Галактика

Сознание Современного Человека
Текущее время: 17 дек 2018, 07:13

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 37 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 22 авг 2010, 19:20 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Кэннон Долорес

Между жизнью и смертью

Что ждет нас по ту сторону?

Перевод с английского Вика Спарова


(несколько глав для ознакомительного чтения. Все права у правообладателей)

Переступая порог смерти

Меня не раз обвиняли в том, что я разговариваю и общаюсь с духами умерших людей, а в религиозных кругах на эту тему наложено своего рода табу. Если честно, я никогда не рассматривала свое занятие с этой точки зрения, и хотя я действительно общаюсь с духами умерших, происходит это через посредство нормальных живых людей. Дело в том, что по роду деятельности я регрессионист, проще говоря, гипнотизер, который специализируется на изучении прошлого всего человечества и отдельных людей, вспоминающих под воздействием гипноза свои прошлые жизни.

Многие до сих пор не могут поверить в то, что я могу отправляться в прошлое или беседовать с людьми, которые вспоминают о том, кем они были в прошлой жизни, много веков назад. Сама я уже настолько привыкла к этому, что нахожу это занятие крайне увлекательным и даже написала несколько книг о своих приключениях в удивительном "царстве мертвых".

Гипнотизеры, как правило, стараются избегать исследования прошлых жизней. Я не могу сказать наверняка, почему они так поступают, но предполагаю, что от таких исследований их удерживает страх. Они опасаются того, что могут попасть в незнакомую ситуацию, в которой рискуют потерять контроль над происходящим. Один терапевт как-то признался мне таким тоном, словно сделал великое открытие: "Знаешь, я провел несколько сеансов регрессивного гипноза, и однажды мне даже удалось вернуть клиента к младенческому состоянию". Он сказал это так серьезно, что я едва смогла удержаться от смеха. "Неужели? – сказала я таким же серьезным тоном. – Да ведь именно с этого я обычно начинаю".

Но даже среди других регрессионистов, использующих воспоминания о прошлых жизнях для лечения своих клиентов, немало таких, которые боятся провести загипнотизированного человека через процесс переживания смерти или через период посмертного существования. Они боятся, что в состоянии транса с клиентом может произойти что-то непредвиденное, что он может пострадать от физической или психологической травмы. За многие годы общения со своими клиентами, которых мы называем субъектами, я удостоверилась в том, что такие эксперименты не влекут за собой никаких физических проблем, даже если человек в состоянии регресса переживает страшную и мучительную смерть. Разумеется, я всегда принимаю некоторые меры предосторожности, чтобы быть полностью уверенной в том, что сеанс пройдет без каких бы то ни было последствий для здоровья клиента. Ибо главной моей заботой было и остается именно здоровье субъекта. И в этом смысле мой метод совершенно безопасен. Иначе я бы не взялась за подобные исследования.

На мой взгляд, некая духовная область, где люди существуют между двумя жизнями, – это одна из самых удивительных и интересных сфер существования, с которыми мне когда-либо приходилось иметь дело, поскольку там, как мне кажется, можно почерпнуть богатейшую информацию, полезную для всего человечества. Я думаю, что благодаря этой информации люди смогут осознать, что смерти не нужно бояться. Когда люди приблизятся к порогу смерти, они сами поймут, что они не испытывают новые и незнакомые ощущения, поскольку все мы в той или иной мере уже переживали нечто подобное много раз. Нет, они не окажутся в одиночестве посреди великой и страшной пустыни под названием Неизвестность, а попадут в знакомое место, в котором уже не раз бывали и которое считают своим "домом". Я надеюсь, что люди научатся воспринимать рождение и смерть как циклы эволюции, через которые каждый из них проходил множество раз и которые являются естественными этапами роста и становления их души. После смерти жизнь продолжается в других формах, которые столь же реальны, как реален окружающий нас физический мир, а возможно, и более реальны.

Однажды, разговаривая с женщиной, которая считала себя "просветленной", я попыталась объяснить ей то, что в то время казалось мне совершенно очевидным. Я рассказала ей о своих исследованиях и о том, что изучаю процесс смерти. Я описала процесс смерти и сказала, куда мы все потом попадаем. Она взволнованно спросила: "А куда попадете вы – в рай, в ад или в чистилище?"

Я была разочарована. Коль скоро она могла выбирать только из этих трех вариантов, ее вряд ли можно было назвать просветленной. Я в сердцах ответила: "Да никуда!"

– Как! – воскликнула она, совершенно потрясенная. – Ты хочешь сказать, что так и останешься лежать в земле?
Тогда я поняла, что мне нужно начать эту книгу с того момента, когда передо мной впервые открылась заветная дверца, и описать все те убеждения и мысли, которые владели мною до того, как меня озарил Свет. Передо мной стояла нелегкая задача, но мне нужно было ее выполнить, чтобы убедить в своей правоте тех, кто до сих пор ищет эту дверцу и этот Свет. Нужно говорить с читателями на понятном языке, чтобы осторожно вести их по тропе познания. Тогда люди смогут жить в полную силу, не страшась будущего.

Многим людям смерть кажется чем-то поистине ужасным, безнадежным и окончательным – черной пустотой, ужасной, таинственной и непостижимой, той пустотой, в которую проваливается человек, выброшенный из материального мира, то есть из того мира, который большинство считает единственной подлинной реальностью. Как и многие другие явления нашей жизни, смерть окутана покровом неизвестности, мистики, окружена суевериями и всякого рода небылицами и поэтому вызывает ужас. Вместе с тем мы знаем, что смерть неизбежна и каждый человек рано или поздно умирает. Как бы мы ни пытались загнать мысль о смерти в самые далекие тайники нашего сознания и перестать думать о ней, мы помним о том, что срок жизни нашего тела однажды подойдет к концу. А что потом? Что станет с той индивидуальностью, с которой мы ассоциируем наше "я"? Исчезнет ли она после смерти физической оболочки? Или за порогом смерти нам открывается нечто большее, удивительное и прекрасное? Возможно, правы церковные проповедники, уверяющие нас в том, что благочестивым и праведным уготованы небеса, а неправедным и порочным – ад. С любопытством, которое с годами нисколько не иссякает, я упрямо ищу ответы на эти вопросы, зная, что очень многие охотно разделят со мною эту тягу к знаниям. Жизнь была бы намного проще, если бы мы смогли прожить отпущенное нам время в радости, счастье и любви, не боясь того, что ждет нас в конце.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону
СообщениеДобавлено: 22 авг 2010, 19:20 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Когда я только начинала свои исследования с помощью метода регрессии, мне даже в голову не приходило, что я когда-нибудь смогу найти ответ хотя бы на один из этих вопросов. Меня интересовала история, так что путешествия во времени и беседы с людьми, жившими в разные эпохи, были для меня просто развлечением. Мне нравилось оживлять историю. Глядя на людей, вспоминавших свои прошлые жизни, я чувствовала, что история творится у меня на глазах. Я задумала даже написать книгу, намереваясь изложить их версию и трактовку разных исторических периодов, поскольку каждый человек, особенно если он находится в глубоком трансе и не подозревает об этом, подтверждает рассказы других людей. Словом, я обнаружила в их рассказах некую общую схему, некую закономерность, которую не ожидала найти. Но именно тогда случилось нечто неожиданное, и этот случай открыл для меня целый мир, новый мир, который мне захотелось исследовать. Я обнаружила, что между предшествующей и последующей жизнями есть целый период, так называемое "посмертное состояние", которое можно уподобить пространству, куда уходят люди после того, как их физическая жизнь на Земле прекращается.
Я до сих пор прекрасно помню тот момент, когда впервые переступила порог и заговорила с "мертвецом". Это случилось но время одного из сеансов регрессии, то есть мысленного возвращения человека в прошлую жизнь. Неожиданно для меня субъект "умер" у меня на глазах. Это произошло настолько внезапно, что застало меня врасплох. Вначале я совершенно не понимала того, что случилось. Я не знала, чего мне ждать, поскольку не имела представления о том, что происходит с человеком, когда его вынуждают мысленно пережить смерть. Но, как я уже отмечала, все случилось настолько быстро, что у меня не было ни времени, ни возможности остановить этот процесс. Мой субъект в тот момент мысленно разглядывал свое мертвое тело и говорил, что оно выглядит точно так же, как и все трупы. Я удивилась тому, что он как индивидуум остался абсолютно целым и невредимым – и ничуть не изменился. Это очень важно. Ибо многие люди боятся, что в процессе умирания они сами или те, кто им дорог, каким-то образом преобразуются во что-то другое, незнакомое и неузнаваемое. Это страх есть не что иное, как страх перед неизвестностью. Иначе почему мы так боимся призраков и духов? Видимо, мы втайне считаем, что процесс смерти каким-то образом меняет людей так, что любимый человек, каким мы его знали при жизни, превращается в нечто страшное, в злобный и порочный призрак. Но я обнаружила, что личность и индивидуальность человека остаются неизменными. И хотя в некоторых случаях умирающий испытывает временные замешательство и смятение, в общем и целом он остается тем же самым человеком.
Когда я оправилась от шока и удивления оттого, что могу разговаривать с умершим человеком, во мне возобладало любопытство и на ум сразу же пришла куча вопросов, над которыми я постоянно размышляла. С тех пор каждый раз, когда мне попадались субъекты, способные погружаться в состояние глубокого гипноза, который необходим для этого вида исследований, я стала задавать им одни и те же вопросы. Религиозные убеждения, по-видимому, никак не влияли на то, что они сообщали. Их ответы в каждом случае были в общем и целом очень сходны между собой. И хотя они, естественно, употребляли разные слова, поскольку каждый из них обладал своим, специфическим словарным запасом, все они в принципе говорили одно и то же.
Начиная с 1979 года, когда я впервые приступила к своим исследованиям, через мои руки прошли сотни и сотни людей, которых я погружала в состояние визуализации собственной смерти. Эти люди умирали всеми мыслимыми способами: в результате несчастных случаев, от пули, оступившись или споткнувшись обо что-нибудь, во время пожара и так далее; некоторых из них казнили – вешали или отрубали голову, многие утонули, а один даже погиб в результате ядерного взрыва. (Этот случай описан мною в книге "Душа вспоминает Хиросиму".) Умирали они и естественным путем: от сердечного приступа, болезней, старости или просто во сне, мирно и безмятежно переходя в мир иной. Хотя смерть принимала всевозможные формы, между ними имелось и определенное сходство. Обличья, в которых смерть является человеку, могут быть различными, но то, что случается после смерти, всегда выглядит одинаково. Я пришла к заключению, что нет никаких реальных оснований бояться смерти. Подсознательно мы заранее знаем, что с нами произойдет и что нас ждет по ту сторону жизни. Мы должны это знать, ибо испытывали смерть и переживали этот процесс бесчисленное множество раз. Короче говоря, изучая смерть, я постоянно оказывалась на празднике жизни. В самом деле, в смерти нет ничего ужасного или отвратительного; наоборот, она раскрывает перед нами совершенно иной, новый и поистине прекрасный мир.
Со смертью приходит мудрость. Потеряв физическое тело, мы вступаем в совершенно новое измерение – измерение мудрости. Очевидно, что рамки физического тела ограничивает и стесняют человеческое существо. Но индивидуальность (или дух), когда она выходит за эти рамки, ничем не стеснена и способна познавать гораздо больше, нежели мы можем себе представить. Таким образом, беседуя с людьми после того, как они "умерли", я смогла найти ответы на многие сложные и запутанные вопросы – вопросы, которые преследуют человечество на протяжении всей истории его существования. То, о чем сообщает дух, во многом зависит от уровня его духовного развития. 11екоторые из них обладают гораздо большим запасом знаний, чем другие, и потому выражают свои мысли ясней и доступней, языком, более понятным нам, смертным. Я попытаюсь описать их опыт и переживания, предоставив им возможность говорить самим за себя. Ибо эта книга суть не что иное, как некий свод, компиляция различного рода сведений, сообщенных многими людьми.
В общих чертах момент наступления смерти можно описать так: человеку вдруг становится холодно, неожиданно он оказывается возле постели и смотрит со стороны на свое мертвое тело. Вначале он, как правило, не может понять, почему люди, находящиеся в комнате, выглядят такими печальными и удрученными, поскольку сам он чувствует себя прекрасно. В этот момент им владеет чувство веселья и радости, а не страха и ужаса.
Ниже приводится описание процесса высвобождения, составленное со слов женщины 80 лет, умиравшей от старости. Это пример довольно типичен для случаев подобного рода и является показательным.
Долорес (Д.): Ты прожила долгую жизнь, не так ли?
Субъект (С.): О да… Я куда-то медленно плыву. Все так долго, так утомительно… (Вздыхает.) Никакой радости… Я так устала.
Так как она, очевидно, испытывала определенный дискомфорт, я перенесла ее во времени к той стадии, когда процесс умирания уже завершился и наступила смерть. Закончив мысленно отсчет времени, я увидела, что тело женщины, лежащее на кровати, судорожно подергивается. Неожиданно она улыбнулась. Ее голос был полон жизни и энергии, и в нем не чувствовалось и следа той слабости, которая владела ею несколько секунд назаД.: "О, я чувствую себя такой свободной! Я – Свет!" Она выглядела радостной и умиротворенной.
Д.: Видишь ли ты свое тело?
С.: (с отвращением) О! Это старье, лежащее вон там? Господи! Никогда не думала, что я выгляжу так ужасно! Что я такая морщинистая и высохшая… Я чувствую себя слишком хорошо для такой сморщенной старухи. Совсем старая!.. (Она издает радостный возглас.) Господи, как я счастлива, что я здесь!
Я едва не рассмеялась – настолько выражение ее лица и тон голоса не вязались друг с другом.
Д.: Ничего удивительного, что твое тело выглядит таким старым, ведь оно прожило долгую жизнь. Поэтому, вероятно, и умерло… Ты только что сказала: "Я здесь". Что это значит -здесь? Где ты?
С.: Я – среди Света и… Ах, как это здорово! Наконец-то я чувствую себя такой умной и всезнающей… Я чувствую умиротворение… Я чувствую покой. Мне ничего больше не нужно.
Д.: Что ты собираешься делать?
С.: Мне говорят, что я должна пойти и отдохнуть. О, ненавижу отдыхать, когда нужно столько всего сделать!
Д.: А что, обязательно нужно отдыхать? Даже тогда, когда ты этого не хочешь?
С.: Нет, не обязательно. Просто я чувствую себя такой свободной, и мне не хочется опять ощущать себя скованной. Я хочу учиться и развиваться. После этого я не смогла добиться от нее какого-либо связного ответа, за исключением того, что она куда-то плывет. По выражению лица и по частоте ее дыхания я поняла, что она находится в месте отдыха. Когда субъект находится в этом месте, создается впечатление, будто он погружен в глубокий сон и не хочет, чтобы его беспокоили. В этот момент бесполезно пытаться задавать ему вопросы, поскольку его ответы (если это ответы) звучат нелепо и бессвязно.
Более детально это место будет описано в одной из последующих глав.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону
СообщениеДобавлено: 23 авг 2010, 13:27 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
В другом случае женщина в состоянии регрессивного гипноза вспоминала процесс родов. Физические симптомы, такие, как дыхание и судороги тела, явно указывали на то, что ее сотрясают предродовые схватки, ибо человеческое тело, как и мозг, тоже хранит память о физических страданиях. Чтобы избавить ее от мучительных переживаний, я перенесла ее во времени немного вперед, к тому моменту, когда роды по идее уже должны были завершиться.
Д.: Ты родила ребенка?
С.: Нет. Мне было очень тяжело. Ребенок никак не хотел выходить. Я была настолько измучена, что просто взяла и покинула свое тело.
Д.: Ты так и не знаешь, кто у тебя должен родиться?
С.: Нет, но сейчас для меня это не имеет никакого значения.
Д.: Видишь ли ты свое тело?
С.: Да. И окружающих тоже. Но почему-то все выглядят такими удрученными…
Д.: Что ты собираешься делать?
С.: Думаю, немного отдохну. Раз мне все равно придется вернуться, хочу побыть здесь некоторое время. Я – среди Света. Мне так хорошо и спокойно.
Д.: И откуда исходит этот Свет?
С.: Оттуда, где источник всякого знания, оттуда, где все ясно и очевидно, где все кажется таким простым и чистым. Даже истина здесь кажется более чистой. А внешний мир – он где-то там и тебя совсем не тревожит. Истина на Земле есть, но вы ее просто не видите.
Д.: Ты сказала, что тебе придется вернуться. Откуда ты это знаешь?
С.: В жизни я была слишком слабой. Мне нужно было научиться жить с болью, научиться терпеть и переносить ее… Если бы я не была такой слабой, я бы здесь осталась. Я рада, что больше не чувствую боли и даже не могу о ней вспомнить. Но я знаю, что мне нужно вернуться назад – чтобы стать более цельной, более совершенной. Я должна победить боль – не только свою, но и боль всего мира.
Д.: Но это так по-человечески – чувствовать боль. Хотя, когда ты в физическом теле, это действительно тяжело и порой даже непереносимо. С той стороны вещи кажутся иными, более простыми, что ли. Так ты думаешь, что это именно тот урок, который тебе предстоит из этого извлечь?
С.: Да, и я его извлеку. Возможно, на это потребуется немало времени, но я готова на все. Мне следовало быть более сильной, более твердой и решительной. Но во мне сидел страх… Он поселился во мне после тех болезней, которые я перенесла в детстве. И я боялась, как бы мне опять не стало так же плохо, как тогда. И… и я сдалась… Боль… Когда ты выходишь на более высокий уровень сознания, когда ты погружаешься в этот яркий небесный свет, в этот мир чистой мысли – боль исчезает. Боль – это урок, который просто нужно усвоить. Когда боль овладевает нами там, на Земле, на чисто человеческом уровне, мы буквально слепнем и становимся как безумные, выплескиваем ее вовне и заражаем ею окружающих. Но если мы сумеем отстраниться от нее, сумеем сконцентрироваться, проникнуть в нее и будем терпеливы, мы сможем подняться над болью, стать выше нее.
Д.: Значит, боль нужна? Зачем?
С.: Боль-это наука, это тот ремень, с помощью которого нас учат уму-разуму. Учат кротости и смирению. Если дух чересчур высокомерен, то иногда ему полезно облечься в материю, чтобы, испытав муки и страдания, научиться быть более терпимым и снисходительным. Люди учатся через боль преодолевать ее, быть выше боли. Иногда достаточно понимать, что такое боль и почему нам больно, и от одного этого становится легче.
Д.: По, как ты сказала, когда людьми овладевает боль, они становятся как безумные, а в этом состоянии они вряд ли способны понять, что такое боль, и справиться с нею.
С.: Потому что они слишком эгоистичны. Боль делает их эгоистами. Им нужно подняться над собственными эмоциями, стать выше собственных интересов, вознестись сознанием на более высокий духовный уровень – и тогда они одолеют боль. Правда, есть и такие, для кого боль просто удобная отговорка или ширма. Они используют боль как лазейку, как повод уйти от ответственности или, наоборот, как способ самоутвердиться и привлечь к себе внимание, и в этом – смысл боли. Их боли, разумеется. Все зависит от человека. Ведь в чем суть боли? Боль завладевает вами, если вы ее к себе подпускаете, если изначально настроены на то, что вам будет больно. Как только вы это допустите, она возымеет власть над вами. А не допустите, так и не будет никакой боли. Она вас просто не коснется. Так не давайте же ей власти! Чувство боли -это чувство не столь уж и необходимое. Но, повторяю, все зависит от самого человека. Если он вознесется духом, если поднимется на более высокий уровень сознания, боль потеряет над ним власть.
Д.: Значит, люди могут подавить чувство боли, отстраниться от нее?
С.: Естественно. Если только они этого хотят. Но они не всегда этого хотят. Люди – смешные существа. Им хочется жалости к себе, хочется сострадания, а иногда просто хочется как-то наказать себя. Эти вещи каждому знакомы, и будь у людей время, они бы только этому и предавались. У каждого человека свой путь, и каждый сам должен его отыскать, ибо, как известно, если ты придешь и скажешь, что лучше идти этим путем, потому что он и короче, и легче, то люди все равно тебе не поверят. Именно поэтому они должны искать свой путь сами. Вот один из тех уроков, которые людям необходимо усвоить на Земле. Для этого они на Землю и приходят.
Д.: Но больше всего на свете люди боятся смерти. Не можешь ли ты рассказать, что представляет собой смерть и на что она похожа?
С.: Когда человек пребывает в физическом теле, для него смерть действительно тяжелое ощущение. Мучительное и пугающее. И оно настолько им овладевает, что он не может без содрогания думать о смерти. Но когда ты умираешь, смерть теряет свою силу и уже не кажется пугающей, и единственное, что остается, – это чувство полной свободы и покоя" Но люди постоянно носятся с проблемами… Жить – это все равно, что тащить на плечах тяжелую ношу, которая мало того что с каждым днем становится неподъемной, но и обрастает грузом проблем, которые еще больше ее утяжеляют. А когда умираешь – ты, словно выбрасываешь их в окно и чувствуешь себя невероятно легко и свободно. Именно так выглядит переход от жизни к смерти.
Д.: Мне кажется, люди боятся смерти главным образом потому, что не знают, что их там ждет.
С.: Да, они всегда боятся неизвестности. Именно поэтому им нужны вера и доверие. Хотя бы немного.
Д.: Что же происходит, когда человек умирает?
С.: Он просто покидает свое тело, идет туда, где Свет, и оказывается здесь -там же, где я.
Д.:А ты что там делаешь?
С.: Совершенствуюсь.
Д.: А когда выйдешь из Света, куда направишься?
С.: Назад, на Землю.
Д.: Честно говоря, для меня немного странно беседовать с тобой вот так, сквозь время.
С.: Время не имеет смысла. Здесь не существует понятия времени. Вернее, оно здесь и не здесь, везде и нигде, оно всегда одно и то же.
Д.: Значит, тебя нисколько не беспокоит, что я беседую с тобой из другого времени или с другого плана?
С.: Почему меня это должно беспокоить?
Д.:. Ну, я просто подумала, а вдруг беспокоит… Я бы этого очень не хотела – беспокоить тебя.
С.: Ты и не беспокоишь. Во всяком случае, себя ты беспокоишь больше, чем меня.
А вот еще один случай. В тот раз мне довелось побеседовать с девочкой, жившей в конце XIX века и умершей в возрасти девяти лет. Когда мы впервые заговорили друг с другом, она вместе с одноклассниками ехала на подводе с сеном на школьный пикник. Рядом с местом, которое они выбрали для пикника, протекал ручей, поэтому школьники решили искупаться. Девочка плавала очень плохо, собственно, почти совсем не умела плавать, боялась воды, но не хотела, чтобы одноклассники узнали об этом, поскольку боялась, что они начнут над ней смеяться. А так как у некоторых из них были с собой удочки, то девочка решила притвориться, будто занята ловлей рыбы, и тем самым скрыть от всех, что она не умеет плавать. Эта мысль настолько ее изводила и не давала ей покоя, что она не чувствовала никакой радости от пикника. Чтобы понапрасну ее не беспокоить, я попросила ее перенестись во времени на несколько лет вперед и какой-нибудь другой важный для нее день. Не успела я закончить отсчет, как вдруг услышала радостное восклицание: "Меня там больше нет! Я – среди Света!" Удивившись столь необычному началу, я, естественно, спросила, что случилось.
С.: (печально) Я ведь сказала, что не умею плавать. Я упала в воду, и меня со всех сторон обступила тьма. В груди у меня все горело. А затем я просто вышла в Свет, и все прошло.
Д.: Выходит, ручей оказался глубже, чем ты думала?
С.: Нет, не думаю, что он был очень глубоким. Просто я испугалась. Испугалась воды. У меня свело ноги, и я пошла на дно. Да, все случилось из-за того, что я просто страшно испугалась.
Д.: Ты можешь сказать, где ты сейчас находишься?
С.: Посреди вечности. (В ее голосе по-прежнему слышны детские нотки.)
Д.: Рядом с тобой есть кто-нибудь?
С.: Да, много людей, но они все заняты. Они работают… вернее, размышляют над тем, что нужно сделать. Я тоже стараюсь не отставать.
Д.: Тебе до этого уже приходилось бывать в этом месте?
С.: Приходилось. Здесь очень тихо, мирно и спокойно. Но мне нужно будет вернуться назад. Я должна победить свой страх. Страх, который входит в тебя и парализует. (Теперь ее голос стал более взрослым.) Страх – это чудовище, которое селится в человеческом разуме, нападая на тех, кто живет на Земле. Но оно воздействует лишь на чувственное сознание. А дух ему не подвластен.
Д.: Другими словами, когда люди чего-то боятся, они навлекают на себя именно то, чего боятся? Ты это хочешь сказать?
С.: Вот именно! Они навлекают на себя как раз то, чего боятся. Мысль – это энергия; мысль творит, созидает, вершит. Все, что ни происходит, есть результат работы мысли. Правда, отсюда все выглядит куда яснее и проще. Когда видишь, как глупы, пусты и ничтожны те страхи, которые владеют людьми, начинаешь недоумевать: "Странно, почему они этого боятся?" Однако когда страх овладевает именно тобой, он так глубок, так индивидуален и неотделим от тебя, что буквально внедряется в тебя и порабощает твою волю. Так что, пытаясь помочь людям понять и осознать причину их страхов, я, как мне кажется, начинаю лучше понимать свои.
Д.: Что ж, вполне логично. А знаешь, чего люди боятся больше всего на свете? Они боятся умереть.
С.: Но в смерти нет ничего плохого. Зачем же ее бояться? На самом деле смерть легка. Я не знаю ничего легче. Смерть кладет конец всем заботам и проблемам, пока ты не начнешь все заново и не окунешься с головой в еще большие проблемы.
Д.: Тогда почему же люди возвращаются назад?
С.: Чтобы завершить цикл. Они должны учиться. Они должны научиться всему, и в первую очередь тому, как бороться с проблемами и преодолевать их, ибо только так они смогут достичь совершенства и обрести вечную жизнь.
Д.: Однако трудная это задача – научиться всему.
С.: Да. Иногда это очень утомляет.
Д.: А уж сколько времени на это уйдет!
С.: Ну, отсюда все кажется не таким уж и трудным. Здесь я запросто могу контролировать все свои чувства. Например, я могу без труда понять причину своего страха, понять, почему я его испытываю. И при этом знаю, что он меня никак не затронет. С людьми несколько по-другому. Там, на Земле, очень трудно избавиться от страха. Он буквально засасывает тебя. То есть становится частью тебя, овладевает тобой, и не так уж просто стряхнуть его с себя, отдалиться и оставаться объективным.
Д.: Это потому, что ты находишься во власти эмоций. Сама говоришь, что со стороны видней. Когда смотришь на все со стороны, думаешь: "Господи, как все просто!"
С.: Да, и это в полной мере относится и к страхам. Особенно к чужим. Мне нужно учиться терпению, нужно учиться жить, страдать и терпеть, пока я не научусь брать от жизни все, что в моих силах. Думаю, мне было бы намного проще, если бы вместо целой череды коротких жизней я смогла бы прожить долгую, насыщенную жизнь, полную тревог и испытаний. Так я потрачу меньше времени. Поэтому, прежде чем вернуться на Землю, мне предстоит основательно осмотреться и выбрать именно такую жизнь, жизнь, полную событий и переживаний, ибо это сократит срок моих дальнейших возвращений на Землю. Правда, вряд ли мне от этого будет легче. Взаимоотношения с другими людьми – незаменимая вещь, ибо помогают многое понять и усвоить. В первую очередь, понять, каков ты сам.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону
СообщениеДобавлено: 27 авг 2010, 13:07 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
В нашем языке давно существует выражение, смысл которого заключается в том, что, когда человек умирает, вся его жизнь должна мгновенно "промелькнуть у него перед глазами". С этим же пришлось столкнуться и мне в ходе моих исследований. Чаще всего это происходит с человеком уже после смерти, когда он оглядывается на пройденную жизнь и как бы анализирует ее, пытаясь понять, чему он научился. Нередко это происходит при участии или с помощью духовных Учителей, встречающих человека по ту сторону жизни, которые смотрят на жизнь более объективно, чем сам человек, благодаря чему устраняется ненужный эмоциональный фактор.

