Галактика

Сознание Современного Человека
Текущее время: 20 авг 2018, 22:01

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Гиперборея: Белый Эльф
СообщениеДобавлено: 01 фев 2010, 23:18 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14624
Фараон_Гипербореи:

Белый Эльф



http://zhurnal.lib.ru/s/shitjakow_andre ... 0elf.shtml


Армагеддона не стоит бояться. Он уже был, вчера.


Белый Эльф

- Уходи, Мирослав, ты слишком ценен для людей! Мы должны закончить Новые Веды, чтобы люди узнали Правду, тогда эльфы вернут им Похищенный Огонь.
- Аид, пойдём со мной! Лендлорд тоже ценит наши жизни, он даст нам ослов, в замке опасно оставаться. Ты же знаешь, в останках птицы из белой меди, убитой Умным Копьём безмозглого рыцаря, только погонщики имели на броне Око - знак Гипербореи, а на доспехах остальных погибших был Орёл - знак Рима. Наёмник лендлорда убил послов, значит - Фараон призовёт драконов для мести, чтобы оправдаться перед Императором Рима, а если и не призовёт, переворот в этом графстве неизбежен.
- Мирослав, я уже слишком стар, и не перенесу пути в такой мороз. Если меня захотят спасти эльфы, то пришлют дракона, и некромант уколет "регину" в моё горло... Или меня заберут эльфы, или приберёт Улыбчивая, как решит Небо. И как решит здешний Номарх, отвечающий за Новые Веды. А ты, Мирослав, не можешь рисковать собой!
- Подожди, Аид, я только сделаю список Вед и отобью его на Цветном Зеркале, их немало в библиотеке лендлорда.

"Сколько тысячелетий назад началась история, изменившая Ушедших, не помнит никто. Тогда люди жили в лесах и пещерах, но были слабейшими среди зверей. У них не было когтей и скорости тигра, чтобы нападать, не было бивней и мощи слона, чтобы защищаться. Но у них был разум, чтобы держаться вместе, и, чтобы делать из камня то, что заменяло им когти и бивни. Но этого было мало. И один из богов, похитил у Великого Громовержца Огонь в Золотой чаше, принеся его людям. Он был Титаном - полубогом, говорят, именно в его честь, эльфы, более двух веков хранящие Похищенный Огонь в бескрайней Гиперборее, великом Риме и далёкой Атлантиде, назвали Белое золото. Но месть Громовержца была страшна и коварна.. Она была незаметна, ни тогда, ни в Мире Древних, ни в Эпоху Империй, она была стрелой, пущенной через века, но поразившей Ушедших в сердце. Громовержец проклял Похищенный Огонь, он предрёк, что из Огня Титана, он станет Огнём Дьявола. И ещё, Громовержец проклял золото, сказав, что люди будут поклоняться ему и убивать из-за него. Тогда золото было Жёлтым.
Но мир изменился. Дикие люди познали огонь и построили города и Храмы - началась эпоха Мира Древних. И была в месте, где сходится три Континента Проклятая Земля. Цари древних Империй часто сходились в битвах именно там, и сама Улыбчивая, собирая раз за разом горькую жатву, предала её камни вечному проклятию: "Да никогда не изведаешь ты мира, здесь всё начнётся и здесь всё закончится!" И однажды, Фараон сошёлся на Проклятой Земле в битве с пятью Царями и сотней вождей Востока, и победил. И много веков спустя, пророк Распятого Бога Ушедших, нашёл в этом сражении Знамение грядущей Последней Битвы, и назвал её Армагеддон. Через два века после Первой Битвы на Проклятой Земле поселился народ Кровавой Книги, и Проклятие Улыбчивой пало на них. Шли века и шли тысячелетия. Мир разделили веры - появились Империи Креста, Империи Полумесяца, Империи Желтоликих. Они всё время воевали, но и торговали между собой. И тогда появились Касты.
Шудры обслуживали вышестоящих, и мифы не удостоили их цвета и символа.
Вайшья - их платье было жёлтым, ибо золото тогда было жёлтым. Их символом были Золотая Монета и Долговая расписка.
Кшатрии - их платье было красным, как кровь, ибо они были воинами и проливали кровь. Цвет Власти, которая всегда зиждется на крови. И их символом были Меч и Скипетр, и цари и лендлорды тогда были тоже из кшатриев.
Но Вайшья хотели властвовать, и пришло время, когда они придумали Великую Иллюзию для шудр. Они назвали её Мудрость Толпы, и навязали кшатриям, где золотом, где мечом, купленным у них же, и вложенным в руки шудр. Но Шудры не пришли к тронам - благодаря Иллюзии, Вайшья стали среди Кшатриев.
Но мир был разделён не только на касты, но и на страны. И Кшатрии разных империй хотели больше власти, а Вайшья - больше золота. И они совершенствовали свои мечи и арбалеты. И тогда началась Эпоха Великих Империй, и тогда среди каст появились Брамины, и платье их было белым, ибо это - цвет траура, ибо в белом подвенечном платье Улыбчивая приходит за душой, а Брамины были создателями и хранителями того, что убивает. И их символами были Плеть Карающая и Похищенный Огонь. Их каста была призвана хранить Скипетр Кшатриев и Монету Вайшья, но и те и другие не заметили, как Брамины вышли из-под их власти, храня лишь только Огонь Похищенный. Сейчас мы зовём их эльфами.
И случилась Великая Война, когда Безумный Римлянин, винивший во всех бедах Ушедших народ Кровавой Книги, напал на Империю Кшатриев, которую сейчас зовут Гипербореей, и знамя их было цвета их платья - красным. Объединился с сильнейшей Империей Желтоликих, и напал на Империю Вайшья, знамя которых было разноцветным. Теперь там земля, которую зовут Атлантидой. И Безумный Римлянин, и Император Кшатриев и Император Вайшья хотели создать оружие Гнева. Чтобы восстала над городами Улыбчивая в белом платье, свершая Танец Печали и сметая платьем каменные дома.
Но оружие опоздало - войска Безумного были сокрушены. Но Император Вайшья всё же зажёг свет Улыбчивой, и свершила она Танец Печали над городами Желтоликих. А немногим позже, Два Императора даровали Народу Книги землю, которая принадлежала им по праву, забыв, что это Проклятая Земля. И тогда остановились Часы Времён, и свершилось Проклятие. Тлел огонь войны на Проклятой Земле, и копилось Оружие Гнева. Но, многие считают, что Проклятье Улыбчивой и Проклятье Распятого Бога - только мифы. Империи Полумесяца и Народ Книги воевали за Проклятую землю, потому что пожар разжигали Великие Империи. Империя Кшатриев и Империя Вайшья поддерживали противные стороны, ибо Земли Полумесяца были богаты Кровью Драконов, которая зажигала в городах Огонь Дьявола, даровала кшатриям их власть, а вайшья их золото.
И всего через семь десятилетий свершилась Последняя Битва - там же, где и тысячелетия назад. Птицы и драконы, и иное оружие Великих Империй сошлось в битве у границ Проклятой земли, но никто не изведал победы... Ибо восстал Джинн, и на зелёных знамёнах Полумесяц превратился в саблю. И Южные убили своих кшатриев и вайшья, и стали орками, угрожая не только Империи, которая поддерживали Народ Книги, но и Империи, которая поддерживали Южных, и Часы Армагеддона пошли вспять. И остались нынешние Атлантида и Рим без Крови Драконов, но Империя Кшатриев была так же обильна Кровью Драконов, и возникли Заговоры.
И придумали вайшья Заговор Золотых Цепей, надеясь хитростью поработить всех, даже орков, и даже кшатриев собственных империй. Но придумали кшатрии Заговор Громового Молота, ибо Жёлтое золото могло купить силу, но не защитить от силы. Они хотели укрыться от Танца Улыбчивой в подземных Башнях со своими жёнами и детьми, бросив вайшья и шудр умирать в огне. И заговор Вайшья был обречён на провал, ибо Громовой Молот, как поняли мудрецы Браминов, всё равно нанёс бы свой удар. И свершился бы Танец Печали над обеими Империями, и над малыми странами, и не было бы выживших.
И тогда, объединившись, придумали Брамины Обеих Империй и Рима, Заговор Чистой Доски. Они решили уничтожить Танцем Улыбчивой не города, но Башни, где рождался Огонь Дьявола из Крови Драконов, и Пещеры Огня, и Башни Кшатриев, хранящие Силу Улыбчивой. И ударили Брамины первыми, и убили множество, но спасли всех.
И мстили им Кшатрии с отчаяньем зверя, раненого смертельно. Но восстали рыцари, чтобы захватить Золото, не зная, что оно потеряло жёлтый блеск и стоит меньше честной стали, что Вайшья обречены умереть на нём и своих долговых расписках. Кшатрии стали защищать свою власть, превратившись в лендлордов и новых царей, ибо рыцари несли угрозу не только Монете, потерявшей блеск, но и Скипетру. Так жадность рыцарей спасла часть Браминов.
И стали Брамины эльфами, и основали Атлантиду, Гиперборею и Рим. И поклялись хранить Огонь Титана, чтобы вернуть людям, ушедшим из городов в поля и леса, когда они узнают и примут Правду, и станут достойными..."
Старец не успел дописать последние слова - окна задрожали от громкого и протяжного воя - птица крика прилетела в Гнездо, которое было совсем рядом, да и Белая Башня относительно недалеко. Не к добру, Аид прав, пора уходить...

