья уже позади, и ничто не разлучит больше нас?!" — одни и те же мысли проносились у них в голове. Наконец Слава решился и взял Ташину руку. Не произошло никакого взрыва и даже удара тока. Просто волна теплой нежности прокатилась по всему телу. Слава шепнул:
— Мы дождались этой минуты!
— Да! — только успела шепнуть Таша, порывисто обняв Славу за шею и, уже уткнувшись ему в плечо, выдохнула все напряжение из себя. — Все уже позади!
— Любимая!
— Любимый! — им больше не нужно было слов. Они слились в долгом поцелуе. Одежды сами исчезли, и поцелуй естественно перешел в более сильные ласки. Они не заметили, как вместе с физическим слиянием, началось полное слияние их душ. Они не заметили этого, так как это было их естественной духовной потребностью. Просто они вдруг ощутили, что знают и помнят друг о друге все, вплоть до глубин детства. Они поняли, что даже мыслят в унисон и их «я» слилось в «мы» вместе с их телами. Постепенно, они действительно стали ощущать себя одной сущностью, силы которой возросли неимоверно. Они ощутили, что им под силу создавать миры и управлять временем. Астрал становился послушным орудием в их руках, а его огромные потоки информации проходили свободно через их восприятие, не подавляя и даже не беспокоя их новое «я» или, вернее, «мы».
А притихшие зрители несуществующего астрального амфитеатра наблюдали рождение новой божественной сущности. Сначала пара светящихся аур сблизилась друг с другом и замерла на время двумя вытянутыми сферами. Потом их свечение стало нарастать, освещая теплыми волнами окружающий астрал. Затем последовала яркая вспышка и сферы рассыпались вихрем ярких светящихся искр. Эти два вихря стали плавно кружиться друг вокруг друга в завораживающем танце космического колдовства. Постепенно, они собрались в одну большую сферу и с ярчайшей вспышкой превратились в новую, всего чуть большую по размеру, но гораздо более яркую сферу ауры новой астральной сущности.
Через некоторое время Буль, сам с трудом очнувшись от завораживающего зрелища, обернулся ко всем астральным зрителям и тихо сказал:
— Все! Концерт закончен! Всем спасибо, до свиданья! — и хлопнул в ладоши, моментально отрезав нас вместе с аурой нового астрального существа от остальных зрителей. Потом обернулся к нам и сказал:
— Нам тоже лучше пойти куда-нибудь подождать, когда новорожденное создание само захочет нас видеть!
— Пошли ко мне в якорь! Там уже привычно ждать — поболтаем пока маленько! — предложил я и не встретил отказа.
Когда мы очутились на знакомой всем лужайке, из Федьки поперли его вечные вопросы:
— А какой же это теперь из них гермафродит получился? То ли баба, то ль мужик? Ужасть какой-то!
— Успокойся, скоро увидишь! — беспечно ответил Буль, явно потешаясь над Федькиными страхами. Но приятель не сдавался и приставал дальше:
— И какими же это они теперь суперменами стали?
— Ты же знаешь о явлении синергизма, когда при соединении двух взаимоусиливающих компонентов эффект слияния усиливается многократно.
— Ну это, когда свежее пиво на старые дрожжи! — шутливо объяснил Федька.
— Совершенно верно! — обрадовался, как бывалый пьяница своему коллеге, Буль. — Только здесь усиление очень сильное, даже не в десятки, а наверно в сотни раз. Они подействовали друг на друга, как мощный катализатор. Знаете, вам, скорее всего, еще долго не увидеть представления такой силы. Да, это редкий случай!
С полчаса прошло в этой болтовне, пока Буль вдруг не встрепенулся и предупредил:
— Идут!
Я невольно напрягся. А вдруг Федька прав окажется, и мы увидим какого-нибудь четырехрукого и двухголового Шиву? Но все оказалось нормально. На лужайке появились счастливые, держащиеся за руку Слава с Ташей. Федька в панике посмотрел на их руки и дрожащим голосом произнес:
— Вы теперь как сиамские близнецы будете? У вас руки срослись?
Славка скорчил не менее напуганную рожу и стал якобы безуспешно вырывать свою руку из Ташиной. Она засмеялась и стала ему подыгрывать. Федька уже серьезно испугался и спросил:
— Вы что, серьезно, теперь "ни туды и ни сюды"?
— Ладно, смотри! — засмеялся Славка и отпустил Ташину руку.
— Не стоит обольщаться! — заметил ехидно Буль. — Посмотрите на них в энергетическом виде!
Я не преминул воспользоваться советом и посмотрел на ауру счастливой парочки. У меня захватило дух. И не оттого, что они фонили энергией, как электростанция, а из-за того, что их связывала этакая энергетическая пуповина. Заметив мою вытянувшуюся физиономию, Буль довольно сказал:
— Теперь, куда бы одна половина не пошла, вторая всегда будет с ней связана и мысленно, и энергетически.
— Зато мы теперь все время чувствуем друг друга. Это так здорово! Кстати, мы приглашаем вас к нам в якорь, отметить рождение нашего нового «я»!
— Хм, спасибо конечно! Но осталось еще одно маленькое дельце, не находите? — спросил Буль, лукаво сощурив глаза.
— Может не надо сейчас?! — сразу напряглась Таша.
— По-моему, если проверять, то все сразу, а то через пару часов вам еще страшнее станет! — посоветовал Буль и сразу спросил. — Сами-то, что чувствуете — справитесь?
— Должны справиться, — сказал Слава подумав. — И действительно, чего время тянуть, я сейчас в тело сигану, разминочку сделаю, съем чего-нибудь и обратно! Двадцать минут и готово!
— Нет, если уж пробовать, тогда я пойду! Сразу все и проверим! — серьезно сказала Таша, потом хихикнула. — Это ж так интересно — в твоем теле походить!
Славка почему-то не стал возражать. Видимо, они друг друга умели теперь убеждать и без слов. Мы все двинулись на изнанку, проводить эксперимент. Таша проинструктировалась на счет пользования новой моделью генератора, а так же, новой для нее, моделью тела и, не раздумывая, прыгнула в Славкино тело. Все на удивление прошло удачно. Славкина плотная оболочка приняла Ташу за своего хозяина, а вот Таше пришлось поупражняться. Непривычные габариты привели к тому, что она ходила в Славкином теле, как пьяный матрос, только что сошедший с корабля на берег. Я посмотрел на ауры и увидел, как от Славкиного тела к его душе идет светящийся луч, связывающий две половинки нового божественного существа. Через двадцать минут, необходимых для действия стартового «лекарства», мы с облегчением встречали Ташу и, уже сидя на их морской террасе, обсуждали случившееся:
— Теперь вы настоящие боги, да еще и мессии в одном лице! — заключил Федя.
