Галактика

Сознание Современного Человека
Текущее время: 13 дек 2018, 17:31

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 51 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 26 авг 2011, 18:09 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
ПИФАГОР Самосский (Pythagoras)

Изображение

(VI - V вв. до н.э.), великий посвященный Земли, древнегреческий философ, религиозный и политический деятель, основатель пифагореизма, математик. "Все - есть Число" - учил Пифагор.

Так говорится обычно в энциклопедиях...

Но! Кем был и кто есть ныне Пифагор?

Это остается космической Тайной...

Великий посвященный философ, гениальный ученый, мудрец, основатель знаменитой Школы Пифагорейцев, духовный Учитель плеяды выдающихся философов мира. Пифагор впервые развил учения о Числах, Космосе, Музыке небесных сфер, заложив основу монадологии, современной квантовой теории строения материи.

Важнейшие открытия сделаны им в областях математики, музыки, оптики, геометрии, астрономии, теории чисел, теории суперструн (Земного монохорда), психологии, педагогики, этики.


Философия Пифагора основывается на знании законов взаимосвязи видимого и невидимого миров, единства материи и духа, на утверждении бессмертия душ и их постепенном очищении посредством переселения (теория инкарнации). С именем Пифагора связано множество легенд, а его ученики стали выдающимися людьми. Именно благодаря их трудам до наших дней дошли основы Учения Пифагора, высказывания, этические и практические советы, духовные сказки и теоретические постулаты Пифагора.



Слово твое, Пифагор, не иссякнет вовеки!
Тайное Слово Учения мир охранит,
Жемчуг волшебный, для душ человечьих Магнит!
Золото слов твоих - звездные, млечные Реки.

Изображение

В этой теме будут представлены главы моей книги "Море Пифагора" и стихи, посвященные Пифагору, а также
главы книги Эдуарда Шюре "Великие Посвященные"

(возможны опечатки или погрешности, появившиеся при сканировании текста)


Последний раз редактировалось Феано 28 июн 2013, 18:19, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 26 авг 2011, 18:13 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Изображение


Книга Шестая - ПИФАГОР

(Дельфийские Мистерии)

Познай самого себя, и ты узнаешь Вселенную и Богов.

Надпись над дельфийским храмом

Сон, сновидение и экстаз – вот три двери, ведущие в потусторонний мир, откуда исходит наука души и искусство пророчества.

Эволюция есть закон Жизни.
Число есть закон Вселенной.
Единство есть закон Бога.

Глава I

Греция в шестом столетии


Душа Орфея пронеслась подобно сияющему метеору по грозовому небу рождающейся Греции. Когда он погас, казалось, что мрак окутал ее снова. После целого ряда революций фракийские тираны сожгли книги Орфея, опрокинули его храмы, изгнали его учеников.

Цари Греции и многие города, дорожившие своей разнузданностью более, чем порядком и справедливостью, вытекающей из чистых учений Орфея, последовали за ними. Решено было изгладить самое воспоминание о нем, уничтожить его последние следы, и это было выполнено в такой степени, что через несколько столетий после его смерти часть Греции сомневалась даже в его существовании. Тщетно посвященные охраняли его традиции в течение более тысячи лет; тщетно Пифагор и Платон говорили о нем, как о богочеловеке. Софисты и риторы не признавали за его именем ничего иного, кроме легенды о происхождении музыки.

И в наши дни многие ученые отрицают категорическим образом существование Орфея. Они ссылаются главным образом на тот факт, что ни у Гомера, ни у Гесиода не встречается его имени. Но молчание этих поэтов объясняется слишком ясно запретом, под которым находилось имя великого посвятителя у местных правительств. Ученики Орфея не переставали стремиться к сосредоточению всякой власти в высшем авторитете дельфийского храма и не уставали повторять, что всё несогласия между различными государствами Греции следовало подчинить решению совета Амфиктионов. Такое подчинение стесняло одинаково и демагогов, и тиранов.

Гомер, который получил свое посвящение, по всей вероятности, в святилище Тирском, и мифология которого является поэтическим переводом теологии Санкониатонской, иониец Гомер мог легко быть неосведомленным относительно доричеца Орфея, предание которого сохранялось тем в большей тайне, чем более его преследовали. Что касается Гесиода, родившегося вблизи Парнасса, он должен был узнать в святилище дельфийском и имя Орфея, и его учение, но посвящавшие его имели полное основание требовать от него молчания.

Тем не менее, Орфей продолжал жить в своем творении. Он жил в своих учениках и даже в тех, которые отрицали его. Где же искать силу его творчества? В чем сохранилась его живая душа? В военной ли олигархии Спарты, где наука презиралась, где невежество было возведено в систему, и грубость нравов требовалась как выражение мужества? Или в беспощадных мессинских войнах, когда спартанцы преследовали соседний народ до полного его уничтожения, и когда эти греческие римляне, предвещая Тарпейскую скалу и кровавые лавры Капитолия, сбросили в бездну героического Аристолина, защитника своей родины? Или же в буйной демократии Афин, постоянно готовой перейти в тиранию? Или искать. его в преторианских стражниках Писистрата, или в кинжале Гармодиуса и Аристогитона, притаившегося под миртовой веткой? Или в многочисленных городах Эллады, великой Греции и Малой Азии, двумя яркими типами которых являлись Афины и Спарта? Искать ли его во всех этих демократиях и тираниях, ревнивых, завистливых и готовых растерзать друг друга?

Нет, душа Греции не там. Она в её храмах, в её мистериях и в её посвященных.

Она в святилище Юпитера на Олимпе, Юноны в Аргосе, Цереры в Элевсисе; она царствует в Афинах с Минервой, сияет в Дельфах с Аполлоном, который освещает своим светом все храмы, – вот где центр и жизнь древней Греции, её мозг и её сердце.

Там поучались поэты, переводивши для непосвященных высокие истины в животрепещущие образы, и мудрецы, распространявшие те же истины в тонких диалектических построениях. Дух Орфея живет везде, где просвечивает душа бессмертной Греции. Мы находим его и в состязаниях поэтов и атлетов, и в играх дельфийских и олимпийских, которые были созданы преемниками Орфея для мирного слияния двенадцати греческих племен. Мы прикасаемся к его духу и в трибунале Амфиктионов, который был не что иное, как собрате посвященных; собрание это являло собой высший третейский суд, собиравшийся в Дельфах, и благодаря ему Греция снова обрела свое единство в период героизма и самопожертвования.1

Между тем, орфическая Греция, черпавшая свою духовную жизнь в чистом учении, хранившемся в храмах, и душою которой являлась пластическая религия, а телом – верховный суд, сосредоточенный в Дельфах, – эта Греция находилась начиная с седьмого века, в большой опасности.

Дельфийский порядок потерял свое обаяние; исчезало уважение к священной территории. Это произошло оттого, что великих вдохновителей более не стало, и умственный и нравственный уровень храмов понизился. Жрецы продавались господствующей политической власти, и в самый мистерии начала с этих пор проникать порча. Общий вид Греции изменился. За старинной царской властью земледельческой и священнической, в одном месте последовала обыкновенная тирания, в другом месте – военный аристократически строй, в третьем – анархическая демократия. Храмы сделались бессильными и не могли предотвратить грозящее разорение; они нуждались в новой поддержка. Обнародование эзотерических учений становилось необходимо. Чтобы мысль Орфея могла жить и развертываться во всем своем блеск, было необходимо, чтобы наука храмов перешла к мирянам. И она начала проникать под различными покровами в сознание гражданских законодателей, в школы поэтов, под портики философов. Последние испытывали такую же потребность, для своего учения, какую Орфей признал для своей религии, в двух различных доктринах, в одной – открытой для всех и в другой – тайной, которые передавали бы одну и ту же истину, но под различными формами и в мере, приспособленной для степени развития их учеников.

Эта эволюция дала Греции её три великие века художественного творчества и умственного блеска. Она позволила орфической идее, которая является одновременно и первым толчком, и идеальным синтезом Греции, сосредоточить всю силу своего света и затем излучить его на весь тогдашний мир; это было ранее, чем её политическое здание, ослабленное внутренними раздорами, начало колебаться под ударами Македонии, чтобы окончательно разрушиться под железной рукой Рима. Эволюция, о которой мы упомянули, имела многих работников. Она породила таких физиков как Фалес, таких законодателей как Солон, поэтов как Пиндар, героев как Эпаминонд, но она имела кроме того и своего признанного главу, посвященного высшего порядка, обладавшего великим творческим умом.

Пифагор является таким же учителем для дворян Греции, каким Орфей был для жрецов её священных храмов. Он продолжает религиозную мысль своего предшественника и применяет ее к новым временам. Но это применение в то же время и творчество, ибо оно приводит все орфические вдохновения в полную и стройную систему; Пифагор дает этой системе научное обоснование, а нравственное доказательство её дает в своей школе воспитания, в пифагорейском ордене, который пережил его.

Несмотря на то, что Пифагор появляется при полном свете истории, он все же остается личностью полулегендарной; главную причину этого следует искать в ожесточенном преследовании, жертвой которого он сделался в Сицилии, и благодаря которому погибло столько Пифагорейцев. Одни из них кончили свою жизнь под обломками пылающего здания пифагорейской школы, другие погибли голодной смертью в храме.

Воспоминание об учителе и его учении распространялось лишь теми немногими, которым удалось спастись и бежать в Грецию.

С великим трудом и большою ценой добыл Платон через Архита один из манускриптов Пифагора, который к тому же никогда не записывал свое эзотерическое учение иначе, как тайными знаками и под различными символами.

Его истинная деятельность, подобно всем другим реформаторам, происходила путем устного поучения. Но суть его системы сохранилась в Золотых Стихах Лизия, в комментариях Гераклеса, в отрывках Филолаиса и Архита, а также и в Тимеи Платона, которая заключает в себе космогонию Пифагора.

Кроме того, все античные писатели переполнены кротонским философом. У них встречаются бесчисленные анекдоты, рисующие его ум, его красоту, его волшебное влияние на людей. Неоплатоники Александрии, гностики и даже первые Отцы Церкви приводят его, как авторитет. Это – драгоценные свидетельства, и в них все еще звучит могучая волна энтузиазма, которую великая личность Пифагора сумела сообщить Греции и последние отголоски которой все еще чувствуются через восемь веков после его смерти.

Обозреваемое с высоты, отпираемое ключами сравнительного эзотеризма, его учение представляет собой великолепное целое, стройное и прочное, отдельные части которого внутренне спаяны основным умозрением. В нем мы находим разумное воспроизведете эзотерической доктрины Индии и Египта, которой Пифагор придал ясность и простоту эллинской мысли, присоединив к ней более энергично и ясно выраженную идею человеческой свободы.

В ту же эпоху, на различных точках земного шара, ряд великих реформаторов обнародовал аналогичное учение. Лао-Цзы в Китае исходил из эзотеризма Фо-Хи; последний Будда, Шакья-Муни, проповедовал на берегах Ганга; в Италии этрусское жречество послало в Рим посвященного с книгами Сивилл; царь Нума пытался обуздать мудрыми государственными учреждениями угрожающее честолюбие римского сената.

И не случайно все эти реформаторы появляются в одно и то же время у самых разнообразных народов. Их различные миссии ведут к одной общей цели. Они доказывают, что в известные эпохи одно и то же духовное течение таинственно протекает через все человечество. Откуда появляется оно? Из того невидимого духовного мира, который вне поля нашего зрения, но из которого к нам посылаются все наши гении и пророки.

Пифагор посетил весь древний мир прежде, чем сказал свое слово Греции. Он видел Африку и Азию, Мемфис и Вавилон, их политику и их посвящение. Его бурная жизнь напоминает корабль, борющийся среди грозно взволнованного моря: с распущенными парусами подвигается он неуклонно к цели своего назначения, прекрасный образ спокойствия и силы посреди разъяренных элементов.

Его учение производит впечатление ночной прохлады, сменяющей палящий зной кровавого дня. Оно вызывает мысль о красоте звездного неба, которое постепенно развертывает свои сверкающие узоры и свои эфирные гармонии над головой созерцателя.

Попробуем отделить его жизнь и его участь от неясностей легенды и от предубеждения научной школы.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 28 авг 2011, 16:14 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Изображение

Глава II
Годы странствования


В начале шестого века до Р.X., Самос был одним из самых цветущих островов Ионии. Рейд его порта находился как раз напротив лиловых гор изнеженной Малой Азии, откуда шли вся роскошь и все соблазны. Расположенный по берегу широкого залива, город красовался на зеленеющем побережье, поднимаясь красивым амфитеатром по гор, увенчанной выступом, на котором виднелся храм Нептуна.

На самом верху горы белели колоннады великолепного дворца. Там царствовал тиран Поликрат. Лишив Самос всех его свобод, он придал его жизни весь блеск искусств, которым он покровительствовал, и всю яркость азиатского великолепия.

Вызванные им с Лесбоса гетеры водворились во дворце, соседнем с его дворцом, и они зазывали молодых людей на пиры,. где происходило развращение в самых утонченных формах, приправленное музыкой, танцами и всевозможными пиршествами.

Анакреон, призванный Поликратом в Самос, приплыл туда на роскошной галере с пурпуровыми парусами и золочеными мачтами; с драгоценным кубком в руке распевал поэт перед двором тирана свои мелодические и благоухающие оды.

Счастье Поликрата вошло в поговорку по всей Греции. Он имел другом фараона Амазиса и тот предупреждал его, что не следует доверяться такому непрерывному счастью и в особенности не следует хвалиться им. В ответ на советы египетского властителя, Поликрат бросил свой любимый перстень в воду. "Отдаю его в жертву богам", сказал он при этом. На другой день золотое кольцо было возвращено тирану, найденное в пойманной рыбе, которая очевидно проглотила его.

Когда фараон узнал об этом, он объявил, что разрывает свою дружбу с Поликратом, уверенный что столь дерзновенное счастье должно навлечь на него гнев богов. Какова бы ни была ценность приведенного анекдота, конец Поликрата был трагический. Один из его сатрапов заманил его в соседнюю провинцию, где тот и погиб в медленных мучениях, после чего его тело было привязано слугами сатрапа к кресту на горе Микальской. Таким образом, жители Самоса могли со всех сторон видеть при багровом зарев заката труп своего тирана, распятый на возвышенном мысе лицом к острову, где он царствовал в радости и великолепии.

