Галактика

Сознание Современного Человека
Текущее время: 21 май 2018, 09:50

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 28 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 14 фев 2011, 12:42 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11998
Глава 9





Заказные акции христианства





Итак, в I-II веках нашей эры христианство рука об руку с масонством постепенно распространялось по территории Римской империи, захватывая в свою орбиту всё новых и новых приверженцев. Как грибы после дождя, росли христианские общины. Адепты христианства вербовались из среды рабов, городской и сельской бедноты, однако вскоре мода на новую религию проникла и в ряды обеспеченных людей. Естественно, Церковь начала немедленно обстригать их, как тучных овец. В христианские храмы потекли немалые пожертвования. Они позволяли церковникам-масонам ещё больше расширить ареал своего влияния, подкупая чиновников и оплачивая труды талантливых писателей.

Ярким примером пера на службе масонства является Блаженный Августин, один из самых почитаемых раннехристианских святых. Изначально он блистал как языческий философ, был замечен церковниками и получил от них предложение за солидную сумму встать под флаг христианства и использовать свой полемический задор для привлечения в Церковь новой паствы. Августин, испытывавший серьёзные финансовые затруднения, быстро согласился.

Может быть, мы и не узнали бы о том, как на самом деле пришёл в христианство Августин, если бы тому не осталось документальных подтверждений. В моём распоряжении оказалась копия письма некоего церковного иерарха (оригинал находится в одном из израильских рукописехранилищ, которое я по этическим соображением не стану называть). В письме приведена подробная смета трат на проведение, выражаясь современным языком, PR-акций христианской Церкви. Статья расходов № 1 — оплата соответствующих услуг Августина.





Как Церковь « сдавала » своих





О том, как светские власти реагировали на христианство, можно узнать в подробностях из многочисленных книг по истории Церкви. Естественно, тех же римских императоров не радовало, а скорее раздражало и тревожило усиление новой религии. Дело в том, что в империи до прихода христианства благополучно уживались разные верования и культы — иначе и не могло быть в многонациональном государстве. На официальном уровне в Риме был введён единый, обязательный для всех культ императора. И язычники всех мастей демонстрировали толерантность к властям, в качестве компромисса соглашаясь пополнить свой пантеон богов новым, главным живым богом-императором. Лишь секта христиан (в то время это действительно была всего лишь секта) не собиралась с ним мириться.

Богочеловек-Христос и богочеловек-император столкнулись. Церковники считали необходимым тотальный контроль над умами своей паствы. Поэтому, учили они, христиане не должны поклоняться идолам, тем более — римскому императору. Гражданские власти ни в коем случае не устраивала такая позиция, за который они совершенно справедливо видели призыв к открытому мятежу. Некая группа подданных Римской империи не желала повиноваться фундаментальным законам государства и пыталась навязывать светским властям свои правила игры! Естественно, против христиан начались гонения.

Церковникам-масонам, похоже, такой поворот событий был только на руку: новой религии нужны были святые — мученики и герои, своей бескомпромиссностью и упёртостью провоцирующие соответствующие службы на расправу с ними. В планы христианских кукловодов не входило спасать своих адептов, в противном случае они придумали бы какой-нибудь способ защитить наиболее принципиальных прихожан1.

Масоны с лёгким сердцем отдавали на заклание своих марионеток, понимая, что на месте одной отрубленной головы у христианства вырастет десять. Посмотрим на список христианских мучеников — в нём фигурируют в основном простые люди, обыкновенные пешки, которыми Церковь пожертвовала ради конечного выигрыша. Периодически, правда, в сети «гонителей христианства» попадала и более крупная рыба — священники и епископы. В большинстве своём это были люди, вставшие в оппозицию к руководству Церкви и поэтому выданные своими же на растерзание врагу.

Впрочем, размах репрессий не стоит преувеличивать. Волны гонений поднимались и опускались, не достигая критической для новой веры отметки. Церковники впоследствии многократно раздули масштабы казней и пыток. Компромисс со светскими властями был возможен, но не нужен Церкви: она стремилась упрочить свой фундамент, обагрив его кровью страстотерпцев.





Алгоритм экспансии и внедрения христианства





Распространение новой религии в империи носило отнюдь не стихийный характер. Это был чётко управляемый процесс, который происходил по следующему сценарию.

В город приходил проповедник, предварительно хорошо изучивший местную ситуацию. Он вёл агитацию среди людей, которые казались ему наиболее подготовленными для восприятия христианства. Если это была элита, в ход шло запугивание геенной огненной, наказанием за грехи и т.д. Если же пропаганда велась среди городских низов, то проповедник в первую очередь оперировал призывами к равенству и братству. Образовав ячейку (общину), проповедник посылал наиболее толковых её членов дальше агитировать за новую веру. Сам он с этого момента уходил в тень, незримо руководя жизнью своей паствы.

Если против общины начинались гонения, её глава принимал соответствующие контрмеры. Он уводил в подполье наиболее ценные кадры и намечал кандидатов на роль мучеников. Ими становились, как правило, яркие экзальтированные личности, фанатики христианства, мужественные, но недалёкие. Их публичная смерть (казнь), становясь ярким зрелищным событием, являла собой своего рода рекламу христианства. Согласитесь, если за некие идеи люди умирают, то эти идеи того стоят.

Таким образом, каждая расправа над убеждёнными христианами привлекала новые души в расставленную пастырем паутину. При этом главе общины даже не требовалось толкать подопечных «на подвиг ради веры»: они сами в религиозном экстазе вступали в стычки с властями и считали своим долгом «пострадать за Христа».

Если же в руки властей случайно попадал не «будущий святой», а нужный общине живым деятель, его попросту выкупали (иногда официально, иногда раздавая взятки нужным людям). Так, например, при раскопках одного из римских городов в Северной Африке была найдена расписка в том, что местные власти получили некоторую сумму за продажу в рабство приговорённого к смерти Даниила. Этот Даниил был одним из активных проповедников в христианской общине. Он был схвачен и заключён под стражу в момент произнесения пламенных агитационных речей. Ему инкриминировали призывы к бунту, за что он и должен был понести наказание — быть публично разорван на арене дикими зверями. Его выкупил богатый горожанин Марк, глава общины. Отмечу, что подобных расписок сохранилось очень мало: по всей видимости, при выкупе осуждённых на казнь христиан всё в основном проводилось на неофициальном уровне, через «чёрную» бухгалтерию.

Рано или поздно, прирастая всё новыми и новыми адептами, христианство окончательно завоёвывало определённый ареал. После этого даже если в город приезжали представители центральной, власти или под его стены приходили римские войска, новую веру было уже не вытравить никакими способами. Христианство распространялось, как эпидемия.





Теневая структура Церкви





Мы доподлинно не знаем, кто управлял Церковью в этот период. Номинальным главой был папа, а «парламентом» — церковный собор. Однако за папой, скорее всего, стояло некое коллективное руководство, которое, оставаясь в тени, и определяло политику Церкви. Дело в том, что какие бы разные люди в разное время ни занимали папский престол, христианство под эгидой Церкви следовало единому выверенному курсу, целью которого была, есть и остаётся мировая экспансия. И ни один папа глобально в этом курсе ничего не откорректировал — и даже не пытался этого сделать.

Что касается «теневого правителя» Церкви, то им была, скорее всего, нетрадиционная по своему внутреннему устройству масонская ложа. Во имя сохранения тайны данный координационный центр не должен был самостоятельно стремиться к расширению и потому комплектовался из членов разных лож. Доказательством тому служат факты довольно странного и внезапного перехода в христианство влиятельных лиц, о которых достоверно известно, что они были масонами. Например, жреца храма Амона в Александрии Ир Псеха, который в зените своей карьеры обратился к христианству, приехал в Рим под именем Григория и практически сразу (что очень и очень странно, если исходить из традиционной практики) стал епископом. Про Ир Псеха достоверно известно, что он был одним из видных александрийских масонов.

Однако гипотеза о масонском характере христианства нуждается, как кажется, в дополнительных подтверждениях. Поэтому рассмотрим историю принятия Римом новой веры в качестве официальной религии.





Как Церковь добилась официального статуса в империи





Во II веке нашей эры империю начало серьёзно лихорадить. На границы Рима давили варвары, сил для оказания сопротивления им оставалось всё меньше. Преторианская гвардия заменяла неугодных императоров своими ставленниками. Усиливались экономический кризис и центробежные тенденции. Христианство вносило свою немалую лепту в эти процессы. Известно, что пастыри поддерживали местные сепаратистские движения в Палестине, Египте, Греции. Разъеденный коррупцией государственный аппарат был также заражён христианской бациллой.

До наших времён дошло немало свидетельств того, как тайные христиане на высоких постах принимали заведомо невыгодные для империи решения, полководцы играли в поддавки с противником. Например, известный римский военачальник III века нашей эры Лаций Конквист, весьма успешно сражавшийся с парфянами на востоке, внезапно утратил весь свой стратегический талант и не сумел справиться с небольшим германским племенем, по численности (включая женщин и детей) уступавшим его легионам. Германское племя прорвалось в империю и практически уничтожило никем не защищаемый городок Аугусту Норию.

Очень важно тут следующее: жители Аугусты Нории весьма нетерпимо относились к новой вере и даже казнили нескольких проповедников. После того как германское племя осело на руинах городка, оно довольно быстро было христианизировано — этот успех Церкви подробно описан в «Житии святого Феодора». Там же содержится упоминание о том, что потерпевший поражение и отступивший под натиском германцев Лаций вскоре сам обратился в христианство. Возникает закономерный вопрос: а не был ли он ранее скрытым христианином и не заключался ли его замысел в том, чтобы покарать жителей городка за отказ принять новую веру руками германцев?

Видимо, масонские лидеры собирались при помощи христианства как можно сильнее ослабить Римскую империю, а затем быстро и безболезненно захватить в ней власть. Предполагалось прибрать к рукам государственный аппарат, внедрив в него своих агентов, и привести к власти покорного Церкви императора. Последний, по мысли масонов, должен был стать в их руках такой же марионеткой, как папа. Настоящая же власть, по планам масонов, сосредоточивалась в руках «теневых кардиналов», то есть видных деятелей ложи, которым предстояло решить задачу консолидации империи, теперь уже христианской, на основе новой веры и превращения тоталитарной секты в тоталитарное государство.

Однако всё произошло по иному сценарию. В III веке нашей эры процессы распада Римской империи ускорились. За власть боролись сразу несколько императоров, государственные структуры стремительно деградировали. Чтобы обеспечить себе преимущество в борьбе с конкурентами, Константин в 312 году решает прибегнуть к помощи новой веры и предлагает провести христианство как официальную религию империи.

Вероятно, масонские лидеры понимали, что император предлагал не капитуляцию, а компромисс: оставляя христианству духовную власть, Константин не желал поступаться властью светской. А стало быть, не будучи ставленником Церкви, оставлял за собой право вести независимую политику. Несмотря на это «но», предложение было принято. Компромисс был узаконен на Никейском соборе 325 года.

Христианство действительно помогло Константину в его борьбе с соперниками. Сам император был и оставался язычником до мозга костей, его крещение явилось не более чем символическим актом признания новой веры. Перед масонами же признание христианства государственной религией открывало новые, завораживающие перспективы. Предстояло работать над «приручением» императоров и реализацией своего плана захвата государственной власти. Пока же у христианско-масонской верхушки отсутствовали знания и опыт для того, чтобы управлять таким огромным организмом, как целое государство, и тем более вывести его из предсмертного кризиса. Надо было учиться мыслить более масштабными категориями.

Итак, забравшись на империю, как на стремянку, Церковь изо всех сил потянула руки к мировому господству и дотронулась до него... но стремянка рухнула и Церковь упала вместе с ней.

Масоны до последнего пытались спасти империю и противостоять варварскому нашествию. Боевые отряды «воинства Христова» смогли совершить немало удачных диверсионных операций — например, убийство Аттиллы, знаменитого предводителя гуннов. Но элитный спецназ не мог ничего поделать с массовыми вторжениями. В VI веке нашей эры империя пала окончательно.

Именно такая картина произошедшего представляется наиболее правдоподобной. Существуют, правда, и другие варианты осмысления прошлого. Например, имеет смысл всерьёз рассматривать версию, что сам император Константин являлся масоном. Однако в этом случае непонятно, почему он сохранил свои языческие верования и не принял целиком и полностью новой религии. Скорее всего, Константин всё-таки был до определённой степени независим от масонов и лишь обстоятельства да жажда власти заставили его пойти на компромисс, который имел столь глобальные последствия.







1 История человечества накопила немало опыта, позволяющего «инакомыслящим» избегать наказания за свои суждения. Вспомним хотя бы принцип «такыйя», распространённый в среде мусульман-шиитов: он позволяет в случае угрозы отрицать свои взгляды. Кроме того, как мы с вами предположили, к хитрости для своего спасения прибег и сам основоположник христианства. Во временном компромиссе нет ничего позорного: каждый человек обязан заботиться о самосохранении. Так учил нас Спаситель. — Прим. авт.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 15 фев 2011, 14:02 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11998
Глава 10





Возрождение на руинах





После падения Римской империи христианство устояло. Оно располагало поддержкой миллионов верующих и немалыми запасами сокровищ; на местах его политику проводили эмиссары-иерархи.

Надо было формировать план захвата власти в новых условиях. Приведу только один факт: несколько лет назад в самом центре Рима возводился современный торговый центр. При земляных работах строители обнаружили остатки древней мраморной стелы, которую покрывал любопытный текст. Один проходивший мимо турист сфотографировал плиту с загадочными письменами; на следующий день в раскопе её не было: говорят, её забрали в Ватикан. Я нашёл того туриста (у меня свои методы поиска), и он мне скинул цифровую фотографию привлекшей его внимание стелы.

Текст на ней предположительно может быть датирован VI-VII веками нашей эры (судя по написанию букв, так мне сказали специалисты). Привожу то, что сумел прочитать с фотографии:





«Прекратите плач свой и воскресите надежду... Учитель наш Иисус... распятый, на третий день воскрес и вознёсся к славе... Так же и Церковь... призванная владеть миром, из праха поднимется и из тлена восстанет. И подчиним мы себе... как подчинили кесаря... и поклонятся нам... народы... час Царства Божия...»





Как видим, данная надпись убеждает христиан в том, что с крушением империи для их веры ничего не потеряно; у Церкви сохраняется шанс воскреснуть к новому могуществу. Ей следует для этого повторить путь, пройденный однажды в Римской империи.

Эта идея в те времена носилась в воздухе. Церковь стремительно набирала очки у завоевавших Рим варваров. Словно заправские торговцы, масоны предлагали свои услуги вождям германских племён — новым властителям Европы. Договорённости строились по образцу и подобию компромисса Константина: христианство провозглашается государственной религией и повсеместно насаждается, церковники же со своей стороне держат народ в узде, освящая именем Божьим правление светских властей.

Взаимовыгодная сделка состоялась, и вскоре вся Западная Европа была христианизирована. Служители культа промывали мозги крестьянам, рассказывая им сказки о Христе, усердно вдалбливая им в и без того тёмные головы канонические принципы: будь сирым, смиренным, убогим, страдай, не думай — и тогда пропуск в рай тебе гарантирован. Светские владыки с удовольствием взирали на это, не мешая клирикам манипулировать верующими и накапливать весьма значительные богатства.





Церковь и наука





Церковники старались, что вполне логично, присвоить себе монополию на Знание. Ведь Знание было, да и остаётся по сию пору ключом к власти и богатству. В массовом порядке уничтожались архитектурные, литературные и скульптурные памятники античности, драгоценные рукописи горели в разожжённых Церковью кострах. В нашем сознании это ассоциируется с нацизмом или с уничтожением Александрийской библиотеки; но христианская Церковь ввела такую практику задолго до Гитлера и мусульман. Под угрозой анафемы народу было запрещено учиться грамоте. Зачем это делалось? Масоны справедливо решили, что невежественной запуганной чернью управлять гораздо легче, чем читающими и анализирующими прочитанное индивидами.

Начались гонения на науку. Папа Захарий, к примеру, жестоко преследовал шотландского священника Вергилия, рискнувшего заявить, что во Вселенной существует множество других миров кроме нашего. Его идеи косвенно били по масонским устремлениям. При наличии одного мира, сотворённого Богом (это декларировалось в Библии), было очевидно, что Церковь должна занять центральное место во Вселенной и сосредоточить в своих руках всю мыслимую и немыслимую власть. Как работать с другими, возможно, тоже населёнными мирами, было непонятно. Глава Церкви, проповедующей всепрощение, писал по поводу вольнодумца Вергилия следующее:





«Его надо изгнать из Церкви, лишить сана и ввергнуть в самое чёрное подземелье; предварительно же подвергнуть самым жестоким пыткам, какие только придуманы людьми, ибо нет достойного наказания тому негодяю, который своим кощунственным учением подрывает святость нашей Церкви.»





Сказки о том, что монастыри были в «тёмные века» светочами знания, придуманы самой Церковью. Духовенство не столько хранило знание, сколько стерегло его. Практически все церковники, оставившие свой след в науке, стояли в оппозиции к Риму и подвергались жесточайшим гонениям. Невежество большей части духовенства достигало таких пределов, что священник, способный прочесть без искажения «Верую», считался высокообразованным.





Координационный центр Церкви





Церковь азартно и жестоко преследовала еретиков, избавляясь от них любыми способами: топя, вешая, сжигая на кострах. Начался знаменитый поход святой инквизиции против инакомыслящих. Сущность его сводилась к избавлению от тех, кто посягал на власть Церкви над душами, кто пытался дать людям альтернативное знание1.

Здесь снова чувствуется «рука» «серого кардинала», стоявшего за папами и церковным синклитом. Только истинные руководители Церкви могли разработать и начать претворять в жизнь Великий Договор (то есть договорённость об узаконивании христианства на территории Европы и о невмешательстве светских властей в дела церковные — и наоборот). До поры до времени Договор работал на Церковь, оберегая её от посягательств мирских владык. Однако, набрав силу, она сама стала вмешиваться в дела государств, усердно навязывая их правителям свои законы. Так возникли католические государства в средневековой Европе.

Интересно, что параллельно с распространением влияния Церкви мы наблюдаем расширение сети масонских лож. Причём охватывают они именно те государства, где только что было принято христианство — или, наоборот, принятие христианства следует за приходом масонских лож. Расхождения между временем прихода масонов и временем принятия христианства ни в одной из ведущих европейских стран не составляли более одного-двух десятков лет! Согласитесь, что это ещё один довод в пользу тесной связи Церкви и масонов.

Оттолкнувшись от этого заключения, я начал разыскивать ниточки, которые вели бы к истинному центру церковной власти. Я полагал, что не могло не сохраниться хоть каких-то письменных свидетельств связи Церкви и масонов. Стало быть, надо было определиться с тем, где искать, — а остальное представлялось делом времени и личной удачи.

Перебрав разные варианты, я решил, что в первую очередь следует обратиться к тем источникам, которые у всех на виду, — к посланиям и речам римских пап. Как следует прошерстив эти документы, я нашёл в них искомое — указания на некий коллективный властный орган. Причём говорится о нём открытым текстом, без каких бы то ни было попыток завуалировать его существование. Вот что, например, писал один из первосвященников IX века французскому епископу:





«От имени Иисуса Христа и святых Апостолов Церкви нашей велю Вам немедленно покончить с ересью, в Вашей земле распространившейся.»





В данном тексте всё сказано предельно ясно. Вы спросите, при чём тут масоны, когда речь идёт о Спасителе и его учениках. А дело вот в чём. Апостолы — это не сподвижники Христа, а то самое коллективное руководство, которое предпочитало держаться в тени — и в то же время так явно напоминало о своём присутствии. Вы скажете, что мои предположения бездоказательны? Нет, я не зря чуть ли не тоннами осваивал папские послания и прочие официальные тексты, созданные в Ватикане. Из документов IX-X веков явствует, что Апостолы действуют, словно живые люди, руководствуются вполне прозаическими соображениями, вмешиваются в рутинные процессы. Складывается такое ощущение, что упоминание их — не дань традиции, а рассказ о взглядах и распоряжениях реальных авторитетов.

Скорее всего, Апостолами в папских текстах называются церковные иерархи — кардиналы и епископы, которые умело скрывались среди массы высшего духовенства. Все они, очевидно, жили в Риме и организовывали тайные встречи в папском дворце. Только так они могли не вызвать подозрений — церковники и в те времена, и сегодня часто собираются, чтобы обсудить ту или иную богословскую проблему. Этот кружок, однако, решал проблемы гораздо более масштабные. Фактически речь шла о мировом правительстве.





Христианство как чёрный PR





Кстати, и папский престол ведь называется «апостольским» — наверняка это не случайно. Закономерно встаёт вопрос: почему же папа — а тем более разветвлённая церковная иерархия — повиновались Апостолам? Попробуем порассуждать на эту тему.

Как это ни печально, приходится констатировать некоторые «странности» морального и интеллектуального облика духовенства той поры (точнее будет говорить об аморальном и лишённом тени интеллекта облике). Кадровая политика Апостолов была безупречна: они отбирали наименее самостоятельных, наиболее погрязших в грехах кандидатов и назначали их на самые ответственные должности. Для этих пап, кардиналов и епископов главным было купаться в роскоши и наслаждениях, а политикой вместо них мог заниматься кто-нибудь другой.

С другой стороны, папы прекрасно понимали как свою греховность, так и то, что за грехи их могут достаточно быстро низвергнуть с достигнутых высот в самую глубокую пропасть. Примеров силового решения такого рода проблем известно немало. Два этих фактора обеспечивали абсолютную преданность и управляемость громоздкой машины церковной иерархии. Весьма эффективной машины, несмотря на низкое качество отдельных её составных частей. Безусловно, её результативность — это ещё один признак наличия у системы незримого, но вполне мобильного руководства.

Конечно, трудно отказаться от давно сформировавшегося у нас образа Церкви как благой силы. Однако задумайтесь, кто внушил нам этот стереотип? Разве не сама Церковь? А вы когда-нибудь видели продавца, который, собираясь вам что-нибудь продать, вместо того, чтобы расхваливать свой товар, отчаянно его ругал? Девяносто процентов успеха любого предприятия зависит от грамотного пиара! Заинтересовать кого-то и возбудить у него желание участвовать в каком-то деле можно, только расхвалив это дело и убедив «клиента», что это как раз то, что ему, «клиенту», нужно.

