Галактика

Сознание Современного Человека
Текущее время: 23 окт 2018, 11:52

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 251 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 17  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Мир сновидений. Наш опыт. Размышления.
СообщениеДобавлено: 13 июл 2012, 16:02 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
Сновидения Роберт Мосс Сновидческие традиции ирокезов

Благодарим http://ezobookslibrary.ru/
Для ознакомительного чтения

Роберт Мосс - исследователь сновидений с огромным опытом; он - создатель техники активного сновидения, а также методов исцеления на основе синтеза сновидческих практик и шаманских приемов. Роберт - профессор истории древнего мира, писатель, консультант по шаманизму и автор ряда книг о сновидениях.
Ирокезы, индейские племена на северо-востоке США, верят, что сны - это реальные переживания души. Они считают, что в сновидениях мы можем путешествовать вне своего тела через время и пространство, в другие измерения или же встречаться с предками и духовными наставниками. Сны раскрывают истинные желания души, помогая освободиться от паутины представлений о нас других людей.
Автор знакомит читателей с мифологией ирокезов, их пониманием снов и методами работы с ними.
Книга будет интересна тем, кто изучает сновидческие практики народов мира, и хотел бы больше узнать о принципах работы со снами индейцев-ирокезов, а также всем кто хотел бы лучше понимать себя, научиться решать свои проблемы, расшифровывая послания из собственных сновидений.



Мир сновидений — это Реальный мир.
Высказывание, ПРИНАДЛЕЖАЩЕЕ ИРОКЕ3АМ - СЕНЕКА

Душа способна подчинять себе судьбу, которая предначертана ей.
Платон

Magi cam operare non est aliucl quam maritare miindum. Работа мага состоит в там, чтобы воссоединять миры.
ПИКОДЕЛЛА МИРАНДОЛА.
Conclusion в s Мagісае

Тохса іиаша никои’грен — не позволяйте своему разуму опуститься, не забывайте.
Высказывание, ПРИНАДЛЕЖАЩЕЕ ИРОКЕЗАМ-МОГАВКАМ


Вступление
СОН ГЛАЗАМИ ЯСТРЕБА
ПРИЗВАННЫЙ СНОВИДЦЕМ ДРЕВНОСТИ

В середине 1980-х годов я переехал па ферму недалеко от Чатема, в северной части штата Нью-Йорк, чтобы побыть вдали от суеты больших городов и бизнеса, которым занимался. Я купил эту ферму из-за росшего за домом старого белого дѵба, который пережил удар молнии. Я ощущал древнюю связь между нами. Когда я впервые приехал па ферму, то сел под ним, прислонившись к его могучему стволу, и позволил своему сознанию свободно плыть. И через некоторое время я уже видел то, что происходило на этой земле на протяжении веков, пока дуб рос здесь. Я чувствовал, что по его корням могу спуститься глубоко в землю. Глубинная энергия земли поднималась, сильная и насыщенная, через мои ступни, через основание позвоночника, через мои нижние энергетические центры. Я отпустил свое сознание и поглощал солнечный свет, подобно дереву. Я погрузился в сновидение сердцевины дерева.
Я открыл глаза и взглянул па небо. Краснохвостый Ястреб медленно кружил надо мной. Его оперение сверкало серебром, а клиновидный хвост отливал красновато-коричневыми оттенками. Несколько раз он издал резкий хриплый крик: «Кррр-кррр-кррр...» Когда я направился обратно к дому, я нашел оставленное мне канюком перо из крыла. Я взял его себе как подтверждение того, что чувствовал, сидя под дубом. Эта земля звала меня.
После того как я переехал на ферму, краснохвостый Ястреб часто появлялся во время моих прогулок, кружа над моей головой и говоря со мной на языке, которого я не знал, но чувствовал. Однажды ночью Ястреб дал мне свои крылья. Когда над полями появились светлячки, я погрузился в сумерки между бодрствованием и сном. Одним из образов, спонтанно возникших в моем сознании, была двойная спираль. Я исследовал один такой рисунок, выбитый тысячи лет назад на охранном камне огромной гробницы Нью-Грендж во время поездки в Ирландию. Я считал эту гробницу Глазами Богини, в которых переплелись творение и разрушение. Меня затянуло в двойную спираль. Все закружилось, и я легко вышел из своего тела. Я плавно переместился к окну, и оно растянулось, как ириска, пропуская меня. Я наслаждался чуъством полета, поднявшись над деревьями и направляясь к озеру Джордж. Чувство полета ощущалось абсолютно физически, и, радуясь ему, я осознал, что я не был лишен тела, однако не находился и в своей обычной форме. У меня выросли крылья. Это были крылья Ястреба, но их размер подходил для человека. Я наслаждался ощущением воздушного потока и тем, как устремлялся вниз, чтобы рассмотреть береговую линию озера, а затем испытал небольшой дискомфорт, возникший, когда одно из моих крыльев задело иглы старого, иссушенного хвойного дерева.
Я заметил, что мир внизу будто принадлежит иному времени. Вокруг озера не было признаков вмешательства человека в природу: ни промышленного развития, ни современных дорог, а заселенность этих мест была едва заметна. Я летел над девственными лесами. Я чувствовал, как нечто влекло меня все дальше на юг. Я решил последовать этому зову, нисколько не сомневаясь. Я прилетел к хижине в лесу, и мне казалось, что это место должно находиться где-то поблизости от Монреаля, хотя в той действительности современного Монреаля еще не было.
Меня приветствовала женщина необычайной красоты, явно властная. На ней был широкий, украшенный бисером пояс. Один его конец был закинут на плечо. Она потрясала поясом в такт темпу своей певучей речи, которая накатывала волнами, подобно воде озера. Я заметил, что бисер ее пояса был цилиндрической формы и в большей части - ослепительно белым, настолько белым, что между нами возникло свечение. Фигурки людей и животных - силуэты мужчины и женщины, держащихся за руки, и волка — выделялись среди более темных бисерин.
Я был взволнован и заинтригован. Язык женщины прошлых времен был еще более чужим, чем язык Ястреба. В последующих снах и видениях я погрузился еще глубже в мир древней женщины. Хотя язык был мне незнаком, она, как и Ястреб, говорила так, как будто я должен был ее понимать. Я записал отдельные отрывки ее монологов, стараясь передать звучание слов как можно лучше. Затем стал искать людей в нынешнем мире, которые могли бы расшифровать эти слова. Автохтоны определили, что это древняя форма относящегося к ирокезской группе языка могавков, в который были вплетены некоторые слова гуронов. Возможно, так могавки говорили 300 лет назад!
Постепенно я понял, что древняя женщина, призвавшая меня, была Лрендиуанен, или женщиной, обладающей властью; шпетшентс, или шаманом сновидений и матерыо клана Волков племени могавков. Понял и то, что она говорила со мной, находясь в другом времени и друтом измерении. Я стал называть се Островной Женщиной, отчасти потому, что она родилась среди іуронов — тех, кого могавки называли островными людьми .
Благодаря контакту с ней я близко познакомился с возможностью путешествий во времени, происходящих в продолжение сна. Мы можем перемещаться в будущее, чтобы разузнать о трудностях и возможностях, ожидающих нас впереди на дороге жизни. Мы также можем обращаться к будущему, как это делала Островная Женщина, для решения проблем, с которыми невозможно работать способами, доступными в текущем времени. Еще более поразительно то, что, как сознательные сноходцы, мы можем входить в настоящее людей, живущих в других эрах, в прошлом или в будущем, и приносить друг другу поддержку, помощь и исцеление. Таким образом, мы можем встречаться даже с самими собой — в другом возрасте.

ЧЕРЕЗ ЛУННЫЕ ВОРОТА

Эти путешествия были волнующими, но в целом не слишком удивительными для меня. Мир сновидений — мой дом. Хотя меня восхищало то, что ирокезы на основании неоспоримых фактов утверждают, что мир сновидений есть Реальный мир (они называют наше состояние бодрствования Миром теней или поверхностным миром), я знал это с раннего детства, которое провел в Австралии. Позвольте мне поделиться этой историей. Она рассказывает об изгибах времени, о помощи и исцелении, не имеющих временных границ.
Когда мне было девять лет, я был направлен в больницу в Мельбурне, Австралия, после жалобы на боль в правой нижней части живота. Доктора выяснит, что мой аппендикс был готов вот-вот разорваться. Врачи сомневались в моей способности перенести операцию, так как я слишком тяжело пережил последний приступ пневмонии из множества тех, что случались со мной прежде.
— Вам лучше попрощаться с ним, — сказал моей матери один из докторов. — Он не сможет этого пережить.
Находясь под наркозам на операционном столе, я вышел из своего тела, решив, что мне совершенно не хочется наблюдать за кровавым действом, и выскользнул за дверь, которая как будто растянулась, пропуская мое энергетическое таю через коридор, туда, где на сильном плече моего отца рыдала моя мать.
Я оказался у окна, за которым был свет, весенние краски и смех молодых влюбленных, сидящих на скамейке и купающихся в улыбках друг друга. Я почувствовал притяжение океана. Я не мог видеть берег из окна больницы, поэтому прошел через стекло наружу, туда, где черный дрозд пронзительно запел и взмыл в воздух. Я последовал за птицей и полетел над крышами.
Паря над городом, я видел огромное лицо луны, ее рот был широко открыт, образуя ворота в луна-парк, популярный парк аттракционов на воде. Я проскользнул через ворота и погрузился во тьму. Я пытался изменить направление, но что-то затягивало меня. Это было подобно падению в шахту, которая уходила на многие мили в глубь земли.
Я упал в другой мир. Было трудно разглядеть что-либо: мешал дым, валивший из огромной ямы. Гигант с кожей цвета белого пета поднял меня над землей и запел. Люди того мира приветствовали меня. Они были высокими. как бы вытянутыми, очень бледными и не походит ни на кого из виденных мной за мои девять лет, проведенных в поверхностном мире. Они сказали, что видели во сне мое прибытие.
Прошли годы. Эти люди вырастили меня как своего. Большая часть обучения требовала от меня видеть сны: в одиночестве в пещере или с другими, лежа вокруг огня в доме собраний.
Во время главного праздника в году, когда костер взвился выше выполненных в виде птиц фиалов дома собраний, я вступил в брак с любимой племянницей шамана-короля этих людей. По мере того как я становился старше, мои воспоминания о жизни на поверхности бледнели и стирались. Я стал отцом и дедом, шаманам и старейшиной. Когда мое тело закончило существование, люди положит его на погребальный костер.
Вместе с дымом от костра я поднимался вверх, отыскивая тропу среди звезд, где огни галактик стекались тесте — как молоко. Когда я поднялся над своим домом под поверхностью земли, я был поражен красотой жизни. Я погрузился в опьянение залепи, прорвался через земную кору в мир горячего асфальта, машин, поездов — и внезапно вернулся обратно в измученное тело девятилетнего мальчика на больничной койке в больнице Мельбурна.
Благодаря этому и другим переживаниям раннего детства я знал, что существуют миры вне физической реальности. Но так как я рос в семье военного, в консервативное время, то знал лишь нескольких человек в обычной жизни, с которыми мог безопасно поделиться переживаниями такого рода. Первым человеком, который подтвердил реальность пережитого мною, был коренной австралийский мальчик, воспитанный в традиции, которая ценит сновидения и учит, что мир снов реален.
Я встретил Джеко, когда жил в далеком от цивилизации пригороде Брисбена. Мы катались на поездах, гуляли в зарослях и рассказывали друг другу свои сновидения. Джеко подтвердил, что сны — это путешествия: мы часто покидали свои тела и отправлялись в будущее или в другие измерения, включая реальности предков и духовных наставников. Дядя Джеко, популярный художник, нашел сюжеты для своей самой важной работы — священных картин, которые не были предназначены для туристов, — отправившись в путешествие во время своих сновидений.
В снах меня посещали другие наставники. Одним из них был излучающий свет молодой грек, который настаивал на использовании сложного словаря философов — сторонников неоплатонизма, он научил меня тому, что истинное знание можно получить, «вспомнив» то знание, что принадлежит нам на уровне души и духа. Оно существовало до того, как мы начали свои жизни, которые проживаем сейчас. Одним из тех, кто носе-
тил меня во сне, был пилот королевских воздушных сил времен Второй мировой войны. Еще одним другом из сновидений был большой мужчина с седыми волосами, напоминавший доброго дядюшку. Во время моих изнурительных болезней он обещал мне, что, несмотря на все, я выживу. Он говорил: «Это может показаться странным, но придет день, когда люди не просто будут говорить о своих снах, но и будут желать этого». У этого мужчины была странная просьба. Он хотел, чтобы я солил и перчил свои пончики, когда мать брала меня с собой в кафе магазина «Маерс», чтобы попить чая во время ее походов за покупками. Моя семья посчитала это еще одной моей детской странностью.
А грек показал золотую змею, обвившую посох, и сказал, что этот знак вылечит меня. Однажды, когда я возвращался домой из школы, то увидел в просвете грозового неба этот же образ змеи, выросший до колоссальных размеров. После этого мои опасные для жизни болезни прекратились.
По мере того как я следовал своим снам во взрослой жизни, я выяснил, что переход в многомерную реальность возможен и в отсутствие суровых испытаний детства, что каждую ночь в снах открываются врата в миры бесконечных приключений и возможностей. Много десятилетий спустя я вернулся в Австралию из своего нового дома в северной ча- сти штата Нью-Йорк, чтобы обучать техникам работы со снами большие группы слушателей. На выставке искусства коренных жителей Австралии в музее Сиднея я увидел настенные росписи, достаточно точно изображавших существ, с которыми я познакомился после того, как влетел в ворота луна-парка. Это были работы художника из Арнемленда, который называл этих бледных, вытянутых существ «духами мими». Он рассказал, что когда заболевает, то отправляется жить к этим духам, а когда поправляется, то возвращается в обычный мир.
В Мельбурне я отправился в магазин «Маерс», чтобы поесть пончиков с солыо и перцем в тамошнем кафе. Но оказалось, что пончиков там больше не подают. Когда я взглянул в зеркало, я увидел большого человека с седыми волосами, который навещал меня в детстве. Это был я сам во взрослой жизни. Я понял, что он сдержал свое обещание.

ЯСТРЕБ ДАЕТ МНЕ ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ

После нескольких лет, проведенных на ферме, где я начал видеть сны, звучавшие на языке Островной Женщины, новые сны направили меня туда, где я мог осуществить план создания сообщества сновидцев нашего времени. Не успев покинуть ферму, я вдруг почувствовал необходимость вернуться. Для этого не было рациональной причины, я проверил и перепроверил все перед тем, как выйти из дома. Но когда я вошел на кухню, то услышал странный скребущий звук, идущий из гостиной. Я пошел туда и увидел, что нечто движется за экраном большого камина. Оказалось, что это птенец краснохвостого Ястреба каким-то образом провалился в каминную трубу и не мог выбраться на волю. Последнее, что я сделал на ферме, где Ястреб призвал меня исследовать новые миры, — я нежно вынес птенца на улицу, прижав к сердцу, и отпустил его. Я с радостью наблюдал, как он поднялся в небо и скользнул в сторону старого белого дуба, который разделял мои сновидения.
Я продолжал видеть сны об Островной Женщине и тех, кто жил в ее времени, а Ястреб продолжал направлять меня. Так родилась история, которую я написал и опубликовал в этой книге. Мне снилось, что у меня появился новый издатель, который находится в прелестной сельской местности, вдали от большого города. Примерно в то же время я заметил, что в моей библиотеке стало больше книг с логотипом либо Анубиса, египетского проводника в загробный мир, либо медведя, великого индейского животного-целителя. Это символы «Внутренних традиций», независимого издательского дома, который, как я узнал, находился в деревне Рочестер штата Вермонт. Они стали важным и излюбленным сюжетом моих собственных провидческих путешествий.
Я решил написать Эхуду Сперлингу, основателю и владельцу издательства «Внутренние традиции». Он быстро ответил, прислав теплое и воодушевляющее письмо. Мы договорились, что я приеду в Вермонт, чтобы познакомиться с сотрудниками компании и посмотреть, какие сны мы можем воплотить вместе.
Двигаясь на машине к северу от моего нового дома, на стороне могавков, у реки Гудзон, я ожидал знака от Ястреба. История моей связи с индейцами давала уверенность, что, если «Внутренние традиции» были подходящим издательством для того, чтобы опубликовать книгу, Ястреб даст мне знак.
В тот великолепный осенний день я не утшдел ни одного Ястреба. Но когда я приблизился к деревне, я заметил красивый знак, на котором был нарисован краснохвостый Ястреб с широко распростертыми крыльями. Надпись на знаке гласила: «Поселение Великого Ястреба». Конечно, я резко повернул влево, следуя знаку в поисках Ястребов. Дорога поднялась на холм. Милые домики прятались среди деревьев на извилистых улицах, которые были названы именами хищных птиц: дорога Ястреба-перепелятника, дорога Орлика, дорога Великого Ястреба. Мне потребовалось не много времени, чтобы понять, что «Поселение Великого Ястреба» — это поселок, а не заповедник для птиц.
Я остановился и спросил нескольких рабочих через окно машины:
- Есть ли здесь Ястребы? Или только люди?
— В основном только люди, — ответил один из них, — к сожалению.
Я прибыл в очаровательную деревню Рочестер, Вермонт, все еще надеясь на знак. Издательство «Внутренние традиции» занимало причудливое готическое здание с остроконечной крышей справа от утопающей в зелени деревни. Джои Грэхем, образованный и обладающий отличной интуицией издатель, приветствовал меня и показал здание, познакомив со всеми сотрудниками. Я был поражен тем, какими счастливыми и живыми были эти люди. В воздухе витали искорки магии.
Осматриваясь, я часто слышал упоминания о Ястребе: «Отошлите это Ястребу», «Позвоните Ястребу», «Я иду к Ястребу».
Джон ответил на мой вопрос. Эхуд Сперлинг жил на дороге Великого Ястреба, и коллеги называли его дом — «Ястреб». Встретившись с ним в офисе, я увидел, что и сам Эхуд обладает острым, пронизывающим взглядом пустынного Ястреба. Он рассказал о своем детском сне, в котором переехал на север, в сообщество художников, писателей, творцов — «фермеров воображения», как он их называл. Он рассказал о том, какое счастье приносит жизнь во сне сейчас. Я ответил, что, если бы этот сон был моим, я мог бы сказать, что он не только показал мне будущий путь, но и дал силы для того, чтобы проявить его в реальности. Мы некоторое время поговорили только о том, как, будучи сновидцами, сможем вместе создавать наш мир.
Когда я сказал Эхѵду, что ждал знака от Ястреба, он ответил: «Меня называли Ястребом даже до того, как я переехал на дорогу Великого Ястреба».
Я думаю, что Ястреб дал мне зеленый свет.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 15 июл 2012, 15:26 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
ЧЕТЫРЕ ПУТИ СНОВИДЕНИЙ

Четыре — это священное число для коренного населения Америки. Поэтому я разделил книгу на четыре части и четыре темы.