Но вернемся к началу царствования Поликрата. В одну ясную ночь, невдалеке от храма Юноны, дорический фасад которого был освещен мягким светом полной луны, придававшим ему еще большую мистическую величавость, под деревьями ближайшего леса сидел молодой пришелец. Сверток папируса с песнями Гомера соскользнул к его ногам. Он глубоко размышлял в чутком молчании ночи. Прошло уже много времени после заката солнца, но его пылающий диск продолжал стоять перед взором молодого мечтателя, и мысль его блуждала далеко от видимого мира.

Пифагор был сыном богатого самосского ювелира и его жены, которая называлась Парфениса. Дельфийская пифия, спрошенная во время путешествия молодыми новобрачными, предрекла им "сына, который принесет благо всем людям на все времена"; по совету оракула, супруги отправились в Финикию, в Сидон, чтобы предназначенный им сын появился на свет вдали от волнующих влияний их родины.

Еще до рождения ребенок был посвящен своими родителями свету Аполлона. Когда ему исполнился год, его мать, по заранее данному дельфийскими жрецами совету, понесла его в храм Адонаи, находившийся в Ливанской долине. Там великий жрец благословил его. Затем семья возвратилась в Самос.

Сын Парфенисы был чрезвычайно красив, кроток, разумен и с детства отличался справедливостью. В его глазах сверкала пламенная мысль, и она придавала всем его действиям сосредоточенную энергию.

Родители не только не противодействовали, а наоборот, скорее поощряли его преждевременную наклонность к науке. Он мог свободно беседовать с жрецами Самоса, которые к тому времени начали основывать в Ионии школы, где они и преподавали начала физики. В восемнадцать лет он занимался с Гермодамом в Самосе; в двадцать лет слушал уроки Фересида в Сиросе и вступал в диспуты с Фалесом и Анаксимандром в Милете.

Эти учителя открыли перед ним новые горизонты, но ни один не удовлетворял его. Среди их противоречивых учении он искал живой связи, синтеза, единства великого Целого. Он подошел к одному из тех кризисов, когда, ум, встревоженный противоречием явлений, сосредоточивает все свои способности в великом усилие увидать цель, найти путь, ведущий к свету истины, к центру жизни.

В эту теплую и яркую ночь, сын Парфенисы смотрел поочередно на землю, на храм и на звездное небо.

Она была здесь, вокруг него, мать земля, Деметра, Природа, в которую он хотел проникнуть; он вдыхал её могучие эманации, он чувствовал непреодолимую тягу, которая его влекла на её грудь, его, мыслящую частицу, неразделимую от неё.

Те мудрецы, которых он спрашивал, говорили ему: "Все исходить от неё. Из ничего не может исходить ничто. Душа происходить из воды или огня, или же из обоих элементов. Тончайшая эманация элементов, она исходит из них только для того, чтобы возвратиться к ним. Вечная Природа слепа и неумолима. Покорись роковому закону. Единственное твое достоинство состоит в том, чтобы познать его и покориться ему".

Затем он погружал взор в небо и смотрел на огненные буквы, которые в неизмеримой глубине пространства слагаются из сверкающих созвездий. Эти начертания должны иметь смысл. Ибо, если бесконечно малое, если движение атомов имеет свой смысл, как может не иметь его бесконечно великое, посев светил, распределение которых являет собою тело вселенной?

Да, каждый из этих миров имеет свой собственный закон, а все вместе движется по закону Числа в верховной гармонии. Но кто разберет когда-либо язык небесных светил? Жрецы Юноны говорили ему: "Небеса богов явились ранее земли. Твоя душа происходит оттуда. Проси богов, чтобы она могла вознестись обратно на свою сторону".

Это размышление было прервано страстным пением, донесшимся из сада, с берегов Имбразуса. Голоса лесбиянок томительно сливались с звуками цитры. Молодые люди отвечали на них вакхическими песнями. К этим голосам внезапно присоединились другие крики, пронзительные и зловещие, доносившееся из порта. То были крики мятежников, которых по приказанию Поликрата согнали в барку, чтобы продать их как рабов в Азию. Их били ремнями, усеянными гвоздями, загоняя в подводную часть барки. Их вой и проклятия разнеслись по ночной тишине, а затем все снова затихло.

Молодой человек почувствовал дрожь страдания, но он подавил ее, чтобы еще глубже сосредоточиться над загадкой которая встала перед ним еще настойчивее.

Земля говорила: Слепой Рок!
Небо говорило: Провидение!
А человечество, которое как бы брошено между обоими, кричало: Страдание! Безумие! Рабство!

Но в глубине своей души будущий адепт слышал непреодолимый голос, который отвечал и на цепи земли, и на сверкание небес одним криком: Свобода! Кто же был прав: мудрецы, жрецы, безумцы, страдающие, или он сам?

В сущности, все эти голоса выражали правду, каждый в своей собственной сфере, но ни один из них не раскрывал перед ним смысла существования.

Три мира пребывали неизменные, как недра Деметры, как сияние светил и как сердце человеческое, но лишь тот, кто сумеет найти их гармоническое сочетание и закон их равновесия, – станет истинным мудрецом, лишь он овладеет божественным знанием и будет в состоянии помогать людям.

В синтезе трех миров кроется тайна Космоса! Произнеся это слова, Пифагор поднялся. Его очарованный взгляд был устремлен на дорический фасад храма. Строгие линии храма казались преображенными под нужными лучами Дианы. Душа Пифагора увидала в нем идеальный образ мира и разрешение загадки, которое она искала. Ибо основание, колонны, и треугольный фронтон предстали перед ним внезапно, как тройная природа человека и вселенной, микрокосма и макрокосма, венчанных божественным единством, которое со своей стороны является троичным началом.

Космос, управляемый и проникнутый Богом, образует

Священную Тетраду, необъятный и чистый символ,
Источник Природы и образец Богов!




Да, здесь, скрытый в этих геометрических линиях, таился ключ вселенной, закон тройственности, который управляет строением существ, и семиричности, лежащей в основы их эволюции. И Пифагор увидал в грандиозном видении миры, двигающиеся под ритм и гармонию священных чисел. Он увидал равновесие земли и неба, которое поддерживается человеческой свободой.

Три мира: естественный, человеческий и божественный, взаимно поддерживая и определяя друг друга, исполняют вселенскую драму двойным движением – нисходящим и восходящим. Он угадывал сферы невидимого мира, окружающие мир видимый и беспрерывно оживляющие его; он понял наконец возможность очищения и освобождения человека еще на земле путем тройного посвящения. Он увидал все это, а также и жизнь свою, и свое назначение в мгновенной яркой вспышке, с непоколебимой уверенностью духа, который чувствует себя лицом к лицу с Истиной. Как бы молния осветила его.

Теперь ему оставалось доказать умом то, что его могучая интуиция схватила в области Абсолютного, а для этого нужна была жизнь человека и нужен был труд Геркулеса. Но где найти знание, необходимое, чтобы довести такой подвиг до конца? Для этого недостаточно было ни песен Гомера, ни мудрецов ионийских, ни храмов Греции.

Дух Пифагора, который внезапно обрел крылья, начал проникать в свое прошлое, в свое происхождение, окутанное покровом тайны, и в таинственную любовь своей матери. Одно воспоминание детства появилось перед ним с необыкновенной яркостью. Он вспоминал, как мать несла его, годовалого ребенка, по долине Ливанской к храму Адонаи.

Он увидал себя маленьким, прижавшимся к груди Парфенисы, посреди огромных гор и вековых лесов, и увидал в тени деревьев падающий водопад. Его мать стояла на террасе, оттененной большими кедрами. Перед ней стоял жрец с белой бородой и с величавой осанкой; он улыбался матери и ребенку и говорил непонятные для него слова. Его мать часто вспоминала эти таинственные слова Иерофанта Адонаи: "О женщина ионийская! Твой сын будет велик мудростью, но помни, что если Греки обладают знанием Богов, знание Единого Бога сохраняется лишь в одном Египте".

Эти слова вспомнились ему вместе с улыбкой матери, вместе с прекрасным лицом Иерофанта и с отдаленным шумом водопада, в раме грандиозной картины, похожей на сновидение из иной жизни. Впервые он угадывал смысл предсказания. Он много слышал о чудесном знании египетских жрецов и об их никому неведомых тайнах; но он думал обойтись без них. Теперь же он понял, что должен овладеть "Божественным Знанием", чтобы проникнуть в глубину природы, и что он не найдет его нигде, кроме храмов Египта. И подготовила его к этому подвигу его нежная мать, кроткая Парфениса, которая, следуя внутреннему голосу, отдала его в дар Верховному Богу!

С этой минуты решение в душе Пифагора было принято: он решил отправиться в Египет и принять посвящение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 06 окт 2011, 13:42 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
С этой минуты решение в душе Пифагора было принято: он решил отправиться в Египет и принять посвящение.

Изображение

Поликрат любил покровительствовать философам и поэтам. Он дал Пифагору рекомендательное письмо к фараону Амазису, который представил его жрецам Мемфиса. Последние приняли его очень неохотно. Египетские мудрецы не доверяли Грекам, которых они считали непостоянными и легкомысленными.

Они сделали все, чтобы лишить бодрости молодого самосца, но он подчинился с непоколебимым терпением и мужеством всем препятствиям и испытаниям, которые ему пришлось перенести. Он заранее знал, что "божественное знание" приобретается лишь после того, как воля победит все низшее существо человека.

Его посвящено длилось двадцать два года под руководством великого жреца Сопхиза.

В книге о Гермесе мы описывали испытания и искушения, ужасы и экстазы посвященного Изиды, вплоть до видимой смерти адепта и до его воскресения в сиянии Озириса. Пифагор прошел через все фазы, которые давали возможность проверить не как отвлеченную теорию, а как нечто пережитое, учение о Глаголе-Свете или творческом Слове и учение о человеческой эволюции на протяжении семи планетарных циклов.

На каждом шагу этого головокружительного восхождения, испытания становились все труднее и труднее. Сотни раз приходилось рисковать жизнью, в особенности, когда приобреталась власть над оккультными силами, и на очереди были опасные опыты магии и теургии. Как все великие люди, Пифагор верил в свою звезду. Его не устрашало ничто, когда дело шло о приобретении знаний, и самая смерть не остановила бы его, тем более что он видел жизнь и по ту сторону смерти.

Когда египетские жрецы увидали в нем необычайную силу души и ту сверхличную страсть к мудрости, которая появляется так редко в этом мире, они открыли перед ним все сокровища своего опыта. Среди них он переплавил всю свою природу и закалил ее. У них же он глубоко изучил священную математику, науку чисел или всемирных принципов, из которой он сделал центр своей системы, дав ей совершенно новую формулировку. В то же время строгость дисциплины в египетских храмах убедила его, до какой страшной силы может дойти человеческая воля, когда она сознательно упражняется и развивается, и до какой степени безгранично её влияние как на тело, так и на душу человека.

"Наука чисел и искусство воли – вот два ключа магии", говорили жрецы Мемфиса; "они открывают все двери вселенной".

Таким образом Пифагор приобрел в Египте свой широкий кругозор, который дал ему возможность познавать различные ступени жизни и усвоить науки в концентрическом порядке; понять инволюцию духа в матерью путем мирового творчества и его эволюцию или восхождение к единству посредством индивидуального творчества, которое осуществляется благодаря развитью сознания.

Пифагор достиг до вершины египетского жречества и вероятно уже думал о возвращении в Грецию, когда война обрушилась на долину Нила со всеми её бедствиями и вовлекла посвященных Озириса в новый круговорот испытаний.

Деспоты Азии уже давно замышляли погибель Египта. Их повторявшиеся нападения на протяжении веков не удавались благодаря мудрости египетских учреждений, благодаря силе жрецов и энергии фараонов.

Но древнее царство, убежище герметической науки, не могло длиться бесконечно. Сын вавилонского завоевателя, Камбиз, двинулся на Египет со своими бесчисленными войсками, напоминавшими тучи голодной саранчи; он то и положил конец царствованию фараонов, начало которого теряется во тьме веков.

В глазах мудрецов это была катастрофа для всего мира. До тех пор Египет защищал Европу от нападения со стороны Азии. Его влияние простиралось на все побережье Средиземного моря, благодаря храмам Финикии, Греции и Этрурии, с которыми высшее жречество Египта было в постоянных сношениях. Но раз эта твердыня была опрокинута, грубая сила должна была затопить побережье Греции.

Пифагор пережил вторжение Камбиза в Египет; он видел как этот персидский деспот, достойный наследник коронованных злодеев Ниневии и Вавилона, разграбил храмы Мемфиса и Фив и разрушил храмы Амона. Он мог видеть и то, как фараон Псамменит, закованный в цепи, был приведен к Камбизу и поставлен на возвышении, вокруг которого были выстроены в ряд жрецы, члены самых именитых семей и весь двор фараона.

Он мог видеть дочь фараона, одетую в рубище, в сопровождении всей своей свиты, переодетой также в лохмотья, и наследника престола с двумя тысячами знатных молодых людей, приведенных сюда же с уздечками во рту и с поводами на шее, после чего все они были обезглавлены.

Он мог видеть фараона Псамменита, заглушающего рыдание при виде этой страшной картины, и безжалостного Камбиза, сидящего на троне и наслаждающегося страданиями своего повергнутого противника.

Жестокий, но поучительный урок истории... Какая яркая картина животной природы человека, разнузданной и незнающей препон, ведущей к тому чудовищному деспотизму, который все топчет под своими ногами и навязывает человечеству царство самого неумолимого произвола...

Камбиз распорядился о перемещении части египетских жрецов в Вавилон и поселил их внутри страны. В числе их был и Пифагор. Этот колоссальный город, сравниваемый Аристотелем с целой страной, окруженной стенами, представлял в то время необъятное поле для наблюдений.

Древний Вавилон, "великая блудница" еврейских пророков, был после персидских завоевали более чем когда-либо калейдоскопом всех народов, культов и религий, посреди которых азиатский деспотизм воздвигал свою высокую башню.