Конь с трудом шел по тропе заваленной снегом. Надо же, почти за двести лет он так и не привык к верховой езде, хотя очень быстро стал хорошим наездником. Он не любил это занятие. А вот фехтование полюбил. И запросто мог бы раскроить голову любому рыцарю. Он не любил убивать, но что делать, когда рыцари всегда нападают сами. Правда, до мечей дело доходит редко, выхватывают, как они это называют, арбалеты, и метят в голову или сердце. Хотя какие из них стрелки. Если дело доходит до стычки в деревне во время экспедиции, или совсем потерявшие разум рыцари, наняв и вооружив охотников и крестьян, нападают сами, стражники отстреливают их как на охоте. Но иногда гибнут и его воины. А каждая жизнь - бесценна. Их осталось так мало. Но растёт новое поколение, сорок лет назад его решение одобрил Совет Жрецов, Номархов и Военачальников, римляне и атланты переняли у них Проект Поколение, и теперь - теперь надежда на возрождение есть!
Тревожное ржание коня прервало его мысли. На его пути стоял осёл, будто бы из ниоткуда возникший в снежном крошеве. Внезапно, оборванный старикашка выскочил на тропу, упал на колени, ткнулся лицом в снег и снова поднял голову, он хотел прошептать что-то, но замер... Белый конь незнакомца, белый плащ, трепетавший от порывов ветра, с капюшоном, полностью закрывающим лицо.
- Старец, я не призрак, я из плоти и крови.
- О, досточтимый незнакомец, не отнимай мою жизнь!
- Старец, мне не нужна твоя жизнь. А потом, как можно отнять, то, что нельзя унести? Рыцари, отнимающие все, что только можно у лендлордов и их крестьян, не научили тебя этой простой истине?
- Благодарю тебя, о, милостивый незнакомец. А рыцари, они, конечно, уносят всё ценное, но не забывают устроить резню, чтобы их боялись, и, в следующий раз отдавали охотнее и больше. Но кто ты?
- Кто бы я ни был, по всем законам, за один такой вопрос я имею право убить тебя, хотя и не буду этого делать. Это лендлорды и рыцари могут просить нас представится, а простолюдины должны обращаться как следует, угадывая из какого мы клана по одежде, или кланяться и молчать, - старик явно не боялся его, что было довольно странно, крестьяне не доверяли эльфам и магам, хотя охотно принимали их помощь.
- О, досточтимая Древняя Кровь! - нет, ты не эльф, значит, Небо... О, Держащий Косу и Цветок! (незнакомец отрицательно покачал головой, старик трясся от страха) О, Властелин Двух Чаш!
- Только с третьей попытки... Впрочем, в рамках этикета положено давать простолюдину три, прежде чем хвататься за меч. Но ни мы, ни некроманты, ни маги никогда не убиваем невеж. А вот, будь на моём месте посол лендлорда или более крупного аристократа, тогда... Кстати, как вы обращаетесь к магам?
- О, досточтимый Властелин Двух Чаш, к магам мы обращаемся "Познавший Четыре Стихии".
- А почему некромантов зовёте Держащими Косу и Цветок?
- Почему? Цветок Улыбчивая кладёт весной на чрево женщины, которой предстоит зачать, а с косой Улыбчивая проходит по осеннему кладбищу, срезая сухие цветы. Некроманты владеют магией Улыбчивой, которая дарует и отнимает жизнь, цветок и коса - их знак - ибо они тоже повелевают жизнью и смертью, как маги Стихиями, а вы металлами, ядами и гремучим камнем.
Незнакомец указал старцу рукой на его осла, тот понял сразу и взгромоздился на животное. Алхимик дернул поводья лошади, и неспешно, тронулся в путь, старец ехал рядом.
- Сколько ранних рассветов ты встретил, старец?
- Пятьдесят три, о досто...
- Ты из мудрецов? Неужели? - незнакомец улыбнулся.
- Из мудрецов, алхимик. Я даже умею читать Книги Ушедших, мне доводилось читать и с цветных зеркал.
- Если ты не лжёшь, то где ты мог видеть... зеркала?
- Я был у эльфов. Здесь, рядом, в одной из Белых Башен. Еще молодым. Однажды, лендлорд продал им нашу деревню и они... По-моему, они не хотели убивать, только взять дань. Но старейшины наняли рыцарей. Когда первый эльф погиб, их старший вызвал драконов, которые угостили нас огненными стрелами и зубами. Но раненых они не добивали, напротив, отдали выходить их некромантам. Эльфы научили меня читать и на своём языке, и на римском, и на языке атлантов, я брал у них Книги и даже читал с зеркал. Вернувшись, я стал одним из мудрецов, но всегда скрывал, что меня исцелили некроманты. Иначе - не выжил бы, а так - дожил до возраста, до которого и лендлорды доживают не всегда, несмотря на старания некромантов.
- А что, по-твоему, дурного делают некроманты? Если они спасают вам жизнь, останавливая чуму, для этого странствуют по вашим землям, рискуя отведать яда или погибнуть от рыцарских арбалетов.
- Если бы они только спасали! Впрочем - тебе знать лучше. Иногда они с волшебными жезлами проходят по полю битвы, поднимают мертвецов, на которых укажет светом жезл, и оживляют их!
- Да - у мудрости есть пределы, а у невежества - нет. Как тебе сказать, те, кого они оживляют, не мертвы, еще не мертвы, вам так только кажется.
- Возможно, но в деревнях оживших мертвецов рано или поздно угощают белладонной или ножом. Или они благоразумно уходят к эльфам. И еще, крестьяне думают, что они делают эльфам эликсир бессмертия из крови девственниц, младенцев и беременных женщин, которых берут в качестве дани. Они называют его на языке римских эльфов царицей...
- Спасибо, старец, что насмешил меня. Какие девственницы, из-за вольностей лендлордов, рыцарей и ваших старейшин им бы пришлось брать десятилетних! Эльфы берут только детей и беременных, эти дети, как и новорожденные, становятся одними из них. А женщин - потом они отпускают, если они не захотят остаться или не побоятся вернуться. Теперь мне понятен их страх, если вы убиваете исцеленных, считая ожившими мертвецами, к женщинам, вернувшимся от эльфов, у вас отношение не лучше. Тем более, их тоже лечат некроманты, чтобы дети были здоровы.
- Я знаю, что это так, о, алхимик, но, поди объясни это крестьянам или рыцарям!
- Рыцарям мы объясняем это Арбалетом Орлиного Глаза, а у драконов разговор получается ещё содержательнее, лендлорды всё понимают сами, когда получают белое золото и помощь некромантов. Так что - с каждым надо разговаривать так, чтобы он понял, и это несложно! - усмехнулся незнакомец - а крестьяне - им должны говорить мудрецы, такие как ты, разве не в этом ваше предназначение?
- В этом, досточтимый. Но почему ты сказал "мы"? Ты всё-таки эльф?
- И да и нет. Когда-то я был человеком. Как и любой из магов или алхимиков. Впрочем, как и любой из тех, кого вы зовёте эльфами: гиперборейцами, атлантами, римлянами, - алхимик покачал головой, удивившись проницательности старца.
- Я знаю об этом, но куда ты держишь путь, досточтимый?
- К военной ...Башне. Тогда расскажи мне, что ты знаешь, если ты мудрец и читал Книги.
- Боюсь, тогда нам не по пути. Во второй раз туда мне не хочется. Твой путь к Белой Башне, досточтимый, а мой скромный путь...
- Твой скромный путь может измениться - или к вечеру ты увидишься с эльфами, или я познакомлю тебя с Улыбчивой прямо сейчас! - алхимик схватился за рукоять.
- Лучше с эльфами и вечером, досточтимый, чем с Улыбчивой и сейчас! - старец не стал упорствовать, рассуждая вполне философски.
- Хороший выбор. Ты мне понравился, старец. Так что ты расскажешь мне о строении мира и о прошлом? Я хочу знать, что думают о нас лучшие из людей.
- Ты оказал мне честь, досточтимый. Я, скромный старец, знаю только то, что в Книгах. А Книги говорят о многом: Мире Древних, Эпохе Империй, битве эльфов с Дьяволом и Великом Гневе Земли.
- Начни с битвы и Великого Гнева.
- Эта история началась за десятилетия до Великого Гнева, сотрясшего Землю и опустошившего города Ушедших. Тогда жить было легче - в каменных городах, которые сейчас стерегут мертвецы. Не было темных туч, а на земле было тепло, почти, как в Эпоху Драконов. У всех была горячая пища, а дома обогревал Огонь Дьявола, освещавший города ночью. И золото было жёлтым. Но это не было раем, как говорят безумные проповедники. Великие Империи боролись за золото, Кровь Драконов и Огонь Дьявола, необходимый их городам. Тогда и появились эльфы - их создали люди, из людей, чтобы они покоряли Силу Дьявола, оживляли драконов и птиц крика, повелевали ими и Пещерами Огня, способными расколоть землю как орех. Но чем больше эльфы покоряли дьявольскую силу, тем больше люди зависели от Дьявола, завладевшего их душами. И эльфы поняли, что сделали. Поняли, что Дьявол поглотит Землю, а их оружием Гнева Земли воспользуются сами люди, чтобы истребить всё и вся. И они решились нанести удар первыми.
- Ты хорошо говоришь, старец, получи монету и продолжай! Надо же, всего двести семнадцать лет прошло, а они уже создали собственную мифологию. Впрочем, и мы тоже... А за полтора века до Гнева, народ, обитавший здесь и бесследно исчезнувший, верил в бога Агыя. Гиганта с козлиными ногами, в честь которого сначала назвали деревню, а много после, так стала называться и... Башня. Мифы творятся так же быстро, как и исчезают, - алхимик бросил старику маленький металлический диск.
- Но ведь с козлиными ногами, это же Дьявол! О, Небо, белое золото! Металл богов! - рассмотрев монету, старик мгновенно забыл про божество, исчезнувшее вместе со своим народом.
- Тише старец, моя лошадь чует кого-то.
- Приветствую тебя, благородный рыцарь! - старец согнулся в неуклюжем поклоне на ослиной спине.
- Приветствую тебя, Властелин Двух Чаш! - на кауром жеребце из снежной пелены появился рыцарь, и как только старик его разглядел? Это был молодой, лет двадцати пяти человек, но броня его была дорогая.
- Живи вечно, благородный рыцарь! Куда ты держишь путь? - спросил алхимик, думая, не выдаст ли его гиперборейское приветствие. Рыцарь пытался рассмотреть под капюшоном его лицо, но из этой затеи ничего не вышло.
- К лендлорду, владеющему городом и деревнями у берега моря. Пойду к нему в найм.
- Не стоит, рыцарь. Наёмники лендлорда убили птицу крика с посольством Римлян. Эльфы не забывают такое. Ты же не хочешь оказаться там, когда драконы прилетят, чтобы отомстить?
- Не так уж и страшны эти драконы...
- Сколько ранних рассветов ты встретил? Сомневаюсь, что ты когда-нибудь видел даже полёт драконов, не говоря о том, чтобы видеть их в бою.
- Я видел дракона, на его шее сидели два эльфа за хрустальными щитами. В когтях ребристых крыльев он нёс стрелы огня, и ещё, он раскинул широкие огненные крыла, отводящие Умные Копья. Из пасти дракон плевался старыми зубами, которые рождали на земле вспышки и рвали человеческую плоть своими обломками. Я нашёл один из таких зубов, и с тех пор ношу его на шее! - старик достал из-за пазухи цепь, на которой действительно был подвешен зуб дракона.
- Как ты смеешь, старикашка, прерывать беседу благородного рыцаря и алхимика!
- Успокойся, рыцарь, оставь старика в покое! Это мудрец. Он знает много, хотя, не слишком-то мудр, если носит свою смерть на шее! Отдай зуб старик!
- Но он! Нет!
- Боже, - возьми белое золото, это же надо, платить тебе за твою жизнь! - старик схватил монету и, нехотя, отдал зуб, - Смотри! - алхимик замахнулся, и, что есть силы, метнул зуб в скальный выступ, конечно, использовав Заклятие. Резкий треск оглушил их, вспышка взметнула снег, - А если бы этот, как ты называешь, зуб, висел на твоей груди?
Старик обомлел. Рыцарю тоже стало не по себе:
- Знаешь, алхимик, а с драконами и вправду связываться не стоит!
- Я рад, что ты понял. Хочешь добрый совет? Продай Арбалет Тридцати Кинжалов, пригодный только для резни в деревне, купи Арбалет Орлиного Глаза и иди в охотники.
- Но, Властелин Двух Чаш, я знаю, что лендлорды и эльфы много платят за дичь, но подстрелить кабана или медведя намного трудней, чем победить в честном поединке.
- Ты сказал это сам, рыцарь, ваше Братство предпочитает охотиться на людей, как более лёгкую добычу. А охотники... Ты никогда не думал, о том, что любой из них способен подстрелить рыцаря, завладев его оружием и бронёй в своём праве, и пойти в Братство, или в найм к лендлордам?
- Но охотники не делают этого, Властелин Чаш! Они чтят Кодекс Леса, как рыцари Кодекс Чести, разве ты... - алхимик не дал рыцарю договорить:
- Нет, благородный рыцарь. Они не хотят быть такими как вы, они иные... И эльфы, когда придёт время, вернут Огонь Титана не рыцарям, даже не лендлордам, а таким как они. Когда-то иными, были те, кого вы зовёте эльфами, и, пусть и большой кровью... и своей кровью, но им удалось удержать небо. А теперь, старец, можешь продолжать свой рассказ! - алхимик дёрнул поводья, его лошадь нехотя пошла. Старик и рыцарь не торопились.
- Но куда ты, алхимик, там же...
- Башня. Туда я и направляюсь, здесь - от Гнезда до Башни совсем недалеко, драконы не взлетят в снегу, и мне пришлось ехать верхом. Если хочешь, поезжай с нами, и эльфы тебя не тронут.
- Благодарю тебя, Властелин Двух Чаш, у меня нет желания видеть эльфов, а особенно - драконов. Правда, если дни лендлорда сочтены, мне нужно возвращаться, а тропа здесь одна. Так что, мне по пути с вами.
- Тогда не заставляй меня ждать и подгони старика.
Рыцарь рассмеялся, вынул ногу из стремени и дал ослу под зад. Осёл глухо замычал и поехал вперёд, конь рыцаря тронулся за ним. Едва они догнали алхимика, снежную пелену расколола голубая и беззвучная вспышка молнии.
- Алхимик, а о чём рассказывал тебе мудрец?
- О Великом Гневе и последнем дне Ушедших.
- А разве ты сам не знаешь этого?
- Не только знаю, я помню этот день.
- Помнишь... Но сколько же ранних рассветов...
- Двести шестьдесят три, рыцарь.
- Двести ше... Но как ты, о Властелин Двух чаш, ты не лишился рассудка?
- Много раз мог бы. Особенно вначале, когда каждый из нас и наших жён держал при себе яд, в ожидании Мести Ушедших. Когда мы любили своих женщин в Белых Башнях жадно и безумно, зная, что каждая ночь может быть последней. Но нас спасли рыцари... Не хочу это вспоминать.
- О, Небо, ты помнишь день Великого Гнева Земли? Может, ты даже был среди тех, кто повернул золотые ключи в Запретной Двери и возложил руки на Печати Улыбчивой? - вопрос старика прозвучал с недоумением, граничащим с суеверным трепетом.
- Верно, мудрец. И ключи провернули, и на печати возложили. А перед этим ввели пусковые заклинания, - незнакомец печально улыбнулся.
- Какие заклинания? - хором переспросили мудрец и рыцарь.
- Ладно, вы всё равно не поймете. Хотя, историю Эпохи Империй и Великого Гнева ты знаешь неплохо, но... средневековая психология внесла свой отпечаток - так продолжай, что ты ещё можешь сказать об эльфийских расах и эпохе Империй... - незнакомец не договорил.
- Говорят, если бы Ушедшие в своих странах смогли перебить эльфов, ничего бы не случилось. А так Ушедшие были истреблены, проповедники говорили про девять десятков миллио... - алхимик перебил рыцаря:
- Да, рыцарь, проповедник тебе попался неглупый, хотя, пожалуй, нам стоит платить пять монет Белого золота не только лендлордам, но и вашему брату за голову проповедника. А погибло, да девяноста миллионов. Из почти девяти миллиардов. Каждый сотый, но если бы эльфы не ударили - погибли бы все!
- Я знаю об этом, досточтимый! - старик стеганул осла палкой, не поспевая, - но не то, что крестьяне, не каждый лендлорд поверит, да просто сосчитает до такой цифры. А проповедникам верят.
- Больше чем мудрецам? Объясняй народу правду, ты можешь принести мир.
- Пытаюсь, досточтимый. Но проповедники... Их проповеди - одна нелепее другой, об этом не пишут в Книгах, но им верят, поскольку суть проповедей в том, что во всём виноваты ненавистные эльфы и маги, как их прислужники, которых тоже нужно истреблять.
- Понятно, кто осложняет нам жизнь, но что они говорят о мире?
- Чушь. Разную чушь. Последний проповедник, побывавший в ближней деревне, говорил об ангеле, по имени Дарвин, сотворившем человека из обезьяны. Он, якобы, коснулся её магической палкой, и ударил камнем по голове. И обезьяна стала человеком. Кончил он плохо - я сказал, что опыт можно повторить, и после удара моей палки и камней он станет магом или эльфом. Так и помер под камнями и палками крестьян! Какая чушь, обезьян я не видел, только в Книгах, но, скорее, если человека ударить по голове камнем, он станет обезьяной, если не окочурится, как тот проповедник. А ещё, он говорил, что эльфийские расы сотворила Улыбчивая, чтобы они собирали кровавую дань в деревнях. Что Лендлорды продали Дьяволу душу, и убивать надо всех - эльфов, магов, лендлордов и их воинов, даже рыцарей - как еретиков. Только... Исцелённых некромантами мёртвых, и вернувшихся от эльфов дев, надо не травить или резать, а жечь живьём на кострах, потому что так делали Ушедшие задолго до эпохи Империй.
- Да, мудрец, верно, я должен тебя пять монет, за ликвидацию такого опасного проповедника! Убивать всех... Сжигать живьём... Видно, он тоже читал Книги. Ушедшие так делали, и это - позор нашей цивилизации. И про Дарвина, - алхимик хихикнул.
- Цивилизация, Властелин Чаш, это эльфийская богиня? - рыцарь задал искренний и наивный вопрос.
- Можно сказать и так. Но эльфы убили её, чтобы спасти вас. Но она возродится, и тогда эльфы вернут людям Похищенный Огонь! - Конь остановился. Рыцарь тоже рванул поводья, а не по возрасту зоркий старик согнулся в поклоне.
- Приветствую вас, о Властелин Двух Чаш, благородный рыцарь и мудрец! -из снежной мглы выехал конь. Рыцарю было за тридцать - странно, эти уголовники до тридцати редко доживают, но ведь дожил...
- Желаю здравия, рыцарь! - алхимик в белом плаще поднял правую ладонь, показывая по старинному этикету, что оружия в ней нет, хотя это и было ложью - контейнер Заклятия был прикреплён к запястью каждого из них.
- Будь здрав, брат мой, да уста Улыбчивой не улыбнутся тебе на поле боя! - рыцарь так же поприветствовал их нового знакомого.
- Откуда ты, о благородный рыцарь! - старец спросил, хитро прищурившись, видно, пребывание у эльфов не прошло даром, и в оружии, которым был увешан их новый спутник, как и его конь, он разобрался слёту.
- Я, - рыцарь приосанился, - ночью, во время мертвецов и зелёных глаз эльфийских стражников, я проник в белый город, сразился со скелетами, чьи кости защищала тяжёлая броня, я сразил дракона Умным Копьём, завладев тремя Копьями Прожжённой стали, двумя Умными Копьями и десятком стальных яиц дракона! - рыцарь перешёл на шёпот - и ещё - у мертвецов я добыл доспехи из Белого Золота - мне нужен алхимик, способный расплавить их на болванку для меча, или хотя бы кузнец, способный порезать их на монеты волшебным диском - не все - рыцарь улыбнулся жёлтыми щербатыми зубами - две золотые пластины я приладил к своей броне!
- Ну, насчёт мертвецов, воинская часть здесь рядом, и двести семнадцать лет назад там никто не выжил - верю, хотя мы её подорвали, дабы подобные тебе не таскали оружие, но насчёт дракона? Боюсь, сейчас эти яйца тебе не помогут, твой перстень принадлежал женщине-некроманту. Я знал одну такую. Она исцелила рыцаря, рискнувшего ограбить лендлорда и отведавшего плевков арбалетов его наёмников. Таковы мы, не делаем между вами различия. А потом она пропала. И не пытайся жать на кнопку Заклятия, которое ты снял с тела и приладил к своей руке, надо ввести Волшебное Слово, а его ты не знаешь! - услышав слова алхимика, молодой рыцарь вжался в седло, задумавшись на секунду, стоит ли хвататься за рукоять меча или приклад Арбалета, или подчёркнуто соблюсти нейтралитет в предстоящем, уже неизбежном поединке. Рыцарь нарушил Кодекс, но тот же Кодекс запрещая вмешиваться в поединок, призывает быть на стороне правого. А ещё, если победит алхимик, проблем не будет, а вот этот...
- Ты хочешь схватки, эльфийский прихвостень! - понял ли рыцарь, что отпираться бесполезно, или позарился на трофеи, но он полез в драку сам, чего и следовало ожидать, - схватка будет, выбирай оружие, арбалеты или мечи?
- Мечи, рыцарь. Орлиный Глаз просквозит твою шестёрку как бумагу, даже пластины Белого золота не спасут, а твой Арбалет Тридцати Кинжалов не пробьёт даже моего шлема. Но это будет поединок, а не убийство, так что - мечи! - конечно, он лукавил. Не убийство, но и не поединок, поединок кошки и мыши звучит странновато. Но пристрелить, или поджарить мозги индукционкой (что столь неловко и без пароля попытался сделать сам рыцарь), было бы слишком некрасиво. Если не приучить к тому, что гиперборейцы дерутся честно, рыцари будут стрелять им в спину.
- Тогда, я хочу знать имя почтенного алхимика, которого убью, чтобы по трофеям никто не посмел назвать меня вором! Моё имя Вася Хромой, конкретный рыцарь из пяти поколений законников, состоящий в Братстве.
- Что же, рыцарь. Придётся назваться. Я немного разочарую тебя, я не алхимик и не везу громовой камень, - белый плащ упал на круп коня, обнажив шлем Белого золота с припаянным к нему уреем.
- Жёлтое золото! - молодой рыцарь как заворожённый уставился на змейку, реакция старика, побывавшего на базе и знавшего, что она символизирует, была иной и неожиданной, он не стал неуклюже кланяться, он замер, уставившись на лицо Белого Эльфа, хоть оно и было наполовину закрыто полупрозрачным броневым забралом, он вспомнил его...
- Моё имя, рыцарь, потеряно в белых вспышках Великого Гнева. Я - Фараон Гипербореи, еду на базу Номарха Причерноморья, чтобы расследовать обстоятельства гибели птицы с послами Римского Императора!
Старый рыцарь не испугался, он взвыл, как зверь, пришпорил коня, и бросился на врага, выхватив меч, откованный, похоже, из стальной рессоры. Но острое лезвие Белого золота, встретило рыцарский меч, перемахнув как ветку. Броневой титан с лазерной заточкой и вольфрамовым элементом в конце клинка, переносящим энергию удара на острие, конфигурация, обсчитанная на компьютерах. Да уж, не очень честный поединок, но лучше, чем пристрелить. Остриё меча Фараона вонзилось рыцарю в левый глаз, под каску, труп мешком свалился с коня. Молодой рыцарь растерянно кланялся, а старик всё так же неподвижно смотрел в лицо эльфийского владыки. Старец вспомнил всё.