Чтобы не быть голословным, ознакомлю вас со словами папы Бонифация VIII. Это пароксизм цинизма и глупости (всё-таки не стоит рубить сук, на котором сидишь и впадать в саморазоблачения). Что побудило папу Бонифация к таким высказываниям, непонятно; может быть, он опрометчиво и легкомысленно преувеличивал степень своей неуязвимости. А зря: ему пришлось отвечать за базар2 — вскоре после произнесения этой крамолы его отравили. Итак, резюме знаменитой речи Бонифация VIII:





* дал бы мне Бог благополучие в этом мире, о другой жизни я не тревожусь;

* души людские не более бессмертны, чем души животных;

* в Евангелии больше лжи, чем правды. Непорочное зачатие — нелепость, воплощение сына Божьего смехотворно, а догмат пресуществления — просто глупость;

* сумма денег, которую дала церковникам легенда о Христе, неисчислима;

* религия сотворена честолюбцами для обмана людей;

* клирики должны говорить то, что говорит народ, но это не значит, что они обязаны верить в то, во что верит народ;

* надо продавать в церкви всё, что угодно покупать простакам.







1 Не могу не отметить следующее: вольнодумец на папском престоле Иоанн Павел II, он же в миру Кароль Войтыла, попросил публично у христианского мира прощения за грехи инквизиции. По-видимому, это была полнейшая отсебятина, поскольку вскоре сменивший его на престоле Бенедикт прокомментировал данную оценку в том духе, что предшественник погорячился — на самом деле инквизиция поступала справедливо и действия её в основном были оправданны. Интересно, если бы Бог продлил дни Иоанна Павла II, что бы он ещё рассказал, за какие грехи Церкви испросил бы прощения? — Прим. авт.




2 В данном фрагменте Кассе использовал французское сленговое выражение, русское «отвечать за базар» наиболее адекватно передаёт его. — Прим. пер.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 17 фев 2011, 12:35 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11998
Глава 11





Церковь и светская власть — перетягивание одеяла





На рубеже тысячелетий папы начали громко провозглашать примат духовной власти над светской. Особенно усердствовал в этом Григорий VII, который вёл долгую и в конечном счёте успешную идеологическую борьбу с германским императором Генрихом IV. Кульминацией их противостояния стал знаменитый «поход в Каноссу», когда император босиком должен был простоять трое суток в снегу у стен замка, где обитал папа, чтобы вымолить его прощение.

Предшественники и преемники Григория тоже утверждали, что Церковь сильнее и значительнее светских государей, поскольку представляет Бога и говорит от Его имени. «Первосвященник, — писал один из церковных авторов той эпохи, — может заставить государей покориться его распоряжениям и подвергать каре непослушных, ибо в его руках меч о двух остриях1».

В этот период папа получил прерогативу санкционировать убийства неугодных ему монархов. «Я не могу получить больше того, что уже получил, но я бы не отказался от большего, ибо чувствую в себе силы управлять не только Церковью, но и всей Вселенной», — заявил Сикст V после своего избрания на папский престол. Он утверждал и то, что «короли и императоры являются нашими подданными». Однако монархи христианских держав не разделяли этих взглядов и не желали делиться своей властью с духовенством. Между светскими и духовными властями закипела отчаянная борьба.

Главным оружием Церкви стали анафемы (проклятия) и отлучения. Отлучив кого-нибудь от Церкви, духовенство лишало его шанса попасть в рай — отлучённые не считались христианами и автоматически не могли рассчитывать на главный приз после смерти. Силу этого психологического оружия нельзя ни недооценивать, ни переоценивать. Конечно, отлучение не заставляло врагов Церкви немедленно капитулировать, однако основательно действовало им на нервы и вынуждало идти на уступки при переговорах.

Как объяснить новые амбиции пап? Зачем им было идти на конфликт с вполне лояльной и щедрой по отношению к ним светской властью и ставить под угрозу свою спокойную жизнь? Наиболее разумной представляется версия о наличии тайного руководства со стороны масонов-Апостолов. Только стремление к господству над миром может объяснить действия Церкви.

Полагаю, что ситуация выглядела следующим образом. На рубеже I и II тысячелетий нашей эры Апостолы решили перейти ко второму этапу своего плана. По их мнению, Великий Договор уже исчерпал себя, и теперь его можно было безнаказанно нарушать. Помогало здесь и то, что Церковь была единым организмом, а светская власть неуклонно теряла свои позиции. Европа погружалась в пучину феодальной раздробленности, когда крупные государи уже не имели власти над своими вассалами. И с санкции высшего масонского руководства Церковь решила половить рыбку в этой мутной воде.

Однако анафемы и отлучения не смогли возместить отсутствия у Апостолов серьёзной вооружённой силы. Будучи светским властителем (у него имелось собственное государство), папа располагал некоторым воинским контингентом. Однако противостоять войскам императора или французского короля его армия не могла — слишком неравные были силы. Неудачей обернулась и программа создания военно-монашеских орденов (тамплиеры, госпитальеры, тевтоны): то есть ордена-то были сформированы (предлогом для этого послужили Крестовые походы), но развернуть их против своих врагов в Европе церковники так и не смогли.





Христианские клоны — Западная и Восточная Церкви





Итак, пока попытки достичь мирового господства не давали должных результатов. В это же время от папства отделилась Восточная, Православная Церковь, которая считала нужным соблюдать Великий Договор. Многие исследователи истории Церкви полагают, что этот раскол середины XI века нанёс ужасающей силы удар по планам Апостолов.

Так ли это на самом деле? Церковный раскол произошёл из-за формального спора о количестве ипостасей Христа. Также считается, что причина разделения заключалась в стремлении Восточной Церкви получить независимость от Западной. Однако если Церковь — это по сути своей масонская ложа, то о какой независимости может идти речь?

Полагаю, что церковный раскол был фикцией, направленной на то, чтобы обмануть верующих. Масоны в данном случае действовали по законам бизнеса: если фирма не может одинаково хорошо действовать на разных рынках, ей следует разделиться, причём все дочерние предприятия должны оставаться под контролем одних и тех же владельцев. Обращает внимание и тот факт, что, несмотря на декларируемую враждебность, католицизм и православие никогда не вступали в реальные серьёзные конфликты.

Ещё одним доказательством в пользу предположения о фиктивности разделения Церкви является материал, предоставленный мне о. Геннадием. Это копия рукописного документа, датируемого XII веком, снятая им в областном архиве уездного российского городишки в бытность о. Геннадия аспирантом Пушкинского Дома. С любезного разрешения хозяина публикую предоставленный им документ целиком2:





« О Церквах Восточной и Западной

Христианская церковь имеет два рукава — западный и восточный. Две головы у державы Христовой, одна смотрит на восток, другая — на запад. Одной имя Папа, и вершит она суд праведный над католиками. Другой имя Патриарх, и вершит она суд над православными. Папа и Патриарх не встретятся никогда, и не сольются никогда две реки — католичество и православие, потому что текут в разные стороны они: одна на запад, другая на восток. Папа — властелин западного мира, Патриарх — радетель мира восточного.

Но каждый государь блюдёт один закон и подданных своих мажет одним миром. Закон этот — великий и нерушимый закон Христова синклита, ибо соль земли есть Апостолы Христа, Бога нашего. Един Христос, едины Апостолы, ибо едины им имена и деяния их. И только перед ними в отчёте и Папа, и Патриарх. А уж перед Папой и Патриархом в отчёте подданные их — католики и православные всей земли. Власть же над всем миром есть власть святой апостольской Церкви. Она невеста о двух женихах, она мать о двоих сынах, она голубка белая о двух крыльях. И одно ей крыло — католичество, а второе ей крыло — православие. И союз их нерушим и неразделим, как неразделимы две руки, две ноги, приросшие к одному туловищу.

Тайна единения двух Церквей страшна и священна. На неё наложено сорок сороков заклятий, и тот, кто нарушит тайну эту, будет жариться в аду на медной сковородке до конца веков.

Да благословит отец наш Иисус Христос Апостолов своих и их деяния, да осенит покоем и благодатью две своих купели, две колыбели и да пребудет в христианском мире спокойствие и благоденствие под синклитом Христовым. Ныне, и вечно, и во веки веков. Аминь.»





Одновременно с разделением Церквей на папском престоле началась настоящая чехарда; иногда у власти оказывались вообще сразу несколько пап. Честно говоря, довольно трудно найти объяснение этому факту: ведь если речь идёт о ставленниках масонской ложи, никакого двое- или троевластия быть не могло.

Впрочем, нет в мире таких вещей, которые нельзя было бы объяснить. Мне кажется вполне логичным и здравым предположение, что внутри ложи время от времени возникали некие противоречия и каждая группировка выдвигала своего ставленника на папский престол. Другая версия сводится к тому, что у истинных властителей Церкви начались трудности с подопечными. Не все папы желали признавать власть и влияние Апостолов; некоторые предпочитали своевольничать, рассчитывая если не победить хозяев, то по крайней мере добыть себе определённую долю независимости. Со многими из них расправились при помощи кинжала и яда (я уже писал о превысившем свои полномочия и отравленном за это Бонифации). А кое-кто сумел ускользнуть из-под бдительного ока своих владык; таким противопоставлялись альтернативные папы.

Какая из этих версий справедлива, не столь уж важно. Большой угрозы для Апостолов создавшаяся ситуация не представляла, но крови им попортила порядочно3.







1 Очевидно, это метафора светской и духовной власти «в одном флаконе». — Прим. авт.




2 Читателя, возможно, удивит несоответствие стилистики приведённого далее документа стилистике памятников литературы Древней Руси XII в. Объясняется все очень просто: в оригинале книги текст приводится в переводе на французский язык, а перед вами сейчас обратный перевод с французского — теперь уже на современный русский. Мы не ставили перед своим переводчиком задачи «подстарить» текст; с другой стороны, наши попытки договориться с Этьеном Кассе о предоставлении нам для публикации оригинального текста, взятого у о. Геннадия, не увенчались успехом. По уверениям Кассе, о. Геннадий сам перевёл на французский свой драгоценный документ, которым настолько дорожит, что даёт его посмотреть только из своих рук. — Прим. ред.




3 Далее в тексте книги под словом Церковь будет подразумеваться церковь католическая, с главой — Папой. — Прим. авт.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 18 фев 2011, 12:41 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11998
Христианская модель теократического государства





Однако передел переделом, но давайте попробуем себе представить, как выглядело бы теократическое государство, если бы Апостолам всё же удалось его построить. Честно говоря, это, пожалуй, самое интересное и загадочное во всей истории.

Итак, прообразом единого государства под властью Церкви может послужить существовавшее всего несколько десятилетий иезуитское государство в Парагвае (XIX век).

Здесь святые отцы получили полную и неограниченную власть над туземцами. И они построили общество, которое напоминает страшную антиутопию. Индейцы вынуждены были носить неудобную европейскую одежду, жить в специально организованных поселениях в однообразных бараках, работать до полного изнеможения на плантациях. Вся их жизнь была строжайшим образом регламентирована.1 Однако под воздействием непреходящего стресса огромное количество «осчастливленных» новообращённых парагвайцев умерло; остальные приобрели нервные и психические расстройства, хронические болезни и практически утратили репродуктивную способность. В конечном счёте пиренейские державы вмешались в ситуацию и добились ликвидации этого огромного концентрационного лагеря, который иезуиты выдавали за образец правильно организованного общества.

Существует и множество косвенных свидетельств того, что в конечные планы Апостолов входило образование единого христианского государства под господством Церкви. Например, опубликованный в книге немецкого исследователя Ф.Винкера по средневековой архитектуре план «божественного города», вероятно, являлся одним из набросков, разрабатывающих идеи обустройства городов будущего теократического государства.

В плане город имеет форму креста. В центре этого креста расположен огромный собор, в каждой оконечности — церковь поменьше. Два конца «креста» целиком заняты Жилыми постройками. Это — длинные дома барачного типа, в каждом из которых живут несколько семей — «община». В третьей оконечности креста — рынок и ремесленные мастерские. В четвёртой — дома духовных особ и монастырь.

Я уже останавливался на особенностях масонского микрогосударства в Парагвае. Рассмотрим ещё некоторые моменты тоталитарной системы, которую собирались реализовать в своём теократическом «идеальном» государстве масоны-Апостолы.

Итак, в едином церковном государстве личность была бы полностью уничтожена, каждый был бы подчинён исключительно воле Господа (читай — масонов).

Дети в совсем раннем возрасте отбирались бы у матерей и передавались в специальные воспитательные дома при монастырях. Там их жизнь была бы серой и унылой, их бы ежедневно зомбировали с помощью известных иезуитских приёмов, вбивая в неокрепшие мозги религиозные догматы во всех ипостасях.2 В определённом возрасте это воспитание заканчивалось бы, после чего самые талантливые и сообразительные оставались для дальнейшего воспитания и подготовки к духовной карьере в монастыре. Здесь же — в качестве послушников — оставляли бы и тех, кто проявил наибольшее рвение в христианской вере.

Остальных в зависимости от их способностей распределяли бы для изучения различных ремёсел. Вся их жизни — даже отдых — была бы строжайшим образом регламентирована. Одежда у всех жителей была бы одинаковой, типовой, как солдатская форма.

Им можно было бы жениться и выходить замуж, однако сексуальная жизнь была бы обставлена множеством ограничений, превращающих половые сношения исключительно в орудие деторождения (как это и положено у «добрых христиан»). Пища выдавалась бы централизованно, все члены общины были бы обязаны обедать вместе.

В целом община как объединение нескольких семей стала бы играть главенствующую роль как инструмент контроля за каждой отдельной личностью. Ведь если ты не исполнишь хотя бы одно из многочисленных мелочных предписаний, на тебя в обязательном порядке будет написан донос! Наверняка к каждому бараку был бы прикреплён свой священник или монах, который выполнял бы функции исповедника и надзирателя. Духовные лица также контролировали бы ход работ в мастерских, торговлю на рынке, труд земледельцев.3

Село, очевидно, представляло бы собой город в миниатюре. Десяток бараков и церковь — так выглядела бы типичная деревня в теократическом государстве. На несколько деревень был бы один монастырь, где воспитывались окрестные дети.

Правда, вполне «аппетитный» церковный рай? Имейте в виду, данная картина — не плод моего больного воображения. Она кропотливо воссоздана по документам, в которых содержатся прямые или косвенные намёки на картину будущего, каким его хотела бы видеть Церковь4.

Далее я привожу текст ещё одного документа, найденного мной в одном из многочисленных пыльных итальянских архивов. По какому-то странному недосмотру он не был изъят Ватиканом. Впрочем, сам по себе этот листочек с автографом небезызвестного кардинала Пиаччо (XII век), возможно, и не содержит информации о чём-то крамольном. Однако, если сопоставить его с другими письменными свидетельствами, невинный набросок приобретает весьма зловещее звучание. Называется этот текст «День христианина»:





«Подниматься с постели христианин должен в 6 часов, чтобы не проспать утреннюю зарю. Долгий сон есть грех, от которого добрый пастырь должен оберегать своё стадо. После молитвы дома христианин, должен направиться в церковь, где ему надлежит присутствовать на службе и внимать проповеди. Лишь после этого дозволяется вернуться в дом свой.

Завтрак христианина должен был прост. Чревоугодие — грех, и если добрый христианин съест достаточно для того, чтобы поддержать свои силы, он сыт. Никто не должен бездельничать, и потому надлежит каждому отправиться добывать свой хлеб в поте лица своего. Если же день воскресный или праздничный, то надлежит ему принять участие в крестном шествии, чтобы приобщиться душой к Господу нашему, Иисусу Христу. И остаток дня надлежит ему провести в размышлениях и молитвах.

После работы должен христианин прийти в свой дом и съесть пищу свою вместе с остальными. После же отправиться вновь в церковь, ибо Господу нашему угодно, чтобы рабы Его посещали храм Его. Тот, кто ходит в церковь, очистится духом и попадёт в Царствие Небесное. Если же кто не пошёл, не будучи болен, то надлежит соседям его сказать о том пастырю духовному, чтобы смог он заблудшую овцу укоризною отеческой к стаду вернуть.

Отходить ко сну надлежит с закатом и ночью по улицам не ходить. Сон — преграда прелюбодейству, к коему ночь нас совращает и в смертный грех ввергает.»





Однако мечты о едином государстве так и остались мечтами, которые оказалось невозможным реализовать без сильной армии. Единственной же эффективной вооружённой силой Апостолов оставалось всё то же Воинство Христово, о котором пришло время рассказать поподробнее.











1 Это сильно напоминает проект коммунистического государства, предложенный Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом в «Манифесте коммунистической партии». — Прим. Ред.




2 Ну совсем как в манифесте компартии. — Прим. Ред.




3 Всё тот же манифест компартии. — Прим. Ред.




4 Обращаем ваше внимание, что нарисованная Кассе картина тоталитарного теократического государства весьма напоминает описания «коммунистического рая» в антиутопиях «Мы» Е. Замятина и «1948» Г. Оруэлла. — Прим.. ред.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 20 фев 2011, 12:43 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11998
Христианский « спецназ »





Информация о Воинстве засекречена так строго, что мне долго не удавалось добыть хоть какие-нибудь крупицы сведений о нём. До нас дошли упоминания раннехристианской эпохи о Воинстве, однако приблизительно с V века нашей эры всякий след этой спецслужбы теряется. Сначала возникло предположение, что она была распущена; но оно выглядело нелогично. В самом деле, зачем Церкви было бы отказываться от столь эффективного инструмента? Стало быть, надо было продолжать искать следы Воинства.

В первую очередь, в этом помог сбор информации о насильственных смертях врагов Церкви. Дело в том, что все рассмотренные мной эпизоды имеют любопытную общую деталь — убийц, как правило, находить не удавалось либо они оказывались фанатиками, действовавшими явно по чьему-то наущению. Арсенал орудий убийства был весьма невелик — два-три сорта яда различного действия и крестообразный кинжал. Это, как говорят следователи, указывает на серийность преступлений — причём серия эта растянулась на многие века.

Было ясно, что Воинство подчинялось непосредственно тайным владыкам Церкви. В задачи организации входило наблюдение за врагами христианства и устранение наиболее опасных из них, а также сбор разнообразной информации. Однако этими общими выводами до поры до времени и приходилось ограничиваться.

Но вода камень точит — в конечном счёте мне удалось раскопать кое-что новенькое. С вашего позволения, не буду называть источник, чтобы не поставить под удар несколько весьма дорогих мне людей (а врать своим читателям не в моих правилах).

Итак, как и предполагалось, Воинство было системой со строгой иерархией, во главе которой стоял генерал. Мне в руки попал статут Воинства, который достаточно любопытен для того, чтобы привести его здесь целиком. Тем более что в нём всего 10 пунктов:





1. Ты — раб Божий, слуга Христа и Апостолов Его.

2. Слушай Христа и Апостолов Его, выполняй все приказания их.

3. Забудь отца и мать свою, жену и детей своих. Ибо Христос и Апостолы Его — родители твои.

4. Всё, что ты делаешь по приказу Христа и Апостолов Его, — всё к вящей славе Господа нашего.

5. Отбрось сомнения и колебания, верность Господу — единственный путь твой.

6. Слушайся начальника своего, ибо его устами глаголет Господь.

7. Ты — рука Господа; не дрогни, когда Он нанесёт удар, ибо через тебя воплощается Промысел Его.

8. Не слушай демонов, тебя искушающих и отводящих руку твою и глаз твой.

9. Читай каждый день Житие Господа нашего Иисуса Христа.

10. Молись усердно, ибо верой своею и делами своими спасёшься.





Судя по всему, этот статут появился в весьма древние времена и является одним из старейших документов христианства. Впоследствии к нему вроде бы добавились многочисленные комментарии, однако можно лишь догадываться о том, что в них содержится. Обращаю ваше внимание ещё на одну деталь: четвёртый пункт статута почти дословно совпадает с девизом иезуитов «Всё к вящей славе Господней». И это совпадение далеко не случайно.

Интересно и то, что в статуте упоминается о некоем «Житии Господа нашего Иисуса Христа». Подняв кучу средневековых документов в разных европейских архивах, я ещё с десяток раз обнаружил эту формулировку. Очевидно, у католиков существовал некий текст, который они называли «Житием Иисуса Христа» (канонические жизнеописания того, как помните, называются Евангелиями, а отнюдь не Житиями). Однако дальше упоминаний о данном тексте дело не продвинулось и не продвигается по сей день: как бы я ни был настойчив, мне не удаётся найти этого Жития. Однако я предполагаю, что оно не могло представлять собой ничего иного, кроме как католической версии «Слова о Господе нашем Иисусе Христе, како родился, подрастал и вырос», о котором у нас уже неоднократно шла речь ранее.

На верность данного предположения указывает приведённый мной материал о фактическом единстве Западной и Восточной Церквей. Вероятно, коль скоро управление двумя ответвлениями христианства шло из одного «центра», у верующих в ходу были и одинаковые источники (об этом косвенно свидетельствует и наличие у католиков и православных во многом единого пантеона святых, а где святые, там и их жизнеописания, то есть Жития). Таким образом, похоже, представителям Воинства Христова вменялось в обязанность чтение не евангельских текстов (суррогата, предназначенного для необразованного быдла, к власти над которым стремилась Церковь), а первоисточника, рассказывающего о реальных обстоятельствах жизни Спасителя.

Стало быть, «святые воины» принадлежали к посвящённому в тайну кругу избранных, а это, в свою очередь, может вести за собой вывод: Воинство формировалось только из проверенных, преданных делу ложи людей, по-видимому, исключительно из масонов, причём достаточно привилегированных (в пользу этого говорит их обязательная грамотность — иначе как бы они могли читать Житие? — и посвящённость в одну из эксклюзивных тайн Церкви). С другой стороны, осведомлённость в вопросах, лежащих за гранью компетенции рядового христианина, делала пребывание в рядах Воинства практически пожизненным: соответствующие секреты можно доверить лишь могиле.

Какую же функцию имело Воинство? Оно обеспечивало безопасность Апостолов и конфиденциальность всех их встреч. Естественно, рядовые члены Воинства не знали Апостолов в лицо, да и сам генерал точно знал лишь одного из них, отдававшего ему непосредственные приказы. Это было необходимо для строжайшей конспирации, которую соблюдала истинная верхушка Церкви.