По персидским традициям основание Вавилона приписывают легендарной Семирамиде. По этим преданиям она построила его чудовищное основание, имевшее в окружности восемьдесят пять километров, его стены, Имгум-Бэль, по которым две колесницы могли нестись в ряд, его висячие террасы, его огромные дворцы с расцвеченными барельефами, его храмы, поддерживаемые каменными слонами, на вершине которых красовались многоцветные драконы.

Там целый ряд деспотов следовал один за другим, и они то и завоевали Халдею, Ассирию, Персию, часть Татарии, Иудеи, Сирии и Малой Азии. Туда же повлек Навуходоносор, убийца магов, плененный еврейский народ, который и после этого оставался верным своему культу в уголке необъятного города, в котором теперешний Лондон мог бы поместиться четыре раза.

Евреи дали царю могучего министра в лице пророка Даниила. При Валтасаре, сыне Навуходоносора, стены старого Вавилона рухнули наконец под мстительными ударами Кира, и Вавилон перешел на несколько столетии под владычество Персов.

Благодаря этим внешним событиям, в момент появления в Вавилоне Пифагора, три различные религии сталкивались в духовной жизни Вавилона: древние жрецы Халдеи, остатки персидских магов и избранный элемент из среды плененных иудеев. Доказательством, что эти различные, религиозные течения имели общую эзотерическую основу, служит роль Даниила, который, утверждая Бога Моисеева, оставался в Вавилоне первым министром при Навуходоносоре, Валтасаре и Кире.

Пифагор должен был расширить свой, и без того уже широкий горизонт, изучая все эти религий, доктрины и культы, синтез которых все еще сохранялся некоторыми посвященными. Он имел в Вавилоне возможность основательно изучить знание магов, наследников Зороастра. Если египетские жрецы одни обладали ключами к священным наукам, персидские маги считались более искусными в практическом применении оккультных знаний. Они утверждали, что в состоянии владеть оккультными силами природы, носящими название пантоморфного огня и астрального света.

В их храмах, говорить предание, при ярком солнечном дне наступала тьма, светильники зажигались сами собой, появлялось небесное сияние и слышались раскаты грома. Маги называли этот невещественный огонь, этот проводник электричества, который они умели сосредоточивать и рассеивать по своему усмотрению, "небесный лев", а электрические течения атмосферы и магнетические течения земли они называли "змеи" и приписывали себе способность направлять – их подобно вещественным токам – на людей. Они изучали также и силу внушающую, притягивающую и творческую. Они употребляли для вызывания духов формулы, заимствованные у древнейших наречий земли, давая при этом такое объяснение: "Не изменяй ни одного первобытного названия в заклинаниях, ибо все они – пантеистические имена Богов; они проникнуты магнетизмом обожания множества людей и могущество их невыразимо".3 Эти заклинания среди очистительных церемоний и молитв были – собственно говоря – то, что получило впоследствии название Белой Магии.

Таким образом, Пифагор проник в Вавилоне во все мистерии древней магии. В то же время, перед ним развертывалось в этом вертепе деспотизма, великое зрелище: на развалинах разрушающихся религий Востока, поверх его выродившегося жречества, группа посвященных, бесстрашных и тесно сплоченных, защищала свою науку, свою веру и, насколько это было возможно, стояла на страже справедливости. Лицом к лицу с деспотами, под постоянным опасением быть растерзанными подобно Даниилу во львином рву, они укрощали дикого зверя неограниченной тирании своей духовной силой и оспаривали у него почву шаг за шагом.

После своего египетского. и халдейского посвящения, Пифагор знал гораздо больше, чем его учителя физики или кто-либо из ученых Греков его времени. Ему известны были вечные начала вселенной и применение этих начал. Природа раскрыла перед ним свои глубины; грубые покровы материи разорвались перед ним, чтобы показать ему чудные сферы разоблаченной природы и одухотворенного человечества. В храме Нейф-Изиды в Мемфисе и в храме Бэла в Вавилоне он узнал много тайн относительно происхождение религий и относительно истории континентов и человеческих рас. Он мог сравнивать преимущества и недостатки еврейского единобожия, политеизма Греков, троичности Индусов и дуализма Персов.

Он знал, что все эти религии – ключи к единой истине, видоизменяющиеся для различных ступеней сознания и для различных общественных условий. Он владел ключом т.е. синтезом всех этих доктрин, обладая эзотерическим знанием. Его внутренний взор, обнимавший прошлое и погружавшийся в будущее, должен был прозревать с необыкновенной ясностью и настоящее. Его видение показывало ему человечество, угрожаемое величайшими бичами: невежеством священников, материализмом ученых и отсутствием дисциплины у демократии. Среди всеобщего расслабления, он видел вырастающий азиатский деспотизм и из этой черной тучи страшный циклон собирался обрушиться на беззащитную Европу.

Настало время вернуться в Грецию и начать там свое великое дело.

Пифагор поселился в Вавилоне и оставался там не по своей воле в течение двенадцати лет. Чтобы уйти оттуда, нужно было разрешение персидского царя. Его единоплеменник, Дэмосед, царский врач, просил за него и добыл для философа свободу. Пифагор вернулся в Самос после тридцатичетырехлетнего отсутствия.

Он нашел свою родину раздавленной под деспотизмом персидского сатрапа. Школы и храмы были закрыты. Поэты и ученые бежали от персидского цезаризма. Но он имел по крайней мере то утешение, что ему удалось принять последний вздох своего первого учителя, Гермодама, и найти в живых свою мать Парфенису, которая одна не сомневалась в его возвращении; ибо все остальные были уверены в его смерти.

Но она никогда не сомневалась в пророчестве жреца Аполлона. Она знала, что под белым одеянием египетского жреца сын её готовится к высокой миссии. Она верила, что из храма Нейф-Изиды появится тот благой учитель и светлый пророк, который снился ей в священной роще дельфийского храма и которого Иepoфант Адонаи обещал ей под кедрами Ливана.

Пифагор пробыл на родине не долго; легкая барка уносила по лазурным волнам Циклады и мать, и сына в новое изгнание. Они покидали навсегда погибающий Самос, направляясь в Грецию. Пифагора манили не олимпийские венки и не лавры поэта; его дело было необычайно велико: разбудить заснувшую душу богов в святилищах, вернуть силу и обаяние храму Аполлона и основать школу науки и жизни, из которой бы выходили не политики и софисты, а посвященные мужчины и женщины, истинные матери и истинные герои...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 10 окт 2011, 08:50 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Глава III

Дельфийский храм
Наука Аполлона
Теория прорицания
Пифия Феоклея
Страна Гиперборейская


Из долины Фокиды улыбающиеся луга вели по берегам реки Плистиос к изрытой долине, расположенной в высоких горах. Долина эта становилась все более узкой, а вся страна – все более пустынной и дико-величавой.

Наконец путник подходил к естественному цирку, образуемому из обрывистых гор, венчанных обнаженными острыми вершинами; то был настоящий электрический приемник, над которым разражались частые грозы.

И внезапно, в глубине горного ущелья появлялся город Дельфы, подобно орлиному гнезду, на скале, окруженной пропастями, над которыми господствовали обе вершины Парнаса. Издали видны были сверкающие бронзовые статуи Победы, медные кони, бесчисленные золотые статуи, выстроенные рядами на священной дороге и стоящие подобно стражникам богов и героев – вокруг дорического храма Феба-Аполлона.

Это место было наиболее священным в древней Греции. Там пророчествовала Пифия; там собирались амфиктионы; там все эллинские племена выстроили вокруг святилища часовни, в которых хранились все жертвуемые сокровища. Там группы мужчин, женщин и детей, приходивших издалека, поднимались по священной тропе, чтобы поклониться Богу Света. С незапамятных времен Дельфы были местом поклонения народов. Их центральное положение в Элладе и защищенная местность способствовали этому. Необычайный вид окружающей природы поражал воображение.

Позади храма находилась пещера с трещиной, откуда вырывались холодные пары, вызывавшие – по преданию – вдохновение и экстаз. Плутарх рассказывает, что в очень древние времена один пастух, севший на краю этой трещины, начал предсказывать. Сначала его сочли за сумасшедшего, но когда все его предсказания исполнились, случай этот обратил на себя внимание жрецов, которые и завладели пещерой и посвятили эту местность Божеству. Отсюда и учреждение пророчества Пифии, которая садилась на треножник поверх трещины; вырывавшиеся оттуда пары вызывали в ней конвульсии, странные припадки и второе зрение, которым отличаются сомнамбулы.

Эсхил, показания которого имеют значение, так как он был сыном элевсинского жреца и посвященным, говорит в Эвменидах устами Пифии, что вначале Дельфы были посвящены Земле, затем Фемиде (справедливость), затем Фебее (Луна-Посредница) и наконец, Аполлону, солнечному Богу. Каждое из этих имен представляет собой в символике храма различные древние периоды и обнимает целые века.

Но известность Дельф начинается с Аполлона. Юпитер, говорят поэты, желая узнать центр земли, выпустил двух орлов – от востока и от заката, и они встретились в Дельфах. Откуда происходит это обаяние, это всемирное и неоспоримое значение, сделавшее из Аполлона греческого бога по преимуществу и сохранившее за ним навсегда непонятное очарование?

История не говорит ничего по этому поводу. Спросите ораторов, поэтов, философов, они дадут вам лишь поверхностное объяснение. Истинный ответ на этот вопрос оставался тайной храмов. Попробуем проникнуть в нее. В орфическом смысле Дионис и Аполлон были два различные откровения одного и того же божества. Дионис представляет собой эзотерическую истину, основу и внутреннюю суть вещей, открытую лишь для посвященных. Он являет собой тайны жизни, прошедшие и будущие существования, отношения души к телу и неба к земле.

Аполлон олицетворял ту же идею в её применении к земной жизни и к общественному порядку. Вдохновитель поэзии, медицины и законодательства, он раскрывался в науке пророчеством, в искусстве – красотой, в судьбах народа – справедливостью, в этике – очищением.

Таким образом, для посвященного Дионис означал раскрытие божественного духа во вселенной, а Аполлоне – её проявление в жизни земного человека. Жрецы давали об этом понятие народу посредством следующей легенды. Во времена Орфея Вакх и Аполлон заспорили по поводу дельфийского треножника. Вакх добровольно уступил его своему брату, а сам удалился на вершины Парнаса, где женщины Фив справляли его мистерии. И действительно, оба великие сына Юпитера разделили владычество над миром между собой. Один царствовал над таинственным и потусторонним; другой – над живущим на земле.

Следовательно, под идеей Аполлона мы вновь находим солнечный Глагол, творческое Слово, великого Посредника, Вишну Индусов, Митру Персов, Гора Египтян. Но древние идеи азиатского эзотеризма облеклись в легенде Аполлона такой пластической красотой и таким проникающим светом, который заставил их глубже внедриться в человеческое сознание, подобно "стрелам Бога, тем белокрылым змеям, который устремляются из его золотого лука", по выражение Эсхила.

Аполлон появляется из темноты великой ночи в Дэлосе, все богини приветствуют его рождение; он идет, он схватывает лук и лиру; его кудри развиваются по ветру; его колчан звучит за его плечами, и море начинает трепетать, и весь остров сияет в волнах золота и пламени.

Это – эпифания божественного Света, создающего порядок, сияние и гармонию, чудным отзвуком которых служит поэзия. Аполлон направляется в Дельфы, где своими стрелами пронзает чудовищного змея, который мучил страну, возрождает край и основывает храм, являя собой образ победы божественного света над мраком и злом.

В древних религиях змей символизировал и роковой круг рождений, и зло, исходящее отсюда. А между тем из этой жизни, понятой и побежденной, возникает знание. Аполлон, убивающий змея, есть символ посвященного, который побеждает природу знанием, укрощает ее волею, и, разрывая круг телесности, поднимается в сиянии духовности в то время, как разбитые звенья человеческой животности корчатся в прахе.

Вот почему Аполлон считается представителем искупления и очищения души и тела. Забрызганный кровью чудовища, он искупил и очистил себя в течение восьмилетнего уединения под целебными лаврами Тэмпейской долины. Аполлон, воспитатель людей, охотно пребывает среди них, в городах, в толпе юношей, участвуя в борьбе поэтов и на ристалищах, но надолго он не остается у них. Осенью он возвращается на родину, в страну Гиперборейскую.

Изображение


Последний раз редактировалось Феано 10 окт 2011, 08:57, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 10 окт 2011, 08:55 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
ГИПЕРБОРЕЯ - СТРАНА ЗОЛОТОГО ВЕКА


Золотой Век человечества – эпоха всеобщего Счастья, Справедливости и Благоденствия. Эпоха жизни людей, которые Знают Высший - Природный - Порядок, и потому живущих долго, красиво и счастливо, в мире и согласии, не ведая ни голода, ни болезней, ни иных невзгод и лишений.

Не это ли есть лучшая формула для Национальной идеи любой страны?

Да, философия мудрецов Гипербореи, позволившая однажды построить на земле Золотой Век, теперь вроде бы в науке утрачена. Но в то же время, она и сохранилась. Она - в глубине Души каждого человека в виде светлой надежды на возможность подобного будущего.

Некогда на Севере нашей планеты существовала прародина единого человечества, одного языка, праматерь Культуры. Спасаясь от всемирного катаклизма, уцелевшие её обитатели расселились по разным местам Земли, образовав различные народы и языки. В ранних редакциях мифов всех народов об этой стране говорилось как о стране "Золотого Века человечества", как о "Райской Земле". Эллины называли эту страну Гиперборей, то есть "расположенную за северным ветром Бореем.
От Гипербореи до наших дней мало что могло в принципе сохраниться. В древности всё строительство было деревянным. Одежда - перьевой и меховой. Похоронный обряд - сжигание. Как сейчас в Индии. Что сейчас осталось от Махатмы Ганди, Неру и Индиры Ганди? Так и тогда. Осталась только память - мифологическая, ландшафтная, материальная: лабиринты, петроглифы, знаки…



Давайте схематически проследим развитие человечества от Единого Целого до разных стран, рас, народов, и т.д.