Перед глазами одного из моих субъектов – женщины – прошлая жизнь предстала в довольно необычном виде, хотя, если честно, когда занимаешь исследованиями в области регрессивного гипноза, подчас бывает довольно трудно сказать, что именно в данном случае является обычным и необычным.

Женщина, с которой я работала, вспоминала в состоянии регрессии свою прошлую жизнь и в конце концов подошла к моменту собственной смерти. Она скончалась в глубокой старости, мирно и спокойно, поэтому так же спокойно смотрела, как ее мертвое тело подняли на вершину холма, расположенного недалеко от ее дома, чтобы похоронить ее на семейном кладбище. Но вместо того чтобы отправиться на ту сторону, она вдруг решила вернуться домой, чтобы завершить кое-какие неоконченные дела. Представьте, как она была поражена и даже напугана, обнаружив, что она не более чем призрак, способный проходить сквозь стены. Она видела себя в виде дымки или туманности, имевшей форму человека, и очень удивилась тому, что сквозь нее видны вещи и предметы мебели, словно она прозрачная. Ей пришлось по душе это столь необычное состояние, и она без устали бродила по дому, раздумывая, чем бы ей заняться. В этот момент она услышала реплику одной из служанок, сетовавшей на то, что по дому "бродит призрак какой-то старухи", чьи шаги иногда были явственно слышны в верхних комнатах.

Спустя какое-то время ей наскучило это дело – быть призраком, так как все равно никто ее не видел и не слышал, да и общаться с домочадцами обычным образом она тоже не могла. Вскоре она уразумела, что в таком состоянии не сможет завершить не оконченные дела, ради которых вернулась в дом, ибо материальные вещи призраку не подвластны. Как только она ни осознала, она сразу же оказалась вне дома. Теперь она стояла на вершине холма и сверху смотрела на долину. Рядом с нею появился и покойный муж, пришедший ее встретить. В этом измерении оба они были молоды и выглядели так, как в день свадьбы. Стоя рука об руку на вершине холма и обозревая долину, они вдруг увидели, что это не обычная долина, какой они ее не раз видели, а, так сказать, "долина их жизни". Если верить описанию, на простиравшийся перед ними пейзаж вдруг словно набросили цветную кисею или покрывало, и на нем, как на экране, возник некий коллаж, составленный из событий и сцен прожитой ими жизни. Но жизнь эта развертывалась перед их глазами не так, как обычно, когда сцены или события, как кадры, следуют одно за другим, а, так сказать, предстала пород ними вся целиком.

"Мы видим кладбище, – описывала женщина, -видим город, видим наш дом и горы. Такое впечатление, словно мы видим все, что было нам знакомо и с чем мы сроднились в жизни, по не порознь, а все вместе, одновременно. Под нами и перед нами простиралась вся наша совместно прожитая жизнь, радости и печали которой мы делили пополам. Мы радовались тому, что можем вот так, с высоты, вновь прожить и прочувствовать " ною жизнь, которая оставила у нас ощущение чего-то чистого, нетленного, неизменного… Мне трудно описать это ощущение… Это просто чувство какого-то безраздельного покоя, который владеет тобой, когда ты вот так спокойно стоишь и смотришь… Как смотришь на обширные поля, на которых колосится зерно и зреют плоды, выращенные твоими руками, или как смотришь на цветущий сад, где благоухают посаженные тобой цветы. Ты просто стоишь и вспоминаешь, как трудился в этом саду, как копал и рыхлил землю, как росли и созревали фрукты и овощи… Перед нами был конечный результат наших трудов, наших дел земных. Смотришь на эту долину жизни, на всю или какую-то ее часть, и говоришь себе: "Да, мы прожили не напрасно, мы провели здесь прекрасное время и сделали много полезных дел". Стоишь и восхищаешься этим садом, делом рук своих, и видишь одновременно все его уголки. Перед тобой лежит вся жизнь со всеми ее событиями, печальными и радостными, и ты даже можешь потрогать их. В буквальном смысле потрогать. Так, словно перелистываешь альбом с фотографиями из семейной жизни, но только этот альбом лежит перед тобой в виде прекрасной долины".

Ей, видимо, доставляло удовольствие просматривать события прошедшей жизни, хотя в жизни у нее были и горькие моменты, о которых всегда тяжело вспоминать. Но не было в ней ни единого чувства предвзятости или осуждения, одна лишь отстраненность или отрешенность, с которой она и ее муж отмечали то, что им предстоит завершить в следующей жизни. Воистину, этот горний обзор собственной жизни являл собою нечто невыразимо чудесное и прекрасное…
А вот еще один случай. В тот раз я общалась с мужчиной, погибшим под каменным обвалом. Я попросила его рассказать, на что похожа смерть.

С.: Вы когда-нибудь ныряли на самое дно глубокого залива? Туда, где царит полный мрак? Если ныряли, то знаете, что по мере того, как вы всплываете, становится все светлее и светлее. А когда выныриваете на поверхность, то окунаетесь в яркий солнечный свет. Примерно так выглядит и смерть.
Д.: Да, но, возможно, смерть кажется такой, только потому, что ты погиб под обвалом, под глыбами камней?
С.: Нет, вовсе не поэтому. Я описал переход из плана физического в план духовный. Когда я покинул свое тело, я словно нырнул в глубокий залив, а затем начал выплывать па поверхность. А когда достиг духовного плана, я словно вынырнул на поверхность, в солнечный свет. Когда погибаешь в результате несчастного случая, естественно, испытываешь страшную физическую боль, потому что тело искалечено до неузнаваемости, но эта боль сразу же прекращается, как только сознание угасает на физическом плане. После этого все происходит легко и естественно. Так же естественно, как и многие вещи в этой жизни. Например, бег, ходьба, купание, занятие любовью… Только это другая сторона жизни. Смерти попросту не существует. Вы просто переходите на другую сторону жизни, как на другую сторону улицы, вот и все. В смерти нет ничего неприятного. Если кто-то боится смерти, пусть пойдет к реке, отыщет местечко поглубже, нырнет на самое дно, а потом, оттолкнувшись ногами, вынырнет на поверхность… Если он проделает все это, то узнает, на что похожа смерть.
Д.: Я думаю, что люди боятся умирать потому, что смерть им кажется мучительной. Они просто боятся умирать в муках.
С.: Ничего мучительного в смерти нет. Если только муки не нужны вам. То есть если вы сами хотите мучиться. А так смерть в основе своей совсем не мучительна. Но если вы желаете помучиться, если чувствуете, что муки вам необходимы как некий урок, тогда, действительно, смерть может быть крайне мучительной. С другой стороны, вы всегда можете отгородиться от боли, как бы сильно она вас ни донимала. Это может каждый. Я имею в виду, отстраниться от боли душой и телом в процессе смерти.
Д.: Но разве смерть сама по себе, то есть выход из физического тела, не мучительна?
С.: Нисколько. Переход из одного состояния в другой, из плана физического в план духовный – это скорее процесс высвобождения, а не закрепощения. Боль гнездится только в теле. Дух не испытывает боли. Разве что сожаление… Сожаление – вот единственная мука, которую испытывает дух. Но это чувство в общем-то неизбежно… Чувство, что вы могли бы сделать что-то… что-то большее. Это в самом деле мучительно. Но физическая боль вас больше не донимает, так как вы ее оставили вместе с телом.
Д.: Но ведь бывают случаи, когда человек покидает тело до наступления смерти. И разве тело тогда не страдает от боли?
С.: Страдает. Но у человека всегда есть выбор: либо оставаться в теле и страдать вместе с ним, либо покинуть тело и просто смотреть на все со стороны. Этот выбор есть у каждого. Д.: Лично я считаю, что последнее предпочтительней, особенно если смерть сопряжена с психической травмой. С.: Все зависит только от самого человека.
В своих исследованиях я не раз сталкивалась с примерами такого рода. Помню, одна женщина в состоянии регрессии поведала мне, что ее сожгли на костре за ее религиозные убеждения на глазах у сотен людей. Она была потрясена до глубины души и на чем свет стоит поносила этих фанатиков, которых обвиняла в своей смерти. Когда ее тело охватили языки пламени, она решила, что не доставит им удовольствия – видеть ее страдания. Поэтому она покинула тело и смотрела на все происходящее из некой точки чуть повыше помоста, на котором стояла, привязанная к столбу. И вот, к своей досаде, она увидела, как ее тело начало корчиться на костре в предсмертной агонии, хотя сама она не испытывала при этом ни малейшей боли. Этот случай наглядно иллюстрирует мысль о том, что дух может отделяться от тела и существовать независимо от него.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 02 сен 2010, 13:37 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Мне кажется, что люди, потерявшие своих близких, особенно если близкие умерли в муках или насильственной смертью, могут в известной мере утешиться мыслью о том, что те, возможно, не испытывали ни малейшей боли. Разве это не утешение -знать, что дух может покинуть тело, чтобы не чувствовать боли? Как говорится в таких случаях, он просто "отлетает", оставляя бесчувственное тело, которое непроизвольно реагирует на боль, подобно тому, как мы сами реагируем на порез или ожог. В этом случае мы вскрикиваем и машинально отдергиваем руку. Это не сознательная, а непроизвольная реакция. То же самое происходит с телом, когда оно подвергается насильственному или мучительному умерщвлению. Тело просто непроизвольно реагирует на боль, в то время как подлинная сущность человека отдыхает, взирая на все происходящее со стороны.

Вот еще одно описание смерти.

С.: Представьте, что вы – полуголый, продрогший, ободранный до крови человек, который продирается сквозь мрачную чащу, густо поросшую кустами шиповника, полную странных, незнакомых, пугающих звуков и изобилующую хищными зверями. Вам кажется, что за каждым кустом прячется хищный зверь, готовый выскочить оттуда в любую секунду и разорвать вас на части. И вдруг вы выходите на солнечную поляну, где растет трава, щебечут птицы, в небе плывут облака, а прохладный ручеек, весело журча, стремит свой бег в неизвестном направлении. Как отличаются друг от друга эти сцены. Точно так же отличаются друг от друга жизнь и смерть.
Д.: Тем не менее многие люди боятся смерти.
С.: Боятся, но лишь потому, что все еще продираются сквозь чащу. Как только они выберутся из чащи, страха больше не будет. Страх живет только в лесу.
Д.: Значит, не надо бояться и самого перехода от жизни к смерти?
С.: Переходы разнятся между собою лишь тем, что одни из них более желанны, а другие менее. К сожалению, мне трудно выразить это как-то иначе. Короче говоря, дверь – всегда дверь. Сколько бы раз мы ее ни открывали, она так и останется дверью и ничем иным.
А вот еще одно описание.
С.: Людям незачем бояться смерти. Она страшна не больше, чем вдох и выдох. А кто же боится дышать? Смерть столь же естественна и безболезненна, как моргание. Еще совсем недавно ты был на одном плане бытия, а моргнешь – глядь, ты уже на другом плане. Смерть сродни этому физическому ощущению и столь же безболезненна. Любая боль, которую вы испытываете, вызвана физическими травмами, но на духовном плане боль не существует. Вы сохраняете память и чувствуете себя так, словно жизнь не кончалась. Иногда требуется некоторое время, прежде чем человек заметит, что больше не связан с физическим телом, но обычно он замечает это сразу, потому что диапазон его восприятия расширяется настолько, что он воспринимает духовный план без помех. Некоторые сравнивают это состояние с ощущениями человека, который смотрит на свое отражение в зеркале, подернутом туманной дымкой. Затем человек пытается освоиться в новой обстановке. Хотя вы по-прежнему осознаете физический план, но в то же время впитываете в себя ощущение причастности к духовном плану, который вы тоже осознаете, и это состояние длится до тех пор, пока вы не свыкаетесь с тем фактом, что действительно находитесь на духовном плане и вам здесь хорошо и уютно.
Д.: А когда дух покидает тело, в нем сохраняется душа или нет?
С.: Дух – это и есть душа. Просто под душой понимается вся та энергия, которую вы называете своим духом, индивидуальностью или бытием. Это ваше истинное "я". Можете называть эту энергию духом или душой – без разницы. Все зависит лишь от выбора понятий, от того, какой смысл вы вкладываете в свое бытие или свою реальность.
Д.: Я много слышала о так называемой "серебряной струне". Действительно ли существует нечто подобное?
С.: Если говорить на уровне вашего восприятия, то действительно – в тонкой, или эфирной, структуре человека имеется некая вполне реальная нить, так называемая нить жизни, соединяющая душу человека с его физическим телом. В энергетическом смысле это и есть "серебряная струна", то есть нить, снабжающая жизненной энергией физическое тело. Такой элемент действительно существует.
Д.: И в момент смерти эта струна обрывается?
С.: Совершенно верно.
Д.: Многие боятся так называемых внетелесных переживаний из страха, что они преждевременно окажутся отделены от физического тела.
С.: Это возможно. Однако практически всегда этот акт совершается намеренно, а не случайно.
Д.: Другими словами, когда сознательно выходишь из тела, то "серебряная нить" не рвется и ты всегда можешь вернуться?
С.: Именно так. Не нужно бояться, отправляясь в астральные путешествия, ибо то, что заранее и заведомо не спланировано, никогда не произойдет.
Д.: Но во многих случаях такое не планируется, а происходит спонтанно.
С.: Именно так – "спонтанно".
Д.: Значит, есть опасность, что человек во время этих путешествий может остаться без тела?
С.: Никакой опасности. Ибо случись так, что человек вдруг не вернулся бы, то это был бы его или ее добровольный выбор, а вовсе не результат воздействия враждебной энергии, из-за которой обрывается струна.
Д.: Другими словами, человек не заблудится и сможет найти дорогу обратно?
С.: Думаю, что так.
Д.: Стало быть, люди постоянно связаны со своим телом, пока не наступает смерть и струна не обрывается? Это своего рода пуповина, что ли?
С.: Совершенно верно.
Д.: Но если вдруг случится так, что смерть наступила в то время, когда человек находился вне тела, то какова будет причина смерти? Сердечный приступ?
С.: Ты спрашиваешь о физических явлениях? Что ж, такое часто происходит с грудными младенцами, умирающими непосредственно или спустя какое-то время после родов. Но есть и среди стариков такие, кто просто решает не возвращаться, и тогда они умирают во сне.
Д.: Так какова же причина? Сердечный приступ?
С.: Нет, смерть от сердечного приступа обусловлена конкретной физической болезнью, а то, о чем мы говорим, не имеет к этому никакого отношения. Такие люди умерли бы во сне и их сочли бы умершими естественной смертью.
Д.: То есть если бы было проведено вскрытие трупа, то врачи не смогли бы установить причину смерти?
С.: Именно так.
Д.: А как быть с людьми, умершими от самовозгорания? Эти случаи до сих пор остаются неразгаданными.
С.: Это происходит из-за дисбаланса химических веществ, как вы их называете, в системе человеческого организма. Известно ведь, что организм человека может сжигать пищу, хотя процесс этот очень медленный, да и контролируется сознанием, причем весьма жестко. Что же касается смерти, то она происходит из-за самовозгорания флюидов в человеческом организме. Чаще всего это обусловлено наследственными факторами, которые и вызывают подобный дисбаланс химических веществ в организме. Например, таким фактором может быть резкое повышение содержания фосфора в теле.
Д.: А сама пища разве не может служить таким фактором?
С.: Не столько пища, сколько сигналы, посылаемые ее ингредиентами в организм, чтобы тот выделил то или иное количество химических веществ.
Д.: Это происходит случайно или намеренно?
С.: Трудно сказать, поскольку все случаи такого рода уникальны. Вполне может быть, что и так, и эдак.
Д.: А как быть со случаями массовой смерти, такими, как авиакатастрофы, крушение поездов, массовая резня, землетрясения и прочие, когда одновременно гибнет множество самых разных людей? Они что, все решили уйти в одно и то же время? Или как?
С.: Существует так называемая индивидуальная карма, связанная с жизнью каждого отдельного человека. Но есть также групповая или коллективная карма. За многие века существования человечества было немало примеров, когда души стремились объединиться в группы или коллективы, чтобы выполнить некую определенную задачу, или совершить некие эволюционные преобразования, или же просто получить опыт коллективной жизни, подобно тому, как каждый из вас стремится получить жизненный опыт на индивидуальном уровне. Случаи массовой смерти – это не что иное, как объединение индивидуальных душ, подошедших сообща к определенной точке перехода. В смысле усвоения опыта смерти, хочу я сказать. И в этом случае они оказываются на такой стадии взаимообусловленных связей, когда им легче и удобней уйти с земного плана всем вместе и одновременно.
Д.: То есть они договорились об этом еще до того, как вступили в эту жизнь?
С.: Именно. Ибо во время такого группового перехода они получают друг от друга необходимую поддержку. Они делятся друг с другом опытом и знают, что не одиноки при переходе. Есть немало случаев совместных рождений, так почему бы и не быть случаям совместных смертей?
Д.: Видимо, это же произошло и с американскими астронавтами, погибшими в результате взрыва космического корабля "Челленджер"?
С.: Да, это был один из тех случаев, когда души решили разделить совместный опыт смерти.
Д.: Да, но как страдали семьи астронавтов, да и простые люди по всей стране, когда это случилось! Если астронавты летели навстречу своей судьбе, нам бы только радоваться этому, а мы печалимся и скорбим. Почему?
С.: Видимо, из-за того, что вы смотрите на эти вещи слишком поверхностно. Вы думаете только о погибших людях. А это не правильно. В таких ситуациях следует учитывать целый ряд других факторов. Случаи, подобные этому, не только объединяют живущих, но и способствуют обмену опытом и переживаниями. Ибо когда человек видит, что другие тоже разделяют его горе, и знает, что другие тоже проходят через те же испытания, ему легче пережить тяжесть собственной утраты. Так что, как видите, это многогранный коллективный опыт, имеющий множество уровней.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 03 сен 2010, 13:39 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Многие субъекты описывают процесс выхода из физического тела как странствие по темному тоннелю, в конце которого горит яркий свет. Таких описаний немало в отчетах, где собраны рассказы людей, переживших состояние клинической смерти – так называемые предсмертные переживания. Один из моих субъектов рассказал, что этот свет представляет собой мощное энергетическое поле, которое служит своего рода барьером между физическим и духовным мирами. Человек идет навстречу этому свету, но не успевает дойти до него, ибо в какой-то момент его начинает тянуть назад и он возвращается в физическое тело. Такие люди действительно пережили состояние, предшествующее смерти, но не завершили переход, то есть не прошли весь тоннель, а потому не умерли, в нашем понимании этого слова. Мои же субъекты, вспоминавшие опыт собственной смерти, этот световой барьер пересекают. В момент пересечения эта энергия становится настолько мощной и интенсивной, что "серебряная струна", или пуповина, привязывающая дух к физическому телу, рвется, и дух уже не в состоянии пересечь барьер в обратном направлении и вернуться в свое тело. Они, дух и тело, оказываются разделены навсегда. А не имея связи со своим жизненным источником (душой или духом), тело начинает быстро разлагаться.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 04 сен 2010, 18:03 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Глава 2 – Встречающие