Воинство выполнило немало кровавых миссий, устраняя врагов христианства. На его совести гибель не менее 12 римских императоров, пытавшихся развернуть действительно крупномасштабные гонения на христианство. Начиная с Аттиллы, от кинжалов и яда Воинства начинают гибнуть и варварские короли. Воинство не только организовывало и осуществляло убийства, но и внедряло своих агентов в окружение интересовавших его особ. Эти агенты занимали порой весьма высокие должности; в частности, есть информация, что знаменитый кардинал Ришелье был полковником Воинства. Число знаменитых исторических персонажей, устранённых Воинством, не поддаётся учёту, поскольку далеко не всегда удаётся с точностью установить причину той или иной смерти.

Достоверно известно, что членами или агентами Воинства был убит французский король Генрих IV, давший гугенотам религиозную свободу, и германский полководец времён Тридцатилетней войны Валленштейн, также пытавшийся примирить протестантов и католиков1.







1 В русской истории Воинство тоже оставило свой след, активно участвовало в событиях русской Смуты, подготавливая престол для польского ставленника; оно поддерживало обоих Лжедмитриев, устранило династию Годуновых. В XIX веке Воинство принимало самое активное участие в убийстве императора Александра II — конечно же, не из сочувствия революционным идеям, а просто потому, что российский монарх серьезно укрепил российское влияние на Балканах. — Прим. ред.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 21 фев 2011, 12:50 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11998
Глава 12





Завоевание Нового мира





Однако мы забежали слишком далеко вперёд. Вернёмся в позднее Средневековье и посмотрим, как масонские владыки справились с очередным кризисом. Здесь обнаруживается довольно интересный факт: устав бороться со светской властью, Церковь обращается к усиленной экспансии на неевропейском пространстве. Трактовать этот факт можно лишь в одном ключе: раз власть не удаётся взять напрямую, будем готовить её захват косвенным путём. Для этого подчиним влиянию христианства новые земли, организуем там теократическое правление, а потом двинем новые армии на завоевание Европы.

Эта гипотеза не требует особых доказательств. Все общеизвестные действия церковников прекрасно укладываются в её рамки. Генеральной репетицией плана стали Крестовые походы. Они показали, что вполне можно распространить влияние Церкви на новые земли и организовать там жизнеспособные государства. Однако Ближний Восток слабо подходил для создания ядра апостольской армии — вооружённым силам новых государств пришлось бы постоянно отбиваться от натиска ислама. И властители Церкви решили найти незанятые, но богатые и плодородные земли, на которых можно было бы основать новую империю... Началась эпоха великих географических открытий.

Когда на карте мира появилась Америка, Апостолы поняли: их план наполовину удался. В Новый Свет хлынули христианские миссионеры, которым предстояло «расчистить место» для будущего христианского государства. Местное население рассматривалось не более как орудие, с помощью которого можно заложить основы экономического процветания страны, а затем выбросить. До нас дошла весьма откровенное письмо отправленного в Мексику епископа Антонио Фредолуччи. Вот что он докладывал в Рим:





«Христианизация новых земель идёт быстрыми темпами. Местные либо обращены в нашу веру, либо уничтожены, идолы их повержены. Лишь немногие скрываются в горах и лесах, но они уже потеряли надежду. Христианская вера шагает всюду победоносно, гордо подняв голову. Уже работают золотые рудники, богатства которых скоро пойдут в апостольскую казну. К нам прибывают переселенцы; они убийцы и воры, но добрые христиане. Мы разъясняем им их миссию, и многие хотят через много лет вернуться домой, но победоносным войском, в богатстве и славе. Мне кажется, апостольская Церковь обрела немало прекрасных новых солдат, которые станут её гордостью.»





В этом документе присутствует всё — и жестокость по отношению к индейцам, и надежды на возвращение в Европу в составе победоносного войска, которое, очевидно, утвердит безоговорочное главенство апостольской Церкви. Обратите внимание на фразу: «Они убийцы и воры, но добрые христиане». Такова мораль духовенства!





Кризис в Европе. Раскол Лютера





Однако планам масонов в очередной раз не суждено было осуществиться. Внезапно на католическую Европу налетел шквал, имя которому Реформация. Историки трактуют Реформацию весьма однозначно — как восстание против католицизма. Однако всё ли так просто? Не было ли это, как в случае с православием, очередным «разделением ради эффективности»1?

Именно такая мысль приходит в голову в первую очередь. Но она не выдерживает самой элементарной критики и проверки. Дело в том, что Реформация поглотила все силы Церкви и заставила её прервать экспансию в Новом Свете. Вряд ли масоны пошли бы на срыв своего плана во имя каких-то сугубо тактических преимуществ.

Скорее всего, здесь мы имеем дело с кризисом масонского заговора. Очевидно, во многом его причиной стала кадровая политика Апостолов, которые делали ставку на ничтожных, но лояльных людей. В краткосрочной перспективе эта ставка работала прекрасно — а ведь Апостолы готовились взять власть довольно быстро. Однако их планы раз за разом срывались, и авторитет духовенства падал всё ниже. Закосневшая в пороках, неспособная реагировать на угрозы церковная иерархия чуть не пала от удара, который нанёс ей Лютер.

Судя по всему, личность Мартина Лютера была гораздо более неоднозначной, чем это принято считать.

Хотя он стал самым опасным за много столетий человеком для католической Церкви, его так и не смогли устранить, вернее — не стали. Почему, ведь Воинство могло это сделать достаточно быстро и легко, если не с первой попытки, то со второй или с третьей?

Разгадка заключается, видимо, в том, что Лютер, блиставший талантами среди католического духовенства, был принят в круг Апостолов. Однако он категорически не разделял их взглядов на завоевание мира и считал порочной их политику. Поэтому, вернувшись на родину, в Германию, он начал свою Реформацию.

Сначала Лютера пытались уговорить по-хорошему. Эти попытки и объясняют пассивность папского престола в первые годы Реформации. Затем решили перейти к силовым методам. Однако Лютер, предвидевший такое развитие событий, очевидно, пригрозил выдать тайну Апостолов в случае, если на него будет совершено хоть одно покушение. Так между католицизмом и лютеранством (протестантизмом) был заключён Договор церквей, согласно которому, как бы две конфессии ни боролись между собой и как бы ни спорили, ни одна из них не имеет права использовать в своих целях (для доказательства своей правоты и привлечения максимума последователей) разглашение фундаментальных тайн христианства. Договор действует по сей день.

Протестантизм никогда не отказывался от основополагающих идей христианства, как не отказывалось от них и православие. В России была сформулирована концепция «Москвы — Третьего Рима», то есть центра всего мира. Правда, Лютеру так и не удалось сформировать тайное правительство, которое по своему значению и влиянию приблизилось бы к Апостолам. Протестантская доктрина осталась, таким образом, скорее орудием, к которому могли прибегнуть светские властители.

Кризис удалось преодолеть пару столетий спустя, когда масоны проникли в протестантскую иерархию и прочно обосновались там. Объединять две конфессии на тот момент уже не имело смысла, поэтому они продолжали параллельное существование, работая во имя единой цели.

А пока Апостолы вновь искали выход из создавшегося затруднительного положения. Католицизм отступал на всех направлениях, никакой радужной перспективы видно не было. Развратное и ленивое духовенство — идеальные подданные в спокойных условиях — ничего не могло противопоставить протестантизму. И тогда один из членов Воинства, Игнатий Лойола, предложил гениальный план, который Церковь не без некоторых колебаний приняла.





Иезуиты рулят





Речь идёт о знаменитом ордене иезуитов. Вполне очевидно, что создавался он на базе Воинства и вобрал в себя весь его опыт и все агентурные связи — иначе невозможно объяснить молниеносный взлёт ордена и его словно по мановению волшебной палочки возникшую мощь. В орден были привлечены также наиболее одарённые духовные лица, не посвящённые в тайны Воинства и Апостолов. Им предстояло сыграть роль исполнителей воли Церкви.

Честно говоря, мне не удалось до конца реконструировать систему властных органов католической Церкви в XVI веке. Насколько Воинство интегрировалось в орден иезуитов? Каков был процент посвящённых в его тайны? На эти вопросы сейчас нельзя достоверно ответить. Однако точно известно, что орден иезуитов стал последним и самым эффективным орудием Апостолов в возвращении себе былой власти и влияния.

Потому что, когда мы говорим о провале попыток Церкви господствовать над миром, нельзя забывать, что многое на пути к этому господству было сделано. Тёмные и невежественные массы народа свято верили в ту чушь, которой священники забивали им мозги; многие прихожане готовы были слепо повиноваться своему пастырю, особенно если этот пастырь не обнаруживал слишком явных пороков. Монахи и священники считались (и порой заслуженно) наиболее учёными людьми, именно им в Средние века принадлежало Знание. Церковники оказывали большое влияние и на сильных мира сего, зачастую являясь их ближайшими советниками и редактируя их решения так, как это было выгодно Церкви. Поэтому масоны-Апостолы фактически выполняли роль мирового правительства, только его полномочия были довольно ограниченными.

Лютер же поставил под угрозу и эти куцые прерогативы и права. Иезуитам предстояло, сосредоточив в своих руках всю власть и влияние Церкви, вернуть Апостолам их почти утраченный трон. Новообразованный орден стал действовать сразу по нескольким направлениям, которые ни для кого не являются тайной; сведения о них в изобилии встречаются в исторической литературе.

Во-первых, иезуиты продолжили американский проект. Правда, сил для покорения всей Америки и превращения её в теократическое государство у них не хватало. Поэтому большая часть континента была передана во владение (как считали Апостолы — временное) двум католическим державам — Испании и Португалии. В Риме предполагали, что После преодоления кризиса земли удастся мягко вернуть себе. Ну а в качестве форпоста Церкви было создано государство иезуитов в Парагвае, о котором уже рассказывалось выше.

Во-вторых, иезуиты начали массовую проповедь как в кругах элиты, так и среди простого народа. Одухотворённые, ведущие аскетический образ жизни, способные произносить пламенные речи, хорошо образованные, они поневоле вызывали симпатию — особенно по сравнению с обычными среднестатистическими католическими священниками. И люди во многих странах вновь повернулись к Риму. Иезуитам удалось до определённой степени восстановить систему контроля над политикой католических государств — Испании, Португалии, Франции, Австрии, южно-германских и итальянских княжеств. Однако вскоре им пришлось встретиться с врагом, для борьбы с которым они были вынуждены напрячь все свои силы.







1 Этьен Кассе имеет в виду расхожее правило «разделяй и властвуй». — Прим. ред.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 22 фев 2011, 13:43 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11998
Глава 15





Ключ к разгадке ключа





За несколько лет мне удалось раскрыть множество загадок, связанных с христианской Церковью. Однако самая главная из них, та, с которой, собственно говоря, и начались поиски, оставалась скрытой за семью печатями.

Упоминания о Ключе Соломона встречаются во многих источниках, но только с появлением христианства. Странно, но в текстах, написанных до нашей эры, этот артефакт не фигурирует. Поэтому создаётся впечатление, что он не имеет никакого отношения ни к Соломону, ни к его храму (легендарный царь, как известно, жил задолго до Христа, и логично было предположить, что все эти загадки восходят ко времени его правления).

Первым достоверно установленным владельцем Ключа являлся апостол Павел. В «Евангелие от Иосифа Галилеянина» есть определённый намёк на это:





«И оставил Павел преемнику своему ключ от дверей Соломоновых, наказав его хранить, как веру в Господа нашего Иисуса Христа, и беречь от язычников. Стал тот ключ краеугольным камнем веры нашей.»





Судя по всему, Ключ берегли не только от язычников, но и от христиан — на протяжении трёх веков о нём ничего не было слышно. Лишь на Константинопольском соборе 381 года Ключ вновь всплывает на поверхность — причём в весьма неожиданном контексте.

Нужно сказать, что материалы этого Собора до сих пор не опубликованы в полном объёме. Хотя Церковь старается распространять и пропагандировать все раннехристианские тексты, значительная часть документов, связанных с Собором 381 года, содержится в тайне. Мне удалось ознакомиться с ними только по работам церковных историков, получивших к ним доступ. Так, в книге архимандрита Полония «История раннего христианства», опубликованной полвека назад малым тиражом исключительно для нужд Церкви, значится:





«Ожесточённые споры развернулись в кулуарах Собора относительно некоего мифического Ключа Соломона. Часть делегатов требовала у организаторов Собора немедленно представить им Ключ. Те, однако, хранили молчание; удивительно, что они не отрицали существование легендарного Ключа.»





Как мы теперь знаем, Ключ не был ни мифическим, ни легендарным. Поэтому поведение организаторов Собора — все они, очевидно, принадлежали к числу масонской верхушки — вполне понятно. Непонятным было только одно: чем же, собственно говоря, являлся этот Ключ?

Перебрав все возможные варианты, я пришёл к выводу, что Ключ Соломона был, скорее всего, неким носителем информации, возможно, рукописью. Подтверждение этим догадкам обнаружилось очень скоро, после внимательного ознакомления со старинным собранием сочинений Лютера. Моё внимание привлекло его послание, адресованное Римскому Папе. Великий реформатор писал:





«Слушай меня, стервятник в гнезде порока. Мне стало известно, что не только веру мою истребить ты хочешь, но и меня самого сжить со свету. Так слушай, предавший Иисуса Христа, Господа нашего: если хоть раз дерзнёшь на меня руку свою, грехом запятнанную, поднять, открою я перед миром всем двери Ключом мудрости Соломоновой и рухнет престол твой.»





Видимо, в руках Лютера тоже находился экземпляр Ключа Соломона, который он использовал как средство давления на католическую Церковь. Впрочем, похоже, что это средство было небезопасно и для лютеранства, иначе великий реформатор с удовольствием пустил бы его в ход, не дожидаясь активных действий своего противника. Следовательно, Ключ Соломона содержал некие сведения, которые могли потрясти основы христианской веры в принципе. Кстати, интересно, что это послание Лютера не встречается ни в одном сборнике его произведений, опубликованном после 1857 года.

Ключ Соломона упоминается и в документах, которые связаны с орденом иезуитов. В частности, в 1623 году генерал ордена писал своему вероятному преемнику (это письмо, которое везли на корабле, было перехвачено средиземноморскими корсарами-мусульманами и потому стало достоянием общественности):





«...тебе надлежит хранить от злых очей Ключ Соломона. Он должен быть спрятан глубже, чем самая сокровенная тайна, и никто из наших братьев не должен знать о нём. Ибо много среди нас людей ненадёжных, которые могут передать его в руки еретикам.»





Масоны хорошо умеют хранить свои тайны, поэтому мне остаётся лишь строить догадки — впрочем, достаточно хорошо обоснованные.

Для этого необходимо обратиться к образу библейского Соломона. Этот герой стал царём Израиля после смерти знаменитого Давида, победившего Голиафа.





«И как только это произошло, в одну из ночей к нему пришёл Бог и сказал: «Проси, что хочешь». И Соломон попросил у Бога мудрости. Богу понравилась эта его просьба, и Он дал Соломону кроме мудрости ещё богатство и славу, такую большую, что не было Соломону равного в мире.

Шли годы. Слава о наимудрейшем из всех царей — Соломоне — ширилась по земле. И однажды Соломон в знак благодарности Богу, который когда-то его так щедро вознаградил, решил построить Божий храм. Семь лет продолжалось его строительство. Когда же храм был наконец выстроен, священники занесли в середину ковчег завета с Богом, который был построен ещё во времена Моисея. И в этот момент в храме появился Бог.

Стал Соломон перед Богом, протянул к Нему руки и произнёс: «Господи, Боже Израилев! Слава Тебе! Нет Тебе подобного на всей земле! Помогай же своему народу и дальше! Исполняй все молитвы тех, кто будет молиться в этом месте...» И ответил ему Бог: «Я услышал молитву твою. И будут глаза Мои и сердце Моё пребывать в этом храме во все дни». Много лет после этого жили израильтяне в радости и веселье.»





Постараемся в логическом порядке выделить основные идеи, которые содержатся в этой библейской истории. Во-первых, основным качеством Соломона была мудрость. И именно мудрость и Знание дали ему и богатство, и власть, и славу. Символом всех этих достоинств стал храм, в котором хранились заветы Бога и находилась та самая мифическая (или метафорическая?) дверь, которую можно было открыть легендарным Ключом.

Кроме того, нужно вспомнить, что Соломон благодаря своей мудрости был любимым героем масонов. В нём они видели идеального правителя, который в далёком будущем начнёт властвовать над миром. Поэтому слова «Ключ Соломона» можно интерпретировать как «Ключ к мудрости, богатству, славе, власти». А если мы вспомним, что Ключ, скорее всего, являлся книгой, то всё более или менее становится на свои места: речь идёт о тексте, в котором описаны рецепты по захвату и удержанию власти над миром.1

При чём тут Церковь? Давайте вспомним, что дверь, которую, согласно легенде, отпирал Ключ, находилась не где-нибудь, а именно в Храме Соломона. Если храм — это аллегорическое изображение Церкви, то Ключ — это ключ к церковным секретам, к самым сокровенным тайнам масонской ложи Апостолов. Так что получается, что в искомой книге зафиксирована самая суть «христианского проекта», который масоны реализуют ради достижения власти над миром.

Но как выяснилось в результате всех моих поисков, документом, содержащим план захвата власти, являлась... БИБЛИЯ. Что из этого следует? Вооружившись Ключом Соломона, то есть, научившись читать между её строк, понимая, какие части текста с какой целью писались, можно проникнуть в церковные тайны и тайны масонского заговора! Ключ Соломона под рукой практически у каждого из нас, только надо понять, как его применять! Лютер грозил Папе Римскому, что научит людей читать Священное Писание критично, не впадая в транс от его якобы мистического содержания, но заставляя вдумываться в каждое «боговдохновенное слово». Почему он не исполнил своих угроз? Почему Собор 381 года не принял решения об обнародовании Ключа Соломона (то есть истинных целей и причин написания Библии)?

Эти и другие вопросы, очевидно, останутся без ответа, хотя он и очевиден. Библия кормила и кормит сотни поколений церковников; написанная как заказной текст, она содержит слишком много рекомендаций для реализации масонских планов, а также множество неточностей, нелепостей и нестыковок. Человек, который сможет её внимательно прочитать и откомментировать, вряд ли захочет оставаться в лоне Церкви.

Что могло значить указание, что Ключ Соломона должен быть переправлен куда-то, случайно полученное мной? Очевидно, в том месте, куда его надлежало препроводить, собирались для обсуждения неких тайн Библии масоны или, наоборот, критически мыслящие люди. Адресату послания, полученного мной по ошибке, надо было явиться на это заседание и принять участие в обсуждениях — только и всего.

Ну вот, мы нашли ещё одну «сосну в лесу». Всё очень и очень просто, но от этого не теряет своей актуальности. А вывод из всего этого один: думай во всех случаях жизни своей головой, не полагайся на прописные истины: раз их кто-то прописывал, значит, кому-то было нужно, чтобы ты в них поверил.







1 Вы, конечно помните, что апостол Савл-Павел был хранителем древних свитков в библиотеке при храме Соломона? Вот вам и конкретное указание на то, что под Ключом подразумевается некий письменный источник. — Прим. авт.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 25 фев 2011, 14:32 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11998
Подведём итоги



Как я вам и обещал в самом начале книги, разгадка тайны Ключа Соломона оказалась лежащей на поверхности. А самое главное, я знал её ещё до своих поисков, просто мне в голову не приходило даже попытаться мыслить подобным образом — не то что вслух произносить жуткую крамолу: Библия не боговдохновенная книга, а некая, если хотите, шифровка или закодированное послание, с помощью которого (предварительно, разумеется, расшифровав) можно прийти к господству над миром. Уверен, что и вам эта истина по большому счёту всегда была известна, другое дело, что вы никогда не разрешали себе думать на эту тему, потому что это не принято, подрывает устои и т.д. и т.п. Но вот теперь мы с вами избавились ещё от одного стереотипа и наконец-то можем посмотреть на Библию как на... книгу, которой та по сути своей и является. В этом моём суждении ведь нет ничего непристойного, не правда ли? Никто, даже самые ярые догматики, не будет отрицать, что Библия — книга. Или я что-то путаю?

Тогда мы имеем право применить к оценке Библии ряд критериев, которые мы используем при оценке любой книги.

Во-первых, нас будет интересовать имя её автора. В данной ситуации мы пролетаем, потому что можем назвать только авторов отдельных частей этого сборника (надеюсь, всем понятно, что книга, которая состоит из многих разновременно написанных разно-сюжетных частей, называется сборником?). А также, хорошенько поразмыслив над этим вопросом, мы вычислим автора идеи сборника — это апостол Павел.

Во-вторых, встаёт вопрос, применимый к любой книге: а зачем её писали (или зачем собирали сборник)? Мы с вами живём отнюдь не в романтическое время, когда в ходу были представления о том, что творчество — святой процесс чуть ли не общения с Богом и писатель (поэт) творит, потому что иначе не может. Это всё очень красиво, но представляет собой полнейшую чушь. При написании любой книги у автора может быть одна из следующих целей (часто они ещё и сочетаются):

* деньги;

* слава;

* автопиар или пиар заказной;

* занятие собственного свободного времени.

Давайте с точки зрения данных критериев и разберёмся с Библией (пойдём снизу вверх). Если нечто пишется просто от скуки, чтобы писателю самому себя малость поразвлечь, оно оседает у него в столе (я имею в виду «чистый» вариант, а не сочетание нескольких). Данная ситуация отпадает, всем известно, что Св. Писание — самая тиражируемая книга в истории человечества.

По поводу пиара — такая задача в Библии, безусловно, решается. Ведь текст Книги книг пропагандирует новую религию, которая должна со временем стать религией общечеловеческой. Если хотите, можно назвать церковников «партией Христа», а Библию — её программным документом. А цель любой партии — приход к власти. Не бывает партий «просто так» (собственно, и ничего не бывает «просто так»).

