Галактика

Сознание Современного Человека
Текущее время: 21 ноя 2018, 01:39

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 23 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Захария Ситчин. Армагеддон откладывается!
СообщениеДобавлено: 14 сен 2011, 03:14 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14633
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ПО ИХ СТОПАМ


Великий сфинкс в Египте смотрит прямо на восток, приветствуя всходящее над 30-й параллелью солнце. В древности его взгляд приветствовал «богов» аннуна-ков, приземлявшихся в космопорте на Синайском полуострове, а позже сопровождал умерших фараонов в загробную жизнь, когда их Ка присоединялась к богам в их небесной обители. В какой-то момент Великий сфинкс мог стать свидетелем отъезда великого бога — Тота — вместе со своими сторонниками, которых можно смело назвать первыми американцами.
В 500-ю годовщину эпохального путешествия Колумба мы причисляем его открытие Америки к категории повторных открытий и с усиленным интересом наблюдаем за поисками настоящих «первых американцев». Гипотеза, что заселение Америки началось с перехода отдельных племенных групп из Азии через ледяной мост на Аляску непосредственно перед внезапным окончанием ледникового периода, с трудом сдавала свои позиции под давлением многочисленных археологических данных, подтверждавших, что люди появились в Америке гораздо раньше и что именно Южная Америка, а не Северная, была первым местом обитания человека в Новом Свете.
«В последние пятьдесят лет сложилось устойчивое мнение, что артефакты из Кловиса, Нью-Мексико, имеющие возраст 11 500 лет, были изготовлены вскоре после того, как первые американцы разведали дорогу через ледяную перемычку в Беринговом проливе, — писал журнал «Science» (21 февраля 1992 года) в статье, посвященной разгоревшемуся среди ученых спору. — Те, кто осмеливались оспаривать это общепризнанное мнение, подвергались жестокой критике». Нежелание принять более раннюю дату и другой маршрут были вызваны преимущественно простым допущением, что в доисторические времена, когда искусство мореплавания было еще неизвестно людям, человек просто не мог преодолеть океаны, разделяющие Старый и Новый Свет. Несмотря на свидетельства об обратном, «железная логика» продолжала действовать: если человек этого сделать не мог, значит, этого не было.
Аналогом этой ситуации могут служить недавние споры относительно сфинкса в Гизе, когда ученые отказывались принимать новые данные, предполагавшие такие достижения человека, которых в ту пору у него просто не могло быть. Вопрос о руководстве или помощи кбогов» — инопланетян — вообще не рассматривался.
Уже есть многочисленные (и до сих пор не опровергнутые) свидетельства того, что пирамиды в Гизе были построены не фараонами Четвертой династии примерно в 2600 году до нашей эры, а «богами» аннуна-ками гораздо раньше — как часть посадочного коридора для космопорта на Синайском полуострове. По нашим оценкам, эти пирамиды появились примерно в 10-тысячном году до нашей эры, то есть, 12 тысяч лет нарад. Мы также показали, что сфинкс, построенный вскоре после пирамид, уже стоял на плато в Гизе, когда в египте за сотни лет до Четвертой династии установилась власть фараонов. Доказательством этому служат шумерские и египетские рисунки, надписи и тексты.
В октябре 1991 года, через пятнадцать лет после первого опубликования этих выводов, геолог из Бостонского университета доктор Роберт М. Шох на ежегодном собрании Американского геологического общества сообщил, что метеорологические исследования сфинкса и наслоений на нем указывают на то, что он был вытесан из природной скалы «задолго до появления Первой династии фараонов». В исследованиях применялся метод сейсмического анализа подповерхностных пород, разработанный геофизиком из Хьюстона доктором Томасом Л. Дебейки, а также анализ эрозии и отметок уровня воды на сфинксе и окружающих его скалах. По заявлению доктора Шоха, эрозия, вызванная выпадением осадков, указывает на то, что работа над созданием сфинкса началась в период между 10 000 и 5000 годом до нашей эры, когда климат Египта был более влажным.