Кошмар всегда приходит ночью, даже, если случается наяву. Он скомкал подушку, набитую соломой, проснувшись, едва ли не в холодном поту. Ему снился мудрец, который рассказывал крестьянам Правду, и учил молодых писать и читать, как он говорил "по-гиперборейски" - на одном из эльфийских языков - ведь все Книги Ушедших на эльфийском. Тогда ему попалась странная книга, в ней говорилось о том, что орки - да, они всегда были злыми, но эльфы там были добрые. Они не обучали некромантов с могильным крестом на броне делать эликсир из крови девушек, чтобы обретать бессмертие, не собирали дань, а дрались бок о бок с людьми. А когда они победили своего Дьявола с незнакомым именем, то уплыли на запад на кораблях. В Атлантиду? Всё-таки это была сказка, но мудрец говорил, что это одна из Книг Пророчества, что когда люди будут готовы, эльфы вернут им Похищенный Огонь и уйдут. На запад - это не в Атлантиду, они уйдут на закат солнца, как умершие цари Древних, уйдут в Страну Улыбчивой. Тогда люди снова начнут жить как Ушедшие.
Странно, почему мудрец приснился ему. Не его проповедь, а его смерть. Когда лендлорд продал эльфам деревню, чтобы те могли прийти за данью, старейшины наняли рыцарей, сколько Белого золота они запросили, одному Небу известно, но у некоторых рыцарей были даже Умные Копья, которыми можно убить дракона или остроклювую птицу крика. А ещё - пришёл проповедник, сказал, что мудрец распространяет эльфийскую ересь и его нужно казнить. Крестьяне прибили его руки гвоздями к дереву, почти как на картинках Книг про Распятого Бога, обложили хворостом и сожгли живьём. Вчера он почему-то смотрел, как старик умирал в пламени, и, хотя он уже встретил пятнадцать ранних рассветов, волосы шевелились на голове. И почему это приснилось ему сегодня?
Собаки залаяли, надрываясь. Это были эльфы - бедный старик считал книгу про эльфов пророческой - сказки, эльфы не жили в лесах, не умели даже воевать в лесу и идти по веткам бесшумно, как охотники. Два зелёных огня зажглись в ночном небе. Эльфы не стреляли, они шли длинной цепью, а перед ними ехал всадник, наверно, кто-то из главных, подняв правую руку, показывая, что они не причинят крестьянам зла. Да уж, не причинят, скажи это девам, которых заберут некроманты! Застрекотали сухо и нервно, как цикады коротким летом, рыцарские арбалеты. Они не причиняли эльфам вреда, не пробивая тяжёлых доспехов, те вскинули своё оружие, но не стреляли, а продолжали приближаться, как призраки. Их лиц было не видно - тяжёлые шлемы с забралами, на которых были Зелёные глаза, благодаря которым, эльф, говорят, может видеть ночью как днём, тяжёлые доспехи на этих не в меру высоких, по человеческим меркам существах, это было жутко. Но тут ухнуло копьё - один эльф исчез в огненном вихре, остальные спешно легли на землю. Впервые защёлкали их арбалеты. Они не различали рыцарей, охотников и вооружённых крестьян, они били по тем, у кого было оружие. Главный спешился, и тоже залёг, он говорил что-то в магический Амулет Далёкого Голоса, и кричал своим: "Не стреляйте, они ни в чём не виновны, отступайте". Главный из эльфов скинул забрало, и тут же получил в лицо плевок рыцарского арбалета. И эльфы медленно начали отходить, прикрывая друг друга меткими плевками огня, каждый из которых уносил жизнь их односельчанина или рыцаря-наёмника.
А потом небо взорвалось глухим клёкотом драконьих крыльев. Один из драконов завис, не атакуя, только угрожая, но, из-за домов взмыли два Умных Копья. Они промахнулись, но в ответ оба дракона пустили по окраине несколько огненных стрел. Его оглушило. Он помнил только огонь и крики. Помнил, как вспахивают землю разрывы драконьих зубов, а потом, острая боль пронзила его тело и...
Когда он очнулся, то увидел над собой светловолосую девушку и закричал так, что едва голова не лопнула. Но это была не Улыбчивая - не пришло ещё его время. Похоже, напуганная его криком женщина, вскочила с земли - эльфийка? Нет - на её доспехах был нарисован красный могильный крест - знак Клана некромантов. "Тише, мальчик, тише! Не бойся меня! Ты будешь жить. Поймал пару осколков, ну, ничего, в твоём-то возрасте! Будь прокляты эти рыцари, зачем они стали стрелять! Сейчас, подожди, уколю тебя, и боль уйдёт. Не двигайся, ты потерял много крови!" - Она легонько уколола его в руку, было не больно, но страшно, говорили, что так некроманты высасывают кровь на эликсир бессмертия. Боль стала уходить. Девушка осмотрела его, потом снова наклонилась над его лицом, спросив: "Ну как, лучше?".
- А ты красивая! - странно, почему он сказал это тогда, но Держащая Косу и Цветок рассмеялась в ответ, и ему стало очень обидно.
- Ладно, парень, полежи пока один, тут ещё очень много раненых! - она пожала ему руку, встала и пошла куда-то.
Какой-то эльфийский стражник прикрикнул на неё: "Мария, отставить снимать шлем, эти дикари могут продырявить голову, и не посмотрят, что медслужба, они боятся вас и называют некромантами! Господи, тебе уже за семьдесят, а ты... Ну зачем ты ввела ему свой регенератор, спасли бы итак, даром, что в печени осколок, рыцари прирезали беременных, и теперь у нас не будет стволовых клеток, а синтетическая "регина", которую делают генетики, совсем не того качества!" - половину из его слов он не понял.
Некроманты смотрели по серьёзности ран, кого подлечить и оставить, а кого везти в Белую Башню. К его страху, он оказался среди вторых. Медленно, как в кошмарном сне, на опушку опустились два дракона, таких он раньше не видел. Обычно, драконы хищные и поджарые, а эти были толстыми и не внушали страха. Его, и ещё человек тридцать, привязали к носилкам, и занесли в чрево драконов. Так он оказался у эльфов. Он учился читать на трёх эльфийских языках, и жадно глотал Книги, к ним его пристрастил ещё в деревне мудрец, которого сожгли односельчане. В свободное время он любил сидеть под громадным Куполом. Охотники, видевшие издалека покрытый Белой медью Купол, считали, что это эльфийский храм Солнца. Эльфы сказали ему, что это старинный Глаз Дальнего Дозора, отведавшей во время Мести Ушедших огненную стрелу, отчего в нём зияли громадные дыры, сквозь которые светило солнце, над Башнями не было тёмных туч, маги развеивали их Зеркалами Стихии. Иногда, молодые эльфы и эльфийки уединялись под заброшенным куполом, объясняясь друг другу в любви, но не замечали его. Но, однажды, смотря сквозь дыры купола на звёзды, он почувствовал, как рука легла на его плечо.
- Почему ты сидишь здесь, мальчик? - это был молодой эльф, без доспеха, в Белых Башнях они не носят броню.
- Я? Я смотрю на звёзды. В деревне я видел их так редко.
- Я слышал историю про необычного мальчика. На его лечение одна из наших потратила свой регенератор, заметив в нём что-то. Верно, это ты?
- Это я, эльф. Но, скажи мне, кто эта молодая женщина, некромант или эльфийка? Наверно, эльфийка, я слышал, ей уже семьдесят...
- Открыть тебе тайну парень? Я знаю, ты любишь читать книги, когда ты достаточно обучишься, сможешь читать с цветных зеркал, ты уже многое знаешь...
- Какую тайну, эльф?
- Все Кланы магов, эльфийские расы, лендлорды, рыцари - это сказка вашего мира. Мы, они, вы - все - это те, кого вы зовёте Ушедшими, или их потомки, они не погибли, они покинули города и стали... - он слушал эльфа открыв рот, не зная, верить ему, или нет, но ведь Книги говорят о том же, а Книги не могут лгать, эльф заглянул ему в глаза, и, почему-то, возбуждённо выпалил что-то малопонятное, - вот она Tabula Rasa, Чистая Доска, ради этого мы нанесли удар... Есть надежда - проект Поколение и проект Книга подготовят вас, и тогда мы вернём людям Огонь Прометея!
Ворвавшийся под купол эльфийский стражник прервал его речь: "Живи вечно, Фараон Гипербореи! Номарх и ваша Правительница уже надумали поднимать тревогу, Купол экранирует индивидуальный спутниковый локатор и мы обыскались..."
Значит, это сам Белый Эльф? Тот, которым пугают матери непослушных детей, говоря, что он придёт за ними - но ему должен быть не один век? Мальчик смотрел ему в лицо чистыми голубыми глазами...