Переступив порог смерти, некоторые люди испытывают полную растерянность. Правда, лишь некоторые, а не все. Здесь многое зависит от того, как именно они умерли – естественной смертью или внезапной и неожиданной. Главное, что мне удалось установить и в чем я теперь абсолютно убеждена, – это то, что человек после смерти никогда не бывает одинок.
С.: Иногда бывает период, когда ты совершенно не уверен в том, находишься ты на физическом плане или на духовном, ибо те различные чувства, которые тобой владеют, очень схожи между собой. Ты пытаешься разобраться в ситуации и выяснить, где же ты все-таки оказался. Это, если можно так сказать, период ориентации и переориентации, когда ты пребываешь в состоянии растерянности, пытаясь выяснить, куда идти и в каком направлении двигаться. Но не нужно особо беспокоиться, потому что помощь приходит незамедлительно. Обычно эту помощь оказывают те души, с которыми ты был тесно кармически связан в прошлой жизни. Всегда найдется одна, две или более таких душ, которые в данный момент тоже находятся в стадии посмертного существования между двумя инкарнациями. Именно они тебя и встречают. Человек узнает их сразу благодаря тем энергетическим душевным связям, которыми они были связаны в прошлой жизни. Правда, есть еще один фактор, приводящий человека в растерянность, как только он пересекает границу духовного плана: его память в этот момент начинает воскрешать не только прошлые инкарнации, но и полную картину всех его прежних кармических связей. Однако, как бы то ни было, вы легко узнаете эти души, вспомнив, так сказать, все родственные или дружеские отношения, связывавшие вас в жизни, из которой вы только что ушли, а потом и другие связи, уже из других жизней, благодаря которым вы сошлись и близко узнали друг друга. Это лишь часть долгого процесса оживления кармической памяти на этом плане, и благодаря ему вы начинаете понимать, какую часть кармы вы уже отработали, а какую вам еще предстоит отработать, когда вы вновь вернетесь на Землю.
Д.: Значит, это правда, что тебя обязательно кто-нибудь встретит, когда ты умрешь?
C:Да. Обычно, если позволяют обстоятельства, таким встречающим оказывается человек, который был тебе очень дорог или с которым ты был душевно связан на земном плане, если только он вновь не воплотился в физическое тело, – короче тот или те, с кем ты связан на сердечном уровне, и благодаря этой силе взаимного душевного влечения период адаптации проходит легко и без проблем.
Д.: Но есть много случаев, когда люди умирают внезапной или насильственной смертью, даже не успев осознать, что они умерли. Видимо, в этих случаях, когда они оказываются по ту сторону жизни, еще не осознав, что умерли, их растерянность оказывается во много раз больше?
C:Совершенно верно. И помощник, встречающий таких людей, обязан рассказать, что с ними случилось, и помочь оправиться от возможного шока.
Д.: Хорошо. Допустим, человека, точнее, его дух после смерти встретили. Куда он после этого направляется?
С.: На тот план, где должен учиться. Но это не какое-то конкретное место, а всего лишь некое состояние бытия. Обычно в процессе учебы дух общается и взаимодействует с другими душами, а усвоив все, что требуется для следующей жизни, обращается за советом к духовным учителям и начинает готовиться к воплощению. Советоваться с духовными учителями необходимо, иначе он не сможет понять и разобраться, какого рода ситуации в будущей жизни будут для него наиболее оптимальными с точки зрения отработки кармы и духовного роста и с какими душами ему лучше всего общаться и взаимодействовать, чтобы обе стороны извлекали при этом взаимные пользу и выгоду.
Д.: Ты когда-нибудь слышал о так называемом месте отдыха?
С.: Да, слышал, если только оно имеет отношение к тому уровню, который я описываю. Это специальное место для особо исстрадавшихся душ, где они отдыхают и восстанавливают силы, прежде чем войти в общение с другими душами или вступить на путь подготовки к земной инкарнации.
Д.: Многие люди верят в то, что когда их дух покидает тело, то в этот момент к ним является дух Самого Христа, Который наставляет их и указывает дальнейший путь.
С.: Такое вполне возможно, но далеко не обязательно, да и случается достаточно редко. Это происходит лишь в том случае, когда индивид, находящийся в стадии перехода, настойчиво просит об этом или выказывает неодолимое желание войти в контакт с энергией Христа, и тогда эта энергия действительно является ему в облике Самого Христа. Ибо Он в иерархии духовных планов занимает особое место, и помощь от Него является неотъемлемой частью всего происходящего на духовном плане процесса адаптации, причем помощь эта дается без исключения всем и каждому, кто хочет принять в свою душу Его энергию, неважно, воплощен ли этот человек в физическое тело или нет. Это же относится и к людям, придерживающимся других вероисповеданий и других религиозных взглядов. Если ими владеет глубокая, страстная вера в какого-нибудь бога из их религии, то духовная энергия этого бога является им в зримом облике, ведя, наставляя и помогая совершить переход. Но лишь при условии, что они действительно этого желают.
Д.: Многие люди свято верят в то, что в духовном мире имеется, так сказать, усыпальница для душ, то есть некое место, где духи спят вечным сном, поскольку умерли они с верой в то, что будут покоиться до второго пришествия Христа, когда Тот придет и воскресит их для жизни вечной.
С.: То, чего ищешь, к чему стремишься, что реально созидаешь, – то и найдешь. Если ожидаешь, скажем, что проснешься среди праздничного карнавала, то среди него и проснешься. Нет ничего невозможного, если только верить в это. После смерти физического тела, как вы его называете, могут происходить самые невероятные вещи. Когда тело умирает (тело, а не душа, потому что душа не умирает никогда), умирает спокойно и безмятежно, человека охватывает невероятное чувство свободы, облегчения, чуда… Именно чуда, ибо по большей части то, чего человек ожидает, с ним и происходит. Если он ожидает встретить наставников и друзей, которые помогут ему выйти к Свету, то он их и встретит. Если он погряз в предрассудках, верит в вечные муки и адское пламя и считает, что заслужил их, то он туда и попадет. Многое зависит от того, как именно душа подготовилась к смерти. Но обычно рядом с человеком всегда оказываются те, с кем он был близко связан по жизни, до того как переступил порог смерти. А если таковых не окажется, то его встретит чья-то другая душа и отведет в то место, где его страхи и сомнения рассеются и он сможет осознать случившееся. Бывает, что дух растерян из-за того, что слишком долго пребывал по ту сторону жизни и совершенно не готов оказаться по эту. Встречающие помогут ему опомниться, осмотреться, сориентироваться и уже потом направят туда, куда он хочет или куда должен пойти. Таким образом, если человека встречают те, с кем он знаком и кого хорошо знает, он не испытывает страха, ибо страх вызывает шок. Некоторые люди, пережившие мучительную смерть, сопряженную с психическими травмами, на какое-то время погружаются в глубокий-глубокий сон, пока не восстанавливают свои психические силы настолько, что могут без боязни воспринять тот факт, что их тело перестало существовать. Пробуждается такой человек очень и очень медленно… Нам не нужны люди, которые бродят вокруг как сомнамбулы, поскольку в таком состоянии они могут навредить и себе, и другим.
Д.: А что, такое иногда случается?
С.: Да, известны случаи такого рода. Эти люди не могут понять, где они, что с ними, в смятении бродят туда и сюда, бормоча: "Мне нужно назад. Мне нужно назад", – ив конце концов впадают в несусветную панику, тем самым еще больше привязывая себя к земному ложу смерти, поскольку не допускают даже мысли о том, что умерли, и то и дело твердят про себя; "Этого не может быть. Этого не может быть".
Д.: В таком случае им лучше пойти и отдохнуть.
С.: Несомненно, ибо тогда их пробуждение будет медленным и постепенным и у них будет время осознать, что в случившемся нет ничего плохого, что это вполне естественный и закономерный процесс. Лишь таким образом они преодолеют травматическое состояние шока.
Д.: А в случае травматической смерти кто их встречает? Кто-нибудь из близких? Те, кого они любили и к кому были привязаны?
С.: Да, иногда именно близкие им люди отводят их к месту отдыха. Правда, то, что вы называете травматической смертью, здесь, по эту сторону жизни, не всегда воспринимается как таковая. Вы, например, считаете, что солдаты на войне тоже умирают травматической смертью, а они-то как раз одни из тех, кто легко и спокойно воспринимает случившееся, более спокойно, чем те, кто умер во время родов.
Д.: Короче говоря, все зависит от обстоятельств и качеств индивидуальной души?
С.: В высшей степени.
Случается, что люди, побывавшие по ту сторону жизни, стремятся постоянно вернуться назад, загоняя себя в некий замкнутый круг, по которому они снуют, как челноки, туда и обратно, гуда и обратно. Мне кажется, что это вполне естественный процесс, ибо когда человек душой привязан к тому месту, где он, по его мнению, просто не мог умереть, да и не умер, то почему бы ему не хотеть остаться там навсегда? Земным людям всегда было свойственно стремиться к бессмертию, и чем это не способ?!
С.: О нет, это быстро приедается и становится скучным. Если ты закончил третий класс и сдал все экзамены, какой смысл сидеть в этом классе всю свою жизнь? Хоть это кажется удобным, но, сточки зрения дальнейшего познания, не имеет никакого смысла.
Д.: Да и стимулов нет.
С.: Совершенно верно. Смерть необходима, ибо служит стимулом развития и прогресса. Если же смерти не будет, то не будет и стимула к духовному развитию, а будут застой и стагнация. Это безостановочный процесс, и он очень необходим для приобретения и накопления знаний. В этом отношении все должно происходить именно так, как происходит. Если ты усвоил все знания, которые необходимо было усвоить на данной ступени развития, то из твоей жизни исчезают те факторы и обстоятельства, которые натаскивали тебя на эти знания, и заменяются новыми факторами и обстоятельствами, которые дадут тебе возможность взойти на более высокий, более развитый уровень знаний. Это, если угодно, все равно, что влезать вверх по лестнице, где каждая последующая ступенька символизирует более высокий уровень познания, нежели предыдущая. То же самое относится и к материальному окружению, которое выступало в качестве катализатора для приобретения этих знаний и опыта: оно тоже будет заменено на новое, как только возникнет потребность в новом опыте. Захотелось бы тебе учиться в третьем классе, изучая предметы, которые проходят в четвертом или шестом классе? Или все же лучше оказаться в новом окружении и начать вырабатывать новые категории мышления? Если бы человек все время оставался в том же классе, он бы и мыслил теми же самыми категориями. Поэтому расширение сферы сознания и наработка новых и более высоких критериев невероятно важны.
Д.: Мне кажется, это справедливое замечание. Ведь многие люди иногда всю жизнь прозябают в одних и тех же условиях, в одном и том же окружении, так что ни о каком развитии не может быть и речи. Ты это имел в виду?
С.: Именно это.
Д.: Им нужен стимул, чтобы стремиться к чему-то новому, нужны новое место, новое окружение…
С.: Новое окружение – очень важный фактор развития. Ибо как гласит пословица: "С грузом прошлого на плечах в будущее не въедешь".
С.: Некоторые люди считают, что со смертью жизнь кончается и после смерти никакой жизни нет. (Издает короткий смешок.) Это довольно странно, если учесть, что всякое существование суть энергия, а энергию, которая наполняет или поддерживает существование, нельзя ни убить, ни разрушить. Почему же так трудно поверить в то, что существование после смерти физического тела не прекращается, а продолжается, как ни в чем не бывало? Ведь нельзя же, например, убить электричество, поскольку энергия всегда остается энергией и присутствует повсюду, хотя, может быть, и в другом виде. Почему люди верят, что энергию убить нельзя, а человеческие душу и дух можно? Ведь душа – это тоже энергия. Это не какая-то там вещь, обитающая в физическом теле, а именно энергия. И как таковая она может распространяться и даже передаваться по наследству, как это вообще свойственно всем энергиям. Если вы хотите составить правильное представление о себе как личности, то нет ничего проще, ибо любая личность, любая индивидуальность – это прежде всего энергия. Именно в этом суть и смысл всего творения: все есть энергия. Некоторые формы жизни находятся на более низком уровне жизни. Такими формами, например, изобилует окружающий вас физический мир. Но они все равно были, есть и будут энергией, что наглядно доказывает такой, например, процесс преобразования, как сжигание. Вся материя по сути – это энергия. Просто в вашем мире она представлена более низкими, элементарными формами. Точно так же и себя вы вполне можете рассматривать как чисто энергетических существ – не более и не менее. По большому счету, такой вещи, как материя, не существует. Это всего лишь искусственное понятие, изобретенное. Для того, чтобы понятней и яснее отразить то, из чего скомпонован "физический" мир, который, опять же, по сути есть мир энергетический.
С.: Смерть очень многих держит в страхе. Тем не менее, смерть – это великая иллюзия, ниспровергающая саму себя. Это то, о чем мало говорят, но много думают. Не нужно бояться смерти, ибо с ее приходом вновь воцаряется жизнь, которая по своим масштабам и размаху далеко превосходит все, что только ни есть на этой планете. Однако тех, кто желал бы отречься от этой жизни, мы хотим заранее предостеречь: при неумном с ней обращении, то есть наложив на себя руки или совершив самоубийство, человек высвобождает ту энергию, которая остается с ним и по ту сторону жизни и с которой он волей-неволей вынужден иметь дело и там. Недопустимо умышленно убивать живое тело, пока не пробьет его час. Это бессмысленное расточительство, с которым нельзя мириться.
Д.: Я тоже пытаюсь объяснить это людям, чтобы они не боялись всех этих вещей.
С.: Да, и главная проблема, стоящая на твоем пути, – это не страх, а философские догмы.
Д.: Стоящая на пути чего? Объяснения?
С.: Философские догмы – это то, с помощью чего люди пытаются закрыть глаза, да и свой разум на живую реальность. Например, люди, исповедующие различные религиозные убеждения, с трудом будут мириться (если вообще будут) с теми вещами, о которых я только что рассказал.
Д.: Ты имеешь в виду тех, кто воспитан на вере в такие религиозные догматы, как рай или ад?
С.: Например. Или тех, кто воспитан на вере в то, что каждая душа воплощается на Земле только один раз. Пусть это глупо, но это именно то, во что они верят.
Д.: Да, они считают, что жизнь дается только один раз – и все! А есть и такие, кто не может смириться с мыслью о том, что они жили на Земле не один, а множество раз.
С.: Неужели так трудно поверить в то, что ты рождался в физическом теле не один, а два и более раз?
Д.: Да, некоторые с большим трудом приемлют такую концепцию.
С.: Только те, кто находится по вашу сторону жизни. Это одна из причин, почему у них так много проблем, столь часты депрессии и тому подобное. Потому что они чувствуют, что упускают свой единственный шанс. Когда они поймут, что у них множество возможностей, они станут действовать каждый раз наилучшим образом и не будут чувствовать вину за совершенные ошибки. Они смогут исправить их в следующий раз.
Д.: Да, им надо постараться делать все от них зависящее уже в этой жизни. Я это понимаю как никто другой, но многие этого все еще не понимают.
С.: Или не хотят понимать. Их охватывает страх при одной мысли о том, что после этой жизни их ждет другая, поскольку эта жизнь настолько тяжела и мучительна, что перспектива прожить еще одну жизнь, а потом еще одну и так далее превращается для них в нескончаемую пытку. Отцы церкви просто не хотят, чтобы люди верили в предшествующую и последующие жизни, не хотят из страха, что потеряют власть и контроль над умами верующих. Основатели всех духовно-философских школ владели знанием о непрерывности существования, но затем изъяли это знание из общего процесса образования, сделав его недоступным для большинства людей, – опять же, из боязни потерять над ними власть и контроль. Даже индийские учителя используют тот же метод контроля, хотя и несколько иным образом, провозглашая: "Этот человек совершил в прошлой жизни то-то и то-то, почему теперь и страдает. Чего ради я должен помогать ему? Что содеял, то и заслужил". То есть они используют ту же тактику, что христиане или приверженцы других религий. Однако не следует забывать о том, что далеко не всякий, кто декларирует, что он религиозен, в действительности является таковым. Возможно, его привлекает в религии более теневая ее сторона, хотя сам он об этом не подозревает. Известно ведь, что люди несколько раз подвергали Библию ревизии, изъяв оттуда многие места и добавив то, что считали нужным. Они мало заботятся об истинности смысла и думают лишь: "Мне желательно сказать то или это, и Библия – именно то средство, с помощью которого я могу это сказать".
Д.: Да, люди боятся подобных вещей, и когда им пытаешься втолковать, что Библию на протяжении веков переписывали много раз, они пугаются и не верят.
С.: Правильно, потому что это заставляет их думать, а многие боятся мыслить свободно и независимо. Когда у них отнимаешь то, во что они верили всю свою жизнь, и говоришь, что это неверно или что их родители, сами того не ведая, всю жизнь лгали им, то ты тем самым подрываешь самый фундамент их веры. А человек не может жить, а тем более выжить без веры, даже если эта вера не имеет под собой разумной основы и по сути своей бессмысленна. Нет, человеку необходимо верить – хотя бы во что-нибудь!
Д.: Другими словами, люди боятся инакомыслия, иного, нем у них, мышления?
С.: Именно. Вспомните, как восприняли иудеи слова Христа, сказавшего: "Я пришел, чтобы исполнить пророчества". Как только они Его ни хаяли: мол Он и отступник, и сумасшедший, и Сам не знает, что говорит, и так далее, и так далее. Всякий раз, как является кто-то и говорит вещи, которые людям кажутся необычными и которые расходятся с общепринятыми мнениями, те сразу пугаются, начинают злословить и распространять лживые слухи. Но это знание им необходимо, потому что они должны научиться жить без страха, чтобы стать теми, кем они могут и должны стать. Есть люди, которым просто необходимо знать эти вещи, ибо это даст им необходимый стимул, воспламенит их, и в этом знании они в конце концов узрят для себя истину. Может быть, это поможет им найти свой путь и стать теми, кем они хотят и должны стать. Им уготована важная роль, потому что они смогут привлечь на свою сторону других. Вспомните, ведь людей, верующих в миссию и проповеди Христа, не так уж и много, буквально горстка. А теперь посмотрите, что делается в мире. Чуть ли не полмира исповедует, по крайней мере внешне, христианство. Истину слишком долго держали под спудом, и теперь самая пора извлечь ее оттуда и возвестить миру.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 06 сен 2010, 13:42 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Глава 3 – Предсмертные переживания
Нужно сказать, что не всю информацию, касающуюся процесса смерти, я получила от людей, находившихся под гипнозом. Были случаи, когда люди рассказывали мне и о своих предсмертных переживаниях, которые они испытали, находясь в состоянии клинической смерти. Впервые об этом поведали миру известные исследователи этих явлений – доктора Рэймонд Моуди и Элизабет Кюблер-Росс. Речь идет о переживаниях людей в тот момент, когда они в буквальном смысле уже умерли и как бы переступили порог смерти, но затем были возвращены в мир живых благодаря новейшим достижениям современной медицины. Предоставленные ими сведения в общем и целом соответствуют той канве, которую обрисовали другие исследователи, и не противоречат информации, добытой лично мною, за одним лишь исключением: если эти люди были возвращены к жизни и сами поведали о пережитом, то субъекты, с которыми работала я, обитали на духовном плане, пока не воплотились на Земле в нынешней жизни. Мои субъекты хранят воспоминания о пребывании по ту сторону жизни, но эти воспоминания так глубоко запрятаны в тайниках их подсознания, что, для того чтобы извлечь их оттуда, необходимо погрузить людей в состояние регрессивного гипноза.
Случай, о котором я хочу рассказать, во многом сходен с классическими случаями такого рода. Один из моей друзей познакомил меня с женщиной по имени Мег, сказав, что она может рассказать мне удивительную историю, которую она решилась поведать немногим, опасаясь того, что ее засмеют. Речь шла о сугубо личных переживаниях, и Мег понимала, что многие просто не смогут оценить того значения, которое она им придавала, между тем как они, по словам самой Мег, изменили всю ее жизнь. Она уже не была той прежней Мег, какой ее все знали, да и, скорее всего, уже не будет. Именно по этой причине, считает она, ей была дана возможность сохранить память об этих событиях. Эти воспоминания помогали ей в тяжелые часы смятения, нерешительности или страха. Она сказала, что для того чтобы извлечь эти воспоминания из глубин подсознания, нет смысла прибегать к гипнозу, потому что они навеки запечатлены в ее памяти. Хотя некоторые детали она помнит довольно смутно, однако уверена, что сами переживания ей никогда не забыть и никто не переубедит ее в том, что этого не было, так как пережитое ею в буквальном смысле стало поворотным пунктом всей ее жизни. Мег – взрослая женщина, которой давно перевалило за сорок. Она замужем, и у нее несколько детей. Она никогда до этого не слышала о предсмертных переживаниях, да и с моими исследованиями тоже не была знакома. Она ведет активный образ жизни, у нее много интересов, но все, что случилось с нею после пережитого, неизменно вращается вокруг тех событий, озаряя новым светом всю ее жизнь.
Мы встретились в доме друга, который познакомил нас, в обстановке полного доверия и взаимопонимания, и Мег уселась в удобное кресло перед магнитофоном, чтобы рассказать мне свою историю. Мне пришлась по душе ее точность в описании деталей и та тщательность, с которой она избегала любых преувеличений и приукрашиваний, свойственных большинству рассказчиков. Она считала, что должна рассказать все в точности, не упуская важных деталей, и дала согласие на публикацию истории при условии неразглашения ее настоящего имени.
Вот эта история, записанная с ее слов.
"Это случилось примерно десять лет назад, летом 1978 года, когда меня положили в больницу на хирургическую операцию. В июне я как раз собиралась открыть собственный книжный магазинчик, но во время обычного профилактического осмотра врачи случайно обнаружили у меня опухоль в легком. Они не могли установить, была ли эта опухоль злокачественной или нет, поэтому, видимо ради собственного спокойствия, положили меня на операцию. Должна сказать, что с самого начала я интуитивно чувствовала, что опухоль моя не так уж опасна, поэтому побаивалась операции; во всяком случае, у меня были нехорошие предчувствия. Вот, пожалуй, и все, что я могу скачать по этому поводу.
Детство у меня было вполне обычным, как и у большинства детей. Я посещала самые разные церкви: конгрегациональную, лютеранскую и прочие, но так и не остановила свой выбор ни на одной из них. Когда мы переехали за город, я вместе с соседкой начала посещать баптистскую церковь, но, сказать по правде, какого-то строго религиозного, а уж тем более пуританского воспитания мне никто никогда не давал, так что если я и была христианкой, то достаточно раскрепощенной. Словом, у меня не было привычки ходить в церковь по поводу и без повода. Когда я вышла замуж, я примкнула к епископальной церкви – церкви моего мужа. Но и эту церковь я посещала и до сих пор посещаю нерегулярно. Между тем, не помню когда и как, но я почему-то пришла к выводу, что по своим убеждениям я скорее агностик, а может быть даже и атеистка. Но, думаю, из-за детских привязанностей я так до конца и не стала стопроцентной атеисткой. Как знала! (Она засмеялась.)
Я вкратце рассказала о своих отношениях с церковью, чтобы вы могли представить, что я чувствовала, когда лежала в больнице вечером накануне операции. Мне тогда казалось, что я могу и не выкарабкаться. Поэтому, лежа в темноте, я шептала что-то вроде молитвы, которая, как знать, могла оказаться последней в моей жизни. Так вот, я лежала в темноте и шептала: "Я не знаю, есть ли Ты, но если есть, прими мою молитву. Это самое большее, на что я способна". Я думала о своей жизни и все пыталась вспомнить, что я не успела сделать, в духовном смысле. А потом я прошептала: "По правде сказать, я не верю, что Ты существуешь, но если ты существуешь, прошу Тебя, помоги мне". Тут я повернулась лицом к стене: "Прости меня за неверие, но, по совести, это самое большее, на что я способна".