«Это заключение бросает вызов всем нашим знаниям о Древнем Египте», — писала газета «Los Angeles Times» в заметке, посвященной этому открытию. Другие египтологи, ознакомившиеся с работой мистера Шоха, были не в состоянии объяснить эти геологические данные, но продолжали настаивать, что идея о гораздо более древнем происхождении сфинкса «просто не соответствует» нашим знаниям. Газета приводила слова археолога Кэрол Беркли: «Это просто не может быть правдой... Для создания сфинкса потребовалась технология, гораздо более совершенная, чем для других сооружений того же периода, и люди этого региона просто не обладали нужной технологией, чтобы построить это сооружение на тысячи лет раньше».
В феврале 1992 года Американская ассоциация содействия науке, проводившая собрание в Чикаго, посвятила целый день обсуждению вопроса о возрасте сфинкса, во время которого Роберт Шох и Томас Дебейки обсуждали свои открытия с двумя оппонентами, Марком Лехнером из Чикагского университета и К. Л. Гаури из Университета Луисвилля. По сообщению агентства «Associated Press», жаркие споры, вылившиеся в стычку в фойе, сосредоточились не на научной ценности метеорологических открытий, а на том, как выразился Марк Лехнер, «допустимо ли пересматривать всю историю Египта на основании одного такого явления, как скорость эрозии». Последним аргументом противников новой теории было отсутствие каких-либо свидетельств существования в Египте в период от 7000 до 5000 лет до нашей эры достаточно развитой цивилизации, способной высечь из целой скалы сфинкса. «Люди той эпохи были охотниками и собирателями; они не строили города», — заявил доктор Лехнер, и на этом обсуждение закончилось.
Единственным ответом на этот логичный аргумент могло бы стать признание вмешательства кого-то постороннего, кто не принадлежал к «охотникам и собирателям» той эпохи — то есть аннунаков. Однако признание вмешательства высокоразвитых существ с другой планеты — это серьезный порог, преодолеть который готов не каждый, включая тех, кто убежден, что возраст сфинкса составляет более 9000 лет.
Подобный страх на протяжении многих лет препятствовал не только принятию гипотезы о более раннем появлении человека и цивилизации в Америке, но распространению фактов, свидетельствующих в ее пользу.
Обнаружение в 1932 году в окрестностях Кловиса, штат Нью-Мексико, целой коллекции каменных заостренных наконечников, которые могли прикрепляться к дротикам и дубинкам, использовавшимся во время охоты, а также аналогичные находки в других местах привели к возникновению теории об охотниках за крупной дичью, которые мигрировали из Азии на северо-западное побережье Америки около 12 тысяч лет назад, когда Сибирь и Аляска были соединены ледяной перемычкой. Эта теория утверждала, что со временем «люди из Кловиса» и родственные им племена расселились по всей Северной Америке, а затем через Центральную Америку проникли в Южную.
Это представление о первых американцах прочно удерживало свои позиции, даже несмотря на то что на юго-западе Соединенных Штатов то и дело обнаруживались раздробленные кости и сколотая галька — возможные свидетельства присутствия человека, — возраст которых был на 20 тысяч лет больше, чем у находок из Кловиса. Меньше сомнений вызывала находка в горах Пенсильвании, где были обнаружены каменные орудия, кости животных и, самое главное, древесный уголь; радиоуглеродный анализ позволил утверждать, что этим находкам от 15 до 19 тысяч лет — то есть они гораздо старше предметов из Кловиса и других артефактов с востока США.
После того как в 80-е годы двадцатого века к разнообразным методам исследования добавились лингвистические и генетические, постепенно стали накапливаться доказательства того, что человек появился в Новом Свете около 30 тысяч лет назад — возможно, имела место не одна волна миграции, и люди не обязательно пришли на континент по ледяной перемычке, а могли причалить к неизведанным берегам на плотах и лодках. Тем не менее основной догмат — путь из северо-восточной Азии на северо-запад Америки — продолжал держаться, несмотря на обескураживающие факты из Южной Америки. Эти свидетельства — их открытие не только игнорировалось, но поначалу даже замалчивалось — касаются двух мест, где были обнаружены орудия каменного века, раздробленные кости животных и даже петроглифы.