— Ну, положим, мессиями и вы можете быть при желании! — возразил ему Слава.
— А я бы рекомендовал вообще воздержаться от какого-либо мессианства! — заметил Буль, чем прекратил споры на эту тему. — Да, есть тост: за новорожденных!
Все присоединились к поздравлениям, а Буль заметил:
— Теперь у вас защитник посильнее меня будет! У меня хоть и связи верхах, но у самого возможности поменьше, а Слава с Ташей — сами себе хозяева.
В общем, пикничок удался на славу. У всех было безоблачно-приподнятое настроение. Мы решили все насущные проблемы, а будущие еще не успели постучаться к нам в дверь. Ташу со Славой ждало восхитительное будущее в астрале. Единственно, что меня беспокоило, это то, что они заведут делать со Славкиным телом? Судя по строимым ими планам, оно становилось лишним элементом. Но зачем забегать вперед, да еще и решать чужие проблемы? Так что я все-таки предпочел просто расслабляться в хорошей компании под теплым солнышком Ташиного якоря.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пирамиды астрала
СообщениеДобавлено: 06 дек 2011, 02:11 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14611
ГЛАВА 17. НАРУШЕНИЕ РАВНОВЕСИЯ

Мы с Федькой уже больше месяца успешно вели двойную жизнь в реале и астрале. Днем мы ходили на работу, делали необходимые домашние дела, а вечером спешили к своим генераторам, глотали «лекарство» и погружались в удивительные миры астрала. Иногда, мы шли в разведку поодиночке, но интереснее было осваивать неизвестность вдвоем. Поначалу, мы старались избегать критических ситуаций и следовали инструкциям безопасности, которыми нас в изобилии снабжали Буль с Навигатором. К тому же, с месяц, мы ходили по мирам под защитой колец, выданных нашим ангелом и только с неделю, как их сняли, чтобы почувствовать себя полноправными и самостоятельными участниками игры. Хотя, надо признаться, несмотря на всю дикость фантазии в некоторых мирах, никто до сих пор не посягал на нашу астральную целомудренность.
Вот со Славкиным телом действительно вышли проблемы. Сначала все было неплохо. Хоть Слава большую часть времени и валялся в отключке, все-таки он появлялся на работе. Но потом, он взял недогулянную неделю отпуска и, по ее истечении, уволился с работы. Если вначале мы могли определить даже по походке, Таша или Слава на данный момент перед нами, то с течением времени это становилось сделать все трудней, а на прямой вопрос "кто там?", Славкина физиономия загадочно улыбалась и философски говорила: "А какая, в принципе, разница?"
В астрале они поселились в мире Отраженного реала с твердой целью прожить свою жизнь по новой и завести целый детский сад маленьких ангелочков. Навещать их там для нас было трудно, и не потому, что мы не хотели их видеть, а потому, что от них шел такой поток душевного тепла, что мы подсаживались на него, как на иглу, и никак не могли с ними расстаться. В результате, каждый раз, когда я все-таки уходил от них, мне было тоскливо, хотя бы некоторое время. Так вот мы и метались с Федькой почти каждый день к ним и обратно. Сами они уже основательно обживались в новом мире: обзавелись хорошим домиком и искали, чем бы поинтереснее заняться. К тому же, имея статус, пусть и мелкого, но божества, они имели право на свободный выход в астрал в любое время.
Одна беда — жизнь в реале на Земле их интересовала все меньше. Таша, вначале, страшно обрадовалась возможности посетить родных и, особенно, маму. Ей как-то удалось убедить ее, что она может подселиться в Славкино тело естественным путем через всякие медитации и хиромантии — не суть важно. Главное, она добилась, чего хотела: убедила маму, что с ней все в полном порядке и даже больше того — все прекрасно, как никогда не было на Земле. Но после достижения своей цели, она поняла, что ей незачем больше пользоваться Славиным телом. В конце концов, они почти забросили его в реале. Дело кончилось тем, что Славка попросил меня зайти к нему в гости в реале, снять электроды с его головы и унести с собой генератор с остатками лекарства, что я и сделал. Дальше осталось только вызвать скорую, которая увезла его для безуспешного оживления. Я приврал врачам, что со Славой такое уже случалось, но он лечился сам, не знаю уж как. Так что, все сошло за обычный непонятный случай в медицинской практике. А своих родных он как-то сумел подготовить к этому заранее.

***

А мы с Федькой нашли один очень симпатичный мирок под странным названием Ф-антик. Общая атмосфера здесь вполне оправдывала название: курортные городки, яркие, как фантики, выстроенные в основном под античную старину, были полны маленьких чудес, которые устраивали местные и гостящие маги. Мы, по совету Буля, отдыхали здесь после набегов в неизведанные дали бесконечного количества пирамид, чтобы дать нашим впечатлениям отстояться в спокойной и привычной обстановке.
Вот и сейчас я после рабочего дня и быстрого ужина в реале брел ранним вечером по улицам одного небольшого курортного городка. Пару кварталов от набережной по булыжной мостовой, и я стою напротив двери квартиры в двухэтажном каменном доме, которую мы с Федькой сняли на двоих. Дом этот, на староанглийский или голландский манер, тянулся чуть ли не на весь квартал, и квартиры делили его снизу вверх на равные блоки. Из каждого такого жилища был один выход на улицу и другой — на внутренний двор.
Дверь, тихо скрипнув, открылась от легкого толчка, радушно впуская нового хозяина в прихожую — удобно, даже ключей не надо. С кухни доносились приятные запахи копченой рыбы и ароматного кофе.
— Это ты, Барабас, уже успел заявиться? — я поспешил на кухню и застал там Федьку, накрывающего стол закусками. Копченая стерлядь была главным украшением стола. Бутылка белого вина, ароматный черный хлеб и черный кофе довольно неплохо уживались друг с другом и с тропическими рамбутанами на небольшом столике, накрытом на двоих. — Надеюсь, меня ждешь, а не астральную даму?
— Я тут мимо рынка здешнего прошел — не мог удержаться! Давай попробуем перед вечерним выходом! Свежекопченая стерлядь — это предел мечтаний гурмана!