Нужна ли составителю Библии слава? Полагаю, что нет, иначе бы он не замалчивал деликатно своего имени. Это не писание от Павла, это Книга книг, текст фактически анонимный и оттого долженствующий производить впечатление некоего кладезя мудрости, истины в последней инстанции. Нет, тут не шло речи о славе какого-то конкретного человека, политической силы — да. И мы опять плавно переходим к заказному пиару, о котором у нас уже шла речь.

Наконец, деньги. Пусть плюнет мне в глаза тот, кто усомнится, что с помощью Библии зарабатывались, зарабатываются и ещё будут зарабатываться несметные суммы. Они формируются из средств, полученных с её прямых продаж + средств, притекающих в Церковь за счёт массового тиражирования Библии.

Вот вам и боговдохновенность, вот вам и «просто так». Я говорю сейчас элементарные вещи, банальности, которые известны всем, просто мы не привыкли в этом направлении думать. Не привыкли и не решались Библию рассматривать как самый известный, самый раскрученный, самый реализованный проект всех времён и народов. Однако сомневаться в этом не приходится, надо просто отказаться от стереотипов и посмотреть на очевидные вещи непредвзято — тогда и увидишь их в истинном свете.

Вы спросите, почему Библия всё-таки Ключ Соломона? А вспомним, от чего это мог быть ключ:

* от сокровищницы — работает, потому что с помощью Библии зарабатывается уйма денег;

* от славы — будучи отпиарена Библией, христианская Церковь приобрела умопомрачительный статус;

* от власти — едва ли кто-нибудь возьмётся утверждать, что церковники не стремятся к власти и не наделены ею;

* от мирового господства — а вот над исследованием данного вопроса мне главным образом и пришлось попотеть. Вернее, не собственно над ним (понятно, что такой документ, как Библия, мог составляться только в расчёте на прибирание к рукам неограниченной власти). Труднее было вычислить заказчика текста, на которого тот должен был работать. Ознакомившись с разнообразными материалами, я пришёл к однозначному видению данной ситуации — это масоны, которые всегда стремились и стремятся к мировому господству. А Библия — инструмент в их руках, ключ, который должен открыть им путь к заветной цели.

Не считаю, что сделал великое открытие. Я просто пришёл к выводам, которыми и спешу поделиться с вами. Мне кажется это чрезвычайно важным, потому что пример моего независимого расследования — прецедент акта человеческого мышления, стремящегося избавиться от уз вековых стереотипов.

Вы спросите меня, а зачем я сам писал свою книгу — и будете правы. Попробую ответить на ваш вопрос. Да, я отдаю себе отчёт в том, что мой текст — тоже коммерческий проект. Собственно, писанина — мой хлеб, я ведь журналист, так что мой труд тоже отнюдь не бескорыстен и не боговдохновенен. А ещё вот в чём загвоздка: некоммерческих проектов не бывает. То есть, конечно, можно заниматься и благотворительностью... если поставить её на коммерческую ногу. Ни один издатель не возьмётся выпускать книгу, не будучи уверен, что она принесёт ему прибыль. Это факт.

Слава мне очень нужна, потому что от человека, который на виду, гораздо труднее избавиться, чем от серенькой мышки. Коль скоро я докопался до неких тайн — их надо обнародовать, пока мне не открутили башку.

Пиарить я не пиарил в этой книге никого, разве что отчасти о. Геннадия, книгу которого, посвящённую исследованию личности Христа, мы собираемся выпустить. Кстати, часть денег, заработанных на текущем проекте, пойдёт на реализацию как раз проекта о. Геннадия.

А ещё — я словил кайф, ища информацию, распутывая этот змеиный клубок, шаг за шагом приближаясь к истине, играя на грани фола и капля за каплей выдавливая из себя инфантильные представления о том, что можно думать и говорить и чего нельзя.

Я очень рад, что Ключ Соломона найден, круг замкнулся и очевидные вещи наконец-то смогут быть выставлены на самое широкое обозрение. Загадочное и мистическое в нашем восприятии Библии, христианства и Церкви исчерпало себя; отнесёмся ко всему этому рационально — и будет дальше жить своей жизнью, не принимая на веру то, что должно принимать на веру, требуя доказательств аксиом и подвергая сомнению веками считавшиеся таковыми истины.

Нам с вами остаётся разобраться с совсем небольшим вопросом: кто такой был Поль Люпен, с которого всё началось, кто его убил и какова в этом роль Хлои Мерсье и аббатства Святого Патрика.

Не вдаваясь в подробности, расскажу то, что мне удалось выяснить. Поль Люпен принадлежал к современной модификации ордена иллюминатов, которые нынче ставят перед собой целью избавление мира от оков средневекового мракобесия. Люпен, как я понял, всю свою жизнь (а погиб он в возрасте 52 лет) посвятил исследованию текста Библии; видимо, он пришёл к тем же выводам, что и я, фактически повторивший его путь, желая разобраться с оставленной им перед смертью загадкой. После Люпена не сохранилось ни библиотеки, ни дисков, а винчестер его ноутбука был отформатирован. Просто, когда полиция ворвалась в номер, комп работал, но совершенно вхолостую — заботливые руки стёрли всю хранящуюся в нём информацию.

Это значит только одно: Люпена преследовали за его знания и за истину, к которой он пришёл. Он был опасен тем, против кого копил компромат, собирая по крупицам сведения о Ключе Соломона. И с ним расправились, предварительно, видимо, попытавшись запугать (не зря Люпен был готов к покушению).

В ходе моего расследования выявилась одна прелюбопытная деталь: «хозяев мира» можно довольно легко обмануть и запутать. Во всяком случае, нам с моим приятелем Жераром удалось это буквально с пол-оборота. Не очень понимаю, что должен был сделать Поль Люпен масонам, чтобы они его прикончили: я чуть ли не у них под носом изучал историю их организации и её структуру, но на меня они так бурно не реагировали. Может, у Люпена был какой-нибудь комплекс Джордано Бруно, который вместо того, чтобы заметать за собой следы, с высоко поднятой головой предпочитал взойти на эшафот? Кто теперь разберёт? Я преклоняюсь перед подобными людьми, но сам для себя выбираю другую дорогу. Кто станет влезать в авантюры и разгадывать всякого рода загадки, если меня сожгут, утопят, зарежут, расстреляют, отравят, повесят (дальше додумывайте список сами, потому что я чего-то подвыдохся)? А может, мне просто постоянно везёт. В принципе, слежка за мной, конечно же, велась — я её чувствовал практически всё время расследования. Однако же угрожать мне ни разу никто не угрожал и на жизнь и здоровье не покушался.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 27 фев 2011, 13:45 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11998
Берегитесь обмана !





Итак, мы наконец-то разобрались с тем, что есть загадочный Ключ Соломона. Однако в мире ничего не изменилось: масоны по-прежнему продолжают проводить свою политику, направленную не на благо человечества, а на реализацию программы собственного господства над миром. И пока ещё никто не в силах обуздать рост их могущества.

При прочтении этой книги у вас, уважаемые читатели, возможно, появился ответ на один из двух извечных вопросов1 — «Кто виноват?» А как же быть с другим вопросом — «Что делать?», — спросите вы. И действительно — что каждый из нас в одиночку может поделать против могущественной церковно-масонской корпорации? Кажется, что мы — лишь песчинки по сравнению с этим древним колоссом.

Однако и песчинки, влекомые ветром, могут подточить основу, на которой стоит каменный идол. Таким ветром должны стать Знание и здравый смысл, а также безграничное любопытство и упорство в достижении своей цели. Я не знаю, насколько соответствует истине представленная мной в этой книге картина формирования христианской Церкви и реализации ею идей мирового господства. Однако мои построения, во всяком случае, стройны и логичны и уж точно не грешат традиционным церковным мракобесием (это когда нечто объясняется своим сакральным значением и совершенно не берётся в расчёт то, что это значение могло быть раздуто на пустом месте). Кроме того, мне помогали в моём исследовании мои друзья, которые заразились моим энтузиазмом и так же, как я, жаждали поскорей добраться до сути всех рассмотренных в книге явлений. Ещё я снимаю шляпу в знак памяти тех, кто не побоялся в лицо Церкви произнести своё: «И всё-таки она верится!» и был раздавлен жерновами «мирового правительства». Они-то и явили собой «искупительную жертву», своей гибелью открыв человечеству глаза на звериный оскал власти.

Возможно, именно вам, мои читатели, предстоит продолжить поход за знаниями и сделать новые поразительные открытия в области подлинной истории Церкви и масонства. Каждая новая крупица такого знания является вкладом в дело противостояния мировому заговору. Я точно знаю, я уверен: мы можем объединиться и не дать превратить себя в слепые орудия в руках власти. Для этого надо просто иметь мужество посмотреть правде в глаза и ничего не принимать на веру. Слишком большие деньги делались, делаются и будут делаться на человеческой вере во что бы то ни было. Ведь именно на вере наживаются те, кто управляет этим миром.

Этьен Кассе

Цюрих — Париж — Антверпен

Май 2003 — декабрь 2004





Приложение

Запись пресс-конференции Этьена Кассе, прошедшей 06.05.05 в конференц-зале отеля «Шератон», Париж (приводится в сокращении)





Вопрос: Мадлен Прево, «Пари матен». Этьен, что вы хотели сказать своей книгой?

Ответ: Что ничего в этом мире не происходит просто так. Если что-то случается, кто-то это что-то проплатил и так себя отпиарил. Верить чему-то слепо — значит становиться объектом чьей-то манипуляции...

Мадлен Прево: Значит ли это, что, если мы вам поверим, мы станем объектом вашей манипуляции?

Ответ: Безусловно. Я хочу, чтобы вы мне поверили, поэтому буду делать всё от меня зависящее, чтобы вас убедить в том, что мне можно верить. И если вы мне поверите, вы станете жертвами моей манипуляции.





Вопрос: Адриано Карлучччини, «Вик трибун». Этьен, а сами вы во что-нибудь верите?

Ответ: Да, я верю в здравый смысл, в возможность бескорыстных человеческих отношений... В то, что вы не передёрните мои ответы, публикуя их в своих газетах...

Адриано Карлучччини: А в Бога? Вы атеист?

Ответ: Ничего подобного! С чего вы это взяли? Я верю в Бога, который сотворил наш мир. Если бы он своевременно не подсуетился, мы с вами сейчас бы тут не беседовали.

Адриано Карлучччини: Ваше вероисповедание?

Ответ: Я христианин.

Адриано Карлучччини: Какой конфессии?

Ответ: Принадлежность к определённой конфессии автоматически обозначает принятие Церкви в одной из её ипостасей. Вы имели случай убедиться (если, конечно, читали мою книгу), что я Бога с Церковью не отождествляю. Я просто христианин.





Вопрос: Уолтер Джекобсон, «Лайфс апгрейд». А как вы относитесь к Христу?

Ответ: Очень хорошо.

Уолтер Джекобсон: Вы называете Его в своей книге Спасителем и вместе с тем приводите историю Его болезни, явно издевательскую. Как это согласуется?

Ответ: Во-первых, я называю его время от времени Спасителем, чтобы двадцать раз подряд не употреблять имя Христос. Во-вторых, я его считаю главным романтиком и альтруистом в истории человечества. А что касается «Заочной истории болезни», то её авторство принадлежит не мне. Я просто давал обзор точек зрения на Иисуса, вот и привёл этот забавный текст.

Уолтер Джекобсон: Вы отдаёте себе отчёт, что, отзовись вы подобным образом, скажем, о каком-то мусульманском пророке, вас бы уже не было в живых?

Ответ: Не надо о грустном. Я каждый день благодарю Бога за то, что живу не в исламской стране. Но, с другой стороны, я не хотел оскорбить своим расследованием ничьи чувства.





Вопрос: Эжен Врио, BNC. Этьен, какова степень достоверности приведённых в вашей книге данных?

Ответ: Я в них абсолютно уверен.

Эжен Врио: Не могут ли быть фальсифицированы источники, которыми вы оперируете?

Ответ: Я их не фальсифицировал.

Эжен Врио: Но вы помните историю со «Словом о полку Игореве»? Русские так долго носились с ним как с национальным достоянием, а на поверку оно оказалось подделкой...

Ответ: Я не ношусь со своими источниками и не считаю их национальным достоянием.





Вопрос: Катя Бердникова, «Свобода слова». Хотелось бы больше узнать о судьбе о. Геннадия.

Ответ: О. Геннадий готовит к изданию своё фундаментальное исследование о жизни Христа, с ним всё в порядке.

Катя Бердникова: Он не подвергается новым нападкам со стороны Православной Церкви и ГБ?

Ответ: Были всякие ситуации, но сейчас вроде бы всё спокойно.

Катя Бердникова: А как складываются ваши взаимоотношения с Церковью?

Ответ: Никак. Я в неё не хожу, она ко мне тоже не ходит.





Вопрос: Стив О'Нил, «Ивнинг мирроу». Вам никто не угрожает?

Ответ: А в связи с чем мне могут угрожать?

Стив О'Нил: Вы попрали христианские святыни...

Ответ: Каким образом?

Стив О'Нил: Вы представили историю Церкви как заговор масонов.

Ответ: А при чём тут христианские святыни?





Вопрос: Лидии Аавер, телевидение Эстонии, национальный канал. Говорят, вы заработали на издании своей книги много денег?

Ответ: Да, человек я не бедный.

Лидии Аавер: Что вы собираетесь делать со своими миллионами?

Ответ: А откуда вы знаете про миллионы? Может быть, счёт идёт уже на миллиарды?

Лидии Аавер: И всё-таки, как вы намерены распорядиться своими средствами?

Ответ: Во-первых, я вложил деньги в несколько исследовательских проектов. В частности, в проект о. Геннадия. Во-вторых, я выделил средства для поддержки небольших архивов. В третьих, снарядил экспедицию на Ближний Восток, о задачах которой пока говорить не стану. Вам этого хватит?

Лидии Аавер: Да, спасибо.





Вопрос: Акико Мацусима, японское радио. Не слишком ли тяжело бремя скандальной известности?

Ответ: Не переживайте за меня, у меня всё в порядке.

Акико Мацусима: Ваша жизнь сильно изменилась с момента выхода книги?

Ответ: Да, безусловно. Теперь я не могу выйти на улицу в нечищеных ботинках или неглаженом плаще. И практически перестал есть на ходу.

Акико Мацусима: Вас узнают?

Ответ: О да!

Акико Мацусима: И как вы к этому относитесь?

Ответ: Смотря кто узнаёт и что при этом предлагает. Вот если бы меня узнали вы...





Вопрос: Герберт Биркенкампф, «Дойче бундесвер». Вы продолжаете писать?

Ответ: А куда я денусь?

Герберт Биркенкампф: Что мы увидим в ближайшее время?

Ответ: Это смотря куда смотреть станете.

Герберт Биркенкампф: Над чем вы работаете сегодня?

Ответ: Подписываю контракты с зарубежными издательствами, пишу предисловия к переизданиям моей книги на разных языках. Есть несколько сюжетов, но о них пока не буду.





Вопрос: Петя Стойкова, «Огни на Балчикът» (Болгария). А вы всегда так ёрничаете?

Ответ: Нет, только когда в зале столько хорошеньких девушек.

Петя Стойкова: Вас кто-нибудь когда-нибудь видел серьёзным?

Ответ: Я видел, утром, в ванной.

Петя Стойкова: Но я же прошу серьёзного ответа!

Ответ: А я серьёзно отвечаю.





Вопрос: Николай Звягинцев, «Вестник христианства». Почему вы столь безответственно подошли к освещению противоречий между католицизмом и православием?

Ответ: Потому что, с моей точки зрения, они носят слишком формальный характер. Это не вызывает уважения.

Николай Звягинцев: Вы дискредитировали идею Православной Церкви! Как вы собираетесь выпутываться из положения?

Ответ: А я что, в чём-то запутался?

Николай Звягинцев: С вашими выводами будут разбираться церковные власти.

Ответ: Пусть разбираются. Я не уверен, что все церковники отдают себе адекватный отчёт в том, кому они служат на самом деле. Буду очень рад, если им поможет во всем разобраться моя книга.





Вопрос: Эфраим Беркович, «Аль Хадаса» (Израиль). Сознайтесь, что вы придумали историю с подменой Христа и с Петром и Павлом, возглавившими новую веру.

Ответ: Не сознаюсь.

Эфраим Беркович: Почему?

Ответ: Потому что я ничего не придумывал, я выводы делал на основании изучения и сличения источников.

Эфраим Беркович: То есть вы текстолог?

Ответ: Хорошо, я текстолог.





Вопрос: Саманта Крисби, «Нью сан». Скажите, кто проплатил ваши выводы?

Ответ: Вы.

Саманта Крисби: ?????

Ответ: Очень просто, ведь вы и миллионы таких же, как вы, людей купили мои книги, а значит, проплатили мои выводы.

Саманта Крисби: Что будете делать, если на вас подадут в суд за ересь и богохульство?

Ответ: Обращусь к своему адвокату.





Вопрос: Анастасия Ковальска, «Краковски будни» (Польша). О чём вы мечтаете?

Ответ: Я не мечтаю, я играю.

Анастасия Ковальска: Какую игру вы затеваете сегодня?

Ответ: Пока ещё не выбрал. У меня самые разнообразные перспективы навернуться и сломать себе шею.

Анастасия Ковальска: Вы не пробовали быть более осторожным?

Ответ: Более, чем кто?

Анастасия Ковальска: Чем сейчас.

Ответ: А я пока и не был особо осторожным. Но и БОЛЕЕ ОСТОРОЖНЫМ СТАНОВИТЬСЯ НЕ СОБИРАЮСЬ. Я всегда буду таким, какой я есть. С моими теперешними деньгами можно позволить себе такую роскошь.





Вопрос: Алехандро Корхес, «Новый свет», Португалия. Вас часто сравнивают с Дэном Брауном. Скажите честно, вам не давали покоя его скандальные лавры и вы решили его переплюнуть в своей циничности?

Ответ: Я не сопоставляю и никогда не сопоставлял себя с Брауном.

Алехандро Корхес: Но у вас с ним одинаковый круг интересов!

Ответ: У меня одинаковый круг интересов со всеми, кто когда-либо интересовался Писанием и историей Церкви.

Алехандро Корхес: Вы одинаково беспринципны в подборе материала, в интерпретации общеизвестных фактов. Вы всё ставите с ног на голову. Я не верю, что это образ вашего мышления, это желание соригинальничать и тем самым выставить себя напоказ.

Ответ: Если вы не верите, значит, вы Фома неверующий, что я могу ещё сказать о вас?





Вопрос: Литисия Кастра, национальный канал, Венесуэла. Этьен, и всё-таки, что вы думаете о Брауне?

Ответ: Я о нём не думаю.

Литисия Кастра: Но вас с ним постоянно сравнивают.

Ответ: Каждого из нас с кем-нибудь сравнивают. Но это не повод для сравниваемого задумываться о причинах сопоставления. Это не мои проблемы.

Литисия Кастра: Но вы Брауна читали?

Ответ: Да, читал.

Литисия Кастра: И как он вам?

Ответ: А вы читали?

Литисия Кастра: Разумеется.

Ответ: А вам как?





Вопрос: Сальвадор Грае, CFN. Вам родители не говорили о том, что есть вещи, о которых нельзя отзываться непочтительно?

Ответ: Говорили.

Сальвадор Грае: И как они оценивают ваши, с позволения сказать, исследования?

Ответ: Они советуют мне расширить штат персональной охраны.

Сальвадор Грае: Вашу мать не шокируют ваши выступления?

Ответ: О душевном спокойствии моих близких есть кому позаботиться и без вас, господин корреспондент.





Вопрос: Джулия Леви, «Дейли дайджест». С каким чувством вы приняли вашу славу?

Ответ: Напился до бесчувствия.

Джулия Леви: Вы часто позволяете себе злоупотреблять?

Ответ: Употреблять — да, злоупотреблять — нет.

Джулия Леви: Вы не думали о том, чтобы обратиться в общество «Анонимные алкоголики»?

Ответ: Из меня анонимного алкоголика уже не получится. После ваших вопросов в прямом эфире вряд ли мне удастся сохранить инкогнито.





Вопрос: Сэм Кроуэлл, канал «Живая природа». А вы не задумываетесь о том, чтобы сделать экранизацию своей книги?

Ответ: Я вообще мало над чем задумываюсь. И тем более об этом.

Сэм Кроуэлл: Можно было бы сделать отличный полудокументальный фильм.

Ответ: Хотите в этом поучаствовать?

Сэм Кроуэлл: Всегда мечтал о подобном проекте.

Ответ: Можете связаться с моим пресс-секретарём и оставить свои предложения. Но имейте в виду, на ближайшие полгода у меня всё расписано. Полный цейтнот.





От редакции

ИГ «Невский проспект» Издательство «Вектор»





Мы предвидим, что, закрыв книгу, вы испытываете двойственные ощущения: с одной стороны, Кассе обаятелен и логичен, что предрасполагает к тому, чтобы ему верить; с другой — он посягает на такие вещи, в истинности которых мы не привыкли сомневаться. Не переживайте: вы не стали участниками богохульства, прочитав данный текст. Ведь основная его мысль сводится к тому, что вера и Церковь вовсе не одно и то же. Никто не собирался ниспровергать Христа и прочие этические константы человечества. Однако мы приносим вам глубокие извинения, если всё-таки каким-то образом изданием данной книги нарушили ваш душевный покой и оскорбили религиозные чувства. Видит Бог, у нас не было такой цели.

Не исключаем, что кому-то из наших читателей бросится в глаза ряд неточностей в тексте книги: так, Новый Завет называется Кассе то Четвероевангелием, то Евангелием, то Евангелиями; не всегда понятно, говорит ли Кассе о глобальной христианской Церкви или о конкретной конфессии (церкви) и т.д.2 Простите автору эти вольности: перед вами не научная книга, но журналистское расследование, которое всегда подразумевает некую долю допущения. Конечно, можно было пригласить мэтров отечественной медиевистики и попросить дать тексту Кассе исчерпывающий комментарий, подвести сугубо научную базу, но мы отказались от этой идеи: не хочется ставить никаких точек в обсуждении старых как мир вопросов. Пусть остаются открытыми; многоточие всегда выглядит многообещающе...