ПУТЕШЕСТВИЕ К СЕРДЦУ ПРАМАТЕРИ

Первая часть посвящена моей личной одиссее, которая началась, когда Островная Женщина призвала меня. Здесь я расскажу- о своих путешествиях: по книгам и древним документам, по современной Индии и по сновидениям, где я встречался с древними шаманами и учителями на тропах сновидений древних ирокезов.
В этой главе описывается традиция шаманских сновидений, которая гораздо глубже западной психологии, глубже повседневного мира. Ирокезы понимали, что сны могут быть переживаниями души и откровениями о о желаниях души и священной цели жизни. Во снах мы постоянно путешествуем вне своего тела, не ограниченные пространством и временем, и получаем визуальные послания от друтих путешественников, тоже свободных от физических законов. Наши сны открывают то, что люди Островной
Женщины называли одинопк — тайное желание души. Важно понимать, чего хочет душа, чего жаждет сердце, в противоположность поверхностным желаниям повседневного разума и ожиданиям, которые мы усваиваем благодаря другим людям, которые постоянно говорят нам, кто мы и что можем или не можем делать. Ирокезы учат, что задача ответственных людей в ответственном обществе состоит в том, чтобы поддерживать сновидцев, помогать им расшифровывать сны и искать в них желания и цель души, а затем предпринимать действия, чтобы воплотить эти намерения души. Таков главный смысл целительства, потому что, если мы не живем так, как того хочет душа, жизнь лишается магии и энергии. Часть души может даже исчезнуть, оставив в нас пустоту.
Ирокезы верят, что сны являются одним из самых важных способов приобретения и накопления силы. Ирокезы называют эту силу Оренда. Те, кто обладает доступом к Оренде, кто способен накапливать и передавать силу, мот совершать удивительные дела как целители, творцы и лидеры, потому что могут изменять мир.
Ирокезы также верят, что существа из мира духов постоянно стремятся к общению с нами в пространстве снов, что открывает возможность контакта людей с теми, кто является больше чем людьми, включая богов, с которыми мы можем говорить.
Вне зависимости от того, насколько кому бы то ни было нравится слово «духи», мой собственный опыт свидетельствует о том, что, как бы их ни называли, существуют два вида духов, с которыми мы встречаемся: духи места, где мы живем, и духи наших предков, живших в разное время, вплоть до тех, с кого начался наш род, где бы это ни произошло.
Самый простой и часто самый удобный способ взаимодействия с духами — во сне. Связь между снами и визитами умерших зафиксирована в английском языке. Английское слово dream (сон), подобно немецкому traum, датскому droom и соответствующим скандинавским словам, происходит от древнего немецкого слова drauger, которое означает того, кго умер и вернулся навестить живых .
Погрузившись в более глубокую реальность, увидим, что кроме духов предков и земли мы связаны с духовной семьей, которая не ограничивается кровным родством и не имеет отношения к линейному времени и трехмерному пространству. Хотя в этой книге описывается определенная традиция, мы выясним, что великие шаманы сновидений данной традиции связаны с великими шаманами других традиций и что путь истинного знания может привести обратно к родникам памяти, которые принадлежат всем нам, живущим полной жизныо и не потерявшим ни частицы своей души.
СНЫ ИРОКЕЗОВ О МИРЕ
Во второй части рассказаны истории Времени сновидений ирокезов о том, как мир был создан и может быть обновлен.
Тайная мудрость ирокезов, как и многих других древних людей, скрыта в священных историях. Величайшие из них относятся к Времени сновидений, реальности вне линейного времени, из которой исходят все события и ситуации физической жизни. Эти истории описывают происхождение нашего мира и сложную сеть отношений между людьми и живой Вселенной. В них подробно изложены география многомерной реальности и путей обретения знания о высших мирах. В этих историях мы обретаем смелость и смысл собственных путешествий. Мы можем также найти практическое руководство для исцеления себя и нашего мира.
В языке ирокезов слово «забыть» передается, как «позволить своему разуму упасть». Тохс а саса никонрен — «не забывай» буквально означает: «не дай своему разуму упасть». В великих историях Времени сновидений ирокезов описаны последствия забвения своего истока и цели человеческого существования.
УЧЕНИЕ ОСТРОВНОЙ ЖЕНЩИНЫ
В третьей части мы погружаемся во время и голос Островной Женщины, ирокезского шамана сновидений, которая призвала меня на крыльях Ястреба. Здесь рассказана история деяний великой ирокезской женщины, обладающей силой, и ее удивительной и успешной попытки пересечь время и пространство при помощи сновидений, чтобы помочь своим людям пережить нашествие европейцев и побороть принесенные ими болезни и войны.
Я уверен в том, что Островная Женщина призвала меня сквозь время и она продолжает призывать других. Я уверен, что в других временах и в других культурах существуют сестры Островной Женщины, которые общаются друг с другом во снах, которые призывают избранных мужчин и женщин поддержать их попытки найти путь через Темные времена для человечества, чтобы защитить Землю и открыть (или — при необходимости — закрыть) врата между мирами.
Я уже почти закончил эту книгу, когда Островная Женщина явилась в моем сознании и сказала, что принадлежит к сестринской общине провидиц и жриц, которые действуют в различных временах и которые заинтересовались мной. Истории Сестер Камней, как она их называет, должна быть посвящена другая книга, но о Сестрах упоминается и здесь, потому что этого хочет Островная Женщина.
ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ДРЕВНИЕ ТРОПЫ СНОВИДЕНИЙ
В четвертой части рассказывается о способах возвращения на древние тропы сновидений. Для Островной Женщины и других посланников, о которых рассказывается в этой книге, это — вопрос чрезвычайной важности. Почему — вы узнаете в эпилоге.
Должен признаться, что у меня есть срочный план: я хочу сделать все возможное, чтобы помочь возродить культуру сновидений, создать общество, в котором снами делятся и их празднуют везде и всегда — на рабочем месте, в семье и в школе, в учреждениях здравоохранения, в очереди в магазине, в постели с партнером. Если мы оценим сны в нашем обществе так же, как Островная Женщина, то можем исцелять и возрождать мир. Наши отношения будут богаче, станут более тонкими и творческими. Партнеры будут помнить, как уъажать и радовать богов друг в друге. Родители осознают, что на самом деле необходимо их детям, и мы будем учить видеть сны наших детей, которые являются потрясающими сновидцами до тех пор, пока мир взрослых не разрушает их сны.
В нашей культуре группы сновидцев будут важнейшей частью каждой клиники, больницы и медицинского центра, а доктора будут начинать беседу с пациентами с вопроса об их снах. Цены на медицинские услуги упадут, потому что, когда мы прислушаемся к своим снам, мы получим ключи к самоисцелению и сможем обнаружить, а иногда и предотвратить развитие нежелательных симптомов задолго до того, как они проявятся в теле. Имея развитую культуру сновидений, мы будем помнить, что источники здоровья или болезни являются и физическими, и духовными. Мы будем использовать сны, чтобы отслеживать и останавливать потери энергии, психические атаки и нездоровые отношения между умершими и живыми.
Как древние ирокезские разведчики снов, мы будем определять вероятные будущие события во сне и научимся не допускать того будущего, которого не хотим. Мы будем помогать друг другу* и нашим лидерам понимать последствия своих действий, видя гораздо дальше давящих сиюминутных событий и просчитывая затраты, прибыли и потери на семь поколений вперед. Мы вспомним о своих обязательствах перед древними и теми (как говорят ирокезы), чьи «лица все еще под землей», и всеми, кто вместе с нами живет в хрупком «пузыре» насыщенного кислородом воздуха.
В сообществе сновидцев мы будем исцелять наши отношения с уже умершими. Мы будем помнить, что наши сущность и душа не ограничиваются личностыо в одной жизни.
Возрождение культуры сновидений — это не фантастика. Это — возможное будущее, которое может проявиться благодаря усилиям всех сновидцев, потому что мы все видим сны, и придет время, когда сны прорвутся даже через самый твердый панцирь скептицизма и материализма. Потребуется множество учителей и посланников сновидений, но не будет необходимости в проповедях и спорах. Тс, кто ценит сны и уже освоил их основные техники — такие как процесс молниеносной работы над снами, впервые представленный в данной книге в части 1, главе 16 «Шаман на завтрак», — смогут предоставить другим безопасное пространство, где можно делиться снами и почитать свои сновидения во сне и наяву. Это может произойти тихо и незаметно — на остановке автобуса, в магазине, в очереди на почте
rial protegido рог derechos de autor
или на посиделках около кухонного стола, в общении с незнакомым человеком или с близким родственником, который открывается вам впервые.
Тем, кто лишь начинает делиться своими снами, мы можем подарить подтверждение того, что они не одни, что они не сходят с ума, что их сны — это не просто сны. Мы можем быть учителями в любой момент повседневной жизни. Мы можем вдохновлять всех видящих сны на встречу с собственной силой, признавая их власть над их собственными снами. Не принимая на себя роль экспертов, мы можем предложить совет тем, кто не раз был в мире сновидений. Мы можем поделиться знанием настоящих сновидцев о том, что мы рождены летать и во сне помним, что у души есть крылья.
Краткое замечание: эпиграфы и стихи, автор которых не указан, написаны мной.

I
часть
ПУТЕШЕСТВИЕ К СЕРДЦУ ПРАМАТЕРИ
Глава 1. Духи влюбляются
Глава 2. Когда предки приходят на территорию живых
Ілава 3. Встреча с людьми сновидений
Глава 4. Жизнь в двух мирах
Глава 5. Учение Шамана Сердца
Глава 6. Врата к ГГраматери

Различие между прошлым, настоящим и будущим — не более чем иллюзия, хоть и весьма навязчивая.
АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН

В итоге единственными событиями моей жизни, которые стоят того, чтобы быть рассказанными, являются те, когда вечный мир врывался в мир преходящий. Именно поэтому я, главным образам, говорю о внутренних переживаниях, к которым отношу свои сны и видения.
К.-Г. ЮНГ Воспоминания, сновидения, размышления*

Если человек с рождения одарен талантам к определенным эмоциям, его жизнь странным образом отличается от жизни обычных людей, так как никакие из привычных средств устрашения не действуют па него.
Уильям Джеймс Не

Боги пьют из сердца, кик олень из реки.
МАРТИН ПРЕХТЕЛЬ «Секреты говорящего ягуара»

Глава 1
ДУХИ ВЛЮБЛЯЮТСЯ
Состояние полного сознательного невежества —
это прелюдия к настоящему знанию.
Джнймс КлЕРК МАКСВЕЛЛ

Иди, осматриваясь в поисках индейского мира духов, и ты увидишь, что уже находишься в нем. Так сказал странник, проходивший здесь прежде. В повседневном понимании я вовсе не искал этот мир, однако вскоре после того, как переехал на ферму в Чатеме, понял, что нахожусь в его глубинах.
Я не могу сказать, что не был подготовлен. Некоторое время до того, в 1981 году, я с достаточной настойчивостью начал поиски пути души, пути, который вывел бы за рамки отчаяния и замешательства повседневной жизни. Я только что достиг того, что многие люди посчитали бы исполнением мечты. Мое первое литературное произведение - триллер о временах холодной войны — пользовалось популярностью, став бестселлером. Я смог распрощаться с работодателями и покупать авиабилеты в любую точку мира, и куда бы ни отправился, встречавшие всегда хотели пожать мне руку и получить автограф. А я был в глубокой депрессии. На языке ирокезов мое состояние называлось «опущенный ум», но тогда я этого не знал.
Сны и сердце говорили, что я напрасно растрачиваю талант, и, когда я смотрел на себя во время выступлений перед аудиторией студий и метрдотелями, мне не нравилось то, что я видел. Я наполнял свой банковский счет, но не ту пустоту, которая, как я чувствовал, была внутри меня. Меня толкала вперед жажда жизни, но я стремился ко всему, будто в надежде, что, двигаясь со скоростью падающей звезды, смогу избежать и размышлений о принятых мной решениях, и воспоминаний о более глубоком уровне мироздания.
Однако сны не оставляли меня, осмеивая планы ненасытного эго, призывая вернуться к истинной жизни. В одном из снов, посетившем меня не один раз после того, как мои триллеры возглавили список бестселлеров «Нью-Йорк тайме», я видел себя работающим в трудовом лагере, под присмотром солдат, одетых, как персонажи комической оперы. Я мог покинуть его в любой момент, но решил остаться, потому что комендант лагеря выдал мне ключ от буфета, где стояли набитые гамбургерами холодильники.
Еще мне снился лев. Он присутствовал в снах с того времени, когда я был ребенком, хотя в жизни и были периоды, когда я не мог видеть его, как дети из книги «Хроники Нарнии», которые больше не могут видеть Аслана после того, как усвоили взрослый взгляд на вещи. В том сне я наблюдал за толпой людей, которые дразнят сквозь прутья клетки огромного белого льва.
Оии ведут себя как толпа беззаботных зевак в воскресном зоопарке: бросают мусор на землю, корчат глупые гримасы. Они думают, что дразнить льва безопасно, пока кто-то не замечает, что двери клетки открыты. Люди в ужасе убегают. Я спокойно вхожу в клетку Мне не становится страшно, когда лев направляется ко мне. Он поднимается на задние лапы и кладет передние мне на плечи, как огромная дружелюбная собака. Лев хочет, чтобы я оглянулся и понял, что происходит на самом деле. Обернувшись, я понимаю, что в клетке находятся люди, а вовсе не львы. В месте, где расположился лев, царь природы, — свобода и неограниченные возможности. Белый лев говорит мне глубоким голосом: «Видишь, люди — это единственные животные, которые живут в клетках по собственной воле».
Так я начал искать путь, который вывел бы меня из клетки, созданной своими собственными руками для себя ради гамбургеров и друтих ограничивающих вещей, и вернуѵі бы туда, где обитают львы.
В один ненастный день, когда дождь лил как из ведра, мой гость привел меня в дом африканского жреца-предсказателя, находившийся в старой части Сан-Хуана. Прежде я уже встречался с людьми, практикующими саитерию (синкретическую религию нового света) и почитающими африканских духов, скрывающихся под масками католических святых. В Бразилии я танцевал все ночь под музыку барабанов во время церемоний каидобле, на которых срываются маски святых и ориша племени йоруба и духи предков получают приглашение «овладеть» танцующими, говорить и исцелять через них. Я читал, что в традиции йоруба существует высший путь, который содержит глубокие знания, зашифрованные в стихах, и ведет к развитию непосредственных взаимоотношений с Высшим «Я». Хотя барабаны возбудили интерес, больше всего меня заинтриговал высший путь. В Пѵэрто-Рико, где я собирал материал для одного из романов, я узнал, что бабсиіао, или «отец тайн», который был мастером высшего пути, жил в столице и был готов поговорить со мной.
Эйд принял меня неформально, в кругу' семьи. Диплом на стене свидетельствовал о том, что он получил степень доктора наук в области электротехники.
— Я последователь силы в двух смыслах, — с тонким юмором отметил он, — как знахарь и как доктор наук.
Он привел меня в свое священное пространство, в изобилие цвета и запаха. Мы сидели вместе на полу, на жесткой циновке, и он бросал бронзовые медальоны, соединенные друт с другом цепочкой, чтобы проявить од>' — священные узоры пророчеств Ифы. Оду вызывали поток облеченного в поэтическую форму знания, проистекавшего из глубин памяти. С губ бабалао слетали имена королей и героев. Он рассказал историю короля древности, который был подавлен последствиями необдуманных действий и постоянными раздорами между его женщинами и собирался повеситься на дереве. Но вместо того чтобы убить себя, король стал богом. Эта история неким образом имела отношение ко мне. Эйд объяснил, что, согласно
результатам его гадания, я являюсь «сыном» двух восточно-африканских богов (не самая распространенная ситуация), которые подарили мне свою защиту7 и свои противоположные индивидуальности. Казалось, что среди ориша, как и среди других богов, процветают соперничество и зависть.
- Тс двое богов защищают тебя от других ориша, — сказал мне Эйд.
Я решил, что в этой беседе с бабалао было что-то, так как он очень
точно описал мои обстоятельства жизни и будущие перспективы: богатство, семья, деньги, эмоциональная жизнь, — значительная часть информации была недоступна даже для меня в то время, и мне пришлось проверить ее позже. Он сказал мне:
- Сны в твоей жизни очень важны, гораздо важнее, чем ты думаешь. Всегда следуй своим снам, и наступит день, когда мир услышит о них.
Эйд помедлил с ответом на мой главный вопрос о моем пути. Он, нахмурившись, наблюдал за падением медальонов, бормоча:
- Тебя сопровождают многие тайны.
Он снова подбросил их и закрыл глаза, пробираясь через леса поэтической памяти.
Наконец он взглянул на меня и провозгласил с видимой неохотой:
- Твой путь подобен моему пути.
- Что это значит? — спросил я. Затем внезапно понял: — Ты имеешь в виду, что я должен стать африканским знахарем?
Мне было не до шуток. Эйд напомнил, что речь идет об универсальной традиции, хотя ее направление было африканским. Этот путь вел в святой город племени йоруба в Нигерии, где я мог пройти обучение и посвящение в сан жреца Ифы, если бы ответил на его призыв. Бабалао в тот день был готов провести две предварительные стадии инициации и связаться с людьми в Африке, чтобы ускорить мой переезд туда.
Если бы предложение не было таким странным и Эйд не выказывал бы столь явного нежелания его озвучивать, мой детектор жульничества мог бы подать сигнал, сообщая что-нибудь вроде: «Этот парень знает, что у меня есть деньги и что я отчаянно желаю духовного исцеления, и он собирается по-крупному меня надуть». Но детектор не зазвучал, потому что происходящее было в высшей мере истинным и оно вело меня глубже, чем в мир, в котором я потерялся.
Я согласился на то, чтобы пройти через первую ступень инициации на пути Ифы в тот день, но я отказался от второй, во время которой необходимо было взять на себя ритуальные обязательства. Будучи человеком, употребляющим в пищу мясо, я все же порицаю жертвоприношения, но с практической точки зрения убийство кур или коз может создавать грязь и беспокоить соседей во многих частях света. Я почувствовал облегчение, когда Эйд сказал, что, к его удивлению, африканские силы не требовали того, чтобы я принес им жертву.
- Единственная жертва, которую ориша хотят получить от тебя, - это твоя любовь.
Я пообещал, что они получат ее. Относительно же приглашения в Африку я чувствовал, что необходимо обдумать это предложение.
— Иди домой и посмотри сон об этом, — сказал Эйд. — Ты увидишь знаки.
Он назвал несколько из них, один въелся в мою память:
— Рядом с тобой разгорается огонь. Ты его еще не видишь, но очень скоро ты почувствуешь тепло его пламени.
Я вспомнил об этом предсказании, когда прилетел обратно в Ныо-Йорк. Я подумал тогда, что Эйд, видимо, выразился метафорично, имея в виду новые потрясения, может быть, эмоциональную бурю в моей личной жизни. Я не понимал, насколько точной может быть эта традиция.
Через десять минут после того, как я вошел в свою квартиру на седьмом этаже в западной части Восемнадцатой улицы, я услышал странный звук, донесшийся снаружи гостиной, окна которой выходили во двор и к другому дому. Я бросился к окну и увидел горизонтальный пласт огня, вырвавшегося из здания напротив. Огонь лизал окна, через стекло я чувствовал его тепло.
Сирены, пожарные, полицейские, кареты «скорой помощи»... Мне сказали, что в квартире в здании напротив, произошел химический взрыв и что спасатели по прибытии нашли хозяина мертвым.
Это был первый знак. На протяжении последовавших удивительных дней и ночей были и другие, когда я видел цвета, для которых нет названий в человеческих языках, потому что они не входят в спектр, доступный человеческому глазу. Я чувствовал глубокую связь с Африкой, и лев бродил вместе со мной в моих снах. Я так жаждал более глубокой жизни, что было бы совсем не трудно покинуть квартиру на Манхэттене, отдать роскошные костюмы Армии спасения и разорвать выгодные контракты с издателями и кинорежиссерами. Но такое решение пугало, даже приводило в ужас тех, кого я любил. На меня оказала влияние и мысль о том, что, возможно, совсем не случайно я был рожден белым австралийцем, пожизненно связанным с западными традициями. Возможно, придется отказаться от поставленной цели, если я свяжу себя с весьма специфичной с точки зрения культуры африканской традицией, даже при том, что моя душа хорошо знакома с ней, думал я.
Я позвонил своему другу сантеро, который представил меня Эйду, и рассказал ему7 о своем решении. Я не собирался следовать пути жреца йоруба, по крайней мере не проходить обучение. Друг ответил мне:
Роберт, есть кое-что, что тебе следует знать. Духи подобны людям. Они влюбляются. И так как духи влюблены в тебя, они продолжат призывать тебя. Они будут надевать разные маски и костюмы, пока ты не вступишь в отношения с ними.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 16 июл 2012, 14:41 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
Глава 2
КОГДА ПРЕДКИ ПРИХОДЯТ НА ТЕРРИТОРИЮ ЖИВЫХ

Расстояние между живыми и мертвыми не шире, чем край кленового листа.
ПРЕКРАСНОЕ ОЗЕРО, предсказатель племени сенека, ирокезы

АНУБИС НА ЗАДНЕМ ДВОРЕ
Один из набросков оракула Ифы может сообщить предсказателю следующее: «Предки приходят на территорию живых*. Это время опасности и магии, когда умершие близко и завеса мира духов истончается или исчезает. Я вступил в этот период, когда переехал на ферму, где встретился с белым дубом и краснохвостым Ястребом в 1986 году, а духи надели другие маски.
Мы уехали из Кривой бухты на ферму с двумя огромными черными собаками. Это были две дворняги из Кривой бухты: помесь немецкой овчарки и лабрадора, но значительно крупнее, чем представители данных пород. Я назвал старшую собаку Киплингом, как и черную собаку философа-пьяиицы из КГБ, героя моего триллера «Московские правила*. Киплинг преданно любил свою человеческую ссмыо, и я любил его больше, чем любую другую собаку в моей жизни. Когда пес поднимал уши, то становился очень похожим на Анубиса - египетского стража пути в страну мертвых (Анубис сопровождал умерших и направлял тех, кто путешествует по снам). Самые нежные мои воспоминания о годах, проведенных в Кривой бухте, связаны с Киплингом, когда зимой мы гуляли с ним по засыпанным снегом пустынным пляжам.
Ему нравились долгие прогулки по лесу около нашего нового дома. Часто Киплинг, его сестра по кличке Бренди и я бродили часами. Киплинг любил ловить сурков, и я позволял ему это, так как их мясо чистое, а поры сурков представляют опасность для лошадей. Но я никогда не позволял ему преследовать белохвостых оленей, которые в большом количестве бродили между деревьев после того, как я сделал территорию заповедником, или лис, чьи владения скрывались в зарослях сумаха.
В ночь перед Хеллоуином, в первый год нашего пребывания на ферме, Киплинг выбежал на трассу 66 и был сбит машиной соседа. Сраженный горем, я завернул его огромное тело в старое одеяло, положил в джип, в котором он любил ездить, и отправился с мотыгой и лопатой на вершину холма к северу от дома. Я часто приходил сюда ночью с Киплингом, чтобы полюбоваться на восход луны. Я вырыл могилу для своей черной собаки у самой границы человеческого захоронения, где под причудливыми углами располагались надгробия первых белых поселенцев.
Я чувствовал, что потерял часть своего сердца.
Но вскоре я заметил, что, хотя его тело уже было в земле, Киплинг все еще был с нами. Однажды, ведя джип, так нравившийся ему, я взглянул в зеркало заднего вида и увидел пса вскочившим и смотрящим наружу.
— Сидеть, Киплинг, — крикнул я прежде, чем осознал, что моей собаки там быть не могло.
Его видели и другие люди. Присутствие моего бывшего гіса было настолько ощутимым, что, когда моя пожилая теща переехала в городскую квартиру на первом этаже, я попросил Киплинга присмотреть за ней в течение первых дней, пока мы не нашли для тещи собственную собаку’. Поздно вечером первого дня пребывания в новой квартире моя теща услышала, как люди, которых она посчитала слоняющимися бездельниками, переговаривались на улице напротив ее двери. Затем последовало низкое рычание собаки, перешедшее в громкий лай. Кто-то снаружи сказал: «Забудь об этом, там собака». Интересно, что, по словам Мари, собачий лай, казалось, звучал изнутри квартиры.
Энергия моей черной собаки проявлялась рядом со мной и другими способами еще долго после ее смерти. В конце концов я понял, пришел час сказать Киплингу, что он может уходить. Так я и поступил во время импровизированной церемонии, поджарив для него стейк на костре около старого куста логановой ягоды. Когда я сказал слова любви и прощания, надо мной, словно ребенок на роликовых коньках, пронесся ветер, подхватив дым и унеся его наверх, к могиле Киплинга.
Тогда мой черный пес стал приходить ко мне во снах. Я видел его охотящимся на загадочном острове за рекой. Когда я позвал его, он повернулся в мою сторону, но не смог увидеть меня, как будто его мир был завернут в целлофан, прозрачный лишь с одной стороны.
Время шло. В моих снах Киплинг стал проводником и товарищем, показывая то, что я должен был увидеть, но мог и не заметить без него. Иногда он появлялся из полого дерева, покрытого чем-то липким, как мед или околоплодные воды. Он сопровождал меня в путешествиях по опасным местам, иногда — в сферы мертвых. Я начал понимать, почему египтяне выбирали черную собаку1 или шакала в качестве проводника дутн по дорогам между мирами. Будучи черным, он легко пересекает темные места. Острота чувств позволяет ему идти по следу, искать и ликвидировать мертвую плоть и мертвую энергию, которые оставляют после себя духи. Из всех животных представители семейства псовых относятся к людям наиболее дружелюбно.