Я не стал отказываться, и не пожалел. Рыба просто таяла во рту! Даже хрящики, заменяющие стерляди кости, легко пережевывались, и именно они и придавали рыбе непередаваемый вкус осетровых пород. За окном солнце начало клониться к закату и мы, быстренько завершив перекуску, выбрались погулять.
— Ты уже наметил какую-нибудь цель для похода? — спросил я у Федьки, зная, что его энергичность не даст ему сидеть без дела.
— Да я тут разнюхал несколько неплохих мест, где можно будет посидеть, когда стемнеет, а сейчас, пока светло, давай, пройдемся по набережной к порту. Там можно будет присмотреть какой-нибудь водный транспорт, чтобы потом можно было покататься по морю.
Так что, спустя минуту мы вышли вниз к набережной и свернули направо вдоль берега. Берег был песчаным. Пляж отделялся от бульвара небольшим каменным бордюром и газоном, на котором были высажены пальмы вдоль всего берега. Солнце висело над морским горизонтом, пригревая левый бок. Справа от пешеходной дорожки располагались ресторанчики, магазинчики, и всякие увеселительные заведения, утопающие в зелени деревьев. Откуда-то уже доносилась музыка.
Мы не спеша топтали бульварчик, пока не подошли к небольшой смотровой площадке. Здесь пляж уступал место маленькой речушке, и площадка зависла над берегом, так что с нее открывался восхитительный вид на солнечную дорожку, бегущую к лениво спешащему на покой оранжевому гиганту.
Но не только эта чудесная картина привлекла Федькино, да чего уж прикидываться паинькой, и мое внимание к смотровой площадке. Облокотившись на парапет, закатом любовались два прелестных создания женского пола, что, естественно, не могло оставить совсем равнодушными таких одиноких джентльменов, как мы. Может я, упершись в свое глупое скромничание, и прошел бы мимо, но такой опытный обольститель дамских сердец, как Федька не собирался пропускать шикарный шанс для знакомства. Он заговорщицки подмигнул мне и навострил лыжи прямо к девушкам, где начал не единожды отрепетированный охмуреж:
— Милые дамы, прошу меня великодушно простить за причиняемое беспокойство, но, видя, как вы любуетесь на столь прекрасный закат, осмелюсь просить, не позволите ли вы и нам, вкусить, так сказать, этой неземной красоты?
Девушки хихикнули, переглядываясь и та, что была чуть-чуть повыше, спросила:
— Это от чьей красоты вы собрались вкушать?
Федька, оценив чувство юмора собеседницы, обрадовано «исправился»:
— Ну разве может быть ваша неземная красота быть сравнена с каким-то обычным видом на море? Просто наше воспитание не позволяет нам так нагло любоваться красотой таких, воистину небесных созданий. Так что, приходиться, с сожалением, ограничиться рассматриванием картинок природы! — и он демонстративно уставился на море.
Девушки тоже решили выдержать паузу и повернулись к закату. Это дало мне возможность рассмотреть их повнимательней. Обе были одеты в легкие летние платья светлых тонов. И обе были симпатичные. Та, что вела с Федькой светские беседы, оказалась почти черной шатенкой со слегка вьющимися волосами, а у девушки пониже, были русые волосы. Черты лиц у обеих были усреднено правильные, только у темненькой губы были попухлее, да нос чуть покрупнее, делая ее лицо выразительнее. Под легкими платьями угадывались стройные, но отнюдь не субтильные фигуры. Ровно такие, какие обычно не дают мужчинам равнодушно проходить мимо. Пока я украдкой рассматривал девушек, Федька выдержал мхатовскую паузу, якобы любуясь закатом, и продолжил ненавязчивый разговор. Вот хитрюга! Чует когда, что и сколько нужно говорить девушке, чтобы не показаться навязчивым, но и не упустить свой шанс. Да, для этого нужен своего рода талант: талант обольстителя.
— Если позволите? — он вдруг, как будто что-то вспомнив, обернулся к девушкам. — Право, как-то неудобно разговаривать, не представившись. Только, пожалуйста, не смейтесь! Моего товарища зовут Женя, а меня… даже не Вася, а вообще Федя. Вот представляете, каково с таким имечком живется?
Федька состроил уморительную гримасу то ли смеясь, то ли жалея себя. Девушки просто не могли не купиться на такую пантомиму и представились:
— Очень приятно! Хорошее имя. Меня зовут Надя, а ее Аня, — взяла на себя роль лидера в переговорах темненькая, кареглазая девушка и, клюнув на обходительные Федькины манеры, сама продолжила разговор. — Как вам этот город, не правда ли, милое местечко?
— Не смею вам возразить! Очень хорошее место, располагающее к отдыху душой и телом, — тут же поняв, что на счет тела он наверно поспешил, Федька продолжил, чтобы его не поняли совсем уж правильно. — Мы тут только второй день, как обитаем, так что делаем, если можно так выразится, первые шаги.
"Да уж, первые шаги он делает! Может быть и неуверенные — после изрядного количества вина, но чтобы такие уж первые?" Но Федька знал, куда гнул — мысль его изящно вывернулась просьбой подсказать, чтобы такого здесь можно посмотреть вечером. Это был краеугольный камень в его словесных построениях. Если девушки скажут, что можно посмотреть то-то и то-то, а потом завершат встречу стандартной фразой: "Было приятно побеседовать", то нам суждено продолжить прогулку вдвоем. Но, хвала Феде: девушки уже были достаточно заинтригованы его словесным потоком, или находились примерно в такой же одиноко-дружеской ситуации. Так что они сами ненавязчиво предложили нам кое-что показать. Сначала, разумеется, в городе, а уж потом… как получиться. В результате, через минуту, мы уже направлялись в сторону порта под нежное воркование двух приятных птичек.
— Давайте пройдем сначала на портовую площадь. Там уже свернули рынок, и будут выступать маги со своими представлениями, — вступила, наконец, в беседу более молчаливая Аня, обнаружив наличие весьма приятного голоса. Мы согласились за неимением других внятных идей. Я тоже решил разомкнуть свои уста и внести лепту в общую беседу:
— Насколько я понял по вашим именам, вы имеете русские корни? — вообще-то в астрале считалось ужасно плохим тоном спрашивать об обстоятельствах смерти и количестве лет, прожитых в реале, но спросить о культурных корнях я считал незазорным.
— В некотором роде! — усмехнулась Надя, дав понять, что не очень хочет продолжать выяснения национальной принадлежности, и я поспешил исправиться:
— Просто вы поняли Федину шутку о том, что его имя несколько смешное.