1 Эти вопросы обычно принято называть «русскими». Однако, с моей точки зрения, они интернациональны и задаются, скажем, французами не чуть не реже, нежели англичанами, или португальцами, или голландцами и т.д. и т.п. Однако же я обратился за комментарием по их поводу к о. Геннадию, и тот мне прояснил ситуацию. Оказывается, два известнейших русских писателя-философа XIX века Николай Чернышевский и Александр Герцен написали одноимённые романы. Вот отсюда и появилось определение «русские вопросы». — Прим. авт.




2 Кстати, при издании мы ввели в текст Кассе некоторые уточнения: по принятой в России традиции слова Бог, Он (в значении Бог, Христос), Его (Бога, Христа), Учитель (Христос), Церковь начинаются прописной буквой. — Прим. ред.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Легенда о кольце Соломона
СообщениеДобавлено: 01 дек 2011, 02:08 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14605
Легенда о кольце Соломона

В древние времена, за тысячу лет до нашей эры, в азиатских землях раскинуялось величественное царство тех времен – царство Царя Соломона.

Это время история отметила расцветом израильского царства, знаменитыми походами в другие государства, роскошными пиршествами и несомненно великой мудростью правившего тогда царя.

Легенды гласят, что божественные силы наделили царя Соломона мудростью и прорицанием.

Обладая великой властью и множеством своих талантов, Соломон быстро привел свое царство к расцвету и богатству, а слава о нем и его мудрости распространялась подобно ветру.

Достигнув роскоши и блеска, власти и славы, царь Соломон опечалился, ибо не находил он радости в праздных вещах, не радовали его привычные вещи.

В один из таких дней, когда царь был в дурном настроении, к нему в замок пришел старый мудрец.

Соломон увидел старца, подозвал его к себе и говорит: «Помоги мне, мудрец.

Я всего в этой жизни достиг, я богат, могу купить всё что пожелаю, власть моя не знает границ, у меня есть жены и дети.

Но больше я не нахожу радости в этом.

Очень многое в этой жизни способно вывести меня из себя.

Я подвержен страстям, и это сильно осложняет мою жизнь!»

«Не печалься, великий царь!» – сказал мудрец – «Я знаю, как тебе помочь.

Возьми это кольцо.

525347_504258 Кольцо царя Соломона (300x252, 26Kb)

На нем высечена фраза: «ВСЕ ПРОЙДЕТ».



Когда к тебе придет сильный гнев или сильная радость, просто посмотри на эту надпись, и она отрезвит тебя. В этом ты найдешь спасение от страстей!».

Царь Соломон взял кольцо, взглянул на надпись, и вся жизнь промелькнула в его глазах.

Он вспомнил все, что делало его печальным и то, как такие события сменялись радостью.

А великая радость, позже сменялась грустью. И что не вечны все сложности, которые ложатся на плечи человека.

Что все меняется. Все проходит. И стало ему легко на душе, и возрадовался он жизни снова.

Прошли года. Вереница непростых событий прошлась по царству Соломона. Настали сложные времена для его народа и для него самого.

Казалось, что сложности не проходят, что удача отвернулась от Соломона.

Однажды, во время одного из приступов гнева, он, как обычно, взглянул на кольцо, но не нашел в нем утешения как и прежде – наоборот, он еще больше вышел из себя.

Он сорвал кольцо с пальца и хотел зашвырнуть его подальше в пруд, но вдруг увидел, что на внутренней стороне кольца блеснула какая-то надпись.

Он присмотрелся и прочитал: «И ЭТО ПРОЙДЕТ…»

И понял Соломон в тот момент великую мудрость древних, которая уже помогала людям тысячи лет до него, и будет помогать еще тысячи лет после его жизни.

И обрел гармонию в своей душе великий царь.

И всю оставшуюся жизнь с благодарностью Соломон вспоминал слова мудреца и надпись на кольце - «ВСЕ ПРОЙДЕТ. И ЭТО ПРОЙДЕТ».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 14 дек 2012, 16:45 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2009, 22:13
Сообщения: 8952
Странные истории про царя Соломона

Изображение


Вот многие наивные люди думают, что быть царём какой-нибудь страны — занятие приятное и, в целом, способное осчастливить человека. Так, извините, только те люди думают, которые никогда не были царями. Когда царём Израиля стал довольно молодой ещё человек по имени Соломон (это было много лет назад), он довольно быстро понял, что легко не будет. И оказался прав. Но он, надо сказать, был человеком очень мудрым.
А главное, как вы сейчас убедитесь, удивительно невозмутимым — потому что кто-нибудь другой на его месте уже через три дня проклял бы всех евреев и попросил политического убежища, скажем, в Саудовской Аравии.

Странная история номер 1: Про царя Соломона и двух сумасшедших женщин

В одно прекрасное утро (действительно довольно прекрасное; а у царей нечасто случаются прекрасные утра) царь Соломон сидел на троне и сосредоточенно ел гранат.

— Удивительный продукт, — приговаривал Соломон, осторожно выковыривая зёрнышки из кожуры. — Вроде и есть-то нечего, но как затягивает!

— Ели бы вы, ваше величество, ложечкой, как приличные люди, — недовольно сказал секретарь царя Соломона, строгий человек по имени Азария, которого Соломон очень ценил (цари довольно часто побаиваются своих секретарей, потому что секретари заставляют их работать). — Выковыряли бы сначала все семечки, а потом бы и ели ложечкой. Я, например, всегда так делаю.

Секретарь царя Соломона всегда делал всё именно так, как это делают приличные люди. Совершенно невыносимый человек.
— Отстань, — сказал Соломон, — Не погань утро.

Но утро уже готово было испортиться само по себе, хотя Соломон пока что об этом не знал. В тот самый момент, когда он неудачно уронил несколько гранатовых зёрнышек на свои белые царские одеяния, у входа во дворец начался скандал. Скандал устроили две довольно взвинченные дамы и один удивительно спокойный (учитывая окружающую обстановку) младенец мужского пола. Пока царь старался замаскировать гранатовое пятно в складках одежд, чтобы секретарь не устроил ему выволочку (приличные люди постоянно устраивают кому-нибудь выволочки), дамы протащили младенца через весь дворец прямо в царскую приёмную и принялись наперебой вопить, размахивая перед царём руками.
Некоторое время Соломону совершенно не удавалось разобрать, что они кричат, но утро однозначно было испорчено.

— Можно, я отрекусь от трона прямо сейчас? — тоскливо сказал Соломон.
— Нет, — строго сказал секретарь.
— Тяжела ты, шапка Йевосфея, — сказал Соломон со вздохом и обратился к той женщине, которая в эту самую секунду кричала немножко меньше. — Что у вас, женщина? Только посадите, ради бога, младенца на пол, у меня никакой страховки не хватит, если вы его тут уроните.

Посаженный на пол младенец тут же укусил секретаря за ногу. Это немножко взбодрило царя Соломона и придало ему сил.
— Что у меня? — завопила первая дама. — Я вам скажу, что у меня! У меня ребёнок, вот этот самый ребёнок, которого я, надо сказать, с утра до ночи воспитываю как проклятая, чтоб он знал, как сильно мамочка его любит, — и вот этого самого ребёнка вот эта самая психически неуравновешенная женщина пытается у меня отобрать!..

— Это я психически неуравновешенная женщина?! — завопила вторая дама. — Нет, я даже не знаю, как с таким абсурдом адекватно, извините, соотнестись! Я воспитываю вот этого самого младенца с утра до ночи, у меня в коммьюнити «Мамочки», которое собирается на центральном рынке возле среднего колодца, третий рейтинг сверху! И вдруг эта сумасшедшая дама заявляет, что мой ребёнок — на самом деле её ребёнок!..

— Мальчик, ты чей? — спросил Соломон в надежде как-нибудь выпутаться, но младенец только лучезарно улыбнулся и ещё раз энергично укусил секретаря Азарию.
— Как это может быть её ребёнок, когда у нас, извините, грудное вскармливание?! — кричала первая дама. — У нас расписание прикорма! У нас расписание сна! У нас беби-йога четыре раза в неделю! У нас все прививки! Я с работы уволилась вот ради этого самого ребёнка! Я прервала свою восходящую карьеру базарной торговки сирийскими финиками! Арестуйте же срочно эту женщину!..

— Как это может быть её ребёнок, если он у меня на юзерпике?! — кричала вторая дама, чуть ли не в тыча царю Соломону в лицо довольно аляповатым семейным портретом собственного производства, старательно оформленным в рамочку. — У меня на главной стене наклеен таймлайн развития этого ребёнка, украшенный цветочками и бабочками! Эта женщина — ненормальная! Забаньте её немедленно!..
— Мальчик, — спросил царь Соломон, — может, у тебя дедушка с бабушкой есть, и они тебя к себе заберут? А? Для твоего же блага интересуюсь.

Но младенец только переполз от левой ноги секретаря к правой и принялся лучезарно её грызть. Смотреть на неприлично перекошенное лицо приличного человека Азарии царю Соломону было приятно, и с решением он не торопился. Но, к сожалению, дамы (которых в этой ситуации, безусловно, можно понять) настоятельно его торопили.
— Почему власть бездействует?! — вопила первая дама.

— Я пожалуюсь в абьюз-тим! — вопила вторая дама.
И тогда царь Соломон принял мудрое решение — одно из тех решений, которые теперь принято называть «соломоновыми» за их исключительную мудрость.

— Короче, женщины, — сказал царь Соломон нарочито скучным голосом, — вот этот человек по имени Ванея — он мой военачальник. Ванея, иди сюда.
Военачальник Ванея недовольно прервал разговор со своим заместителем о преимуществе еврейских катапульт перед сирийскими во время Савской кампании 946 года и подошёл к царю, чем-то позвякивая и ещё чем-то погромыхивая.

— А ты, — сказал Соломон своему секретарю Азарии нарочито скучным голосом, — ты всё записывай, чтобы не было потом лишних разговоров про властный произвол и издержки ювенальной юстиции.
— Пиши, укушенный, — ласково сказал секретарю военачальник Ванея. У военачальников с царскими секретарями часто складываются особенно ласковые отношения.

Вопящие дамы даже перестали вопить и притихли. Они уже почувствовали, что прям щас будет принято какое-нибудь соломоново решение, которое коммьюнити «Мамочки» будет обсуждать на протяжении следующих трех тысяч лет.

— У тебя, Ванея, меч есть? — нарочито скучным голосом спросил Соломон.
— Э… — сказал Ванея осторожно. Он не вслушивался в вопли возбуждённых дам и решил, что речь пойдёт про бюджет. — Э… Как вам сказать, ваше величество… С одной стороны — безусловно, и я готов его немедленно предъявить. С другой стороны — износ мечей при нынешней внешнеполитической обстановке, конечно, огромен… При надлежащем финансировании и с учётом текущего уровня инноваций мы, безусловно, могли бы в крайне короткий срок полностью перевооружить, и даже, может быть…

— Денег не дам, — коротко сказал Соломон.
— А, — сказал Ванея и тут же потерял к происходящему всякий личный интерес.
— Меч, говорю, есть у тебя? — спросил Соломон.
— Пожалста, — сказал Ванея и достал из ножен довольно внушительный меч дамасского производства.

— Отлично, — сказал Соломон нарочито скучным голосом. — Азария, расположи, пожалуйста, ребёночка вот тут прямо передо мной.
Белый от злости секретарь Азария прохромал на середину приёмной, волоча за собой лучезарного младенца, крепко держащего его зубами за голень.

— Пусти дядю, — сказал царь Соломон, и младенец послушно разжал челюсти. Царь Соломон умел звучать довольно начальственно, этого у него не отнимешь.
— Ванея, руби, — сказал царь Соломон нарочито скучным голосом.
Тут возникла некоторая пауза.
— Не поал, — сказал военачальник Ванея.

— Руби, говорю, ребёночка, — сказал Царь Соломон нарочито скучным голосом и даже сделал вид, что потерял к происходящему всякий интерес, снова принявшись старательно выковыривать зёрнышки граната из этого самого граната. — Только постарайся, милый, аккуратненько рубить, ровно посерёдке. Не хочу, понимаете, прослыть несправедливым царём, потом обид не оберёшься. Дамочки останутся недовольны, скажут, что одной больше ребёночка досталось, другой меньше ребёночка досталось… Не надо, чтобы женщины из-за меня ссорились, у меня в этом вопросе и так репутация немножко того.

— Что есть, то есть, — сказал секретарь Азария и тяжело вздохнул. Ему не раз приходилось отвечать иерусалимской прессе на вопросы об этом вопросе.
— На счёт три руби, — сказал царь Соломон нарочито скучным голосом. — Раз, два…

И тут обе дамы как завопили!
— …Ну и пожалуйста! — вопила первая дама. — И рубите! Рубите, давайте! Сатрапы! Сволочи! Я донесу эту ситуацию до сведения международного суда в Афинах! Я потребую резолюцию Организации Объединенных Фикций! Кровавые тираны! Негодяи!..
— Ааааа! Перестаньте немедленно, вы все с ума сошли! — вопила вторая дама. — Отдайте ей ребёнка сию секунду! Ради бога, отдайте этой психической дуре целиком моего несчастного мальчика, ненормальные уроды!..

— А вот и не отдадим, — сказал довольный Соломон. — Что ж я, по-вашему, идиот, а, женщина? У меня только в некоторых вопросах репутация немножко того, а в остальных вопросах я считаюсь довольно сообразительным. Какая ж мать даст рубить своего ребёночка? Это не её ребёночек, это ваш ребёночек, женщина, — вот и забирайте его.
Вторая дама схватила своего младенца на руки и стала одновременно целовать его и проверять, не вздулась ли метка от недавно сделанной пробы манту. Она действительно была очень хорошей матерью, только немножко тревожной. А первая дама равнодушно пожала плечами и направилась к выходу из дворца.

— Минуточку, — сказал царь Соломон. — Я хотел бы услышать, дамочка, что всё это такое было?
— Сама не знаю, — печально сказала первая дама. — Вроде как что-то такое на меня нашло — а сейчас вроде как попустило. Не знаю даже, что сказать.

— И часто оно на вас находит? — сочувственно спросил царь Соломон.
— Да уж случается, — печально сказала дама.
— Послушайте, женщина, — ласково сказал царь Соломон. — Сейчас мой секретарь чиркнет вам один адресок. Отличный врач, честное слово, вон Ванея к нему ходит — видите, какой спокойный?

Женщина посмотрела на военачальника Ванею, который так и стоял посреди зала с занесённым мечом — засмотрелся на птичку в окне, отвлёкся и стоит себе. Отличный врач, чего говорить.
— Две пилюли в день — и всё будет супер-пупер, — сказал царь Соломон сумасшедшей даме.

— Думаете, поможет? — спросила сумасшедшая дама.
— Мне помогает, — сказал царь Соломон.
И сумасшедшая женщина отправилась к врачу. А несумасшедшая женщина со своим младенцем отправилась в притвор Храма на занятия по дошкольному развитию для особо одарённых.
— Между прочим, женщина, у вас ребёночек кусается, — процедил ей в спину секретарь Азария.

— Между прочим, молодой человек, у вас царь гранатом обляпался, — язвительно парировала женщина.
Царь Соломон очень смутился и сделал вид, что ничего не слышал.

Странная история номер 2: Про царя Соломона и пару красивых волосатых ног

В одно прекрасное утро (а такие, как уже говорилось, выпадают на царскую долю нечасто) царь Соломон лежал на подстилочке в своём красивом царском саду и ругался с группой протестных павлинов. Вообще-то царь забрался в сад, чтобы спокойно полежать на подстилочке с книжкой в надежде, что подчинённые не найдут его и не заставят работать (цари, бедняжки, работают с утра до ночи: ты и в шесть утра царь, и в обед царь, и в час ночи тоже царь; трудная жизнь). Подчинённые и правда пока что не нашли Соломона — зато его нашла эта самая группа протестных павлинов и тут же приступила к царю с политическими протестами.

Надо сказать, что царь Соломон умел понимать язык птиц и зверей и обычно находил это обстоятельство довольно удобным — но только не при встрече с протестными павлинами. Павлинов привозили ко двору Соломона из далёкой страны Савы всякие люди, которым казалось, что подарить царю красивую птичку — это самое оно. Всё остальное, мол, у царя уже есть, не хватает только красивой птички. К сожалению, эти люди, в отличие от Соломона, не понимали языка зверей и птиц и не могли в полной мере оценить беседу с павлином. Особенно — с группой протестных павлинов.

А Соломон, увы, мог. И стоило ему уйти куда-нибудь в сад, чтобы спокойно полежать на подстилочке с новым томом из серии «Жизнь замечательных царей», как эта самая группа протестных павлинов приходила и начинала с бедным царём собачиться. Вот и этим утром у царя случился с савскими павлинами очередной неприятный разговор.

— Лежите, значит, — сказали протестные павлины.
— И вам доброе утро, Капитан Очевидность, — пробурчал царь. Он даже не посмотрел на павлинов в надежде, что павлины куда-нибудь уйдут. Но павлины никуда не ушли. — Книжки читаете, — сказали протестные павлины.

На это царь даже отвечать не стал.
— А сегодня, между прочим, среда, — сказали протестные павлины.
Соломон даже начал водить специальной указочкой по страницам книги, чтобы павлины увидели, как сосредоточенно он читает. Но это тоже не помогло.

— А завтра четверг, — уточнили протестные павлины.
Царь Соломон застонал и начал тыкать себя указочкой в висок, будто надеялся из неё застрелиться (кажется, в этот момент царь Соломон изобрел пистолет — но, увы, об этом никто никогда не узнал).
Если вы когда-нибудь беседовали с кем-нибудь протестным, а особенно — с протестным павлином, вы должны знать, что описанный выше разговор отлично передаёт павлинью манеру общения.

Протестные павлины довольно долго спокойно говорят тебе совершенно очевидные вещи, пока ты не начинаешь думать, что даже птица, у которой мозг весит меньше вишни, не может вести себя настолько идиотским образом просто так. Ты начинаешь думать, что протестные павлины, наверное, на что-то такое намекают. А когда ты думаешь, что кто-нибудь на что-нибудь намекает, ты начинаешь нервничать. И бедный царь Соломон, естественно, занервничал.

— Птицы, — жалобно сказал царь Соломон — я же знаю, чего вы от меня хотите. Не будет вам этого, птицы. Подите от меня прочь, а не то я, реально, сейчас окончательно доизобрету пистолет, и это плохо кончится для всех нас.
— Как же мы пойдём прочь? — сказали протестные павлины. — Мы не можем пойти прочь, у нас гражданская миссия.

И протестные павлины энергично затрясли в воздухе самодельными транспарантами. Протестные павлины уже в третий раз приходили к царю Соломону с протестными транспарантами, и Соломон, хотя и старался не смотреть на павлинов, успел выучить эти транспаранты фактически наизусть. Там было написано: «Дьяволу место в преисподней!», «Иерусалим без копыт!» и «Вы нас даже не представляете!». Что значил последний транспарант, царь Соломон даже не представлял (и представлять не хотел).

Зато, к сожалению, он хорошо представлял себе, на что, собственно, намекают два первых плаката. Дело в том, что завтра, то есть в четверг, в Иерусалим должна была приехать для проведения важных политических переговоров царица Савская. То есть правительница той самой страны Савы, из которой павлины когда-то прибыли жить в Израиль.

А с теми, кто прибывает откуда-нибудь жить в Израиль, иногда случается странная вещь: они начинают относиться к своей прежней стране с неприязнью и подозрением. И с савскими павлинами случилось именно это. (Они, кстати, свирепели, когда их называли «савскими павлинами», и требовали считать себя совершенно израильскими павлинами. И судя по тому, как эти павлины любили собачиться со своим правителем, маршировать с плакатами и требовать справедливости, они и правда могли считаться совершенно израильскими павлинами.)

Так вот, эти протестные павлины были твёрдо убеждены, что царица Савская — вовсе не та красивая молодая женщина, которой её представляет лояльная савская пресса, а сущий дьявол. Причём когда протестные павлины говорили «дьявол», они имели в виду самого настоящего дьявола. То есть ужасного мерзавца, от которого на земле происходит всё самое плохое.

Он душит свободу слова, разваливает систему образования, лично (каким-то образом) отвечает за снижение уровня рождаемости, заставляет зависать ваши Xbox и PlayStation посреди восьмидесятого уровня, и так далее. Так что можно понять, почему протестные павлины, твёрдо уверенные, что царица Савская — дьявол, только притворяющийся красивой женщиной, не желали её приезда в Иерусалим. Сколько Xbox-ов могло погореть на корню!

Страшно даже подумать. И павлины каждую среду собирались в царском саду с транспарантами — протестовать.
— Воля ваша, граждане, а только вы совсем ума решились, — сказал царь Соломон печально. — Ну почему дьявол? Какой дьявол? Нормальная тётка, очень даже, говорят, красивая. Что вы к ней пристали?
— Дьявол и дьявол, — сказали протестные павлины. — А не верите — вот вам, ваше величество, важный факт: у ней копыта.

Тут царь Соломон опять принялся тыкать себя палочкой для чтения в висок. К его большому сожалению, от этого ничего не произошло.
— Копыта, копыта, — сказали протестные павлины. — И даже нераздвоенные.

Царь Соломон лёг лицом в книжку и немножко так полежал. От этого павлины не исчезли, зато царю Соломону вдруг пришла в голову очень мудрая мысль. И он даже захихикал, хотя цари обычно не хихикают: они или разражаются грозным хохотом, или, напротив, очень тихо ухмыляются. И то и другое делается с целью навести на подданных ужас. Но поскольку царь Соломон совершенно не хотел наводить на павлинов ужас (они сами наводили на него ужас, чего там), он совершенно искренне захихикал.
— Копыта, значит? — переспросил он.

— Даже и не раздвоенные, — строго сказали протестные павлины.
— Дорогие котики, — ласково сказал царь Соломон. — Приглашаю вас завтра, то есть в четверг, ко мне во дворец независимыми наблюдателями. Вы сможете совершенно независимо пронаблюдать, дьявол эта женщина или не дьявол.

От этого протестные павлины немножко обалдели. Протестные павлины всегда немножко обалдевают, когда им предлагают собственными глазами убедиться, что они неправы. Они совершенно не готовы к такому повороту событий. Но отступать было некуда.

— Только мы сразу предупреждаем, — сказали протестные павлины, — Если она попробует прямо посреди дворца отбросить копыта и незаметно сунуть их в мусор, мы будем падать на урну грудью и взывать к международным организациям.