ВРАТА ВО ВРЕМЕНИ К КЕЛЬТСКОМУ ЛЬВУ НА МОГАВКСКОЙ ГРАНИЦЕ
К этому моменту я уже видел сны о душах многих умерших. Я заменю вводящий в заблуждение термин «мертвые» на «ушедшие». Я не большой сторонник теологии, но одно знаю точно (это знает каждый, кто по- настоящему видит сны): жизнь продолжается после физической смерти в других измерениях и в других носителях сознания. Одной из самых выдающихся жестокостей традиционной психологии, а часто и западной религии, является отрицание простого факта, что в снах мы можем общаться с ушедшими. Иногда они приходят навестить нас. Иногда они появляются в снах, так как находятся в нашем пространстве, не двигаясь дальше.
Во время сна и в видениях наяву, особенно когда я сидел под белым дубом или пробирался по лесам к водопадам, я часто встречал следы людей прошлого, как белых, так и коренных американцев. Я предположил, что это были голографические следы и, возможно, старые энергии людей, живших, любивших и страдавших на этой земле, включая, без сомнения, ссмыо Мозеса Сана, первого белого землевладельца, чьи сыновья сражались во время американской революции и были похоронены на холме, где рядом с людским кладбищем я похоронил любимого пса.
Я начал изучать историю местности и выяснил, что эта земля была первой настоящей американской границей, на которой были приняты многие исторические решения. Например, насколько далеко вглубь континента будет позволено заходить европейцам; кто — Франция или Великобритания — станет доминирующей силой; продолжат ли колонии жить под управлением далекого короля или же получат независимость и создадут конституцию.
Я узнал, что расположенный неподалеку город Олбани во времена своего расцвета был своего рода Касабланкой - с агентами, секретными операциями и борьбой за власть. Я начал обдумывать идею о том, чтобы написать еще один шпионский триллер о колониальном периоде.
Я не успел углубиться в исполнение этого плана. Мы решили провести зимние праздники со старыми друзьями в Канкуне, который интересовал меня не столько своей курортной красотой, с загаром и непременным бокалом ледяной «Маргариты», сколько близостью к наследию майя. В другой стране я оказался в первом из больших сновидений, которые в конце концов привели меня к ирокезской истории.
Подо мной тень, она скользит по девственному пейзажу, большую часть которого составляет вода. Я спускаюсь на поляну посреди густого леса. Я то теряю из виду, то снова нахожу первобытного человека, одетого в шкуры. Картина меняется, и я оказываюсь в греческом амфитеатре. Я вхожу и выхожу из сознаний и тел множества людей, проходя век за веком. Вот я в теле сального широкоплечего мужчины в колониальной одежде. Иногда он надевает форму английского генерала или богатого землевладельца, в другое время носит шкуры и ракушки, как это принято у индейцев.
Я проснулся после этой сцены, и одна фраза крутилась у меня в голове:
Я из тех, кто сотрясает миры.
Звучащие слова повисли в воздухе. Я сощурился от яркого солнечного света, падавшего через окно в комнату отеля, пытаясь вспомнить подробности сна и осмыслить его. Сон привел меня к неким древним событиям, происходившим на протяжении многих веков во многих местах и в разной обстановке. Я чувствовал, что все сцены были связаны и что слова, повторявшиеся в пространстве, относились к тому, что было центром этих событий.
Когда я вернулся в Соединенные Штаты, то подтвердил свои предположения о том, кем был мужчина в колониальной одежде. Вскоре после того, как я покинул Канкун, я увидел в историческом отделе букинистического магазина в Олбани толстую книгу в синей обложке. Открыв ее на случайной странице, я был поражен тем, насколько знакомым мне оказался этот голос из XVIII века, который говорил со мной со страниц книги о совете с ирокезами. Посмотрев па обложку, я выяснил, что держал в руках том «Записки сэра Уильяма Джонсона». Я ничего не слышал о Джонсоне прежде, но любопытство заставило меня купить книгу.
Когда я увидел портреты Джонсона, я уверился в том, что именно он — мужчина из моего сна, который был одновременно мной и не мной.
После того как я прочитал его записки, а затем ознакомился с несколькими вариантами его биографии, я узнал, что Уильям Джонсон (1715-1774) был героем первой границы, он правил страной могавков как король племени, делил свою жизнь и постель с могавками, овладел их языком и обычаями. Джонсон узнал их, пожалуй, лучше, чем любой другой белый мужчина за всю историю Америки. Он принимал решения от имени короля и стал вождем могавков, его влияние на ирокезов стало важнейшим фактором в победе Англии над Францией в так называемой войне французов с индейцами, которая открыла путь американской революции, лишив колонистов необходимости иметь одну европейскую армию для защиты от другой. Он повел силы индейских воинов к победе над профессиональной французской армией, которую возглавлял один из самых опытных генералов битвы на озере Джордж в 1755 году
— Политическая история оказалась интересной, но самое удивительное - этот мужчина и его жизнь. Он был отцом более чем сотни детей от бесчисленных «временных» жен. Единственной женщиной, у которой почти получилось «приручить» его, была индианка, известная под именем Молли Брант, мы еще вернемся к ней в третьей части. Широта и великодушие личности Джонсона напоминают величие королей Ирландии. А желание приблизиться к коренным жителям, погрузиться в культуру американских индейцев являлось его собственным помыслом. Затем, сообщает Бугенвиль, Джонсон «ускакал вместе со своим отрядом, члены которого полностью повторяли его действия. Где Гомер, который смог бы описать подобную сцену?» .
Этот яркий сюжет вполне подходил для романа. Однако в ходе своих первоначальных исследований я не нашел объяснения мощному отзвуку моего сна, чувству вневременной драмы, не ограничивающейся рамками истории Джонсона или моей собственной. Я должен был угнать то, что не было описано в исторических книгах. Были мои личные вопросы. Почему во сне я не мог различить, где Джонсон, а где я? Почему он вообще мне снился?
Когда я впервые поехал в усадьбу Джонсона, красивый дом, окруженный каменными блочными строениями, ставший последним жилищем сэра Уильяма в долине могавков, то добрался туда без карт и указаний, как будто ехал к себе домой. Я встретился с застенчивой южанкой по имени Ванда Барч, которая жила там двадцать лет как смотритель имеющего историческую ценность наследия Джонсона.
Вскоре я выяснил, что она тоже была сильным сновидцем и что, возможно, наши жизни во сне были связаны еще до того, как сон о Джонсоне привел меня в его последний дом.
Когда мне было девять лет, я упал за борт лодки, па которой отправился рыбачить вместе с отцом и его друзьями. Там было достаточно мелко, а я был приличным пловцом, как и большинство австралийцев. Поэтому никто не понял, что я тону. Только когда большая часть короткой жизни прошла перед моими глазами, кто-то выловил меня и откачал. Примерно в то же время Ванде снился мальчик приблизительно ее возраста, с круглым, покрытым веснушками лицом, который необъяснимым образом тонул на мелководье. В своем сне она протянула руку и вытащила его. Мы поделились этими переживаниями, и очень скоро между нами возникла глубокая и удивительная сновидческая дружба. Каждый из нас был единственным ребенком в семье и каждый очень хотел иметь брата или сестру. Через некоторое время после рождения нашей дружбы мы решили, что нашли друг в друтс тех сестру и брата, которых нам так не хватало в детстве.
Итак, сон об Уильяме Джонсоне уже принес мне ценнейший дар — сестру. Ванда и я вскоре начали делиться сновидениями почти каждый день, и часто оказывалось, что наши мечты пересекаются. Вместе мы разработали практику совместного интерактивного сновидения, мы исследовали
будущее, перемещаясь вперед, рассматривая и выбирая необходимое среди возможных вариантов.
Но тайна моей связи с Джонсоном осталась неоткрытой. Он родился и вырос в графстве Мит в Ирландии, как и семья моей матери. Вскоре я решил отправиться туда и выяснить, нет ли ответов на мои вопросы о, возможно, нашем общем происхождении.

ГЛАЗА БОГИНИ
Я прилетел в Дублин в 1987 году. Холодным и ветреным утром Пасхального воскресенья с двумя дочерьми я посетил две мессы: англиканскую службу в почти пустой старой церкви Святой Анны, где толстый священник монотонно бубнил на протяжении литургии, обращаясь к пустым скамьям и время от времени сморкаясь, и католическую мессу в соборе Святой Марии. Этот собор, представляющий собой прекрасное классическое григорианское здание, является прекрасным фоном для энергии и радостного возбуждения этого великого христианского праздника — дня Вознесения. На двери табличка: «Дамы, следите за своими сумочками*. В соборе присутствовала некая сила, заключенная в мощном звучании органа, хоре, распевающем «Аллилуйя», в живом движении священников, и легко можно было себе представить, как атеиста завораживают картины, изображающие умирающего Бога, мира, обновленного через символический каннибализм. Я восхищенно смотрел на красивых ирландских девушек с их плавной походкой, распущенными черными или рыжими волосами, решительными подбородками, быстрыми черными глазами и округлыми бедрами; пробирающихся мимо бродяг и местных пьянчуг в толпе, шелестя щей, как камыш на ветру.
На следующий день в поисках следов Джонсона (который родился в 1715 году) я начал продвигаться вглубь Ирландии, которая, сѵдя но дате ее основания, старше святого Патрика. Это было время волнений, скрытых за возделанными полями и рядами аккуратных изгородей западных бриттов графства Мит. Мы отправились по ухабистой проселочной дороге к поместью Смитста- уті, месту рождения Джонсона. Мускулистый, напоминающий скалу конюший показал мне поместье. Колокольчики только начали расцветать, и я наслаждался своим любимым сочетанием цветов в природе: мечтательно-синие оттенки среди мягкого зеленого. Я шел через конюшню с каменными стойлами, за стенами которой был яблоневый сад. Я знал, здесь нет того, что я ищу.
Я из тех, кто сотрясает миры.
Я попытался определить происхождение этой строки, прочтя ее исследователю старого ирландского языка, которого встретил, когда мы поднялись на Тару, священный холм, где короновались древние короли.
— В ней слышно звучание барда, — сказал он. — Такие слова моіуг принадлежать облеченному властью, спускающемуся к смертным. Но не мог)' точно определить ее происхождение.
Мы отправились в долину реки Бойн и к Ныо-Гренджу — огромному кургану и культовому сооружению, бывшему старым уже в то время, когда египетские пирамиды были еще молодыми. Оно состоит из коридора и погребальной камеры, свод которой построен из огромных каменных монолитов, не скрепленных раствором, над ним расположена большая округлая пирамида из каменных осколков, окруженная кольцом охранных камней. В день нашего посещения Нью-Грендж был окружен ярко-желтым можжевельником, который распространял на солнце запах кокосового масла.
Я ощущал трепет узнавания. Это было то самое место. Я не знал, было ли оно связано с моим сном, но знал, что приехал сюда именно за ним. По коже побежали мурашки. Я вздрогнул, когда увидел спирали на охранных камнях. Двойные, тройные спирали, вплетающиеся в жизнь и выходящие из нее. В двойной спирали я, не задумываясь, увидел Глаза Богини, скрывающие коды создания и разрушения.
Коридор, ведущий к погребальной камере, был сухим и прохладным. Я зашел в камеру и посмотрел на каменные уступы, образующие свод: круги в кругах, как расходящиеся крути на воде. По какой-то причине строители работали в темноте или при сумеречном свете, но укладывали плиты с поразительной точностью.
Я взглянул на окно, через которое во время зимнего солнцестояния светит солнце, и на рассеченный камень с выдолбленным углублением для жертвоприношений. Моим глазам предстали картины из прошлого. Я увидел древнюю королеву, сидящую на троне. В действительности она была больше чем королевой. Она открыла взгляду свое бессмертное тело и стала прекрасной жрицей, подошла ко мне нагая, за исключением меховой повязки вокруг бедер.
Глаза Богини были подобны водоворотам, торнадо. В них — рождение и смерть миров.
Какое это имело отношение к ирокезам? Гораздо более близкое, чем я предполагал, когда задумал эту книгу.
Я вернулся из Ирландии.
Однажды иочыо, на границе между временем бодрствования и сном — в замечательной песочнице для всех, кто хочет поиграть с сознательными сновидениями, — я позволил образам возникать и исчезать. Вскоре поток образов превратился в моем сознании в светящуюся двойную спираль, которую я видел вырезанной на камнях в Ирландии. Это были Глаза Богини.
Не думая об этом, я начал двигаться по спирали к другому месту. Я ожидал увидеть Ирландию, но вместо этого летел над девственной землей северо-востока Америки на крыльях краснохвостого Ястреба. Вскоре я понял, что лечу к ирокезской женщине, которую я стал называть Островной Женщиной. Когда я писал эту книгу, она напомнила мне, что впервые мы встретились, когда я перемещался по двойной спирали из места моих европейских предков, и что двойная спираль может быть ключом к тайнам, которые существуют вне времени и пространства.

ЗНАКИ ОТЛИЧИЯ ОСТРОВНОЙ ЖЕНЩИНЫ
Так же как необходимо было собрать сведения о Джонсоне, было нужно узнать и о значении пояса из бусин, который показала мне Островная Женщина, и о значении ее слов, обращенных ко мне во время первой встречи.
Мне повезло, удалось связаться со специалистом по ирокезской культуре, работающим в государственном музее Ныо-Йорка. Рэй Гоиье принадлежал к племени онондага, был дружелюбен, умен и обладал глубокой интуицией. Во время первой встречи он объяснил, что вампумы, которые он собирался мне показать, были отданы правительству штата Ныо-Йорк на хранение почти век назад, но теперь они должны были вернуться к племени онондага и храниться около огня совета.
В то время я знал очень мало об ирокезах, но был поражен, узнав, что они создали федерацию задолго до основания Соединенных Штатов, а некоторые исследователи полагают, что именно ирокезы вдохновили Бенджамина Франклина и других создателей американской конституции. Земли ирокезов занимали большую часть севера штата, но влияние их союза распространялось гораздо дальше. От запада до востока первоначальными нятыо нациями союза ирокезов были могавки, онейда, онондага, каюга и сенека .
В начале XVIII века шестому племени тѵскарора из Каролины было предложено переместиться севернее, чтобы присоединиться к союзу, и с тех пор ирокезы известны как шесть племен . Они называли себя онквехонве, или Настоящие Люди, и хауденосони — люди Длинного Дома.
До контакта с европейцами у них не было письменности в том виде, в котором она присутствует в современном мире, но была собственная система записей. Островная Женщина показала мне один из примеров таких записей, и хранитель вампумов в государственном музее Нью-Йорка собирался объяснить мне их значение.
Я смутно представлял себе, что бусины и ракушки использовались американскими индейцами в качестве денег и украшений. Это было доказано , но это лишь часть значения вампума. Пока Рэй Гонье доставал пояс за поясом из широких ящиков огромного стального шкафа, я с радостью узнавал, что духовное значение вампума было гораздо более глубоким. Я получил первый урок сложнейшего визуального языка. Некоторые из поясов хранили память об определяющих моментах истории ирокезов и об их взаимодействии с белыми людьми.
Так называемый пояс Гайаваты, украшенный пятыо связанными символами, центральный из которых напоминает одновременно и сердце, и дерево, рассказывает об основании первоначального союза пяти племен. Наклонные линии на другом поясе символизируют момент, когда люди Длинного Дома взяли иод защиту своего союза племя тускарора, истощенное войной и захватом земель в Каролине. Простой и красивый вампум, состоящий из двух рядов темно-пурпурных бусин, идущих параллельно вдоль сияющей белой линии, передает надежду, что люди двух миров - ирокезы и европейцы — смогут жить в гармонии, следуя истине своих собственных путей. Некоторые из вампумов являлись посланиями о сборе совета, обещаниями гостеприимства, просьбами о помощи.
ГІо мере знакомства с поясами ко мне приходило чувство, что их значение и сила простирались гораздо дальше рисунка из белых и пурпурных
бусин. Этот пояс содержал мои слова. Такая формулировка вновь и вновь появлялась в записях индейских советов во времена Джонсона, до него и после. В этой фразе — загадка, которую нелегко отгадать. Возможно ли, чтобы ракушки, пусть даже измельченные и переработанные в напоминающие трубочки бусины, которые были заряжены намерением и словами силы, оказались письмами и контейнерами для энергии?
Рэй попросил меня описать пояс, который держала Островная Женщина, и показать, каким образом она это делала.
— Пояс был белым, с изображениями двух человеческих фигур, держащихся за руки, и волка, более темного цвета, — сказал я ему.
Я жестом показал, как Островная Женщина держала пояс. Я помнил, что один конец пояса был закинут на ее левое плечо, фигурки отчетливо виднелись над ее сердцем, и ракушки позвякивали в такт се шіавномѵ музыкальному голосу.
Рэй достал ПОЯС:
— Что-то вроде этого?
Я уставился на него. В его руках был пояс из моего сна, и он держал его так, как это делала Островная Женщина. ІІа поясе были изображены две человеческие фигуры, взявшиеся за руки. Оіева от них — большая фиіура волка.
— Это тот пояс, который я видел во сне! Что это значит?!
Лицо Рэя было бесстрастным. Он ответил тихо:
— Это вампум іматери клана Волков. Я полагаю, что тебя посетила женщина, обладающая могуществом.
После того как он положил гіояс обратно в шкаф, Рэй искоса взглянул на меня и сказал:
— Сила найдет тебя в снах.
Он повернулся к шкафу и достал еще один, последний пояс. На семи рядах темных бусин сияли белые наклонные линии и круги.
— Она показывала тебе что-то подобное?
— Я не уверен. — В этом поясе было что-то знакомое, но я не помнил, чтобы видел его в жилище Островной Женщины. — Что это значит?
Рэй усмехнулся.
— Это пояс выкупа. Он означает требование женщины усыновить пленника, чтобы заменить кого-то из ее семьи, кого она потеряла. Если она показала тебе это, то таким образом говорила, что ты теперь наш.

МОЙ ОТЕЦ ПРИНОСИТ ИСЦЕЛЕНИЕ ИЗ ДРУГОГО МИРА
В своих снах и во время бодрствования я продвигался все глубже и глубже в реальность предков, а они — в мою. Мне снилось, как умирал мой отец, а затем, после того как его сердце остановилось в больнице Квинсленда, на
другой стороне Тихого океана, мне ириснилось, что ом пришел меня навестить, дав полезные и полные любви наставления для меня и всей семьи.
Когда я прилетел в Австралию на похороны, присутствие ушедшего было таким теплым, таким радостным, что мы с матерью чувствовали, что находимся на празднике. Затем однажды вечером, когда мы сидели на балконе ее дома престарелых, всплыли старые разногласия. Она произнесла обидные слова и, расстроенная, ушла внутрь.
Я попросил отца вмешаться. Мать вскоре вернулась на балкон, как лист, подгоняемый ветром. Она стояла позади меня около часа, говоря слова любви и взаимного прощения, держа свою руку на моей груди, у самого сердца.
Этот случай был беспрецедентным. С раннего детства моя мать никогда не выражала физически своих чувств. Хотя это сбивало с толку и печалило меня в детстве, я потом понял, что это объяснялось тяжелыми переживаниями и болью, порожденной постоянной опасностью потерять единственного ребенка. Я сказал ей, как был тронут тем, что она говорила со мной, держа руку у моего сердца.
- Ты знаешь меня, я никогда бы этого не сделала, - возразила она.
— Но, может быть, отец бы сделал, — мягко ответил я.
И мы оба почувствовали его присутствие.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 17 июл 2012, 14:10 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
Глава 3
ВСТРЕЧА С ЛЮДЬМИ СНОВИДЕНИЙ

У ирокезов, вообще говоря, есть лишь одно божество — сновидение.
Ему они подчиняются и следуют всем его указаниям с абсолютной точностью.
OTEU ЖАК Ф Р Е М И Н , В отчете с земли сенека, 1669 год

Благодаря собственным усилиям, а также помощи друзей, я познакомился с некоторыми учеными, изучающими ирокезов, и людьми старшего поколения, которые предложили мне помочь.
— Мы дадим тебе наши лучшие слова, — сказала Хэзел Дин-Джон, выдающийся лингвист, специалист в области языка сенека, в начале нашей беседы.
С ее помощью и с иомощыо носителей языка могавков из резервации Пяти племен, расположенной около Брэнтфорда, Онтарио, из Тиендинага в заливе Квинт озера Онтарио и из Кахнавейка около Монреаля я начал расшифровывать некоторые фразы из моего сна.
Мои ирокезские друзья не только помогли перевести и понять многие ключевые слова, но и многое рассказали о значении встреч с Островной Женщиной. Они объяснили, что ирокезы традиционно были матриархальным сообществом и что Островная Женщина точно была не только матерью клана, но и Арендиуанен, или женщиной, обладающей могуществом. Среди ирокезов, как и во многих близких к природе обществах, женщины чаще всего являются провидицами, замечательными рассказчицами и хранительницами паутины жизни.
Из наших разговоров родилась идея, что Островная Женщина могла призвать меня из ее настоящего времени, пытаясь получить информацию из ее будущего, которая могла бы помочь ее семье и ее людям. Это предположение даровало мне некоторое понимание. Однако я чувствовал, что была и более глубокая связь, которая объединяла мою жизнь с Островной Женщиной, с Уильямом Джонсоном и, возможно, с другими людьми из иных времен.
Когда в первый раз я пришел поговорить со старейшиной онондага, ои уверенно сказал:
— Я полагаю, тебя кто-то посетил.
Он посоветовал быть осторожным, имея дело с бесплотными духами, и не говорить на публике об именах и подробностях определенных традиционных ритуалов, которые я видел во сие. Он объяснил:
— Некоторые из великих людей нашего народа остаются близко, чтобы присматривать за нами и защищать Землю. Они могут заговорить с тобой, хотя ты и чужак, потому что ты видишь сны так, как делаем это мы.

ПУТЬ ШАМАНОВ-СНОВИДЦЕВ
Призыв Ястреба и Островной Женщины открыл передо мной несколько параллельных путей в мир шаманских сновидений, и постепенно я заполнил тысячи страниц дневника подробным описанием моих путешествий.
Один путь заставил меня прочитать все, что я смог найти об ирокезской работе со сновидениями и о целительстве. Одним странным лунным вечером, когда тонкие линии белых облаков (не следы испарений) складывались в параллельные тропы, пересекающие небо, мой друг-книготорговец привез на грузовике несколько коробок книг, в которых лежали семьдесят три тома «Иезуитских рассказов», отчетов одетых в черные рясы миссионеров первой границы на северо-востоке Америки в XVII веке. Книги обошлись недешево, но они были необходимы. Я уже знал, что отчеты иезуитов содержали бесценную информацию о шаманских тропах сновидений ирокезов и гуронов тех времен, когда древние практики все еще использовались. Ограниченные своими железными догмами, боящиеся индейских снов как порождений демонов, которые переместились на американские просторы после того, как их изгнали из Старого Света, служители нового бога — иезуиты часто неверно толковали то, с чем встречались. Тем не менее при внимательном прочтении со знанием того, какими сновидения могут быть, «Иезуитские рассказы» стали золотой жилой, которую только начали разрабатывать ученые. Больше чем на год эти книги стали моим любимым чтением, подтверждая иногда то, чему меня учили люди, приходящие во сне, помогая понять ирокезские сновидения.
Второй путь привел меня к учебе иод руководством традиционных индейских сновидцев и шаманов. Я учился у Тома Портера, старейшины клана Медведя из племени могавков и целителя, чьи видения позднее вдохновили его на то, чтобы увести часть своих людей из резервации Аквесасне обратно в долину могавков, где они основали духовное сообщество, в котором возродили традиции предков. Я также недолгое время учился у шамана племени чиппсва и лекаря из племени каюга, которые научили меня шаманским техникам, позволяющим путешествовать в мир духов и находить потерянные души.
Третья тропа привела к изучению шаманских техник в путешествиях с Майклом Харнером. Пытаясь лучше понять тех, кто приходит в мои сны, я прочитал книгу Харпера «Путь шамана» и выяснил, что основные техники путешествий схожи с практиками визуализации, которые я самостоятельно начал использовать в детстве. Когда я узнал, что Майкл Харнер проводит семинар неподалеку от того места, где я живу, на границе Беркшира, я решил узнать, о чем еще он может рассказать. Несмотря на первоначальные сомнения в том, что традиционные шаманские техники могут преподаваться во время встречи на выходных, я получил огромный опыт во время семинара Харнера. Я побывал во многих измерениях верхнего мира, прошел через свет истока божественных форм, более яркий, чем солнце, и через черный свет, летя вместе с крылатыми сущностями над миром, более девственным, чем в первый день творения. Не желая возвращаться, я в конце концов увидел собственное безжизненное тело в когтях огромного орла.
Весь этот опыт дал глубокое понимание мира шаманизма и шаманских сновидений. Однако я продолжал, как это было с самого раннего детства, получать наиважиейшие наставления непосредственно от учителей из мира сновидений.