Первая из этих двух стоянок первобытных людей находится в Монте-Верде, на тихоокеанском побережье Чили. Там археологи обнаружили остатки выстланных глиной очагов, каменные и костяные орудия и фундаменты деревянных навесов. Она была обитаема около 13 тысяч лет назад. Полученная дата не может быть объяснена миграцией «людей из Кловиса» из Северной Америки на юг. Более того, в нижних археологических слоях стоянки обнаружились фрагменты каменных орудий, указывающих на то, что человек появился в этих местах еще на 20 тысяч лет раньше. Второе место неожиданных находок расположено на противоположном краю континента, на северо-востоке Бразилии. В местечке с названием Педра-Фурада в скальных пещерах были обнаружены круглые каменные очаги, заполненные древесным углем и окруженные обломками кремния. Ближайший источник кремния находится за много миль от этого места, и это значит, что острые камни были перенесены к очагам намеренно. Радиоуглеродный анализ и другие методы датировки показали, что их возраст составляет от 14 300 до 47 000 лет. Несмотря на то, что самые авторитетные археологи продолжали считать такие даты «просто непостижимыми», в пещере на уровне, соответствующем 10 тысячам лет, были найдены петроглифы (рисунки на скалах), воз-| раст которых не вызывает сомнений. На одном из них изображено животное с длинной шеей, похожее на жирафа, хотя эти животные не водятся в Южной Америке.
Свидетельства, противоречившие теории «человека из Кловиса», дополнялись фактами, что путь в Америку через ледяной мост в Беринговом проливе был не единственным. Антропологи из центра исследований Арктики Смитсоновского института в Вашингтоне пришли к выводу, что представления об одетых в звериные шкуры охотниках, бредущих с копьями наперевес по ледовой пустыне (вместе с женщинами и детьми), не имеют ничего общего с первыми жителями Америки. Скорее это были мореплаватели, причалившие на плотах или лодках к более гостеприимным южным берегам Америки. Другие ученые, например, из исследовательского центра Государственного университета штата Орегон, не исключали пересечение Тихого океана через острова и Австралию (этот континент был заселен около 40 тысяч лет назад).
Большинство специалистов по-прежнему считали такие путешествия «примитивных людей» фантазией; более ранние даты отвергались как инструментальные ошибки, каменные орудия считались осколками скал, раздробленные кости животных — следствием камнепада, а не действий охотников. Тот же аргумент, положивший конец спорам о возрасте сфинкса, теперь использовался в дискуссии относительно первых американцев: кто десять тысяч лет назад мог обладать технологией, позволяющей пересечь безбрежные океаны на лодке, и откуда доисторические мореплаватели могли знать, что на той стороне есть пригодная для обитания земля?
На этот вопрос (как и на вопрос о возрасте сфинкса) есть единственный ответ: аннунаки научили человека пересекать океаны, рассказав ему, где находится — а возможно, перенеся его туда «на крыльях орлов», -как сказано в Библии, Земля обетованная.
В Библии описываются два случая намеренной миграции, и в обоих случаях людей вел Бог. Сначала, более 4000 лет назад, он приказал Аврааму: «пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего». Он должен был пойти, как сказал Господь, «в землю, которую Я укажу тебе». Второй эпизод — это исход евреев из Египта около 3400 лет назад. Бог показывал народу израильскому путь к Обетованной земле.
Господь же шел пред ними днем
в столпе облачном,
показывая им путь,
а ночью в столпе огненном,
светя им, дабы идти им
и днем и ночью.
Направляемые и поддерживаемые богами, люди следовали по их стопам — на Ближний Восток, а также в новые земли за океаном.