— А-а! Конечно, по разговору нетрудно догадаться, кто откуда происходит, — дошло до девушки, почему я задал вопрос, и она перевела разговор на другую тему, почему-то не желая делиться впечатлениями о прошлой жизни на Земле. — Вы, кажется, яхты хотели посмотреть? Пока не началось шоу, можно пройти на причалы.
В моей голове промелькнула и исчезла, махнув мне хвостиком, какая-то мысль типа: "Чего это она, боится, что ли поговорить о реале?", но моей головой уже овладели другие соображения, вернее, чувства. Я поймал себя на том, что украдкой, но очень заинтересовано поглядываю на Надю, вернее на ее загорелые ноги и фигуру, просвечивающую сквозь платье в лучах заходящего солнца.
Одновременно, мое сознание умудрялось постоянно вести свою аналитическую работу. Как я его иногда за это ненавидел, особенно при общении с девушками! Нет, чтобы просто наслаждаться моментом и отдыхать, так надо вечно где-то на задворках моей садовой головы какому-то брюзге нудить о чем-нибудь типа давешней мысли: "А чего это они так смеялись Федькиному имени?" Вот и сейчас, вместо того чтобы расслабиться на прогулке с прелестными женскими созданиями, кто-то внутри меня бормочет удивляясь: "Интересно как получается. Значит, моя душа помнит в деталях, как должно реагировать тело на присутствие приятных особ противоположного пола. Во мне уже шалят несуществующие гормоны! Эдак и совсем себя можно перестать контролировать! А с другой стороны — ну и пусть! Оторваться — так по полной, раз уж тело и душа позволяют! И без этих хреновых аналитиков на задворках головы!" — я решил, с головой и без задних мыслей окунуться в это маленькое дамское приключение.
Пока я так сражался внутри себя со своими тараканами, мы продефилировали по пирсу, любуясь яхтами и, заодно присматривая какое-нибудь плавсредство попроще, вроде моторной лодки, сдающееся в аренду. Таковых нашлось, хоть отбавляй, и мы, удовлетворенные результатами, взяли на заметку телефончик, который был указан на рекламном плакате фирмы, сдающей лодки в прокат. Первоначальная цель нашей прогулки была достигнута, а впереди нас ждало какое-то представление, которое, судя по яркой вспышке на площади, не должно было заставить себя долго ждать.
Федька, форсируя ситуацию, предложил перейти на «ты» и уже успел несколько раз подать руку Ане при переходах с причала на причал. При этом он уже начал называть девушек Аннушка и Наденька. В конце концов, Аннушка плотно пришвартовалась к галантно предоставленному Федькой локтю. Мне оставалось только дивиться его ловкости и моей неуклюжести. Почему-то моя попытка назвать Надю Наденькой вышла так фальшиво, что удостоилась снисходительного смеха — хорошо хоть снисходительного! Мои подавания руки тоже выглядели больше похожими на подавание швартовых моряками в порту, чем жестом любезного кавалера. Но самое смешное, что моя неуклюжесть не только не раздражала, а даже доставляла некоторое веселое удовольствие присутствующим. Федька даже шепнул мне:
— Высший класс! Где это ты так научился разыгрывать из себя безыскусного ковбоя? Мне до тебя далеко!
Вот уж не знал, что сумею так к себе всех расположить своей неуклюжестью. Тем временем, мы уже спешили на площадь. Там, в самом центре большого свободного круга стоял ничем не примечательный парнишка.
— Смотрите! — объяснила нам Надя. — На брусчатке нарисовано желтой краской кольцо. Все зрители находятся снаружи его, а внутри кольца наведенная реальность этого мира на время выступлений не контролируется пирамидой, и каждый, кто захочет, может творить там, что угодно, лишь бы это произвело впечатление на зрителей. Выступающие, должны подать заявку заранее, где обозначают продолжительность выступления. Больше ничего от них не требуется. Лучшие выступления награждаются призами и премиями.
— А мы вчера ничего не заметили! — воскликнул Федька.
— А вчера ничего и не было. Эти соревнования или представления проводят только два раза в неделю. Поспешим, первый маг уже начинает! — и мы прибавили ходу.
Тем временем окончательно стемнело, и бульварчики принарядились разнообразными фонариками и подсветками. На площади, однако, царила полная темнота, ожидающая первого на сегодня полета фантазии. Когда мы подошли поближе, до меня стала доходить грандиозность предстоящего шоу. Свободный круг был, чуть ли не сотню метров в диаметре, так что дальняя сторона зрителей полностью терялась в сумерках. Довольно забавно было наблюдать, как зрители спешат к месту представления, но, подбежав, ни один не переступил желтой полосы. Оно и понятно — себе дороже будет!
Мы, как и окружающие нас люди, замерли в темноте, ожидая представления. Постепенно, круг перед нами почернел и превратился в бездну, из которой начало подыматься призрачное синеватое свечение. Затем в центре голубого, переливающегося волнами тумана стал выпячиваться прозрачный золотой пузырь. Он стремительно рос и вдруг взорвался ослепительными брызгами оранжевого света, которые, немного не долетев до нас, закружились, образуя спираль, очень похожую на галактическую структуру. Все представление сопровождалось красивой органной музыкой. Мириады звезд кружились перед нами вокруг ослепительного центра, пока там не образовалась черная дыра и стала пожирать все быстрее вращающуюся галактику. В результате через несколько минут все звезды оказались втянутыми в центр, и мы опять погрузились в темноту. Наконец мы смогли разглядеть в темноте площадь перед нами, и следующий маг вышел попробовать себя на публике.
Новый участник не стал все погружать в темноту, а взмахом руки превратил площадь в сцену огромного амфитеатра, располагающегося под нашими ногами. С двух противоположных сторон в амфитеатр вели ворота, которые стали медленно открываться, в то время как арена постепенно погружалась в сумерки. Из черноты открывшихся ворот показалось свечение, причем справа оно было красным, а слева желтым. Вслед за свечением, под мерное подрагивание земли, появились и его устрашающие источники. Два огромных китайских огненных дракона встали друг против друга, пригнув головы и издавая низкое глухое рычание. Они были почти одинаковые, страшные и красивые одновременно, с мощными когтистыми лапами и огромными зубастыми пастями. Только правый переливался красным, а левый желтым пламенем раскраски. Но вот прозвучал гонг и два чудовища с низким звериным рыком прыгнули друг на друга. Сцепившись сначала в огненный клубок, они с яростным криком отскочили друг от друга. И тут началось настоящее неистовство: драконы расправили крылья и взмыли в воздух, сначала на уровень наших глаз, а затем, и выше. Они схватывались в воздухе, пытаясь нанести раны друг другу. То один, то другой оказывался сверху, а его противник переворачивался спиной к земле. Потом они выделывали вообще невероятные кульбиты. Мы, как и вся публика, вжималась в страхе и восхищении в землю. Я не заметил, как судорожно схватил ладонь Нади. Мы вцепились друг в друга, чтобы только не удрать и досмотреть жутковатое, но красивое зрелище.