Операция, на удивление, прошла довольно удачно, хотя после нее я чувствовала себя как в аду, – настолько мне было больно. Боль изводила меня до такой степени, что, лежа после операции в больничной палате, я только и думала о том, когда же мне сделают обезболивающий укол. (Я говорю обо всем этом, чтобы быть до конца честной и искренней.) Так вот, сознание у меня то затуманивалось, то вновь прояснялось -видимо, из-за того, что мне кололи демерол. Скептики, пожалуй, скажут: "Ну, все ясно, просто ее до одурения напичкали наркотиками". Скептики скажут, что на меня подействовали болеутоляющие препараты. Но уколы тут ни при чем. Примерно на третий день интенсивной терапии мне удалось уснуть. И вдруг я увидела, что иду по дну очень длинного и темного каньона. Мне было очень-очень тепло, и чувствовала я себя совершенно уверенно, но это был самый черный и мрачный каньон из всех, какие мне когда-либо доводилось видеть. Стены каньона высились надо мною подобно горным склонам и поначалу казались далекими, но вдруг приблизились. В какой-то момент я взглянула вверх на эти стены, ожидая увидеть сплошную черноту, но они почему-то оказались оранжево-темными, а сквозь них мерцали яркие огоньки. В тот момент я уже знала, что это как-то связано с душами, но не могу припомнить, что именно я увидела. Помню только, что они внушали приятное чувство безопасности.
Продвигаясь по дну каньона, я увидела впереди себя какую- то преграду, сплошь окутанную туманом. Приблизившись к ней, я поняла, что это был своего рода скалистый барьер или выступ, полностью преграждавший вход в каньон так, что между ним и стеной каньона оставалось только очень маленькое узкое пространство, через которое едва можно было протиснуться. Все вокруг было окутано туманом.
Вдруг я увидела, что там стоят люди: двое мужчин и еще один человек, весь в тени. Неожиданно я узнала этого человека, и как только я его узнала, он словно бы вышел из тени на яркий свет. Забавно, но внешне он выглядел как актер Джин Уайлдер в фильме "Вилли Вонка". У него были такие же кудрявые волосы, и одет он был в темный костюм с белым кантом. Сначала я подумало: "Что происходит?" А затем, столь же неожиданно, я поняла, что умираю, и меня тут же охватил страх.
В этот момент человек в костюме сказал: "Ты при смерти". Именно так и сказал: "Ты при смерти". Тут до меня дошло, что это был "ангел смерти". Сам он этого не говорил, но я знала, что это так. И подумала про себя, что, пожалуй, немного его побаиваюсь. Но когда он сказал: "Ты при смерти", – сказано это было с такой добротой и любовью, что я перестала бояться. Вообще перестала чего-либо бояться. Он был таким добрым, таким обходительным, таким… трудно выразить каким. Это было просто невероятно.
Помню, прежде чем ответить, я немного подумала, а затем, кивнув головой, сказала: "Я знаю". Возможно, теперь я буду в своем рассказе немного непоследовательной, но это потому, что я вспоминаю все разом. Но слова тех, кто ко мне обращался, я постараюсь цитировать точно. Так вот, тут мне в голову пришла мысль: "Значит, после смерти что-то есть! Действительно что-то есть!" Это меня так удивило! И вслух я сказала: "Смерть так легка. Удивительно легка. Это все равно, что встать с одного стула и пересесть на другой".
Мужчины кивнули в знак согласия, и один из них сказал: "Да, но сюда очень трудно пройти". Я не поняла смысла этих слов, но именно так он и сказал. "Поэтому ты можешь выбирать", – сказал вслед за ним мужчина в костюме. На меня сразу нахлынуло столько мыслей, что мне трудно было в них разобраться, но, помню, среди них была такая: "Смерть – это танцор". Очень странная мысль, что и говорить, но я стараюсь, как можно точнее передать то, что чувствовала тогда. Помню, у меня в тот момент возникло ощущение, что мне не всегда будут давать право на выбор и что далеко не каждому дается такое право. Мне показалось, что только на этот раз и только здесь мне позволено выбирать. А кроме того, у меня сложилось такое впечатление, что этот "ангел смерти" не является таким по существу. Мне показалось, что его просто временно назначили на эту должность, и он не всегда будет ее исполнять.
Кроме этих трех, там были и другие люди, тоже стоявшие в тени, и, как я поняла, они пришли, чтобы помочь мне, потому что один из них сказал: "Чего ты хочешь: остаться или уйти?" "Остаться" – это значит остаться с ними, а "уйти" – значит возвратиться назад. Как вы понимаете, там все наоборот, не так, как мы привыкли здесь. "Ты хочешь остаться или уйти?" – повторил он. Я чувствовала, до какой степени здесь чудесно, и захотела остаться. (Она вздохнула.) "Я хочу остаться", – ответила я.
Я не помню в точности его слов, но он сказал примерно следующее: "Прежде чем ты примешь окончательное решение, тебе нужно кое-что знать". И мне показали мою мать, которая горько всхлипывала и плакала, утирая слезы. "Для твоей матери это будет тяжелый удар, – сказал тот же человек. – Она будет доведена до отчаяния и в своем отчаянии сломает жизнь тем, кто ее окружает". Я почему-то была уверена, что он говорит о моем отце, и почувствовала, что ее жизнь с момента моего ухода словно надломится и станет пустой и никчемной. Да и жизнь отца тоже, поскольку он очень любит мать и разделит с ней ее страдание. Но я все равно сказала: "Хочу остаться", – потому что чувствовала, что время здесь постоянно, вернее, его совсем нет, и когда они тоже попадут сюда, они поймут это. Но я чувствовала и другое: какой бы выбор я ни сделала, это будет правильный выбор. Этот мир был свободен от предвзятости и предубеждений, и, что бы я ни выбрала, я поступлю правильно. Затем мне показали моего мужа. Он плакал и повторял: "Никогда не думал, что так люблю ее", и это сопровождалось лучшими сценами из нашей жизни и наших супружеских отношений. Я I гоняла, что ему придется очень трудно без меня, но тем не менее сказала: "Я хочу остаться". Потому что знала: пройдет немного времени, и все они будут здесь и все меня поймут.
Тогда он сказал: "С твоими детьми все будет в порядке, но без тебя они не достигнут того, чего могли бы". Но я стояла на своем: "Я хочу остаться". Главное, знала я, с детьми будет все в порядке. Может быть, без меня им будет не так хорошо, как было бы со мной, но они во всяком случае не пропадут. Остаться здесь – вот чего мне хотелось с неодолимой силой. И тогда "ангел смерти" сказал: "Отныне ты всегда будешь рядом со своими детьми". Другими словами, теперь я должна сделать окончательный выбор. Мне сказали, что я буду ангелом-хранителем и добрым покровителем своих детей. Я изумилась, потому что это было не то, чего я хотела. Единственное, чего мне хотелось, – это оказаться в этом райском месте и учиться там. Сейчас не могу сказать, почему мне показалось, что я смогу там чему-то научиться. Эта мысль пришла мне на ум сама собой, и я была в этом уверена. Ибо с той минуты, как эти люди заговорили со мной, я уже знала, что хочу остаться в этом месте, хотя ни разу его не видела. Я знала, что найду там ответы на все свои вопросы. Да, да, именно ответы! Учеба, ответы, духовный рост… Возможно, это было чисто интуитивное чувство, но я знала, что хочу остаться в этом месте. Я в самом деле не хотела оттуда уходить и возвращаться к этим проблемам. Нет, я хотела быть там, но, словно через силу, нехотя сказала: "Хорошо, если пора принимать окончательное решение, то я, пожалуй, вернусь обратно. На мне лежит ответственность, а справиться с ней лучше всего я смогу только там, по ту сторону, а не по эту, где я могу просто опекать и мысленно влиять на своих детей, и не более того". Поэтому я сказала: "Ладно, я ухожу". Казалось, все они искренне обрадовались моему решению, хотя, как я уже говорила, в том мире нет ни предвзятости, ни осуждения, ни предубеждения.
Я почувствовала, как неведомая сила словно тянет меня назад, и услышала, как люди, стоявшие позади, в тени, шепчут: "Она уходит. Она уходит". Не могу вспомнить, то ли они внезапно исчезли, то ли перешли барьер. Кажется, они перешли барьер. И я почувствовала, что они все пришли сюда лишь затем, чтобы и мне помочь перейти барьер. Но поскольку необходимость в этом отпала, то они просто взяли и исчезли. И тогда я повернула обратно, словно собралась уходить. И в этот момент один из оставшихся сказал мне: "Прежде чем ты уйдешь, мы хотим кое-что показать тебе, чтобы ты это знала".
Неожиданно я оказалась в совершенно другом месте. Это был уже не каньон, а нечто напоминавшее небольшой дворик, где на стульях, расставленных по кругу, сидели какие-то люди. Я не знаю, сколько их было, но думаю, человек восемь или десять. Там были мужчины и женщины. Мне кажется, это был некий совет или консилиум, собравшийся специально ради меня. Я уже знала, что при каждом человеке есть своего рода совет, который печется о его душе. Эти люди чем-то напоминали совет преподавателей из воскресной протестантской школы, собравшихся летом после полудня на лужайке позади церкви для обсуждения школьных дел. Я не видела их лиц, но один из них, видимо, выполнял функцию наставника. Я помню его обнаженные руки, торчавшие из закатанных до локтей рукавов белой рубашки, – так обычно ходят в классе преподаватели слова Божьего жарким летним полуднем. Он подвел меня к чернокожей девочке, сидевшей под деревом, и вроде как ущипнул ее за кожу (девочка в ответ тоже ущипнула себя, зажав часть кожи на руке между большим и указательным пальцами) и сказал: "Кожа – это сущий пустяк. Совершенно неважно, какая у тебя кожа. Сущий пустяк. Всего лишь прикрытие, оболочка. Настолько неважная, что просто смех берет". Оба они вроде как рассмеялись. Я подумала: "Зачем он мне говорит все это? Я это и без него знаю".
И вот уже другая сцена… Мы стоим на дороге, пересекающей живописный луг, и рядом со мною этот мой наставник, а по дороге мимо нас идут два молодых человека, с виду похожие на индийцев. Было такое ощущение, словно они специально прошли перед нами, чтобы просто показать себя. И вот, пока я гак стояла, совершенно неожиданно рядом со мной оказалась… я сама. Я увидела очень большую, красивую, лучистую, сияющую внутренним светом матовую сферу, которая, как я это точно знала, была мною. Я обошла ее и затем вошла внутрь, вошла в саму себя, в эту сферу, излучающую свет. (Мег движениями рук показала, как вошла в верхнюю часть этой сферы и проследовала через нее по диагонали к выходу в нижней части.) Я знала, что, как только пройду ее, получу ответы на все вопросы, то есть познаю себя. И я познала. Но когда я вошла в эту сферу, я на минуту остановилась. Было такое ощущение, словно я окунулась во что-то молочно-белое и очень приятное. И я подумала: "Ну вот, теперь я доберусь до центра в любую секунду". И вскоре добралась до центра и оказалась на другой стороне, пройдя сферу сверху вниз, словно по диагонали. Когда я добралась до центра, я знала, что это центр, но его особенность была в том, что он был в точности таким же, как периферия. Другими словами, центр был таким же покатым, как и боковые своды. Но я знала, что вот это центр, а это – боковые своды, и, достигнув выхода на другой стороне, снова дошла до центра, а оттуда опять двинулась к выходу. Сомнений быть не могло: центр был в точности таким же, как и периферия. Та же самая конструкция. И когда я вышла из этой сферы, я познала себя. Меня охватили стыд и смущение. Я чувствовала себя так, словно при посторонних разделась догола, а все оттого, что познала себя, познала свои хорошие и плохие стороны. Но странное дело: во мне не было и капли осуждения. Я просто сказала себе: "Вот над этим и над этим тебе нужно поработать". И они, те, кто сопровождал меня, тоже меня познали, познали в совершенстве. Они улыбались и одобрительно кивали мне головами. И самое прекрасное было то, что в их глазах и лицах не было даже намека на осуждение или порицание. Ни единого. Ни тени осуждения.
И тут меня словно окутал туман. Не помню, что было дальше. Я посмотрела вверх, и небо вдруг потемнело, и на нем загорелись звезды. Некоторые из них были просто огромные, другие поменьше, третьи крошечные, да и сияли они с разной силой, но при этом ни одна из звезд не затмевала другую. Даже если крошечная звездочка помещалась рядом с огромной и неимоверно яркой звездой, обе были видны равно ясно и отчетливо. И тут я поняла, что звезды – это души. "Где же моя?" – спросила я. И кто-то ответил: "Вот она". Я обернулась и увидела ее – мою звезду. Она только что взошла над горизонтом. И неожиданно я оказалась там, где сияла моя звезда, и почувствовала, будто вся с ног до головы оплетена какими-то волокнами. И в этот миг я поняла, что все мы неразрывно связаны между собой и что бы с нами ни случилось, мы никогда не умрем и не погибнем. Даже если что-то чужеродное вторгнется в эту ткань и порвет волокна, структура все равно уцелеет. Меня никто не разрушит, поняла я, ни меня, ни кого-либо из людей. Какой я была, такой и буду.
Затем я снова оказалась посреди луга, на дороге, и смотрела на этот прекрасный луг, освещенный солнечным светом, с рощей вдалеке. Символично, что здесь была роща, ибо в роще (я это точно знала) находится Древо жизни. И тут неожиданно прямо из рощи вылетела огромная шаровая молния. Я смотрела, как она летит ко мне через луг, все ближе и ближе, и когда этот огненный шар вплотную приблизился ко мне, он взорвался и поразил меня прямо сюда. (Мег положила руку на грудь чуть повыше сердца.) У меня перехватило дыхание. Я чувствовала себя так, словно меня всю опустошили. И затем в меня, опустошенную, словно вошла абсолютная, чистая и безграничная любовь. Это было невероятно. Она заполнила каждую клеточку моего тела, так что я едва могла дышать. Во мне не осталось ничего, кроме этой всепоглощающей любви, потому что я вся из нее состояла – каждая частичка, каждый атом моего тела. И после этого я начала приходить в себя. В этот момент кто-то крикнул мне, должно быть, мой поводырь: "Не разводись. Ты создана для брака". (Смиренно.) Я так и поступила.
Я вернулась. Очнувшись в больничной палате, я увидела склонившуюся надо мною сиделку, смотревшую столь значительно, с таким выражением на лице, с каким обычно смотрят только на покойников. Глядя на нее, я подумала: "Все в порядке, не беспокойся. Я не собираюсь умирать. О, если бы ты только знала, где я была!" Под влиянием пережитого я несколько дней ни с кем не разговаривала.
Позже, в доверительной беседе, мы обсудили с Мег этот эпизод, предшествующий ее пробуждению, и пришли к выводу, что, видимо, Мег умирала и сиделка заподозрила неладное, либо взглянув на показания приборов, либо заметив что-то необычное в выражении лица самой Мег. Когда шаровая молния поразила ее в грудь, должно быть, этот удар послужил той мощной встряской, которая вернула ее к жизни, поскольку она пришла в себя сразу же после него. Вероятно, этот удар подействовал подобно электрическому шоку, которым обычно возвращают пациента к жизни после остановки сердца.
Несомненно, следовало бы более детально обсудить случившееся, чтобы выяснить, было ли то, что пережила Мег, реальностью или же сном-фантазией, вызванной наркотическими инъекциями. Вместе с тем сама Мег нисколько не сомневается в том, что это случилось на самом деле. Во всяком случае в ее голосе, когда она рассказывала свою историю, не было и тени сомнения в подлинности этих событий. А кому, как не ей, знать об этом! Ведь это событие навсегда изменило ее жизнь.
Как сказала сама Мег: "Возможно, иногда человеку следует на время расстаться с жизнью, чтобы в результате обрести ее".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 08 сен 2010, 13:35 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Глава 4 – Школы
Я соприкасалась с удивительным царством духов множество раз, с тем самым царством, с которым у людей связано столько страхов и которое побуждает их вечно задавать один и тот же вопрос: "Куда я попаду, когда умру?" Каждый хочет знать, что с ним случится за чертой смерти: ждет ли его полное забвение или же его индивидуальность останется живой и нетленной. Даже в сердцах истово верующих людей таится это чувство неуверенности. У меня нет ответов на все вопросы, но я могу поделиться с вами теми знаниями, которые получила в ходе своих исследований. Ведь ни один человек, даже находясь в состоянии регрессии, не может рассказать того, чего не знает. И когда от самых разных людей ты получаешь одни и те же сведения, будь то рассказы или описания, то нельзя просто так взять и сбросить их со счетов или проигнорировать. Вероятно, в них есть доля истины, ибо большинству людей так хочется верить в то, что посмертное существование после этой жизни, исполненной проблем, забот и тревог, представляет собой некий оазис тишины, покоя и отдохновения.
Лично я нахожу мысль о том, что человек должен покоиться в могиле вплоть до Судного дня, дня своего воскрешения, совершенно неприемлемой и даже отталкивающей. Да и перспектива вечно парить над землей, восседая на облаке с арфой в руках, меня тоже не особенно прельщает. Во всяком случае, я иначе представляю себе рай. Думаю, что мне бы это быстро наскучило. Вероятно, именно поэтому я нахожу концепцию существования небесных школ более привлекательной. Такое представление созвучно моему ненасытному любопытству и постоянной тяге к знаниям.
Если такие школы действительно существуют, то нижеследующее описание, возможно, даст ответы на те животрепещущие вопросы, которые постоянно терзают, мучают и изводят всех нас.
Очень многие из тех субъектов, которых я погружала в состояние регрессии, оказывались не по эту, а по ту сторону жизни, и их ответы четко указывали на то, что они находились в стадии посмертного существования, то есть на различных духовных уровнях или планах и в различных местах. Одним из таких мест является школа. Я попросила одного из моих субъектов – женщину – описать школу более подробно.
С.: Ты спрашиваешь, что это за школа? Это школа знаний. Я вижу ослепительно белый зал с высокими колоннами. Свет – как мне описать его? – лучится отовсюду, изнутри и снаружи, и сияет.
Д.: Свет вроде солнечного?
С.: Не совсем. Во всяком случае, не такой яркий, а скорее вечный, что ли. Здесь очень тихо, мирно, спокойно. Очень приятное место.
Д.: И где же находится эта школа?
С.: Здесь и находится. На ином, отличном от земного, уровне вибраций. На другом плане существования.
Д.: Значит, школа никак не связана с Землей?
С.: Так как мы изучаем здесь собственную земную жизнь, то в этом смысле школа связана с Землей, но никак иначе.
Д.: Ты сказала, что видишь большой белый зал. Именно там находятся классы?
С.: Нет, классы находятся вне зала. Это, как мне кажется, что- то вроде места для прогулок, где ты можешь видеть все, что пожелаешь. Стоит лишь вообразить желаемое, и оно является, неважно, хорошее или плохое. Все зависит от твоего желания. Если тобой владеет чувство вины и ты хочешь страдать, то будешь страдать. Короче, достаточно вообразить определенную обстановку, и все вокруг меняется. На некоторых планах, включая и тот, на котором нахожусь я, все выглядит так, словно ты на Земле, по крайней мере, на одном из ее высших планов. Топография очень сходная, но только, как бы это сказать, имеет более тонкий энергетический уровень. Я хочу сказать, что здесь тоже есть холмы, горы и равнины, но они расположены не совсем так, как на Земле. Здесь много зелени, но краски гораздо интенсивнее и чище. Здесь есть здания и дома, напоминающие земные, но все не материально, а соткано из энергии, которая лишь принимает вид определенных конструкций.
Д.: А другие люди видят то же, что и ты?
С.: Да, потому что горы и зелень – это, так сказать, общие атрибуты этого плана, видимые всем. Но вместе с тем это другой энергетический уровень, ибо законы, управляющие энергией, тоже другие. Но сама почва и холмы твердые, реально существующие, как, впрочем, и деревья, и животные, да и вообще все. Все это реально существует, как и на земном плане инкарнации, на котором мне однажды снова придется воплотиться. Но поскольку энергетические законы здесь другие, все создается искусственным путем, поэтому конструкции здесь тоже искусственные.
Д.: Их кто-нибудь создает или они там присутствуют постоянно?
С.: Постоянно, но каждый человек воспринимает их по-своему, так что иные могут их не увидеть вообще.
Д.: Значит, есть люди, которые, попадая туда, не видят того, что видишь ты?
С.: Нет, я говорю в данном случае о людях, находящихся на земном плане инкарнации. Они не воспринимают всего этого, потому что их органы чувств приспособлены к восприятию более низких планов, более низкого уровня эволюции.
Д.: А не является ли это место тем, что люди называют раем или небесами?
С.: Раем – да, но не небесами. Я бы не стала смешивать два эти понятия, потому что рай – это скорее идеальная земная жизнь, может быть, немного суетная, мирская, но без упадка, разорения и разрушительных тенденций, которые ныне господствуют на Земле. Небеса же – это скорее высший план существования, интуитивно осознаваемый духом, о котором тот догадывается, который чувствует, но при этом не может адекватно выразить, поскольку существующие на Земле концепции, да и сам словарный запас не в состоянии совершенно точно передать суть этого понятия. Небеса – это высшие планы бытия, где все суть энергия, тогда как рай – это так называемые низшие планы, очень похожие на Землю, но лишь потому, что люди в своем развитии на Земле находятся на одном из высших ее планов.
Д.: Значит, когда о человеке говорят, что он отправился на небеса, имеют в виду, что он отправился на высший план бытия, где нет ничего зримого? Там что, действительно одна лишь чистая энергия или все же есть какие-то видимые явления?
С.: По большей части одна лишь чистая энергия, которой можно манипулировать по своему усмотрению. Когда люди умирают, они сначала попадают в рай, а не на небеса, поскольку все должно происходить последовательно, в определенном порядке, и точно так же последовательно восприниматься и осмысливаться. Вначале нужно подготовиться к пребыванию на высших уровнях или планах бытия, чтобы научиться четко и без помех воспринимать то, что на них происходит.
Д.: Так все-таки что там, на небесах, – сплошная пустота или все же есть пейзажи, здания и прочее в том же духе?
С.: Нет, ни зданий, ни чего-либо подобного там нет и в помине. Я же сказала, что это совершенно иной уровень восприятия, где видишь одну лишь энергию. Это зрелище подобно фантастическому по красоте полярному сиянию, в котором ты словно растворяешься и сам превращаешься в чистую энергию, так что можешь манипулировать другими энергиями, творя и создавая различные явления. Когда находишься на этих высших планах, или на небесах, то можешь запросто разглядывать оттуда более низкие планы, в том числе и земной, и следить за тем, что там происходит. Собственно говоря, проблема даже не в видении, а в том, какой уровень ты рассматриваешь, чтобы что-то там увидеть. Никакой среды или пространства в нашем понимании там нет, поскольку там нет и горизонтов.
Д.: Но ведь ты только что сказала, что человек не может просто так взять и отправиться туда.
С.: Не может. Когда человек умирает, он обычно проходит так называемый транзитный период, или период адаптации, в течение которого привыкает к мысли о том, что теперь он не находится на земном плане инкарнации. Когда же он осваивается с этой мыслью, он обретает свободу передвижения в пределах тех планов, к которым он имеет доступ в зависимости от уровня его духовного развития.
Д.: А в школе помимо тебя кто-нибудь есть?
С.: В моем классе около 50 учеников. Есть и другие, но они не имеют к нам прямого отношения, поскольку решают свои проблемы. У каждого свои заботы, точнее – свои уроки, которые необходимо выучить, причем это проблемы такого плана, которые каждый должен решать внутри себя. Что касается меня, то я в данное время нахожусь в стадии ожидания и должна учитывать этот фактор. Я знаю, что мне предстоит вернуться на Землю, поэтому учусь в школе, объективно оценивая то, что мне пришлось пережить на Земле, поскольку здесь я не подвержена земному влиянию.
Д.: Так ты учишься сама по себе или тебе кто-то помогает?
С.: Сама, но в любой момент могу получить помощь, если в том возникнет необходимость. Если мне что-то нужно, если я ищу, спрашиваю или задаю вопросы, то ответы приходят сами собой.
Д.: Но кто-то все же вас учит, кто-то наставляет?
С.: Да, учителя. В каждом классе их несколько. Они учат нас познавать самих себя.
Д.: А как вы выглядите? То есть во что вы одеты и одеты ли вообще?
С.: Мы носим длинные, широкие одежды, правда, далеко не всегда. А внешний вид… он обусловлен текучей эктоплазмой, которая может принимать самые различные обличил. Иногда кто-нибудь облекается в телесную форму, прикрытую неким подобием одежды, но даже в этом случае люди кажутся молочно-белыми и прозрачными на вид. А иногда они выглядят более плотными и материальными – если того захотят. Что касается одежды, то они ее просто проецируют… Я хочу сказать, что одежда является неотъемлемой частью того облика, который они хотят спроецировать в данное время и в данном месте.
Д.: Одним словом, вы непохожи друг на друга?
С.: Нет, не похожи. Причем даже один и тот же человек в разное время выглядит по-разному. Все зависит от того, какой реакции или какого эффекта он желает добиться. Но в это время и в этом месте мы все носим длинные одежды.
Д.: Что ты изучаешь в школе?