Новейшие археологические открытия придают достоверность воспоминаниям о событиях древности, которые мы называем «мифами» или «легендами». Они неизменно рассказывают нам о многих случаях миграции, причем всегда по морю. Примечательно, что в этих рассказах часто присутствуют числа семь и двенадцать — числа, которые имеют отношение не к анатомии человека или системе счисления, а к астрономическим знаниям и календарю, и которые указывают на связи со Старым Светом.
Одним из наиболее полных циклов является цикл мифов племен нахуатль из центральной Мексики, последними из которых были истребленные испанцами ацтеки. Их легенды о переселениях охватывают четыре эпохи, или «Солнца», причем первая из них закончилась Великим потопом. Одна из версий, в которой указывается длительность этих эпох, сообщает нам, что первое «Солнце» началось за 17 141 год до того, как эта легенда была рассказана испанцам, то есть примерно в 15 600 году до нашей эры, за тысячи лет до Великого потопа. Легенды и мифы, записанные в виде пиктограмм в книгах, которые называются кодексами, повествуют о том, что первые люди пришли из Ац-лана, «Белого Места», которое ассоциировалось с цифрой семь. Иногда оно описывалось в виде семи пещер, из которых вышли предки, а иногда изображалось как место семи храмов: большой ступенчатой пирамиды (зикку-рата) в окружении шести храмов меньшего размера. Кодекс Ботурини содержит серию напоминающих комиксы рисунков, которые рассказывают о переселении четырех племен в незапамятные времена. Люди вышли из места семи храмов, пересекли море на лодках и высадились на берег в стране пещер; на пути в неведомое мигрантов вел за собой бог, символ которого напоминал Всевидящий Глаз, прикрепленный к эллиптическому жезлу (рис. 126а). Затем четыре клана направились в глубь материка (рис. 126b), пройдя через различные земли. Они разбились на несколько племен, и одно племя, Мексика, в конце концов добралось до долины, где они увидели орла, сидящего на кактусе. Это был знак, что они дошли до места назначения, и именно здесь была построена столица народа нахуатлан. Затем город стал столицей ацтеков, которые сохранили древнюю эмблему, сидящего на кактусе орла. Город назвали Те-ночтитплан, город Теноча. Эти первые поселенцы назывались теноча, или народ Теноча. В одной из предыдущих книг я приводил доводы в пользу гипотезы, что они могли быть потомками Еноха, сына Каина, которые все еще страдали от проклятия, наложенного на их предка за братоубийство. Согласно Библии, Каин, удалившийся в «землю Нод», построил город и назвал его именем своего сына, Енох; у Еноха было четыре потомка, от которых произошли четыре клана.

Испанский историк Фра Бернардино де Сахагун («Historia de las cosas de la Nueva Espana»), который пользовался устными источниками и легендами племени нахуатлан, записанными вскоре после установления господства испанцев, сообщает о путешествии по морю и о названии места высадки на берег, Панотлан. Это название переводится просто как «место прибытия морем», и Фра Бернардино пришел к заключению, что это Гватемала. Его информация содержит любопытные подробности о том, что возглавляли переселенцев Четыре Мудреца, которые «везли с собой манускрипты с ритуалами и знали тайны календаря». Теперь мы уже знаем, что ритуалы и календарь — это две стороны одной медали, то есть поклонения богам. Можно с уверенностью сказать, что у народа нахуатлан календарь состоял из двенадцати месяцев и, возможно, даже был поделен на двенадцать домов Зодиака. В хрониках Сахагуна мы читаем, что тольтеки — племя из рода нахуатль, предки и учителя ацтеков — хорошо разбирались в небесных светилах и делили небесный свод на двенадцать пресекающихся частей.