Произошел геофизический катаклизм, известный под емким словом "потоп". Причина его носила космический характер. Или что-то произошло в Солнечной системе, или в Галактике… Мифы свидетельствуют, что на небе зажглись семь солнц. Может быть Солнечная система влетела в какое-то звездное скопление… Впрочем, существуют десятки объяснений. И все они достаточно убедительны. Например, Ломоносов считал: сместилась земная ось, Эйнштейн - что был возможен "кувырок" из-за роста полярных ледяных "шапок". Возможно, мимо Земли пролетело какое-то горячее тело, потому что все мифы описывают пожары и кипение моря. Так сибирские народы описывают потоп. У хантов и у манси, и у нивхов сахалинских, у нанайцев на Амуре есть похожие мифы о потопе. И все они обязательно связаны с каким-то огнем. Потом наступило похолодание - глобальное изменение климата - гибель почти всего живого. Объяснений много, но факт налицо. Был такой катаклизм.

В результате ПраГиперборея распалась. Часть ее погрузилась на дно океана. Остался архипелаг, потом острова. Академик Алексей Федорович Трешников считает, что еще 10000 лет назад хребты Ломоносова и Менделеева возвышались над поверхностью Ледовитого океана. И льдов не было, и море было теплым. Везде находят следы жизни людей - и в Ленинградской области, и в Якутии, и на Новой Земле… И в генетической памяти перелетных птиц заложено: раз за разом они возвращаются на родину предков.
Что произошло с людьми? Единая этнолингвистическая общность распалась.
Что касается китайцев, индейцев, они ушли раньше. Но тем не менее что-то общее с остальными потомками гиперборейцев у них осталось - и в языке, и в культуре. Затем началось расчленение индоевропейской общности. По мере того, как расходились составляющие ее народы, стали возникать собственные языки, культура, обычаи. Все это поддается объяснению. Мы знаем, что в Дагестане два соседних аула не понимают друг друга, хотя ясно, что они имеют общие корни и общий язык. Настолько все быстро меняется.

Но, если взять последствия последнего катаклизма, возникла группа индийская и иранская. Возник блок, связывающий современные германские, тюркские и славянские народы. Блок, связанный с будущими эллинами. Каждый из них ждала своя судьба. Они начали мигрировать с севера на юг. Причем миграция занимала долгие годы, когда и могла произойти культурная деградация.
Мы знаем, что индоиранцы составляли единую общность с едиными богами, а потом стали непримиримыми врагами, что видно по их мифологии. Потому что иранские боги - это демоны для индийцев, и наоборот - индийские боги - деви стали дэвами, страшными, кровожадными оборотнями для иранцев. Так вот, в III тысячелетии до н.э. индийцы появились в Индостане, а иранцы - в Иранском нагорье. То есть с Х тысячелетия по III век они где-то мигрировали. Постепенно. Были перевалочные пункты. Одним из них стал Аркаим - перевалочный пункт миграции индоевропейцев с севера на юг. Там они закрепились на тысячу лет.

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 12 окт 2011, 09:36 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Осенью Аполлон возвращается на родину, в страну Гиперборейскую.

Это – таинственная страна светлых и прозрачных душ, которые живут в вечном сиянии совершенного блаженства. Там – его истинные жрецы и жрицы. Он живет в глубочайшем общении с ними и когда желает дать людям свой лучший дар, он посылает из страны Гиперборейской одну из этих великих, светлых душ, чтобы она воплотилась на земле ради помощи смертным. А сам он возвращается в Дельфы каждую весну, когда поются гимны. Он появляется в своей гиперборейской белизне, видимый одним лишь посвященным, на колеснице, влекомой благозвучными лебедями.

Изображение

Он возвращается в свое святилище, где Пифия передает людям его пророчества и где ему внимают мудрецы и поэты. И тогда начинают петь соловьи, Кастальский источник разливается серебряными струями и потоки небесного света и небесной музыки звучат в сердце человека и проникают даже в невидимые артерии природы.

В этой легенде о Гиперборейцах просвечивает эзотерическая основа мифа об Аполлоне. Под страной Гиперборейской следует понимать потусторонний мир, эмпиреи победивших душ, сияющих в своей неземной красоте. Сам Аполлон олицетворяет свет, невещественный и разумный, из которого исходит всякая истина и физическим подобием которого является видимое солнце; влекущие его лебеди означают поэтов, высоких гениев, посланников его солнечной души, оставляющей после себя струящиеся волны света и музыкальных мелодий.

Таким образом, гиперборейский Аполлон есть сошествие неба на землю, внедрение духовной красоты в тело и кровь, излияние непреходящей истины чрез вдохновение и пророчества.

А теперь мы попробуем приподнять золотое покрывало легенд и проникнуть в самое сердце храма. Каким образом возникло самое пророчество? Здесь мы прикасаемся к тайнам науки Аполлона и к дельфийским мистериям.

Глубокая связь соединяла в древности пророчества с солнечными культами, и эта связь является золотым ключом всех древних мистерий. Поклонение Арийцев солнцу, как источнику света, тепла и жизни, возникло при самом основании арийской цивилизации. Но когда мысль мудрецов поднялась от проявленного мира к его причине, она постигла, что за этим осязаемым огнем и видимым светом скрывается невещественный огонь и свет разумения.

Первые мудрецы отождествили с началом мужским, с творческим духом или с разумной сутью вселенной, а второй – с его женским началом, с его организующей душой, с его пластической субстанцией. Эта интуиции идет от незапамятных времен и встречается в древнейших мифологиях. Она появляется в ведических гимнах под формой Агни, всемирного огня, проникающего все сущее. Она раскрывается в религии Зороастра, эзотерическая сторона которой кроется в культе Мифраса. Мифрас есть мужской огонь, а Митра – женский свет. Зороастр ясно высказывает, что Предвечный создал посредством живого Глагола небесный свет, семя Ормузда, начало материального света и огня.

Для посвященного в мистерии Мифраса, солнце – лишь грубое отражение этого света. Из своей темной пещеры, своды которой были разрисованы звездами, он призывал солнце благодати, огонь любви, победителя зла, примирителя Ормузда и Аримана, очистителя и посредника, который обитает в душе святых пророков.

В склепах Египта посвященные призывают то же солнце под именем Озириса. Когда Гермес пожелал созерцать происхождение вещей, он почувствовал себя погруженным в эфирные волны живого света, в котором двигались все живые формы. Затем, погруженный во мрак плотной материи, он услыхал голос и узнал в нем голос Света. В то же время из глубин мрака вспыхнул огонь и немедленно хаос начал приходить в порядок и проясняться. В Книге Мертвых души умерших медленно плывут к этому Свету в барке Изиды.

И Моисей усвоил ту же доктрину в книге Бытия: "и сказал Бог: да будет свет. И стал свет". Создание этого света предшествовало созданию солнца и звезд. Это означает, что в порядке космогенеза невещественный свет предшествует вещественному.

Греки, которые отливали в человеческую форму и драматизировали самую отвлеченную идею, выразили ту же самую идею в мифе Аполлона Гиперборейского.

Таким образом, дух человеческий – путем внутреннего созерцания вселенной – пришел к познаванию вещественного света, элемента неосязаемого и невесомого, который служит посредником между материей и духом. Можно было бы доказать, что современные физики приходят к тому же выводу с противоположного конца, исследуя состав материи и убеждаясь в невозможности объяснить ее одним материальным путем. Уже в XVI веке Парацельс, изучая химические комбинации и трансформации материальных тел, пришел к выводу, что должна существовать всемирная оккультная деятельная сила, посредством которой все эти изменения происходят.

Физики XVII и XVIII века, которые смотрели на вселенную как на машину, утверждали абсолютную пустоту небесных пространств. Но с тех пор как ученые признали, что свет не есть продукт лучистой материи, а вибрация невесомого элемента, – пришлось допустить, что все пространство наполнено бесконечно тонким флюидом, который проникает все тела и посредством которого передаются волны тепла и света.

Таким образом начали возвращаться к идеям физики и теософии древних Греков. Ньютон, который провел всю жизнь, наблюдая движения небесных тел, пошел еще дальше. Он назвал этот элемент или эфир sensorium Dei, или мозгом Бога, т.е. органом, посредством которого Божественная Мысль действуете как в бесконечно великом, так и в бесконечно малом. Высказывая эту идею, которая казалась ему необходимой для выяснения движения небесных светил, Ньютон попал в самый центр эзотерической философии. Эфир, который Ньютон нашел в пространстве, Парацельс нашел на дне своих реторт и назвал его астральным светом.

Гораздо позднее немецкий физик Рейхенбах в ряде научно обставленных опытов констатировал повсеместное присутствие этого невесомого элемента, тонкого, но необходимого проводника для невидимого физическому зрению света, от которого происходят всевозможные световые явления.

Рейхенбах заметил, что субъекты с очень тонкой нервной организаций, помещенные в темной комнате, в которой находится магнит, видят на обоих его концах ясные лучи красного, желтого и голубого цвета. Некоторые видят эти лучи волнообразно двигающимися. Он продолжал свои опыты со всевозможными телам и особенно с кристаллами. Вокруг всех этих тел чувствительные субъекты видели светящиеся излучения. Вокруг головы людей, помещенных в темной комнате, они видели белые лучи; из оконечностей их пальцев также исходил свет.

В первом фазисе засыпания сомнамбулы видят иногда своего магнетизера с теми же признаками. Чистый астральный свет можно видеть только в высшем экстазе, но он поляризуется во всех телах, соединяется со всеми земными флюидами и играет различные роли в электричестве, в земном и животном магнетизме.

Главный интерес всех опытов Рейхенбаха состоит в том, что он подошел к границам, отделяющим физическое зрение от астрального; которое служит переходом к зрению духовному. Опыты эти заставляют угадывать бесконечную утончаемость невесомой материи. Продолжая подвигаться по этому пути, ничто не помешает нам представить себе ее в такой степени текучей, тонкой и всепроникающей, что она станет в некотором роде однородной с мыслью, служа для последней совершенным проводником.

Мы видели сейчас. что современная физика должна была признать всемирную невесомую действующую силу для того, чтобы объяснить мироздание, что она даже подтвердила её присутствие, не подозревая при этом, что тем самым подходит к древним теософическим идеям.

Попробуем теперь определить природу и назначение космического флюида с точки зрения оккультной философии всех времен. Ибо относительно этой важной основы космогонии Зороастр сходится с Гераклитом, Пифагор с Апостолом Павлом, Каббалисты с Парацельсом. Она распространена повсюду, Кибела-Майя, великая Мировая Душа, вибрирующая и пластическая субстанция, которую формует по своему усмотрению дуновение Творческого Духа. Её эфирные океаны служат цементом, соединяющим миры между собою. Она служит посредником между духом и материей, между видимым и невидимым, между внутренним и внешним вселенной.

Скопляясь огромными массами в атмосфере, под воздействием солнца она разражается грозой. Проникая в землю, она циркулирует внутри неё магнетическими токами. Утончившись в нервной системе животного, она передает его волю различным частям организма, его ощущения – мозгу.

Более того, этот тонкий элемент образует живые организмы, подобные материальным телам. Ибо он служит субстанцией для астрального тела души, светящимся покровом, который дух ткет для себя безостановочно.

Соответственно тем душам, которые он облекает, и соответственно тем мирам, которые он окружает, этот флюид преобразуется, утончается или сгущается. И не только он воплощает дух и одухотворяет матерью, он отражает в своих живых недрах вещи, предметы, волю и мысли людей в беспрерывных отражениях.

Сила и продолжительность этих образов пропорциональна силе воли, которая их произвела. И в самом деле, не существует другого способа, чтобы объяснить внушение и передачу мыслей на расстоянии, эти приемы древней магии, в настоящее время признанные наукой.6

Таким образом, все прошлое миров дрожит в астральном свете в виде отраженных образов, и будущее пребывает там же вместе с живыми душами, которые непреодолимой силой влекутся к воплощению на земле. Вот – смысл покрывала Изиды и мантии Кибелы, в которую заткано все бытие.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 18 окт 2011, 15:34 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Из всего сказанного явствует, что теософическое учение об астральном свете тождественно с тайной доктриной Глагола-Солнца в религиях Востока и древней Греции. Кроме того, выясняется, в какой связи с этой доктриной стоит учение о прорицаниях. Астральный свет является в ней как передаточное средство для всех явлений ясновидения и экстаза и служит для их объяснения. Он одновременно и проводник, передающий все вибрации мысли, и живое зеркало, в котором душа может созерцать отражение материального и духовного миров.

Перенесенное в астральную область, сознание ясновидца выступает из пределов физических условий. Мера пространства и времени изменяется для него. Он начинает в некотором роде участвовать в вездесущности мирового астрального флюида. Плотная материя становится для него прозрачной и душа, освободившаяся от тела, поднимается в свою собственную сферу, проникает путем экстаза в духовный мир и видит там души, облеченные в тончайшие тела, с которыми и входит в сношение.

Все древние посвященные имели совершенно точные понятия об этом втором зрении. В пример можно привести Эсхила, который заставляет тень Клитемнестры говорить: "Посмотри на эти раны, твой дух может видеть их; когда мы спим, дух обладает более проницательным зрением; в великий день, не охватывают ли смертные несравненно более обширное поле зрения?"

Прибавим, что эта теория ясновидения и экстаза прекрасно согласуется с многочисленными опытами, произведенными учеными и медиками в наше время над сомнамбулами и ясновидящими всякого рода.7 Мы попробуем, сообразуясь с этими современными опытами, дать краткую характеристику различных психических состояний, начиная с ясновидения и кончая каталептическим экстазом.

Состояние ясновидящего транса есть психическое состояние, одинаково отличающееся и от сна, и от бодрствования. Вместо того, чтобы уменьшаться, способности человека во время такого транса повышаются поразительным образом. Его память становится более точной, воображение – более живым, ум – более быстрым. Более того, новое чувство, принадлежащее уже не физическому организму, развивается в нем.

Он не только воспринимает мысли гипнотизера, что бывает и при явлениях внушения, которые необходимо причислить уже к явлениям сверхфизическим, – но ясновидящий может читать мысли присутствующих, видеть сквозь толстые стены, проникать на сотни лье в дома, где он никогда не бывал, и в интимную жизнь людей, которых никогда не знал. Глаза его закрыты и не видят ничего, но дух его видит несравненно дальше и лучше, чем открытые глаза, и свободно проносится – по всем видимостям – в пространстве.