С.: Свой жизненный опыт и все, что с ним связано. Это долгий и трудный процесс – учиться и овладевать знаниями. Я складываю вместе части своего жизненного опыта и своих переживаний то так, то иначе, пытаясь определить наиболее существенные моменты жизни, и постоянно спрашиваю себя: "Как это на меня повлияло? Как я с этим справилась и справилась ли вообще?" Здесь очень тихо, спокойно – полное уединение, и у меня еще достаточно времени, чтобы разобраться в себе. Я думаю, сопоставляю, анализирую, иногда возвращаюсь к тем или иным переживаниям, чтобы по-новому на них взглянуть и переосмыслить Видишь ли, в земной жизни я манипулировала оценками и понятиями, неважно по какому поводу – в основном, чтобы оправдать свои действия и поступки. А здесь я могу вновь пережить ту же ситуацию, спокойно проанализировать ее и составить более верное представление о случившемся. Я стараюсь понять, почему поступала и действовала именно так, а не иначе, чтобы в дальнейшем не повторять сделанных ошибок. Мы учимся здесь уму-разуму и набираемся премудрости на основе пройденных уроков и просмотренных кармических ситуаций. Мы учимся распознавать человеческую сущность и разбираться в тех проблемах, с которыми нам уже пришлось или еще придется столкнуться, а также и с решениями, которые уже были приняты или которые еще предстоит принять. Все это и составляет те предметы, осваивая которые я учусь -учусь духовному росту и совершенствованию.
Д.: Выходит, ты и там сталкиваешься с теми же проблемами, что и на Земле?
С.: Нет, но я столкнусь с ними после рождения. А пока что я готовлюсь к очередному воплощению.
Д.: Выходит, ты уже знаешь свои будущие проблемы?
С.: Некоторые, но далеко не все. В данный момент мы просто обсуждаем, какой шаг или какое решение следует предпринять в той или иной ситуации, говорим о задачах, которые передо мной стоят, и проблемах, которые предстоит решать.
Д.: А что это за проблемы? Ты их сама себе выбираешь или это проблемы такого рода, с которыми тебе придется бороться независимо от того, хочешь ты того или не хочешь?
С.: Те, с которыми придется бороться помимо воли. Собственно, это даже и не проблемы, то есть не реальные проблемы, хочу я сказать, а всего лишь их тактическая обрисовка. Чисто учебный процесс.
Д.: И много проблем тебя ждет в следующей жизни?
С.: Смотря, что ты называешь проблемами. Многие из них – это просто решения, которые мне предстоит принять, решения, касающиеся меня лично и отношений с другими людьми. Когда ты попадаешь на Земле в какую-то ситуацию, неважно, плохая она или хорошая, то здесь самое важное – та позиция, которую ты занимаешь, то, как ты эту ситуацию воспринимаешь. Как относишься к поражениям и победам. Как выкручиваешься из сложных положений и решаешь проблемы. Как воспринимаешь неудачи. Милостив ты или жесток, щедр или скуп… Короче, вся твоя жизнь, все твои решения. Они – общий знаменатель того, каков ты есть и что собой представляешь. Ибо самая большая проблема – это самообман, самообольщение. Люди – существа весьма неискренние, всячески избегающие реального положения дел. Они находят тысячи отговорок и извинений своим поступкам, пытаясь всячески их оправдать, и в конце концов настолько искажают их суть, что теряют всякое представление об истине.
Д.: А есть какие-то конкретные задачи, которые ты для себя считаешь трудными и над которыми тебе приходится много работать?
С.: Да, в частности я учусь, например, отвечать за собственные слова, учусь быть более требовательной к себе, чтобы не позволять другим манипулировать мной. Одна из главных моих проблем в том, что я слишком нерешительна, что всегда очень долго тяну с решением, а во многих ситуациях предпочитаю просто плыть по течению, хотя и понимаю, что это не выход. Я позволяла людям манипулировать собой, потому что по большому счету мне это было глубоко безразлично. Поэтому теперь мне нужно научиться быть более решительной, нужно научиться принимать решения. Даже несмотря на то, что мне это не особенно нравится.
Д.: Значит, ты сама создаешь нужные ситуации, так сказать, притягиваешь их к себе и затем работаешь над ними? Или это просто чисто умозрительная схема?
С.: Чтобы создать ситуацию, много не нужно. Достаточно задумать что-то, и оно вскоре реализуется. Дух сам знает, что нужно, то есть какой урок тебе следует усвоить, и ставит тебя именно в те ситуации, которые необходимы, хотя смысла всего происходящего ты порой просто не понимаешь. А смысл есть. Во всем, что происходит, есть смысл. Другое дело, что я перестану понимать это, когда окажусь на Земле и, возможно, не смогу принять правильное решение. Мне будет казаться, что все происходит чисто случайно, по воле случая. А на самом деле вся ситуация была заранее задумана и спланирована с определенной целью.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 10 сен 2010, 13:52 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Д.: Тебе кто-нибудь помогает планировать эти ситуации?
С.: Да, иногда помогает. Например, есть здесь одна женщина. Она постоянно заботится обо мне и очень мне помогает. В земной жизни я тоже иногда буду чувствовать ее поддержку и присутствие, особенно в детстве. Дети вообще восприимчивы к таким вещам, А вот если я чем-то серьезно увлекусь, то ощущение ее присутствия исчезнет. Здесь она иногда объясняет мне, как определенные поступки могут повлиять на мою жизнь. Она проецирует всю ситуацию на стену, словно на киноэкран, и говорит: "Вот что случится, если ты так поступишь, и вот с какой проблемой столкнешься". То есть объясняет то, чего сама я не понимаю или недопонимаю. В моей жизни часто бывали трудные ситуации, когда я вроде бы чувствовала, что поступаю неправильно, но не могла этого понять. Женщина объясняет мне все эти вещи и делает их, так сказать, более доступными, более усваиваемыми.
Д.: Как долго ты еще собираешься пробыть здесь?
С.: Долго, но не очень. Пока не усвою все, что нужно. А мне нужно еще очень многое усвоить… Да я и сама этого хочу. Буду учиться до последнего, до тех пор, пока есть такая возможность. Временами мне кажется, что вроде бы я со всем справилась и все усвоила, а глядь, опять что-то новенькое возникло, чего я не смогла как следует осмыслить или уразуметь. (Задумчиво.) Думаю, это бесконечный процесс, который никогда полностью не завершится. Совершенствоваться можно до бесконечности; недаром ведь говорят, что нет пределов совершенству. Это все равно как обжигать руду в плавильных печах с целью извлечения из нее благородных металлов.
Д.: Тебе нравится жить на Земле и приобретать там жизненный опыт?
С.: Ну, там всегда найдется чему поучиться. Даже если кажется, что больше учиться нечему, каждый раз обязательно находится что-то, чему я еще не научилась и что не усвоила. Сказать по правде, я по природе немного бунтарь, то есть не признаю порядок и дисциплину. И точно знаю, что еще не поборола в себе этих качеств, хотя часто тешу себя мыслью, что это не так.
Д.: Это уже окончательно решено, что ты должна возвратиться на Землю в новом теле, или у тебя есть выбор?
С.: Выбор – это не то слово; скорее это то, что присуще природе человека вообще, да и лучшее из того, что он может сделать. Однако при всем том здесь не существует каких-то строгих правил, предписывающих, что ты должна воплотиться, хотя, с другой стороны, никто не придет и не скажет, что тебе дается выбор и ты можешь вообще не воплощаться. В этом процессе задействованы мощные жизненные силы, а им трудно противостоять. Я могу либо остаться здесь и учиться дальше, либо вернуться. Но я скорее всего вернусь. Когда я размышляю над этим в тишине и покое, мне кажется, что я уже готова к предстоящим трудностям и могу принять вызов.
Д.: Ты уже решила, когда вернешься?
С.: Как только подыщу нужную среду обитания и людей, которые будут полностью соответствовать моим нуждам и требованиям. Тогда я и сделаю выбор. Ведь придется общаться со многими людьми, обзаводиться связями и выстраивать сложные эмоциональные отношения. Ты открыта, ты чувствуешь и ощущаешь, а они со своей жизнью вторгаются в твою и влияют на нее…
Д.: Значит, все спланировано заранее?
С.: А как иначе? Тех, кто хотел бы вернуться, слишком много, а вот тел для воплощения не хватает. Я хочу сказать, что желающих вернуться всегда больше, чем тех возможностей, которые им предоставляют живущие на Земле, ибо они для этого должны вступить в половую связь и обязательно забеременеть.
Д.: Стало быть, вы, те, кто учится в школе, принимаете все решения сами?
С.: Только не очень важные. Самые важные решения, касающиеся ключевых событий, нам помогают принимать учителя.
Д.: Да, похоже, дело очень сложное.
С.: Так оно и есть. А у вас разве не так? Я не думаю, что кто-то из людей справился бы с этим сам, без посторонней помощи. Это было бы для него непосильной задачей, особенно учитывая тот факт, что каждый хочет работать как можно меньше, да и чтобы работа была попроще, то есть не требовала бы много усилий и затрат и не вызывала бы особых проблем. Но таким путем особо не разовьешься.
Д.: Кем, вернее, какого типа человеком ты хотела бы быть?
С.: Тем, кем являюсь. У каждого человека имеются определенные качества и свойства характера. Он является результатом всего того, чем когда-то был и что когда-то делал. Короче, каждый человек – это личность в полном смысле этого слова. Возможно, в детстве он испытал то или иное влияние со стороны окружающих, но это лишь чисто внешний фактор, который реально никак его не изменит. Он такой, каков есть, то есть сумма всего, что говорил, делал, думал, того, как жил и как справлялся с ситуациями. Он – результат всего этого.
Д.: А как насчет свободной воли?
С.: Воля – это лишь часть… Скажем так: каждая душа обладает своей индивидуальностью. Уже в силу этого у людей есть свободная воля – благодаря тому, что мы знаем, какое решение они примут или как поступят в данной ситуации, ибо они – люди. Поскольку известно, что они делали и как поступали в прошлых жизнях, личность каждого человека вполне предсказуема. Да, он может воздержаться от совершения некоторых поступков, если изменит свой характер или начнет поступать вопреки ему, но человеку обычно не свойственно резко меняться.
Д.: Мне кажется, ты просто говоришь о том, что в жизни все предрешено и все должно быть именно так, как должно быть. И что тебе нечего сказать по этому поводу.
С.: Нельзя научиться, пока не научишься самостоятельно принимать решения. И исправлять свои ошибки.
Д.: Значит, теория предопределенности верна?
С.: Лишь в той мере, в какой ты сознаешь эту предопределенность в самом себе, в своих поступках, а не перекладываешь ответственность на Бога, который сидит на небесах и повелевает: "Ты должен поступать так и так, а ты так и этак, и никак иначе". Предопределенность, которую ты, возможно, ищешь в своем будущем, зависит целиком и полностью только от тебя, потому что именно ты выбираешь стезю, по которой идешь. Наверное, будет уместно сказать, что под словом "ты" я подразумеваю гораздо более обширную сферу потенциальных возможностей, чем та, с которой вы, люди, себя соотносите. Каждый из нас – это нечто гораздо большее, чем мы привыкли думать. Каждый из нас – это лишь вершина айсберга, и именно этот айсберг, весь, а не только вершина, выбирает свою судьбу. Вот почему так легко списать тот опыт, который мы называем горьким или неприятным, на какого-то невидимого бога или существо в облаках, которое приказывает: "Тебе надлежит ползать и пресмыкаться во прахе, выть и скрежетать зубами, в то время как ближний твой будет купаться в роскоши и пожинать плоды славы". Ничего подобного нет и в помине. Просто каждый из нас рассматривает происходящее со своей точки зрения, хотя видно ему не так уж много.
Д.: Значит, не все в жизни "предопределено"?
С.: Предопределено, но лишь до известной степени. Эта предопределенность, как я уже сказала, обусловлена лишь тем обстоятельством, что ты знаешь индивидуальные особенности человека и знаешь, какое решение в конечном счете он может принять. Индивидуальность, по большому счету, практически не меняется, а если и меняется, то очень медленно и постепенно, по мере духовного роста и совершенствования.
Д.: Во всяком случае это дает представление о том, как и в какого рода ситуациях ты сможешь действовать. Ведь от многих людей только и слышишь: "А что я могу поделать? У меня ведь нет выбора".
С.: Да, это типично человеческая манера. Люди привыкли рассуждать так: "Раз у меня нет выбора в данной ситуации, чего ради я должен беспокоиться по поводу происходящего? Все равно это случится". Это один из тех доводов, к которым обычно прибегает человек, чтобы оправдать собственную лень и нежелание совершенствоваться.
Д.: Да, когда доходит до дела, люди много чего могут сказать в свое оправдание… Как ты думаешь, это тоже заранее планируется, каких именно людей должно встретить на жизненном пути и с какими завязывать отношения?
С.: До известной степени, поскольку у тебя уже наработаны определенные связи и отношения с людьми, которых ты встречал в предыдущей жизни. В силу этого между двумя или большим количеством индивидов возникают определенные обязательства или кармические долги, которые нужно выполнить, отработать или оплатить. Поэтому иногда люди сплачиваются в коллективы из трех и более человек, а иногда и в целые большие группы – именно потому, что им нужно отработать эти обязательства и долги. А иногда ты просто рождаешься среди тех людей, которые во многом облегчают стоящую перед тобой задачу. Например, некоторые родители и дети терпеть не могут друг друга, потому что они ненавидели друг друга в прежней жизни. Теперь же их свели вместе, потому что они решили, что попытаются, по меньшей мере, решить или отработать часть своих кармических проблем, хотя это им дается с трудом.
Д.: Но ведь когда воплощаешься в физическое тело, уже не помнишь всего этого.
С.: Опять же – до известной степени. Всегда есть возможность проникнуть в тайники собственного сознания и добыть нужную информацию, хотя это требует изрядных времени, учебы и сил.
Д.: Многие спрашивают меня, почему они не помнят свои прошлые жизни. Они считают, что, если бы знали о своих прежних кармических связях, это бы сильно помогло им в этой жизни.
С.: Вряд ли. Это лишь существенно осложнило бы положение дел. Представь, насколько трудно было бы жить и действовать в повседневном мире, если бы воспоминания о бесчисленном количестве ранее прожитых жизней постоянно обрушивались на тебя и вторгались в твое сознание. Вряд ли бы кто-нибудь смог концентрироваться на тех уроках, которые необходимо усвоить в этой жизни. В раннем детстве человек еще помнит свои прошлые связи, поскольку его память не перегружена информацией о событиях этой жизни, но потом новая информация заглушает эти воспоминания и он о них забывает, хотя они по-прежнему хранятся в его подсознании. И в тех случаях, когда у него вдруг возникает чувство, что ему следует поступать именно так, а не иначе и он следует подсказке своего чувства, то вызвано это главным образом именно тем, что его подсознание ненавязчиво напоминает ему об определенном аспекте кармы.
Д.: То есть напоминает о том, что он когда-то поступил неверно или что-то сделал не так?
С.: Именно. Вот почему, в аспекте общей кармы, вам позволено развивать технику гипноза и другие целительные методики, помогающие проникать в подсознание человека и извлекать информацию о его прошлой карме, чтобы люди, над которыми довлеет этот груз прошлого, смогли прогрессировать гораздо быстрее. Правда, частично это связано и со вступлением человечества в эру Водолея.
Д.: Да, это наиболее рациональный метод, хотя и не совсем эффективный… Так вот почему многие считают, что могут сами все вспомнить, без посредничества гипнотизера. Они – считают, что это поможет им решить свои проблемы.
С.: Они слишком высокого мнения о себе. Если такое и случается, то очень редко.
Д.: Однако, на первый взгляд, действительно кажется, что, если ты вспомнишь проблемы, касающиеся взаимоотношений с другими людьми, в этой жизни тебе будет легче.
С.: Повторяю: будет тяжелее, поскольку вместе с этими воспоминаниями ты извлекаешь на свет и свои прошлые предубеждения, и свои предрассудки. Мы же стараемся этого всячески избегать. Не спорю, в некоторых случаях это помогает, и некоторые люди действительно начинают лучше справляться со своими проблемами, однако в большинстве случаев это не дает абсолютно никакого результата… Что толку в таких воспоминаниях, если ты все так же будешь раздражен и все так же будешь сердиться на людей, поскольку все твои прошлые чувства, которые ты извлек на свет вместе с воспоминаниями, буквально насыщены этим раздражением, и логики здесь нет никакой. Поэтому это помогает далеко не всегда.
Д.: Но люди говорят: "Если бы я помнил, что было со мной раньше, я бы лучше понимал и себя, и других, да и действовал бы умнее".
С.: Это не совсем так. Вот если бы они сегодня были внутренне зрелы настолько, что могли бы справляться со своими нынешними обидами, тогда бы я поверила, что они смогли бы справиться и с прошлыми долгами. А если у них и сегодня куча проблем, с которыми они никак не могут разобраться и которые не способны должным образом осмыслить, то поверь, они не смогут разобраться и с прошлыми, пока не решат нынешних.
Д.: Стало быть, будет лучше, если люди не будут помнить своего прошлого?
С.: Да, в общем и целом лучше. Хотя у каждого правила свои исключения.
Д.: К сожалению, многие люди не настолько высоко развиты, чтобы понять эти вещи.
С.: Верно.
Д.: Ты можешь сказать, что такое карма? (Общераспространенное определение кармы таково: "Карма – это универсальный причинно-следственный закон, закон равновесия, в соответствие с которым добро и зло, хорошее и плохое компенсируют или уравновешивают друг друга".)
С.: Я думаю, что каждый человек вкладывают в понятие кармы свой собственный смысл. Трудно сказать точно, что оно означает, но в широком смысле это слово означает любовь. Известно, например, что если ты кого-то убьешь, то тебе вновь придется встретиться с этим человеком. Предположим, что ты убил из-за денег. В этом случае ты опять окажешься в той же ситуации, пока ее полностью не изживешь. Причем следует иметь в виду, что чаще всего ситуация оказывается полярно противоположной, то есть на этот раз из-за денег убьют именно тебя.
Д.: То есть полная противоположность?
С.: Да. Или же ты, возможно, жил тихой, спокойной жизнью, в приятной обстановке, в достатке, но вдруг все резко и внезапно меняется, и в этом случае тебе предстоит испытать горечь потери или утраты. Все приходит на круги своя.
Д.: Но я слышала, что есть и другие способы искупить свои долги. Не обязательно действовать по принципу: жизнь за жизнь.
С.: Нет, таких способов нет. Допустим, что ты совершил большую несправедливость по отношению к тому или иному человеку или многим людям, то есть причинил им зло. Тогда в следующей жизни ты будешь служить им или будешь у них слугой. Возможно, для того чтобы исправить причиненное зло, тебе придется заботиться о них, оказывать им услуги или быть их защитником. То есть ты посвятишь им свою жизнь. Будешь отдавать всего себя ради других. Короче говоря, все, что бы ты ни делал, тем или иным образом оправдано.
Д.: А как насчет тебя? Ты какая душа – старая или молодая? Другими словами, долго ли ты живешь на белом свете или недолго?
С.: В принципе срок существования всех душ одинаков. Но некоторые из них по личным соображениям предпочитают воплощаться в тело гораздо чаще, чем другие. Вот откуда происходят термины "старая душа" и "молодая душа". То есть некоторые души молоды лишь с точки зрения опыта познания земной жизни. Что касается меня, то мне хотелось бы оказывать посильную помощь другим людям, чтобы тем самым помочь и себе. Ибо таким образом у меня появится возможность воплощаться на Земле снова и снова.
Д.: Выходит, молодая душа -это та, которая имеет сравнительно небольшой опыт земной жизни?
С.: Да. Или же имеет большой опыт жизни в других мирах, поскольку Земля – не единственный мир, населенный разумными существами.
Д.: Ты сказала, что ходишь в школу и учишься там всяческим премудростям. Хорошо, но, если можно учиться, находясь в духовном мире, зачем тогда вообще воплощаться в физическое тело?
С.: Это необходимо в силу того… Это как чтение книги. Когда ты прочел книгу, то знание, заложенное в ней, становится достоянием твоего разума и просто лежит там, как балласт, поскольку ты его никак не задействовал. А если не применять знание на практике, оно ничего не стоит. Нельзя изменить себя, не познав и не прочувствовав причину, лежащую в основе этого изменения. Если ты вживаешься в проблему, испытываешь ее на себе, она делается более конкретной, более личной и дает тебе возможность проявить себя как личность. А если просто прочитал о чем- то – какой в этом смысл? Да, конечно, прочтя книгу, можно узнать о том, как действовать и поступать в той или иной ситуации, но до тех пор, пока ты сам не приложил к этому руку, это не принесет тебе ни грана пользы.
Д.: Считается, что жить на Земле в физическом теле очень тяжело. Что это, мол, очень тяжкий путь познания. Как, по- твоему, это верно?
С.: Да, это действительно тяжкий путь познания, но уж если ты узнал что-то, то это навечно. Если ты усвоил урок, пройдя нелегкий путь борьбы и познания, то можешь быть уверен, что он останется при тебе навсегда.
Думаю, здесь можно прибегнуть к аналогии и сравнить это с изучением химии в колледже или институте. В учебниках по химии можно детально прочитать о том, как ставить опыты и проводить эксперименты, но до тех пор пока ты сам не смешал химические реагенты, следуя указаниям в учебнике, и не увидел конечный результат, твои познания так и останутся сугубо теоретическими. Благодаря практике сам процесс и его результаты понимаешь лучше и полнее. Многие люди, закончившие институты, получили одно лишь книжное знание, которое они не могут или не умеют применять в реальной жизни. Хотя именно в жизни они должны "приложить свою руку". Данное сравнение применимо не только к химии, но и к механике, и ко многим другим профессиям и видам деятельности, где книжное знание противопоставлено реальной работе с материалом.
Д.: Тебе известно, сколько всего жизней ты прожила?
С.: Без понятия. Возможно, сто; возможно, больше. Я сбилась со счета.
Д.: Разве так трудно их подсчитать?
С.: Первые пятьдесят или около того еще помнишь, а потом просто теряешь счет.
Я знаю, что это так, потому что однажды целый год работала с женщиной, вспомнившей 26 предыдущих жизней, пока они не стали сливаться и налагаться одна на другую, так что я с трудом различала, где какая. Я увидела, что все они влияют друг на друга и просто являются составными частями совокупной человеческой личности – как части складной картинки.
Д.: А разве там не ведется учет всех жизней?
С.: Ведется, но в принципе это неважно. Важен опыт, а не учет.
Д.: Ты когда-нибудь слышала о так называемых Хрониках Акаши?
С.: Да, это запись или учет всех жизней. Есть даже специальные хранители этих записей, которым позволено читать их. Те же, кто учится и годами накапливает практический опыт воплощений, имеют весьма ограниченный доступ к ним. Но таких немного, а среди тех, кто инкарнирован на Земле, я не знаю ни одного, кто бы имел свободный доступ к этим записям.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 13 сен 2010, 12:49 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Из разговора с другим духом я узнала, что он видел эти Хроники и считает, что они гораздо более доступны.
Д.: Ты когда-нибудь слышал о Хрониках Акаши? (Пауза.) Возможно, вы называете их как-то иначе. Думаешь, действительно есть такие записи, где содержатся сведения о всех временах и жизнях человека?
С.: Еще бы! Но если уж речь зашла о названии, то я бы скорее назвал их Книгой Жизни – записями всего, что ты когда- либо сделал и совершил. Вон она, стоит на стенде. Очень большая.
Д.: Это записи только твоей жизни или всех людей?
С.: Ну, я думаю, каждый может подойти, открыть и посмотреть. Если я, например, что-то ищу в ней, то она отражает именно то, что ищу я. А если кто-то другой посмотрит в нее, она отразит то, что ищет он. Своего рода магическая книга.
Д.: Странно, как сведения о всех людях могут храниться в одной книге? Она, должно быть, просто огромная.
С.: Все, что ты хочешь найти, все, что ищешь, – именно там.
Еще один дух тоже попытался объяснить мне, что такое Хроники Акаши, правда, на более личном уровне.
С.: Да, ты права: Хроники Акаши действительно существуют, и в них можно заглянуть, чтобы получить искомую информацию. Но, боюсь, концепцию Хроник Акаши многие просто недопонимают, поэтому я хотела бы немного прояснить ее. Возможно, в этом случае лучше всего подошла бы аналогия с индивидуальными депозитными ящиками в банке, где клиенты хранят свои личные сбережения и вклады. Сами по себе ящики именно для этого и предназначены – хранить индивидуальные сбережения. Что же касается банка, то это, грубо говоря, хранилище для денег. И тем не менее каждый депозитный ящик в нем содержит лишь то, что принадлежит каждому человеку в отдельности. В этом смысле каждый человек может рассматривать себя лично как индивидуальный депозитный ящик, где хранится его собственная энергия. Поэтому нам нужно просто пойти в нужный сектор и к нужному ящику и извлечь оттуда искомую информацию – с той лишь разницей, что получателем этой информации являешься ты сам.
Д.: А в этих "депозитных ящиках" действительно хранятся все сведения и о нашем будущем, и о нашем прошлом?
С.: В них хранится лишь то, что тебе необходимо знать о себе в данное время. Но есть, конечно, и такие уровни запросов, получать информацию о которых тебе не следует, поэтому такой "ящик" окажется пустым, то есть ты не найдешь в нем для себя ровным счетом ничего.