На юге, где волны Тихого океана омывали берега Южной Америки, «мифы» Анд не упоминали о древних миграциях, но рассказывали о Великом потопе и утверждали, что боги, уже обитавшие на этих землях, помогли немногим выжившим на высоких пиках вновь заселить континент. Легенды совершенно недвусмысленно говорят о новых поселенцах, прибывших морем после Великого потопа; первых и наиболее запомнившихся возглавлял человек по имени Наймлап. Он руководил переходом своих людей через Тихий океан на лодках из бальзы, ведомый «идолом», зеленым камнем, через который Великий Бог передавал ему навигационные и другие указания. Высадка на берег произошла в том месте, где южноамериканский континент дальше всего выдается в Тихий океан; эта точка расположена на территории современного Эквадора и называется мысом Св. Елены. После того как путешественники высадились на берег, Великий Бог (по-прежнему вещавший через зеленый камень), рассказал людям, как обрабатывать землю и строить дома, а также обучил различным ремеслам.
В музее золота в Боготе хранится реликвия из чистого золота (рис. 127), представляющая собой миниатюрную копию бальзового плота, на котором расположился высокий капитан со своими спутниками. Вполне возможно, что в этом произведении искусства запечатлено морское путешествие Наймлапа или кого-то из его соплеменников. Согласно легенде, эти люди были хорошо знакомы с календарем и поклонялись двенадцати богам. После высадки на берег они двинулись в глубь материка, обосновались в том месте, где теперь находится столица Эквадора Киото, и построили два храма друг напротив друга: один был посвящен Солнцу, а другой Луне. У входа в храм Солнца стояли две каменные колонны, а во дворе перед ним — круг из двенадцати каменных столбов.

Знакомство со священным числом двенадцать — характерной особенностью месопотамского пантеона и календаря — указывает на календарь, сходный с тем, что был изобретен в Шумере. Почитание и Солнца, и Луны свидетельствует об использовании солнечно-лунного календаря — опять-таки как в Шумере. Вход в храм с двумя колоннами напоминает две колонны, которые устанавливались по бокам храмовых ворот на всем Ближнем Востоке, от Месопотамии до Египта. Кроме того, обнаружился еще и круг из двенадцати каменных колонн, — как будто всех остальных особенностей, указывающих на связь со Старым Светом, недостаточно. Тот, кто пересек Тихий океан, должен был знать о каменных астрономических приборах в форме круга в Лагаше или в Стоунхендже или в обоих местах.
Ученые полагают, что несколько предметов из камня, хранящихся в Национальном музее Перу в Лиме, служили прибрежным жителям в качестве календаря. Один из них, имеющий каталожный номер 15-278 (рис. 128), разделен на двенадцать квадратов с отверстиями, число которых варьируется от шести до двенадцати, а на верхней и нижней гранях расположены двадцать девять и двадцать восемь отверстий соответственно. Все это явно указывает на подсчет фаз луны.

Фриц Бак («Inscriptiones Calendarias del Peru Prien-caico»), который сделал эту область исследований своей специальностью, полагал, что 116 отверстий, или углублений, в шестнадцати квадратах указывают на связь с календарем майя из Мексики и Гватемалы. В настоящее время факт существования тесных контактов народов и культур из северных районов Анд и Центральной Америки — совсем недавно его начисто отрицали — уже не подлежит сомнению. Среди переселенцев из Центральной Америки, вне всякого сомнения, были африканские и семитские племена, что подтверждается многочисленными образцами каменной резьбы и статуэток (рис. 129а). До них на континент прибыли морем народы, которые можно отнести к индоевропейцам (рис. 129Ь), а в промежутке между этими волнами миграции на эти берега высадились «люди-птицы» (рис. 129с) со шлемами на головах и оружием из металла. Еще одна группа могла прийти по суше через бассейн Амазонки и ее-притоков; их символы практически идентичны с хеттскими иероглифами для обозначения «богов» (рис. 130). Хеттский пантеон был лишь разновидностью шумерского пантеона, и этот факт, возможно, объясняет удивительную золотую статуэтку, найденную в Колумбии. Это изображение богини, которая держит в руках нож для перерезания пуповины — эмблему Нинхурсаг, Богини Матери шумеров (рис. 131).