Таким образом, если ясновидение с точки зрения тела – состояние анормальное, то с точки зрения духа это состояние вполне нормальное, только поднятое на высшую ступень. Ибо сознание ясновидящего стало глубже и кругозор его несравненно шире. "Я" человека осталось то же, но оно перешло на высший план, где его взор, освобожденный от ограничений физических органов, охватывает несравненно более широкие горизонты.9

Следует заметить, что некоторые сомнамбулы, подвергаясь пассам магнетизера, чувствуют себя залитыми волнами все более и более яркого света, тогда как пробуждение кажется им тягостным возвратом в темноту.

Внушение, чтение чужих мыслей, способность видеть на расстоянии, это уже факты, доказывающие независимое состоянии души, и они переносят нас выше физического плана вселенной, не заставляя нас покидать этот план.

Ясновидение отличается бесконечными разновидностями и являет собою гораздо большее число состояний, чем бодрствующее сознание. По мере того, как человек поднимается по ступеням ясновидения, явления становятся все более редкими и все более необыкновенными. Приведем лишь главные из этих состояний. Созерцание прошедшего (retrospection) есть видение прошлых событий, сохраненных в астральном свет. Прорицание (divination) есть предвидение будущих событий или путем проникновения в мысль живых людей, содержащую зачатки будущих поступков, или под высшим оккультным влиянием, когда в живых образах развертываются перед душой ясновидящего будущие события. В обоих случаях это – проекции мыслей в астральном свете. И, наконец, экстаз, который можно определить как созерцание духовного мира, где добрые и злые духи являются ясновидящему под человеческими образами и сообщаются с ним.

При этом кажется, что душа действительно унеслась из тела, которое коченеет и носит все внешние признаки смерти. Человеческие слова не могут передать – по уверению испытавших экстазы – красоту и великолепие этих видений, и чувство невыразимого единения с Божественной сутью, которую они переживают в это время.

Можно сомневаться в реальности этих видений, но не следует забывать, что раз способности души даже в состоянии ясновидящего сна обостряются в такой сильной степени, логика требует допустить, что в более высоком состоянии душа способна видеть и более высокую реальность.

В будущем люди признают за трансцендентными способностями человеческой души великое общественное значение и поставят их под контроль науки, опираясь при этом на воистину всемирную религию, открытую для всех истин. И тогда наука, обновленная истинной верой и духом милосердия, будет уверенно ориентироваться в тех сферах, где умозрительная философия бродит в наше время ощупью и с завязанными глазами.

Да, наука сделается зрячей и мощной в той мере, в какой в нее будет вливаться любовь к человечеству. И возможно, что "как раз через двери сна и сновидения", как говорил Гомер, возвратится изгнанная нашей цивилизацией и безмолвно плачущая под своим покрывалом божественная Психея, чтобы снова овладеть своими алтарями.

Но как бы то ни было, различные явления ясновидения, наблюдавшиеся учеными и медиками XIX столетия, бросают новый свет на роль прорицаний в древности и на множество феноменов с виду сверх естественных, которыми наполнены летописи всех народов. Конечно, необходимо отличать среди них вымыслы от истины, галлюцинации от истинных видений.

Экспериментальная психология наших дней учит не отбрасывать факты, которые входят в пределы возможных проявлений человеческой природы, а изучать их с точки зрения проверенных законов.

Если ясновидение есть способность души, нельзя выбрасывать пророков, оракулов и сивилл в область суеверия. Предсказания могли практиковаться в древних храмах по определенным методам, в целях социальных и религиозных. Сравнительное изучение религий и эзотерических продажи доказывает, что основы этих методов были всюду одинаковы, хотя применение их видоизменялось до бесконечности.

Искусство предсказания потеряло свое значение благодаря тому, что испорченность нравов вызвала всевозможные злоупотребления с одной стороны, а с другой стороны потому, что прекрасные явления в этой области возможны лишь через посредство людей исключительной духовной высоты и чистоты.

Искусство прорицания, как оно являлось в Дельфах, покоилось на тех же основах, и вся внутренняя организаций храма основывалась на этом искусстве.

Как и в великих храмах Египта, прорицание у греков состояло из искусства и из науки. Искусство состояло из проникновения в отдаленное прошедшее и будущее посредством ясновидения или пророческого экстаза; наука являлась методом вычисления будущего на основаны законов мировой эволюции. Искусство и наука взаимно контролировали одна другую.

Мы не будем говорить о той науке, которая древними называлась генефлиалогия (предсказание по гороскопу), по сравнению с которой средневековая астрология лишь плохо понятый отрывок; упомянем только, что в нее входила эзотерическая энциклопедия, примененная к будущей судьбе народов и индивидуумов. Очень полезная в смысле общих соображений она оставалась довольно проблематичной в применении. Лишь первоклассные умы были способны пользоваться ею. Пифагор проник в глубину этой науки, когда оставался в Египте. В Греции она владела менее полными и менее точными данными; и наоборот, ясновидение и дар прорицания были в Греции развиты довольно сильно.

Из истории известно, что дельфийская прорицания происходили с помощью женщин, и молодых, и старых, которые носили название Пифий и играли пассивную роль ясновидящих сомнамбул. Жрецы давали толкования, переводили и приводили в порядок их прорицания, часто запутанные и неясные, благодаря недостатку развития у сомнамбулы.

Современные историки не видят в дельфийских оракулах ничего иного, кроме эксплуатации народного суеверия с корыстными целями. Но кроме серьезного отношения всего античного просвещенного мира к искусству прорицания при дельфийском храме, многие оракулы, приводимые Геродотом, как например, относящиеся к Крезу и к битве при Саламине, говорят в пользу прорицания.

Как и все в мире, искусство это имело свое начало, свой расцвет и свое увядание. Под конец и сюда примешались обман и испорченность, о чем свидетельствует царь Клеомен, который подкупил главную жрицу Дельф, чтобы лишить Демарата царского трона.

Плутарх написал трактат, в котором старался выяснить причины упадка оракулов. И этот упадок признавался всем античным обществом за большое несчастие.

В ранние эпохи искусство прорицания производилось с религиозной искренностью и с научной глубиной, которые поднимали его на высоту истинного священнодействия. На фронтоне храма виднелась следующая надпись: "познай самого себя", а на входной двери – другая: "да не войдет сюда никто с нечистыми руками". Эти слова говорили каждому входящему, что страсти, ложь и лицемерие не должны переступать через порог святилища, и что внутри храма божественная правда должна царить без всякой примеси.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 26 окт 2011, 11:37 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
ПИФАГОР

Это было недавно?
Давно…
Души танцем
Нежнейшим
кружили,
Волшебством наших чувств «жили-были»,
Я в тебе растворялась легко…

Память – корень духовный во мне
Не лесами, Морями штормит,
Заколдованный сердца магнит!
За Тобою бегу по волне…

Это было недавно?
Давно…
Сотни сотен веков утекли,
Воскресают Твои корабли,
И на свет прорастает Зерно…

Изображение

Не лесами, Морями души!
За Тобою бегу по волнам,
Эхо вторит Твоим Временам,
Льется Музыка в звездной тиши…
Это было…
Я помню лишь это!
Пифагор,
Пифагор,
Пифагор!

Лишь с Тобою души разговор
О галактиках вечного Света.

Пифагор и Феано в Королевстве Монсальват


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 31 окт 2011, 13:57 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Пифагор явился в Дельфы после того, как обошел все храмы Греции. Он оставался некоторое время у Эпименида, в святилище Юпитера; он присутствовал при олимпийских играх; он стоял во главе мистерий Элевсиса, где иерофант уступил ему свое первенствующее место. Всюду встречали его, как власть имеющего; ожидали его также и в Дельфах. Искусство прорицания приходило там уже в упадок, и Пифагор решил возвратить ему его силу, глубину и обаяние.

Он появился в Дельфах не столько для поклонения Аполлону, сколько для просвещения его жрецов, для воспламенения их энтузиазма и для пробуждения их энергии. Действовать на них значило действовать на душу самой Греции и подготовлять её будущее.

К счастью, он нашел в храме чудное орудие, словно подготовленное для него Провидением.

Молодая Феоклея принадлежала к коллегии жриц Аполлона. Она происходила из семьи, в которой звание жреца было наследственное. Величавое впечатление святилища, священные церемонии и торжественные гимны, праздники Аполлона пифийского и гиперборейского питали её юность.

Она была, вероятно, одной из тех молодых девушек, которые питают отвращение к тому, что привлекает всех остальных. Они не любят Цереру и боятся Венеры, ибо тяжелая земная атмосфера тревожит их, и физическая любовь, смутно предчувствуемая, кажется им насилием над душой, разбиванием их целомудренного существа.

И наоборот, они необыкновенно чувствительны к таинственным влияниям, к астральным воздействиям. Когда луна освещала темные рощи вокруг Кастальского источника, Феоклея видела по-всюду скользящие белые тени. При дневном свете она слышала голоса. Когда она глядела на лучи восходящего солнца, их световые вибрации погружали ее в экстаз, и ей слышались невидимые хоры. И в то же время она была совершенно равнодушна ко всем внешним проявлениям культа; статуи богов оставляли ее совершенно безразличной, но она испытывала ужас при жертвоприношении животных.

Она ни с кем не говорила о видениях, которые нарушали её сон. Она чувствовала с предвидением ясновидящей, что жрецы Аполлона не обладают тем высшим светом, в котором нуждалась её душа. Но они, с своей стороны, наблюдали за ней, желая склонить ее к роли Пифии. Она же чувствовала себя как бы притягиваемой к высшему мирy, который оставался закрытым для неё. Кто были эти боги, от которых на нее веяло неземным дыханием? Она хотела знать это прежде, чем слепо отдаться им. Ибо больные души испытывают всегда потребность сознавать ясно даже и тогда, когда отдаются высшим силам.

Весь внутренний облик Феоклеи заставляет предвидеть, какое таинственное предчувствие и какое глубокое потрясение должны были взволновать её душу, когда она впервые увидала Пифагора и услыхала его выразительный голос, раздававшийся под колоннадами святилища Аполлона... Она почувствовала присутствие посвященного, которого ждала её душа, она узнала своего Учителя.

Она хотела знать; и она узнает через него, а этот внутренний мир, который она носила в себе, он наконец раскроется перед ней его силою!

И он, с своей стороны, должен был узнать в ней с присущей ему проницательностью ту живую и тонко вибрирующую душу, которую он искал для передачи своей мысли и для внесения нового духа в храм. После первого же взгляда, которым они обменялись, после первого сказанного слова, невидимая цепь связала жреца Самосского с молодой жрицей, которая молча слушала его, жадно воспринимая каждое его слово. Не помню, кто сказал, что лира начинает вибрировать, когда поэт подходить к ней. Так узнали друг друга Пифагор и Феоклея.

На восходе солнца Пифагор вел продолжительный беседы с жрецами Аполлона, носившими название святых и пророков. Он потребовал от них, чтобы и молодая жрица была допущена к этим беседам и была посвящена в его тайное обучение. Таким образом она могла пользоваться уроками, которые учитель давал ежедневно в святилище.

Пифагор достиг в то время полной зрелости. Он носил белые одежды по-египетски и пурпуровую перевязь на лбу. Когда он говорил, его серьезные, глубокие глаза проникали в душу собеседника, вызывая в нем глубокое волнение, и самый воздух вокруг него казался более легким и проникнутым духовностью.

Беседы Самосского мудреца с высшими представителями греческой религии имели очень важное значение. Вопрос шел не только об искусстве прорицания и о вдохновениях, но и о будущем Греции и о судьбах всего мира. Знания и силы, которые он приобрел в храмах Мемфиса и Вавилона, придали ему высокий авторитет. Он имел право говорить как власть имеющий с руководителями Греции, и он выполнил это со всею силою своего гения и со всем энтузиазмом сознанной миссии.

Чтобы просветить и подготовить их сознание, он начал их знакомить с своей юностью, с перипетиями своей борьбы и с египетским посвящением. Он говорил им об этом Египте, усыновившем Грецию, древнем и неизменном как покрытая иероглифами мумия в глубине его пирамид, но владеющим в своих склепах тайнами народов, языков и религии. Он развернул перед их глазами мистерии великой Изиды, земной и небесной, матери богов и человечества. Он провел их через все необходимые испытания и под конец дал им проникнуть вместе с собою в светлую область Озириса.

Вслед за тем, он раскрыл перед ними тайны халдейских магов, их оккультные знания, сохранявшиеся в массивных храмах Вавилона, где они вызывали живой огонь, в котором появлялись образы демонов и богов.

Слушая Пифагора, Феоклея испытывала потрясающие ощущения. Все, что говорил он, отпечатывалось огненными буквами в её сознании, и все это казалось ей одновременно и необычным, и знакомым. Поучаясь у него, она точно вспоминала забытое. Слова Учителя заставляли ее перелистывать страницы вселенной, словно страницы книги. Боги не являлись более перед ней под человеческим ликом, но в своей истинной сущности, которая создает формы и дает душу этим формам. Она возносилась и опускалась вместе с ними в пространстве.

Иногда ей казалось, что она выходить из своих границ и расплывается в бесконечности. Таким образом воображение её проникало в невидимый мир, и те следы его, которые она находила в своей собственной душе, говорили ей, что в нем – истинная реальность, а физический мир не более, как одна видимость. И она чувствовала, что её внутренние глаза скоро раскроются, чтобы непосредственно читать в невидимом.

С этих высот Учитель возвратил ее внезапно на землю, заговорив о несчастиях Египта. Развернув перед её сознанием все величие египетской науки, он показал затем, как она подвергалась вторжению Персов, какие ужасы проникли в Египет вместе с полчищами Камбиза, как разрушались храмы, сжигались на кострах священные книги, как убивались и разгонялись жрецы Озириса, как чудовище персидского деспотизма собрало под свою железную руку все варварские азиатские племена, явившиеся из центра Азии и из глубины Индии для того, чтобы ринуться на Европу. Да этот растущий циклон должен был разразиться над Грецией так же неизбежно, как из скопившихся в воздухе туч неизбежно появляется гроза.

Могла ли раздробленная Греция противостоять этому страшному напору? Народы не могут избежать своей судьбы, если они не бодрствуют беспрерывно и неослабно. И сам мудрый народ Гермеса и его Египет, не разрушился ли и он после шести тысяч лет процветания?

Жизнь Греции, красавицы Ионии, должна быть еще скоротечнее!.. Придет время, когда солнечный Бог покинет этот храм, когда варвары разрушат его, так что камня не останется на камне, и когда пастухи поведут свои стада пастись на развалинах Дельф.