Д.: А каким образом эта информация депонируется в "ящик"? Нашей жизнью, нашими мыслями или как?
С.: Все переживания – как отдельное переживание, так и вся их совокупность, – которые выпадают тебе в жизни, откладываются там чисто автоматически, по мере того как ты их испытываешь. Это просто как магнитная пленка, скомпонованная из событий и фрагментов жизни, которую ты можешь взять и прокрутить в любое время.
Д.:А имеют ли другие люди доступ к этой пленке?
С.: Конечно, имеют. Ты и сама об этом знаешь по опыту собственных исследований.
Д.: А не происходит ли в этом случае то, что мы, регрессионисты, называем "ситуациями параллельной жизни"?
С.: Вполне возможно. Бывают случаи, когда, обращаясь к Хроникам Акаши за информацией об одном человеке, ты одновременно пересекаешься с записями о других и получаешь впечатления о жизни, прожитой другим индивидом. И такого рода случаи не так уж и редки, как может показаться. Эмфатическая, то есть ярко акцентированная, реакция с абсолютной точностью указывает на то, что приведен в действие именно такой механизм.
Д.: Другими словами, когда мы исследуем опыт чьей-то прошлой жизни, то вполне может оказаться так, что мы считываем из Хроник Акаши события жизни другого человека?
С.: Или, возможно, свои собственные.
Д.: А как разобраться, где чьи?
С.: Так ли это необходимо -разбираться в этом? Уже сам тот факт, что события этой жизни "прокручиваются" перед тобой – в силу того, что они тебе открыты, – свидетельствует о том, что они тебе не чужды, что они как-то связаны с тобой, то есть это нечто, присущее лично тебе. Поэтому нет особой нужды выяснять, какая запись кому принадлежит. Тот факт, что эта запись "прокручивается" перед тобой, уже указывает на то, что это нужная тебе запись, по крайней мере в данное время.
Мне уже и до этого много раз давали понять, что есть некоторые вещи, которые нам не нужно знать, и поэтому эти вопросы остаются без ответа, поскольку некоторые сведения скорее подобны яду, чем лекарству, и нам лучше об этом не знать. Они проходят цензуру ради нашей безопасности.
Д.: Существует теория, что вся жизнь человека фиксируется в виде энергии. Ты, например, привел аналогию с магнитофоном. Но есть также концепция, утверждающая, что абсолютно все – мысли, действия, поступки и так далее – суть материя, генерирующая особую энергию, и эта энергия остается неизменной. Я вот думаю, насколько хороша аналогия с депозитным ящиком?
С.: Более чем. Кроме того, можно также стереть информацию, если в том возникнет необходимость, удалив, скажем, из хроник отдельный сегмент опыта или переживаний, если он бесполезен, то есть не идет человеку на пользу. Как, например, печи Освенцима, в которых сжигали евреев.
Д.: Неужели можно сознательно удалить что-то, если все заранее спланировано и предопределено?
С.: Это в тебе говорит земная природа, которая весьма ограничена и которая является лишь очень маленькой частицей твоей личности. А именно она, личность, в союзе с хранителями информации решает, что целесообразно, а что нет, и происходит это не на уровне сознания. Ибо у тебя нет доступа к той информации, на основе которой выносится решение, надо или не надо удалять из хроник какой-то отдельный сегмент твоего общего опыта. Это решение, повторяю, принимается хранителями Хроник Акаши в союзе с высшими формами твоего сознания.
Д.: Ты сказала, что некоторые события, как, например, печи Освенцима, могут стираться из Хроник и, таким образом, из памяти самого человека, пережившего их. А почему их стирают? Из-за того, что они носят негативный характер?
С.: Скажем так: для тех людей, которые это пережили, такого рода опыт по большей части был непреднамеренным. Поэтому, ради их кармической безопасности и чтобы это не повлекло серьезных проблем в последующей жизни, этот опыт решено было удалить. Так, чтобы их подсознание не хранило пережитую ими трагедию, которая действительно может вызвать нежелательные проблемы в дальнейшей жизни.
Д.: Это, видимо, является частью того процесса исцеления душ, которому они подвергаются, когда приходят в место отдыха?
С.: Верно. Это процесс исцеления, в ходе которого травматические переживания аннулируются благодаря воздействию целительной энергии.
Д.: А как этот процесс отражается на самих преступниках?
С.: Их кармические записи отражают тот вид наказаний, которые они должны понести за совершенные злодеяния. Ибо уже сами записи содержат и соответствующее их деяниям искупление, если использовать религиозную терминологию. Другими словами, вид искупления уже учтен при просмотре ими последующей жизни, и в ходе подготовки к следующей инкарнации, когда оценивается та часть травматических переживаний, которая подлежит исцелению, они тоже подвергаются целительному процессу.
Д.: Я вот думаю над твоими словами о просмотре последующей жизни. Неужели вся жизнь действительно проходит перед твоими глазами, еще до того, как ты родился?
С.: Ну, это достаточно смелое утверждение. Я бы не стала это утверждать. Все зависит от индивидуального типа человека. Перед некоторыми, возможно, "прокручиваются" целые фрагменты жизни, а другим дается лишь краткий обзор отдельных событий. Повторяю, все зависит от самого человека и тех конкретных целей, которые он планирует достичь в следующей жизни. Поэтому в данном случае невозможно утверждать что-то наверняка, то есть делать некое обобщение, охватывающее все возможности.
Д.: Необходимо ли человеку просматривать все прожитые им жизни или только ту, которая непосредственно предшествовала планируемой инкарнации?
С.: Не обязательно ту, что непосредственно предшествовала; это могут быть и жизни, отстоящие во времени достаточно далеко от предшествующей, но касающиеся той части кармы, которую ему предстоит отрабатывать в будущем. Когда человек умирает, владеющие им мысли могут быть и не связаны исключительно с кармой последней жизни, а относиться к карме одной из последующих или предыдущей жизней, особенно если он чувствует, что ему придется столкнуться лицом к лицу именно с ней.
Д.: Другими словами, у него нет доступа к обзору всех прожитых им жизней?
С.: Во всяком случае, не всех сразу. Записи этих жизней всегда к его услугам, но иметь дело сразу со всем объемом кармы, связанной с ними, – это уж слишком.
Д.: Значит, он не может просмотреть все жизни и сказать: "Мне необходимо сделать это и это, чтобы искупить карму всех прожитых жизней"?
С.: Если эти жизни отстоят во времени достаточно далеко, то все проблемы, связанные с ними, как правило, уже решены.
Д.: А ты помнишь самую первую свою жизнь?
С.: Если необходимый урок данной конкретной жизни усвоен, то я обычно о ней забываю.
Д.: Я всегда считала, что, если что-то делаешь или совершаешь в первый раз, об этом никогда не забываешь.
С.: Это не всегда так.
Д.: А есть ли какие-то правила или предписания, касающиеся того, сколько всего жизней должен прожить человек?
С.: Некоторые могут отработать свою карму в течение одной жизни, если эта жизнь, так сказать, образцово-показательная, и тогда последующие жизни им не требуются. Другие же должны воплощаться снова и снова и прожить великое множество жизней, чтобы отработать то, что причинили себе и другим, и усвоить то, что должны усвоить. Одни являются новичками по части земного опыта, поскольку, возможно, лишь недавно решили вступить на путь земных инкарнаций. Другие же, наоборот, вступили на этот путь с самого начала, работая над тем, что необходимо отработать, но в силу того, что у них были длительные периоды отдыха между предыдущей и последующей жизнями, или в силу того, что они прибегали к другим методам обучения, не связанным с земным опытом, – в силу всего этого у них, возможно, было не так уж и много земных воплощений.
Д.: А ты когда вступила на путь земных инкарнаций?
С.: О, совсем недавно, но в то же время очень давно, если считать по земным меркам. Мне еще предстоит собрать и усвоить много информации и разного рода знаний. И если сведения, сообщенные мною, помогут кому-то, то это поможет также и мне искупить те кармические долги, которые я накопила своими поступками, направленными против других людей.
С этой женщиной, моим субъектом, я работала целый год, и хотя мы за это время просмотрели почти 30 жизней, но, как мне кажется, едва затронули самую поверхность всего пласта ее существования.
С.: Нет необходимости рассказывать о всех прожитых мною жизнях, поскольку многие из них прошли спокойно и безмятежно и потому если и имеют смысл, то только для меня самой; другие же не извлекут из них ничего полезного для себя. Короче говоря, у человека столько жизней, сколько жизненных уроков или жизненного опыта ему предстоит усвоить.
Д.: Я провожу исследования со многими людьми, чтобы выявить некий шаблон или причину того, почему карма отрабатывается столь различными способами.
С.: Да, но не надейся, что всегда найдешь ответы в получаемой информации. Даже на этом уровне мы рассматриваем этот процесс только с индивидуальной точки зрения, которая все равно что узкий окуляр в сравнении с окном.
Д.: Я заметила, что многие из жизней -это так называемые простые жизни, жизни, прожитые спокойно и безмятежно.
С.: Да, это жизни, над которыми не господствует непреложная карма, неважно, хорошая или плохая.
Д.: Многие из этих жизней не назовешь осмысленными или интеллектуальными. Это скорее чисто физические жизни, то есть жизни, связанные с удовлетворением чисто физических потребностей.
С.: Да, но они важны для индивида с точки зрения общего конечного результата.
Считается, что простая жизнь – это жизнь незначительная или бессодержательная, хотя я не думаю, что есть такие жизни, которые в полным смысле слова можно было бы назвать бессодержательными, Каждая жизнь представляет собой уникальную повесть о человеке и как таковая заслуживает внимания. Любая спокойная жизнь, неважно, долгая она или короткая, – это жизнь, наполненная повседневными, зачастую серыми, скучными и, казалось бы, бессмысленными буднями, которые не расцвечены никакими выдающимися или экстраординарными событиями.
Мы все знаем таких людей, которые, на первый взгляд, бездумно и беззаботно скользят по жизни, не создавая волн. Однако даже такой жизнью можно частью искупить или отработать карму, не создавая при этом новую. Я считаю, что каждому человеку время от времени необходима такая жизнь как кратковременная передышка или отдых в бесконечном процессе перехода от одного травматическою переживания к другому, при котором он не может остановиться и расслабиться.
Спокойная жизнь идеальна для таких случаев, поэтому у нее тоже есть свои преимущества, сколь бы ни казалась она скучной и незначительной самому человеку. Возможно, это поможет нам лучше понять тех людей из нашего собственного окружения, которые как раз и живут подобной жизнью. Мы не должны их осуждать – вот что необходимо понять. Мы не знаем, после какой предшествующей жизни человек отдыхает или к какой будущей жизни готовится, как не знаем и того, чего он достиг в прошлом и чего стремится достичь в будущем.
Д.: Эта школа единственная в своем роде?
С.: Нет, есть и другие школы – на других планах существования. Человек, по крайней мере хотя бы однажды, должен в известной мере познать все.
Д.: Ты ходишь в школу каждый раз, когда заканчиваешь земную жизнь?
С.: Не всегда. Иногда я предпочитают отдыхать.
В ходе моей практике мне приходилось встречать множество людей, находившихся, по их словам, в месте отдыха. В этот момент их очень трудно вытянуть на разговор. Они или не хотят разговаривать вообще, или все, что они говорят, звучит сонно и вяло, не неся в себе никакой осмысленной информации, – подобно тому, как это делает человек, разбуженный среди ночи. Они не дают никаких описаний, да им в общем-то и нечего описывать. Короче, это очень спокойное, тихое место, где они пребывают, ни о чем не думая, отрешаясь от всех проблем и забот, возможно год, а возможно сотни лет, пока однажды вновь не будут готовы вступить в бесконечный цикл жизни.
Д.: Это место отдыха, где оно расположено: там, где ты сейчас находишься, или в другом месте?
С.: Собственно говоря, особой разницы между этим и другими местами нет. Везде один порядок: одни люди предпочитают вначале ходить в школу, а затем некоторое время отдыхают, прежде чем вновь приступить к учебе, а другие сразу идут в место, предназначенное для отдыха, где царят абсолютная тишина и своего рода забвение.
Д.: Именно об этом месте я и спрашиваю. Когда они обычно приходят туда? После мучительной, страдальческой жизни?
С.: Да. Или когда не желают или не могут что-то забыть, когда хотят оставить эти воспоминания при себе. Я тут же подумала о Гретхен, немецкой девушке, историю жизни которой я описала в книге "Вспоминая прошлые жизни". Она постоянно и очень настойчиво пыталась вернуться в Германию, где жила до этого, хотя это было совершенно невозможно, поэтому ее, естественно, то и дело направляли в место отдыха – до тех пор, пока из ее памяти не стерлись настойчивые воспоминания о завершившейся жизни. Только после этого она смогла реинкарнироваться и жить нормальной жизнью.
Д.: Да, верно. Я имела дело с одной женщиной, которая не хотела избавляться от воспоминаний, поэтому ее отправили в место, которое очень сходно с описанным тобою. Странно, что одно и то же место духи подчас описывают по-разному.
С.: В каждом описании есть доля истины. Мы должны собирать то, что всюду слышим и узнаем, а не закрывать уши.
Д.: Возможно, ты сумеешь помочь мне прояснить некоторые вещи, иначе я окажусь в полной растерянности.
С.: Растерянность – сестра незнания.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010, 13:29 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Д.: Я хочу спросить о спокойной жизни. Служит ли она тем же целям, что и место отдыха?
С.: Если и служит, то лишь в очень незначительной степени. Место отдыха предназначено для полного удаления ненужной информации из памяти людей. А спокойная жизнь – это просто… Возможно, что человек до этого прожил трудную, тяжелую жизнь, полную стрессов, и теперь нуждается в покое и отдыхе, но отнюдь не в забвении, потому что это сделать легко. Место отдыха предназначено для людей, страдающих от проблем и продолжающих идентифицировать себя с той частью своей личности, которую они должны забыть, то есть забыть, кем они были и какие проблемы их обременяли. Иначе личность не сможет выйти из-под их влияния в следующей жизни и только осложнит себе карму. Так вот, для того чтобы человек забыл все это, его и направляют в место отдыха.
Д.: Значит, спокойная жизнь все-таки служит другим целям?
С.: Нельзя сказать, чтобы совсем уж другим. Она служит тем же целям, но, пожалуй, несколько иначе.
В случае простой, спокойной жизни ваша личность не подвергается непомерным стрессам, и потому следующую жизнь вы можете прожить более напряженно, деятельно и осмысленно, отрабатывая свою карму. Мне кажется, переход от одной стрессовой жизни к другой был бы очень тяжелым для человека; ему в какой-то момент нужно остановиться и передохнуть, и спокойная жизнь идеально отвечает этой цели.
Д.: Думаю, что у всякой жизни есть свой резон, не так ли?
С.: Абсолютно все имеет свой резон.
Д.: Ты вот вроде как ходишь в школу, но в то же время и меня учишь. У всех нас есть поистине бесконечные возможности для роста, не правда ли?
С.: О да, это долгая стезя. Особенно та, по которой следую я.
Я попросила ее описать различные места учебы. С.: Количество школ и мест отдыха поистине огромно. Сколько нуждающихся, столько и этих мест. Иногда тебе нужно пойти и подумать над теми уроками, которые необходимо было усвоить в этой жизни, и разобраться в том, чего ты достиг. Иногда же ходить в школу тебя побуждают сами цели, которых ты желаешь достичь. А иногда ты прямо переходишь в другую жизнь.
Д.: Есть ли какие-то правила или предписания, регламентирующие этот процесс?
С.: Нет, если только твой выбор касается лично тебя. М-м-м… правда, есть особые случаи. Если чувствуешь, что груз прошлой жизни слишком избыточен и велик, то можешь либо пойти в школу и попытаться сбросить его и переработать, либо отправиться в место отдыха.
Д.: Но можно и сразу же перейти в другую жизнь, не так ли?
С.: Да, если того душа желает.
Д.: Я подумала, что, может быть, этого момента приходится ждать много лет…
С.: Нет, не всегда. Все зависит от внутреннего потенциала и работоспособности самой души, то есть от того, насколько хорошо и качественно она справилась с проблемами, с которыми ей пришлось столкнуться. Некоторым душам требуется больше времени в стадии посмертного существования, чтобы разобраться со всеми проблемами, переходя от одной к другой, или же просто чтобы забыть о них.
Д.: Перед тем как воплощаться, лучше, наверное, о них забыть.
С.: В большинстве случаев – да. Если нет необходимости в переносе горького, но полезного опыта в следующую жизнь, тогда о нем лучше забыть. Иначе человек так и будет без устали пытаться вернуться в только что прожитую жизнь, а это, естественно, невозможно.
Именно это и случилось с немкой Гретхен из книги "Вспоминая прошлые жизни". Она провела 200 лет (по земным меркам) в месте отдыха, прежде чем смирилась с мыслью о том, что больше не сможет вернуться в прожитую жизнь. Эта жизнь была настолько активной, насыщенной и необузданной, что, когда она наконец смогла вернуться на Землю, ее личность полностью преобразилась. Только таким образом она смогла продолжить путь земного обучения.
Д.: А бывают ситуации, когда все же лучше не забывать?
С.: В таких ситуациях всегда есть что-то такое, что необходимо усвоить из прошлой жизни, то, что оказывает непосредственное влияние на переживания и ход этой жизни.
Д.: А не лучше ли в этих случаях прямо перейти в следующую жизнь?
С.: Иногда -да. Но иногда требуется более тщательная подготовка, поэтому на усвоение знаний из предыдущей жизни уходит больше времени.
Д.: Если ты решаешь быстро вернуться в земную жизнь, это решение как-то связано с кармой или нет?
С.: Связано. Но также зависит и оттого, насколько усердно ты стараешься ее отработать. Иногда тебе приходится ждать других людей, которые еще не сошли в мир иной, так что далеко не всегда возвращение назад обусловлено выбором места и времени собственного рождения. Принять окончательное решение помогают учителя. Но персональную карму тоже необходимо учитывать.
Д.: А согласие других людей требуется?
С.: Все зависит от обстоятельств. Требуется, но далеко не всегда.
Д.:И в этом случае ты отрабатываешь карму, не зная о ней?
С.: Если без их санкции, то да.
Д.: И имеешь дело только со своей собственной кармой, так?
С.: По большей части да. Есть определенные принципы, которым необходимо следовать.
Д.: Мнение учителей и наставников, помогающих тебе разобраться во всем этом, имеет большую силу, чем твое собственное?
С.: Нельзя сказать, что оно имеет большую силу. Во многих случаях они рассматривают ситуацию под иным углом зрения и в иной перспективе. Они рассматривают ее, опираясь на собственный опыт, и делятся с тобой своей мудростью. В большинстве случаев их суждения весьма здравы и разумны, поэтому очень даже стоит принять их к сведению и рассмотреть в данной перспективе, ибо таким образом ты учишься.
Д.: Другими словами, они видят то, чего не видишь ты?
С.: Да, потому что они, так сказать, не привязаны к ситуации.
Д.: Что ж, вполне логично. Ты и сама часто ведешь себя так же, то есть выступаешь в роли благожелательного и совершенно непредвзятого судьи… Скажи, а бывают ли случаи, когда душу заставляют вернуться на Землю, даже если она не хочет?
С.: Да, бывают такие случаи, хотя, возможно, дело не в том, хочет она или не хочет. Предположим, что в завершившейся жизни душа существовала в обличье мужчины и теперь ее заставляют принять женский облик. А если бы она действительно имела выбор, то снова выбрала бы мужской облик. Да, такие ситуации иногда случаются. Но это целиком и полностью зависит от конкретной ситуации. Бесспорно, по эту сторону жизни существование кажется куда более простым и легким, но душа не может многому здесь научиться по причине отсутствия каждодневных переживаний и опыта, подобных земным, которые учат большей мудрости, умению терпеливо сносить людские пороки, слабости, недостатки и проблемы. Благодаря этому душа эволюционирует гораздо быстрее и интенсивнее, чем в том случае, если не имеет доступа к великой премудрости. Душа вынуждена возвратиться на Землю, если она неправильно воспринимает происходящее. И ей указывают, с какой именно точки зрения следует рассматривать эти вещи, погружая в поток жизни. До того как человек вступает в земную жизнь, он оценивает состояние кармического равновесия, то есть рассматривает, какие именно аспекты кармы можно отработать наилучшим образом в данной ситуации и при данном кармическом балансе. Да, духовные учителя могут сделать им должное внушение, чтобы помочь разобраться, чего именно они хотят достичь в этой жизни, но при этом никого не принуждают попадать в ситуации, которые ему крайне неприятны. В этом случае достигается компромисс между человеком и его духовными наставниками. Возможно, человеку не понравятся многие частные аспекты жизни, но саму жизнь в целом он должен и обязан принять. А те дополнительные аспекты, которые ему не по душе, выступают в данном случае как некие духовные стимулы – как цели, которых он должен достичь, или как задачи, над которыми он должен работать. И от того, насколько хорошо ему это удастся, то есть сможет ли он отработать часть своих кармических долгов, зависит его кармический баланс. В духовном плане, если после его возвращения становится ясно, что он справился с поставленной задачей, это благотворно влияет на его карму.
Д.: Мне только что пришел на память один случай с девушкой, которая в прошлой жизни совершила самоубийство и потому была вынуждена быстро вернуться в эту жизнь. Хотя ситуация и все обстоятельства вполне оправдывают это возвращение, но сама она очень не хотела возвращаться.
С.: Да, такое иногда случается, когда, например, душа находится на излечении в больнице на духовном плане, и учителя ей говорят: "Ну, пора уже возвращаться на Землю, ты не можешь оставаться здесь вечно". И душа начинает противиться, главным образом потому, что боится. Хотя внутренне знает, что должна это сделать, если хочет выбраться из этой ситуации и достичь большего прогресса. Повторяю, хотя она и выказывает внешние признаки нежелания или непокорности, однако знает, что должна поступить именно так. Так что в этом отношении особых проблем не возникает, потому что нет такой души, которая бы не хотела изжить тот или иной неблагоприятный аспект своей кармы, чтобы в дальнейшем испытать нечто гораздо более лучшее.
Д.: Но, тем не менее, ее все же заставляют вернуться?
С.: Не заставляют, а, как бы это сказать, строго обязывают. Поскольку она не может вечно находиться в больнице на излечении, вот ей и приходится вернуться на Землю. Больным и исстрадавшимся душам необходимо более строгое руководство, нежели здоровым, так как в какой-то мере они ведут себя более безответственно, когда дело касается принятия подобных решений. Это, так сказать, одна сторона весов; а на другой стороне -души вроде этой (указывает на себя) и твоей; их могут временно приструнить, сказав: "А ну-ка, не торопитесь. Вам пока нельзя возвращаться, поскольку предстоит еще кое-что изучить и усвоить". А почему? Потому что мы слишком нетерпеливы и жаждем поскорей вернуться на Землю и с головой окунуться в чехарду жизни, не отработав как следует нужный урок.
Д.: Так ты считаешь, что мы с тобой нетерпеливы? (Смеется.) Я вот все думаю о той девушке. В этой жизни она очень несчастна, а потому вряд ли сможет хорошо отработать свои долги.
С.: Да, порой проходит несколько жизней, прежде чем удается уяснить, как их отрабатывать, чтобы сам этот процесс доставлял тебе не муку, а радость. Так что если ей удастся завершить свой жизненный путь естественным образом, не прибегая к очередному самоубийству, то это уже само по себе будет прогрессом.
Д.: Хуже всего то, что она оказалась в той же самой ситуации и с теми же самыми людьми.
С.: Ну, коль скоро она оказалась в той же ситуации и с теми же людьми, тогда несомненно, что главная цель ее жизни – не довести себя до самоубийства. Ее задача – общаться с этими людьми на протяжении всего срока отпущенной ей жизни, не укорачивая ее искусственным путем. Если ей это удастся, то следующая жизнь сложится для нее гораздо лучше и будет более удачной. Возможно, это скажется в том, что ей придется общаться уже не со всей массой людей, отравляющих ей жизнь, а лишь с одним или двумя из них, и она вновь научится быть счастливой.
Д.: Да, но ты недавно сказала, что не кто иной, как только сам человек принимает окончательное решение, а в данном случае ее принудили или обязали (что и одно и то же) возвратиться на Землю. Разве в этом нет противоречия?
С.: Ни малейшего. Люди, которых, казалось бы, принуждают вернуться, знают, что это предпринимается для их же блага. Им дается время хорошенько обдумать положение дел, и после этого они начинают понимать, что им действительно нужно возвратиться, иначе они навеки завязнут в этой ситуации и не смогут добиться прогресса. Возьмите, к примеру, христианскую концепцию ада. Вот где отсутствует даже малейший шанс на прогресс,
Д.: То есть вечно пребываешь в одной и то же ситуации и совершаешь одни и те же ошибки?
С.: Именно.
Д.: А тебе разрешают посещать другие места или ты все время должна оставаться при школе?