— Да пожалуйста, — сказал царь Соломон. Он даже представил себе эту замечательную сцену — и опять с удовольствием захихикал. А потом встал и отправился во дворец, оставив протестных павлинов в тревожном недоумении.

Всю ночь во дворце царя Соломона что-то строили. Точнее — что-то ломали. А ещё точнее — ломали пол. И не где-нибудь, а у самого входа в царскую приёмную. И когда рано утром секретарь царя Соломона Азария явился доложить, что царица Савская уже объезжает пробку около центрального рынка и буквально минут через пятнадцать-двадцать явится во дворец, он, распахнув дверь в царскую приёмную и едва сделав первый шаг, отпрыгнул назад и завопил:

— Прам-м-м-матерь моя Л-л-л-лея!.. — хотя обычно подобных эмоциональных всплесков себе не позволял и вообще отличался нездоровой невротической сдержанностью.

А дело в том, что Азарии показалось, будто он вот-вот свалится в бассейн. На самом деле никакого бассейна перед Азарией не было: просто ночью по приказу Соломона пол у самых дверей царской приёмной разобрали, а вместо него сделали углубление с водой. И теперь в этой воде бодро плескались разнообразные местные рыбки (и даже плавало несколько резиновых уточек, чтобы рыбкам не было скучно).

Сейчас трудно установить, что произвело на секретаря Азарию такое сильное впечатление — вода под ногами или вид десяти-двенадцати резиновых уточек в восемь часов утра, — но Азария взялся за сердце, прислонился к дверному косяку и немножко так постоял.
— Нечего, нечего притормаживать, — ласково сказал Соломон. — Работать пора, что ж это вы, товарищ, не работаете?

Обычно это Азария заставлял Соломона работать, и царю редко удавалось взять реванш, так что царь очень развеселился. Чем ещё больше насторожил протестных павлинов, явившихся во дворец наблюдать, как положено, с утра пораньше. И когда Азария, бормоча себе под нос что-то неприятное, осторожно перепрыгивал через крупного резинового селезня, гонцы сообщили, что царица Савская со всею своею свитою добралась наконец до дворца.

Когда царь Соломон увидел, как царица Савская идёт к дверям его приёмной, он даже забыл про рыб, селезней и всё такое. Он только стоял и думал: «Какая красивая женщина!» И даже про то, что он вообще-то царь, тоже забыл. Она и правда была очень красивая женщина, эта царица Савская. Которая, кстати, тоже смотрела на царя и не могла не отметить, что Соломон и сам-то очень даже ничего.

Но она была настоящая женщина, эта царица Савская, и даже такая приятная мысль не могла заставить её забыть, что она царица. Так что царица Савская шла навстречу царю Соломону чинной походкой, которой обязаны ходить на людях все царицы (наедине с собой, мы уверены, они или скачут, как резвые козы, или, наоборот, позволяют себе расслабиться, ссутулиться, свесить руки и шаркать ногами в своё удовольствие). И тут случилось происшествие.

Если кто-нибудь когда-нибудь станет рассказывать вам про мудрость царя Соломона, он непременно упомянет именно это происшествие. Он станет убеждать вас, что царь Соломон проявил свою знаменитую мудрость именно в тот момент, когда велел устроить запруду с рыбками прямо у дверей приёмной. И будет неправ. Царь Соломон, как вы сейчас убедитесь, ещё ярче проявил свою знаменитую мудрость в совсем другой момент.
Да, конечно, царица Савская шла себе чинной походкой, шла — и вдруг осознала, что у неё прямо под ногами плавают рыбы!

И сделала то, что сделал бы на её месте каждый человек — от неожиданности завизжала и отскочила назад. А поскольку она была женщина, она не просто отскочила, а ещё и подхватила обеими руками подол своей длинной-длинной, скрывающей ноги юбки. И протестные павлины, а также другие независимые наблюдатели, а также придворные, а также рыбы и селезни воочию убедились, что у царицы Савской нет никаких копыт.

Так вот — если кто-нибудь когда-нибудь станет рассказывать вам историю про мудрость царя Соломона, он на этом самом месте и остановится. И будет, как уже говорилось, неправ. Дело в том, что у царицы Савской действительно не было никаких копыт — у неё были самые обыкновенные ноги. Только очень волосатые. Нет, правда, очень волосатые. Очень, очень, очень, очень волосатые. То есть по-настоящему волосатые. И царь Соломон, заранее твёрдо знавший, что никаких копыт у царицы Савской нет, всё-таки изумился такой необычной волосатости её волосатых ног. И допустил ужасную, непростительную ошибку.

Он в изумлении воскликнул:
— Прам-м-м-матерь моя Л-л-л-лея!..
И тут царица Савская медленно побледнела. А потом медленно покраснела. А потом затрепетала ноздрями так, как это умеют делать только восточные женщины перед объявлением беспощадной, всепоглощающей, кровопролитной войны, в которой они твёрдо намерены стереть с лица земли вас и всё ваше царство. А ваших павлинов зажарить и съесть. А вашего секретаря Азарию отправить на урановые рудники младшим копальщиком (можете представить себе, что почувствовал бедный Азария!). Словом, изничтожить вас окончательно и бесповоротно. Потому что вам не понравились их ноги.

И вот тут-то и проявила себя та самая удивительная мудрость царя Соломона, за которую мы так ценим его даже сейчас, три тысячи лет спустя. Потому что царь Соломон быстро сказал:
— Прам-м-м-матерь моя Л-л-л-лея!.. Красота-то какая!..

Царица Савская на секунду перестала трепетать ноздрями и внимательно всмотрелась в царя Соломона. А царь Соломон смотрел на неё совсем не так, как смотрят на женщину, чьи ноги вам не понравились. Нет — царь Соломон смотрел на неё с большим восхищением.
— Красота-то какая! — повторил царь Соломон. — А можно ещё раз?..
— Хам! — сказала царица Савская очень довольно.

— Извините, не сдержался, — сказал царь Соломон и помог царице Савской перебраться через лужу с рыбами. А Азария с большим облегчением начал раскладывать на царском столе всякие бумажки, нужные для важных политических переговоров. У него дедушка, старый эсэр, ноги протянул в урановых рудниках много лет назад, и мысль о том, что он, Азария, может спокойно оставаться секретарём при царском дворе, очень его грела.

— Ты, дружок, протестантов-то покорми, — ласково сказал Азарии царь Соломон и посмотрел на пристыженных протестных павлинов. — Протестанты завтрак пропустили, им это вредно. Стране нужна здоровая, бодрая оппозиция.

И Азария, который при любых других обстоятельствах был бы совершенно взбешён поручением покормить какую-то домашнюю птицу, вспомнил про урановые рудники и бодро отправится на кухню за отрубями.
А царь Соломон и царица Савская сели за важные политические переговоры. Но время от времени царь Соломон отвлекался и думал: «Какая красивая женщина!» А царица Савская поглядывала на царя и честно говорила себе, что царь, в сущности, очень даже ничего.

И позже, когда их отношения стали куда менее официальными, царь Соломон и царица Савская часто лежали в саду на подстилочке, отгоняли протестных павлинов (желавших узнать, почему царь покупает себе золотые колесницы на деньги налогоплательщиков) — и спорили о том, у кого из них ноги волосатее и красивее.
И царица Савская всегда выигрывала.

Странная история номер 3: Про царя Соломона и одного матёрого демона

В одно прекрасное утро царь Соломон, ожидая, когда ему подадут положенный царский завтрак, от избытка хорошего настроения дразнил матёрого демона Асмодея. Матёрого демона Асмодея и израильского царя Соломона связывали долгие и сложные отношения. Демон, если посмотреть на него нашими глазами, был злобным, неприятным существом размером с небольшую гору. У него было слишком много глаз и слишком много шерсти.

Глазами Асмодей все время злобно зыркал, а шерстью Асмодей все время обильно линял, и если бы не множество прислуги, более или менее регулярно пылесосившей дворец царя Соломона большими пылесосами на мышечной тяге, Соломон, скорее всего, предпочёл бы поработить какое-нибудь другое существо, менее глазючее и линючее. А Соломон, если посмотреть на него глазами матёрого демона Асмодея, тоже был тем ещё подарочком: поработил бедную зверюшку непацанскими волшебными методами — при помощи магического кольца, дающего кому угодно невероятную силищу.

А поработив, заставлял постоянно делать что-нибудь полезное: то Храм строить, то колодцы рыть, то вести с сирийскими демонами дипломатические переговоры по совершенно очевидным территориальным вопросам. Силищи у демона Асмодея было хоть отбавляй, но тот факт, что задания Соломона были именно что полезными, приводил его в ярость: демоны ужасно не любят делать что бы то ни было полезное для кого бы то ни было — кроме себя.

А вдобавок ко всем обидам, по утрам царь Соломон любил заявиться к матёрому демону в пещеру и как следует подразнить его перед завтраком. Матёрый демон Асмодей и сам любил хорошую шутку, так что при других обстоятельствах царь Соломон, в свою очередь, наверняка понравился бы Асмодею. Но порабощённые демоны — существа принципиальные и мстительные. Так что Асмодей любил пофантазировать о том, как однажды покажет этому царю Соломону.

Когда царь Соломон вошел в пещеру, матёрый демон Асмодей сидел на огромных нарах и печально разглядывал свои гигантские нижние конечности. На эти самые конечности были натянуты изодранные в клочья носки, явно совсем новые, а сквозь носки торчали длинные и острые зеленоватые демонические когти.

— Ноготочки-то подстригать надо, — сказал Соломон доброжелательно. — Носочки-то хорошие были, а? Египетский хлопок, фирма. Я и сам хорошие носочки люблю.
— Отвянь, начальник, — мрачно сказал матёрый демон Асмодей. Он кое-как смирился со своим порабощённым положением, но принципиально считал вежливость по отношению к вохре делом, мягко говоря, зазорным.
— Зубки бы ещё хорошо чистить иногда, — сказал Соломон доброжелательно. — А то от тебя, лапонька, так пахнет, как будто у тебя во рту баран издох.

— Ну и издох, — довольно сказал матёрый демон Асмодей и нарочно хорошенько дыхнул на царя Соломона. — Ещё вчера. Мне его жевать было лень.
— Ты мой зайка, — сказал Соломон с умилением.
Асмодей искренне ему нравился. Как и многие еврейские цари, царь Соломон вообще любил поработить что-нибудь эдакое, грубое и неотёсанное. Грубое и неотёсанное умиляло царя Соломона своею близостью к природе, давно утерянной в мире рафинированной интеллигенции.

— Вообще тут бы прибраться не помешало. — сказал Соломон, оглядывая пещеру матёрого демона Асмодея. Прибраться в этой пещере очень бы даже не помешало: на полу валялись многочисленные изорванные носки и пустые меха из-под кармельского вина, в углу лежала надколотая статуя Голиафа в натуральную величину, а возле потухшего кострища виднелась груда обглоданных бараньих ножек. — Тут, лапонька, не то что баран — тут мухи скоро начнут дохнуть, едва залетевши.

— Я тебе что, уборщица? — грубо сказал демон Асмодей. — Ты уборщицу пришли, начальник, пусть приберётся.
— Не пришлю, — сказал царь Соломон, которого недаром считали очень мудрым человеком, и погрозил матёрому демону Асмодею царским пальцем со сверкающим волшебным кольцом. — Ты эту уборщицу непременно съешь, скотина ты эдакая.

— Не съем, но понадкусываю, — ухмыльнулся Асмодей. Он, как уже говорилось, любил хорошую шутку.
— Нет на тебя, Асмодей, управы, — сказал царь Соломон печально. Асмодей действительно ему нравился: хороший демон попался, только нервный немножко.

— Как это нет управы, начальник? — льстиво сказал матёрый демон Асмодей и в знак смирения зашевелил зелёными когтями на ногах. — Ты на меня управа. Облапошил бедную зверюшку, окрутил своей царской магией, работать вот заставляешь…

— Тебе, Асмодей, лишь бы дурачиться, — сказал царь Соломон ещё печальнее. — Думаешь, мне нравится тебя в пещере держать? Я б с тобой, Асмодей, дружил. У нас ведь, Асмодей, много общего. У тебя силища — ух! Ну и у меня, как видишь, силища — ух. Интеллектуальная. Мы б с тобой на пару такого наворотили! Страну бы с колен подняли. А то знаешь, каково одному царствовать? Ужас и мрак. С тех пор, как фараон Сиамон умер, и поговорить толком не с кем. Один, один я на вершине власти.

— Так уж и один? — льстиво сказал матёрый демон Асмодей. — Да у тебя, начальник, одних жён восемьсот сорок человек. Они тебя, небось, любят. Носки штопают, всё такое. Разве ты с ними поговорить не можешь?
Царь Соломон посмотрел на Асмодея слегка затравленно.
— Ты, лапонька, пытался когда-нибудь поговорить с восьмьюстами сорока женщинами? — спросил он.

— Нет, — сказал Асмодей честно. — Господь миловал.
— Ну так и молчи, — печально сказал царь Соломон и тяжело вздохнул от жалости к себе.

Потому что царь Соломон был, конечно, очень, очень, очень мудрым человеком — но всё-таки просто человеком. И у него были свои слабости. А матёрый демон Асмодей вдруг тихонько улыбнулся и как-то нехорошо зыркнул на Соломона всеми своими глазами одновременно — но царь Соломон с тоской размышлял о своей сложной семейной жизни и ничего не заметил. А матёрый демон Асмодей льстиво сказал:

— Ты, начальник, не журись, — (то есть на самом деле демон Асмодей сказал совсем другое слово, но мы не будем его повторять, потому что оно довольно грубо звучит даже в устах матёрого демона с зелёными когтями на ногах). — Ты мне тоже нравишься, ты хороший человек, хоть и, уж прости, бабник немножко. А только ты извини, но никакой дружбы между нами выйти бы не могло.

— Это почему это? — немного обиженно спросил царь Соломон.
— Да потому, начальник, что я бы такой дружбы не потерпел, — сказал демон Асмодей сладким-сладким голосом и честно-честно зазыркал всеми своими глазенапами. — Уж слишком ты, начальник, откровенно меня сильнее. И кольцо твоё волшебное тут, извини, ни при чём. Я ж вижу настоящую силу, не дурак. А я гордый, извини. У меня папа был такой гордый, что один раз сам себе палец откусил, лишь бы на лесоповале дрова не пилить. А я и того гордей буду. Я твоей силе завидовать стану. А такая дружба — это, начальник, не дружба.

— Да ладно тебе, — искренне удивился царь Соломон. — Я, конечно, это самое… Слежу за собой. Правильно питаюсь раз шесть в день. Бегаю вокруг дворца от своего секретаря каждое утро, чтобы он меня работать не заставил… Я знаешь сколько ананасов могу одной рукой поднять?

— Миллион, наверное, — льстиво сказал матёрый демон Асмодей.
— Тридцать штук, — гордо сказал царь Соломон. — Это если их в мешок сложить, конечно. Без мешка только один могу, остальные на землю сваливаются.

— Сила-а-а-ач! — восхищенно сказал матёрый демон Асмодей и даже захлопал от восторга нижними лапами так, что когти загрохотали, а верхние умилённо сложил на груди.
— Стараюсь, — скромно сказал царь Соломон. Потому что он, как уже говорилось, был, конечно, очень мудрым человеком — но всё-таки просто человеком.

— Вот и не выйдет у нас, начальник, никакой дружбы, — сказал матёрый демон Асмодей очень, очень огорчённо. — Скажем, придёшь ты ко мне в гости, съедим мы с тобой по парочке баранов, выпьем чего-нибудь приятного бочек восемнадцать — и захотим в шутку побороться. Безо всякого кольца, конечно, — по-честному, по-пацански. Тут-то ты меня — р-р-р-раз! — и на лопатки. А я такого позора не переживу. Гордый я, начальник.

— Да куда ж я тебя на лопатки! Да ты меня одним пальцем на лопатки! Ты ж громадина! — воскликнул польщённый царь Соломон.
— А вот и нет, а вот и нет! — заупрямился матёрый демон Асмодей. — Я громадина, а ты, начальник, силища! Ловчища! Силища, ловчища и хваталища, и даже безо всякого кольца!

— Да вот увидишь, вот увидишь, — воскликнул возбуждённый царь Соломон и в одну секунду сорвал с пальца и бросил на пол своё волшебное кольцо. — Давай, хватай меня! Не стесняйся!..
В тот же миг хитрый и матёрый демон Асмодей, освобождённый от заклятия Соломонова кольца, сгреб царя одной лапой, выскочил из пещеры, издал ужасный демонический вой — и стал таким громадным, что когтями одной ноги сумел покрепче врыться в землю, а когтями другой ноги (рассказывали потом люди) — зацепиться за небесный свод (растяжка у него тоже, видимо, была ничего). А закрепившись, таким образом, как следует, матёрый демон Асмодей радостно захохотал — и бросил царя Соломона себе в рот.

— А ну прекрати! — закричал царь Соломон, уже поняв свою ошибку и стараясь дышать пореже, потому что во рту у демона Асмодея пахло не только мёртвыми баранами, но и финиковыми тянучками — ужасная смесь ароматов, если честно. — Кончай это, зараза! На губу пошлю! Неделю в карцере! На питах и воде!..

Но матёрый демон Асмодей только захохотал ещё громче — а потом изо всех сил плюнул. И несчастный царь Соломон, вопя и размахивая руками, пронёсся по воздуху от самого своего дворца — через весь Иерусалим — к главным городским воротам. И прямо за этими воротами со всего маху плюхнулся в траву. И некоторое время отлёживался в этой самой траве, как, безусловно, отлёживались бы вы, если бы огромный лохматый демон плюнул вами через весь Иерусалим аж за самые ворота. А матёрый (и совершенно бессовестный) демон Асмодей — хоп! — и обернулся царём Соломоном. А потом схватил с земли волшебное царское кольцо, со всей силы забросил его далеко-далеко в море и, посмеиваясь, отправился прямиком во дворец.

И вот следующим утром (хочется сказать — «прекрасным утром», но насколько это утро было прекрасным, мы сейчас ещё поглядим) бедный царь Соломон проснулся, стеная и охая, в траве за запертыми воротами собственного царского города от того, что какой-то стражник тыкал его копьём в бок и говорил, что нельзя валяться в пограничной зоне. И это царю Соломону очень не понравилось. А матёрый демон Асмодей проснулся в роскошной царской кровати от того, что его тыкал карандашом в бок строгий секретарь царя Соломона Азария.

— Вставайте, ваше величество, — недовольно сказал Азария (он всегда разговаривал с царём Соломоном недовольно, потому что ему казалось, что царь мало работает). — Бумаг на подпись накопилось. Работы — край непочатый. И вообще, у вас сегодня встреча с профсоюзом вифлеемских плотников.

Матёрый демон Асмодей с наслаждением потянулся в большой, просторной царской кровати.
— И работу поработаем, и бумажек понадпишем, и плотники люди славные, — сказал он с удовольствием. По сравнению с тасканием на себе камней для постройки Соломонова храма или лесоповалом на склонах галилейских холмов царская работа была для матёрого демона Асмодея — так, плюнуть и растереть. При мысли об этой работе он даже рассмеялся от удовольствия. — Поработаем, славненько поработаем, — сказал матёрый демон Асмодей, которого Азария, конечно, принимал за царя Соломона.

Азария, надо сказать, несколько изумился. Он ещё ни разу не видел, чтобы царь особенно рвался работать. Мало того, Азария исправно посещал разнообразные конференции, на которых царские секретари обменивались профессиональным опытом. Так вот, ни от одного секретаря на свете Азария не слыхал, чтобы при слове «работать» глаза у царя зажигались таким умилением, каким они сейчас зажглись у матёрого демона Асмодея. А матёрый демон Асмодей тем временем хорошенько почесался, прокашлялся, утер нос краем царской простыни и строго сказал секретарю Азарии:

— Барана давай неси. Завтракать буду.
— Барана? — изумлённо переспросил Азария.
— Хлипкий ты, — сказал матёрый демон Асмодей, окинув Азарию задумчивым взглядом. — Ладно, не неси — пусть своими ногами идёт. Я его сырым съем.

— Ат-т-т-тлично, — сказал секретарь слабым голосом. — Рецидивчик у нас пошёл, значит. На две таблеточки переходим с сегодняшнего дня. На всякий случай: кроме баранов сырых ничего не надо? Русалок жареных не хотим? Камелопардов копчёных? Вяленых, может, единорогов?
— Копчёного я не ем, это для почек нехорошо, — сказал Асмодей с достоинством.

Тут с Азарией случилось — может быть, впервые в жизни — удивительное происшествие: он растерялся. Растерявшись, он не нашёл, что сказать. А поскольку до этого Азария всегда, всегда, всегда находил, что сказать в абсолютно любой ситуации, он, поражённый этим новым экзистенциальным опытом, развернулся и тихо вышел из комнаты. А матёрый демон Асмодей ещё раз с наслаждением потянулся в мягкой царской кровати, после чего сел и стал шарить наманикюренными ногами по полу в поисках мягких царских тапочек. Он предвкушал очень, очень, очень приятную жизнь.

А в это самое время бедный царь Соломон, потирая простуженную спину, потихоньку добрёл до ворот собственного дворца и принялся в них стучать. В воротах открылось ма-а-аленькое окошечко, из которого выглянул очень приветливый стражник.

— Добрый день, — сказал стражник приветливо.
— Добрый день, — сказал царь Соломон радостно. Ему понравилось, что у дворцовой стражи такие простые, демократичные манеры. Никаких поклонов, никакого битья челом перед царём-батюшкой.
Тут возникла пауза. Стражник приветливо смотрел на царя, а царь — на стражника.

— Ну же, — нетерпеливо сказал Соломон, — пошевеливайся, дружочек, очень я есть хочу.
Приветливый старжник ласково улыбнулся царю Соломону и сказал:
— Вы, дорогой гражданин, погуляйте немножко, часов до двенадцати буквально. У нас милостыню как раз в двенадцать раздают. И супом кормят буквально всех желающих. Вот прямо тут на травке и кормят, вы присаживайтесь. Сегодня, говорят, гороховый суп будет. Вам понравится. Всем нищим нравится — он, говорят, нажористый.