- Старик, ты жив? Благородный рыцарь, я не трону тебя, не сиди как каменный, помоги мне, мудрецу плохо! Так, шприц-тюбик с регенератором при мне, оголи его шею, рыцарь!
- Всё в порядке, владыка Гипербореи! - старик прокашлялся и улыбнулся, это улыбка что-то напомнила Фараону, но что, он не мог сказать точно... - ты, наверно, не узнал во мне того мальца, которому обещал в эльфийском храме, что вы вернёте людям Похищенный Огонь? А теперь, я один из тех, кто пишет Новые Веды, чтобы люди ведали Правду, - Белый Эльф поднял забрало, вглядываясь в морщинистое лицо старца:
- Да, время изменило тебя, Мирослав - теперь он вспомнил, где видел эту улыбку - что же, скорей на базу, тебя нужно подлечить и подколоть "региной"! Проект "Книга" слишком важен для нас... Для вас. Пришпорь коня, рыцарь, до базы совсем немного, маги обещают буран, а через сотню шагов не будет ни туч, ни снега!
- Ты обещал, Фараон, и ты сдержишь...
- Сдержу, Мирослав. Сдержим! И здесь, и в Атлантиде и в Риме мы храним Огонь Титана только для того чтобы вернуть его людям.
Ветер усилился. Пара коней и осёл со своими всадниками исчезли в снежной пелене, сквозь которую едва просвечивало солнце. Первые порывы бурана размели сугроб, обнажив старый указатель: "Новомихайловская 7". И ещё один: "Закрытая территория, база N273 "Агой". Белая Башня, названная когда-то в честь убыхского бога Агыя, исчезнувшего четыре века назад вместе со своим народом.

Август-ноябрь 2006


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Гиперборея: Белый Эльф
СообщениеДобавлено: 01 фев 2010, 23:20 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14624
Белый Эльф. Глава 1 "Мирослав"

Воспоминание о будущем, которому лучше не сбыться.

или

Размышления о будущем, которого вовсе может не быть.




Месяц Алькора 0175TR, Гиперборея


Мальчик лежал на дубовых досках, простеленных соломой, и смотрел, как на потолке играют тени, отбрасываемые неровным светом.
-- Мама, а правду говорят, что эльфы совсем не злые? - маленький Мирослав никак не хотел засыпать, хотя мать рассказала ему уже три сказки подряд.
-- Ты боишься их, Мирослав? - крестьянка улыбнулась в ответ на вопрос сына, и, почему-то посмотрела в сторону, тусклое пламя лучины на мгновение выхватило из тьмы её лицо, - не знаю, что и сказать тебе, но, точно, эльфов не стоит бояться. Хотя - старейшины, верно, выпороли бы меня за такие слова, так что - держи свой язык...
-- Немее мертвеца, мама! - воскликнул мальчик, приподнявшись с кровати, но женщина легонько хлопнула его по губам:
-- Никогда не говори так, сынок! - но тут же смягчилась и продолжила, - мудрецы говорят одно, проповедники - другое. Но я привыкла верить преданиям, которые поколениями передают люди, так же, как я тебе в этот миг. И ещё - своим глазам. А глаза мои видят одно - когда заканчивается зима, приходят друиды, и дают нам зёрна эльфийской фасоли и пшеницы, которые успевают дать обильный урожай за короткое лето, и цыплят - жёлтых, которые быстро вырастают в крупных несушек и дают знатные яйца, и белых, каждый из которых уже через месяц может украсить стол любой крестьянской хижины. За ними приходят маги, принося зеркала стихий, чтобы внезапные грозы или засуха не погубили урожай. На исходе лета приходят некроманты, - женщина улыбнулась, увидев, как Мирослав сжался при упоминании этого Клана, - не трясись, глупенький - ведь это они дают нам розовые зёрна и вонзают волшебные иглы. И я заметила - если некромант не придёт - лишь Небу известно, почему - может, старейшины прогневили эльфов, попутавшись с проповедниками, а может... Такое было при мне - трусливые глупцы зачастую подмешают Держащему Косу и Цветок яду в вино и пищу, а затем вонзят стальной нож в висок или в ухо, думаю, и в других деревнях случается такое. Так вот, когда некромант не приходит - зимняя жатва Улыбчивой всегда много обильнее, а весною, Она кладёт на чрево спящих женщин много меньше цветов. И ещё - алхимики частые гости в наших сёлах, они дают пастухам громовой камень и даже золотистые стрелы для их луков, дабы те могли защитить от зверья свои стада. Приносят что-то деревенским кузнецам и мастерам, обучая их делать самим громовой камень и многие чудные вещи.
-- Но ведь маги - не эльфы, мама, а эльфы...
-- Не перебивай Мирослав, или я уйду, а ты будешь спать! - крестьянка сказала голосом, не терпящим возражения, - во-первых, все Четыре Клана - посланцы эльфов и приходят, впрочем, как и не приходят, по их приказу. Если... Я часто думаю, что магов и вовсе нет!
-- Как нет, мама? - удивлённо спросил Мирослав, присев на своём ложе, - я сам много раз видел магов, не призраки же они?
-- Конечно, нет, сынок, - крестьянка улыбнулась снова, - они... Может, я ошибаюсь, но они - это сами эльфы, сменившие Золотое Око Древних на знаки Кланов на своих подвесках, белых плащах и драгоценных доспехах. Зная, что люди боятся их, они выдают себя за магов, когда приходят помогать нам. И когда я осознала это, то поверила преданиям! - мальчик хотел, было спросить, "а что говорят предания?", но не решился перебить рассказа, - а предания говорят, что, как ни прекрасен был мир Ушедших, но в нём жило страшное существо - Дьявол из Жёлтого Золота и стали. А Ушедшие - они настолько привыкли к своему уютному миру, что повиновались Дьяволу, даже те, кто ненавидел его. Ибо их стол и их города зависели от воли Дьявола. Впрочем - их жизнь и их смерть - тоже. И Ушедшие выковали Дьяволу страшное оружие - Молот Огня и Льда. А Дьявол только и ждал этого - он немедля занёс Молот, чтобы ударить Землю, выжечь мир огнём и сковать ледяным панцирем. Но эльфы не хотели такой участи миру, который они любили уже тысячи и тысячи лет. И девять мечей Белого золота в руках Великих Эльфов, остановили Молот Дьявола и разрушили его. А затем девять мечей вонзились в грудь чудовища из Жёлтого Золота и стали, ибо Белое золото несокрушимо, но всесокрушающе. Тогда Земля не погибла, но даже осколков Молота хватило, чтобы мир Ушедших умер.
-- Скажи, мама, а Белый Эльф был Одним из Девяти? - похоже, Мирослав не унимался, и не собирался засыпать.
-- Думаю, да. Но сейчас, насколько я знаю, их осталось только трое - наш эльфийский владыка, и Белые Эльфы Рима и Атлантиды, впрочем, об этих странах я знаю только из эльфийского Кодекса...
-- А кодекс, мама, он призывает казнить за Жёлтое Золото, потому что эльфы бояться, что оно способно возродить... - слово "Дьявола" Мирослав произнести всё же не решился.
-- Ты очень умён и любопытен, малыш, - крестьянка погладила сына по голове, - правду говорят, что любопытство - имя старшего брата разума, надо будет, когда в нашу деревню придёт мудрец, отдать тебя ему в обучение, только... Любопытство слишком часто заводит в страну Улыбчивой, обещай, что никогда больше не пойдёшь в Белые Города вместе с мальчишками! - мальчик только кивнул в знак согласия, не успев дать обещания - его мать продолжила, - сказки рыцарей про злобных мертвецов не стоят и ржавого гвоздя. Я сама была маленькой, - женщина улыбнулась, - и бегала вместе с другими детьми в брошенный город неподалёку, потому-то и не выпорола тебя, когда узнала, что ты тоже был там. Кости и мертвецы там есть, - Мирослав похолодел, ибо сам видел в Городе человеческие останки, - но эти кости не так стары, я видела и довольно свежие трупы, продырявленные рыцарскими арбалетами. К тому же, костей слишком мало для огромного Белого Города, так что - это не останки Ушедших, наши предания и слова мудрецов не лгут. А ещё, тогда я побывала в старом Храме, посвящённом Распятому Богу Ушедших. О, Небо, и почему ноги понесли меня туда! На площади, у Храма было несколько переломанных и размозжённых скелетов, а в самом Храме - это лучше не вспоминать. Кости, кости, кости, на которых ещё сохранились куски зловонной плоти, рыцарские доспехи и крестьянские одежды. Продырявленные одежды и черепа. Я, с криком, в ужасе покинула это страшное место, я бежала, страшась обернуться, но, что-то заставило меня. И тогда я поняла всё. На зелёном куполе, на самой вершине, сверкал крест Жёлтого Золота. Размозжённые останки на площади принадлежали сорвавшимся с купола искателям сокровищ. Верно, ещё больше Священного Жёлтого Золота было в самом Храме. И кладоискатели, не поделив его, устроили внутри бойню. Зачем? Трупы тех, кому посчастливилось выжить и унести Сокровища Распятого, наверняка уже сгнили на виселицах лендлордов, вершащих суд по эльфийскому Кодексу. Что оно могло принести несчастным, кроме виселицы или плевка арбалета собрата? - ничего! Но ведь они искали и продолжают искать золото в развалинах - эльфы написали эту строку Кодекса, потому что Жёлтое Золото лишает людей разума, а их душами завладевает Дьявол, заставляя убивать друг друга. Как когда-то. И ещё - по городам рыщут хищники, поэтому, туда вдвойне не стоит соваться, сынок.
-- Я обещаю тебе, что не буду, мама! - Мирослав сказал твёрдо, слишком твёрдо для своего возраста, и мать поверила ему, - но всё-таки, скажи мне, мама, а правда, что эльфы бессмертны?
-- Не все, Мирослав. Только Старые Эльфы. Молодые могут призвать Улыбчивую, если захотят того сами, или, если рыцарский арбалет да крестьянская белладонна сделают своё дело.
-- Но, мама! - мальчик удивлённо посмотрел на крестьянку, - эльфы вечно молоды! Я не видел ни одного старого эльфа или мага!
-- Молодые, сынок, это эльфы, рожденные после гибели Мира Ушедших. А Старые - это те, кто помнят Старый Мир, те, кто сокрушил Дьявола. Их легко различить - даже магов - Молодые носят на шлеме знаки Кланов или Око Древних из Белого Золота богов. А на шлемах Старых изображено то же Око или знаки, и только у их Жрецов, Номархов и Военачальников - Богиня, простёршая крылья, а у самого Белого Эльфа, как говорят, - змея, изготовившаяся к броску. Но главное - нашлемные знаки Старых из священного Жёлтого Золота!
-- Не понимаю, - непонимание Мирослава было искренним, - они считают Жёлтое Золото металлом Дьявола, но сами носят его!?
-- Это нетрудно понять сынок, - крестьянка улыбнулась, - золото бывает священным и проклятым. Священно Жёлтое Золото Старых эльфов, со времён храмов Древних, и царств минувших эпох, когда оно было металлом Солнца, до времён Храмов Распятого, которые ныне разграблены безумцами. Но ему легко стать проклятым - как и стали, в руках жнеца, стальной серп приносит нам хлеб, а в руках убийцы стальной нож... - женщина осеклась, - Проклятию Золота много-много веков, как говорят мудрецы. Шлемы эльфов, сынок, обычно, закрыты капюшонами, хотя, тому, кто понимает, достаточно увидеть глаза Старого. У них молодые лица, но глаза не могут лгать. Мне стало попросту больно, когда я встретилась взглядом с одним из таких. Человеку не вынести столько печали и усталости, сколько хранят глаза Старых. Они зовут себя Помнящими... Они бессмертны не из-за своего Эликсира, просто... Ты же знаешь, из Кодекса, что эльфы зовут себя Хранителями Огня. Этот Священный огонь опалил их души, их сердца ранены осколками Молота, и каждый из них заглянул Улыбчивой в глаза и поцеловал в уста, в Последний день мира Ушедших. После такого, сынок, уже невозможно умереть.
-- Мама, а правда, что эльфы поклоняются... - женщина перебила Мирослава:
-- Это не известно даже мудрецам. Одни говорят, что Эльфы поклоняются Солнцу, поскольку оно было священным для Древних, а над Белыми Башнями не бывает тёмных туч. Так же, как мы - Небу, которое видим так редко. Другие говорят, что эльфы поклоняются Улыбчивой, даровавшей им бессмертие и давшей оружие, сокрушившее Дьявола. Третьи - ведь эльфийские Храмы и вправду похожи на зелёные купола Храмов Распятого в заброшенных городах - считают, что эльфы по-прежнему верят в Бога Ушедших. А четвёртые твердят, что у эльфов была своя Богиня. Но они принесли её в жертву, омыв Девять Клинков Белого Золота в божественной крови, чтобы дать Мечам силу, способную сокрушить Дьявола и его Молот, а Священный огонь горит в ожидании её возрождения. Но, я думаю, все по-своему правы.
-- Мама, ты уже давно обещала рассказать мне сказку, которую называешь Печальной! - глаза Мирослава слипались, но он не отставал от матери, - я уже достаточно взрослый, и, обещаю, не буду плакать!
-- Обещай мне лучше, что будешь спать, и я расскажу! - мальчик согласно кивнул в ответ, - это не совсем сказка. Всё так и было - в деревне в половине дня пути от нашей, если идти вдоль моря, в сторону гор. Однажды один из эльфов - конечно, из Молодых, пришёл к людям, чтобы помогать им, и жить вместе с ними. И полюбил крестьянскую девушку, а она полюбила его. У них родилась дочь, но не прошло и нескольких дней после этого, как крестьяне и рыцари убили обоих, потому что, они не доверяли эльфу, и возненавидели крестьянку, ставшую ему женой. Но девочка выжила. Погибший эльф оказался очень знатным, из рода их властелина. И, однажды, Белый Эльф, со своей царицей, воинами и эскортом охотников пришёл в деревню и забрал девочку. Так что, у печальной сказки, вполне счастливый конец, - крестьянка улыбнулась и продолжила, - а ещё, с тех пор, среди нас пошёл слух о Пророчестве. Что она - полуженщина-полуэльфийка, научит нас не бояться эльфов, а жить с ними в мире, как охотники. И тогда, воскреснут покинутые города, и Мир Ушедших вернётся. Эта сказка ещё не дописана, мой мальчик...