Но представление не кончалось, а развивалось дальше. Я не заметил, как к дерущимся присоединились еще два сияющих дракона: один изумрудный, а второй бирюзовый. В воздухе над нами стало тесно от развернувшейся драконьей баталии. Но нас ждало еще одно страшненькое испытание: драконы стали жечь друг друга струями огня выдыхаемого из их немалых ротиков. Самый страшный момент настал, когда они, гоняя друг друга, полетели по периметру перед нами и стали испускать потоки пламени прямо на нас. Мы, в ужасе обнявшись с Надей, пытались заслониться друг другом от потоков огня, прежде чем заметили, что пламя растекалось по невидимой прозрачной стене, ровно над желтой разделительной полосой аттракциона, прямо перед нашими лицами. Только мы это поняли, как все драконы взорвались вспышками, соответствующими их цвету, и площадка осветилась, являя миру комичную картину: все зрители, сжавшись, сидели прямо на земле или стояли, вцепившись друг в друга. Часть, вообще, отбежала в сторону. Мы тоже недалеко ушли от остальных, найдя себя с Надей, трясущимися от страха в объятиях друг у друга. А Федька, так и вообще, держал вцепившуюся в него Аннушку на руках. И когда это она успела на него запрыгнуть? После мгновения мертвой тишины площадь взорвалась ликованием, в котором слышался вопли, хохот и свист восторженных людей. Мы тоже, смеясь, отпустили друг друга из тесных объятий. Не знаю — как другие, но я сделал это с некоторым сожалением.
— Вот, смотрите, девушки, какая от нас польза! Не уверен насчет наших боевых способностей, но зато, мы всегда можем броситься обниматься при первой же опасности! — дал шутливый комментарий нашим действиям Федька.
— Настоящие душевные защитники! — подхватила шутку Надя.
— Зато, если нам и было суждено испечься, то получилось бы пара отличных грилированных бутербродов! — прокомментировал я возможную перспективу наших отношений.
Мы решили больше не испытывать свою психику на прочность и пошли поискать приключений поспокойнее. Федя предложил посетить небольшое отрытое блюз-кафе, в котором очень неплохо исполняли живую музыку. С площади мы уже отправились под ручку — спасибо представлению с драконами, оно очень ускорило процесс нашего сближения. Аннушка на Феде, можно сказать, уже висьмя висела.
Федька уверенно вел нашу маленькую компанию к намеченной цели. Откуда он только успел разнюхать информацию о злачных местах в этом городке? Пройдя пару сотен метров параллельно набережной, мы услышали звуки неспешного рэгги, явно исполнявшегося вживую. Свернув с дорожки в сторону моря, мы вышли к славному полудеревянному — полукаменному павильончику, в углу которого четыре красочно разодетых человека исполняли бесконечный вяжущий ритм то ли блюза, то ли медленного рэгги — в общем, что-то растаманское и ужасно очаровательное, пропитанное остывающей полуденной жарой прибрежных тропиков. Самым колоритным из группы был старичок-хиппи с собранными в пучок седыми волосами, играющий на тамтамах и явно делающийся под описательный образ старика из известного произведения Хемингуэя. А может, это и был настоящий Хемингуэй или Старик из моря? Почем тут узнаешь, а спрашивать неприлично. Ресторанчик был наполовину пуст и только одна пара стояла в обнимку на танцевальном пятачке перед музыкантами, слегка покачиваясь в медленном ритме.
Слушая музыку, я не заметил, что остановился и встал, как вкопанный, плывя в лениво-тягучем наркотическом ритме простенькой, но волшебной мелодии. Только когда музыканты решили прерваться, я сообразил, что мы все стоим и слушаем музыку, как бараны у ворот, вместо того чтобы зайти внутрь. Седой дяденька приветливо улыбнулся и сделал приглашающий жест. Мы, очнувшись от этого тропическо-музыкального гипноза, радостно завалили в ресторанчик, захватив один из столиков недалеко от сцены. К нам тут же подкатил парнишка и разложил меню. Мы, не мудрствуя лукаво, заказали красного вина и морепродуктов на закуску.
И начался самый очаровательнейший вечер, какой только можно придумать. Вино, красивые девушки, и все это под магическую, расслабляющую музыку, знающих свое дело музыкантов. Вместе с количеством потребленного алкоголя, музыка все больше усиливала свое волшебное действие. Если рэгги располагает к тропическому расслаблению, то блюз, определенно, является музыкой любви — может быть не такой летящей, как вальс, и не такой страстно-энергичной, как танго, но любви глубокой, несчастной и неистовой.
В результате, музыканты сделали свое дело и, сначала Федька с Аней, а потом и мы с Надей пошли танцевать. Сумерки и музыка создавали состояние полного улета. Я только видел перед собой карие бездонные глаза Нади, отблескивающие сполохами фонариков, и безвозвратно тонул в них. Как бы не копошились в моей голове тараканы, попискивая остатками сомнений — мол не слишком ли быстро развиваются события, мои руки, чувствуя под собой теплое, упругое и стройное женское тело, забивали своими сигналами всякие рациональные мысли. И потом, как вы прикажете танцевать блюз? В конце концов, мы, как и многие другие пары, просто стояли, плотно прижавшись друг к другу. Надины руки обнимали крепко меня за шею, а мои ладони как-то само собой сползли с ее талии на более привлекательные места. Она вдруг подняла голову от моего плеча, призывно взглянула мерцающими в сумерках глазами и осторожно потянулась губами ко мне. Я, окончательно обалдев, поймал ее чуть приоткрытый рот, и мы дотанцовывали свой танец, слившись в долгом поцелуе.
С этого тропического танцпола мы, опьяненные вином и новыми отношениями, потянулись парами в разные стороны. Перед выходом, Федька шепнул мне на ухо не принимающим никаких возражений тоном:
— Я покажу Анечке наши апартаменты, а ты, как галантный кавалер, проводишь Наденьку!