С.: Иногда нам дается возможность посещать другие планы существования, чтобы мы смогли понять, как живет и управляется там дух человека. Каждый уровень сам по себе – это учебный план, где можно многому научиться.
Д.: Но когда я общаюсь с другими духами, то они описывают свое окружение очень по-разному.
С.: Правильно, потому что многое из того, что они описывают, является результатом их собственной визуализации, как, впрочем, и сами школы, которые они видят такими, какими хотят их видеть. У каждого свой личный опыт, поэтому один видит это место так, а другой – совершенно иначе, хотя в сущности это одно и то же место.
Д.: А я думала, это происходит потому, что пространство там столь велико, что там одновременно существует множество самых разных вещей.
С.: Да, это тоже имеет значение. Планов, подобных этому, великое множество.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 16 сен 2010, 13:29 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Д.: Один из духов, женщина, рассказал мне, что между земным и небесными планами туда и обратно снует золотой челнок, перевозящий души. Ты когда-нибудь встречала нечто подобное?
С.: Возможно, это просто связано с тем, как она воспринимает окружающую реальность. Одни говорят, что видят золотую небесную лестницу или мост, ведущие на ту сторону. Другие видят огромный светлый зал и просто идут навстречу свету. Большая часть этих описаний – это личные переживания, придающие индивидуальное своеобразие увиденному, а реальность здесь такова, что все, о чем ты думаешь или желаешь увидеть, происходит. Все, что бы ты ни воображал, становится реальностью. Ибо ты – хозяин своей судьбы, своего дома, сосуда или вместилища своей души, поэтому ты волен по своему усмотрению создавать и воспринимать концепцию духовной сущности бытия в физическом теле. Ты – хозяин своего тела и владыка своей судьбы. То, что ты мысленно создаешь, тут же возникает перед тобой. Здесь ты в полном смысле слова выступаешь как соавтор Творца. Поэтому все, что ты видишь перед собой, является плодом твоего творчества и делом твоих рук, точнее мыслей, будь то на физическом или духовном плане. Все должны сознавать свою ответственность и подстраивать под этот камертон струны своей души, ибо все сами творят свои судьбы.
Д.: А как быть с инвалидами? Если ты родился инвалидом, то ведь не зря, а с какой-то целью. С какой?
С.: О да! Это очень горький опыт смирения. Ты должен войти в соприкосновение с собственной сущностью и понять, кто ты и что ты, чтобы увидеть себя таким, каков ты есть, а не таким, как тебя видят или как о тебе думают окружающие. Очень многие склонны видеть себя именно такими, какими их видят другие люди, хотя на деле таковыми не являются. Да, с одной стороны, это гораздо проще, но ведь на самом деле ты – совершенно другой. Ты такой, каков есть на самом деле, такой, как о себе думаешь, а кроме того еще и такой, каким тебя видят другие люди… и тогда ты меняешься. Но если ты инвалид, то тебе в жизни дается нечто, что ты должен преодолеть. И, помимо прочего, ты должен усвоить, что нужно быть выше людских насмешек и не принимать на свой счет людскую жестокость. Это придется искупать им самим. Они вообще ничего не понимают или, возможно, боятся. Ибо, как известно, то, чего люди не понимают, пугает их больше всего.
Д.: Но и те, кому они делают больно, этого тоже не понимают.
С.: К сожалению; они просто вопиют о помощи.
Д.: В какой-нибудь из своих жизней ты была инвалидом?
С.: (Пауза, словно думает.) Нет, кажется, я была совершенно… Нет, я никогда не рождалась такой. Лишь однажды лишилась зрения.
Д.: И чему, по-твоему, это научило тебя в той жизни?
С.: Настойчивости. Умению не принимать на веру прописные истины. Умению быть собой. Чувству уважения. А также чувству… чувству (удивленно) доверия.
Д.: Ну что ж, это того стоит. Я думаю, что если чему-то учишься, то это того стоит. Согласна?
С.: Да.
Д.: А если кто-то пытается помочь людям вылечиться, даже несмотря на то, что болезнь вызвана кармическими причинами, то такое лечение будет успешным?
С.: Нет. Если что-то запланировано с целью подвести человека к определенной точке развития и осознания, тогда все старания излечить такого человека будут безрезультатными.
Д.: Ну а если попытаться? Попытка – не пытка.
С.: О нет, нет! Есть определенные законы, и нужно благословение Божье, чтобы люди, желающие помогать другим, ощутили в себе целительные силы и смогли использовать свои внутренние ресурсы. Это бескомпромиссный процесс полной самоотдачи, при котором отдавать себя другим уже само по себе является наградой.
Нижеследующий фрагмент взят из сеанса регрессии, проведенного с молодой девушкой, которая в предшествующей жизни была глухонемой. Я вошла с ней в контакт сразу после того, как она умерла.
Д.: Твоя жизнь была не так уж и плоха, не правда ли?
С.: По крайней мере, я не навлекла на себя тяжелую карму.
Д.: А разве ее можно навлечь в такой жизни, как эта?
С.: Можно, если только человек в той или иной мере не борется со своим увечьем и сдается. Дело в том, что, даже если ты инвалид, но не борешься с этим и не стремишься чего-то достигнуть, ты тем самым навлекаешь на себя еще большую карму.
Д.: Ты имеешь в виду ситуацию, когда человек, будучи инвалидом, покорно складывает руки и сдается на милость окружающих, позволяя им заботиться о себе и решать его проблемы? То есть ведя себя подобным образом, он поступает неправильно. Ты это хочешь сказать?
С.: Да. Всегда нужно пытаться что-то сделать. Чтобы извлечь пользу из жизни, подобной этой, нужно постоянно бороться, стремясь к более высоким достижениям, и не давать жизни увлечь себя на дно.
Д.: Другими словами, даже несмотря на то, что ты инвалид, нужно всегда стремиться к лучшему и пытаться добиться этого лучшего? Так ты выплачиваешь кармические долги? А если сдаешься и не пытаешься что-то предпринять, то навлекаешь на себя еще более тяжелую карму в следующей жизни. Правильно я говорю?
С.: Да.
Д.: А как быть с людьми недоразвитыми или умственно отсталыми? Ведь это тоже инвалидность или увечье, хотя и совсем иного рода. (Она нахмурилась,) Тебе известно, кого называют недоразвитыми?
С.: Боюсь, я не совсем понимаю, что ты имеешь в виду.
Д.:Я имею в виду людей, которые как рождаются детьми, так ими и остаются. Умственно они остаются неразвитыми. У них тело взрослого человека, а склад ума – чисто детский. Это тоже считается инвалидностью, но иного уровня. Теперь понимаешь, о чем я говорю?
С.: Да. Но опять же – всегда есть возможность попытаться сделать себя хоть чуточку лучше. Так сказать, бороться, пытаясь преодолеть свою неполноценность.
Д.: Как ты думаешь, если человек рождается инвалидом или становится им в процессе жизни, то в этом есть некий смысл?
С.: Конечно. Он тем самым или искупает вину за то, что совершил в прошлом, или же пытается достичь определенного прогресса на пути развития.
Д.: Стало быть, человек может стать инвалидом или увечным, даже если это никак не связано с погашением кармических долгов?
С.: Да, потому что абсолютно из всего можно извлечь пользу. Например, он может научиться пониманию, научиться не судить поспешно о других людях. И многому другому.
Д.: Что ж, не так уж это и плохо, когда человек стремится погасить свои долги!
Мы не должны забывать также и о том влиянии, которое инвалиды или увечные люди оказывают на окружающих. Какой опыт пожинают те, кому ежедневно приходится общаться с ними? Какие уроки усваивают? А те, кто просто проходит мимо? Чему могут научиться они? Какие эмоции, позитивные или негативные, просыпаются в них? И что из того, что преподносит им жизнь, они отвергают? Необходимо подчеркнуть еще раз: неважно, хотим мы того или нет, но каждый из нас ежедневно разными путями влияет и воздействует на окружающих. И от того, приемлем ли мы других людей и заботимся о них или же отвергаем их и отказываем им в заботе, зависит то, какие именно уроки мы извлечем для себя на будущее.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 18 сен 2010, 18:47 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Глава 5 – Экскурсия по Храму Мудрости
Я обнаружила Храм Мудрости на духовном плане чисто случайно. Я в то время работала с молодым человеком по имени Джон, страдавшем кое-какими чисто физическими недугами, и он однажды захотел узнать, нет ли где-нибудь в духовном царстве такого места, где бы он мог немного подлечиться или, по крайней мере, получить полезную информацию по этому вопросу. Мне такое место было неизвестно, но я всегда готова немного поэкспериментировать: а вдруг да найдется! И если вся прочая информация в этой книге была получена от субъектов, погруженных в состояние транса и находившихся при этом в духовном теле на так называемой стадии посмертного существования между двумя жизнями, то на этот раз все было иначе. После того как Джон погрузился в глубокий сомнамбулический транс, я намеренно отправила его в духовное царство, чтобы посмотреть, сможет ли он найти место, как-то связанное с целительством, если только такое место вообще существует.
Когда я закончила отсчет времени, Джон оказался среди изумительного по красоте эфирного ландшафта, который, как его уведомили, являлся частью Храма Мудрости – обширного комплекса, состоящего из нескольких отделов: Храма Здоровья, Храма Судьбы и Библиотеки. Мне часто становится немного грустно оттого, что я не могу видеть и наслаждаться теми зримыми чудесами, которые видят мои субъекты. Подобно слепому, мне приходится полагаться лишь на их словесные описания, а слова часто просто не в состоянии хотя бы приблизительно передать те красоты, которые открываются субъектам в других измерениях.
Дж.: Я нахожусь в Храме Здоровья. Это место настолько прекрасно, что не поддается описанию. По форме он представляет собой круглый зал или ротонду со сводчатым потолком, в котором проделаны украшенные драгоценными камнями и самоцветами окна, через которые в помещение струится яркий радужный свет: голубой, красный, зеленый, желтый, оранжевый, бирюзовый. Короче, здесь представлены все цвета, какие только можно вообразить, за исключением черного и белого. Нет только этих цветов, зато все остальные имеются в изобилии, и через окна в потолке на пол ротонды, прямо по центру, падают лучи изумительной красоты. Входит один из служителей Храма, улыбаясь, подходит ко мне, берет за руку и говорит: "Ты пришел сюда исцелиться, не так ли? Твоя душа исстрадалась, и теперь самое время омолодить ее, не так ли? Стань в центре этой лучистой энергии и омойся в ней".
Д.: Это место именно для этого и предназначено?
Ответа не последовало. Судя по телодвижениям и выражению лица Джона, он испытывал в этот момент какое-то возвышенное и глубокое чувство. Я не особенно беспокоилась, поскольку переживание, владевшее Джоном, судя по всему, было весьма и весьма приятного свойства.
Д.: Расскажи, пожалуйста, что происходит в данный момент.
Опять не отвечает. Видимо, Джон настолько отдался своим чувствам, что сейчас ему не до слов. Он несколько раз конвульсивно дернулся и застыл. Так прошло несколько секунд.
Д.: Скажи, что ты чувствуешь.
Дж.: Меня окружают разноцветные огоньки, они кружат вокруг и… словно щупают меня и в то же время очищают. Это настолько необычное, непередаваемое ощущение, что я на какое-то время просто лишился дара речи.
Д.: Я хотела убедиться, что с тобой все в порядке. Так ты говоришь, это очень приятное ощущение?
Дж.: Приятное – не то слово. Экстатическое! (Опять на несколько секунд воцаряется молчание, в течение которых его тело продолжает конвульсивно подрагивать.) О, это необыкновенное чувство! Я будто заново родился. (Опять 2-3-секундная пауза.) О, как ЭТО замечательно! Как непередаваемо замечательно! Эти разноцветные волны энергии успокаивают боль и изгоняют все болезненные ощущения. Служитель Храма берет меня за руку, выводит из этого лучистого потока и по пути напутствует: "Ну вот, теперь твоя душа очистилась от этого скопления негативной энергии, которая тебя окружала. Ощути чувство покоя, которое наполняет тебя. Ты должен сконцентрироваться на нем, ибо оно обладает чудодейственной целебной силой". (Долгий, глубокий вдох и выдох.) О, это было удивительное чувство. Это чудесное место предназначено для людей, чье физическое тело подверглось мучительным страданиям или было подточено болезнью. Когда они оказываются по эту сторону жизни, их направляют именно сюда, в эту ротонду, чтобы их астральное и духовное тела полностью обновились и исцелились. Затем эти души, покинувшие физическое тело, принимают духовные поводыри и отводят в различные места, где каждая из них начинает работать над изучением собственной эволюции. И таких душ длинная очередь. Однако, учитывая то, что я все еще нахожусь в человеческом теле, которое нуждается в срочном лечении, мне сказали, что не будет ничего страшного, если я стану первым и первым пройду в помещение, которое они называют "Палатой красок и света".
Д.: Наверное, для того, кто находится в человеческом теле, довольно необычно оказаться в таком месте?
Дж.: О да. Служитель говорит, что не многие пользуются такой возможностью во время астральных путешествий. "А могли бы, – добавляет он. – Мы здесь именно для того, чтобы оказывать помощь страждущим душам, причем даже тем, которые все еще инкарнированы. Если бы только они захотели прийти сюда, мы бы их встретили с радостью и любовью. Ибо процесс исцеления немыслим без энергии любви и неотделим от нее". Это в самом деле чудесное место, наполненное гармонией и любовью. Это не больница, и не госпиталь, и не что-то в этом роде, а именно прекрасный чудотворный храм в виде высокой ротонды с окнами, украшенными камнями всех цветов и оттенков. Окна, высотой около пяти или шести футов, инкрустированы самоцветами. Свет струится через них прямо в центр ротонды, и если ты стоишь в центре, то весь оказываешься в потоке лучевой энергии. Именно здесь я и нахожусь. О, это удивительное и поистине упоительное ощущение!.. Служитель мне говорит: "Если хочешь быть здоровым, Джон, то постарайся, чтобы тобой постоянно владели позитивные чувства. Это очень важно. Твоя духовная миссия – помогать и служить людям, Джон. А о болезнях не беспокойся. Они сами уйдут из твоего тела под влиянием целительной энергии. Если хочешь сбросить излишний вес, то мысленно представь ту телесную форму, которую тебе хотелось бы иметь, сконцентрируйся – и она реализуется сама собой. Концентрация – очень важный фактор. Табак и алкоголь очень вредны для твоего духовного роста, поэтому от них нужно отказаться. Эта энергия наносит ущерб твоему телу, как физическому, так и духовному, причиняет тебе боль и страдания, поэтому с такой энергией духовный рост невозможен. Со временем, если ты, конечно, сам этого захочешь, твоя душа сможет выявить и воплотить все то естественное и прекрасное, что ей присуще, и тем самым сможет привлечь к себе здоровую энергию. Так что о здоровье не беспокойся: мы тебя вылечим и ты обязательно исцелишься. А если захочешь вновь посетить этот храм, то лишь пожелай этого – и ты здесь окажешься". Он весь так и лучится любовью. Он крепко меня обнимает и говорит: "А теперь тебе пора покинуть это место".
Д.: Прежде чем мы уйдем, я бы хотела спросить его об этих людях, стоящих в очереди. Что это за люди? Те, кто умер от болезней?
Дж.: Да, он говорит, что эти люди умерли после долгой мучительной болезни, а также те, кто много страдал в жизни, прежде чем попасть сюда. Это люди, умершие от различных болезней вроде рака или погибшие в результате автомобильных аварий и тому подобных инцидентов. Правда, очередь здесь чисто условная. Просто чувствуется некий порядок или некая очередность, но не так, как в обычных очередях, где люди стоят один за другим. Так или иначе, но здесь каждый знает, когда его черед идти в эту палату со световой энергией.
Д.: Кто их туда сопровождает: служащие храма или духи-проводники?
Дж.: Да, здесь есть и служащие, и духи-проводники, но очень многие пришли сюда с членами своих семей.
Д.: Которые пришли их встретить после смерти?
Дж.: Да, именно они и привели их в это место.
Д.: Значит, прежде чем проследовать дальше, вновь прибывшие должны, так сказать, очиститься или излечиться?
Дж.: Да, эта процедура необходима, поскольку они умерли мучительной смертью.
Д.: Это первое что ждет людей, переступивших порог смерти?
Дж.: Да, ибо если они, будучи в физическом теле, сильно страдали от болезней или умерли мучительной смертью в результате аварии и других несчастных случаев и в их эфирном теле скопилось много негативной, болезненной энергетики, то вначале их подвергают лечебной процедуре с помощью целительных энергий. Им необходимо вначале вылечить эфирное тело, и только после этого они переходят в астрал и могут работать на этом уровне. Поэтому попасть в это место жизненно важно для этих людей. Их помещают в центр ротонды, где фокусируются все световые лучи, те изливаются на них, охватывают со всех сторон и устраняют все следы негативных энергий, скопившихся в эфирном теле. После этого они присоединяются к членам семей или другим сопровождающим, и те уводят их в различные места или зоны астрального мира.
Д.: Я раньше никогда не слышала об этом Храме Здоровья. Хочу поблагодарить твоего гида за столь полезную информацию.
Дж.: Он улыбается в ответ и говорит, что его долг – служить людям. В этом его призвание, его сущность, его жизнь – жизнь в смысле предназначения, а не бытия. Он весь – как теплая лучистая энергия. Энергия любви. Его прикосновения магически трепетны, как прикосновения матери, которая с любовью и нежностью баюкает ребенка и прижимает его к себе. Именно такова любовь, исходящая от него. Он говорит, что этот Храм – место сбора и встречи всех страждущих душ, воплощенных или развоплощенных, ибо благодать этого места предназначена равно для всех. Многие люди, обладающие психической или целительной энергией, говорит он, могли бы создавать на земле образ или проекцию этого храма, чтобы и другие тоже могли исцеляться с его помощью. "Ты сам все видел и сам прошел через процесс исцеления, Джон, -говорит он, – поэтому очень важно, чтобы ты описал это место, чтобы и другие тоже могли им воспользоваться. Возьмем к примеру Долорес. Она может пользоваться им в своей целительской практике и помогать другим людям. Она могла бы направлять их в состоянии гипноза в этот Храм, а мы бы их принимали и оказывали им помощь. Было бы просто чудесно, если бы Долорес этим воспользовалась. Ибо, отдавая себя и свои силы людям, она будет духовно расти и развиваться". Таково его послание тебе, Долорес.
Д.: Я очень благодарна ему за эти слова. А есть ли какие-то правила или предписания, касающиеся того, кто может, а кто не может приходить сюда?
Дж.: Он говорит: "Мы принимаем здесь все души без исключения, если только они отваживаются предпринять такое путешествие. К сожалению, далеко не все этого хотят, а многие настолько обременены своими заботами, что даже и не помышляют о подобном. Но если они захотят прийти и основательно подлечиться, то мы всегда к их услугам". Они могут прийти сюда, говорит он, если у них накопилось много негативной энергии, а потом они могут уйти, пройдя необходимый курс лечения. Их никто не неволит. Да и, как правило, они сами здесь не задерживаются. А не хотеть прийти сюда они могут только в одном случае: если для них это не столь важно. Таков закон. Именно так он и сказал: "Таков закон. Душам виднее, что им во благо, а что во вред. Мы занимаемся лишь телом, в котором воплощена душа, а не сознанием. И если именно душа является хозяином тела, а не наоборот, то она понимает, что к чему, и знает этот закон. Целительная энергия не наркотик, и стать зависимым от нее невозможно. (Смеется.) Я еще не знаю такую душу, которая бы под влиянием целительной энергии стала "наркоманом". Это просто исключено".
Д.: Значит, если я направлю в это место кого-нибудь из моих клиентов, погрузив его в состояние транса, то он сможет пройти через ту же процедуру, что и Джон, и излечиться? При условии, конечно, если он этого захочет?
Дж.: Служитель говорит: "Да, если он захочет, то мы ему поможем. Если ты психически настроишь и направишь к нам человека в состоянии медитации или гипноза, то мы придем ему на помощь. Такова природа нашей энергетики. Я думаю, для тебя не составит особого труда направить его к нам. Воспользуйся этой возможностью. Мы, служители, устроены так, что нашей воле подчиняются все сотворенные вещи. Это, так сказать, некий духовный дар, которым наделен каждый из нас. Да и для тебя, Долорес, это тоже был бы прекрасный способ задействовать часть своих духовных способностей".
Д.: Прекрасная идея, особенно если учесть, что многие люди действительно обращаются ко мне за советом по поводу здоровья.
Дж.: Он говорит, что было бы замечательно, если бы ты погружала больных людей в состояние транса и направляла их в этот Храм Света. Лучшей помощи для них и не придумаешь, ибо здесь они могли бы лечить не столько физическое, сколько эфирное тело, а именно эти два тела и составляют сущность инкарнированного человека.
Д.: Но я думаю, что любое улучшение состояния эфирного тела немедленно сказывается и на состоянии тела физического?
Дж.: Совершенно верно. Однако самое важное для человека – это позитивный настрой… Кстати, вот еще одно поистине примечательное место. Оно, как бы это сказать, все словно соткано из золота. Все стены в золотом орнаменте и просто лучатся чистотой и великолепием.
Д.:А что это за место? Оно за пределами Храма?
Дж.: Нет, мы по-прежнему в Храме. Я расхаживаю по нему туда и сюда и веду разговор со служителем. Он показывает мне различные виды лучевой энергии и игру их цветового спектра. Такое впечатление, словно находишься в шкатулке с драгоценностями. Это настолько восхитительно, что и словами не передать. Сам по себе Храм тоже излучает электрическую энергию золотистого цвета, точнее – цвета червонного золота, который действует очень благотворно и целительно. А в стены вделаны опалы филигранной работы и различные виды драгоценных и полудрагоценных камней. Окна же, пропускающие свет, украшены бриллиантами.
Д.: Я очень благодарна ему за то, что он позволил нам посетить этот дворец и излечил тебя. Хочешь уйти оттуда?
Дж.: Да, он обнял меня и попрощался.
Д.: Нам действительно пора уходить, чтобы не задерживать других, которые ждут своей очереди исцелиться.
Дж.: Да, людей здесь хватает. И каждый ждет своей очереди окунуться в этот целительный свет.
Д.: Теперь мы знаем, что такое место существует, а это очень важно. Но там, должно быть, есть и другие места, о которых мы пока еще ничего не знаем. Ты сказал, что все эти здания являются частью единого комплекса? Ты не мог бы вместе со мной совершить, так сказать, небольшую прогулку, чтобы посмотреть, какие там еще есть чудеса?
Дж.: Охотно. Служитель говорит, что следующий за этим Храм Судьбы, называемый также "Гобеленовым залом", тоже является одним их важнейших элементов комплекса. Так что я теперь направляюсь туда по очень красивому коридору, стены которого выложены то ли лазуритом, то ли мрамором. В конце коридора большая дверь. Я открываю дверь и вижу за ней… искрящийся яркий свет.
Д.: Что это за свет? Откуда он берется?
Дж.: Передо мною человек, точнее -духовное существо. Он говорит, что является главным распорядителем Храма Судьбы, хранителем гобелена, и приглашает меня войти. (Храм Судьбы был уже мною описан в книге "Разговоры с Нострадамусом", том И.) Это, можно сказать, священное место, воздух которого насыщен непередаваемым волшебным ароматом -чем-то вроде свежего морского ветерка с привкусом соли и цветочных благоуханий. Почти как фимиам. А сам Храм представляет собой невероятно красивую комнату, очень и очень высокую, высотой примерно двести или триста футов. А впрочем нет, думаю, его высота чуть побольше ста футов; во всяком случае, это более точная оценка. Потолок имеет округлые своды, вроде церковного нефа, с окнами. В стенах тоже окна, тоже очень высокие и озаряющие внутреннее пространство ярким светом. А с потолка свешивается множество люстр, очертаниями немного напоминающих лампу Алладина… Не могу сказать, сколько их, возможно пятнадцать или двадцать. Стены и потолок, похоже, сделаны из мрамора, а в самом помещении, в разных его концах, на фоне огромного гобелена расставлена мебель – стулья и столы, не сказать, чтобы современные, но и не старые, зато очень удобные… Так и хочется присесть. Хранитель говорит, что учителя иногда приводят сюда учеников, чтобы объяснить им чудесный, но довольно запутанный орнамент гобелена. Такое впечатление, будто я нахожусь в специальном музее, который создан именно для изучения переплетений орнамента на гобелене. Давайте и мы его рассмотрим. Он очень красив и по виду напоминает металлический занавес – в том смысле, что он весь соткан из очень изящных сверкающих металлических нитей… (Внезапно задерживает дыхание.) Господи, такое впечатление, словно занавес дышит. Как будто… как будто он живой. Я хочу сказать, что он вздымается и сверкает. Некоторые участки искрятся, а некоторые словно затемнены. Очень трудно описать все это в точности. Словно перед тобой нечто живое, но не страшное, не пугающее, а, наоборот, удивительно прекрасное, сотканное из различных нитей… Нет, это действительно нечто великолепное, чудесное, непередаваемое. Нет на Земле такого шедевра, с которым можно бы сравнить этот занавес. Невозможно даже выразить, насколько он чудесен… будто наэлектризован и вибрирует… Хранитель гобелена говорит мне, что каждая нить – это отдельная жизнь.