Месяц Плутона 0217TR, Гиперборея
Гул, от которого задрожали стёкла замка лендлорда, приютившего мудреца, оборвал сновидение старика, вырвав Мирослава из далёкого детства, которое он почти что успел забыть, и, едва ли верил, что это и вправду было с ним, было в его жизни. Мирослав знал, что значит этот протяжный гул, собрался с силами, встал с мягкого, убранного шкурами ложа, превозмогая боль в суставах, и подошёл к окну. Так и есть - Птица. И вдруг... Лучше бы он досмотрел свой прекрасный сон, чем видеть это!
Всё случилось на глазах Мирослава - насколько нелепо, настолько и неотвратимо. Громадная Птица медленно опускалась в Гнездо со стороны гор, - он прожил достаточно долго, и знал, что взлетают Птицы только в сторону моря, а опускаются со стороны гор, - но Мирослав так и не смог понять, почему так заведено у эльфов. Тяжёлая тень приближалась с севера к замку лендлорда и тут... Зачем рыцарь использовал Копьё - одному Небу известно, но лендлорду дорого обойдутся его наёмники.
Синие перья в хвосте птицы внезапно поблекли, вместо них возник кроваво-огненный след. Раненая птица протяжно закричала - никто и не думал, что Умное Копьё способно причинить вред громадной птице в две сотни шагов длиной, но у драконов есть Заклятие и тяжёлая чешуя, а птицы, сколь не устрашающи, - безоружны, рана от копья оказалась смертельной. Птица едва успела выпустить из-под брюха свои когти, но они не смягчили удара, она коснулась макушек высоких сосен, и упала на землю, продолжая срезать вековые деревья громадными крыльями, как крестьянская коса срезает летние травы. Мирослав думал, что сейчас загорится кровь, текущая из ран чудовища, но пожара не было.
Рыцаря повесили сразу же, но лендлорд понимал, что вряд ли это спасёт его графство. Разве, им удастся спасти эльфов, которые могли выжить? Мирославу дали осла, и он поехал вместе с воинами лендлорда, осмотреть место падения, помощь мудреца могла пригодиться.
Тела троих погонщиков были донельзя обезображены - они сидели у самого носа, которым птица врезалась в землю. В брюхе нашли яйцо из Белого золота - там могли быть выжившее - ведь белое золото не пробивает никакой арбалет. Тщетно - два аристократа взломали дверцу в драгоценной скорлупе, но извлекли оттуда только бездыханные тела. Отчего погибли эти эльфы - Мирослав не мог сказать, верно, от удара, на них не было и царапин, можно было бы подумать, что эти вечно молодые и высокие воины просто уснули, если бы не алые струйки, медленно текущие по их лицам изо рта и глаз... "О, Небо! Небо!" - только теперь Мирослав увидел, что на их доспехах сверкает золотым шитьём не Око Фараонов, а Орёл Рима - "Послы, воин! Рыцарь, вздёрнутый вами, убил послов!"

Стотонный Ту-245 мало походил на птицу, но он был с крыльями - значит - птица, у Спасённых была простая логика. Логика рыцарей была ещё проще - сначала стрелять, а потом думать - как же, каждый рыцарь мечтает убить дракона. Но вертолёты оснащены индукционной ПРО и тяжёлой бронёй, антикварная ПЗРК не причинит им вреда. А "тушка", бывшая когда-то грозным контравианосным и малозаметным бомбардировщиком, беззащитна при посадке и при взлёте. Послам и лётчикам чертовски не повезло - ракету пустили в переднюю полусферу, не защищённую электромагнитными системами, ибо индукционки глушат радиовысотомер. Как говорил Номарх, ракета ударила точно напротив контура, лопатки побили гидравлику и проводку. Отстрелить бронекапсулу из бомбоотсека было невозможно - слишком низко, из-за этого погибли и лётчики, не катапультировались, пытаясь дотянуть до полосы. Фараон смотрел на самолёт, который готовили к вылету, удивляясь, как такая махина могла погибнуть из-за "карманной" ракеты. Но беспокоило другое - уже двадцать лет по всему миру не было ни одного пуска, и вот... Они всегда поощряли мастеров, восстанавливающих старую технику, а мастера тайком делали элементы питания для переносок. Вначале, как-то одновременно, во всех номах и в Атлантиде, пару лет назад начали появляться пули с аккуратно спиленной у острия оболочкой, а то и с засверленным стальным стержнем, конечно, примитивный сердечник не пробивал керамики, но сам факт... Они стали делать экспансивы и бронебои - оружие мясника и оружие убийцы, а вчерашняя катастрофа всего лишь логическое завершение этого.
-- И всё-таки, будь осторожен, прошу тебя! Перелети с аэродрома на вертолёте, или возьми эскорт, если они рискнули обстрелять бомбардировщик, то что их... - Фараон почувствовал руку на своём плече, - не понимаю, как им удалось сбить такую машину переносным комплексом?
-- Правительнице не стоит бояться за меня, - он обернулся, - ты же знаешь, один снаряд два раза не попадает в одну воронку. Лётчикам и послам просто не повезло, но меня беспокоит другое...
-- Не попадает... Ты напомнил мне... Сам не желая того, но напомнил... Господи, как мы смогли это пережить? И как они смогли... - она посмотрела ему в глаза, так же, как тогда, и Фараон отвёл взгляд. Это лицо было точно таким, когда он впервые встретил её и полюбил. Но глаза выдавали ложь. Они давно не были теми, кем были когда-то, их изменило не время, их изменил мир... Мир, которого уже давно могло не быть. Почти десять поколений сменилось с Первого Года, и они попросту не могли остаться собой. Впрочем, как и все Помнящие, всех Империй. Они не имели даже Священного Права. Которое было у его внука. И было - он не питал иллюзий, - у Марии. Какая усталость... Глаза не могут лгать. Фараон собрался с духом и снова посмотрел в лицо женщине, а она... пожалуй, она только этого и ждала, - и разыщи Марию, любимый! Прошу тебя, найди её! - добавила Правительница, - ведь она не только наша правнучка, Фараон, жива она или...
Фараон не ответил, быстро направившись к самолёту. Что он мог сказать ей? Когда она говорила ему "любимый" в последний раз? Кем они стали? Огонь, который уже третий век хранят Брамины, выжигает их собственные души, но никак не хочет согреть Спасённых. Чем они стали? На секунду, он остановился перед трапом и поднял голову. Над ними было небо. Синее небо, чистое и прекрасное, как когда-то. Вдалеке, вне зоны действия атмосферных конденсационных систем, на сколько хватало взгляда, не было видно тёмных ватных туч Северного Мегациклона. Летом мегациклоны выдыхались, но чтобы зимой! Жизнь возрождалась и Огонь возвращался. Медленно, вместе с бронебойными пулями и батарейками для переносок, но ведь возвращался! А значит...
Женщина смотрела ему вслед - древнее суеверие, - зная, что он не обернётся - и это было таким же древним суеверием, или, скорее, нежеланием выполнять её просьбу, поскольку... Но она всё равно смотрела вслед, пока бомбардировщик, похожий, скорее, на крылатого осетра, чем на птицу из-за характерной геометрии, потерявшей смысл более двух веков назад, не растворился в облаках.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Гиперборея: Белый Эльф
СообщениеДобавлено: 01 фев 2010, 23:21 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14624
Глава вторая "Проповедник"