Царь Соломон с удовольствием засмеялся. Ему было приятно, что этот остроумный стражник разговаривает с царём так по-свойски. «Значит, — подумал Соломон, — народ меня не боится, а уважает». Будучи очень мудрым царём, Соломон хорошо понимал, что именно такого отношения к себе царю и следует желать от своего народа.

Стражник тоже засмеялся и закрыл окошечко.
Царь Соломон подождал, когда ворота откроются. Но ворота не открылись. Царь Соломон, уставший, голодный и испачканный, а также немножко шмякнутый об землю, почувствовал, что шутка затянулась. Он снова постучал в окошечко.

Приветливый стражник снова выглянул наружу.
— Давай же, дружочек, впускай меня, — сказал Соломон нетерпеливо.
— Так я же вам уже объяснил, дорогой гражданин, что у нас нищих кормят с двенадцати часов. Вы потерпите, пара часиков осталась буквально, — сказал приветливый стражник. Его бабушка и дедушка были родом из одного очень бедного египетского штетла и научили его относиться к тем, кому не повезло в жизни, с большим терпением.

Тут Соломон окончательно решил, что шутка затянулась.
— Пошутили — и хватит, милок, — сказал он строго. — Царь кушать хочет, открывай давай.

— А-а-а, — ласково сказал стражник и улыбнулся. — Так вы ца-а-а-арь. Очень, ваше величество, приятно познакомиться. У нас тут кроме вас ещё два царя каждый день приходят. И четыре царицы Савских. И другие ответственные лица в довольно значительных количествах. Так что вам понравится. Один царь, правда, больно строгий. Вчера фасолевым супом господина архангела Михаэля облил, за непочтение — тот у него питу перехватил.

И тут бедный царь Соломон понял, что его принимают за сумасшедшего бродягу.
— Я царь Соломон! — закричал он рассерженно.
— Я разве спорю? — сказал приветливый стражник и вздохнул. — Я ж не спорю.

— Да нет! — закричал царь Соломон. — Я настоящий царь Соломон!
— Вы уж меня извините, уважаемый гражданин, — сказал стражник строго. — А только царь Соломон ровно пять минут назад в садике изволили гулять в сопровождении своего секретаря Азарии и всякие бумажки очень бодро подписывали, так что господин Азария даже диву давался. А вы, уважаемый гражданин, напрасно меня запутываете на рабочем месте. Так что если будете громко нарушать покой окружающих, я велю благотворительной кухне, чтобы вам сегодня десерта не давали.

Бедный царь Соломон схватился за голову: он понял, что гадский демон не только принял его, царский, облик, но и своими бессовестными лапами подписывает какие-то государственные бумаги — и может наворотить в Соломоновом царстве каких-нибудь ужасных дел.

— Миленький, — жалобно сказал Соломон стражнику, — послушай, это не царь, это демон Асмодей, поганец такой. Я его, понимаешь, поработил с помощью волшебного кольца. А потом он меня, дурака, лестью взял — я кольцо своё волшебное с пальца стянул, чтобы силами с этим мерзавцем померяться, а он его — хвать! А меня — ам! И выплюнул аж за Иерусалимские ворота. Понимаешь?

Увы, по мере того, как бедный царь Соломон произносил эти слова, он и сам почувствовал, что безумнее телегу, честно говоря, и выдумать-то невозможно. И совершенно не удивился, когда приветливый стражник посмотрел на него с большим сочувствием и сказал:

— Шизофренический бред, осложненный маниакально-депрессивным психозом, и притом, заметьте, сумеречное состояние души. — Этот стражник работал стражником только в первую смену, а вообще-то учился на лекаря в одном очень известном иерусалимском учебном заведении у вершины горы Скопус. — Скажу-ка я благотворительной кухне, чтобы вам, бедняжке, два десерта дали.

— Не верите вы мне, — вздохнул бедный царь Соломон.
— Да уж как вам поверить, — сказал сочувствующий стражник. — Царь Соломон — он, понимаете, очень мудрый человек. В жизни бы он не поддался на лесть какого-то демона. А если бы и поддался, никогда не стал бы с демоном меряться силами ни с того ни с сего — он что, тинейджер? А если бы даже и стал, никогда не снял бы волшебное кольцо, вот ещё. Так что история ваша, извините, не только безумная, но и даже обидная для нашего мудрого царя Соломона. До свидания.

И стражник закрыл перед бедным царём Соломоном окошечко, а Соломон горько вздохнул, потому что стражник был прав — а ему, Соломону, было очень стыдно. И не только за то, что поддался на лесть поганца-демона и наломал ужасных дров. Царю Соломону было стыдно ещё и за то, что он всегда, надо признаться, немножко кичился своим умом, а вот же — повёл себя, как последний дурак. И пристыженный, смиренный царь Соломон побрёл на рынок и нанялся там в рыбную лавку потрошить рыбу.

А через несколько дней секретарь Азария собрал на срочное совещание в тайной комнате царского дворца главного полководца Ванею и министра финансов Адонирама. И старательно запер все двери тайной комнаты, чтобы посторонние ничего не подслушали и не подсмотрели. А потом сказал:

— Мне не нравится царь.
— Но-но, — осторожно сказал министр финансов Адонирам. Он не любил этих либеральных разговорчиков.
— Да нет же, — раздражённо сказал Азария. — Он не в целом мне не нравится. Он не нравится мне в частности. С ним что-то не так. Во-первых, жрёт, как не в себя.
— Давеча попытался уговорить меня ради шутки по павлинам стрелять, — мрачно сказал Ванея.

— Нехорошо, — заволновался министр финансов Адонирам. — Павлины дорогие.
— Работать тоже всё время рвётся, — задумчиво сказал секретарь Азария. — Что ни утро — «Где, — говорит, — мои бумажки? Давай-ка их подписывать!» И подписывает все подряд. Я ему подсунул приказ для эксперимента — «Царя казнить». Подписал. Не глядя, причём, подписал. Более того — вверх ногами.

— Не глядя? Это хорошо, — вдруг взбодрился министр финансов Адонирам. — И что, он всё этак не глядя подписывает?
Жадные глазки министра финансов даже забегали.
— Цыть, жулик, — сказал честный полководец Ванея, и Адонирам притих. А Ванея продолжил:

— В народе тоже говорят — царь как будто ненастоящий.
— А народ-то откуда знает? — подивился секретарь Азария.
— Он всегда, гад, чего-нибудь знает, — мрачно сказал министр финансов Адонирам.

Адонирам не любил народ. Народ однажды накостылял Адонираму на рынке по результатам финансовой отчётности за истекший год.
— Ещё с жёнами как-то странно себя ведёт, — сказал полководец Ванея. — В гости к ним не ходит. Дамы нервничают. Поджидают его в саду гурьбой. Он выглянет проветриться — они к нему как ломанутся с воплями: «Соломонушка! Истомилася я!..» А он ка-а-ак припустит! И краснеет, как пятиклассник. Стесняется.

— Бывает, — печально сказал министр финансов Адонирам. У него, в отличие от царя Соломона, была только одна жена, но ломануться она умела будь здоров.

— Короче, — сказал секретарь Азария. — Я не знаю, что думать. Но я знаю, что когда я не знаю, что думать, я начинаю об этом думать. А конкретно я начинаю думать именно о том, о чём я не знаю, что думать. Так что я, собственно, хотел вам сказать, что я начал об этом думать. И что я пока не знаю, что именно я думаю, но если я думаю, что я думаю именно то, что я думаю, то мне, я думаю, очень не нравится то, что я думаю.

— А? — вежливо спросил полководец Ванея. Думать он не любил, но к людям, страдающим от этой дурной привычки, относился с сочувствием и уважением.
— Хрень, говорю, какая-то происходит, — кратко резюмировал секретарь Азария.

Министр финансов Адонирам жалобно вздохнул. Он знал, что любая хрень обычно заканчивается крупными финансовыми расходами. А секретарь Азария сказал:

— Надо пристально следить за ситуацией.
И все следующие дни Азария, Ванея и Адонирам пристально следили за ситуацией. Они следили за ситуацией с утра, когда матёрый демон Асмодей делал себе палатку из двух стульев и царских одеял, они следили днём, когда царь, завернувшись в роскошный плед, швырял в павлинов яблоками со своего царского трона («Произвол! — кричали павлины. — Силовые меры!» — но не расходились), они следили вечером, когда царь с головой нырял в пенистую-пенистую ванну, а потом пускал ртом красивые мыльные пузыри. И у всех у них складывалось впечатление, что великий царь Соломон немножко тронулся. Но ничто, увы, не наводило их на мысль, что это совсем даже не царь Соломон. И жизнь у матёрого демона Асмодея в царском дворце была слаще халвы Шираза.

А у бедного царя Соломона жизнь была горше горькой травы хельбы. С утра до ночи он, сгорбившись, чистил горы скользкой колючей рыбы в тесной маленькой лавчонке на старом иерусалимском рынке. Одежда на нём испачкалась и изорвалась, когда-то белые и холёные руки покрылись порезами, а красивая гладкая борода торчала клочьями, и в ней поблескивали упрямые рыбьи чешуйки. И даже ногти у царя на ногах, надо сказать, основательно отросли.

Царь Соломон часто тяжело вздыхал о своей участи, но никому не жаловался. Потому что он, как вы уже знаете, был очень, очень, очень мудрым человеком. А очень, очень, очень мудрый человек всегда знает, что такое «сам виноват». А ещё очень, очень, очень мудрый человек непременно знает одну очень, очень, очень важную тайну, которую в следующей истории узнаете и вы. И эта тайна очень помогала бедному царю Соломону не падать духом.

И вот однажды царь Соломон с утра пораньше тык ножом в очередную рыбу — а нож-то и застрял. Ничего себе! — подумал царь Соломон и как следует подёргал ножом туда-сюда. Нож подался, потом подался ещё немножко — а потом выскочил наружу, и царю Соломону на секунду показалось, что лезвие сломалось: по крайней мере, кончик ножа теперь казался не острым, а каким-то круглым. Удивлённый царь Соломон хорошенько пригляделся к ножу, а потом как завопит:

— Ха!
И ещё раз:
— Ха! Ха! Ха-ха-ха!
И даже затанцевал какой-то танец, подпрыгивая, вскрикивая «Ха!» и размахивая конечностями, как бешеный лось. И любой вменяемый человек, который заглянул бы в рыбную лавку, может быть, даже принял бы этого довольно потрёпанного, пляшущего и вопящего человека за бешеного лося — но только не за царя Израильского. И очень зря! Потому что на конце рыбного ножа сияло волшебное кольцо — то самое кольцо, которое мерзкий демон Асмодей забросил в море.

И вот ранним, ранним утром следующего дня у ворот царского дворца появился очень оборванный, очень грязный и очень весёлый человек. И постучался в окошечко, из которого тут же выглянул приветливый стражник.
— А ну пусти царя, голуба, — весело сказал царь Соломон.
— Здравствуйте, ваше величество, — вежливо сказал стражник. — Рад видеть вас в добром здравии. Посидите-ка до двенадцати часов вот на той скамеечке, там уже Клара Цеткин сидит, голубей кормит.
— А вот это видел? — радостно сказал Соломон и показал стражнику сияющее на солнце царское кольцо.

— Ой, — сказал стражник, внимательно вгляделся в весёлого грязного человека — и вдруг понял, что перед ним действительно царь, только сильно пожёванный. И даже не смог ничего сказать, кроме этого «Ой». И впустил царя Соломона во дворец. И царь Соломон направился прямиком в собственную спальню, оставляя на плитках дворца неприятные рыбные следы. А в царской спальне ровно в это время подозрительный секретарь Азария подавал матёрому демону Асмодею завтрак. В завтрак входили небольшой баран, несколько мелких курочек, пара блюд пахлавы и штук двести медовых ирисок. Медовые ириски матёрый демон Асмодей любил с раннего детства, папенька награждал ими крошку Асмодея за особенно плохое поведение.

— Фо нуфно подпифывать? — бодро профепелявил Асмодей, засунув в рот штук восемь ирисок сразу.
— Акт о капитуляции, зараза ты этакая! — вдруг громко сказал кто-то от двери спальни. От неожиданности Асмодей застыл с открытым ртом, залепленным ирисками, а секретарь Азария выронил папку с бумажками. Потому что раньше он никогда не видел такого грязного человека в королевских покоях. Его душа придворного была глубоко возмущена.
— Здравствуйте, котики, — ласково сказал царь Соломон. — Напортачили, небось, без меня?

— Что вы позволяете себе, гражданин? — строго спросил секретарь. — У нас приёмные часы по средам и пятницам. Подите прочь.
— С ума сошёл, Азария? — ласково сказал Соломон.
— Ой, — сказал Азария. — Ой. Не может быть…
— Гоните его отсюда! — завопил перепуганный демон Асмодей. — Гоните его прочь! Это мерзкий демон Асмодей, я его узнаю!
— Фу, — сказал Соломон. — Не будем опускаться до дешёвых клише, ради бога. Сейчас он станет орать, что он царь, а я демон, я стану орать, что я царь, а он — демон… Это, извините, какой-то треш. Это после шестой серии двенадцатого сезона «Симпсонов» даже воображать стыдно, не то что вслух произносить.

Матёрому демону Асмодею совсем не хотелось перебираться из царских покоев назад, на лесоповал и в каменоломни, но он очень уважал «Симпсонов» и не стал опускаться до дешёвых клише. А царь Соломон заглянул под кровать и сказал огорчённо:
— Все тапочки мне изорвал. Хорошие тапочки были, жёны вышивали. С любовью.

И тогда сбежавшиеся царедворцы тоже заглянули под царскую кровать, где стояли восемьсот сорок пар в клочья изорванных тапочек. А матёрый демон Асмодей смущенно поджал ноги — и все увидели, что на якобы царских ногах растут длинные, острые зелёные когти.
Тогда царь Соломон подошёл к матёрому демону Асмодею и легонько стукнул его волшебным кольцом по лбу. И матёрый демон Асмодей превратился в матёрого демона Асмодея.

— Кыш с кровати, — сказал царь Соломон, и Асмодей покорно слез с царской кровати. — Тапочки у меня вышивать будешь, — грозно сказал Соломон.
— Ещё скажи — рукавицы шить, — хмыкнул матёрый демон Асмодей.
— Поразговаривай у меня, — грозно сказал Соломон.
— Между прочим, сам виноват, начальник, — ухмыльнулся матёрый демон Асмодей. И на это царю Соломону было совершенно нечего сказать, потому что он действительно был сам виноват. Поэтому он только вздохнул — и покорно пошёл мыться. А матёрый демон Асмодей тоже вздохнул — и покорно пошёл вышивать тапочки.

Странная история номер 4: Про царя Соломона и подозрительного золотого человека

В одно прекрасное утро царь Соломон проснулся, потянул носом воздух, учуял доносящийся с дворцовой кухни сладкий запах ханукальных пончиков и поспешно закричал:

— Азария! Завтрак неси!
Но ничего не произошло.
Царь Соломон удивился. Обычно его секретарь Азария имел привычку появляться немедленно, стоит только царю пробудиться. Мудрый царь Соломон подозревал даже, что Азария с раннего утра стоит под дверью и только и ждёт момента, когда к бедному царю можно будет приступиться с рабочими вопросами. Но в это утро, увы, Азария не пришёл на царский зов. Это настораживало.

— Азария! Ку-ку! — громко сказал царь Соломон, но опять ничего не произошло. Впрочем, нет — кое-что произошло. А именно — царь Соломон услышал подозрительное шипение. Царь был не из трусливых: если бы, скажем, выяснилось, что в окно залетела какая-нибудь шипучая птица, или что под кресло залезла какая-нибудь шипучая змея, или что кто-нибудь шутки ради поставил царю под кровать бутылку шипучки, которая теперь, соответственно, шипела, царь бы смело прогнал птицу, с безопасного расстояния обругал змею или выпил шипучку. Но шипение не повторялось. А при мысли о сладкой шипучке царь Соломону вспомнил о сладких пончиках.

— Азари-я-а-а-а-а! — позвал царь Соломон довольно громко. Опять шипение. И тут царь Соломон, который был очень, очень, очень мудрым царём, сообразил: это была не птица, не змея и не шипучка. Это шипел он сам. Вместо повелительного царского голоса, пред которым трепетали всякие вражеские трепетатели, из горла царя вырывалось только жалкое шипение. И это шипение, надо сказать, сопровождалось очень неприятными ощущениями в царском горле, как то: болением, саднением и в целом страданием. И тогда царь Соломон понял, что у него ангина.
Царь Соломон был совершенно выдающимся царём.

Мудрым, сильным, храбрым и так далее. Пред ним трепетали вражеские трепетатели; по его приказу возводились великие постройки; его чары смиряли мерзких матёрых демонов; его мудрости приезжали учиться со всех концов земли. Но при всём этом царь Соломон был всего лишь человеком. Точнее — всего лишь мужчиной. А ещё точнее — еврейским мужчиной. А еврейский мужчина, заболев чем бы то ни было (не говоря уже о такой досадной пакости, как ангина), немедленно перестаёт быть мудрым, сильным и храбрым. А становится вместо этого испуганным, растерянным и очень несчастным, будь он хоть царём над всеми царями. И царь Соломон, обнаружив у себя ангину, немедленно сделался ужасно, ужасно несчастным. Тем более, что замечательные ханукальные пончики оказалось больно глотать, и царь а) не получил от пончиков никакого удовольствия, б) остался голодным. Тут кто угодно оказался бы ужасно, ужасно несчастным.

Царь Соломон сел, пригорюнившись, у окна. Пока секретарь Азария зачитывал ему вслух последние новости о шумерско-аккадском конфликте, царь смотрел в окно на прохожих и тосковал. Прохожие поголовно царю не нравились (как это всегда бывает, если еврейскому мужчине вдруг случится заболеть). Если мимо шёл красивый, хорошо одетый прохожий, царь Соломон сердито думал: «Вот выступает, зараза…

Хам, небось, ужасный… Слуг куском хлеба попрекает… Налоги не платит… Работает с утра до ночи, жену не видит, детки дикарями растут…» — ну, понятно. А если мимо шёл некрасивый, плохо одетый прохожий, царь Соломон сердито думал: «Вот, зараза, плетётся… Лентяй, небось… Работать не хочет… Налоги платить нечем… С утра до ночи сидит дома, жене надоел, детей шпыняет…» — ну, тоже понятно.

Словом, бедный царь Соломон пытался, как мог, отвлечься от мысли о ханукальных пончиках, которые всё равно не радуют. И тут мимо царского окна прошёл такой человек, что царь Соломон от удивления аж ойкнул (беззвучно): этот человек был покрыт золотом с ног до головы. А вернее, от колечка на шапке и до колокольчиков на туфлях. Серьги у него были золотые, цепи на шее золотые, шитьё на одежде золотое, браслеты золотые. Даже штаны были золотые.

В какой-нибудь другой день мудрый царь Соломон при виде такого человека обрадовался бы — вот, растёт благосостояние иерусалимских граждан. А в этот мрачный день царь Соломон сразу подумал: «Негодяй какой-то. Вор, небось, и мошенник. Вдов и сирот обирает. Прям вижу — вот пришла к нему под окно вдова, чего-то там в залог отдавать. С тремя детьми полдня перед окном она стояла на коленях, воя. Фу». И рассерженный царь Соломон совершенно неожиданно для самого себя кинул в этого золотого человека пончиком.

— Ваше величество! — возмущённо сказал секретарь Азария. Его очень расстроило, что великий царь и выдающийся воин попал какому-то медленно бредущему прохожему не в глаз, а в ухо. Азария беспокоился, что этот инцидент, если будет замечен, может подорвать авторитет монархии.
А золотой человек, которого пончик совершенно неожиданно шлёпнул по уху, подскочил, оглянулся — и оторопел: сам царь Соломон стоял у окна и взирал на него нехорошим взором. Золотой человек перепугался и даже позабыл утереть с уха персиковое варенье.

А царь Соломон, не будучи в состоянии позвать этого человека, сурово поманил его пальцем. Честное слово, это очень страшно — когда царь кидает в тебя пончиком, а потом сурово манит пальцем. И золотой человек, смертельно перепуганный, явился пред очи царя Соломона, то есть тихонечко подошёл под самое царское окно и замер.

— Хто? — прохрипел царь Соломон.
Золотой человек (который, как вот-вот выяснится, был совсем даже не золотой, а совершенно обыкновенный) тоже, надо сказать, был еврейским мужчиной. Поэтому в состоянии сильного волнения он говорил очень много, о чём потом непременно жалел.
— Ювелир, ваше величество, — живо отозвался он. — Иду, понимаете. Показываю свой товар лицом. Лицом показываю товар в качестве изобретённой лично мною альтернативной маркетинговой стратегии, позволяющей сократить расходы на дорогое размещение наружной рекламы.

— Хм, — хмыкнул царь Соломон и устыдился за своё поведение. Этот человек, оказывается, не был никаким таким вором и негодяем. Царь Соломон решил загладить свою ошибку светской беседой и спросить, что у человека за товар.
— Што? — прошипел он, морщась от боли в горле.
Это прозвучало так невежливо, что даже секретарь Азария, человек в высшей степени приличный, не выдержал и хихикнул, а бедный ювелир в панике зачастил:

— Лицензионный, ваше величество, товар, заверенный подлинными пробами и предоставляющий покупателю… Э… Широкий выбор… Разнообразный выбор… Э… пуговиц и колокольчиков. А также браслетов и пончиков! Ой! — пискнул ювелир, поняв, что сморозил глупость. — Не пончиков! Колец! Браслетов и колец! А также пончиков и пуговиц. Ой! — снова пискнул ювелир, и царь Соломон с огорчением понял, что напугал этого человека до смерти.

— А также заколок и баранок, — хмыкнул безжалостный секретарь Азария. Царь Соломон строго погрозил ему пальцем. «Надо что-нибудь купить у этого торговца», — подумал царь Соломон. Он всё-таки даже во время болезни оставался очень, очень, очень мудрым царём и отлично знал, чем можно порадовать ювелира.

— Грустный. Кольцо. Веселить, — прошипел он.
Испуганный ювелир немножко взбодрился: он понял, что ему подвалил царский заказ. И что заказ этот — поставка какого-нибудь кольца. И ювелир немедленно стал демонстрировать Соломону самые дорогие кольца, унизывающие его собственные пальцы, с такой поспешностью, что запутался в собственных руках. Тут безжалостный секретарь Азария снова хмыкнул.