При этих мрачных пророчествах лицо Феоклеи изменилось. Она склонилась к земле и охватив руками ближайшую колонну, с остановившимися глазами, погруженная в свои внутренние видения, походила на гения Скорби, плачущего над погибшей Грецией.

"Но, – продолжал Пифагор – эти тайны должны быть погребены в глубине храмов. Посвященный привлекает смерть или отдаляет ее по своему произволу. Образуя магическую цепь соединенной силы воли, посвященные могут воздействовать и на продление жизни народов. От вас зависит задержать роковой час, от вас зависит процветание Греции, вы можете вызвать в ней сияние Аполлона. Народы формуются по воле своих богов, но боги открываются лишь тем, которые их призывают.

"Что такое Аполлон? Глагол Единого Бога, вечно проявляющийся в мир. Истина есть душа Бога, а свет есть Его тело. Мудрецы, ясновидящие и пророки видят Его; обыкновенные люди видят лишь тень Его. Прославленные духи, которых мы называем героями или полубогами, пребывают среди этого света. Вот истинное тело Аполлона, этого солнца посвященных, и без него не совершается ничто великое на земле. Подобно магниту, привлекающему железо, мы нашими молитвами, словами и деяниями привлекаем божественное вдохновение. От вас зависит осиять Грецию глаголом Аполлона, и тогда Греция преобразится в бессмертном свете!"

Подобными речами Пифагор старался внушить жрецам Дельфийского храма значение их великой миссии. Феоклея поглощала эти речи с молчаливой и сосредоточенной страстью. Она видимо преображалась под чарами мысли и воли Учителя. Среди изумленных старцев она стояла, вся – вдохновение и духовный восторг, с глазами расширенными и сияющими, словно перед ней проносились чудные видения светлых духов.

Однажды она погрузилась в глубокий ясновидящий сон.

Пять старших жрецов окружили ее, но она не чувствовала их прикосновения и не отзывалась на их голоса. Пифагор приблизился к ней и сказал: "Встань и иди, куда посылает тебя моя мысль. Ибо отныне ты будешь Пифией"!

При звуке голоса Учителя дрожь пробежала по её телу, но глаза её оставались закрытыми. Она видела внутренним взором.

– Где ты находишься? – спросил Пифагор.

– Я поднимаюсь... все выше и выше.

– А теперь?

– Я плаваю в свете Орфея.

– Что видишь ты в будущем?

– Великие войны... медные люди... белые победы... Аполлон возвращается в свое святилище и я буду его голосом... Но ты, его посланник, ты покинешь меня... И ты понесешь его свет в Италию.

Ясновидящая с закрытыми глазами говорила еще долго, и звук её голоса был музыкальный, прерывающийся, ритмический. Затем – внезапные рыдания, и она упала как мертвая. Так вливал Пифагор свое чистое учение в её сердце и настраивал его подобно лире для восприятия дыхания богов. Поднятая им на такую высоту вдохновения, она и для него стала факелом, при свете которого он мог измерять свою собственную судьбу, проникать в возможное будущее и направляться в безбрежные пространства невидимых миров. Это животрепещущее доказательство истинности его учений поразило жрецов, вызвало в них энтузиазм и оживило их веру. Отныне храм имел вдохновенную Пифию и жрецов, посвященных в божественные науки и искусства. Дельфы могли снова стать центром жизни и духовной деятельности.

Пифагор оставался среди них целый год и лишь после того, как жрецы были посвящены во всё тайны оккультного учения и Феоклея была вполне готова для своей миссии, – он направился далее, в Великую Грецию.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 14 ноя 2011, 09:42 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Пифагор. Золотой канон. Фигуры эзотерики

Подготовка текста, комментарии, вступительная статья А. Шапошникова
Поэтические переводы И. Евсы
Переводы Диогена Лаэртия и Порфирия выполнены М.Л. Гаспаровым
http://lib.rus.ec/b/220058/read

Что знает современный образованный человек о Пифагоре? Пару геометрических теорем из школьного учебника, дюжину изречений из расхожего сборника афоризмов мудрецов да бессвязный набор фраз из университетского курса истории философских учений.
Между тем вклад Пифагора и его школы в мировую культуру огромный и поистине основополагающий.
Совершенно забыты даже антиковедами достижения школы Пифагора, фундаментальные для развития всей античной цивилизации: создание системы начального, среднего и высшего образования; детальная разработка содержания и объема учебного материала семи наук (грамматики, риторики, поэтики, арифметики, геометрии, астрономии и музыки); основание и руководство первой философской школой, давшей Элладе целую плеяду блестящих деятелей во многих областях науки, религии, искусства, политики, права, этики; огромный вклад Пифагора в развитие физики твердого тела, астрономии и оптики; проектирование первых зданий амфитеатра и театра; первый опыт организации цивильного тайного мужского союза; разработка теории и реализация на практике государственного управления полисом; революционное реформирование традиционной греческой религии и богослужения и многое, многое Другое. Именно в пифагорейском учении сокрыты корни Академии и Ликея, римских гражданских доблестей и раннехристианской апологетики и экзегезы.

Мы, не задумываясь о первоисточнике, до сих пор пользуемся культурной терминологией, введенной некогда самим Пифагором: философия и философ, эзотерика, символ и символика, математик, симметрия, катет и гипотенуза, парабола, гипербола и эллипс, оптика, цикл и эпицикл, эксцентриситет, эклиптика, диатоника, энгармоника и др.

Место Пифагора в истории мировых философско-религиозных систем находится в одном ряду с Заратуштрой, Джиной Махавирой, Буддой, Кун Фуц-зы и Лао Цзы. Его учение проникнуто ясностью и просветленностью. В нем меньше воинственности, чем в гатах Заратуштры, меньше устремленности в нирвану, чем в сутрах Махавиры и Будды, меньше нравственного и государственного ригоризма, чем у Конфуция, но не меньше широты, чем в учении о Дао.

Пифагорейское учение - один из краеугольных камней вселенского здания божественного духа. Пифагор, словно великий Атлант, несет на своих плечах небосвод духовности западных стран. Он не просто один из многих известных эллинских философов, геометров и астрономов. Он - великий посвященный, просветленный учитель и духовный предводитель, ясновидящий и пророк.
Чтобы осознать это, лучше всего обратиться к первоисточникам наших знаний и представлений о Пифагоре и его учении.


ВОПЛОЩЕНИЕ ДУШИ

Палингенесии1 (телесные воплощения) души Пифагора происходили в течение 216 лет, он достигал нового рождения, и как бы после первого цикла и возвращения куба шести, душеродного и одновременно апокатастатического (периодически повторяющегося), благодаря сферичности, через равный период времени Пифагор возрождался снова.
Когда он был Эталидом2 и считался сыном Гермеса3, тот сказал ему, чтобы он выбирал все, что угодно, кроме бессмертия. Тогда он попросил, чтобы при жизни и после смерти он сохранял память о том, что с ним произошло в жизни. Его просьба была исполнена: когда он умер, то в следующих воплощениях сохранил память обо всем происшедшем.
По прошествии времени его душа вошла в Эвфор-ба4. Эвфорб рассказывал о том, что некогда был Эталидом и получил от Гермеса дар; он описывал странствия своей души после смерти Эталида: во сколько растений и животных она вселялась по пути, что претерпела в царстве Аида и что происходит там с прочими душами.
Когда умер Эвфорб, его душа перешла в Гермотима Клазоменского5, который, желая доказать, что его душа прежде была воплощена в тело Эвфорба, вернулся в Бранхиды6 и, войдя в храм Аполлона, опознал щит Эвфорба, пожертвованный храму Менелаем7, который посвятил щит Аполлону, возвращаясь на корабле из Трои8. Щит к тому времени уже истлел, осталась только облицовка из слоновой кости. Вообще же этот Гермотим из Клазомен прославился тем, что душа его во время сна странствовала на большие расстояния и многое повидала и услыхала. Он создал учение о космическом разуме (NOYУ) демиурге, который привел в движение вселенную, о бессмертии этого разума и человеческой души (ШYXH).
Когда умер Гермотим, он стал Пирром9, делосским рыбаком. И опять помнил все: как прежде был Этали-дом, потом Эвфорбом, затем Гермотимом, который теперь воплотился в Пирре.
Когда же умер Пирр, он стал Пифагором и тоже помнил обо всем, что с ним происходило до этого.
Таковы были прежние воплощения души Пифагора и ее странствия, прежде чем она вошла в плод Партениды.

КОММЕНТАРИИ
1 Палингенесия - возрождение, рождение снова (др.-греч.).
2 Эталид, сын Гермеса - жил еще до Девкалионова потопа. {Гомер, "Илиада". Пер. Гнедича.)
3 Гермес - сын плеяды Майи и Зевса, олицетворение психической энергии мышления и слова, проводник душ умерших в царство теней.
4 Эвфорб, сын Панфоя - дарданский герой, нанесший рану Патроклу и сраженный затем Менелаем. Несколько отрывков из Илиады повествуют об этом герое:

"Пагубный рок, Аполлон, и от смертных
Эвфорб-дарданиец
В брани меня поразили, а ты уже третий сражаешь".
(Гомер. "Илиада", XVI, 806-815, 849-850)
***
Но не мог пренебречь и Эвфорб,
знаменитый копейщик,
Падшего в брани
Патрокла героя;
приблизился к телу, Стал и воскликнул
к могучему в битвах царю Менелаю:
"Зевсов питомец, Атрид, повелитель мужей, удалися,
тело оставь, отступись от моей ты корысти кровавой!
Прежде меня ни один из троян и союзников славных
В пламенной битве
копьем не коснулся Патроклова тела.
Мне ты оставь меж троянами
светлою славой гордиться;
Или, страшися, лишу и тебя я сладостной жизни!"
Вспыхнувши гневом, воскликнул Атрид,
Менелай светлокудрый:
"Зевсом клянусь,
не позволено так беспредельно кичиться!
Столько и лев не гордится могучий,
и тигр несмиримый,
Ни погибельный вепрь, который и большею, дикий,
Яростью в персях свирепствуя,
грозною силою пышет,
Сколько Панфоевы дети, метатели копий, гордятся!
..............................................
Так и твою сокрушу я надменность,
когда ты посмеешь
Ближе ко мне подойти! Но прими мой совет и скорее
Скройся в толпу; предо мною не стой ты,
пока над тобою
Горе еще не сбылося! Событие зрит и безумный!"
Так он вещал,
но Эвфорб непреклонный ответствовал снова:
"Нет, Менелай,
расплатися теперь же со мной за убийство!
Брат мой тобою убит; и гордишься еще ты, что сделал
Горькой вдовою супругу его в новобрачном чертоге
И почтенных родителей в плач неутешный повергнул?
О! без сомнения, плачущим я утешением буду,
Если, сорвавши с тебя и главу, и кровавые латы,
В руки отдам их Панфою и матери нашей Фронтисе.
Но почто остается досель не испытанным подвиг
И не решенными битвой меж нами
и храбрость и робость!"
Так произнес
и ударил противника в щит меднобляшный;
Но, не проникшее меди, согнулось копейное жало
В твердом щите.
И тогда устремился с убийственной медью
Царь Менелай, умоляющий пламенно
Зевса-владыку:
Вспять отскочившему он в основание горла Эвфорбу
Пику вонзил и налег, на могучую руку надежный;
быстро жестокая медь пробежала сквозь нежную выю;
Грянулся оземь Эвфорб, и на нем загремели доспехи;
Кровью власы оросились, прекрасные,
словно у граций,
Кудри, держимые пышно златой и серебряной связью.
............................................................
Сына такого Панфоева, гордого сердцем Эвфорба,
Царь Менелай низложил и его обнажил от оружий.
.............................................................
Скоро б к дружине понес
велелепный доспех Панфоида
Сильный Атрид;
но ему позавидовал Феб-дальновержец:
Он на Атрида подвигнул подобного богу Арею
Гектора; в образе Мента, киконских мужей воеводы,
К Гектору Феб провещал, устремляя крылатые речи:
"Гектор! бесплодно ты рыщешь, преследуя неуловимых
Коней Пелида-героя: Пелидовы кони жестоки!
Их укротить и управить для каждого смертного мужа
Трудно, кроме Ахиллеса, бессмертной матери сына!
Тою порой у тебя Атрейон, Менелай браноносный,
Труп защищая Патроклов, храбрейшего воина свергнул,
Бурную мощь обуздал он Панфоева сына Эвфорба".
(Гомер. "Илиада", XVII, 9-23, 29-52, 59-60, 70-81.
Пер. Гнедича).
***
Был и другой Эвфорб, фригиец, род занятий которого
мог бы привлечь внимание Пифагора:
Нашел долунник (аркадянин Тирион, сын Бафикла)
с добрым предзнаменованием Старца (Фалеса)
в святилище (Аполлона) Дидимского
Скребущим тросточкой землю и чертящим фигуру,
Открытую фригийцем Эвфорбом,
тем, что из людей
Первый начертил треугольники
и неравносторонние фигуры,
Изобрел глобус и научился поститься,
воздерживаясь
От (мяса) живых существ,
а италийцы (пифагорейцы) его послушались
Правда, не все,
а лишь гнетомые (несчастной судьбой).
(Каллимах. "Ямбы", фр. 191, ст. 56-63, Оксиринхский папирус, 1011)
Образ этого Эвфорба, чтимый мудрецом Фалесом, скорее всего и был принят Пифагором за одно из своих прежних рождений. Тогда весь выстроенный ряд образов прежних воплощений души Пифагора приобретал бы подлинный смысл: Эталид, наделенный вечной памятью; Эвфорб, вегетарианец и геометр; Гермотим, странствующий во снах; Пирр, сновидец и пророк; Пифагор, великий посвященный. Эвфорб-дарданец, воин, умерший молодым, выпадает из этого ряда.
Причины путаницы образов двух Эвфорбов в пифагорейской традиции сокрыты либо в ошибках писателей и комментаторов, либо в сознательном символическом кодировании, столь свойственном пифагорейцам. Возможно, игра именами и смыслами с целью утаить первичную идею от непосвященных уходила корнями в глубокую древность и бытовала еще в среде пифагорейцев старшего поколения.
Позднейшие пифагорейцы могли уже вовсе не понимать этого символа и трактовать имя Эвфорба буквально, используя текст "Илиады". Возможно и третье объяснение: дарданец Эвфорб и фригиец Эвфорб - один и тот же мифологический персонаж, о котором до нас дошло два разных сюжета. А несовместимость характеристик - результат краткости и фрагментарности сообщений.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 23 ноя 2011, 17:41 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Изображение

Печать Пифагора

СЛЕД


Умчаться, высветив пути!
Прорвать границы, горизонт раздвинуть, звёздами цвести,
Сферичный славя кругозор!