УДАЧА В СНОВИДЕНИЯХ
Сновидения призывали узнать больше о людях Островной Женщины, ирокезах и гуронах прошлого. Было очевидно, что, если я хочу понять важные аспекты, необходимо расширить словарный запас. Для этого понадобилось изучить язык ее людей и ее времени, что далось нелегко. Ведь языки ирокезов строились по принципам, весьма отличным от тех, которые лежат в основе европейских языков, и Островная Женщина использовала не современный язык могавков, а ту его древнюю, сложную и поэтическую форму, которую применяли шаманы другого времени.
Пока я бился над грамматикой и корнями языка могавков, я читал книги иезуитов и антропологов. Я выяснил, что ирокезы на протяжении веков возбуждали интерес этнографов. Можно даже сказать, что современная антропология как наука началась с изучения ирокезов выдающимся иезуитским ученым Жозефом-Франсуа Лафито, а спустя несколько поколений — Лыоисом-Геири Морганом.
Первые европейцы, встретившиеся с ирокезами, были поражены, а иногда и напуганы тем, какое глубокое уважение тс питали к снам и каким богатством практик шаманских сновидений они обладали. Я совершу краткое отступление от личного рассказа, чтобы объяснить основные элементы сновидений ирокезов прошлого в той степени, в которой я их понял.
Задолго до того, как первые европейцы вступили на американскую землю, ирокезы учили детей, что сны являются самым важным источником практических и духовных наставлений. Самым первым утренним делом ирокезов было поделиться своими снами, так как предполагалось, что сны являются посланиями духов и глубинного *Я> и что в них содержатся определенные наставления как для сообщества, так и для каждого отдельного человека.
Иезуитские миссионеры были поражены тем, насколько важные решения принимались на основании пересказов снов. Отец Жак Бруа, работавший с людьми онейда, жаловался на то, каким огромным влиянием пользуется одна женщина, почитаемая за способность видеть во сне будущие события. Однажды она объявила, что племя, живущее к югу, собирается напасть на ее племя, но она также видела, что они попадут в засаду. Так как ей приснилось, что военный вождь врага, которого она назвала по имени, пойман и казнен, онейда возликовали и выслали военный отряд. Бруа записал, что люди были настолько уверены в победе, что немедленно развели костры для того, чтобы отмечать се .
Ирокезы и их лесные соседи регулярно обращались к снам за советом не только в военное время, но и по вопросам охоты и поиска еды. Отец Поль Лежен, зимовавший с племенем монтанье в 1634 году, отметил, что эти люди верили, будто успех в охоте зависит от снов о животных: «Если кто-нибудь во сне видит старейшину или прародителя определенного вида животных, охота будет удачной; если человек видел старейшину бобров, он возьмет бобров, если он видел старейшину лосей, то возьмет лосей, получая взрослых животных с разрешения их старейшины, которого он видел во сне» .
Сновидения были способом выжить. В голодные времена, когда в середине зимы еды не хватало, племя обращалось к опытным сновидцам, чтобы обнаружить еду и договориться с духами животных.
Сами слова, использующиеся ирокезами для описания сновидений, отражают их убеждение в том, что сны необходимы для привлечения удачи. Ирокезское слово katera’swas означает «я вижѵ сны», но подразумевает гораздо большее. Оно означает: «Я вижу сны регулярно, они являются повседневной частью моей жизни». Оно еще означает: «Я удачлив в деятельном смысле, я приношу себе удачу, потому что могу привлекать удачу и процветание в свою жизнь с помощью снов». Ирокезский термин watera’swo, (сновидение), также означает «приносить удачу» . Первые иезуитские наблюдатели отмечали, что ирокезы верили: пренебрежение снами приносит неудачу. Отец Жаи Де Квепс отметил при посещении онондага: «..людям было сказано, что они привлекут плохую удачу, если не обращают внимания на свои сны» .
Мне было легко понять, почему ирокезы объединяли сны с удачей. В поворотные моменты жизни сны помогли преодолеть препятствия и найти свой путь. По крайней мере в двух случаях сны позволили мне предотвратить собственную смерть в дорожно-транспортных происшествиях, я заранее принял необходимые меры для сохранения жизни. Теперь, благодаря путешествиям и посетителям, я вошел в мир индейцев, о котором, на поверхности моего сознания, практически ничего не знал.
Ирокезы не только верили в то, что сны приносят удачу, но и в то, что сны являются хорошим лекарством. Могавкскос слово atetshents, которое имеет значение «тот, кто видит сны», обозначает еще и такие понятия, как врач, шаман или целитель. В языке содержится свидетельство того, что сновидения являются центральным компонентом целитсльства и сердцевиной истинно шаманской практики.

ПРИЗНАНИЕ ЖЕЛАНИЙ ДУШИ
Снова и снова сны приводили меня на древние тропы. Например, вновь и вновь появлялось одно слово. «Я», «оно» звучало как одинонк, и я был озадачен, когда мои ирокезские друзья не смогли расшифровать его для меня. Я случайно выяснил значение этого слова благодаря отчету- иезуита отца Поля Ражена, жившего среди людей племени, в котором родилась Островная Женщина, зимой 1647/48 годов. Вот как Ражен описал свое знакомство с одинонк:
В дополнение к сознательным желаниям, возникающим из приобретенного прежде знания о чем-либо, что мы считаем хорошим, гуроны полагают, что у нашей души есть и другие желания, которые являются естественными и тайными. <...> Они верят, что душа сообщает нет об этих естественных желаниях с помощью сновидений, которые являются ее языком. Когда эти желания удовлетворены, удовлетворена и душа. Но если, напротив, душа не получает желаемого, она становится злой; она не только не может даровать телу здоровье и благополучие, которые желала принести, но зачастую восстает против тела, вызывая различные болезни и даже смерть. <...> Большинство гуронов очень внимательно относятся к своим спим и стараются дать душе то, о чем она сообщила им во время сна. Если, например, они видели во сне дротик, то стараются получить его; если им снился праздник, они стараются его устроить по пробуждении. <...> Они называют это одинонк, тайные желания души, выраженные во сне .
Я не сразу понял, что Островная Женщина привела меня в самое сердце сновидений и целительства ирокезов. Я был счастлив, открыв значение слова и выяснив, что за несколько веков до того, как Зигмунд Фрейд создал свою теорию либидо, а Карл Юнг популяризировал концепцию архетипов, ирокезы уже понимали, что существуют сознательная и бессознательная части сознания.
Согласно описанию Ражена, ирокезы верили, что определенные сны являются посланиями души, уводящими сновидца за пределы повседневного разума. Игнорирование тайных желаний души может сделать ее не
довольной и злой, заставляя ее забирать свою энергию, что приводит к потере души и, таким образом, к депрессии и болезни. Для ирокезов необходимость помогать видящим сны читать язык души, открывающийся в их мечтах, а затем предпринимать соответствующие действия была социальным долгом, иногда долгом крайней важности. Снова цитирую Ражена: «Гѵроны верят, что самое лучшее лекарство от любой болезни — это дать душе больного человека то, чего она желает» .
С помощью наставников из сновидений я начал понимать, что сны являются центром процесса целительства, так как они связывают нас с нереализованными желаниями и важнейшими целями дутой. По мере того как мое понимание углублялось, идея, что мы должны ценить сны как переживания души, стала центральной в моем развитии шаманского подхода к работе со снами, которую я называю техникой активного сновидения.
Я выяснил, что ирокезы прошлого отлично понимали спящее сознание и что они разработали действенные техники и ритуалы для того, чтобы все людское сообщество делилось сновидениями и привносило энергию и понимание, даруемое ими, в обычную жизнь. Ирокезы верили, что общество должно помогать сновидцу в распознании и почитании тайных желаний души, передаваемых во снах. Общество должно прилагать все усилия, чтобы помочь сновидцу реализовать желания своей души.
Почитание одинонк, пишет отец Ражен, часто было связано с празднованием, танцами и представлениями. Эти люди не просто сидели и говорит о своих снах, они совершали действия, чтобы перевести энергию. «Когда старшины оглашали желания больного или других людей, видевших сны, и говорили, что таков одинонк определенного человека, все остальные немедленно начинали действовать и прилагать усилия, чтобы подарить удовольствие и удовлетворение тому человеку» .
Лейлмант описал церемонию трех танцев под аккомпанемент большой трещотки из черепашьего панциря, устроенную в честь сна больной женщины. Больная женщина настаивала, что церемония должна проходить согласно точным правилам, переданным в ее сне для того, чтобы ей стало лучше .
Два века спустя старейшины ирокезов сказали этнологу Гарриету Конвер- су, что можно потерять собственную душу, если не прислушиваться к тому, что она сообщает в снах. Расплатой за игнорирование предупреждений, появляющихся в снах, может быть то, что «свободная душа» оставит сновидца, сделав его живым мертвецом, «лишенным своей бессмертной души» .
Ирокезы прошлого считали человека, который потерял контакт со своими сиами, жертвой серьезной душевной недостаточности. В таких случаях необходима помощь особого специалиста, который поможет вернуть страдающему человеку потерянные сновидения и жизненную энергию. Отец Ражен заметил, что среди ирокезов «существуют определенные люди, более знающие, чем все остальные, чей взор проникает в глубину души и кто видит естественные и тайные желания даже тогда, когда душа не выразила себя во снах или человек, видевший сны, полностью забыл их*. По его мнению, эти видящие обычно направляются Оки, «могущественным джинном, который входит в их тела или предстает перед ними во сне либо после пробуждения и помогает им увидеть все эти чудеса. Некоторые говорят, что джинн появляется перед ними в виде орла, другие говорят, что видят его как ворона и в тысячах других обличий» .
Центральным в ирокезской практике почитания снов как желаний души является признание того, что сны требуют действия. Ражен особенно интересуется причиной того, почему празднования, представления и подарки так часто являются частью исполнения воли дучни среди ирокезов прошлого: «Они говорят, что эти празднования призваны подтолкнуть душу к тому, чтобы та сдержала свое слово. Они верят, что душе приятно видеть, что мы празднуем благоприятный сон, и поэтому она быстрее поможет нам проявить его. Если же мы не празднуем благоприятный сон, то, как полагают ирокезы, это может не дать сну сбыться, потому что рассерженная душа заберет обратно свое обещание» .
Во время священных обрядов ононхаройя (вихрь разума), которые все еще проводятся в середине зимы в некоторых резервациях, ирокезы часто устраивают состязания по отгадыванию снов. Эти состязания, бывает, превращаются в раздачу подарков. Иногда, чтобы удовлетворить желания других, проявленные в сновидениях, приходится расставаться с самым ценным своим имуществом. Один иезуит рассказывал, что чаще всего желания, проявленные во сне, могут быть удовлетворены с помощью обычных материальных предметов, но с сожалением отметил, что иногда «человек может пожелать праздника андаквандет, то есть моря блуда и прелюбодеяния» .
Отцы-иезуиты особенно осуждали раскрытие снов, в которых проявляются сексуальные желания, потому что эти сны не только свободно обсуждались, но и открыто проигрывались в терапевтических оргиях, которые занимали первичное положение по отношению к склонности ирокезов к супружеской верности и публичной скромности. Отец Де Квенс, присутствовавший на церемонии середины зимы в племени онондага в 1656 году, сообщил следующее. «Воин, вернувшись из удачного похода, заявил: божество Таронхиавакон появилось в его сновидении, провозгласив, что жители деревни должны принести в жертву десять собак, вампум
и но четыре меры семян подсолнуха и бобов. Кроме того, воин заявил, что жители должны отдать ему двух замужних женщин па пять дней». В этом случае все желания увидевшего сон были исполнены, хотя не только фрейдисты могут задаться вопросом относительно его последней просьбы: был ли это глас души или либидо ?
В одном из состязаний по разгадыванию снов мужчина из племени каю- га, которому приснилось, что он раздавал угощение из человеческой плоти, собрал совет старейшин и сообщил, что ему приснился невозможный сон, который закончился бы разрушением его самого, всего племени и, возможно, всего мира. Другой человек, гадая о природе сна, предложил отдать своего брата, чтобы тот был «разрезан и положен в котел». Когда видевший сои сказал, что его сон требует, чтобы это была девочка, старейшины неохотно выбрали девушку и предложили ее ему. Не веря своим глазам, иезуит наблюдал за тем, что же случится дальше. «Он взял ее; они наблюдали за его действиями и жалели невинную девушку; но когда решили, что он вот-вот убьет ее, тот крикнул: „Я удовлетворен, мой сон не требует ничего болееѴ.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАПРАВЛЕНИЯ БУДУЩЕГО ВО СНЕ
С давних времен практика сновидений ирокезов концентрировалась на использовании снов для того, чтобы узнать будущее.
Многие традиции работы со снами, современные и древние, признают, что сны позволяют подготовиться к событиям и ситуациям, которые могут произойти в нашей внешней жизни. Некоторые западные психоаналитики полагают, что главная функция снов состоит в том, чтобы исследовать и протестировать потенциальные варианты развития событий в соответствии с нашим прошлым эмоциональным опытом. Это может быть правдой, однако последние исследования подтверждают то, что уже знали и шаманы- сновидцы прошлого, и сновидцы современности: сны представляют собой не только обзоры прошлого и тесты альтернативного прошлого, но могут и рассказывать о будущих событиях .
Самые полные данные на эту тему можно получить от сновидцев, которые ведут подробные дневники сновидений, просматривая весь материал в поисках возможных элементов предвидения и обращая внимание на случаи, когда реальные события происходят в соответствии со сном. Мой опыт свидетельствует, что если мы следуем этой практике годами, то найдем научное подтверждение тому, что предвидение во сне не только возможно, но и обычно.
После того как я записал и проработал тысячи собственных сновидений и исследовал тысячи сновидений, рассказанных мне, я пришел к заключению, что существуют три основных вида связанных с будущим сновидений, которые следует различать. Это:
1) сны-репетиции;
2) сны-предвидения;
3) сны-предупреждения.
Репетиции помогают найти альтернативы, показывая возможные последствия прохождения определенным курсом или же, наоборот, смены направления.
Сны-предвидения, которые могут быть достаточно буквальными или весьма символическими, показывают события, которые позже произойдут во время бодрствования.
Сны-предупреждения показывают события, которые могут проявиться, а могут и не проявиться в будущем — в зависимости от того, какие действия мы предпринимаем или же не предпринимаем, чтобы отвести от себя нежелательное событие либо получить желаемый результат.
Эти типы сновидений показывают варианты развития событий в будущем и дают возможность изменить будущее к лучшему.
Два представленных ниже сновидения, рассказанных мне другом из племени онондага, свидетельствуют о подвижности сознания в пространстве сновидений, что позволяет путешествовать во времени, и о трудности распознавания снов-предвидений и реагирования на них.
Сон о сердечном приступе. <Я лежу' под одеялом, вокрут мерцают огни. Это напоминает церемонию лакота ювипи, когда ищут что-то пропавшее. іМои отец и мать присутствуют там, оба они уже умерли, хотя во сие я об этом не думал. Я чувствовал, что нечто в моей груди разорвалось и прорывалось наружу. Я ужасно испугался, что сейчас у меня случится сердечный приступ. На следующий день я нашел тело индейца из племени дакота недалеко от железнодорожных путей. Он умер от сердечного приступа».
Сон об утоплении. «Мне снился пожилой человек, которого столкнули в реку. Он был избит, но еще жив. Я видел, как вода несет его, а он пытается выбраться из нее. Позже мы узнали, что в ту ночь около резервации был убит друг семьи. Его обокрали на тридцать долларов, полученных им в качестве материальной помощи, и столкнули в реку. Когда была сделана аутопсия, выяснили, что он был жив, когда упал в воду, но не смог выбраться на берег».
Неясно, имело ли место предчувствие будущих событий, которые могли быть предотвращены, или же речь идет о видении на расстоянии или эмпатическом сопереживании в то время, когда происходили травматические события. Теоретически, если бы сновидец смог узнать места и людей из его сна и понять, что сны — пророческие, он мог бы предупредить людей и, возможно, предотвратить их смерть. Но одной из сложных задач в работе со снами-предсказаниями является отделение трансперсональных элементов от личных тем. Часто мы не можем узнать определенные элементы предвидения, пока событие, происшедшее во сне, не начинает разворачиваться в обычной жизни. Иногда, как в случае сновидений моего друга, трудно определить, даже после того как все события произошли, было ли определенное сновидение предвидением, видением на расстоянии или телепатическим общением.
По означенным причинам при работе с потенциально пророческими снами ирокезы часто просят помощи у других одаренных сновидцев, чтобы те отследили или переместились внутрь первоначального сна и уточнили детали. Или же они могут получить «второе мнение» при помощи другого гадания. Раньше самой распространенной среди ирокезов формой гадания было гадание на огне. Отец Жозеф-Франсуа Лафито описывает, как могавки гадали на щепках кедрового дерева, наблюдая за тем, в какую сторону движется огонь1. В наши дни ирокезы в резервациях добавляют к своим снам карты таро, чайные листья и кусочки табака, измельчаемые в миске. Я расскажу подробнее о других техниках получения второго мнения о сновидении в части IV, главе 16 «Шаман на завтрак».
Путешествуя по шаманским снам, ирокезы научились посылать разведчиков в будущее. Иезуитские миссионеры часто были поражены удивительной способностью ирокезских «колдутюв» к предвидению. Они оставили описания следопытов-сновидцев, обычно способных изменять форму, превращаясь в сильного зверя или птицу-союзника, которые отыскивали военные отряды врага, выясняли, какие средства защиты имеются в распоряжении противника, выслеживали оленей в голодные времена. В середине зимы, когда еды не хватало, а зверей было не найти, они посылали своих охотников-сновидцев на поиски еды. Эти охотники совершали полет, возможно, на крыльях сокола или совы, и обследовали скованные морозом окрестности, пока не находили оленя. Когда они возвращались из полетов, вся деревня собиралась вокруг и слушала. Опытные охотники задавали вопросы, чтобы прояснить, где именно побывал охотник-сновидец? На какой стороне реки находился дуб, в который ударила молния? Возможности сочинить подобную историю почти не существовало. Информация, полученная во сне, должна была приносить результаты. Если информация была неверна, то люди теряли уважение к тому, кто ее предоставил, и всеобщие насмешки могли даже заставить его у^йти из стойбища.
В век частых войн и хаотичных изменений племена ирокезов основывали военные стратегии и ставили свое выживание в зависимость от могущества одаренных сновидцев, которые могли прояснять будущее и наблюдать за тем, что происходит на расстоянии. Тот факт, что ирокезы никогда не терпели поражения ни от своих индейских врагов, ни от европейских захватчиков, свидетельствует, что разум их сновидений был вполне надежным.
«Иезуитские рассказы» свидетельствуют, что одаренные сновидцы могли не только заглянуть сегодня в завтрашние новости, но и видеть гораздо более удаленное будущее, ради того, чтобы направлять своих людей. Эти сновидцы назывались наставниками, словом, которое означает «те, кто дает советы заранее».
Отец Жан Пьеррон, миссионер, живший среди могавков, посетив одно стойбище, которое считал безнадежно языческим, с удивлением увидел, что в центре его стоит огромный ісрест. Его изумление достигло предела, когда ему сказали, что крест был поставлен по указанию его яростного противника — шамана могавков, который был, как емко выразился Пьеррон, «великим пророком его людей». Оказалось, шаману приснился сои, что крест был истинным символом повелителя жизни и что его стойбище пребудет в безопасности, пока стоит крест. С удивительной искренностью отец Пьеррон написал: «Я не знал, что и думать о таком удивительном сне» .
Ирокезы прошлого не были фаталистами в отношении увиденного во снах будущего. Они создавали ритуалы для того, чтобы изменить или ускорить проявление эпизодов будущего, увиденных во снах. Например, очень интересный ритуал, целью которого было избежать нежелательных событий. Они верили, что, проигрывая сон в контролируемых условиях, они могут предотвратить в будущем проявление сна в полном объеме. Сон о надвигающемся бедствии или трагедии, который, казалось, был близок к тому, чтобы проявиться в физической реальности, мог стать причиной достаточно радикальных действий. Воин-могавк, которому приснилось, что он пойман врагами и подвергся пыткам на костре, в конце концов приведшим к его смерти, попросил соплеменников связать его и обжигать раскаленными ножами и топорами, но не убивать2. Отец Франческо Брессапи наблюдал за гуроном, который отрезал себе палец заостренной ракушкой, потому что тому приснилось, бу-дто враги поймали его и проделали эту- операцию; гурон рассудил, что потеря пальца сможет предотвратить его пленение3. (К несчастью, бедный Брсссани сам пережил подобный ритуал, совершенный ирокезами, которые хотели сообщить, что не желают видеть католических миссионеров в своей стране, в основном потому что, где бы ни появлялись миссионеры, вскоре за ними появлялись и болезни людей.)
Ирокезы не только признавали, что сны могут дать информацию, необходимую для сохранения жизни. С незапамятных времен они знали, что через сновидения можно присутствовать при сотворении событий, которые проявятся в физической жизни. Вот рассказ иезуитов об охотнике, которому приснился лось, сказавший: «Приди ко мне». Лось показал ему необычный камень внутри своего тела. Направляемый сном, воин собрал партию охотников. Он нашел то самое место, которое видел во сне, и лось был там. Когда он убил лося, то нашел в желчном пузыре животного камень, тот самый, который видел во сие1.
e-puzzle.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 19 июл 2012, 15:40 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
БОЛЬШИЕ СНЫ
Ирокезы давно поняли, что сны не только открывают желания души, иногда духи посылают определенным людям «большие сны», в которых содержатся откровения о цели души и ее окружении. Большие сны могут содержать информацию жизненной важности для здоровья и жизни сновидца, но многие сны передают информацию для процветания всего племени. Именно поэтому первым делом традиционного сообщества ирокезов было поделиться важными снами.
Ирокезы учат, что большие сны приходят двумя способами. Когда человек спит, душа освобождается от ограничений пространства и времени и может уйти далеко в будущее, или прошлое, или в друтие измерения реальности, где может встретить духов-наставников. Они моіуг принять образ либо ушедших родственников, либо птиц, или других животных, или же богоподобных существ. Сновидца также может посетить существо — друтой сновидец, путешествующий между звезд сновидений, предок или ушедший из жизни родственник, друг или даже сущность из тех измерений реальности, которые находятся за физическим уровнем.
С современной психодуховной точки зрения кажется, что сновидения позволяют вступить в мир космического сознания, которое находится вне линейного пространства и времени, там, где все происходит сейчас. Чтобы предотвратить перегрузку пашей ограниченной памяти разнородной и несвязанной информацией, «внутренний цензор», который становится активным, как только мы пробуждаемся, может избирательно направлять или отфильтровывать то, что мы видели во сне, поэтому после пробуждения мы помним не все. Но некоторые ирокезы верят, что мы видим во сне все, прежде чем оно происходит, даже если и не помним о том, что происходило в ночных снах. Научившись сознательно присутствовать в мире сновидений, мы можем целенаправленно перемещаться через врата космического сознания и общаться с другими сновидцами из прошлого и будущего. Сознательное сновидение позволяет свернуть время и путешествовать в будущее или прошлое, а также исследовать опыт других жизней. Кроме того, оно позволяет присутствовать там, где происходит сотворение — на уровне, где рождаются события и обстоятельства физической жизни.
1 Jesuit Relations, 6:159-161.