Месяц Сириуса 0126TR, Гиперборея

Кони неслись по свежей июньской траве. Лето стало таким коротким и, оттого, столь ценным и любимым. Всаднику было трудно совладать с животным, в животном была самость, личность, к которой нужно найти ключ, а не просто слиться воедино как с мёртвой машиной. Да и конь чувствовал себя неуютно с двумя хищниками на своей спине - человеком и его белой пумой. Фараон не любил верховую езду, потому и не смог привыкнуть к ней, он был осколком Старого Мира. А Мария... Смогла ли она вчера догадаться по навязчивой опеке и взгляду Правительницы, что в ней течёт её кровь? Их кровь... Зачем она вытащила его на эту прогулку, в которой было больше риска, чем смысла, хотя ни один рыцарь и не рискнёт подъехать к гиперборейским базам на пушечный выстрел.
Внезапно мерин Марии остановился и встал на дыбы - чутьё - первобытное чутьё, давно потерянное человеком, но вернувшееся к Спасённым, забывшим себя и возненавидевшим своих спасителей. Теперь, не особо полагаясь на сенсоры, Брамины вынуждены использовать чутьё коней и хищников, слишком часто ржание коней или рык пум, которых приручили в Атлантиде и стали разводить на всех континентах, спасают их жизнь надёжнее керамических жилетов.
Мария придержала коня и медленно подъехала к своему спутнику:
-- Надень, Фараон! - она извлекла из-под плаща две дюралевых цепочки с титановыми подвесками - ладонь, на которой сидел стилизованный голубь, - и прикажи кошке спрятаться, эти люди, конечно, ничего не смыслят в генетике, но, тем не менее, белая пума выдаст в нас тех, кого они зовут эльфами.
-- В этом номе нас зовут эльфами, Мария? - Фараон усмехнулся и сделал кошке знак, умное животное тотчас скрылось в зарослях, - больше подходит для Рима, чем для нас, хотя, конечно, ничем не хуже "хранителей", "жрецов" и "хирургов", но всё же... И зачем этот маскарад, если мы всё равно намного выше любого из них?
-- Потомственных аристократов дегенерация тоже не коснулась, Фараон, поскольку их, как и нас, не коснулись болезни и голод в первые десятилетия Чистой Доски.
Мария пришпорила лошадь, рванув в заросли, Фараон, коснувшись браслета пальцами, активировал систему обороны, снял с плеча снайперский автомат и поспешил за ней. На небольшой лужайке горел костёр, у которого сидел рыцарь с каким-то оборванцем. Рыцарский конь был привязан неподалёку, - всё-таки рыцари заходили на прилежащие к базам территории, а один из Помнящих, тем более - Фараон, не имел права подставляться под пули из-за взбалмошной девочки, кем бы она ни была, на худой конец, нужно было взять эскорт, или вызвать вертолёт прикрытия.
-- Истину говорю тебе, Благородный рыцарь, погрязло человечество во грехе, и задумал Бог уничтожить его огнём очистительным, даровав избранникам Царствие Подземное, чтобы спаслись они, как семейство Ноя и основали новый род, вечно молодой, не знающий болезней и Косы Улыбчивой! - слова оборванца донеслись до Фараона, проповедник, точно проповедник, и почему же, когда они говорят ложь, то так любят называть это истиной? Верно, эта тварь побывала в какой-то библиотеке брошенных городов, раз щедро разбавляет свою мерзость эклектикой из древних священных писаний? - Фараон снова прислушался, - но нарушили Цари порядок, ибо, чем разрушительнее было их оружие и страшнее их чудовища, тем сложнее было с ними управляться, и отдали оружие руки Царствующих в руки Хранителей и Создателей, но восстали Брамины! Восстали не против своих царей, и не против своих купцов, но против Замысла Господнего, против Огня Очистительного, задумав спасти недостойных, чтобы низвергнуть Бога и стать вместо него!
-- Откуда ты знаешь, проповедник, как... эльфы называют себя? - проповедник и рыцарь замерли, уставившись на вооружённых всадника и всадницу с посольскими знаками.
-- Я знаю многое, о, Носители Доброй вести! Ибо я - проповедник, несущий истину, дабы развеять эльфийскую ересь мудрецов, которую они насаждают в сёлах, кормясь с руки у эльфов и продажных лендлордов.
-- Ты смеешь поносить лендлорда в присутствии его послов? - Мария улыбнулась, демонстративно положив руку на рукоять меча, рыцарю это не понравилось, но он не стал делать резких движений, косясь на ствол снайперского автомата.
-- Тот, кто говорит истину, о, досточтимая Носительница Вести, не боится меча и Арбалета Орлиного Глаза! - проповедник закатил глаза и воздел руки к небу.
-- Что же, проповедник, удостой и нас своей истины! - Фараон хмыкнул и спешился.
-- Истину говорю вам! - завыл проповедник - ибо всё Царствие Подземное говорит моими устами. В век судный восстала чернь на царей и неверные на избранных. Но бог даровал царям Огонь Очищения и Царствие Подземное, и вечную молодость, дабы уничтожить недостойных. Только не знали цари, что их оружейники, повелители чудовищ, тайные стражники, учёные мужи и маги много страшнее черни и коварнее неверных, что воспротивятся они неизбежности и обратят Оружие Суда против своих купцов и владык, и сокрушат Царствие Подземное, восстав на Божий Замысел!
-- Проповедник, от имени какого из богов ты говоришь? И знаешь ли, что раньше считали, что под землёй находится Ад? - Фараон спросил с интересом, и добавил, - в старом мире было много богов, люди низвергали их и воздвигали новых, а некоторые даже считали, что люди воевали из-за своих вер.
-- Про Ад под землёй - только эльфийская ересь мудрецов и влияние вредных книг, Носитель Доброй Вести! А у Бога было много имён, о, Носители Вести! - проповедник снова многозначительно воздел палец к небу, - но истинное Имя его, - проповедник не успел закончить фразу - холёная белая пума лёгкой тенью выскочила из зарослей и легла у ног своего хозяина.
-- Это же эльфы! - выкрикнул рыцарь и едва успел потянуться к своему автомату, как был отброшен на несколько метров тяжёлой пулей, разворотившей его броню и его грудь.
-- Надо же, Сфинкс снова всё испортил! - эльф закинул оружие за спину и потрепал пуму по загривку, - ну что же, проповедник. Я хочу узнать твою последнюю истину. Скажи мне, откуда вы берётесь, ты ведь явно обучен чтению, кем? Скажи мне... перед тем, как умрёшь.
-- Но... Но, досточтимая Древняя Кровь, за что же? - проповедник испуганно смотрел то на Марию, то на Фараона.
-- А разве ты не знаешь Кодекс Хранителей? - Фараон поднёс правую руку к лицу и что-то шепнул в микрофон миникома, закреплённый на браслете вместе с боевой системой. Синтезатор ожил, вслед за протяжным писком, раздался голос машины:
"Слушайте Кодекс Хранителей Огня, Спасённые, и соблюдайте его во имя мира и благоденствия Гипербореи, Рима и Атлантиды, и вашего благополучия!
Если спасённый или рыцарь даёт в рост монеты белого золота и белой меди, его должно убить.
Если спасённый или рыцарь, найдя украшение жёлтого золота, не сдаст его Хранителям Огня, его должно убить.
Если спасённый откроет шинок или таверну вне замка аристократа, его должно убить.
Если спасённый перегонит вино или пиво в крепкое питьё, чтобы продать, его должно убить.
Если спасённый скупает у других спасённых зерно и мясо, или дичь у охотников, чтобы продать с выгодой, его должно убить.
Если спасённый проповедует ненависть к Хранителям Огня или аристократам, или что иное, противоречащее словам мудрецов и Книгам, его должно убить.
Если спасённый или рыцарь поднимет оружие на Хранителя, любого из магов, охотника, или мудреца, его должно убить.
Если рыцарь, охотник или воин выдаст преступника живым или мёртвым, сумев доказать его вину, ему должно выплатить пять монет белого золота".
-- Но... Но... - проповедник попятился в страхе.
-- Стой, проповедник! - Фараон снова поднял снайперку, - ты не убежишь от моего оружия, но, если согласишься уделить нам пару минут и ответить на мои вопросы, я даю слово, что не буду стрелять, и, даже дам тебе монету белого золота!
-- Слушаю тебя, о, Досточтимая Древняя Кровь! - оборванец заискивающе заглядывал им в глаза.
-- Скажи мне, кто обучил тебя читать? Говори правду, ещё одно слово лжи и я буду свободен от своей клятвы! - он недвусмысленно ткнул в грудь проповедника тяжёлым стволом, Мария не понимала, что задумал Фараон, но, понимала, что он всё равно убьёт несчастного - ведь проповедники их враги, и Браминов, и мудрецов, и лендлордов и самих Спасённых.
-- Я скажу тебе истину! - проповедник осмелел и злобно ухмыльнулся, поняв, что эльф связан клятвой, а эльфийка, судя по её взгляду, не сможет его убить, - меня научил мудрец. Поколение за поколением вы отбираете и обучаете эльфийскому умнейших подростков, которые, когда вырастают, идут по деревням и учат малых детей, втолковывая им вашу правду и давая ваши книги. Вы сделали слово своим оружием, но мы научились использовать его против вас, - мудрецы обучают чтению тех, кто желает, в том числе и своих убийц - вот моя правда! А книги мы находим в мёртвых городах, мы храним предания поколениями и находим своим проповедям подтверждение в Книгах Ушедших.
-- Так я и думал! - Фараон закинул за спину снайперский автомат, ещё больше укрепив уверенность наглого проповедника в его безнаказанности, - тогда, скажи мне, ты вправду веришь, что у тех, кого ты зовёшь царями и купцами, было право стереть этот мир?
-- Да, эльф! Те, кого вы зовёте Кшатриями, обладали правом власти над жизнями, ибо народы избрали их для этого, а у Вайшья было священное право Жёлтого Золота! - проповедник прищурился и добавил, не скрывая звериной ненависти, - но вы решили, что право Огня принадлежит вам, хотя были не владетелями, а только служителями власти, хранителями и создателями оружия! Спросили ли вы людей, хотят ли они такой жизни? Или вы разрушили Сферы Избранных, чтобы властвовать самозвано?!
-- Что же, проповедник... Я понимаю, что имена Каст ты мог узнать из книг, но откуда ты мог узнать про Сферы? - Фараон шагнул в сторону Марии, и снова повернулся к проповеднику, пристально посмотрев в глаза.
-- Ты просил правду, о досточтимая Древняя Кровь? - оборванец злорадно улыбнулся - мудрец, учивший меня вашим истинам и убитый за это, рассказал мне о Сферах, рассказал мне о Кастах, Истинном Имени эльфов и мире ушедших. Тогда я понял, что избранные могли бы спастись и основать новый род, но...
-- Достаточно, проповедник. А теперь, моя очередь говорить! - Фараон снял с седла кошель и вытащил из него титановую монетку - простой кружок без всякой чеканки, и улыбнулся, видя, как проповедник облизнул губы и изменился в лице, смотря на то, как Фараон верит в пальцах обещанное "белое золото", - Право Избранников и Право Золота, проповедник, это великая ложь ушедшего мира. Но не самая великая - в Старом Мире была в ходу Ложь Ненависти, гласившая, что люди убивали друг друга из-за своих вер, цвета кожи, формы власти. Чушь, проповедник! Все эти химеры не стоили выеденного яйца - деньги и власть - это причина. Освобождение Гроба Господня, джихад против неверных, торжество свободы и демократии, мира и социализма, арийской расы, впрочем, не уверен, что ты знаешь эти слова, - только повод к войне, повод для Вайшья вытрясти из Шудр деньги, повод для Кшатриев - дать Шудрам оружие и бросить на смерть. На закате Эпохи Империй, проповедник, жил один великий торговец. И его сын поехал в далёкие земли к дикарям, которые ели друг друга, а черепа обменивали на железные топоры. И сын торговца купил тысячу топоров, и стал менять их на черепа, и началась война. Только дикари решили, что перед ними людоедский бог, убили сына торговца и съели его тело, чтобы завладеть топорами и магической силой, которой, как они думали, обладал хозяин тысячи топоров. Вот моя правда. Вот твоя монета, - Фараон швырнул на землю титановый кружок, - отдашь её Харону, чтобы отвёз в Царствие Подземное, о котором ты грезишь!
-- Но ты обещал не стрелять, гиперборейцы не убивают безоружных! - Мария бросилась к Фараону, но тот опередил девушку, достав из-под плаща древний "стечкин" и протянув ей:
-- Я обещал, что я не буду стрелять, его ликвидируешь ты!
-- Я... - Мария взяла автоматический пистолет, и, подчинившись, направила в лицо проповеднику, но выстрелить не смогла, проповедник пронзительно завизжал, обнажив гнилые зубы, и закрылся руками, будто, пытаясь защититься ими от пули.
-- Стреляй! Ты дочь Брамина! Ты должна убивать врага, не ведая ни гнева, ни ненависти, ни сожаления! За то, что мы любили и то, что мы ненавидели в Старом Мире! Ты моя правнучка, Мария, так убей его за свою мать и за своего отца! - Фараон всё же проговорился и сказал ей правду, но Мария так и не смогла выстрелить, опустив оружие.
Проповедник не ушёл от судьбы - короткий посвист титанового клинка, звон металла о кость и глухой шлепок тела на землю - Фараон снёс ему полчерепа и спрятал меч в ножны быстрым движением. Синтетику плаща и столь же белоснежную лайку перчаток покрыли маленькие красные капельки, так хорошо различимые на белом - красно-белое платье - Брамину никогда не уйти от призрака Кшатрия - власти и крови. "Не уйти!" - Фараон проронил пару слов, смысл которых был совсем не понятен девушке, и торопливо вскочил на коня, Сфинкс тут же прыгнул за ним, чего лошадь даже не почувствовала - умное животное выпустило когти ровно настолько, чтобы и хорошо держаться за попону, и не царапать круп.
-- Сегодня, Мария, я преподал тебе два жестоких урока! - Фараон старался ехать быстрее, чтобы говорить, не смотря ей в лицо, - Брамины не убивают безоружных, - это непреложная истина. Но этот не был безоружным. Он обладал оружием - самым страшным оружием человечества - языком лжеца. Когда-то... Когда-то этим оружием был обречён наш мир. Ничего не изменилось, Мария, - отмыть этого проповедника, приодеть, подлечить зубы - глядишь, вышел бы хороший правозащитник времён заката Старого Мира, или иная либеральная мразь. Та же ложь и то же мальтузианство...
-- Но, Фараон! Ответь, за что ты убил его - за его ложь или за его правду? -видно, Мария хотела его смутить, - зачем этот жестокий Кодекс, и почему вам ненавистны именно проповедники, а не те же лендлорды - ведь это их предки убивали вас во время Мести? - Мария нарушила негласный запрет - говорить с Помнящими о времени, которое им не хочется вспоминать, но сейчас перед ней был не Фараон и не Помнящий, сейчас он был только её прадедом, и они оба прекрасно понимали это.
-- Во-первых, Мария, я не убивал его. Он даже не был мёртв - он не родился! - Его пра-пра-прадед превратился в тень на стене развалин, пра-пра-бабку испепелила огненная стена первичной волны, а их сын и дочь умерли от холода и голода, когда грянули первые заморозки глобального пылевого эффекта. Тогда мы изменили будущее, что проповедник поставил нам в упрёк, что же... Я реализовал его выбор, пусть и с опозданием на сто двадцать пять лет! А во-вторых, за ложь или правду? - нет лжи страшнее, чем ложь, перемежаемая полуправдой, Мария! - это мой второй урок! - конь перепрыгнул поваленное дерево, и звонко заржал, встав на дыбы, видно, пума впилась в него когтями, чтобы удержаться, - а Кодекс... Его написали атланты ещё в двадцатых годах Чистой Доски, но и мы, и римляне приняли этот закон. Потому что в нём правда. Да, Кшатрии отчаянно старались истребить нас, но не были нашими врагами, а когда они запросили мира, то Брамины предложили им хранить Огонь вместе. А проповедники... За ними приходят, невесть откуда, но приходят Вайшья... И начинают менять топоры на черепа... Активируй голоэкран и дай миникому запрос на "Рокфеллер" и "каннибализм" - ты найдёшь в базе данных много интересного.
-- Но, Фараон, почему ты сказал "дочь Брамина", а не "дочь Браминов"? - а вот этого вопроса Марии он ожидал и совсем не хотел отвечать. Но пришлось.
-- Во-первых, - человек резко остановил коня, так резко, что Сфинкс, не удержавшись, был вынужден спрыгнуть на землю, - или не делай вид, что забыла мои слова, или не называй меня Фараоном...
-- Но как мне тебя называть! - Мария тоже остановила своего мерина и пристально смотрела в лицо спутнику, - не назову же я тебя дедом?
-- Надеюсь! - Фараон скинул капюшон и снял тяжёлый титановый шлем, улыбнувшись девушке, - тебе же не придёт в голову назвать Правительницу бабкой, хотя бы, потому, что ты выглядишь... взрослее неё, пусть нам уже перевалило за сто семьдесят, а тебе только семнадцать. Если хочешь, - называй меня Братом, когда мы одни.
-- Не уходим от ответа, Брат! Кто я? - она и не думала отступать.
-- Ты - новая кровь. Твой отец не был Помнящим, не был связан клятвой, и имел право уйти, если устанет. Но он не просто перестал принимать регенератор, или не воспользовался ядом, он ушёл к людям. Ушёл и полюбил. И погиб. И твоя мать тоже была убита - странно, что, несмотря на наущения проповедников, крестьяне не решились убить беременную женщину, они подождали, когда родишься ты, - Фараон вздохнул и дёрнул поводья.
-- Так значит, печальная сказка, которая ходит в этом номе среди крестьян, это... - Мария поспешила догнать его.
-- Это третий урок, моя девочка. Людей нельзя жалеть, Мария, запомни, и к ним нельзя привязываться. Можно ценить жизнь, оберегать её, уважать людей и хранить для них Огонь, - но никогда не жалеть и не привязываться - погубишь и их и себя!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Гиперборея: Белый Эльф
СообщениеДобавлено: 01 фев 2010, 23:22 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14624
Мария - глава 3