Но что оставить навсегда?
Века - тропинками витыми, в них тает память без следа,
Но сохранит родное имя…

Лишь след, волнующий сердца!
В том смысл жизни на Земле. Давай споём про мудреца,
Станцуем звёздами во мгле…

Пусть имя вечно Пифагора
Звучит в миру со всех сторон, в нем Свет Вселенского простора
И Этика земных Времён.



ПЕЧАТЬ

Я хотела бежать,
всею силой хотела…
бежать!

Вслед за ним, что истаял
как облако,

таял как дым…

И стремилась хотя бы
мгновением
миг
удержать,

Всею силой души
я молила и мчалась
за ним…

Но стояла недвижно,
недвижно стояла я
здесь!

Изваянием, мумией,
сфинксом крылатым
в молчанье…

Может быть, звёзд печальных
бессчетно-молчащая
взвесь

Стала твердью,
твердынею духа, и эхо
звучаньем…


Пролилась молоком,
я излилася Млечным…
путем,

Только ночью себя
открываю неспящим
в ночи,

И недвижимо движусь
в невидимый мой
окаем,

Там на ниточке тоненькой
зеркальце. Только
молчи…

Не рассказывай тайну,
коль взглянешь в неё,

никому…

Только лучше не знать тебе
вовсе о тайне,

не знать…

Я хотела сбежать
от неё и вернуться
к нему…

Всею силою духа…
теперь
охраняю
печать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 10 дек 2011, 16:37 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
«ПИФАГОРОВО МОРЕ»

Изображение

Анонс книги

Пифагор - великий посвященный, философ, гениальный ученый, мудрец, основатель знаменитой Школы Пифагорейцев, духовный Учитель плеяды выдающихся философов мира, сумевший реализовать гармонию политического управления, устройства государственной власти и экономической жизни страны. Пифагор впервые развил учение о Космосе, заложив основу всеобъемлющей науки монадологии, современной квантовой теории строения материи. Важнейшие открытия сделаны им в областях математики, музыки, оптики, геометрии, астрономии, теории чисел, теории суперструн (Земного монохорда), психологии, педагогики, этики. Философия Пифагора основывается на знании законов взаимосвязи видимого и невидимого миров, единства материи и духа, на утверждении бессмертия душ и их постепенном очищении посредством переселения (теория инкарнации). С именем Пифагора связано множество легенд, а его ученики стали выдающимися людьми. Именно благодаря их трудам до наших дней дошли основы Учения Пифагора, высказывания, этические и практические советы, духовные сказки и теоретические постулаты Пифагора.


Слово твоё, Пифагор, не иссякнет вовеки!
Тайное Слово Учения мир охранит,
Жемчуг волшебный, для душ человечьих Магнит!
Золото слов твоих - звёздные, млечные Реки.


Эта книга, явившаяся следствием и подтверждением теории инкарнации, содержит ритмические переложения основных положений Учения Пифагора, авторское эхо и посвященную Учителю лирику. Она не является толкованием или комментариями Учения. Следует добавить, что направляющее воздействие солнечного Учителя сопровождает меня на протяжении всей жизни, как доминантная идея реализации планов и проектов, как неизменные приоритеты в самых обычных делах. Дух Учителя, всегда живой эгрегор великого посвященного Пифагора, проявляет себя на Земле во многих и многих учениках, благодарных наследниках его божественных Идей.



ПРЕДИСЛОВИЕ


Наиболее значительные мировые Идеи внедрялись в Сознание Человечества благодаря великим посвященным и суфиям, мудрецам и богоподобным сущностям, приходившим на землю в человеческом обличии. Такими были единицы известных миру личностей, среди которых Пифагор как драгоценная жемчужина в короне. Следуя духовной традиции, воспринятой им при посвящениях в древнейшие мистерии разных стран и верований, Пифагор не записывал свое Учение, а излагал его в форме устных наставлений, обучал образом жизни и символически. Письменных сочинений древней пифагорейской школы также не сохранилось. Наиболее ранние свидетельства связывают с древней пифагорейской школой учение о переселении душ, этические принципы, заповеди, отражающие некоторые аспекты верований той эпохи и объяснение сущности всех вещей через численные соотношения, выражаемые знаменитой, сакральной формулой "Все есть число". Сегодня эта формула нашла свое основополагающее место в новых науках XXI века: милогия – «Все есть число отношений Русской матрицы», триалектика и числонавтика, а также в моих философских эссе - «Все есть комплексное число качества восприятия мира». Однако за кажущимися простыми формулировками для внимательного человека доступна скрытая часть вложенного в них знания. Свидетельства многих аспектов пифагорейских знаний есть в учении о метемпсихозе, переселении души при восхождении к истоку жизни. Душа совершает «падение, конденсацию» из духовных сфер, переживая последовательно ряд человеческих жизней, которые различаются по степени праведности, цели и рангу каждого нового воплощения, и затем возвращается в первоначальное состояние гармонии.


Интерес к пифагорейскому Учению не иссякал никогда, эту феноменальность можно объяснить огромной действенной духовной силой и бессмертной сущностью самого Учителя, жившего в теле в VI веке до н.э., живого в духе, руководящего развитием многих личностей со своего галактического уровня Сознания. Реконструкция древнего пифагорейского Учения в очередной раз была осуществлена историками философии XIX, XX веков, мое же предпочтение отдано той первой книге, которую я прочитала по наставлению Учителя, это книга «Великие посвященные» Эдуарда Шюре. Написание ее было инспирировано высшими уровнями Сознания и потому ценность ее в сравнении с научными исследованиями и переводами на порядок выше. Практически полное отсутствие письменных первоисточников позволяло высказывать самые разнообразные предположения относительно содержания Учения и характера деятельности древних пифагорейцев, но это нисколько не умалило высочайшего значения Учения для всех времен земли.


Говоря о том, что Учение Пифагора заимствует основы орфического метемпсихоза о переселении душ, современные исследователи нередко недопонимают, что любое Знание о первоистоках берет свое начало в истине, в едином корне, а различия учений воспринимает и анализирует лишь непосвященный человек. Связь времен осуществляется именно благодаря восприятию единства истока, главных знаний и лучших достижений, накопленных человечеством. Считается, что пифагорейская наука и философия официально просуществовали до начала IV века до н.э., после чего пифагорейская философия утратила свои позиции, а религиозное направление - пифагорейские мистерии - напротив, сохранилось и получило дальнейшее развитие в неопифагореизме. Некоторые исследователи рассматривают Пифагора как нравственно-религиозного реформатора, основной смысл его Учения видят в религиозных и обрядовых наставлениях и в то же время признают, что Пифагор положил начало философским и научным занятиям, получившим развитие у его последователей. Хочется напомнить, что религиозность и религиозные наставления в те времена являлись главным воспитательным инструментом для повышения уровня сознания людей.


Центральной идеей древнего пифагорейского Учения была идея приоритета этических принципов в обычной жизни, науке и религии, путем постепенного воспитания ума и чувств, расширения восприятия мира до космических уровней сознания, единения дружественных душ и приближения растущего умом и душой человека к божеству, раскрывающемуся этими усилиями в нем самом. Две ветви общемирового движения душ являют собой единство восходящего и нисходящего по Закону гармонии потоков сознания. Человек испытывает на себе воздействие обоих потоков, и в его воле выбрать направление развития душевных качеств и ума. Об этом постоянно напоминали пифийский оракул и заповедь пифагорейцев:
«Человек, познай себя, как мир, и ты познаешь Вселенную и Богов».


Пифагореизм, как принято считать, значительно отличался от современных ему религиозных культов. Например, английский историк философии В. Гатри видит эти отличия в способах достижения цели, говоря: «Элевсинские мистерии учили, что бессмертия можно достигнуть простым откровением божества, оpфики добавили к этому необходимость выполнения целого ряда религиозных запретов; для Пифагора путь к бессмертию состоял в совершенствовании философии жизни, которую он понимал как использование могущества разума для достижения высшей стадии совершенства - уподобления божеству». Полагаю, некорректно предлагать читателям упрощенное представление о том или ином духовном учении или мистерии, сводя их к методикам, знанию или практикам, все мистерии используют один и тот же принцип раскрытия души и ума человека, хотя и по-разному выражают его. А описание мистерии или Учения в принципе не может включать в текст охраняемые временем тайны. В этой связи необходимо отметить замечательный труд Ямвлиха «Египетские мистерии» и привести цитату, проливающую свет на вышесказанное. «Теургическое единение дают свершение неизреченных и богоугодно осуществляющихся превыше всякого мышления дел и сил мыслимых только богами невыразимых символов. Именно потому мы и не свершаем эти дела при помощи мышления. Ведь тогда их осуществление будет чисто умным и зависящим от нас, а ни то ни другое не является истинным».


Авторитет древней пифагорейской школы был столь высок, что после того, как в IV веке до н.э. она внешне прекратила свое существование, появились сочинения, в которых излагались взгляды, приписывавшиеся представителям древнего пифагореизма. Полагают, что среди них были сознательные фальсификации, авторы которых использовали чужие имена, исходя из представления, что сам Пифагор не записывал свое Учение и, следовательно, его излагали ученики. Сочинения были посвящены разнообразным вопросам, чаще всего этическим, метафизическим и включали заимствования из Платона и Аристотеля, поскольку считалось, что эти философы, в свою очередь, многое заимствовали из пифагорейского Учения. Резонанс деятельности пифагорейской школы и идей Пифагора проявляется и по сей день, что выражается в создании новых пифагорейских школ, сообществ, реализации проектов, научных открытий, в подтверждение пифагорейских знаний. Но главным следствием является, несомненно, доказательство верности теории инкарнации и существования Единого Закона Гармонии Космоса, самого Принципа Высшего Разума.


Когда речь заходит о первоисточниках, мысль человека устремляется назад по времени, в глубины тысячелетий, с удивлением обнаруживая актуальность древней мудрости в дне современном, тогда и приходит понимание единства времен общечеловеческой картины мира, ее вневременной жизни. Образцом ранних трудов пифагорейцев некоторые исследователи называют сочинения Филолая и Архита, относящиеся к IV веку до н.э. В их книгах содержалось популярное изложение Учения пифагорейской школы. В последующие годы IV-I в. до н.э. складывается традиционное представление о пифагорейском образе жизни, исходя из которого Диогеном Лаэртским, Порфирием и Ямвлихом написаны биографии Пифагора. Образ Пифагора-мудреца, реинкарнированный дух его был воспринят многими выдающимися людьми разных времен, включая наше время, и в числе первых из известных нам, Аполлоний Тианский, живший в первой половине I века н.э. Все ранние биографии Пифагора несколько различаются подробностями и датировкой периодов жизни Пифагора, и можно сказать, что они сформировали легендарный образ богочеловека, явившегося на Землю для реализации общечеловеческой цели. Пифагорейские сочинения эллинистического времени, ограждая от профанации Знание, носили не столько научный, сколько просветительский характер, хотя в самом Учении Пифагора, несомненно, заложено глубоко научное, философское, эзотерическое Знание о мироздании и его законах. Современные исследователи пифагореизма, как и многие их предшественники, склонны разделять неопифагорейские школы на математиков и акусматиков, кроме того, они полагают, что некоторые научные прозрения и достижения приписываются учениками Пифагору, но эти представления не имеют под собой достаточных оснований, ибо живой свет Учителя ни на минуту не гаснет в веках. Основываясь на книжных, много раз переписанных и переведенных с языка на язык изданиях, каждое из которых по-своему искажает или интерпретирует Учение, эти исследователи не могут найти непосредственную связь с Учителем и его Учением. Тем не менее, ученики, способные к такому восприятию, были и будут нести свет, зажженный в них Учителем. Возросшая способность современных людей к голографическому видению, контактерству (ченнелингу) предоставляет дополнительную возможность такого непосредственного контакта, хотя каждое восприятие уникально и окрашено личностными характеристиками воспринимающего, как впрочем, и каждый ученик по-разному воспринимает своего Учителя, в зависимости от степени зрелости, способностей и чистоты помыслов.


Особо отмечу пифагорейские «Золотые стихи», относящиеся к мистической пифагорейской литературе и взвешенные, замечательные комментарии к ним Гиерокла. В первой половине V века н.э. Гиероклом был написан "Комментарий к Пифагорейским Золотым стихам". «Золотые стихи» представляют собой гармоничную компиляцию отрывков, содержащих пифагорейские заповеди времен древнего пифагореизма. Самым ранним автором, у которого встречается цитата из "Золотых стихов", является Хрисипп (III век до н.э.). После него цитаты из "Золотых стихов" приводят Цицерон, Арриан, Плутарх, Гален, Секст Эмпирик, Диоген Лаэртский, Климент Александрийский, Порфирий, Юлиан. Название "Золотые стихи" впервые встречается у Ямвлиха (IV век н.э.), чей труд о Пифагоре достоин особого внимания. Можно сказать, что «Золотые стихи» это пример народной литературы, существовавшей вокруг пифагорейского Учения, а вопросы этики были отправной точкой для появления произведений такого рода. Надо добавить к сказанному выше, что вопросы этики, как никогда ранее, сегодня приобретают главенствующее значение в жизни, науке и искусстве, в тенденции общечеловеческого развития и интеграционных процессах в сознании. С учетом того, что прошедшие тысячелетия неузнаваемым образом преобразовали планету, но мало изменили суть человеческую, надо полагать «Золотые стихи» и само Учение Пифагора очень актуальными во всех аспектах сохраненной в них мудрости.