Я только кивнул в ответ, и мы разбрелись в разные стороны. Несколько сот метров темных улочек я плыл как в тумане, обнимая и лаская по пути Надино тело, и останавливаясь каждые пять минут для жарких поцелуев. Когда мы подошли к входу в ее квартиру, очень напоминающую нашу, она даже забыла спросить, не желаю ли я чашечку чаю или еще какой-нибудь белиберды, а просто открыла дверь и маняще взглянула на меня. Я же, ничего не спрашивая, вломился в ее жилище. Внутри мы даже не стали размениваться на разговоры. Она молча взяла меня за руку и повела наверх в спальню, не включая свет. Поднявшись, я понял, что совсем съезжаю с тормозов, и набросился на Надю, как изголодавшийся хищник, вцепившись в ее губы страстным поцелуем. Мои руки проникли под ее платье, ухватив ее за упругие бедра и, одним движением вверх, обнажили ее восхитительное тело. Дальше, все покрылось мраком страсти. Мы кувыркались в постели, вытворяя бог знает что…
Спасли меня наверно мои досадливые тараканы, которые притаились где-то на дне моего сознания, но не покидали его совсем. Когда мы окончательно слились и достигли полной кульминации, я почувствовал, как вместе с физиологическим единением, мое сознание стало сливаться с Надиным. Может быть, мы и совершили бы такое объединение в одно астральное существо, как Таша со Славой, но меня вдруг обдало холодом неизвестности и чужеродности души девушки. Все насекомые моих сомнений, до этого тихонько копошившиеся в моей голове, сразу забили тревогу. Меня ведь неплохо выучили, что слияние душ возможно только при сильном обоюдном влечении и желании, а я никакого слияния душ еще не планировал. Да и как это вообще возможно, если я ничего о ней не знаю? И потом, это, что-то чужое в ее душе, до жути напугало меня. Так что, вместо того, чтобы расслабленно упокоиться в постели рядом с Надей, я отскочил или, вернее, соскочил со своей новой подруги и испуганно уставился на нее.
— Ты что? — ласково пыталась успокоить меня Надя.
— Ты кто? — задал я в тон ей, не менее глупый, но такой важный для меня вопрос.
Надя молчала в темноте. Я тоже молчал, не зная, что делать дальше. О продолжении сексуальных игр не могло быть и речи, но обижать девушек, тоже, не было у меня в привычке. Через некоторое время до меня донеслось прерывистое дыхание и всхлипывание. Кажется, Надя применила второе безотказное женское орудие после обольщения. Я, как настоящий джентльмен (или последний лох — что вернее), повелся на эту уловку и стал ее неуклюже успокаивать:
— Ну что ты расплакалась, в самом деле? Мы хорошо провели вечер. Немного не сошлись душами, или чем там — сознаниями? Ну, так не с первым же попавшимся соединяться в новое существо? Найдешь еще себе подходящего партнера!
— Что бы ты понимал, Женя! — прервала мою болтовню Надя, потом, помолчав, добавила. — Я ангел, а не душа!
Я, как сидел, намереваясь и дальше нести успокоительную чушь, так и остался сидеть с открытым ртом, переваривая эту новость: "Опаньки! Так это что ж, я с ангелом, сексом занимался? Е-мое! Тогда понятно — не мудрено почуять в нем что-то чужеродное! А ведь, правда, Буль же говорил, что для ангела слиться с душой самое то, что нужно! Но как же она могла против моей воли попереть — это ж не по-ангельски как-то? И потом, от всех ангелов раньше шло тепло, а сейчас какая-то чужеродность. Что-то здесь очень и очень не так!"
— Слушай, если ты так уж хочешь подружиться с душой, надо как-то подольше похороводить, пообщаться и все такое… Может, тогда и получилось бы что. А то так — наскоком! Так же ничего, кроме испуга, не получиться! — я пытался как-то разрядить ситуацию, а сам понимал, что если бы не почуял вовремя чужеродность в сознании ангела, то вполне мог бы найти себя уже маленьким Шивой.
— Ничего ты не понимаешь! — жалобно всхлипнув, шепнула Надя. Я заткнулся, пытаясь сообразить, к чему это она клонит. Наконец Надя опять прервала свои всхлипывания короткой фразой, которая добила меня окончательно. — Я чужой ангел!
— Как это чужой? — продолжал я тупить.
— Не из вашей пирамиды… ну… из чужой цивилизации.
— Ах, вот почему я почуял чужеродность! — наконец дошло до меня. — Постой, а чего вы тогда здесь делаете? На ознакомительной прогулке или по делам? Хм, а зачем тебе со мной сливаться сознаниями приспичило? Мало что ли у вас своих душ? Ничего не понимаю! И чего тогда рыдать?
— Ты, в самом деле, ничего не понимаешь! — обиженно сказала Надя. — Мы специально вас выслеживали!
"Час от часу нелегче! Вернее — секунда от секунды!" — истина происходящего начала вываливаться, как дерьмо из самосвала, пытаясь погрести меня со своими хилыми и недалекими догадками под таким вонючим слоем неприкрашенной действительности, что, кажется, скоро мне из нее будет не выплыть, по крайней мере, в одиночку.
— З-зачем?.. — только и смог испуганно выдавить я из себя.
— Не пугайся ты так! — воскликнула Надя. — Мы не хотели причинить вам никакого вреда!.. Мы ангелы, исполняем волю структуры, пославшей нас для выполнения определенного задания!.. У нашей цивилизации возникла страшная проблема… Она в скором времени должна погибнуть и, если мы не вмешаемся напрямую, так и произойдет!
— Очень жаль! — вставил я дежурную фразу. — Но причем здесь мы?
— Неужели не понятно? — подняв на меня заплаканные глаза, с упреком сказала Надя. — У вас есть технология прямого попадания в реал!
— Откуда ты знаешь?! — испуганно воскликнул я.
— Я не знаю откуда. Откуда-то со второго или третьего уровня. Нам об этом не докладывают. Зато я знаю другое! Если мы провалим миссию, нас развоплотят, так как мы знаем слишком много! — горько усмехнулась Надя.
— Постой, но вы так здорово изображали русских девушек! Откуда это? — моя тупость, не зная границ, заставляла меня и дальше задавать недалекие вопросы.