Месяц Венеры 0109TR, Гиперборея

Небольшой отряд всадников неспешно двигался по тропе, мешая весенний снег с весенней грязью. Двое воинов-разведчиков и охотник ехали впереди, в сопровождении нескольких пум, а, не некотором удалении, за ними, - всадник и всадница. Четверо вооружённых наездников и верблюд, везущий два длинных предмета, скрытых серебристо-белой тканью, замыкали процессию.
Мелкий моросящий дождь пропитал плащ так, что тот казался тяжелее титанокерамического жилета. Вначале, ему пришлось сбросить намокший капюшон, а потом и поднять забрало - плексиглас не запотевал изнутри, но мгновенно покрывался мельчайшими капельками снаружи. Всё равно, в такой дождь получить пулю в лицо можно только при уникальном невезении. Правительница, было, собралась сделать то же самое, но он остановил её жестом, произнеся едва слышно: "Не стоит. Конечно, хищники и инфрасенсоры разведчиков выявят любое всё живое впереди нас, а прицельно стрелять в такой дождь почти невозможно, но не нужно рисковать понапрасну!"
С ровным свистящим гулом над ними, по направлению к деревне, прошёл вертолёт, сбросив с пилонов пару вытянутых контейнеров, мгновенно распахнувших небольшие купола.
-- Но как же, Фараон! Ведь ты обещал!? - охотник, пришпорил лошадь и бросился к ним, сломя голову.
-- Это не то что ты думаешь, охотник! - Фараон снял шлем и поправил мокрые волосы, - взрыва и огня не будет. Напротив, ничего не сможет гореть. Машина сбросила блокираторы спонтанных реакций, чтобы обеспечить нашу безопасность.
-- Это не... Что сбросил ваш дракон? - переспросил его охотник, видя, как две блестящие капсулы медленно опускаются между крон деревьев.
-- Вы называете это Заклятием Мёртвого Огня! - воин из эскорта доступно пояснил, подъехав к охотнику справа.
-- Спасибо, Брат, - Фараон кивнул воину, поблагодарив за подсказку, - дышать можно, охотник, но даже костры будут едва тлеть, а оружие не сможет выстрелить. Такие устройства расставлены вокруг наших баз, впрочем, ты сам, наверняка, знаешь о них и испытал действие этих заклятий на своём арбалете.
Вдали показались десятки дымков - блокираторы активировались, очаги и костры крестьян быстро погасли, воскурив ленты серого дыма, едва заметного сквозь пелену дождя. Значит, они уже близко.
Фараон снял с седла разгонную насадку и обойму с феррокапсулами, закрепив на информационно-оборонительном браслете, Правительница и эскорт последовали его примеру - огнестрел будет бесполезен, но, мало ли, вдруг рыцари или фанатики используют настоящие арбалеты, чтобы выбить коней и кошек, и добить Браминов и охотников на земле - на этот случай электромагнитка, из-за своей дальнобойности, куда надёжнее индукционки, даже если переключить последнюю в активный плазменный режим. Четверо охотников, поняв, по угасшим кострам, что их снайперские винтовки бесполезны, обнажили мечи, и не давали перепуганным крестьянам разбежаться. Кортеж въезжал в деревню.
-- Где вы их похоронили! - Фараон немедленно спешился, обнажив меч, и подошёл к группе крестьян, сдерживаемых охотниками, выискивая среди них старейшин внимательным взглядом.
-- О, Белый Эльф, о, Великий властелин Древней Крови, не покарай, пощади нас, недостойных... - один из старейшин бросился ему навстречу, но охотник, лёгким, но достаточным, чтобы оглушить, ударом приклада по лысине, прервал пространное вступление старейшины:
-- Они закопали их тела под большим дубом, Фараон, - лезвием меча охотник указал на громадное старое дерево, верно, вековое ещё в годы Чистой Доски, - мы решили не открывать могилы сами, а обождать вас.
-- Спасибо, благородный охотник, - Фараон поклонился едва заметным движением головы, - продолжайте стеречь крестьян. Хотя... Я думаю, после приезда нашего кортежа, они не решаться бежать, - в подтверждение своих слов, Фараон что-то переключил на браслете Заклятия, заменив небольшую трубку на довольно длинный стержень, на конце которого мгновенно вспыхнула ярко розовая звезда. Среди крестьян пронёсся трепетный шёпот: "Магический жезл!" - это и было требуемой реакцией, осталось только закрепить её. Фараон прицелился в толстый дубовый сук через голоэкран браслета и выстрелил. Розоватая шаровая молния в полсекунды метнулась к дереву, раздался сухой треск, и ветвь повалилось на землю, едва задымившись в месте попадания - сейчас ничего не могло загореться, даже при температуре активной плазмы. Конечно - феррокапсулы режима С намного надёжнее на большой дальности, а жёсткое излучение режима А - на малой, но режим плазмы на порядок эффектнее психологически, что сейчас важнее, - снимайте лопаты с сёдел! - Фараон обратился к воинам своего эскорта, но четверо уже успели спешиться и приготовить складные металлические лопатки, пока он выбирал между "Заклятьем незримого лезвия", "Заклятьем мгновенной смерти", и "Магическим жезлом", как здешние крестьяне именовали боевые режимы информационно-оборонительных браслетов.
Воины копали так аккуратно, как будто боялись поранить мёртвых. Первым из земли извлекли его внука. Они застрелили его во сне - браслет не был снят, грудь и живот были изорваны и обожжены у входных - стреляли в упор, значит - во сне. Но раны немного успели затянуться - верно, они не знали, что нужно разорвать сердце или разрушить мозг. Фараон мгновенно восстановил картину его гибели, или то, что было, встало перед его глазами - ведь они давно стали не тем, кем были когда-то. Пётр, которого уже считали мёртвым, внезапно хрипло вздохнул и открыл глаза. Четверо рыцарей и пара вооружённых крестьян оцепенели от ужаса - они верили во всю чушь про "некромантов", и, конечно, не знали, как действует регенератор. Но один опомнился. Отшатнулся и выстрелил. Однако, метко - в виске была маленькая аккуратная дырочка. Убийцы так и не закрыли глаза его внука...Мёртвый Пётр смотрел на своего деда тоскливым пристальным взглядом - чёртова "регина" - роговица не потускнела за три с лишним месяца, - смотрел, как будто бы спрашивая: "Для них ты хранишь Огонь? Для них, Фараон?!" Правительница сжала его руку так, что казалось, сейчас хрустнут кости, и как только её ладошки были способны на такое? Но чем больнее было ему, тем быстрее уходила другая боль.
-- Отойди, милая! - Фараон кое-как высвободил руку и отстранил женщину, - сейчас вскроют могилу девушки, и ты увидишь там мало приятного.
-- Когда ты называл меня так в последний раз? - женщина была непреклонна.
-- Когда мы оставались наедине, Правительница, - Фараон посмотрел ей в лицо.
-- Именно, Фараон! Вспомни, когда мы в последний раз оставались вдвоём? Но ведь... Сейчас ты назвал меня так при воинах?
-- Знаешь ли... Мне кажется, что Братья простят нам нарушение церемониала в такой момент... - он хотел было улыбнуться, но маска, что появилось на лице Фараона, мало походила на улыбку.
-- Вот именно, Фараон! После того, что мы пережили... После того, что я увидела сейчас, ты пугаешь меня грудой костей и почерневшего мяса, - женщина засмеялась, - я останусь. Я записала на браслет программу, чтобы восстановить её лицо по останкам. Просто, хотелось бы знать... - Правительница не договорила, но в этом и не было необходимости.
Они оба ошиблись. Видимо, Пётр вводил женщине иммунизатор, который они поставляют лендлордам, чтобы защитить её от болезней, и бактерии не смогли разрушить плоть. Перед глазами Фараона была та, кого полюбил его внук, и та, из-за которой он погиб. Такая же как при жизни, почти - присмотревшись, Фараон убедился, что Пётр не жалел для неё своего регенератора - господи, какую же злую шутку сыграл с крестьянкой чёртов коктейль! Петра убили мгновенно, потому, что боялись. Её убивали медленно - потому что ненавидели. Руки и ноги женщины были связаны, охватывающая запястья верёвка заканчивалась длинной, перетёртой или оборванной петлёй. Её подвесили на дерево и били. Вначале - просто били. А потом - стали резать, - пожалуй, это были не рыцарские мечи, а длинные тесаки крестьян, пронзавшие и иссекавшие её бёдра, живот, грудь. Но женщина не умирала, а раны довольно быстро затягивались. Сколько это продолжалось? - день или два? Бедняга умерла от жажды, когда слишком много влаги тела ушло на восстановление потерянной крови. Слава Богу, при таких пытках, организм довольно быстро перестаёт воспринимать боль. И вдруг Фараон заметил то, что привело его в ужас, но, одновременно, дало надежду. Правительница, конечно же, поняла это раньше и стояла, оцепенев, растерянно прикрывая рукой пол-лица.
-- Где! - Фараон бросился к крестьянам, выхватив длинный меч, и, не забыв хлопнуть по браслету, на конце разрядника снова вспыхнул плазменный шарик, - сейчас он был готов нарушить Клятву Брамина, если крестьяне... - где их ребёнок!
-- Не покарай нас, о, Досточтимая Древняя Кровь! Девочка жива! - старик, едва оправившийся от удара охотника, снова метнулся к Фараону, и, на этот раз не был остановлен, - моя дочь вынесет её тебе! - старейшина отмахнул, и одна из женщин направилась к довольно богатому, для здешних хибар, дому. Через пару минут она вынесла маленький свёрток белоснежной ткани, - они запеленали девочку в плащ её отца. Свёрток запищал, и крестьянка, на ходу, принялась укачивать ребёнка. Женщина согнулась в глубоком поклоне, и протянула младенца Фараону. Он вложил меч в ножны и выключил браслет, смотря на розовое личико их правнучки. Не совсем их ... Он улыбнулся - теперь уже - именно улыбнулся - и взял ребёнка из рук крестьянки, крепко прижав к себе.
-- Дай, дай мне её подержать! - правительница, казалось, только сейчас осознала, то, что произошло и протянула ему руки.
-- Возьми девочку! - Фараон протянул женщине кричащий свёрток, и, быстрым движением, стянул перчатку с левой руки, бросил на землю и обнажил меч.
Он отвёл руку, держащую оружие, как можно дальше, и резко опустил левую ладонь на остриё. Алая капелька потекла по полированному титану. Фараон сжал раненую руку в кулак, и подошёл к телам: "Снова, мы потеряли свою кровь!" он выбросил руку вперёд, резко разжав ладонь. Капли крови окропили тело его внука, и... Ни воины, ни, даже Правительница не ожидали такого - Фараон снова сжал кулак как можно крепче, чтобы регенератор не подействовал слишком скоро, и брызнул кровью на тело крестьянки. Правительница передала воину девочку, поспешно стянула с руки перчатку и повторила за Фараоном погребальное действо, слишком хорошо знакомое многим из присутствующих охотников, - в последние годы, восстания рыцарей участились, и слишком часто Древняя Кровь проливалась врагами Хранителей Огня. Но, чтобы простолюдинку удостаивали посмертных почестей эльфов - такое охотники видели впервые. Правительница взяла у воина правнучку, и, перехватив поудобнее, чтобы укачать младенца, оставила алый след на белоснежной синтетике. Красное на белом -Брамину никогда не уйти от призрака Кшатрия: "Не уйти!" - губы Правительницы едва дрогнули, но ему был понятен смысл её не произнесённых слов, как и ей - его мыслей. Слишком частые техноконтакты через Ноосферу переросли в нечто много большее, изменив их разум, и научив Помнящих этому дару. Они давно стали не теми, кем были когда-то. Пять поколений прошло с первого года, как же это... "Мы теряем свою кровь!" - один за другим повторяли воины, окропляя кровью тела, и крестьяне с суеверным трепетом смотрели на погребальный обряд тех, кого они боялись, боготворили, принимали помощь, и, всё равно, убивали при первой возможности. "...свою кровь!" - произнёс последний из кортежа. Вряд ли кто-то из воинов знал, как и когда возник этот обычай, самому старшему из них было всего пятьдесят семь, а Брамины не стали вносить это в Базу Данных. Двое воинов разгрузили верблюда - под серебристо-белой тканью были контейнеры для тел. Тела накрыли тканью и уложили на дно. Не успели крышки захлопнуться, как золотистый пластик поплыл, принимая форму лежащего в нём человека, и отображая его лицо.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Гиперборея: Белый Эльф
СообщениеДобавлено: 01 фев 2010, 23:23 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14624
За семь лет до Конца Света

Апрель 2017Anno Domini, Ближний Восток

Месяц Венеры 0007 Тe-Meri, Южные Земли

(По посткастастрофическому летоисчислению)