Великий посвященный Пифагор на авторском сайте
«Семь Морей» - http://sseas7.narod2.ru/" target="_blank
и на сайте Семь Морей
Море Пифагора - http://sseas7.narod.ru/piph.htm" target="_blank
Пифагор http://sseas7.narod.ru/pif.htm" target="_blank
О Душе http://sseas7.narod.ru/19.htm" target="_blank
Космическая Этика http://sseas7.narod.ru/200.htm" target="_blank


ГИМН ПИФАГОРУ


О, Величайший Учитель людей! Златомудрый!
Свет откровения в души людские вливая,
Знания вечные юным умам прививая,
Шел ты по жизни блистательной, долгой и трудной.

Ты посвящен был в Мистерии многих народов,
Признанный миром, царями и всеми веками.
Мощный и сильный умом и земными делами,
Миру дарил ты значения вечных Законов.

Богоподобный, прекрасный и телом и духом!
Имя твое светит солнцем, лучами играя,
Горное эхо звучит, слова дар повторяя…
Строгий и властный, владеющий божеским слухом.


Песни, что сферы небесные людям даруют,
Ты понимал, и Река говорила с тобою,
Много чудесного явлено было судьбою,
Тысячи лет об Ученье твоем повествуют.

Слово твое, Пифагор, не иссякнет вовеки!
Тайное Слово Учения мир охранит,
Жемчуг волшебный, для душ человечьих Магнит!
Золото слов твоих - звездные, млечные Реки.



ФЕАНО - ученица Пифагора, эхо мифов и сказок


О, светлокудрая дева земная, чей дух
Тысячи лет возвращается в тело земное,
Эхо лучистое ты. Пожеланье благое
Словом несешь, услаждая и радуя слух.

Свет Пифагора душою храня, вспоминая
Любящим словом, ты мудрость его бережешь
От пустословья, как воду живую несешь,
Тайну Учения в амфоре лет сохраняя.

Лиру небесную в сердце лелеешь своем,
Рифмами дивными волны морские пленяя,
С ветром веселым строкой остроумной играя,
Мудрость извечную льешь животворным дождем.

Шлиф древних сказок на землю легонько кидая,
Ты ожидаешь, что зерна в умах прорастут!
О, благоверная, светел твой искренний труд,
Мифы цветут сквозь столетия, не увядая.

...далее в библиотеке Семи Морей...
http://sseas7.narod.ru/libr.htm" target="_blank


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 03 авг 2012, 09:05 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Для Пифагора высшей целью человека
Являлась творческая Цельная волна,
Апофеоз игры Творца, Его ума,
Сознанье божеское, знание секрета...

"Золотые стихи" содержат в себе ту часть эзотерического учения Пифагора,
которую он и его последователи признали возможным открыть непосвященным.


Лизий, его ученик, после разгрома чернью пифагорейских общин в Великой
Греции, принес эти стихи с собою в Элладу, где завещал своим единомышленникам
читать их ежедневно утром и вечером. О том, что правило это соблюдалось у
пифагорейцев в течение целого ряда веков, мы знаем от Цицерона, Горация,
Сенеки, Галиена и других древних писателей.

Сохранились они для нас лишь в
комментариях Гиероклеса и в отрывках у классиков и Отцов Церкви.

Сообразно трем степеням посвящения, стихи эти разделялись на три части:
"Приготовление",
"Очищение" и
"Совершенствование".

На Семи Морях - музыкальная страничка
http://sseas7.narod.ru/pifzol.htm





ЗОЛОТЫЕ СТИХИ ПИФАГОРЕЙЦЕВ


ПРОГОТОВЛЕНИЕ



Прежде всего, почитай волю бессмертных богов.
Их старшинство соблюдай в свете Закона веков.

((()))

Верен будь клятве, внимай, демонов остерегайся,
Мать и Отца уважай, добрым быть, честным старайся.



ОЧИЩЕНИЕ




Клятва - закон, сознавай. Лживости, лени беги,
Солнце душою встречай, честь, словно жизнь, береги.

((()))

С доблестным дружбу крепи, Людям стремись помогать.
Мелких обид уходи, незачем зло вспоминать.

((()))

Необходимость где, там есть и возможность всегда.
Внемли ты этим словам, будут успешней года…

((()))

Все это так и запомни. В пище умеренным стань.
Сон ограничь и дополни делом, ворчать перестань.

((()))

Гнев обуздай и желанья. Не совершай ничего
Стыдного, эти деянья след оставляют, клеймо.

((()))

Пусть повторяют в веках: Главный судья – это Совесть!
Тем, кто бессовестен – крах. Правда - вот лучшая доблесть.

((()))

Только запомни, кончина неотвратима для смертных.
Все, что в судьбе, не кручина - опыт и знание верных.

((()))

Смертным по воле богов могут прийти и страданья,
Может быть беден твой кров, это все лишь испытанье.

((()))

Ропот смири на судьбу и утешенья ищи
Там, где взойдет поутру солнышко мудрой тиши.

((()))

Честные люди, пойми, меньше невзгодам подвластны.
Веры слепой не ищи, многие речи - напрасны.

((()))

Часто за правду обман слепо, увы, принимают.
Ты же иди сквозь туман к свету, где Истину знают.

((()))

Не доверяйся тому, кто ненадежен в делах,
Лучше дай время уму, не торопясь на словах.

((()))

Прежде, чем делать, подумай! Глупость выходит тогда,
Коли забавой неумной ты опозоришь себя.

((()))

Делай всегда только то, что не ведет к сокрушенью.
Если не знаешь чего, остерегись совершенья.

((()))

Но изучай все вокруг - жизнь твоя станет прекрасной.
Не оставляй свой недуг без излеченья, неясным.

((()))

Меру во всем соблюдай, и в упражнениях тела.
Роскоши, зла избегай, зависти, дерзкого дела.

((()))

Лишних расходов беги, но и не слишком скупись.
Меру во всем обрети. Думай пред делом, трудись.



СОВЕРШЕНСТВО



Прежде, чем в сон погрузиться, вспомни о каждом поступке,
Что совершил. Не годится делать поблажки, уступки.

((()))

Все ты в уме перечти, прежде, чем очи закрыть.
Все обсуди и спроси сам себя, чтоб не забыть.
- Что я не сделал и как там или тут поступил?
Сам я себе ли не враг? Все ли исправил, простил?

((()))

Так ты отыщешь пути для достижения цели.
Клятвы и тайны храни, веру в успех на пределе.

((()))

Так поступай и усвой… все, к чему должен стремиться,
Путь достижения твой… может с божественным слиться.

((()))

Кто четверицу открыл, жизни источник наш вечный,
Тот о тебе не забыл! Ты же трудись, друг сердечный.

((()))

Так за работу берись, чтобы увидеть конец,
Мудрым богам помолись, помня единство сердец.

((()))


Все мирозданье бессмертных в смертных чертах постигай.
Что преходяще - в мгновенных сроках коротких узнай.

((()))

И о единстве Природы, и о сокрытом в веках
Думай... Веками народы мысли хранили в стихах.

((()))

Станет понятно: несчастье люди приносят себе
Сами... слепые до счастья, сами... глухие во тьме.

((()))

Путь совершенства доступен каждому, все же не знают,
Где от страданья заступник. Так и рассудок теряют.

((()))

Злая судьба их кидает с места на место. Раздор
Людям таким предвещает, беды, а следом позор.
Ты ж уклонись от таких. Зевс, твой великий Отец,
Даст пониманье благих качеств Природы, сердец.

((()))

Высшей Природы начало в каждом присутствует, знай.
В смертных бессмертья причалы, дверь к божеству отворяй.

((()))

Все открывает Природа! Если наказы исполнишь,
То не коснуться невзгоды, истиной разум наполнишь.
Душу от множества бедствий ты охранишь и спасешь
Тем от забвенья наследство. Знанья веков обретешь.

((()))

К Истине путь - твой возничий. Знания - лучший твой друг!
Даже в эфирном обличье выйдешь за смертный сей круг.

((()))

Станешь нетленным и вечным, смерти не знающим богом.


***

Наставления Пифагора, Сказка о Душе,
Акусмы Пифагора и Учение в ритмах -
в Море Пифагора - сайт Семь Морей.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пифагор - Великий Посвящённый
СообщениеДобавлено: 26 сен 2012, 17:43 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 дек 2009, 13:47
Сообщения: 1421
Откуда: Семь Морей - Остров Эхо
Учение Пифагора по книге "Пифагорово Море", редакция 2012

ПИФАГОРЕЙСКАЯ ШКОЛА 1
ИСПЫТАНИЯ 2
ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ. ПОДГОТОВЛЕНИЕ. 4
ВТОРАЯ СТУПЕНЬ 8
ТРЕТЬЯ СТУПЕНЬ УЧЕНИЯ ПИФАГОРА 12
САТУРНИАНСКАЯ ТУМАННОСТЬ 15
ЧЕТВЕРТАЯ СТУПЕНЬ. 24
ПОСВЯЩЁННАЯ ЖЕНЩИНА. 28

Наука Чисел и искусство сильной Воли -
Вот два ключа, что открывают двери мира
И направляют к звёздам путь, в страну Офира,
В просторы Космоса из тьмы земной неволи…

ПИФАГОРЕЙСКАЯ ШКОЛА

Предвидя эволюцию идей,
Угадывая крах для эллинизма,
Учитель, зная тайны символизма,
О школе помышлял уже своей...

Он в Кротоне философом и магом
Явился и магнитом красноречья
Привлёк в Храм Аполлонова наречья
Тех юношей, что шли “неспешным шагом”...

И вырвав из сетей распутства их
Для цели продолжения Ученья,
Призвал учеников для посвященья
И будущего взлёта сил младых...

А женщин в Храм Юноны он собрал.
Изнеженность с тщеславием коря,
Уверил их, Юпитером горя,
Что с целью Бог на Землю всех послал...

И строгостью своих суждений он
Сумел привлечь их взоры и богатства
На благо зародившегося братства,
А сам был вдохновлён, как Аполлон.

Сенат одобрил всё с энтузиазмом!
В садах прекрасных кротонских расцвёл
Храм Муз, что вскоре славу приобрёл,
Соперничая с прозой жизни праздной.

Вот цель Пифагорейской высшей школы:
Науку к древу жизни прививать,
И веру в свете истин воспитать
Живым примером таинства природы.

Этапы посвящения сложны,
И долог ученичества был путь,
Зато ученики могли взглянуть
В глубины тайн извечной Красоты!

Чудесный свет Учителя сиял,
Когда он, обучая, говорил,
Когда молчаньем таинства творил,
Подобно Богу души он ваял...

ИСПЫТАНИЯ

Жилище посвящённых возвышалось
Среди террас оливковых садов
И стройных кипарисовых рядов.
Воздушным да изящным представлялось...

Храм Муз белел колоннами резными
Над крыльями Гимназии. С него -
Прекрасный вид на город, где легко
Увидеть можно пристани морские,
Заливы у прибрежных, острых скал
И чашу Ионического моря,
И зеркало лазурного простора,
Где свежий дух познания витал...

Из левого крыла в одеждах ярких
Одна во след другой спускались девы
В Цереры Храм под вечные напевы
Зелёных волн настойчивых и мягких...

Из правого крыла в одеждах белых
Мужчины выходили, улыбаясь,
Ко Храму Аполлона поднимаясь,
Пленяя взоры ищущих и смелых,
Будя воображенье молодого
Ума, что размышлял о божествах
Земли и Солнца, связанных в веках,
Ума, что познавал значенье Бога.

Цереры Храм о таинствах Земли
И женского Начала возвещал,
Другой же - Бога Солнца воспевал
Под мужественный гимн и свет зари.

Но трудно было стать учеником
Средь избранных в общину посвященья,
Хоть дверь была открыта к обученью:
Гермесом* охранялся Высший дом.

На цоколе же надпись возвещала:
"Непосвящённый, прочь!" и тот бежал,
Как будто сей приказ и не впускал
В Святилище духовного причала.

((()))

Учитель очень строго допускал
К учению любого новичка.
Сначала зал гимнастики, игра,
Где тот обычно мало замечал…

С теченьем дней отличия являлись:
Ни криков в этом зале, ни тщеславья,
Изящество манер и пониманье.
Насмешки, любопытство - исключались.

Участие в беседах новичка
Обычно в дружелюбной обстановке
Без гордости, но в умственной сноровке,
Свободно проходило допоздна.

Ему дарили знания крупицы
Те юноши, что в школе обучались.
Высказываний вовсе не стеснялись,
И мысли на свободе, словно птицы.

Как будто поощрённый, новичок
Свою природу мыслей раскрывал,
Болтать в восторге часто начинал,
Все слушали его - велик сверчок!

В один из дней являлся Пифагор
И тоже незаметно наблюдал,
Особенности смеха отмечал
И молча выносил свой приговор...

Так, месяцы неспешно проходили...
И наступало время Испытанья:
В пещере привидений - ночь дерзанья.
Не каждому оно было по силе:

За городом в глубоком подземелье,
Где страшно в одиночестве остаться
Средь духов, что во тьме могли являться.
Тут требовались воля и терпенье.

А следом, посерьезней испытанье:
Внезапно новичка в глухую келью
С заданьем запирали разуменью:
Понять и объяснить то начертанье,
Что символ неизвестный заключает.
К примеру, треугольник вписан круг,
Иль в сфере… додекаэдра сундук...
Полсуток новичок сие дерзает
Без пищи, кроме хлеба и воды.
Затем его в собрание приводят,
Да на смех подымают, да изводят
Насмешками: "философа труды".

Голодный и расстроенный немало
Сарказмом да бессилием своим,
Тот выглядел от ярости слепым -
Такого с ним ни разу не бывало...

Чуть позже появлялся Пифагор
И, видя всю реакцию того,
Спокойно объявлял ему, за что
Тот принят или нет, как приговор.

Бывало, испытуемый кричал
На школу и её учеников,
Не выдержав проверочных шлепков:
На этом он Учение завершал.

Таков был Килон, ставший ради мести
Врагом Пифагорейцев навсегда.
Мятеж поднявший в поздние года,
Он вызвал катастрофу школы Чести.

Иные, твердо выдержав экзамен,
Достойно отвечали, что они
За мудростью и знанием пришли,
И верят в то, что Путь их будет славен.



продолжение следует -
ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ. ПОДГОТОВЛЕНИЕ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 51 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 8


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Подписаться на рассылку
"Вознесение"
|
Рассылки Subscribe.Ru
Галактика
Подписаться письмом