— Весёлый. Кольцо. Огорчать, — хрипло сказал царь Соломон и указал ювелиру пальцем на бессовестного Азарию.
Тут бедный ювелир оторопел. Он привык думать, что развеселить грустного человека можно любым кольцом, которое стоит больше, чем кольцо у соседа. А вот такого кольца, которое грустного бы веселило, а весёлого огорчало, ювелир не знал. И в результате испугался ещё больше прежнего.

И такой, значит, испуганный этот самый ювелир пошёл домой. И дома весь вечер думал, думал, думал — и ничего не мог придумать. И даже надоедание жене с последующим шпынянием детей ничем ему не помогло. Поэтому он решил пнуть кота. И пнул. Но промазал. И вместо кота здорово так стукнулся большим пальцем ноги об табурет.

— Бли-и-ин! — заорал несчастный ювелир, которому только ушибленного пальца и не хватало в этот трудный вечер. — Блин, блин, блин! Пончик, пончик! Баранка, баранка, баранка!!! — кричал бедный ювелир, прыгая на одной ноге; он бы предпочёл кричать что-нибудь другое, но при детях приходилось сдерживать себя. А потом несчастный ювелир прохромал к окну, шлёпнулся на табуретку и принялся смотреть на прохожих. И поскольку теперь он тоже был заболевшим еврейским мужчиной, все прохожие остро ему не нравились.

Особенно ему не нравились такие прохожие, которые ходили сначала в одну сторону, а потом — в другую. Потому что о таких прохожих несчастному ювелиру приходилось сочинять гадости дважды. «Зараза… — злобно думал несчастный ювелир, глядя то на одного, то на другого пешехода, сперва бежавшего куда-нибудь по делам, а потом спешившего обратно домой. — Сначала, зараза, туда пойдёт… Потом опять сюда пройдёт… Туда пройдёт… Сюда пройдёт…»

И тут, совершенно неожиданно, на несчастного ювелира снизошло озарение. Позже он рассказывал друзьям, что это озарение было настоящим ханукальным чудом; правда, друзья были склонны считать ханукальным чудом скорее тот факт, что кот ювелира, эта ленивая толстая тварь, неожиданно подняла попу с пола и отскочила в сторону. Так или иначе, несчастный ювелир немедленно перестал быть таким уж несчастным. И бросился в свою мастерскую — чего-то там клепать. И даже забыл, что он больной еврейский мужчина. К счастью, такое с еврейскими мужчинами тоже иногда случается: уж если они решат чего клепать, то про всё забывают. Клепают, клепают, всю ночь клепают…

Так что на следующее утро, когда царь Соломон проснулся ещё ангинистее и несчастнее прежнего, кинул тапочкой в дверь, чтобы явился Азария, и принялся вместо вкусных пончиков терпеливо поглощать омерзительное молоко с содой, которое Азария считал полезным при ангине, ювелир был уже тут как тут. И как только царь Соломон согласился его принять, этот самый ювелир протянул царю очень простое золотое кольцо.

— Хм, — сказал царь немного разочарованно.
— Внимательнее, внимательнее, ваше величество, — снисходительно сказал ювелир. Он уже ничего не боялся, как это часто бывает с еврейскими мужчинами, которые всю ночь клепали.
— Хм, — заинтересованно сказал царь Соломон и поднёс кольцо поближе к глазам. И увидел, что внутри кольца аккуратно высечены четыре коротких слова:

И ЭТО ТОЖЕ ПРОЙДЁТ.

Царь Соломон даже при ангине оставался всё-таки очень, очень, очень мудрым человеком. Он прислушался к своему несчастному горлу, потом ко вкусу мерзкого горько-солёного молока во рту, потом к раздраженному сопению своего секретаря Азарии, страшно недовольного тем, что царь болеет, вместо того чтобы работать, — и засмеялся.
— Вещь! — хрипло, но довольно бодро сказал царь Соломон.
— Молочко-то работает, — сказал секретарь Азария ехидно. — Голосочек-то прорезался у нас, а? Молочко-то мы, значит, не хотели пить, выпендривались.

Не работает, говорили, молочко. А голосочек-то — вот он. Слушаться надо, ваше величество, знающих людей. — И секретарь Азария постучал пальцем по бумажкам, как бы намекая, что и в государственных делах хорошо бы слушаться знающих людей, а не только в вопросах лечения больного горла. Азария тоже был еврейским мужчиной. Он никогда не умел вовремя остановиться.

— Прав оказался, да? — вкрадчиво спросил царь Соломон. — Приятно, да? Радуешься, да?
— И пожалуйста, и радуюсь, — самодовольно сказал секретарь Азария, не умевший вовремя остановиться.
— А ну-ка прочитай, что написано! — сказал царь Соломон и сунул новое кольцо прямо под горделиво задранный нос своего несносного секретаря Азарии. И Азария прочитал:

И ЭТО ТОЖЕ ПРОЙДЁТ.

И немедленно скис.
— Вещь! — сказал очень довольный царь Соломон все ещё хриплым, но, безусловно, бодрым голосом, и с удовольствием надел кольцо на палец. И это кольцо служило царю Соломону ещё много, много лет.
Правда, тут надо честно сказать, что на протяжении этих самых лет царь Соломон немного лукавил. Когда всё было хорошо, он старался про это самое кольцо не думать. А когда всё было плохо, он думал про кольцо и про надпись на нём с большим удовольствием.

Странная история номер 5: Про царя Соломона и представителей любящего народа

В одно прекрасное утро царь Соломон сидел, как положено нормальному царю, на высоком царском троне


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 21 дек 2012, 15:40 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 сен 2009, 22:13
Сообщения: 8952
ЛЕГЕНДА О ЦАРЕ СОЛОМОНЕ

Изображение

С. Рерих. Царь Соломон. 1923.

До сих пор по просторам Азии летает царь Соломон на своём чудесном летательном приборе. Многие горы Азии увенчаны или развалинами или камнем с отпечатками ступни великого царя, или отпечатками колен его, следами длительной молитвы. Это всё так называемые троны Соломона. Великий царь прилетал на эти горы молиться. На эти высоты он уходил от тягот царствия для возношения Духа. Горы Соломона, тайники сокровищ Соломона, премудрость Соломона, таинственная власть перстня Соломона, Соломонова печать с познанием света и тьмы – кому же другому столько удивления и почтения принесла Азия?

Самые таинственные предметы и образы связаны с именем Соломона. Самые оккультные из птиц считаются удоды, и эта птичка также связана легендою с царём Соломоном.

Охраняли удоды покой царя Соломона во время его великих трудов и, вернувшись от трудов, царь спросил птичек, что они хотели бы получить в награду. Птички сказали: «Дай нам, царь, золотые короны твои, они так прекрасны, и мы не видели ничего более чудесного, как ты, когда надеваешь свою корону».

Царь улыбнулся и сказал: «Птички, но ведь тяжела корона моя, как же можете вы желать возложить на себя такое бремя!». Но птички продолжали просить о коронах, и царь велел своему златоковачу сделать маленькие короны по образцу царской, и эти короны были прикреплены на головы птичек. Но не успел пройти самый короткий срок. Как птички снова слетелись к царю, и устало поникли под золотыми коронами их головки. Они просили: «Царь, освободи нас от корон. Прав Ты был, мудро предупреждая нас! Что мы можем знать, мы, малые! Можем ли мы знать, что за блеском и очарованием скрывается тягота – освободи нас, царь».
Царь сказал: «Видите, неразумные, к чему привело ваше стремление к бремени. Хорошо, будь по вашему, будут сняты короны золотые – но пусть вы носите всегда на себе воспоминание о неразумном стремлении вашем к короне. Отныне носите корону из перьев, она не отяготит вас, ибо она будет только короною того тайного царства, о котором вы знали, служа труду моему».

Изображение

Итак, птица удод – самая оккультная птица, которая знает многие тайны, носит корону из перьев. Если удод провожает караван или лодку, люди говорят – это к доброму пути; птица царя Соломона знает, что делает.

И другие животные служили царю. Мусульманин, пришедший в Кашмир через Афганскую границу, знает, что Великому Соломону даже муравьи помогали строить храм. От великих джинов, духов воздуха и огня, до муравьёв – всё служило строению.
В неустанной молитве царь Соломон безостановочно управлял силами природы для создания чудесного храма.

Когда истощились силы царя и он знал, что приблизилось время отхода в другой мир, он оставил завет джинам и без него докончить постройку. Но буйные стихийные духи дали ответ, что они повинуются лишь царю Соломону здесь на земле и без него они свободны от заклятия.

И укрепился духом царь Соломон и, опершись на посох, он остался в храме, призывая все силы к работе. Тут же и отошёл он, но тело его осталось неподвижным и непреклонным, чтобы не отлетели буйные джины. И никто из живущих и никто из джинов не знал, что ставший на молитву царь уже отошёл. И страшились все подойти к неподвижному владыке и напрягали все усилия, чтобы довершить строение. И окончен храм, но владыка недвижим. Кто же решился нарушить его устремление? Но самый меньший из сотрудников царя – муравей – начал подтачивать царский посох, и когда было переточено дерево, пало тело царя, и все увидели, что дух его отошёл, но остался Великий храм.

Но не заоблачный Владыка царь Соломон. Он сходит к народу и, подобно другим Владыкам Востока, изменив платье, мешается в толпах, чтобы знать все тайны жизни. Свой перстень с чудесным камнем, в котором была заложена основа мира, царь Соломон оставляет на хранение жене своей, царевне Египта. Но хитёр и искусен Египетский жрец, прибывший с царевной. Он меняет голос и облик и под видом царя овладевает перстнем. А сам Владыка обречён на долгие годы скитания, пока снова истина не восстановлена.

Так все необыкновенное, необычайное связывают народы Востока с царём Соломоном. Он восходил на горы, – он спускался под землю, он встречал царей и исчезал в народных толпах. В старом царстве Уйгуров, где теперь живут благоверные мусульмане, имя Соломона мешается и с царём Александром, и с великим Акбаром. Иногда вы узнаете те же сказания, которые украшают и царя и собирателя Индии.
«Кажется, то же самое говорят и про Акбара, названного Великим?»

Старый, седобородый мусульманин в зелёной чалме, совершивший покаяние в Мекке, наклоняет голову: «Оба Владыки были мудры и велики. Когда видите две снеговые горы, как решитесь сказать их отличие? Они обе сверкают под одним солнцем, и приблизиться к ним обеим одинаково трудно. Кто же решился бы приписать одному Владыке то, что может быть принадлежит им обоим? Правда, Владыка Акбар не выходил за пределы Индии. Он укреплял её, оставаясь внутри её, и мы не знаем которые джины служили ему. О царе же Соломоне все знают, что он летал по всему свету и учился правде во всех странах и даже он был на далёких звёздах. Но кто же может снизу судить о двух снеговых вершинах. Мы даже одеваем тёмные очки, чтобы защитить наши слабые глаза от их блеска».

На горе Мориа сокровищница Соломона. Но не только во Храмах мудрые Соломоновы знаки. По указаниям Библии открыл инженер Хаммон в Родезии богатейшие рудники Соломона. И Соломонова звезда сохранила для математиков ценнейшие соображения.
«И это пройдёт!» Так ободрил мятущееся человечество царь Соломон. И вечна в красоте своей «Песнь песней».

Н.К.Рерих

Изображение
Гора "М"


PS: В древней Месопотамии, в Вавилоне - солярный знак. Он встречается и в других неолитических культурах, изображает, вероятно, шесть сторон света: север, юг и крайние точки восхода и захода Солнца в дни летнего и зимнего солнцестояний. Эти точки горизонта делят окружность на шесть равных частей.
В алхимической символике два взаимно переплетенных треугольника, светлый и темный, означают взаимодействие двух начал Вселенной: небесного (изначально совершенного) и земного (греховного), а также "первоэлементы".

С XII в. у евреев этот знак стал называться "Маген-Давид" ("Щит Давида"), или могендовид, в память о царе Давиде (1004-965 гг. до н. э.), по преданию, первым нарисовавшем такой знак. Давид передал тайну знака своему сыну Соломону, царю Израиля и Иудеи в 965-928 гг. до н. э., поэтому он имеет еще одно название: печать Соломона.
Перстень, на котором изображена эта печать, обладал сверхъестественной силой - он мог рассекать и передвигать камни, возводить здания. Перстень был похищен демоном Асмодеем, но затем возвращен обратно.
ревней Месопотамии, в Вавилоне - солярный знак. Он встречается и в других неолитических культурах, изображает, вероятно, шесть сторон света: север, юг и крайние точки восхода и захода Солнца в дни летнего и зимнего солнцестояний. Эти точки горизонта делят окружность на шесть равных частей.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СОЛОМОН
СообщениеДобавлено: 31 июл 2013, 00:41 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14605
Магия царя Соломона


Соломон (евр. Шеломо, араб. Сулейман) — третий и величайший царь израильского народа. Второй сын Давида от Вирсавии, Соломон еще при жизни отца был назначен ему преемником и вступил на престол 16-летним юношей. Воспитанник пророка Нафана, Соломон был от природы одарен светлым умом и проницательностью. Прежде всего он позаботился водворить внутренний мир вокруг престола и окружить себя доверенными лицами, с помощью которых он мог свободно вести и внутреннюю и внешнюю политику. Царствование его сделалось синонимом мира и народного благоденствия. Египетский фараон выдал за него свою дочь, за которой Соломон получил в приданое важный город Газер, командовавший равниной Филистимской — этой большой дорогой между Египтом и Месопотамией. Быстро развилась торговля, много содействовавшая обогащению как двора, так и всего народа.
В Иерусалиме скапливалось так много драгоценных металлов, что золото и серебро, по библейскому выражению, сделались как бы равноценными простому камню. Устроив внутренние дела государства, царь приступил к сооружению храма, который впоследствии сделался знаменитейшим из храмов не только по его внутреннему значению, но и по внешнему великолепию и красоте. При этом Соломон пользовался добрыми услугами своего соседа — царя тирского, Хирама, который снабжал его как лесом и другими строительными материалами, так и первоклассными художниками и архитекторами.
Храм (начатый в 480 г. после исхода из Египта, следовательно около 1010 г. до н. э.) закончен был в семь лет, после чего было совершено торжественное его освящение. Соседние государи предпринимали путешествия издалека, чтобы повидать еврейского царя, слава о мудрости и делах которого успела распространиться по всему востоку. Таково было посещение царицы Савской. Роскошь требовала огромных средств, которые и доставлялись быстро развивавшейся мировой торговлей. Особенно важен был в этом отношении союз с Тиром, главным городом Финикии, тогдашней владычицы Средиземного и других морей.
К нему стягивалась торговля из всех стран Азии, но так как все главные азиатские торговые рынки находились в подчинении Соломона, то и вся торговля по необходимости проходила чрез его владения, и сам Тир был лишь как бы богатейшим портом Палестины, находясь в полной зависимости от нее и в продовольственном отношении, так как она была главной и почти единственной житницей финикийских городов. Чтобы стать еще независимее от финикиян, Соломон завел свой собственный флот, корабли которого делали далекие плавания и привозили как золото, так и редкие произведения искусства. Корабли Соломона доходили до Геркулесовых столбов.
Торговля давала казне большой ежегодный доход в 666 талантов золота. В эту лучшую пору своего царствования Соломон воплотил в своем лице идеал того «царя мира», о котором мечтал миролюбивый народ и память о котором впоследствии сохранялась в предании. Но окружавшая его восточная роскошь не замедлила оказать на Соломона свое развращающее влияние. Подобно другим восточным деспотам, он предавался неумеренному сладострастию, завел огромный гарем («и было у него 700 жен и 300 наложниц»). Под влиянием иноземных жен-язычниц он ослабел в своей ревности к вере отцов и в самом Иерусалиме, к ужасу народа, построил капища для культов Молоха и Астарты.
Усилившиеся налоги стали обременять народ, который роптал и жаловался, и блистательное царствование закончилось грозными признаками внутреннего разложения. История не говорит, как повлияли на царя все эти испытания и тревоги, но оставленные им книги и особенно «Екклесиаст» дополняют картину его жизни. Тут мы видим человека, который испытал все удовольствия жизни и до дна испил чашу земных радостей, и все-таки остался неудовлетворенным, и в конце концов с грустью восклицает: «Суета сует, все суета и томление духа»! Соломон умер в Иерусалиме на 40 г. своего царствования (1020— 980 г. до н. э.). История его жизни излагается в 3 книге Царств и 2 кн. Паралипоменон.

Магия Соломона

По сохранившимся легендам, Соломон был не только выдающийся правитель и мудрец, но и могущественный маг. Он управлял тучами невидимых духов, для которых не было невыполнимой задачи. У царя имелся не только ключ, помогавший справляться с демонами, но и магическое кольцо, позволяющее отдавать приказы ангелам, демонам и всем силам природы. Поскольку Соломон знал, что остальные тоже вполне могут справиться с этой магией, то он, используя заклинания и волшебные силы, собрал вместе семьдесят двух главных демонов и загнал их в медный сосуд. Прочно запечатав этот сосуд, Соломон бросил его в глубокое озеро, надеясь, что люди забудут об утонувших демонах.
Но удача отвернулась от царя. Жители Вавилона, как гласит легенда, решили, что сосуд содержит сокровища. Они выловили его из воды и, конечно же, открыли. И совсем как в легенде о ящике Пандоры, семьдесят два демона и легионы их последователей вырвались из сосуда и, вернувшись на обычные места, занялись своими обязанностями. Только Велиар, согласно легенде, забрался в статую и давал оттуда людям советы, предсказывая будущее в обмен на жертвоприношения и прочие почести.
Среди освободившихся демонов были некоторые из наиболее великих и могущественных — Ваал и Агварес, Барбатос и Амон, а также много других, менее известных. Каждый из них обладал своим «талантом» или имел определенные склонности.

Ключи Соломона

«Ключи Соломона» — знаменитый гримуар, содержащий сведения по демонологии и тайным наукам. Это трактат по теургии, или белой магии, неизвестного автора, впервые обнаруженный в Европе в Средние века. Он нередко встречается в рукописных томах под названием «Ключи Соломона». «Ключ Соломона» был лучшей известной работой в древнем мире, источником всех появившихся потом книг заклинаний и т. д.
Самая старая и наиболее популярная из книг — «The Key of Solomon». Нет ничего удивительного в том, что, согласно одной из легенд, книга была написана самим дьяволом и подарена в X в. до н. э. Соломону — царю Израиля, который хранил ее под своим троном. Соломон был могущественным магом и считался основоположником оккультизма. Говорили даже, что он заставил демонов помогать ему в строительстве иерусалимского храма. Книга стала называться «ключом» по Библии (Евангелие от Матфея, гл. 16, ст. 19), где Иисус говорит Петру: «И дам тебе ключи Царства Небесного, и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах».
Книга и считалась таким ключом — инструментом, открывающим дверь к таинству мудрости. Первые упоминания о книге датируются 1 веком, но самый старый экземпляр, сохранившийся до наших дней и находящийся в Британском музее, — греческий перевод книги предположительно XII в. Многие другие издания, большей частью на французском и латинском языках, появились только в XVIII веке.
Что же содержит эта книга? Языком, напоминающим доктрины астрологии и каббалистики, в ней до мельчайших подробностей описываются все этапы, с помощью которых можно вызвать демона и заставить его выполнять волю заклинателя. Эта магическая книга предписывает ритуалы очищения и пост, которым должен последовать сам маг, прежде чем приступит к заклинанию. В ней даются советы, как правильно выбрать подходящее место и время, одеяния, оружие и магические фигуры, которые могут потребоваться для обряда. Указывается, какие необходимо читать заклинания и как чертить магический круг (внутри него должен стоять маг, чтобы остаться невредимым) и т. д.
Духи могли быть вызваны в любом количестве для выполнения любых задач. Однако, в основном, к их услугам прибегали для того, чтобы обнаружить и извлечь спрятанные в земле сокровища. Еще одна книга, также приписываемая Соломону или его дьяволам, некоторыми считалась даже более полезной. Называлась она «Малый Ключ Соломона» («Lemegeton» или «Lesser Key of Solomon») и была разделена на 4 части. В первой части — «Искусство магии» — описывалось, как вызвать семьдесят двух основных демонов и их министров.
Во второй давались их основные характеристики. В третьей части ангелы были пронумерованы каждый своим часом суток и знаком Зодиака. В четвертой описывались восседавшие в вышине ангелы, каждый над своей стороной света — севером, югом, западом и востоком. Как и «Большой Ключ», эта книга предположительно хранилась под троном Соломона, а обнаружена была лишь после его смерти, когда демоны, вероятно, зная, какой вред возымеет их действие, помогли придворным откопать ее.

Кольцо Соломона

На всем Востоке пользуется величайшей славою так называемый Соломонов перстень. В «Завете Соломона» (около 100—400 лет до н. а.) говорится, как ангел дал Соломону магическое кольцо, дающее ему силу над демонами, заставляя их называть настоящие имена. Такие имена идут из еврейских, греческих, египетских, сирийских и вавилонских источников. Перечислена функция каждого демона: сжигать урожай, душить младенцев, топить корабли, вызывать болезни, которые сами по себе представлялись как демоны, вселившиеся в тело.
Обычно в народном представлении таинственная сила этого кольца зиждется на том, что на нем выгравирована какая-то особенная надпись. Впрочем, все восточные талисманы такого устройства, т. е. содержат в себе какие-нибудь изречения, в магометанских странах большею частью заимствованные из Корана. Таким образом, эти талисманы по-настоящему нельзя рассматривать как предметы злобного колдовства, т. е. основанного на сношении с нечистою силою. Что касается, в частности, Соломонова кольца, то оно, по народному сказанию, распространенному на Востоке, хранится в гробнице этого библейского царя и сторожится какими-то фантастическими драконами. Вдобавок, где находится эта гробница — тоже никому не известно, зато все знают, что счастливец, которому удалось бы овладеть этим перстнем, сделался бы ни более ни менее как обладателем и повелителем всего мира и мириадов бесплотных сил, населяющих Вселенную.
http://www.liveinternet.ru/users/3184308/post285542894/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 28 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Подписаться на рассылку
"Вознесение"
|
Рассылки Subscribe.Ru
Галактика
Подписаться письмом