— Разве не понятно? Мы были обычными ангелами Службы коррекции. Когда возникла необходимость, нас видоизменили сообразно вашим усредненным вкусам, и накачали культурной программой. Это ничего не стоит для тех, кто наверху!
— Что же получается, что вы ангелы, борцы за свободу, сами создания подневольные!
— Получается, — грустно подтвердила Надя. — Но здесь есть одна хитрость. Свободой выбора не обладают безликие, так сказать, чистокровные ангелы, какими мы были до превращения в женщин пирамиды Земли. Сейчас мы обрели индивидуальность, с которой должна бы наступить хотя бы некоторая свобода выбора. Но, в связи с особенностью задания, нам с самого начала было отказано в самостоятельности.
— Но вы же могли бы отказаться! — ляпнул я очередную глупую мысль.
— Могли бы, если бы знали, что нам предстоит, и если бы обладали на тот момент свободой выбора! — опять грустно усмехнулась Надя. — Но знаешь, это такое счастье — обрести индивидуальность хоть ненадолго! Просто, за все надо платить!
Мне искренне было жаль несчастного ангела, она выглядела такой опечаленной. Не выдержав вида этой горемычной красоты, я спросил:
— Я могу тебе чем-нибудь помочь?
— Да — с надеждой посмотрела на меня Надя. — Только скажи: как вы это делаете? Все останется между нами! Только один ангел пойдет в реал на нашу планету и исправит ошибку!
— Нет! Я не могу! — вскрикнул я в испуге. — Давай мы попросим наших ангелов, и они помогут вам!
— Нет, не помогут, а постараются уничтожить нас — всех тех, кто знает об этом!
Мы молча уставились друг на друга. Потом я сказал фразу, за которую настоящему мужчине должно бы быть стыдно:
— Ну что ж, было приятно познакомиться! Пожалуй, я пойду!
— Не спеши! Выгляни лучше в окошко! — уже как-то мрачно усмехнулась Надя.
Почувствовав неладное, я осторожно встал и подошел к окну. За занавеской не было улицы. Вместо нее, в абсолютной черноте витали какие-то зеленовато-синие сполохи.
— Мы уже далеко от твоего мира. И, к сожалению, раз ни любовь, ни жалость не помогли, придется приступить к плану номер три. Прости, если сможешь! — произнесла спокойным и холодным тоном Надя, вставая с постели.
Я с ужасом заметил, как вся обстановка в комнате стала меняться на моих глазах превращаясь в подобие хирургического кабинета сумасшедшего вивисектора. Но больше всего меня напугала сама Надя. То есть девушка, с которой мы только что… (ну того самого), начала превращаться в какую-то гротескную бормашину с захватами вместо рук и сверлом вместо головы. Я хотел бежать, но понял, что бежать некуда. Да и ноги меня от страха уже не слушались.
— Не бойся! — жужжащим голосом провыла машина, протягивая ко мне руки-захваты. — Я только просканирую твое сознание и все!
Я увидел, как мое тело бессильно обвисло в захватах и сверло, визгливо вращаясь, стало приближаться к моей голове. Вот оно коснулось моего лба, а я, по-прежнему полностью парализованный своим страхом и чужой волей, неподвижно висел в держателях этой чудовищной машины. Все что я смог сделать, это зажмурить глаза…

***

— А-а! О-о! У-у! — с протяжным криком, постепенно снижающим тональность и силу, я, не чувствуя над собой никакого насилия, открыл глаза, и оказался лежащим на своей постели в реале. Никакой Хичкоковской бормашины рядом, естественно, не было. "Это что же такое со мной случилось?" — я встал, осмотревшись вокруг. Все было в том состоянии, как я оставлял это в реале. За окном было темно: или ночь, или поздний вечер. "Неужели все происшедшее было правдой? А что же с Федькой?!" — я в панике стал соображать, что же теперь делать: "Если Анютке это дело удалось чуть получше, то Федькину душу можно искать уже где-нибудь на другом конце Вселенной! Вот мать-перемать! Надо ж ему срочно звонить, и если его нет, то поднимать аврал на весь астрал!"
Я метнулся к телефону — Федька не отвечал. Ничего не оставалось делать, как есть лошадиную дозу нашего лекарства «запускателя» и, через десять минут, отправляться обратно в астрал с включенным воплем-сиреной в сознании: "Буль! Буль! Буль!" — а что поделаешь? При таких делах и дверным звонком забулькаешь, причем, на весь астрал!
Надо сказать, к чести Буля, он мгновенно оказался рядом со мной, вися верх тормашками прямо в черноте астрала. Молодец, так спешил, что забыл откорректироваться! Или это я забыл? Не суть важно! Я крикнул:
— Федька!
— Чего орешь! Я тебе не Федька!
— Знаю!
— Толком говори: Что? Где? Когда?
— Что я тебе, на телеигре что ли?! Придурок!
— От такого слышу!
— Быстрее! На нас напали ангелы из чужой пирамиды — хотят нашу технологию стырить! — наконец я выдал более-менее вразумительную информацию.
Буль тут же начал действовать. Вернее исчез, не сказав мне ни слова. Тогда я, на свой страх и риск, стал звать Федьку — ни ответа, ни привета. Расстроившись, я переключился на наше личное астральное божество и, в панике, стал звать Ташу и Славку одновременно. Они-оно появилось тут же передо мной в астрале, прям как вещая каурка, но вместо того, чтобы встать передо мной как лист перед травой, это наглое божественное создание стало пугать меня, постоянно меняя форму с Таши на Славку и обратно.
— Сгинь! Нечисть! — хрипло проорал я отмахиваясь.
— Сам, неумытый засранец! Сначала вызывал, а потом сгинь! — воскликнул Славка и, сменившись на Ташу, произнес. — Не волнуйся, мы Федю уже вытащили! Мы так выглядим в связи с усложненной обстановкой в свободном астрале, — хихикнула Таша и, опять превратившись в Славку, наше божественное чудо-юдо скомандовало. — Пора бы и привыкать! А сейчас, марш к нам в якорь! Там обо всем и поговорим!
Я не стал себя уговаривать, тем более, когда тебя упрашивает такое ехидное чудовище, и отправился в Ташин якорь. Очутившись на пляже, я увидел компанию людей, сидящих на террасе у Ташиного бунгало, и кинулся к ним бегом. Какова же была моя радость, когда я застал там всю нашу честную компанию в целости и сохранности, включая живого Федьку и даже Славу с Ташей в раздельно-дискретном состоянии.