СОН ВЕДЕТ В ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ
Хотя общепринятая западная психология игнорирует или отрицает реальность общения с умершими, ирокезы, как и другие видящие сны люди, знают, что это происходит постоянно. Прекрасное Озеро, пророк племени сенека1, сказал, что измерение, отделяющее живых от мертвых, не шире края кленового листа. Ирокезы признают несколько аспектов души и духа, которые переживают смерть и могут быть встречены во сне, и работают с ними.
Для ирокезов, как и для других коренных обитателей Америки, практика сна является лучшим приготовлением к смерти. Традиция ирокезов предлагает пути в загробную жизнь для различных аспектов духа: по земляничной тропе, через узкий мост с безжалостным стражем на самом краю, через Млечный Путь к Земле на Небесах, где мысль создает то, что материально. Но Настоящие Люди всегда готовы освежить эти маршруты, опираясь на опыт путешественников-сновидцев.
Отец Лалеман описывает замечательную историю. Когда он пытался обратить в христианство гуронов в 1639 году, он был уверен в том, что склонил одного из самых убежденных традиционалистов покреститься на смертном одре. Но...
...этот негодник незадолго до счерти потерял сознание. Когда он очнутся, он сказал, что вернулся из другого мира, где не видел ничего из того, что описывал француз. Напротив, он встретил там нескольких своих родственников, которые тепло его поприветствовали, заверив, что очень ждали его и собираются отпраздновать встречу с ним. Он бш так убежден в истинности этого, что для того, чтобы выглядеть так же, как и люди, которых он встретил, разрисовсиі свое лицо, ему принеспи самые красивые вещи, которыми он владел, дат принадлежащие ему блюдо и ложку, и затем он умер2.
1 Сны и видения Прекрасного Озера, или Іан иода но, в 1799-1800 годах стали источником духовного возрождения племени сенека, которое породило современную религию американских индейцев. После долгого запоя Прекрасное Озеро впал в кому. Пока он был вне тела, он встретил духовных наставников в традиционных одеяниях ирокезов, которые приказали ему оставить алкоголь и возродить Земляничную церемонию. В следующем видении он путешествовал по небу. Он рассказывал, что стоял с тремя «ангелами* из предыдущего видения и одним светящимся существом, а «дорога (Млечный Путь) медленно спускалась с южного неба к тому месту, где они стояли*. Это бьиі путь в загробную жизнь. Шагая по тропе Млечного Пути, он посетил небеса и бездны, встретил Иисуса Христа и Джорджа Вашингтона и был вдохновлен на то, чтобы создать свод нравственных норм иод названием Гайвийо, или Доброе Слово. В третьем видении Прекрасное Озеро получил наставление о том, что церемония середины зимы должна быть сохранена, иначе мир погибнет в огне. Он добавил четыре элемента к старому празднику середины зимы: танец пера, танец благодарения, обряд личной молит- вы и игру чаиш. Видения также направили его на путь преследования инакомыслящих. Anthony Г. С. Wallace The Dealb and Rebirth of the Seneca, New York: Knopf, 1970, 239-262.
Jesuit Relations, 17:151 -153Пример ирокезов прошлого вдохновляет на то, чтобы познать путь души после смерти, путь, которым мы идем к мирам умерших, и узнать, что существует бесчисленное множество этих миров.

ВРЕМЕННЫЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ
В процессе общения с ирокезскими посетителями моих снов я понял, что моя способность видеть в снах истину — видеть происходящее на расстоянии и в другом времени, развивается очень быстро. Меня направляли многие полезные советы о древних ирокезских традициях сновидения и целительства, которые оказались применимыми для исцеления наших жизней и мира в настоящее время. Эти открытия вдохновили меня на то, чтобы обратиться к некоторым парадигмам, которые были отвергнуты западной культурой.
Как я уже сказал, ирокезы верят, что живущие в мире духов постоянно стремятся к общению с нами в пространстве сновидений. Высшие существа используют одеяния и лексику, соответствующие нашему уровню понимания, подталкивая нас, как в моих снах на языке, которого я не знал, к тому, чтобы выйти за пределы своего понимания и расширить свои способности. Пока я старался углубить диалог с персонажами моих снов из других времен, возвращаясь в сны и пускаясь в сознательные путешествия по ним, я начал верить, что мы можем общаться с теми, кто жил в прошлом или будущем ради взаимного блага.
Представлялось весьма вероятным, что Островная Женщина способна обращаться к другому времени намеренно, это может оказаться справедливым и для других персонажей из других времен, которые также появлялись в пространстве моих снов. Например, когда я ближе познакомился с шаманизмом индейцев, некоторые из моих собственных предков-шаманов, в частности шотландский друид в накидке из перьев ворона, стали появляться в моих снах, давая возможность учиться у них. Они познакомили меня с практиками таибшира (кельтского провидца) и песнями, с помощью которых призывали духовных союзников. Меня же они просили предоставить информацию и давали задания возродить определенные ритуалы и практики, которые накапливают энергию, открывают и закрывают врата между мирами.
Я пришел к убеждению, что, когда вхожу и выхожу из множества параллельных миров сновидений, я на самом деле перемещаю свое сознание среди реальностей, включая жизни, протекающие в прошлом и будущем. Переживания вдохновили меня на то, чтобы разработать специальные техники сознательных путешествий для общения в реальном времени с теми, кто живет в прошлом и в будущем ради взаимного блага.

СНЫ силы
— Сила притягивается к определенным людям, — сказал мне мой друг из клана Бобра племени онондага. — Она преследует их и ищет, особенно в снах.
В первые годы после того, как Островная Женщина призвала меня, я всс больше убеждался в том, что это так. Мне пришлось пройти через дуэль с индейским колдуном, который управлял неразумными призраками мертвых. Мне помогли в этой битве животные-хранители и мудрый шаман-ирокез, который показал, как связывать и перемещать энергию мертвых и как отражать вредоносные намерения, когда наши сознания пересекаются, не нанося вреда в ответ.
Мне пришлось пройти через многие испытания. Одно из них напоминало сделку Фауста: огромное богатство и могущество в обмен на служение духу зла. Когда однажды ночью я твердо отверг это предложение, молния за молнией сверкали вокруг фермы, сжимая свое кольцо, как будто артиллерия пристреливалась, прежде чем поразить цель.
После бури я вышел из своего тела. Я почувствовал благостное прикосновение, напоминавшее прикосновение моего отца, и влетел в огромное каменное здание, напоминающее устремленный в небо собор. Я почувствовал напряжение, когда увидел под собой гигантские фигуры, облаченные в старинные доспехи, а их головы венчали уборы в виде птичьих голов. Они сидели за большим столом, сверкавшим пурпурным огнем. В моем сознании раздался голос, похожий на голос отца, сказавший, что пришло мое время; меня призвали. Я спустился и увидел, что за столом приготовлено место и для меня. Когда я занял его, то осознал, что был того же размера и в таком же одеянии, что и древние вожди или короли.
События того утра подтвердили реальность совместных сновидений — нашей способности находиться в том же пространстве, что и другой сновидец. В то утро Ванда позвонила мне, возбужденно сообщив, что видела меня сидящим в кругу старейшин или вождей племен вокруг пурпурного огня, рядом с индейцем, который напомнил ей нашего друга Тома Портера из племени могавков.
Ирокезы верят, что сновидения являются одним из самых важных способов накопления истинной силы — Оренда. Те, кто обладает большим доступом к Оренда, подобно Арсндиуансн, могущественным женщинам, могут совершать даже невероятное, как, например, целители, творцы и лидеры. Соседи ирокезов, индейцы племени ленапе, или делавары, говорят: самым важным, что необходимо знать о снах, является то, что они напрямую увеличивают доступ к маскап. Согласно Ли Ирвин, ученому делаварского происхождения, маскан — это «усиленная способность совершать действия, принимая во внимание то, что находится за пределами привычного» .
В индейской традиции мы находим фундаментальное понимание того, что в целом отсутствует в западном подходе: сны могут быть источником жизненной энергии и инструментом изменения, позволяющими соприкоснуться с универсальным, неистощимым источником истинной силы.
Работа со сновидениями для меня больше связана с перемещением энергии, чем со сбором информации. Одним даром силы, который пришел ко мне через сновидения после моего первого знакомства с Островной Женщиной, было то, что может быть названо внутренним светом шамана. Летней ночыо 1988 года я лежал в кровати и видел блики различных цветов в темноте, более яркие, чем светлячки, танцующие среди кленов снаружи. Мне казалось, что некая сила искала язык, на котором смогла бы говорить со мной. Как будто чтобы подтвердить эту мысль, последовательность детских рисунков промелькнула перед моими глазами. Затем в голове сверкнул яркий свет, не хаотичный и прерывистый, как электрические вспышки, которые иногда предшествуют переживаниям астрального перенесения, а спокойный и постоянный. С этим светом я мог видеть очень далеко, даже друзей, живущих за много миль от меня. Я также мог видеть другие измерения. Когда я начал практиковать шаманское зрение, в центре моего личного зрения открылся портал, и через него я перенесся в другой мир, где встретил глубокий и мудрый разум, ожидающий меня.

ДУХИ СЕНЕКА
Интерес к миру ирокезов привел меня в земли сенека на западе Ныо- Йорка. Однажды иочыо в мотеле на пути к территории сенека, около Рочестера, штат Ныо-Йорк, мне приснился интересный сон, который напомнил о том, что духи всегда рядом.
Я внезапно проснулся в четыре часа утра. Вспомнив лишь смутные образы трещоток из оленьих копыт и мешочек с предметами медицинского назначения, я принял горячий душ и вернулся в постель, погрузившись в сознательное сновидение.
Я летел над деревьями, которые превратились в больших — просто огромных — медведей и волков, движущихся по направлению к месту7, похожему на парк. Я приземлился рядом, открыл дверь и оказался... у места захоронения. Я увидел две небольшие маски в захоронении, затем — приближающегося человека и инстинктивно понял, что это был лекарь племени сенека. Он отчетливо проговорил: <Я расскажу тебе о хонвадиох».
Лекарь показал мне некоторые эпизоды своей жизни и несколько предметов, имеющих отношение к медицине. Он сказал: «Зажги для меня табак». Затем я увидел других людей, в том числе оживленную рыжеволосую женщину и другого индейца, голову которого украшал огромный убор
из ярко-оранжевых перьев. Он выглядел как амазонский индеец, но в его одеянии было что-то загадочное.
Я был поражен, когда сон начал воплощаться в жизнь. Тем утром я планировал встретиться с Дж. Питером Джемисоном, художником из племени сснека, который также был смотрителем Ганондаганского государственного исторического заповедника — места расположения сожженной французами в ІбОО-х годах деревни сеиека. Когда я вошел в его дом, Питер находился на кухне и рисовал картину, на которой изображал амазонского индейца с напоминающими солнечный ореол перьями вокруг головы. Это был персонаж из моего сна, и я решил выяснить, не может ли Джемисон объяснить другие подробности моего сновидения.
Когда я описал сад, виденный мной, Питер предположил, что это могут быть Сопненбергские сады, расположенные около Канандиагуа, и подтвердил, что там почти наверняка находятся захоронения сенека. Когда я произнес, как смог, слово, сказанное лекарем, Питер посерьезнел и поправил мое произношение: «хонондихо». Заинтригованный, я спросил, что означает это слово, и он осторожно ответил, что люди этого сообщества хранили некоторые очень сильные религиозные и исцеляющие церемонии. Чувствуя его нежелание распространяться на эту тему, я оставил ее. Однако когда Питер провел меня по дому и показал рыжеволосую голову, схожую с той, что я видел во сне, у меня не осталось сомнений, что мой сон не что иное, как посещение. Возможно, моим гостем был умерший шаман, живший прежде в этой местности.
Позже я выяснил, что хонондихо являются хранителями известной медицины малой воды, самой могущественной медицинской практики племени сенека, и их тщательно охраняемых секретов, передаваемых от учителя к ученику.

ПЕРЕРОЖДЕНИЕ
Когда я наконец установил связь с духами, я распрощался со своими прошлыми представлениями об успехе и ценностях. Я выучил язык Островной Женщины настолько, чтобы понимать своих учителей. Тогда они пригласили меня в священный круг, где я лежал рядом с огнем, пока они накладывали еще красные угольки на мои глаза и уши, чтобы изменить мои ощущения; на мой язык и сердце, чтобы открыть их, чтобы «впредь ты говорил и действовал из своего сердца». Я чувствовал, что умер и был рожден заново.
Я пробудился от этого видения полным энергии. Я прыгнул в машину и поехал к государственному парку7 Графтонских озер, где прогуливался со своими черными собаками. Я встал у воды и принес клятву озеру, деревьям и краснохвостому Ястребу, который спустился из-за облаков: «Впредь я буду говорить и действовать только из своего сердца».
Позже я понял, что прошел через перерождение. У древних ирокезов, как и у моих кельтских предков, перерождение происходит, когда пространство, тело и энергетическое поле живого человека очищаются, чтобы их мог занять дух «великого». Им может быть дух предка, или сила Создателя, или собственный аспект Высшего «Я» того человека. Необходимым условием является очищение от тяжелых энергий и негативных эмоций.
Я не понял всего, что происходило со мной среди людей сновидений в ту ночь, когда ощущения изменились, а сердце открылось. Но мое сердце знало, и я пообещал следовать своему сердцу, даже если голова будет думать по-другому.

ПОДДЕРЖКА ЖИВОТНЫХ В СНОВИДЕНИЯХ
Просматривая отчеты иезуитов, посвященные ирокезским шаманам прошлого, я наткнулся на транслитерацию еще одного экзотического слова, которое слышал в снах: оярон.
Казалось, что ученики сновидцев среди гуронов и ирокезов сопровождались духами-наставниками, известными под названием оярон. Могущественные сновидцы могли принимать форму их оярон и даже посылать их для выполнения заданий, пока шаманы оставались где-то еще. Отец Лафито, старший член иезуитской миссии в Кахнавейке и пионер антропологии, наблюдал, что «с помощью оярон они могут изменять себя, переносить себя и делать все, что им вздумается»1.
Оярон является духовным стражем или союзником, который часто принимает облик животного, но не обязательно привязан к ней. Отношение с оярон — это гораздо больше чем идентификация с определенным символом. Если у вас есть устойчивая связь с оярон, вы можете принимать его форму, по крайней мере, в энергетическом теле и посылать его для выполнения ваших заданий, пока сами находитесь где-либо в другом месте.
Я узнал об этом от Медведя, духа-хранитсля, с которым у меня установился контакт с тех пор, как он начал призывать меня в снах, когда я переехал на ферму. В одном из первых снов огромный, стоящий на задних лапах медведь поймал меня в свои объятия и танцевал со мной. Он показал мне, как мы были связаны сердцами и как можем меняться обличьем. Он также показал, как находить болезненные точки в человеческом энергетическом поле и как исцелять их.
Однажды я был на холме напротив моей фермы и услышал выстрелы, доносящиеся из густых зарослей на границе наших владений. Я осмотрелся, чтобы определить, что происходит, и увидел при помощи внутреннего зрения нескольких охотников, которые перешли железнодорожные пути, разделявшие владения, проигнорировав знак «Не пересекать», и пытались убить белохвостого оленя в наших лесах. Я твердо решил защитить оленя. С тех пор как мы поселились здесь, наша земля превратилась в заповедник дикой природы, мы часто видели десятки оленей, бегущих по нашим полям или бродящих среди деревьев. Охотники были далеко. Понадобилось бы по крайней мере тридцать минут, чтобы добраться до них пешком. В солнечном свете я увидел, как белое облако формируется в районе моего солнечного сплетения. Оно приняло форму медведя. Я наблюдал за тем, как медведь бросился в лес с огромной скоростью. С помощью внутреннего зрения я видел, как он появился среди деревьев и напутал охотников, которые побежали обратно через железнодорожные пути. Выстрелов больше не слышалось. Я чувствовал легкое головокружение до тех пор, пока не вернулся домой и не ощутил, как нечто слилось с моим энергетическим полем.
Я был склонен считать, что мое видение духа медведя, напугавшего охотников, было просто фантазией, до наступления следующего дня, когда плотник, который пришел выполнить работу в моем доме, принес интересные новости.
— Ты знаешь, что на твоей земле медведь? — возбужденно выпалили он. - Большой медведь. Двое парией рассказали мне об этом за завтраком в пекарне Чатема. Они браконьерствовали па твоей земле, когда медведь подошел к ним. Они так испугались, что убежали.
Сегодня, где бы я ни собирал целительский крут в Северной Америке (а сновидение — это всегда исцеление, как учат ирокезы), я всегда призываю Медведя, чтобы тот помог мне.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 20 июл 2012, 13:56 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
Глава 4
ЖИЗНЬ В ДВУХ МИРАХ

Мы должны рассматривать наше существование настолько широко, насколько возможно; даже невероятное должно быть возможным в нем. Это основание единственной смелости, которая от нас требуется, смелости для самого странного, самого невероятного.
РАЙНЕР МАР И Я РИЛЬКЕ

Вся моя жизнь начала приобретать оттенок сновидений, и я замечал, что, даже бодрствуя, иногда перемещаюсь во времени и пространстве. Моя сновидческая жизнь проникала в физический мир, который все больше расцвечивался синхронностью.
Мои путешествия заходили все глубже в Реальном мире и поверхностном мире. У меня были потрясающие встречи с живыми силами природы. Молнии посещали мое жилище, пробивая крышу сарая и попадая в землю, в безопасное место.
Я научился говорить с элементалями. Когда пожар, раздуваемый яростным северным ветром, почти дошел до моего дома, после того как сжег двадцать акров сухой травы, я поговорил с ветром, и тот резко изменил направление. Я наблюдал, как ветер помчался к востоку; прочь от дома, к границе моей земли. Старые сосны и ели вспыхивали, как факелы. К тому моменту; когда прибыли пожарные, опасность миновала. Глава пожарной команды осмотрел сгоревшую траву в нескольких метрах от дома и покачал головой: «Что-то спасло ваш дом, но я не знаю что».
В извилистом известняковом ущелье, наполненном фигурами птиц, животных, духов и объемными формами Великой Матери, дающей рождение, я нашел переход в Другой мир. За водопадом, в тайной пещере, я нашел древнее место загадочной инициации и приходил туда в своем физическом теле и теле, которым я обладаю в сновидениях, чтобы общаться с мудрецами прошлого.
В чистом горном потоке у подножия Оленьей горы, на землях моих шотландских предков, где вместе с оленями жил Мерлин, я встретил прекрасного духа вод.
На гранитной горе я встретил рогатое существо, которое показало мне, как можно исцелять с помощью его рогов, направляя энергию туда, где она была необходима. Я написал для него стихотворение.

ОЛЕНЮ ГОРЫ
Горный страж с огромным сердцем, Который наставляет охотника, Который знает, что принадлежит нам, А что — пет, Дай нам твою стремительность, Твою сипу читать по земле, Твою способность видеть все, что вокруг и позади нас. Пусть мы растем с годами, Приближаясь к твоей необъятной мудрости, Пуская рога, как корни, в небо, Становясь подобными подсвечникам —
Носителям света, Прикасаясь друг к другу обертонами света, Пробираясь вглубь израненных мест, Исцеляя и объединяя, Коронованные светом, Коронуя светом друг друга.