Они не видели своих врагов. А те не видели их. Видели точки на МФД почти в сотне километров. Он считал, но Сергей прервал его:
-- Сорок восемь. Две группы - двадцать шесть и двадцать два, околозвук, идут в два эшелона, 9 300 и 12 500. Может утечка, нижние, наверняка пикнут на ударников?
-- Серёга, и не пикнут, и не пикнут. Действуем по плану Пелена. Всем врубить ионизаторы! Согласованно распределяемся. Звено "беркут", доложите досягаемость по нижним! - Константин видел, что верхний эшелон почти полностью состоит из малозаметных машин, которых не достать радарными с предельной дальности.
-- Есть захват, есть досягаемость, товарищ полковник!
-- А ты, Серый, достаёшь?
-- Достаю, Костя! А твои?
-- А мои ваших ждут! Распределить цели согласно плану!
-- Есть! - по очереди, выслушав подтверждение своих ведомых, ответили командиры двух звеньев, и трое истребителей его звена.
-- Доложите сопровождение пары целей! - он и сам выбирал две метки, определённые его истребителю тактическим планом, и, по очереди, забелил их нажатием кнопки под дисплеем.
-- Есть, сопровождение! - рявкнуло в наушниках.
-- Захват-пуск по первой. Пауза два. Захват - пуск по второй! - его цель была захвачена. На индикаторе нервно замигали буквы "ЦД ПР", он плавно нажал кнопку... Р-77ПД сорвалась из-под правого крыла, сухарик качнулся, но тут же выровнялся. Он захватил вторую цель, и красная колбаса семьдесят седьмой вышла из под левого крыла "тридцать пятого", оставив на память полосу белого дыма.
-- Докладывает "беркут". Цели атакованы.
-- Докладывает группа...
Двадцать четыре белёсых следа потянулись вперёд, будто, целясь в одну точку, и растаяли в небе. Сколько удастся сбить первым залпом? Удастся ли спутать их построение? Удастся, даже если не сразу. И ударники сбросят бомбы на эту чёртову авиабазу - а там уж, когда разделятся кластеры индивидуального наведения... Прорвётся даже пара - четыре бомбы, сорок восемь кластеров - это примерно тридцать пять самолётов сгорят. И больше не полетят долбать по жилым кварталам Дамаска, сбивать так - и у нас, и у ПВО ракеты уже на исходе, евры, получив мандат ООН, почему-то не спешат выпускать самолёты им на помощь со своих "Де Голлей", а амеры забили на всё - вот они. Неизвестно, кого в этих группах больше - амеров или евреев. Лучше бы амеров - эти смоются при первых потерях - их так учили, а евреев учили, что отступать некуда. Но всё равно, порядки будут спутаны, "две головы лучше" - да, где угодно, но только не в воздухе. Сбой структуры, и пошла карусель, как во Вторую Мировую. Сколько они накроют самолётов на базе Мегиддо? Даже если три десятка, то хватит. Думал ли Фараон Тутмес, что его битве суждено повториться? Видел ли Иоанн Богослов в своём Откровении, как будет выглядеть его Армагеддон?
-- Группе "дракон", амеры сверху, от группы в двадцать две машины отделились шесть постановщиков помех, кроют себя и нижних, так что на МФД каша! - уж Сергей-то знал, что адаптированных для РЭБ "восемнадцатых" в ИАФ не имеется, а старые "Праулеры" пощёлкали "Триумфами" в первые дни.
-- Вижу, "сокол", и уголками сыплют. И собьем не больше десятка, и строй сохранят! - он посмотрел на дисплей - действительно была каша. Но кое-как метки, даже штрихи "невидимых" F-22 и F-35, можно было с трудом, но различать и захватывать. Впереди показались несколько белых следов - самолёты РЭП шли на форсаже. Вот-вот...
-- Мы достали шестерых прямым, Константин, сколько осколками, пока не знаю!
-- Перестроится по точке! Ударникам и небу по точке! Группе пелена приготовиться! Сейчас они ответят! Не стрелять без команды. Подготовить инфракрасные на среднюю дальность!
-- Есть по точке! - нестройно и почти одновременно несколько голосов рявкнули ему, да и друг другу, в уши.
Ничего не изменилось - побеждает тот, кто лучше срежиссировал свою игру. Ну и... Вытолкнул на сцену противника чёрную кошку, сломав все планы. Кто подавил психологически, открыв счёт.
Противно замигал индикатор оповещения об атаке.
-- Отключить БРЛС! Наблюдать по инфралокатору!
-- Есть!
-- Отключить РЭП! Радиомолчание! План "Пелена"! Перераспределение целей на оба эшелона по плану!
Двенадцать против уже тридцати трёх - за минусом безопасных американских постановщиков, и ещё трёх истребителей закоптивших к базе, а то и к земле, схлопотав близкий разрыв. Но четыре наших МиГ-25РБ, шесть ударников, увешанных "землёй" и намеренно отлучённых приказом от любого воздушного боя, кроме обороны, как и пять двадцать третьих "пелены" можно не считать. Маневренность их Су-47 и Су-35М2 важна в карусели, а не на средней дальности. Но на сцену противника выходит та самая кошка, - звенья Су-35, ударники и мигари сольются в несколько точек, ни один радар не разделит четвёрку самолётов, идущих едва ли не крыло к крылу, и рассыпающих уголки. Численный перевес противника - не главное, только целей больше. Как тысячи лет назад - строй египетских лучников, македонская фаланга, римская когорта могли остановить орду, действуя грамотно. А каждая секунда почти на километр приближает пуск двухступенчатых Р-65 средней дальности с инфракрасной головой. Они выключили радары и станции помех, на которые АМААRМ летит, как муха на дерьмо, теперь ракеты могут наводиться только на отражённый сигнал, - отражённый в самом невыгодном - фронтальном ракурсе и подавленный почти до нуля облаками ионизированного газа, в которых радарный луч вязнет, как ложка в меду.
СПА показала приближение ракет на дистанцию в двадцать - пора. МиГ-23МЛД группы "пелена" вышли из радиотени прикрываемых звеньев, запустив залпом С-8П - через пару секунд... Вот! Самоликвидаторы ракет разбросали облака диполей, всё небо в нескольких километрах перед ними стало для ракет противника одной ложной целью.
Группы разошлись и выполнили иммельман, через десять секунд вернувшись на прежний курс, и, держась в тени диполей, сгруппировались в точки. Индикатор дальности цели подползал к заветной черте, вот-вот, и компьютер выдаст - достижима, а для тепловых ракет нет невидимок. Нужно только удержать строй, даже, если кого-то собьют. Но это им удастся. Ведь удалось же сегодня утром, когда ударники выбили "пэтриоты" своими гиперзвуковыми ракетами, сделав этот вылет возможным.
Ракеты противника ушли в молоко - Господи, сколько же их. Но не все - достали один двадцать пятый и один ударник, ни классическая, ни "плазменная" малозаметность не спасли этот Су-47. "Цель достижима! Пуск разрешён!" - рявкнула система, и двадцать четыре белых следа гиперзвуковых двухступенчатых ракет устремились к своим жертвам, матричные инфракрасные ГСН на ловушки не клюют, да и встроенные системы против них бессильны. Получите, распишитесь! По ним пустили в ответ, но они снова скрылись за диполями и разошлись, из-за "пелены" резко спикировали новейшие ударники, а антикварные МиГ-25РБ с теми же самоприцеливающимися презентами, взмыли на форсаже вверх. Вот и ещё чёрная кошка на вашу сцену - они ждали "беркутов" со средних высот, а не трёхмаховых бомберов, с предельных. Теперь их истребителям придётся не только пикировать на штурмовики, подставляя нам спину, но и уходить в небо на форсаже, если они хотят достать мигари. И подставлять брюхо. Четырнадцать маленьких, едва различимых оранжевых пятнышек - прямых попаданий - зажглись по курсу. Они дрогнули, половина отошла в сторону Иордании. Но, остальные, разделившись, атаковали бомбардировщики и штурмовики, к тому же, с моря подходила ещё дна группа в дюжину самолётов, кто-то отчаянно ринулся к ним, надеясь завертеть в собачьей свалке. Он поймал какую-то машину на захват, и, удостоверившись, что не свой, продавил пуск. Началось...
-- Командир, три сорок седьмых и мигарь отбомбились, отходим!
-- Всем группам! Отход на форсаже по варианту три.
Самое трудное не дать втянуть в свалку, развернуться, не снижая скорости и... Не успевают. "Вот вам!" С пилона сорвалась семьдесят четвёртая, устремившись к своей жертве. Попала-нет - не важно. Противник вынужден будет уклониться маневром и не сможет его преследовать. Главное они сделали - за тридцать сбито в бою, а сколько уничтожено на земле - один Бог знает. И почти без потерь среди истребителей миротворцев - два "тридцать пять М2". И "пелене", и "антиквариату", и, даже, новейшим ударникам, конечно, досталось намного больше.
Он вывел свой самолёт из маневра, переложив на обратный курс. ИЛС показывал скорость под два "маха" на девятикилометровой высоте - через две минуты они будут под прикрытием "триумфов". СПА не сигнализировала о захвате РЛС противника, всё было чисто. Полковник отстегнул кислородную маску и устало вздохнул.
Пятнадцатый появился из-под облачности как из-под земли - уклонялся ли пилот от ракет кого-то из наших, или производил обманный маневр, чтобы зайти ему снизу-сзади без включения РЛС, но сейчас они шли с одинаковой скоростью, едва ли не крыло к крылу. Лётчик противника в упор смотрел на него сквозь чёрный светофильтр. "Интересно, смог бы я вот так выстрелить ему в лицо? Вряд ли..." - некстати пришла мысль - "а ведь сейчас придётся. Только в спину".
Израильский F-15 выпустил тормозные щитки, сбрасывая скорость - глупо, когда-то был хороший самолёт, но зайти в хвост триплану, да с изменяемым вектором, трудно даже американской вертикалке, а уж для этого ветерана... Он потратил немного времени, снова надев кислородную маску и "провалил" самолёт - струя двигателей отклонилась вниз-вправо, резко упала скорость, и, через полсекунды, он уже намертво сел противнику на хвост. Пятнадцатый отчаянно петлял, но не мог выйти из прицела. "Давай, дёргай! Размажет ведь по небу! Чёрт с тобой..."
Красная лента очереди метнулась к истребителю и ужалила - полковник едва успел увести машину от горящих кусков дюраля. И тут... Противник тянул время, заставляя терять скорость, он давал возможность напарнику скрытно приблизиться на уверенный пуск. Запищала СПА, и вспыхнул индикатор пуска - двенадцать, раз СПА не фиксирует активного излучения, наверняка, "Питон-7", слизанный с французской тепловой "Мики", он в самый раз достаёт на догонном. Разворачиваться на встречный, пряча сопла, как и пытаться уйти маневром - бесполезно, слишком хорошая ракета... Константин скинул крышку, нажал кнопку сброса подвесок, и выдавил форсаж, активировав индукционную ПРО задней полусферы, и выпустил фейерверк ловушек с диполями. Пронесёт или нет? Хвостовик, не дожидаясь результатов пуска, отстал. Он физически не мог догнать сухарик без подвесок и на форсаже, и не имел желания, подставляться под ЗРК дальнего действия, в зону которых уже вошли оба истребителя. А там - до точки входа в глиссаду пара минут. Если повезёт...
И, вдруг, полковник увидел, медленно обгоняющую его сухарь, идущий на форсаже, ракету противника, проходящую немного выше истребителя, в каких-то десяти метрах от правого крыла. Без сомнения, это была его ракета. Конечно, "Питон" был уже мёртв - электронику пережёг импульс индукционной ПРО задней полусферы, но если бы индукционка не сработала... На этой ракете, говоря словами Наполеона, было начертано его имя, но, на этот раз, полковник обманул свою судьбу. Или был храним ею...
"Француженка" выработала всё топливо - вместо струи газов двигателя, за хвостом ракеты тянулся широкий белый шлейф инверсионного следа, напомнивший Константину свадебное платье. Ракета замедлялась, и, вскоре, стала идти вровень с Су-35.
Полковник, с сожалением, подумал, что не прихватил на борт числовую камеру, но, вспомнил, что в кармане комбинезона есть древний телефон, навёл на ракету, держась за рукоять одной рукой, и стал снимать - мало кому повезёт заснять столь редкие кадры, да и военным конструкторам небесполезно будет, - но больше всего, он наслаждался торжественно-мистическим зрелищем. Секунд десять, пока мысли о том, что радиовзрыватель, в отличие от ГСН, навряд ли, но вдруг, может быть вполне исправен, и, к тому же, при промахе ракеты самоликвидируются по таймеру, который может сработать в любую секунду, не отрезвили полковника. Он аккуратно, но довольно резко, увёл машину влево-вниз, воспользовавшись ИВТ, и выпустил тормозные щитки, мгновенно оказавшись вне досягаемости осколков. Но ракета не взорвалась, продолжая по инерции свой полёт куда-то, теряя скорость, и устремляясь к земле.
В тот же миг, навигатор проинформировал о точке выхода на глиссаду ВПП авиабазы Дахлак. На Константина опустилось какое-то - не то, что спокойствие... Он заглянул Вечности в глаза, и не отвёл взгляда - Покой Вечности и Сила Вечности пропитали его душу.
Навигатор вывел режим глиссады на ИЛС, вдали показалась взлётка. Всё было позади. "Мы победим, чёрт дери, и евры нас поддержат! Победим и принесём покой себе", - прошептал полковник, расслабившись, заранее выпуская шасси и поднимая закрылки.
-- Докладывает звено беркут!..
-- Докладывает звено... - Константин слушал и обдумывал доклады ведомых и звеньевых, информацию базы, которая отвлекла его от раздумий, медленно сбрасывая скорость, и, начиная выравнивать машину, приподнимая нос.
"Потери - два Су-35М2, тройка "беркутов" и двенадцать устаревших машин, в основном - сирийские "двадцать пятые". Уничтожено - за три десятка истребителей сбито в воздухе, да, ещё под полсотни, "двадцать пятые" и наши ударники накрыли кластерами на земле, минимум, сорок два самолёта, не считая повреждённых, сгорело на базе Мегиддо. Дай-то Бог, чтобы это смогло изменить политические расклады, где эти евры, так их..." - полковник немного разгорячился, но сразу же собрался - истребитель уже снижался к бетонке Дахлакской базы неподалёку от Дамаска. "Шасси и закрылки уже выпустил", - проговорил про себя Константин, видя приближающуюся взлётку, - "так..."
Размазанная серая тень мелькнула по курсу, - а потом был удар, и факел из левого двигателя, отражённый в зеркале заднего обзора. "Чёртовы голуби! Уйти от ракеты, чтобы поймать птичку над бетонкой! Еле-еле полковнику удалось удержать трясущуюся и стремящуюся развернуться машину на курсе. Едва коснувшись полосы, он отключил оба двигателя, выдавил от себя ручку управления, прижимая истребитель к земле, и, следя, чтобы его не вынесло с бетонки. Вскоре, потрёпанный сухарь остановился, пища заблокированным шасси. "Не везет, так не везёт! Движок вдрызг, да, наверно, и крыло в клочья... птичка мира, так её!"


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Подписаться на рассылку
"Вознесение"
|
Рассылки Subscribe.Ru
Галактика
Подписаться письмом