Сначала мы все сильно и долго радовались по поводу обнаружения друг друга целыми и невредимыми. Даже опять ударили по вину. Выяснилось, что Федька, может быть, и гораздо быстрее дошел бы до той же фазы приключения, что и я, но их путь по улочкам городка был несколько длиннее моего, как вспоминал он с содроганием. Соответственно, и до кульминации, они дошли чуть позже. Но Федька, в отличие от меня, стал звать на помощь Славу, и непонятно почему: то ли ментальная защита у инопланетян оказалась слабовата, то ли у Славы с Ташей теперь такие способности к сверхчувствительности, но факт остается фактом — они успели, как раз к моменту сканирования Федькиного сознания. Вдобавок, они не только Федьку вытащили, но запеленговали и сами ангельские сущности, а так же их пирамиду. Так что Буль сейчас разбирается со всей этой историей.
— Интересно, а чего они нас какими-то тупыми бормашинами пугали? — вдруг вспомнилось мне.
— Это они пытались парализовать вашу волю страхом. Типичный прием в астрале. Кстати, обычно хорошо срабатывающий! — ответила Таша. — Ты просто воспользовался своим фирменным приемчиком: смотался втихую в собственное тело. А Феде ужасно повезло, что его зов пробил их защиту. Это они явно дали маху.
В целом, радость наша не знала предела, но потом появился Буль и поломал нам весь праздник. Сразу стало не до шуток после его слов:
— Весь астрал на ушах! Выясняют, откуда утечка информации. К счастью, почти сразу выяснилось, что вы здесь ни при чем. Так что поздравляю: вы успешно избежали немедленного развоплощения!
Не знаю, как у других, но у меня от такого поздравления почему-то заныли зубы, и я с дрожью сомнения в голосе спросил:
— А как на счет не немедленного?
— Чего не немедленного? — переспросил Буль.
— Раз-звоп-площения? — слегка стуча зубами, произнес я.
— Ну, это как повернется! Вот что я вам посоветую. Пока тут сыр да бор, да пока во всем разберутся — времени еще немало уйдет. А вам, на это самое время, надо в реале затаиться. И чтоб, как мыши там сидели, если, конечно, жить хочется! Причем в абсолютном понимании этого слова: как в реале, так и в астрале! В общем, дело — не до шуток! Сейчас, быстренько прощайтесь с Ташей и Славой, и чтобы я вас больше здесь не видел! — Буль тяжело вздохнул и добавил. — Думаете, мне легко? Мне и вас всех жалко, да и самому жить хочется. Так что, пока нарушенное равновесие интересов вновь не установиться, к астралу ни одной ногой!
Делать нечего, мы скомкано попрощались с Ташей и Славой, сказали «пока» Булю и прыгнули в свои тела…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Пирамиды астрала
СообщениеДобавлено: 23 дек 2011, 18:18 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14611
ЭПИЛОГ

"Если бы только знать, чем обернется тот случай с подопытной собакой и куда нас всех занесет… какими жертвами за это придется заплатить и как это перевернет наше представление о мире… если бы только знать все заранее…" — думал я, сидя на веранде старой дачи Славкиных родителей. За окнами тихо шуршал осенний моросящий дождь. В доме пахло сыростью. Надо было растопить печь или хотя бы притащить с чердака электрообогреватель, но всем телом владела какая-то лень, так что было неохота даже пошевелить рукой. Эта апатия уже месяц, как везде преследовала меня. Вот и сейчас, я уже два часа сидел, не раздеваясь, нахохлившись на колченогом стуле посреди неприбранной комнаты.
Уже месяц, как мы, припрятав генераторы, пытались забыть события последнего полугода, а воспоминания продолжали упорно лезть в голову. Я приехал сюда, чтобы проверить, все ли здесь в порядке, без присмотра хозяев, и только сейчас понял, как скучаю по своим друзьям, оставшимся за порогом. Мир стал обыденно-серым, и душа никак не хотела соглашаться с этим фактом. Так, сидя посреди пустой комнаты и вспоминая удивительные события, произошедшие с нами, я понял, что со мной что-то происходит. Постепенно, какая-то отчаянная сила начала подниматься внутри меня — то ли из духа противоречия, то ли это кончилась апатия, и пора было начинать жить дальше. Я встал, даже как-то смешно притопнул, стряхивая воспоминания: "Не надо себя обманывать! Все равно, чего бы ни стоили все прошлые события, я поступил бы наверняка также. Просто, все происшедшее настолько невероятно и великолепно, что невозможно даже представить себе жить, не зная об этом. Да и Слава с Ташей, по большому счету, не так уж и много проиграли, а может быть даже выиграли…"
Взяв себя в руки, я прошел по помещениям, проверяя, все ли готово к зимовке. Пришлось выгребать оставшиеся продукты из ящиков, чтобы не оставлять приманки грызунам. Завершив осмотр дома, я стоял на крыльце и с грустью смотрел в темный дверной проем, понимая, что вряд ли когда еще вернусь сюда, где прошло столько прекрасных дней детства. Вздохнув, я захлопнул дверь, отрезая эти светлые воспоминания, и поплелся к своей колымаге — уродливому пасынку советского автопрома.
Позже, по прошествии нескольких дней, я понял, что мое улучшившееся настроение на Славкиной даче было не что иное, как первая попытка контакта с той стороны — первый добрый "взгляд в спину". Спасибо Славе и Таше за их силу и желание достучаться до меня! После ряда ночей, сопровождавшихся странными снами, в которых меня преследовали непонятные люди, желавшие со мной поговорить, до меня вдруг дошло, что это меня вызывают с той стороны. Все еще борясь с опасениями, я все же решился на выход, предварительно позвонив Феде и обговорив вопросы безопасности.
И вот, спустя месяц с гаком, испытывая уже позабывшееся волнение, я съел «таблетку» и надел на свою голову электроды. Через мгновение я уже стоял на изнанке около своего тела и раздумывал: куда бы мне отправиться для начала? Но долго размышлять мне не дали — передо мной возник улыбающийся Буль и сказал:
— Ну, наконец-то! Только Таша и сумела до тебя достучаться! — и уже серьезным тоном спросил. — Не пора ли заняться делом — помнишь, я когда-то обещал еще поиграть в наши игры?
Хельсинки 2.01.2008
Обновлено 15.11.2008


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 34 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Подписаться на рассылку
"Вознесение"
|
Рассылки Subscribe.Ru
Галактика
Подписаться письмом