ЖУК ИЗ САНТА-ФЕ
Сны и бодрствование стали однородными и синхронными. Это оказалось очевидным для меня, когда я прилетел в Санта-Фе летом 1993 года, чтобы участвовать в конференции Ассоциации исследователей снов, или ЛИС.
Я наслаждался обществом нескольких сотен замечательных людей, не только ученых и психиатров, но и поэтов, художников, шаманов и просто сновидцев, которые обожали сновидения и любили ими делиться. Я со многими подружился и не особенно обращал внимание на то, что некоторые из них, будучи научными работниками, публиковали статьи, утверждавшие, что сны есть всего-навсего иллюзии, порожденные потоком химических веществ или неупорядоченным возбуждением нейронов. Я стоя аплодировал президенту' Рите Двайер, которая сказала нам, что ее внимание к снам возросло после того, как ее жизнь была спасена благодаря вещему сну ее друга.
Когда они оба работали в ракетной лаборатории, ее другу-ученому приснился сон, что произошел взрыв вследствие химической реакции. Рита оказалась в окружении огня и могла погибнуть, если бы во сне друт не знал, как добраться до нее. Ему было неудобно рассказывать об этом сне, но чуть позже он полностью сбылся. Когда огонь разлился по лаборатории и никто даже не заметил, что Риты нет, когда сработала пожарная сигнализация и токсичный дым наполнил здание, друт в точности знал, где находится Рита, и доставил ее в безопасное место.
Я присоединился к одной из утренних групп, где делились сновидениями, но мне пришлось покинуть ее, когда я заметил, что руководителя группы смущали вещие, или трансперсональные, сны, например сны умерших. К счастью для меня, Рита собрала свой собственный небольшой кружок на конференции. Художница поделилась с группой сном, в котором она находилась в студии, когда вдруг осознала, что рядом есть кто-то еще. Она обернулась и отчетливо увидела индейца с длинными блестящими черными волосами, острыми, проницательными глазами и отверстием в районе его солнечного сплетения, где сидел ворон, смотревший на нее с такой же проницательностью.
Мы посмеялись, обсуждая этот сон, и после занятия я отправился вместе с художницей в книжный магазин, чтобы поискать книги о воронах. Я сказал ей:
— Если бы это был мой сон, я бы пошел дальше. Я бы попытался вернуться обратно в тот сон, поговорить с тем человеком и выяснить, что он делал в моем пространстве.
Мы замолчали, потому что в тот момент были у галереи, в окне которой находилась скульптура, изображающая индейца с полостью в области солнечного сплетения и птицей, сидящей в этом месте. Это был не ворон, но совпадений оказалось вполне достаточно.
Я постучал для художницы в барабан, обтянутый оленьей кожей, купленный мной в магазине на площади, и мы вместе отправились в сновидение, чтобы встретиться с шаманом, который назвал себя Меномини. Он рассказал о некоторых своих целительских и гадательных техниках и дал нам песню. Художница поддерживала с ним контакт на протяжении примерно полѵгода, но затем он причинил ей некоторое неудобство - ворон может быть несколько коварным, и она ушла к другим учителям.
Этот случай подтвердил важность путешествия в пространство снов вместо того, чтобы просто говорить о снах, как будто они являются законченными «текстами». Это было также ярким напоминанием о том, что более глубокая реальность вторгается в нашу повседневную жизнь через различные совпадения, сны и интуицию.
Я бродил по уличному рынку под солнцем Санта-Фе вместе с новыми друзьями, среди которых были Стив и Вевьср Кехэйн — удивительно одаренные художники и сновидцы из Колорадо. Стив отказался от высокооплачиваемой работы, чтобы следовать желанию своего сердца и стать скульптором и целителем. Я сказал ему, насколько сильно меня притягивали подобные решения.
Мне захотелось поделиться эпизодом двенадцатилстнсй давности из собственного прошлого, когда я отклонил приглашение стать африканским колдуном и получил предупреждение, что, так как духи любят меня, они найдут меня снова. Я объяснил, что принял только первую часть инициации на пути Ифы, которая называется в Новом мире мано де Орунміиіа, когда посвященный надевает на левое запястье браслет из зеленых и желтых бисерин. В подтверждение своей истории, я показал свободное левое запястье. В тот же момент огромный жук приземлился на мое запястье — точно туда, куда я указывал. Его тело было испещрено желтыми и зелеными полосками. Ни до, ни после этого я не видел жука, подобного этому.
Наша беседа прервалась, пока жук не улетел. Затем Стив произнес: «Ты думаешь, они посылают тебе очередное сообщение?»
Я вспомнил, что Эйд, африканский предсказатель, сказал, что сны будут более важными для меня и окружающих, чем я думаю. В этот момент я начал понимать, что мой путь — путь, предсказанный Эйдом, а открытый Островной Женщиной, — был путем учителя сновидений, для которого не было уготовано иной дороги в западном сообществе.
Друтое совпадение, произошедшее в Санта-Фе, еще более укрепило меня в этом мнении. Стэн Криппнср был президентом Ассоциации исследователей снов в том году. Я уже был знаком с некоторой частью его блестящих исследований в области шаманизма и парапсихологии. Я получил огромное удовольствие на его семинаре, посвященном развитию личной мифологии при помощи снов. И полностью был согласен с его мнением, что одним из великих исцеляющих благ сновидений является то, что они помогают соприкоснуться с нашими глубинными историями. Мы перебросились парой слов, но в водовороте конференции у нас не было времени поговорить более подробно, пока я... не сел не в тот автобус.
Бал сновидений проводился в последнюю ночь конференции. Я отправился туда в неформальном одеянии Джонсона: рубашка в колониальном стиле, множество серебра, ожерелье, зу'бы и кости животных и современные черные джинсы и ботинки. Позднее я получил приз за самый реин- карнационный костюм, когда я появился в похожем облачении, но с ках- стоова — головным убором индейцев, украшенным перьями.
Я поздно проснулся тем утром, и в отеле сказали, что я пропустил рейс в аэропорт и мне придется воспользоваться такси, если я хочу успеть на свой самолет. Вместо того чтобы тратиться на такси, я решил подождать следующего автобуса и посмотреть, что из этого получится. Когда наши планы рушатся, в игру вступает шанс.
Когда я попал «не на тот» автобус, внутри оказался Стэн Криппнср. Мы сели вместе и проговорили все девяносто минут, пока длилась поездка. Я сообщил ему, что, по моему мнению, наиболее заметным упущением в западной работе со сновидениями было отсутствие простой и эффективной техники путешествий внутри пространства сновидений.
— Сны — это реальные переживания, — настаивал я, — и лучше всего понять сон можно, отправившись внутрь него и восстановив всю глубину опыта, вместо того чтобы просто разговаривать о неполных и искаженных воспоминаниях о сне.
Я показал свой новый барабан и предположил, что шаманские барабаны являются очень эффективной технологией изменения сознания и вхождения в пространство сновидений, если им сопутствует ясное намерение и образ, который может служить порталом. Кроме оказания помощи индивиду при вхождении в сознательное сновидение, барабаны могут облегчить совместное сновидение или даже групповое путешествие к заранее определенной цели. Я описал, как объединил партнеров в качестве сновидцев и следопытов, чтобы они, с разрешения, могли входить в психическое пространство друг друга для исцеления, приключений и обучения. Я объяснил, что в разработанной мной практике следопыт — это человек, который совершает сознательное путешествие в пространство сновидений другого человека, чтобы получить необходимую информацию для него, поддержать его и помочь противостоять кошмарам, или получить энергию, или же просто насладиться переживаниями интерактивного сновидения. Я рассказал Стэну, как художница, видевшая во сне ворона, и я вместе посетили пространство сновидений. О том, как мы встретились там с шаманом Меномини, жившим в XIX веке, и говорили с ним, и как Ванда Барч и я вместе неоднократно отправлялись во множество других отрезков времени, в прошлом или будущем, входя туда через врата незабытых снов и видений.
Стэн оказался хорошо знаком с техниками шаманских путешествий и был заинтригован предложенным мной синтезом шаманского способа путешествий с личными картами и планами, являющимися дарами сновидений. Когда я вышел из автобуса по направлению к терминалу аэропорта, он выскочил за мной, чтобы сказать, что я приглашен в качестве выступающего на следующую конференцию ЛИС, которая должна была проходить в Нидерландах.
Через неделю я официально был приглашен провести семинар о шаманских сновидениях в университете Лейдена, что было для меня прекрасной возможностью познакомить международное сообщество с моим подходом к сновидениям. После моего семинара на этой конференции два психиатра из института Зигмунда Фрейда подбежали ко мне во дворе, выкрикивая:
— Шаман! Шаман! Остановитесь! Вы должны сказать нам, как вы это сделали!
— Что сделал?
— Во время семинара мы пережили ярчайший опыт телепатии. Но было еще что-то. Как будто мы действительно были в другом месте.
— Вы сами это сделали, — ответил я. — Мир сновидений — это Реальный мир, и мы можем приходить туда, как только перестанем слушать наше получившее образование левое полушарие мозга, которое говорит, что это невозможно.
Так не тот автобус доставил меня туда, куда нужно. И вылет моего самолета из аэропорта Санта-Фе в Альбукерке в тот день задержался, в итоге я улетел как раз тем самолетом, которым должен был лететь.

ПУТЬ УЧИТЕЛЯ СНОВИДЕНИЙ
На протяжении месяцев после конференции в Санта-Фе я почти постоянно поддерживал контакт с учителями, действующими из другой реальности, как обычно делают великие учителя. Я по-прежнему продолжал чувствовать присутствие Островной Женщины и ирокезов прошлого. Но теперь моими основными наставниками стали существа, как мужские, так и женские. Они, казалось, были связаны с западной мистической системой — были моими двойниками в других временах и измерениях и глубоки м- глубоким источником знания, которое я стал называть «моим свидетелем в небесах», «Я» моего <*Я».
Почти каждую ночь я тренировался доя нынешней работы в своей Школе сновидений. Некоторые из сообщений, которые я записал, свидетельствуют об огромной важности этой работы и о ее возможности открывать нас высшему’ разуму и поддерживать эволюцию, помогая человечеству превратиться в более сознательный и сострадающий вид.
Конец года — всегда хорошее время для больших снов. В канун 1993 года, лежа на спине в лунном свете, в очень расслабленном состоянии, я получил и записал это послание от учителя с друтого уровня существования:
Ты был избран учителем для своего времени. Выбор и условия принадлежат тебе. Условия были известны тебе до того, как ты получил телесный облик. Неблагоприятные усчовия земного уровня заставили тебя бродить потерянным и одиноким долгое время. Так случается часто. Это повлияло на многих посланников духа, Это же подготовичо тебя к трудностям спасения других из тумана апатии и отчаяния.
Я почувствовал скорее смущение, чем гордость собой, после этого послания. Оно взволновало меня до глубины души и дало смелость произвести еще более решительные перемены в привычках и убеждениях, которые тащили меня назад. Оно также принесло мне чувство срочности: неотложной потребности служить своему призванию, которое могло быть результатом выбора, сделанного в далеком прошлом.
Через два дня после наступления нового года, я записал еще одно послание от того же учителя, так же находясь в расслабленном состоянии во время бодрствования:
Сновидение — это дисциплина.
Это пророческое состояние бытия. Условия физического существования весьма ограничены. Ты существуешь в своей настоящей форме в узкой оболочке воздуха, в пузыре в пространстве. Однако твое сознание безгранично. Это факт, самое основное знание, которым ты обладаешь.
Из сознания рождается физическая форма. То, что принимает форму, должно быть сначала задумано, прежде чем оно проявится. Ты вновь входишь в это понимание, когда вступаешь в расширенное внимание, когда превосходишь свои обычные возможности.
С самого начала сознание, разум — являются той средой, в которой ты существуешь. Пусть это будет центром твоего учения.
Сновидение — это дисциплина, самая жизненно важная из всех.
Шесть месяцев спустя, когда я собрал чемодан, готовясь лететь в Голландию, мой учитель повторил для меня в осознанном сновидении то, что стало центральной практикой Активного сновидения. Он начал с описания вещества мира сновидений.
Вещество, из которого сплетаются сны, недоступно ощущениям, но доступно чувствам. Хотя оно легче и изменчивее материи, оно не бес- плотно. Это помогает объяснить сохраняющиеся характеристики географии мира сновидений, которые признаются различными культурами и практикующими.
Мой наставник разъяснил и подтвердил техники Возвращения в сновидение, которые я разрабатывал. Я вернусь к Возвращению в сновидение еще в главе 16 «Шаман на завтрак» части IV.

СКРЫТЬ ДУХОВ
Я чувствовал свой новый путь, путь учителя сновидений, для которого, как я уже отмечал, не существует ясного карьерного пути в нашем обществе. Я также раздумывал над тем, как написать о своем опыте. Я еще не приобрел достаточной уверенности, чтобы открыто писать о том, что происходило, то есть о том, что много раз встречался с существами из другого времени. Поэтому решил описать историю Джонсона и Островной Женщины под маской вымысла. Люди из сновидений, конечно, наблюдали.
Пока я работал над «выдуманной» историей Джонсона и Островной Женщины, которая была опубликована в 1995 году как роман «Хранитель огня», я очень ярко и живо беседовал с Уильямом Джонсоном. Он писал по буквам имена могавков, разбирая их, чтобы я смог вычленить значения корней. Он также хотел удостовериться, что я правдиво описал его взаимоотношения с женщинами. Он предоставил мне поразительно подробные описания некоторых женщин, которых знал, и произнес следующее оправдание:
Позвольте мне сказать кое-что женщинам. Я любил вас больше, чем мое королевство, без излишнего различения, без границ и правил. Я отдач себя полям любви. Я разделил себя так., как немногие мужчины, не только в отношении плоти, но и души .
Вновь появилась Островная Женщина. Она пришла холодной декабрьской ночью, показывая свой вампум. Она продемонстрировала эпизоды из своей жизни, чтобы я мог точно описать их. «Позволь своему разуму успокоиться. Увидь озеро. Сосредоточься на отражении солнца в воде».
Она показала мне, как ее приемные люди, могавки, брали пленных и превращали их с своих соплеменников, помещая внутрь их могавкский дух.
Она рассказала о существовании тайного ордена могущественных женщин, которые скромно называли себя ремнями для тяжестей.
Существует орден, закрытый как для мужчин, так и для обычных женщин. Быть его частью — значит отличаться от обычных людей. Нужна готовность нести тяжесть грузов, давящих других людей. Те, кто принят в орден, становятся самыми несчастными из-за груза потребностей других людей на своих плечах. Если вы приняты, то становитесь ремнем для тяжестей.
Она объяснила, что женщина, связанная с Молли Брант, не была принята, «так как не думала из своего сердца» .
Я использовал все эти материалы в «Хранителе огня», романе со сносками. После этого Островная Женщина дала понять, что хочет, чтобы мы оба откинули вуаль выдумки и говорили прямо. Результат описан в части III этой книги.

ИСТОНЧЕНИЕ ЗАВЕСЫ
Куда бы я ни приезжал, духи земли продолжали говорить со мной. Я прилетел обратно в Санте-Фе и поехал к национальному монументу Бан- дельер, к месту Анасази, где можно видеть на пятьдесят миль.
Там произошли две встречи, которые стали бы основой археологии сновидений, если бы больше археологов были сновидцами. На пути к водопадам я почувствовал, что энергия горного льва крепнет. Тогда я лег под соснами и немедленно осознал присутствие невысокого темнокожего мужчины, который сообщил мне, что его зовут Патасихони (пах- тах-си-хо-пей). Его имя да и он сам чем-то напоминали зайца. Я видел его очень давно, охотящимся за мелкими животными недалеко от земли. Я спросил разрешения использовать его имя в мире сновидений и проскользнул в мир животных. Он или его люди были (или являются) в большей степени животными, нежели обитающими в городах людьми. В них была простота, даже невинность.
Завеса вновь истончилась рядом с петроглифами Длинного Дома — жилищ, встроенных в склон, сформированный вулканическими порода
ми, в деревне Аиасази. Каменная стена с вырезанными на ней знаками стала скалой-окном: я мог просто смотреть на другое место сквозь нее, как сквозь окно. Появился древний шаман. Он с некоторой неприязнью сообщил, что белые люди знают меньше чем ничего о том, что в действительности происходило в Анасази, но при определенных условиях он кое-что покажет мне, «потому что ты видишь так же, как и мы». Мне было разрешено наблюдать за древней церемонией вызывания дождя, во время которой жрец потрясал большим посохом в виде змея, в то время как его помощник имитировал звук громовых раскатов при помощи чего-то, напоминающего ступку и пестик. Мне показали методы призыва живых сил природы. Затем я все испортил, спросив, существовали ли ритуалы для остановки дождя. Шаман быстро прекратил наш диалог, воскликнув нечто вроде: «Глупый белый человек! Зачем кому-то может понадобиться останавливать дождь?»
То, что произошло со мной во время горного похода в национальном лесу чероки вдоль границы Теннесси и Южной Каролины, привело меня вглубь мира духов южных ирокезов, или чероки. Меня испытывали во время того видения. Прежде чем я доказал, что готов получить сакральное знание, мне пришлось приобщиться к боли и страданиям индейцев, которых доминирующая культура жестоко лишила их земель.
Голова не могла справиться со всем, что со мной происходило. Эти переживания, описанные более подробно в следующей главе, еще прочнее соединили мой разум с мудростью сердца. Они открыли мне путь Праматери, обладающей множеством имен и форм, и она является для меня глубокой заботливой силой богини Земли.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 22 июл 2012, 13:33 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
Глава 5
УЧЕНИЕ ШАМАНА СЕРДЦА