Д.: Да… Чересчур сложно, на мой взгляд.
Дж.: Возможно, но все вместе образует восхитительный орнамент. Вечный и, так сказать… О, я словно вижу перед собой целый мир. Глядя на этот гобелен, я могу видеть все, что происходит на Земле, все события в целом и каждое в отдельности.
Д.: Что ты имеешь в виду?
Дж.: Я хочу сказать, что если пристально вглядеться в гобелен, то можно увидеть повседневную жизнь людей, ибо в нем отражена, подобно живой нити, жизнь каждого человека. Хранитель гобелена объясняет, что каждая жизнь, когда-либо прожитая человеком, представлена на гобелене в виде отдельной нити. Здесь, как на огромной панораме или на мозаичном полотне, увязаны между собой все нити человеческих жизней, все души, когда-либо воплощавшиеся на Земле. Здесь прекрасно видно, как связана и переплетена каждая отдельная жизнь со всеми другими жизнями, как она с ними пересекается и как в конечном счете влияет на судьбы всего человечества. Другими словами, на этом гобелене представлено абсолютное единство всех земных людей – человечество Земли. Оно едино, но слагается из великого множества маленьких частей – индивидуумов. И ни один из них не сможет существовать без других, ибо все мы взаимосвязаны и влияем друг на друга.
Д.: Ну, если этот занавес действительно соткан из жизней всех людей, то он и в самом деле живой. Хранитель не будет против, если мы рассмотрим его поподробней?
Дж.: Нет, он не против. Он знает, что мы не праздные любопытствующие, а пришли сюда с определенной целью. Он говорит: "Пожалуйста, подходите и разглядывайте, но только не вглядывайтесь. Я не хочу, чтобы вы рассматривали и углублялись в жизнь других людей, поскольку это знание на данный момент им ни к чему и может только навредить". (Джон вновь принимается описывать гобелен.) Он просто огромный, на мой взгляд, никак не меньше двадцати-двадцати пяти футов в высоту. А что касается длины… О, мне кажется, он уходит в бесконечность. Во всяком случае мне потребуется несколько часов, чтобы пройти эту часть гобелена из конца в конец, ибо он тянется на милю, а может, и больше. Он занимает всю левую стену и освещен во всю свою длину светом, льющимся из окон. Правда, здесь все же есть некий предел, дальше которого я не имею права ступать.
Д.: Почему?
Дж.: Хранитель говорит, что на той части гобелена отражена духовная эволюция всех человеческих душ и доступ к ней имеют лишь духовно просветленные люди… Это как дорожный знак, который предостерегает: "Стоп! За эту черту не заходить!" (Смеется.) Хотя, конечно же, никакого знака нет. Это не знак, а скорее некое чувство, подсказывающее тебе, что дальше этой черты идти не следует. (Вновь возвращается к описанию.) Это все равно, что любоваться прекраснейшим из всех когда-либо созданных произведений искусства. Гобелен будто соткан из различных волокон, а точнее, струн, самых разных по величине – от коротких и относительно тонких до струн размером с электрический провод и толщиной с мое запястье.
Д.: Ты же говорил раньше, что это нити.
Дж.: Да, я назвал их нитями, потому что они переплетены между собой подобно нитям, но на самом деле они не такие тонкие и… Нет, это скорее струны, переплетение различных струн – от коротких и тонких струн до струн большей длины и размеров. Многие из них как веревки, и чем дальше, тем толще они становятся. Они окрашены в различные цвета: зеленый, красный, желтый, оранжевый и черный. Да-да, среди них есть и несколько черных. Они резко выделяются на фоне остальных, и не столько из-за цвета, сколько потому, что кажутся почему-то гораздо короче других. Мда, это довольно странно.
Д.: Эти цвета что-то обозначают?
Дж.: Сейчас спрошу. Да, хранитель говорит, что они обозначают ту духовную энергию, которая в данный момент превалирует в душе того или иного человека.
Д.: В таком случае, что означает черный цвет по сравнению с более яркими цветами?
Дж.: Черный цвет, отвечает он, ничего не означает. Черным помечен тот, кто избрал для себя необычную судьбу.
Д.: Вот оно что. А я думала, что черный цвет указывает на то, что у этого человека более черная, более мрачная жизнь, чем у прочих.
Дж.: Нет, он говорит, что на гобелене не отражено ничего негативного. Просто черным помечены те души, которые избрали необычный жизненный путь. И добавляет: "Но об этом лучше не спрашивайте. В данный момент вам это знать ни к чему, тем более что вы пришли сюда с другой целью".
Д.: Да, он прав. Я хотела задать несколько вопросов иного характера. Ты сказал, что сюда приходят учителя со своими учениками и объясняют им, что означают узоры или орнамент гобелена. Интересно, используют ли они какую-либо особую методику при изучении прошлых жизней?
Дж.: Я как раз вижу одну из таких групп. Учитель одет в длинную просторную рубаху и, судя по выражению лица, настроен очень радушно и благожелательно. Он указывает на гобелен и объясняет ученикам то, что там происходит или уже произошло. То есть разъясняет смысл живого, переменчивого орнамента и рассказывает, что означают различные переплетения нитей на нем. В руках он держит что-то вроде светящейся указки. Она золотистого цвета, а на самом кончике… что-то вроде кристалла… Нет, это не кристалл, а самый настоящий алмаз, который светится изнутри. Он ведет указкой вдоль одной из нитей на гобелене, и эта нить, струна, веревка, называйте как хотите, при этом вспыхивает и озаряется внутренним светом. Он анализирует различные аспекты и характеристики данного жизненного периода и объясняет, как происходила духовная эволюция этого человека и насколько он преуспел в духовном развитии. Ученики берут сказанное на заметку, но не так, как поступаем мы, делая записи ручкой в блокноте или в тетради, а просто запоминая.
Д.: Он объясняет ученикам их собственную жизнь, чтобы они могли уяснить какие-то вопросы, касающиеся будущего, или просто выбирает наугад одну из жизней? В качестве примера, так сказать?
Дж.: У меня такое впечатление, что они изучают именно свои прошлые воплощения и прослеживают все хитросплетения своей нити, чтобы понять, как она вплелась в орнамент общей судьбы человечества. Это то, что древние называли "Хрониками Акаши". (Я немного оторопела, потому что в первый раз столкнулась с Хрониками Акаши в таком виде.) Да, это Хроники, но такие, понять которые могут лишь духовно развитые души. Хранитель говорит, что есть другие Хроники Акаши, в виде книги, но они предназначены для душ менее развитых.
Д.:(я по-своему поняла сказанное, поэтому задала вопрос) Выходит, не у каждого человека есть своя нить жизни на этом полотне?
Дж.: Почему же? У каждого. Каждая жизнь представлена на полотне отдельной нитью, но лишь духовно развитые души имеют к нему доступ, ибо только они способны понять концепцию гобелена. Менее развитые души тоже имеют доступ к Хроникам Акаши, но эти Хроники представлены не в виде гобелена, а в виде книги, которую они могут просматривать или перелистывать. Это вроде того, как если бы ребенок пришел в научную библиотеку Института ядерной физики в надежде найти там сказки, вместо того чтобы пойти в местную детскую библиотеку.
Д.: То есть менее развитые души не поняли бы увиденного, если бы пришли сюда?
Дж.: Именно. И не поняли бы потому, что у гобелена есть некий иной, внепространственный смысл. На самом деле Храм Судьбы куда более сложное и многоплановое место, чем можно себе представить. Он не ограничивается только данным уровнем, а уходит в иные, более высокие уровни измерения, поэтому и сам гобелен заканчивается не здесь, а, так сказать, "под шапкой самого Бога", то есть там, где берет начало весь Свет и все Творение. Иными словами, если идти вдоль гобелена, то в конце концов окажешься в самом сердце несравненного пламени Божьего.
Д.: Спроси, а много ли людей из числа ныне живущих на Земле видели этот гобелен? Или они здесь очень редкие гости?
Дж.: Да нет, напротив. Он говорит, что ты удивилась бы, если бы узнала, сколько людей из числа ныне живущих на Земле посетило этот зал. Многие приходят сюда, чтобы просто полюбоваться этим несравненным произведением искусства. Он говорит, что этот гобелен часто служит источником вдохновения для самых разных творчески одаренных людей: живописцев, скульпторов, художников по тканям и так далее. Они специально приходят сюда, потому что этот гобелен – один из величайших шедевров искусства среди всех, когда-либо созданных. Элементы этого декора встречаются и в росписях современных дикарей, и в восточных орнаментах, и в узорных вышивках североамериканских индейцев.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: По ту сторону нашей жизни
СообщениеДобавлено: 20 сен 2010, 18:58 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 июл 2009, 15:29
Сообщения: 8217
Д.:А как эти люди попадают сюда?
Дж.: Одни попадают сюда в астральном теле во время сновидений, другие – во время путешествия по духовным мирам в часы медитации, астральной проекции или погружения в гипноз вроде того, к которому в данный момент прибегаешь ты.
Д.: Наверно, необычно посещать это место, когда ты еще находишься в физическом теле.
Дж.: Хранитель говорит: "Нет, ничего необычного в этом нет. По крайней мере, это не так уж и необычно, как можно подумать. Ты бы удивилась, если бы узнала, сколько людей приходит сюда, хотя, разумеется, далеко не все представители рода человеческого готовы в настоящее время к посещению этого Храма".
Д.: А он знает, что ты еще не умер?
Дж.: Знает. Пока мы прогуливаемся по залу, он говорит, что ему известно, что я все еще нахожусь в физическом теле. Он говорит, что видит серебряную нить, соединяющую меня с телом.
Д.: О, так он знает, что ты по-прежнему связан с телом? И что мы оказались здесь только потому, что проводим своего рода эксперимент?
Дж.: Да, он все понимает. У большинства людей, приходящих сюда, нет серебряных нитей, которые связывают их с телом.
Д.: А кому-либо из тех, кто все еще связан с земным телом, когда-нибудь было отказано в посещении этого Храма?
Дж.: Хранитель говорит: "Можешь удивляться, но такие случаи действительно были, и нам пришлось попросить некоторых людей покинуть это помещение. Один, например, пытался вырвать нить своей жизни из материи гобелена, считая, что это лучший способ покончить со своим существованием. Этот человек страдал на земном плане одним из видов умственного расстройства и не сознавал в тот момент, что находится на духовном плане. Он был совершенно растерян, поэтому нам пришлось отправить его назад. Сейчас он находится на излечении в психиатрической больнице, где ему регулярно делают успокоительные инъекции, чтобы он не мог, как раньше, легко и быстро входить в состояние транса. Ибо он действительно пытался повредить гобелен, вернее повредить то, что принял за свою нить жизни, хотя на самом деле это была не его нить, а нить другого человека".
Д.: Хочется верить, однако, что таких людей единицы, тех, кто вытворяет подобные вещи.
Дж.: Да, случаи, подобные этому, крайне редки. Просто тому человеку в его физической инкарнации были даны большие духовные силы, а он счел инкарнацию иллюзией, думая, что все еще находится в ментальном теле, причем в состоянии неуравновешенности. В результате его пришлось физически изолировать и применить сильнодействующие лекарственные препараты, чтобы предотвратить выход в астрал. Исследовать и анализировать собственный узор жизни позволено не каждому, а лишь величайшим служителям мира; а этот человек был не из таких. К счастью, интеллектуальная сторона его натуры настолько развита, что даже в ситуации полной изоляции и наркотического оглушения будет немало способствовать его духовному росту.
Д.: Ну, в таком случае без хранителей или стражей там действительно не обойтись.
Дж.: Не обойтись. Иногда здесь происходят странные вещи, поскольку это, так сказать, портрет времени и во всем должны соблюдаться баланс и равновесие. Поэтому вдоль гобелена на всем его протяжении предусмотрены меры безопасности, поддерживающие этот процесс в стабильном состоянии.
Д.: Ты сказал, что иногда некоторых людей просят прокинуть этот зал. Почему? Потому что они пытаются увидеть то, что им не следует видеть, или по какой-то другой причине?
Дж.: Хранитель говорит, что мы, люди, видим что-то лишь потому, что там, за занавесом, нам присуще чувство времени, и мы можем, держась за свою струну, как бы проходить сквозь время. Однако большинству людей, особенно тем, кто находится в физическом теле, ни к чему знать свое будущее, если только они не собираются использовать это знание в целях духовного развития.
Д.: Именно этим людям и отказано в доступе?
Дж.: Он говорит, что никому не отказано в доступе, ибо этот Храм – оазис мира и любви. Если же кого-то и просят покинуть зал, то лишь потому, что этот человек либо пытается испортить гобелен, либо ведет себя недостойным образом. "Нам приходится быть начеку, – говорит хранитель, – поскольку иногда, хотя и редко, такие вещи действительно случаются. В недавнем прошлом, например, сквозь занавес проникла мощная разрушительная энергия, в результате чего на Земле начали происходить ядерные взрывы и испытания, и многие люди очень быстро начали уходить из жизни -только потому, что и они тоже прошли сквозь занавес. Поэтому-то мы и находимся здесь, чтобы оказывать им посильную помощь".
Д.: Да, там в самом деле происходит немало странных вещей. Я благодарна хранителю за то, что он поведал нам о них. Мы в этом смысле очень любопытны.
Дж.: Он говорит: "Да, я все понимаю. Но не беспокойся. Нам известно о твоей миссии, и мы следим за духовным ростом твоей души. Я здесь именно для того, чтобы помогать всем вам".
Д.: Мы постараемся использовать эту информацию как можно разумней и в положительных целях. А вот если бы я попыталась использовать ее с негативной целью, мне бы разрешили сюда прийти?
Дж.: "Нет, – говорит хранитель, – ибо здесь ничего невозможно скрыть или утаить. Нам ваши побуждения известны лучше, чем вам самим".
Д.: Именно поэтому я изо всех сил стараюсь использовать полученные знания в положительных целях, есть ли там еще что-то, что бы ты хотел посмотреть, прежде чем мы уйдем из Храма?
Дж.: В данный момент я рассматриваю собственную нить жизни. Вплетаясь в орнамент, она почему-то меняет свой цвет: иногда она серебряная, а иногда медная… Хранитель говорит, что мне пора уходить. "Тебе пока ни к чему это знание, – говорит он. – Со временем ты все сможешь увидеть, но в данный момент это ни к чему". (Пауза.) Он рассказывает мне об эволюции моей души, о задачах, стоящих перед ней… Словно призывает меня к действию. (Смеется.) Он говорит, что когда-то я был подобен лучу света, но в процессе развития моя душа потускнела. Вот почему мне пришлось вернуться на Землю, чтобы пройти там школу земной жизни.
Д.: Чтобы ты смог очиститься?
Дж.: Да, ибо лучше поняв универсальные законы жизни, и особенно закон любви, я смогу вернуть себе первоначальный облик и стать лучом света. А в школе земной жизни это сделать проще, чем инкарнируясь в других измерениях. Проще и быстрей.
Д.: И что ты чувствуешь, когда слышишь все это?
Дж.: Ну, сказать по правде, мне это не особенно нравится. Меня это сильно смущает и сбивает с толку. Как будто меня наказали, а за что, я и сам не знаю… Ах да, он совершенно прав: это я во всем виноват. Я попытался уклониться от возложенной на меня ответственности, поэтому мне и пришлось инкарнироваться. Удивительное дело, но он разговаривает со мной совсем не так, как некоторые люди, мнящие себя всезнающими, – назидательно и поводя. перстом; наоборот, он говорит очень мягко, доброжелательно и с любовью. Он очень добр ко мне. Вот он обнял меня на прощание и говорит: "Желаю удачи!"
В этот момент я все же поддалась искушению и спросила: "Интересно, а моя нить там тоже есть?"
Дж.: Есть. Твоя нить ярко-медного цвета, который чем дальше, тем все больше усиливается. Как, впрочем, и сама нить. В начале она очень маленькая и тонкая, но потом становится все больше и больше, переплетаясь и влияя на множество других нитей. Это поистине волшебный занавес… (Резко меняет тему.) Хранитель просит нас уйти. "Вы рассматриваете собственную жизнь, – говорит он, – а на данном этапе для вас это может быть вредно".
Д.: Это всего лишь человеческое любопытство.
Дж.: Он ведет меня к лестнице. (Смеется.) И говорит: "Почему бы тебе не прогуляться вон туда и не посмотреть, что там?"
Д.: Боится, как бы мы чего не пронюхали лишнего?
Дж.: Да. "Вы и так увидели достаточно много", -говорит он. Я думаю, он боится, как бы мы ненароком не подсмотрели наше будущее.
Д.: Что ж, его тревога вполне понятна. Потому что, узнай мы, что с нами случится, стали бы мы делать то, что намеревались? Ладно, так ты думаешь, нам следует уйти из Храма?
Дж.: Да, я уже вышел из Храма Судьбы и спускаюсь по лестнице, хотя все еще нахожусь в Храме Мудрости. Я прохожу через зал. Такое впечатление, что все стены здесь сложены из драгоценных камней – алмазов, рубинов, оливина и хрусталя. Очень красиво. Он весь лучится и сияет. Такое чувство, словно… О, это не передать словами! Чувство полного покоя и умиротворения… Прямо передо мною Библиотека. Я вхожу в нее. Она выглядит так, словно все полки и двери сделаны из самоцветов, которые лучатся внутренним светом. Я нахожусь в огромном читальном зале, все полки которого забиты книгами, свитками и всевозможными рукописями. Отовсюду льется свет удивительной красоты. Все помещение озарено этим светом. Оно украшено золотом, серебром и самоцветами, которые отражают этот свет так, что он ничуть не утомляет глаза и ты можешь читать сколько захочешь, не уставая. Похоже, что и все здание сделано из того же удивительного материала. Библиотека духовного мира была мне уже знакома по прошлым путешествиям. Благодаря стараниям моих субъектов я бывала здесь много раз. Многие не раз упоминали о ней в своих рассказах, и их описания если и расходились, то не очень существенно. Хранитель Библиотеки был неизменно добр и любезен со мной, всегда старался помочь и утолить мою тягу к знаниям, поэтому и на этот раз, попав в это место, я воспользовалась возможностью почерпнуть информацию по самым разным вопросам.
Д.: Это одно из самых любимых моих мест. Мне вообще нравятся помещения, где хранятся книги и рукописи. Там есть люди?
Дж.: Есть, но они в другом конце зала. Помещение очень большое, размером с внутреннее пространство кафедрального собора. Вон там стоит какой-то человек -вернее дух, потому что он весь светится. Он беседует с учениками о подготовке к земной школе; правда, слушают его лишь несколько человек, а другие стоят группами или молча расходятся по разным концам зала, неся книги и манускрипты. Атмосфера здесь… (Джон на несколько секунд замолк, видимо, подбирая слово.) Как в академии, что ли. То есть повсюду царит атмосфера сосредоточенности, внимания и в то же время чистоты и безмятежности. Все, кто здесь присутствует, – это ученики или те, кто осваивает науки, поскольку в каждом чувствуется некая целенаправленность. Все помещение наполняет тихая музыка -как будто где- то вдалеке еле слышно позвякивают серебряные колокольчики. Чарующая мелодия!
Д.: Да, похоже, место в самом деле очень красивое.
Дж.: Красивое и очаровательное. Все светится, сияет, а все присутствующие облачены в красивые одежды, которые на первый взгляд кажутся прозрачными, но сквозь них словно просвечивают наэлектризованные цвета. Это аура присутствующих.
Д.: Там есть кто-нибудь за старшего или кто-нибудь из служителей? Кто-нибудь, кто помог бы нам получить нужную информацию?
Дж.: Да, здесь есть распорядитель, он же -хранитель Библиотеки. В данный момент он сидит за столом и что-то пишет. "Чем-нибудь помочь?" -спрашивает он меня.
Д.: Он не очень занят в настоящий момент?
Дж.: Нет. Он сам говорит: "Нет, нет, нет, я не занят. Это просто чудесно, что вы здесь. Я всегда к вашим услугам. Это так важно – помочь посетителям в нужный момент".
Д.: Прекрасно. Не может ли он снабдить нас кое-какой информацией?
Дж.: Он говорит, что существуют определенные ограничения на доступ к информации.
Д.: Что это за ограничения? Мне бы не хотелось нарушать установленные правила.
Дж.: Он говорит: "Нельзя заглядывать в свое будущее. Это строжайше запрещено, иначе могут возникнуть непредсказуемые последствия, приводящие к дисгармонии в жизни".
Д.: Мы и не собираемся. Есть ли другие ограничения?
Дж.: Это основное и единственное, говорит он.
Д.:А людям, находящимся в физическом теле, разрешено посещать Библиотеку?
Дж.: Он говорит: "Да, они попадают сюда во время астральных путешествий или во сне. Хотя, собственно говоря, любое сновидение – это и есть астральное путешествие. Они попадают сюда, но не всегда сознают происходящее, поскольку часть их сознания словно окутана туманом. Люди, воплощенные в физическое тело и сознательно ищущие нас, здесь появляются довольно редко. Таких очень и очень немного". Он показывает мне помещение. Здесь есть ротонда или что-то вроде большой беседки, где люди, собравшись в группы, изучают и обсуждают различные предметы. Они могут, если пожелают, входить в смотровые комнаты, расположенные по периметру зала, чтобы найти нужную информацию. В этих комнатах хранится все знание, но не так, как в компьютере. Здесь людям не нужны компьютеры, ибо вся информация ретранслируется прямо в мозг с помощью мысленных импульсов. Хранитель говорит, что мы можем зайти в рукописный архив, где можно найти все что угодно и куда обычно ходят люди, любящие читать и писать. Это помещение является частью библиотечного комплекса.
Д.: Оно расположено в другом конце Библиотеки?
Дж.: Да, и предназначено для не очень развитых людей, а, так сказать, для душ средней развитости, которые не могут обойтись без печатного слова, поскольку информация, поданная в таком виде, кажется им более осмысленной и лучше воспринимается их сознанием.
Д.: Значит, принцип смотровых комнат им не понятен?
Дж.: Почему же? Понять-то они его могут, но просто таков их выбор: они предпочитают учиться, читая книги.
Д.: Выходит, они набирают нужные книги, а потом сидят над ними, читают, а возможно, и пишут?
Дж.: Верно. Причем пишут прямо в книгах. Некоторые так и делают.
Д.: Неужели это позволено? Разве это не изменяет содержания самих книг?
Дж.: Хранитель говорит: да, позволено. Все позволено, лишь бы это шло на благо души и способствовало ее развитию. Ведь иногда дети рождаются уродливыми, хилыми, болезненными или с ужасными физическими изъянами. А почему? Потому что все позволено, поскольку все служит одной цели -достижению духовного совершенства.
Д.: Странно, я всегда считала, что в книгах запрещено писать, поскольку это вечные записи, которые нельзя менять или искажать.
Дж.: Вечен только гобелен. К нему действительно нельзя прикасаться. Но, говорит хранитель, все, что необходимо для духовного роста души, допускается. Для некоторых людей это книги. А для более развитых душ это информация другого рода – визуальная.
Д.: Высокоразвитые души, насколько я понимаю, это люди, которые приобщаются к знанию в смотровых комнатах?
Дж.: Да.
Д.: Интересно, а есть ли какие-то ограничения в отношении того, кто может, а кто не может входить в Библиотеку?
Дж.: В принципе таких ограничений нет, но… Души с низким уровнем энергии не могут войти в пределы Библиотеки. Они испытывают страх перед энергетикой этого помещения и потому, говорит хранитель, даже не пытаются войти сюда.
Д.: А почему они боятся?
Дж.: Потому что несут в себе негативные качества, унаследованные от прошлых форм существования, такие, как жадность, ревность, вожделение и прочие, существенно снижающие уровень вибраций. В результате большую часть времени они проводят на том плане, который хранитель называет низким астральным миром. Им действительно трудно, да и попросту невозможно попасть сюда, потому что сама энергетика этого уровня словно выталкивает их отсюда.
Д.: Выходит, они не могут приобщиться к знаниям?
Дж.: Он говорит: "Почему же? Мы находимся здесь именно для того, чтобы помогать им. Фактически библиотеки имеются повсюду, в том числе и в низком астральном мире, который настолько обширен, что без труда вмещает великое духовное братство подобных душ. Но эти библиотеки практически не пользуются спросом, поскольку низкоастральные души постоянно стремятся к соответствующему познанию в физической форме, то есть постоянно стремятся вернуться в земную среду обитания. Вот почему они задерживаются в местах, которые мало способствуют духовному развитию человека, а, наоборот, скорее разлагают его и приводят к деградации".
Д.: Любопытно все же, почему нам разрешили посетить Библиотеку?
Дж.: Потому что почувствовали тягу к знаниям.
Д.: Выходит, им известна причина, которая привела нас сюда в поисках информации?
Дж.: Известна. Они все понимают. "Самим фактом своего вхождения в этот яркий круг света ты дала нам понять, что принадлежишь к миру высокого астрала, – говорит хранитель. – К тому же нам ясно видны мотивы и побуждения, лежащие в основе твоих исканий. Здесь ничего нельзя скрыть или утаить".
Д.: А он разрешит нам просмотреть кое-какую информацию?
Дж.: Он говорит, чтобы мы шли в смотровую комнату.
Д.: Где это?
Дж.: Он как раз ведет меня туда.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 37 ]  На страницу 1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Подписаться на рассылку
"Вознесение"
|
Рассылки Subscribe.Ru
Галактика
Подписаться письмом