Священное бытие нельзя предвидеть, с ним можно только столкнуться.
У.-Х. ОДЕН

Она пахнет как теплая земля под дождем. Ее смех — как звон прохладного горного потока. Ее слезы истекают из ее огромного сердца, омывая ее кости там, где они проглядывают сквозь ее зеленое одеяние, создавая крутые склоны и каменные площадки. Она украшена гирляндами жемчужных цветов кизила и ярких вспышек триллиума. Деревья — ее бесчисленные возлюбленные и дети, она открывает себя тем, кто готов заглянуть в ее загадки.
Два огромных тополя прижались друг к другу как влюбленные. Просвет между ними - идеально ровный треугольник. Из глубин своего безграничного тела выступает форма, в которой я могу почитать ее. Прелестная женщина, позолоченная неровным светом, проникающим сквозь кроны деревьев, появляется меж гигантских тополей. Она зовет меня в свои объятия. Ее глаза темнеют, и она приглашает меня в колодец своей памяти. И моя радость мешается с горем. Я номшо древние раны, ошибки, потери в циклах никогда не подходящей к концу истории.
Позже я купаюсь на мелководье потока, ныряю, как лосось, в его глубины и несусь вместе с быстрым холодным потоком, распугивая форель. Я обсыхаю иод утренним солнцем, затем надеваю шорты и горные ботинки и отправляюсь по почти незаметной, изгибающейся тропинке в горы. Вскоре иод моими ногами она переходит в оленью тропу.
Я замечаю малиновый всполох среди мягкой зелени. Затем еще один. Я останавливаюсь, ожидая увидеть маленький цветок, но вместо цветка вижу то, что в других условиях могло оказаться мазком краски, по здесь это может быть только кровыо. Сердце начинает ныть. Я чувствую беспокойство о лесном создании, раненом и истекающем кровыо.
Мне необходимо найти того, кто ранен, и выяснить, что я могу сделать. Хотя до настоящего момента я и не замечал ничего, но теперь ясно вижу свежие следы на троне. Даже мне, с моим городским зрением, несложно следовать им. Недавние дожди размягчили почву. Когда я подошел к куче наваленных веток, мне показалось, что земля выглядит так, будто недавно через нее перевалилось тяжелое тело.
Склон становится все более крутым, но направление движения вверх не меняется. Мое дыхание становится тяжелым и прерывистым. Моя грудь блестит от пота, хотя чем выше я поднимаюсь, тем холоднее и темнее становится. Из леса струится туман, наполняя воздух будто дымом, заслоняя
солнце. Видимость падает. Я заставляю себя идти дальше, поднимаясь все выше, и мои усилия вознаграждаются, когда я вижѵ пару ветвистых рогов, движущихся надо мной туда, где покрывающая землю растительность скудеет, а тополя уступают место горному можжевельнику и невысокому кустарнику. Или мне только кажется? Могу ли я нагнать оленя, пусть даже и раненого, на моих неуклюжих ногах, привыкших к подстриженным лужайкам и городским тротуарам?
Когда я достигаю того места, где видел рога, я горько разочаровываюсь. Ветки сумаха выглядят как рога. Здесь, на каменистой поверхности, нет больше отпечатков копыт. Однако на коре дерева, названия которого я не знаю, я вижу влажное пятно, темное и блестящее. Я трогаю его указательным пальцем, пробую на вкус. Это может быть кровь. Или же это вкус у меня во рту, давно уже пересохшем?
Я вижу движение выше, почти у вершины. Олень там, я уверен, хотя туман мешает мне видеть. Я поднимаюсь еще на несколько ярдов. Туман расступается, и я могу его ясно увидеть. Он повернулся, чтобы посмотреть на меня. Он не двигается с места, пока я к нему подхожу. Я чувствую укол в сердце, когда вижу, что кровь сочится у пего из груди.
Теперь он развернулся, грациозно, как танцор, выполняющий пируэт, и исчез в тумане, клубящемся наверху’. Я не могу его видеть, но он указал мне направление. Я следую за ним через туман, который засасывает меня. Какое-то время я вообще ничего не ощущаю. Я встречался с этим природным явлением лишь однажды, когда угодил в снежную бурю па северо- востоке. Туман оборачивается вокруг меня как влажный хлопок. Я оступаюсь и падаю. Когда я встаю, то уже не понимаю, где восток, а где запад. В моем космосе остаются только две координаты — верх и низ.
Я взбираюсь вверх, всегда вверх. Дышать становится все труднее. Затем туман расступается, и я вижу бредущего впереди меня оленя. Туман истончается и становится прозрачным. Все наполнено исходящим неведомо откуда серебристым светом, чуть тронутым голубизной. Впереди расщелина. Олень прыгает, и мое сердце замирает, потому что его силы па исходе. Его прыжок неуклюж, и он опускается, чтобы приземлиться на ослабевшие ноги. Я боюсь, что он получит еще большие травмы.
Синева в тумане расходится и насыщается, как будто художник накладывает новый цвет на мокрое полотно. Глубина синевы прекрасна. Этот цвет можно уъидеть в пламени свечи или в чистой воде известнякового утцелья. Синева, казалось, поймала оленя и прервала его падение. Его ноги выпрямились, затем согнулись и снова выпрямились. Он больше не падает, не прыгает и не бежит. Он плывет в синем озере, которого просто не может быть. И он исцелен.
Это не может быть ничем иным, кроме миража, настаивает мое левое полушарие, озеро такого цвета из-за такой высоты. Если это озеро, то где берег? Туман не может просто стать синим озером, нарушая все законы природы. Я сплю? Боль в коленях и в икрах говорит мне, что, сплю я или же галлюцинирую, однако все равно нахожусь в физическом теле.
Олень исчез в глубинах синего озера. Что-то растет во мне, что пересиливает доводы разума. Как сказал Паскаль, причины сердца никак не связаны с логикой. Сердце — не голова — толкает меня в эту синюю глубь.
Я ныряю и поднимаюсь на поверхность, пытаясь задерживать дыхание. Неясные формы проплывают мимо. Огромный глаз, похожий на глаз синего кита, рассматривает меня. Мои легкие жжет, я пытаюсь добраться до поверхности... и понимаю, что ее нет. Картины моей жизни и из других жизней, знакомых и незнакомых, вращаются вокруг меня. Я знаю, что тону в этой зловещей синеве. Однако мои легкие полны озером, а я продолжаю дышать.
Волнообразным толчком меня выталкивает на берег. Я не могу сказать, где находится эта земля относительно того, откуда я прибыл. Склон горы выглядит так же, как и раньше, не считая того, что туман исчез и сейчас другое время сугок. Яркий лунный свет падает на деревья и силуэты, движущиеся между ними. Я снова вижу оленя. Он потряхивает своими рогами, гордый, добрый и целый, и спускается вниз по склону.
В воздухе чувствуется дым, и я следую за этим запахом. Когда я подхожу к огню, то ощущаю запах жареного мяса, и желудок начинает постанывать. Находясь под защитой каменистой горы, я смотрю вниз на индейское поселение. Меня удивляет присутствие индейцев в этих лесах; я думал, что жившие здесь чероки уже давно ушли по своим тропам слез. Я поражен тем, что эти индейцы живут согласно древним традициям, никаких тентов или решеток для барбекю. Они сделали простой навес из ветвей, ствола дерева и шкур, жарят мясо на вертеле над открытым огнем, а рядом на углях бурлит огромный котел супа. Некоторые из людей, собравшихся у костра, одеты в рубашки и простые платья, но эта одежда не была куплена в магазине. Это одежда сшита но старой моде и увешана различными украшениями и мешочками с лекарствами. Нет и намека на джинсовую ткань. Некоторые индейцы полностью одеты в шкуры и меха. Насколько я вижу, в лагере только женщины и дети, и еще есть пожилой мужчина, сидящий с трубкой недалеко от огня. Самые младшие дети нлотио окружили его и слушают, как он рассказывает о звездах, указывая своей трубкой на созвездие Тельца.
Я постепенно начинаю понимать, что прошел через врата времени. Я уже не в XXI веке. Я вижу белых людей в одежде прошлого. Они подкрадываются к деревне, и я интуитивно чувствую, что становлюсь свидетелем ужасного преступления. Белые люди пришли убивать индейцев и насиловать их женщин.
Я не хочу смотреть, но что-то заставляет меня остаться. Он предстает передо мной в человеческом обличье, но гораздо больше обычного человека. Его голова почти достигает верхушек деревьев. Рога — это не просто украшение, они являются его частью. Я уже встречал это существо прежде на горе в стране могавков и на землях моих кельтских предков. Я знаю этого Рогатого и доверяю ему больше, чем себе. Рогатый проходит через мое сознание. Он заставляет меня понять, что я должен увидеть и прочувствовать страдание людей, которым принадлежит эта земля. Это цена за дальнейшее знание.
Хотя меня трясет от горя и ярости, я следую его велению и заставляю себя увидеть, как прекрасную индейскую женщину насилуют грязные пьяные белые мужчины, а членов се семьи, пытавшихся защитить ее, убивают. Я продолжаю наблюдать с отвращением одну сцену жестокости за другой. Я вижу, как последние из людей, живших близко к этой земле и к сновидениям, вынуждены покидать свои дома и следовать длинной и печальной тропой на запад, оставив позади немногих разбежавшихся, как лисы, и прячущихся в горах, там, где пришельцы не смогут найти их.
В конце концов Рогатый подает мне знак, что я видел достаточно. Теперь, когда трагическая история этих людей прошла через меня и была навсегда впечатана в мое сознание и энергстичсскос поле, я готов к тому, чтобы встретиться с новым наставником — учителем, принадлежащим этой земле. Рогатый удаляется в лес, он оставляет меня наедине с новым учителем.
Вначале учитель выглядит как огромный человек с головой птицы. Птичья голова серого цвета, но я не могу определить, какой птице она принадлежит. Затем он предстает с человеческим лицом, окруженным солнечным свечением, лучи которого расходятся во все стороны. Его грудь огромна. Он открывает окно в себе и дает мне увидеть две камеры его сердца. Его сердце в два раза больше сердца обычного человека. Это - не результат какого-либо сердечного заболевания, это потому, что его сила и разум находятся в сердце. Он — повелитель сердца.
Он показывает мне, как он исцеляет и как могу исцелять я, открывая свое сердце. Он передает учение с помощью своего рода голографического фильма, разворачивающегося вокруг меня. Находясь внутри, я узнаю о древних ритуалах. Во время некоторых из них необходимо глотать сердца животных, чтобы впитать их способность к исцелению и их сенсорные способности. Мне показывают, как проводить энергетическую работу; чтобы помочь людям с сердечными заболеваниями. Я узнаю метод исцеления души, при котором человек, открывший свое сердце, полностью передает жизненную энергию, смелость (которую можно обнаружить только в сердце) и истину сердца кому-либо, кто готов их принять.
Я думаю о том, сколь многие из нас на протяжении жизни закрывают свои сердца, навсегда лишая себя возможности иметь мудрое сердце. Иногда мы закрываем сердце прочнейшим щитом в надежде, что таким образом сможем не чувствовать ни боли, ни горя. Иногда мы прикрываем свое сердце вуалыо, чтобы никто не мог нас видеть. Когда мы отказываемся от мудрости сердца, которое индейцы справедливо считали органом мысли и восприятия, эмоций, а кроме того, местом, где мы с наибольшей вероятностью можем найти личную истину, то перестаем знать, чего мы хотим или кто мы есть.
Сцена следует за сценой - так горный учитель напоминает мне, насколько более глубокими, мудрыми и наполненными будут наши жизни, если мы сможем вновь открыть сердце и вернуть энергию души. Она должна находиться в нашем сердечном центре, как это было в детстве, когда мы еще не потеряли дар удивляться и способность глубоко переживать радость и боль. Я понимаю, что снова получаю приглашение: приглашение, которое я получил во время перерождения, когда древние открыли мое сердце. Меня призывают возродить древние исцеляющие практики людям, которые жаждут вернуть жизненную энергию своей души, вспомнить истинные желания своего сердца и жить в соответствии с ними.
Учитель сердца — не просто учитель, он еще и воин. Я несколько напрягаюсь, когда он говорит, что он — мастер войн на уровне духов, потому что я так старался оставить позади воюющую часть себя и твердо пообещал никогда не использовать духовную силу ради нанесения вреда или манипулирования друтими людьми. Но Шаман Сердца терпеливо напоминает, что мы можем быть призваны использовать свои силы для защиты тех, кто не способен защитить себя. Он показывает мне, что есть существа, которые жаждут крови и жестокости, ради собственных целей они заставляют людей начинать войны и даже заниматься саморазрушением. Он показывает мне, как направил образы животных, чтобы те защищали его людей. Я помню, как Медведь однажды вышел из моего солнечного сплетения, чтобы защитить оленя от охотни ков-браконьеров. Я вспоминаю уткасные страдания коренных жителей этих гор и понимаю, почему я увидел все это. Я смотрю и учусь.
Горный мастер сообщил свое личное имя, и он также показал мне его написанным странными буквами, принадлежащими, видимо, алфавиту чероки. Но я знаю, что было бы неправильным печатать его личное имя в книге, так же как ирокезы сегодня предпочитают не произносить имя Примирителя вслух где-либо, кроме священного пространства. Поэтому я буду называть своего горного учителя просто Шаманом Сердца.
Те практические навыки, которые он мне предоставил, дали о себе знать сразу же. Через два дня после нашей встречи меня попросили поработать с женщиной, которая проходила через длительный и тяжелый процесс развода. Женщина сообщила, что чувствует вторжение энергии, чем-то напоминающей наконечник стрелы, засевший в ее пояснице и вызывающий жгучую боль в этом месте. Идя через луг в тот день, я вдруг почувствовал, что могу извлечь это из нее. К моему удивлению, я действительно достал нечто, что казалось иззубренной пулей, и стряхнул это на землю.
Шаман Сердца появился в моем сознании и сказал, чтобы я открыл сердце и позволил его энергии влиться в мое сердце, а затем — в сердце женщины. Происходила мощная и глубокая передача энергии. Я, под руководством Шамана, посоветовал женщине создать личный щит, украшенный изображением раскрытой человеческой руки, внутри которой были контуры медвежьей лапы. После этого я почувствовал себя заряженным энергией, хотя такого рода работа часто утомительна. Позднее женщина сказала мне, что боли в пояснице ее больше не беспокоили.
После возвращения в Нью-Йорк из Северной Каролины я продолжил размышлять о том загадочном синем озере, в котором исцелился раненый олень. Я начал изучать традиции чероки. В свежем собрании историй чероки, полученных от старшего поколения, я нашел информацию, свидетельствующую о том, что этот случай произошел на загадочной земле, хорошо известной коренным жителям Дымчатых гор.
В истории племени чероки мальчик отправляется в горы и замечает капли крови на упавших листьях. Он идет по следу животного, которым в этой истории оказался медвежонок с раненой ногой, поднимается вверх на гору, где животное исчезает в тумане, который затем превращается в синее озеро. Медведь плывет и исцеляется, как и мой олень. Другие раненые животные входят в озеро и покидают его, исцелившись. Мой Шаман Сердца не присутствует в этой истории, но в ней есть интересный разговор между главным героем и Великим Дутом Чероки, который говорит мальчику: «Передай своим людям, что если вы добры к животным и друг к другу7, то тоже сможете прийти сюда» .
Видимо, я проскользнул в тот же коридор и к тому же исцеляющему озеру, известному коренным жителям земли, на которой я побывал. Это напоминало мне случившееся со мной в стране могавков и в других частях Нового и Старого Света. Это стало настолько привычным для меня, что я пришел к убеждению, что врата в Другой мир находятся везде и, для того чтобы воспользоваться ими, необходимо просто изменить восприятие и свой энергетический знак. Определенно на нашей Земле существуют области силы и священные места, где завеса особенно тонка и путешествия между измерениями могут происходить гораздо быстрее и легче, чем обычно. Но где бы я ни находился, вместе со мной перемещается и центр нашей многомерной Вселенной. И мы можем объединяться, можем создавать места силы в иной реальности и приглашать туда других для исцеления, инициации, обучения и приключений.
Я хотел знать, знать немедленно: могу ли я пригласить и друтих людей искупаться в синем озере, которое мне показал олень. Я решил провести эксперимент и пригласить крут сновидцев, чтобы переместиться вместе с ними в мое пространство при помощи сосредоточения внимания и барабанов, звучащих в ритме сердца.
Я сплел портал из слов, пришедших из моего видения. С помощью своего голоса я направил их из комнаты к чистому, свежему воздуху лесов:
Среди зелени и цветов леса вы замечаете вспышку красного цвета, затем еще одну. Вы наклоняетесь, чтобы посмотреть, что это, и понимаете, что вы смотрите на капли свежей крови. Вы понимаете, что рядом
есть кто-то, кому нужна помощь. И хотите эту помощь предоставить, если это будет в ваших силах. Вы идете по следу, отмеченному кровью. Свежие капли крови заводят все глубже и глубже в лес. Ваш путь становится все тернистее и круче, пока вы не начинаете задыхаться.
Вы можете видеть раненое животное перед собой. Оно спотыкается, падает и снова встает, поднимаясь на гору. Вы поражены тем, как оно стремится взобраться на вершину.
Наконец вы приблизились к вершине. Раненое животное прямо перед веши. По тонкая паюса тумана спускается вниз, и животное исчезает в нем. Вы заставляете себя следовать в этом направлении. Некоторое время вы ничего не различаете. Но туман начинает рассеиваться, и вы видите удивительно синее озеро. Вы смотрите в глубокую синь и видите животное, плывущее под водой. Оно все плывет и плывет, затем делает круг и возвращается к вам. Когда оно выходит из синей воды, вы видите, что животное полностью исцелилось.
Пока вы пытаетесь понять, как такое возможно, птица со сломанным крылом тяжело падает в озеро. Вы смотрите в воду и видите, как птица плывет. Когда она взлетает с поверхности, она летит на сияющих крыльях, исцеленная и без каких-либо повреждений.
Более серьезно раненные животные и птицы приходят к озеру, и каждый раз, погружаясь в целебные синие воды, они выходят целыми и невредимыми. Нечто внутри вас говорит, что это не может быть правдой, что это всего лишь фантазия. Но ваше сердце знает, что это озеро может исцелить и вас в своих глубинах.
Сейчас откиньтесь назад. Дайте своему тепу расслабиться. Вы готовы перенестись в другое измерение, нырнуть в синее озеро и получить исцеление. Вы собираетесь окунуться в сновидение. Позвашпе барабанам облегчить ваш вход в синее озеро исцеления.
Мы делились поразительно схожими переживаниями в тот вечер, и некоторые участники полагали, что получили исцеление. Когда я направлял их в этом путешествии, я следил за тем, чтобы не сообщать им, какое именно раненое животное они увидят. Как я и надеялся, это привело к тому, что разные люди увидели разных животных. Животные и птицы, увиденные ими, отражали их собственные энергетические состояния и связи, а иногда — определенные эмоциональные или зависящие от состояния здоровья затруднения, тесно связанные с их чакрами. Одна сновидица увидела симпатичного щенка, наполовину придушенного прочным ошейником. Когда щенок исцелился в озере, она почувствовала огромное облегчение, как будто нечто, мешавшее ей говорить и вызывавшее заболевание, находившееся в области горла, исчезло. После путешествия она спела для пас, сказав, что никогда не сумела бы сделать это прежде.
Когда путешественники проследовали за животными и птицами в синюю воду, они пережили изумительные приключения в общей реальности, превосходящей наше физическое пространство. Некоторые из людей, нырявших в озеро, вошли в реальность, где доступны более глубокие уровни исцеления. Вот отрывок из одного рассказа о путешествии:
Я ныряю в озеро и... отзываюсь в океанических синих глубинах. Я вижу многих существ, проплывающих мимо: дельфинов, китов, акул, стайки рыб, кальмаров и осьминогов. Синий кит находится очень близко, и я плыву рядом с ним какое-то время. Он удивительно грациозен. Когда я присоединяюсь к синему киту, я больше не замечаю разницы в наших размерах.
Я погружаюсь глубже. Там, внизу, меня посещает чувство контакта с иным существом, существом, порождающим свой собственный свет, мягкое сияние. Тела этих существ напоминают мягкий подвижный коралл. Они могут менять форму и отращивать новые конечности (ипи органы?) очень быстро. У меня создается впечатление, что и они сами, и то, что они знают, может быть весьма полезным в лечении и укреплении костей, включая рост новой хрящевой ткани и избавление от болей в суставах. Мне кажется, что я лежу на гладкой поверхности океанского дна и исцеляюсь от боли в коленях и локтях, а мои суставы укрепляются.
Этот путешественник жаловался на сильную боль непосредственно перед путешествием. После путешествия боли не было.
Я верил, что следую тропой учения и целительства, показанного мне Шаманом Сердца, тропой, на которую я был призван Рогатым.
Островная Женщина и ее люди не оставили меня. Они желали большего. Я не был особенно удивлен встрече с шаманом древности в стране чероки, потому что знал: чероки — родственники ирокезов, и они разговаривают на сходных языках. Но я не ожидал, что ирокезы найдут меня в Калифорнии и призовут на место Льва, чтобы я открыл свое сердце.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 23 июл 2012, 13:56 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
Глава 6
ВРАТА К ПРАМАТЕРИ

Сказано было, что ты брат мой и товарищ, познай же себя, чтобы попять, кто ты есть.
ИИСУС, обращаясь к Фоме, в книге Фомы Атлета

Приключение продолжалось. Проснувшись тусклым осенним утром 2002 года, я обнаружил себя в другой спальне — в комнате мальчика, с односпальной кроватью, стоящей около стены, и с окном, в котором виднелись пятнистые стволы и эвкалиптовая зелень австралийских зарослей. Могло ли это место быть моей комнатой, в которой я жил в возрасте шести лет в Квинсленде?
Австралийские просторы стали более реальными, более определенными. Я все еще смутно ощущал свое тело под одеялом, там, в Ныо-Йорке, но позволил этой картине затуманиться и растаять. Теперь я снова лежал в мальчишеской постели в Квинсленде. Мне хотелось увидеть то, что находилось за окном. Я наслаждался видом зарослей и их шелестом, пением и криками птиц, дождем, запахом акации, прогретой солнечными лучами. Вскоре меня потянуло к переходу, ведущему иод землю. Я осознавал присутствие человеческих фигур, движущихся через низкие заросли. Они были нагие или почти нагие, а их кожа была сероватого цвета. Люди были вооружены примитивными орудиями, одно их которых имело форму крюка и выглядело очень угрожающе. Я проскользнул обратно в дом, к своему шестилетнему телу, нежившемуся в кровати.
Я провел некоторое время в сознании этого ребенка, проверяя, что он думал и чувствовал. Меня порадовало, что он был относительно спокоен и счастлив. Время, проведенное мною в годы детства в солнечном Квинсленде, было редким для меня периодом достаточно хорошего состояния здоровья и близости с другими людьми. Несмотря на то, что меня постоянно терзали частые непереносимые боли, бесконечно повторяющиеся, почти смертельные болезни и я находился в вынужденной изоляции от сверстников, я радовался. Этот мальчик, которым я был тогда, еще не знал, что его отец скоро будет переведен в Мельбурн, и что в Мельбурне мальчик будет умирать во второй раз, а затем и в третий, не проявляя никаких признаков жизни в больнице во время повторяющихся обострений двусторонней пневмонии. Я сосредоточился в намерении быть для него наставником и помощником, в котором он так отчаянно нуждался.
— Роберт, — сказал я, — ты пройдешь через это. Ты выживешь, несмотря ни на что, и станешь сильнее, сможешь учить других и помогать им. Всегда прислушивайся к снам. Они помогут тебе.
— Ты будешь писателем и сказителем, — пообещал я ему. — И люди полюбят твои истории. Ты найдешь свою сестру. Ты будешь любить девушек, и они будут любить тебя, хотя сейчас ты и стесняешься этого. Помни о снах, Роберт! — повторил я. — Сны помогут.
Когда я вернулся из этого австралийского путешествия в свос взрослое тело в Нью-Йорке и посмотрел на часы, стоящие рядом с кроватью, я понял, что прошло всего несколько минут. Занавеси на алькове слегка покачивались, как будто кто-то совсем недавно проскользнул через них. Я тут же вспомнил легенду племени сенека о поединке между шаманами сновидений. В ней старая ведьма заставляла молодого героя выполнить несколько невыполнимых на первый взгляд заданий, прежде чем прекратит покачиваться занавес из кожи, прикрывающий дверной проем, через который герой должен был выйти.
Встреча с собой в шестилетнем возрасте помогла мне окончательно осознать один из ценнейших даров сновидения. Как только мы понимаем, что во сне не связаны временем и пространством, то можем сознательно встречаться с самими собой в более молодом или старшем возрасте. Мы можем направить и подбодрить себя в прошлом, когда в своей детской жизни, возможно, так нуждались в этом во время боли, стыда или одиночества. Встречаясь с более мудрым собой в будутцем, мы можем получить совет в переломные моменты жизни. На семинарах я проводил все больше встреч людей с самими собой в прошлом и будущем, во время которых эти люди получали советы и дарили поддержку друг другу. В честь собственных путешествий я расставил на столе игрушечных солдатиков, которых так любил в детстве, вместе с мраморным стрелком и изображением черной собаки .

ПУТЕШЕСТВИЯ СЕРДЦА
Шаман Сердца напомнил мне, что следует обращаться к сердцу, а не к голове ради истинной мудрости и отваги. По мере развития моей деятельности учителя сновидений все больше путешествий, которые я предпринимал, сосредоточивались на сердце.
Я пригласил группу сновидцев побывать в лесах восточного Коннектикута. Я хотел, чтобы в этом путешествии мои ученики смогли открыть свои сердца. Я желал, чтобы они дали возможность свету их стремлений найти духовного учителя, друга души. Я надеялся, что они смогут достичь самого высокого уровня из тех, что возможны.
Я использовал слова Сахраварди, персидского мастера путешествий к сердцу души и частого гостя нефизических сфер.
Откинь завесу тьмы с моего сердца, Покажи мне сияние своего ослепительного лица .
Я сказал группе:
- Позвольте тоске по любимому, по другу, который никогда не покинет вас, прорваться лучом света из сердца и вознестись к небесам. Следуйте этому свету; идущему из сердца. Если вы отправитесь достаточно далеко, то встретитесь с дарующим ответы пламенем, спускающимся с небес, подобно длинному пальцу света. Там, где свет сердца встречается с небесным огнем, вы найдете учителя жизни.
Когда зазвучал барабан, я вошел в состояние множественного сознания. Я осознавал свое тело и поддерживал постоянство ритма, описывая круги в пространстве, обходя вытянутые ноги, огибая пламя свечей и предметы силы, расставленные на алтарной ткани, которую я расстелил в центре. Я следил за психическим пространством, проверяя его с помощью духов-хранителей и отслеживая перемещения энергии внутри и вокруг круга. Я помогал держать открытым коридор, который возносился к космическому пространству, находясь внутри него, и чувствовал, что стою внутри огромного пламенеющего кристалла, сверкающего миллионами огней. Я заглядывал в сны каждого из участников, чтобы проверить, как идут у них дела, помочь и поддержать в случае необходимости.
И конечно же, я отправился в свое путешествие. В той части моего сознания я парил над пробудившимся вулканом, стоящим на острове. Я понял, что вулкан — это Этна, а остров — Сицилия, выглядящая как в древние времена. Столб пламени вырвался из жерла вулкана, и я с огромной скоростью начал подниматься вверх, используя огненную энергию. Выше, выше, через множество слоев реальности, расположенных как слои свадебного торта, ощутимые и прозрачные для моего зрения, — и вот я увидел тьму в центре слепящего света, из которого непрерывно выходили божественные формы. Луч золотого света спускался ко мне оттуда.
Я продолжил возноситься на невообразимой скорости, все еще присматривая за группой и стуча в барабан. Когда я встретился с нисходящим светом, то увидел прекрасное золотое крылатое существо. Его лицо отдаленно напоминало мое, но совершенное, излучающее красоту7. Я стразу понял, что встретился с тем, кого йоруба называют небесным двойником. Я почувствовал непреодолимое желание улететь с этим существом и парить над мирами, чистыми, как в первый день творения. Он был мягок со мной.
— Мы посылаем тебе силу и исцеление, — сказал он, пояснив, что это необходимо, чтобы помочь мне преодолеть физические проблемы и продвинуться вперед в выполнении некоторых задач, которые я поставил не-
ред собой в этой жизни. Небесный двойник пригласил меня принять от него столько энергии, сколько я смогу:
- В конце концов, ты ангел.
Я был ошеломлен, хотя и помнил, что в греческом языке слово angelos означает «посланник» и что в каком-то смысле все люди являются ангелами по отношению друг к другу.
- Падший ангел? - уточнил я.
- Нет, не падший. Ты ангел, который упал.
Упавший ангел. Это мне нравилось больше .

ГОРНЫЙ ЛЕВ ПРИВОДИТ МЕНЯ К СЕРДЦУ
Две недели спустя я проводил семинар в институте Исален в Биг-Сюр, Калифорния, одном из самых прекрасных мест на Земле. Большой дом, где я вел занятия и видел сны, выходит фасадом на Тихий океан. С одной стороны прохладный ноток течет через каменные нагромождения, через водопады и впадает в океан. Чуть вдалеке, вдоль изгибов скоростной трассы, начинаются заросли красного дерева.
Участники семинара и я пережили удивительные приключения в Исале- не, путешествуя вместе в загробную жизнь, на Луну, вглубь Земли и в друтие времена и культуры. Но самое значительное приключение началось вполне обычным образом.
Я шел с тяжелой ношей к машине, оставленной далеко, на вершине холма из-за того, что парковочная площадка поблизости была заполнена автомобилями. Солнце палило, и я начинал уставать, по мере того как склон холма становился круче. Помощник предложил перенести часть вещей, за что я был ему весьма признателен.
Склон становился все круче, и я решил оставить чемодан и ноутбук, чтобы вернуться за ними позже. Теперь я нес только небольшую белую картонную коробку. Склон превратился в почти отвесную стену. Я знал, что мне необходимо подняться, но опор для рѵк и ног не хватало, и подъем был труден даже без багажа. Помощник куда-то исчез, и ничего другого не оставалось, кроме как действовать самому.
Я старался подняться. Затем подоспела помощь: мне сбросили сверху1 что-то вроде веревки. Когда я с благодарностью ухватился за ее конец, то заметил, что это был украшенный бусинами пояс, явно принадлежавший ирокезам.
Я не стал раздумывать над неожиданным возвращением связи с ирокезами в мою жизнь — на другом конце континента. Я взялся за пояс и
подтянулся. Подъем стал очень легким, так как тот, кто помогал мне, тянул меня вверх с неимоверной силой.
Когда я оказался на вершине, я увидел своего благодетеля. Это была... Горная Львица, державшая другой конец пояса в зубах. Она была прекрасна и целеустремленна. Когда она помогла взобраться на вершину, то лизнула меня и потерлась об меня всем своим телом. Затем вошла в мое сознание. Ее послание не было облечено в человеческие слова, оно было передано на языке чистой и бесконечной любви.
Настало время открыть коробку, которую я нес. Я так и сделал. Внутри коробки я увидел живое сердце — настоящее, мягкое человеческое сердце, наполненное жизныо.
Львица сообщила мне, что следует делать дальше. Я должен поместить бьющееся сердце на самую высокую точку', чтобы его удары разносились во всех направлениях. Когда я сделал это, то почувствовал волны целительной энергии, расходящиеся вокруг, через широкий залив, через горы, леса, пустыни, скоростные трассы и районы больших городов, неся исцеление и открывая заново пути души.
Когда я пробудился от этого сна, то почувствовал свет на лице. Это был яркий свет полной луны, освещающий из-за океана мою комнату. Мое сердце сильно билось в такт ритмам волн, разбивающихся о скалы.
На рассвете я отправился к ущелыо. Переходя ущелье но дощатому мосту; окутанному брызгами морской воды, я почувствовал прилив радости, той радости, которая вызывает слезы на глазах и заставляет упасть на колени. Преклонив колени на узком мосту, я почувствовал присутствие древних, окруживших меня. Они осматривали меня, ища подтверждение моих намерений.
— Я помогу7 людям вернуться на пути души, — пообещал я. — Я помогу им видеть сны вместе с Примирителем. Даю слово.
Я почувствовал неимоверную волну энергии поддержки, вливающейся в мое сердце. Я перешел мост и возжег табак для Настоящих Людей около дерева — Стража врат, где предыдущие посетители оставили небольшие приношения в виде монет, сластей и цветов. Когда дым распространился по ущелью, в моем сознании пронеслись слова, сказанные на древнем языке Островной Женщины:
— Ты будешь тем, кто ты есть, — опорой и поддержкой для людей. Ты поможешь людям увидеть последствия их действий вплоть до седьмого поколения.
Водяная пыль в воздухе уплотнилась, складываясь в фигуры индейцев, старейшин и праматерей. Над ними, вровень с лесом, возвышалась огромная фигура с рогами .

В ПОИСКАХ ИСТИННОГО СЕВЕРА
Эта книга была «зачата» при встрече со Львом. Она росла внутри пространства, которое было открыто мне во время другой встречи - с древними сновидцами. Это произошло одним вечером того же года, когда ко мне обратился Горный Лев, когда все медведи в снежной стране уже посапывали в берлогах, погрузившись в долгий зимний сон.
Я иду с Кэрол, еще одной мой сестрой по сновидениям, талантливой целительницей и учителем сновидений, но освещенной солнцам местности. Я произношу сочиняемую на ходу молитву Матери-Земле. Последний стих состоит из шести строк. Я повторяю их и играю с ними, переходя на невнятное бормотание, когда не вспоминаются правильные слова. Я замечаю, что мы припаи в красивое место. Я вижу крутой спуск к пещере, где недалеко от воды растет старое дерево.
Я спускаюсь к этому дереву. Его корни выходят на поверхность, возвышаясь на пару футов, меня завораживают узоры, составляемые ими. Я знаю, что существует нечто огромной ценности в корнях этого дерева и это нечто может принести совет и исцеление многим, многим людям. Я представляю себе людей, ожидающих дара из пространства, и вижу множество разных семей.
За вход в сокровищницу внутри древнего дерева необходимо платить. Я должен завершить песню, ту песню, которую сочинял для Праматери.
Я проснулся в возбуждении, но и в растерянности, потому что не завершил песню. Простая мелодия, но даже те несколько слов, которые я смог сложить во сне, не приходили на память после пробуждения. Я позвонил Кэрол. В конце концов, она была частью сна.
— Я как Винни Пух, — сказал я Кэрол. — У меня есть какое-то жужжание, но мне нужны «слова».
Когда я объяснил, что мне нужно вернуться обратно в сон, чтобы завершить песню и открыть врата в дереве, она не медлила ни секунды. Она схватила барабан, села в машину и приехала.
Через несколько минут после се прибытия я уже лежал на полу своей «пещеры» — в подвальном помещении городского дома, где я пишу и иногда веду небольшие группы.
Мои глаза были закрыты повязкой, и я наслаждался роскошной возможностью полностью отдать себя путешествию, пока кто-то другой стучит в барабан для меня.
Когда зазвучал барабан, я перенесся обратно в пространство сна. Я чувствовал запах земли и наслаждался упругостью высокой, мягкой травы, приминаемой и сразу же вновь выпрямляющейся под ногами. Смотря вниз, я видел отпечатки медвежьих лап на земле: пятку и четко отпечатавшиеся пять пальцев. Я чувствовал, как медведь ступает но земле своими лапами — совсем как человек. Я снова взглянул и без малейшего удивления заметил, что медвежьи следы оставлял я сам.
Мне была необходима песня. Пока я шел, ритмы двигались со мной. Теперь слова втекали в мое сознание без всяких усилий.
Я иду вместе с Матерью, Я плыву по ее коже.
Я и дитя ей, и любовник, Внутрь продвигаюсь все глубже.
И следующая строфа:
Я восхвалю небо над ней, Я восхвалю ее глубины, Я вижу сны с Матерью, Она поднимает меня из сновидений Пущины.
И третья, завершающая строфа:
Шагай легко по Матери, Позволь разлиться ее милосердию.
Восхваляй ее и служи ей, Окутай мир восхищением.
Восхваляй ее и служи ей, Окутай мир восхищением.
Распевая песню, я вернулся к древнему дереву. Врата среди корней открылись, и я оказался в другом мире. Большая семья медведей собралась вокруг костра. Меня пригласили присоединиться. Теплота их гостеприимства и признания наполнили мое сердце радостью.
Этим миром правит Мать. Она предстала в виде охквари, Матери Медведицы. Она предлагает мне исцеление.
Она попросила снять мою шкуру. После того как я сделал это, то заметил, что это очень мохнатая медвежья шкура, выглядящая скорее кремово- серой, чем чисто-белой. Она хотела, чтобы я лег на огонь, подобно туше на вертеле. Я согласился па это. Я ожидал, что семья медведей съест меня. Вместо этого они вылизали и очистили меня зелеными травами.
Затем Мать Медведица приказала вновь надеть белую медвежью шкуру и посадила к себе на колено. Я был примерно в четыре раза меньше ее. Она покачивала меня как ребенка, и я всхлипывал, пока молоко ее исцеления и сострадания струилось по мне. Я окреп, наполнился вдохновением. Она положила лапы на мою руку, чтобы закрепить связь с целительным медвежьим даром и моей способностью ощущать и исцелять при помощи своих руте.
Ома пригласила меня погрузиться глубже в ее мир. Ома показала своего рода пещеру творения — умиротворяющее помещение, стены которого были частично сложены из земли, частично — из обработанных камней. Оно хорошо освещалось через круглое отверстие, расположенное вверху. Я видел простой грубый стол из дерева, по которому были разбросаны игрушки, ремесленные и письменные принадлежности. Я подумал, что мне следует приходить сюда, чтобы писать то, что должно быть написано с моей помощью .
Я приводил многих людей посмотреть на врата в дереве, чтобы они получили исцеление в реальности Праматери, установили связь с животными- стражами, чтобы нашли Настоящий север — безошибочно указывающий направление компас, который мы получаем в свое распоряжение, когда живем своим сердцем и в согласии с глубинной мудростью Земли.
Я написал эту книгу в том пространстве, которое открыла для меня Праматерь в корнях древнего дерева. Если вы ищете переход в Другой мир, ищите его в дереве. Оно может расти у вас на заднем дворе, в вашем районе или быть тем деревом, память о котором вы сохранили из детства или привезли из отпуска, проведенного в другой стране. Оно может быть деревом из ваших снов. Любое дерево может оказаться осью мира, лестницей между мирами. Врата в дереве всегда могут привести нас из Мира теней в Реальный мир.
Нам откроется гораздо больше после того, как мы пройдем через врата ирокезского времени сновидений и узнаем, как создаются и обновляются миры.

II часть
ИРОКЕЗАМ СНИТСЯ МИР
Глава 7. Код истории и внутренние песни
Глава 8. Падающая Женщина создает мир
Глава 9. Битва Близнецов
Глава 10. Зеркало Гайаваты

В моей груди вновь открывается рана, когда звезды сходят на землю и сближаются с моим телам.
Й о р г о с С Е Ф Е р и с «Роман-миф»
* * *
Есть волшебные истории, которые должны быть написаны для взрослых, истории, которые все еще находятся в зародышевом состоянии.
АНДРЕ БРЕТОН ♦Манифест сюрреализма»
* * *
Сон есть исток всей метафизики, это исток богов. Фридрих НИЦШЕ «Книга для свободных умов*
* * *
Произнеси мое имя в зарослях, и я вновь предстану перед тобой.
ОБЕЩАНИЕ ПРИМИРИТЕЛЯ (ирокезы)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 23 июл 2012, 18:23 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 июл 2009, 19:08
Сообщения: 272
Откуда: ставрополь
Руслан rtz4 svetmk да, занятное повествование. Сны в моей жизни играют также приличное значение и должен сказать что практически всё что пишет автор я подтверждаю. Хотя осознанно не вхожу в сновидения, но отслеживаю сны уже давно и получил ответы на многие вопросы. Душа показывает нам многое что мы должны знать и участвуем в различных работах в мирах и есть подсказки о прошлом и иногда будущем и пр.. Я мог бы привести разные типы своих снов для примера, как ты на это смотришь Руслан? as29


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 23 июл 2012, 22:41 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
aleksnСолнце ясное, золотой мой это прекрасно, это очень интересно родной мой на счёт снов, да ты прав родной мой так и есть, да можно родной мой привести примеры, спасибо тебе большое за опыт Солнце ясное 5t7h8 s2f5hg svetmk l3u3l5u ob1 tt16 as31 1a17


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 24 июл 2012, 13:27 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
Глава 7
КОД ИСТОРИИ и ВНУТРЕННИЕ ПЕСНИ

Такую цену боги назначили за песню: мы становимся тем, о чем поем. Пифагор
Говорят, что рассказ - кратчайший путь от человека к истине. Греческие философы, жившие до рождения Сократа, определяли истину в контексте человеческой жизни как то, о чем мы помним и согласно чему действуем. Истина, alethia, буквально означает «не забывать», не утонуть в забытьи реки Леты, из которой должна напиться каждая человеческая душа на пути к жизни в теле на Земле. Сильная история, поражающая ум и сердце, может открыть истину, которую мы помним и согласно которой живем. Нечто, о чем мы должны читать в книгах или расспрашивать у других людей, не является живой истиной.
Как я уж объяснял, в ирокезских языках слово «забыть» означает «позволить своему разуму упасть». Последствия забывания истоков и цели человеческого существования ярко описаны в великих историях Времени сновидений ирокезов.
Я назову их не мифами или легендами, а романами-мифами, от греческого слова mythistore та, использованного поэтом Йоргосом Ссфсрисом для своего первого цикла мифических стихотворений . Они представляют собой многомерные драмы, сплетенные между мирами. Они разворачиваются во времени, которое иногда совпадает с линиями человеческого времени, но движитель событий находится в более глубокой реальности, как мы замечаем в собственной жизни, когда открываемся собственным снам и отдаем себя синхронности. Они описывают взаимодействие людей и сучцеств, отличных от людей, включая неземных богов, которые начали эксперимент по развитию сознания в форме жизни, существующей на этой планете.
Противостояние между сотворением и разрушением, светом и тьмой, героическими подвигами и сказочными чудовищами, присутствующее в романах-мифах ирокезов, придает им сходство с «Властелином колец» и «Махабхаратой». Захватывающий ирокезский роман-миф повествует о Примирителе - богочеловеке, который послан на эту Землю из высшего мира. Он призван спасти людей от них самих, он был рожден в отсутствие смертного отца, путешествовал на пробуждающем человеческое понимание транспортном средстве и нашел своего первого апостола в женщине, обслуживающей мужчин. Этот образ является не копией истории об Иисусе и Марии Магдалине, а независимым коллективным взглядом отнюдь не меньшей силы, открывающим единую мудрость. Подобно кодам для призвания сакральной силы, вплетенным в информационное поле акант и дающим доступ к реальностям, лежащим вне физического уровня, романы-мифы ирокезов равны важнейшим из утерянных книг, не только тех, что были написаны на американском континенте, но и во всем мире.
Термин «утерянные книги» может показаться странным в данном контексте по двум причинам. Во-первых, потому, что многие люди слышали истории о женщине, которая упала с неба, о сражении близнецов и Гай- авате. Эти истории пересказывались бессчетное множество раз и публиковались во всех возможных форматах, начиная с популярных детских историй и заканчивая очень редкими транскрипциями изустных рассказов старших хранителей мудрости, дополненными подстрочными переводами этнографов и лингвистов. Во-вторых, несмотря на множество публикаций, ирокезские романы-мифы не являются книгами в том виде, в котором мы их себе представляем. Во времена первых контактов с европейцами ирокезы жили в «неписьменной» культуре. Это нельзя пугать с неграмотностью или «дописьменностью», как красноречиво доказывал Сэм Шль . Другими словами, они знали, как хранить и получать доступ к важному знанию, но не использовали для этого записи на коже, глине или бумаге.
Важнейшее знание было зашифровано в историях, которые наполовину пелись, наполовину рассказывались над ракушками вампума, сохранившими их отзвук. Истории разворачивались вдоль нитей вампума на тайных встречах, когда рассказ одного из великих романов-мифов мог продолжаться многие дни. Сохранение и распространение каждого из этих учений было огромным подвигом памяти, но это было гораздо больше, чем просто упражнение на развитие памяти. Это был акт воспоминания о душе.
Чтобы передать историю правильно, сказителю было необходимо прикоснуться к миру, из которого она вышла. Сказитель должен был заглянуть в Небесный мир и посмотреть в зеркало вместе с Гайаватой, чтобы увидеть сияющее лицо наставника. Чтобы поделиться одной из этих историй, было необходимо изменить сознание и стать тем, о чем рассказывалось. Ирокезы понимали, что, когда рассказывается история о богах и людях, боги могут оказаться рядом. Правильный рассказ мог ускорить взаимодействие священных сил в нашем мире и утвердить правила путешествий и встреч между измерениями. Нежелательно тараторить большие истории наизусть. Это может нагнать скуку на духов или разозлить их, так как они любят, чтобы их развлекали «свежими словами» (как говорят инуиты). Также, если рассказчики не создают истории самостоятельно, видя в сновидениях свой
путь между ними, они не настраиваются по-настоящему на коды историй. В мифах-романах ирокезов неотъемлемо присутствует понимание, что все находится в потоке, все идеопластичио — изменено и оформлено мыслыо и вниманием, - и мир существует среди непрерывного взаимодействия сил созидания и разрушения.
Хотя эти истории и священны, относительно них не существует строгих предписаний. Послушайте двух сказителей, и вы заметите огромные различия между их рассказами. Иногда это происходит потому, что сказитель адаптирует рассказ под аудиторию.
Например, рассказчик-могавк скажет, что Гайавата был могавком, в то время как онондага сделает его представителем своего племени. Также существуют «не рекомендованные для просмотра детям» версии некоторых важных деталей. Упоминание об огромном пенисе-змее мага-тирана в истории о Примирителе было исключено из публичных рассказов не только потому, что считалось неподходящим для детей, но и потому, что содержит намек о важности и необходимости сексуальной энергии в настоящей магии. Там, где линия сказителей прервалась, что произошло в огромных масштабах вскоре после контакта с европейцами, из-за распространения военных действий и новых заболеваний, могут существовать серьезные пропуски и искажения.
Самыми подробными пересказами ирокезских романов-мифов, записанных от носителей языка Джоном Артуром Пібсоиом, уважаемым хранителем прошлого и древних ритуалов, обладателем союзного звания вождя сенека, являются повествования на языке онондага. В 1900 году Гіібсон продиктовал свою версию истории сотворения племен индейцев этнографу Джонатану Наполеону Бринтону Хыоитту; происходившему из племени тускарора, который описал способность ирокезов жить в двух мирах .
Хьюитт терпеливо жил в резервациях вместе со старыми сказителями, женившись на вашингтонской «светской львице», посещал единую церковь и, не имея диплома о соответствующем образовании, поражал сотни молодых кандидатов наук своими безграничными познаниями и авторитетом в области языков индейских племен. Он, с эдвардианским воротничком и в сюртуке, пришел ко мне во сне, когда я читал его книгу; чтобы убедить меня прочитать его эссе, посвященное Тавискаропу (одному из верховных божеств ирокезов), - важный источник, прежде для меня неизвестный, который я смог отыскать в редком издании 1910 года .
В 1912 году, перед своей смертью, все тот же вождь сенека — ГЦбсон, который беседовал с Хьюиттом, продиктовал длинный пересказ истории
Примирителя и описал связанные с ней ритуалы сопереживания этнографу по имени Александр Голденвейзер. Гольденвейзер является еще одним ярким и интересным персонажем . В своем последнем пересказе истории о Примирителе Гибсон в значительной мере изменил многие важные детали, которые он включал в предыдущую версию, рассказанную Хьюитту.
Даже самые точные и тщательные записи сомнительны. Ошибки памяти, смены настроения, тщательное сокрытие и утаивание ключей к священной силе да и сами священные силы могут оказывать влияние. Затем, существует «антропологический эффект», отраженный в утверждении, приписываемом австралийским аборигенам, но ощущаемый практически повсеместно людьми, живущими близко к природе: «Когда приходят антропологи, духи уходят».
Но есть и более глубокое препятствие на пути к внутреннему значению священных историй. Британский антрополог Грэхем Таунси рассуждает о том, как амазонские шаманы в Перу используют «вьющиеся-вьющиеся» слова — сложную, замысловатую, метафорическую лексику, которая позволяет им открыться и путешествовать в пространстве вместе с духами к местам исцеления и сотворения. Шаман Яманахуа объясняет, что, если вы пытаетесь улететь в необычную реальность при помощи обычных слов, вы «разобьетесь» . Во всех культурах, включая ирокезов, поэты сознания, те, кто были рождены быть шаманами и сказителями, понимают это. Мы никогда не сможем путешествовать но строкам песен и стихов в пространство, где создаются и воссоздаются миры, пока не представим своих собственных свежих слов.
Поэтому я думаю, что возможно описать мифы-романы, которые я собираюсь пересказать как потерянные книги, потерянные в том смысле, что внутреннее значение и сила этих историй должны быть возрождены, когда мы с иомощыо сновидений прокладываем путь к ним. Книги, аналогичные Книге Тота, Книге Разиэля, И-Цзину, которые представляют собой книги начала и конца, — пусть и не обязательно записанные людьми, но передаваемые из поколения в поколение. Эти книги содержат то, что Уильям Блейк называл потерянными истоками. Как понимал Блейк, возвращение к потерянным истокам является совместным действием сновидца и созидающего разума. Оно заключается в том, чтобы выйти за границы культуры и текста, чтобы погрузиться в изначальный источник .
Мэри Остин в поддержку' своих свежих и свободных интерпретаций песен и историй племени пайут, включая песню, призывающую сны вернуться, чтобы исцелить депрессию, писала оо ответственности поэта за то, чтобы выйти за пределы текстов и буквальных интерпретаций и донести «внутреннюю иесшо» . Именно это я и попытался сделать. Я сидел возле ирокезских хранителей памяти, включая Тома Портера — старейшину и провидца клана Медведя племени могавков. Я провел много ночей за изучением этнографических транскрипций старинных историй с копиями машинописных словарей языка могавков и онондага на коленях, ломая голову над альтернативными значениями загадочных слов. Я проводил с группами ритуальные представления, во время которых мы проигрывали и импровизировали ключевые сцены мифов-романов на священной горе страны могавков, и мне представилась восхитительная возможность увидеть Небесную Женщину, Гайавату, Загадочного и Человека-Ворона, которые говорили и действовали, меняя формы и голоса. И целую группу отважных духов, бросающихся с отвесной скалы, чтобы воплотить свое желание создать новый мир. Во сне я прошел путь в глубины этих старинных историй и многое узнал, включая древнее личное имя Примирителя, которое невозможно найти ни в каких записях^


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 24 июл 2012, 14:11 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 июл 2009, 19:08
Сообщения: 272
Откуда: ставрополь
svetmk Руслан 5t7h8 душа человека хранит опыт множества воплощений, жизней в разных мирах, реальностях и этот опыт можно получить/ познать в том числе и во сне. Мне было интересно как то кем был в прошлых жизнях? Задал этот вопрос душе перед сном и попросил показать.. Шел я по лесу монахом и подошел к каким то сооружениям, были видны округлые ворота, на них медная табличка на латинском написано NINO и голос сказал- грузия.. Через несколько лет, когда появился у меня интернет, я стал узнавать и обнаружил этот монастырь. Оказалось что Нино это великая православная просветительница в Грузии и в честь нее в конце 19 века был переименован мужской монастырь и стал женским.. Собственно по этим признакам можно узнать время моего там пребывания - конец 19 века, как раз видимо я был одним из монахов живших в том монастыре.. Фото монастыря сейчас . . Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 24 июл 2012, 15:21 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
rtz1 rtz2 aleksn rtz2 rtz1
Солнце ясное, золотой мой да согласен с тобой, очень интересный опыт родной мой спасибо тебе большое за этот опыт и что рассказал tt16
svetmk l3u3l5u s2f5hg as29 5t7h8 as19 as32 ob1 as31 ob11 1a17


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 26 июл 2012, 12:00 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 июл 2009, 19:08
Сообщения: 272
Откуда: ставрополь
Руслан tt28 . . Сны часто требуют дополнительной работы, как отмечено у автора. Это может быть 'случайная' информация, поездки, собственное расследование и со временем сюжет обрастает подробностями.. По прошлым жизням был показан храм, стоящий в море, высокие круглые ворота, внутри левитировал йог.. Только через несколько лет обмениваясь фотками на одном сайте я увидел и узнал этот храм, это оказалась мечеть Хасана 2го, построенная в 20 веке, на платформе выступающей в Атлантически океан. Там были и главные круглые ворота, через которые заходил.. Может быть когда то на этом месте находился другой храм, а сейчас показали современную версию? Вот эта тема думаю еще ждет своего продолжения.. Изображение
. . . Изображение
. . . Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мир сновидений
СообщениеДобавлено: 26 июл 2012, 14:43 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 12144
aleksn rtz1 svetmk tt28 rtz6 l3u3l5u as29 s2f5hg 5t7h8 as32 ob1 p4i5s6m tt16 ob11 as31 1a17 Солнце ясное, золотой мой да ты прав, так и есть, спасибо тебе большое за интересные сны и фото храма красивые, спасибо


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 251 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 17  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Подписаться на рассылку
"Вознесение"
|
Рассылки Subscribe.Ru
Галактика
Подписаться письмом