Побережье в районе северных и центральных Анд и равнины Южной Америки были населены племенами, говорящими на языке кечуа и названными — за неимением лучшего — по названиям рек, вдоль которых стояли их поселения. Выяснилось, что инки основали свою империю и построили знаменитые дороги на руинах, оставшихся от прежних обитателей. Южнее, начиная с того места, где расположена Лима (столица Перу), и дальше вдоль побережья и гор, окружающих озеро Ти-тикака, доминирующим языком был аймара. Легенды этих племен тоже рассказывают о переселенцах, прибывших морским путем на побережье Тихого океана, а также сухопутным путем из района озера Титикака. Индейцы аймара считали первых недружественными пришельцами, а вторых называли Уру, что означает «старый народ». Эти люди были отдельным племенем, и их потомки до сих пор живут в окрестностях Священной Долины, сохраняя свои обычаи и традиции. К вероятности того, что это шумеры, прибывшие на озеро Титикака в те времена, когда столицей Шумера был Ур (последний раз с 2200 по 2000 год до нашей эры), следует отнестись со всей серьезностью. Примечательно, что провинция, на территории которой находятся Священная Долина и восточные берега озера Титикака, а также весь запад Бразилии, и сегодня носит название Madre del Dios, или «Мать богов», — точно такой же титул носила Нинхурсаг. Неужели простое совпадение?
Ученые выяснили, что на протяжении многих тысячелетий основное культурное влияние на эти народы оказывал комплекс Тиахуанаку. Это подтверждается тысячами глиняных и металлических предметов с изображением Виракочи, появляющегося в Воротах Солнца в одеждах (включая роскошную ткань, в которую заворачивали мумии), украшенных такими же символами, как на самих воротах и на календарях.
Чаще всего встречался символ, или — как называл их Познански — иероглиф, с изображением лестницы (рис. 132а), который также использовали в своих рисунках египтяне (рис. 132 Ь) и который часто появлялся на андских артефактах в виде «наблюдательной» башни (рис. 132с). Такие наблюдения, если судить по планировке Калассайи и по символам небесных тел в Тиахуа-наку, включали в себя и Луну (чьим символом был круг между двумя полумесяцами, рис. 132d).


Таким образом, и календарь, и астрономические знания были принесены на тихоокеанское побережье Южной Америки теми же учителями, что и на Ближний Восток.
Комментируя обсуждавшиеся выше свидетельства присутствия человека в Америке в глубокой древности, а также возможные пути миграции, доктор Нид Гвидон из французского Института социальных наук, вместе с бразильскими археологами участвовавший в раскопках Педро-Фурада, заявил следующее: «Нельзя исключать и маршрут через Атлантический океан из Африки».
Находка «самой старой гончарной мастерской в Америке», о которой группа археологов из Музея естественной истории Чикаго сообщила 13 декабря 1991 года в журнале «Science», «перевернула привычные представления» о населении Америки и особенно бассейна Амазонки, где было сделано открытие. Считалось, что обитатели этих мест «просто не обладали ресурсами для поддержания такой сложной доисторической культуры». Вопреки сложившемуся мнению, почва бассейна Амазонки не менее плодородна, чем в заливных долинах Нила, Ганга и других великих рек мира, утверждала глава экспедиции доктор Энн С. Рузвельт. Украшенные рисунком красно-коричневые глиняные черепки имели возраст (это подтверждали новейшие методы датировки) не менее семи тысяч лет. Их нашли в местечке под названием Сабтарем под грудой раковин и другого мусора, оставленного древними обитателями, которые занимались рыболовством.
Возраст керамики и тот факт, что она была украшена штриховым рисунком, ставят ее в один ряд с керамикой, которая появилась на Ближнем Востоке на равнине, ставшей колыбелью шумерской цивилизации. В одной из предыдущих книг мы приводили свидетельства наличия шумерских следов в бассейне Амазонки, а также в районе золотых и оловянных рудников Перу. Последнее открытие — тем, что возраст керамики был установлен достоверно, а также своим появлением в период, когда более раннее появление людей на континенте уже не считалось невероятным, — подтверждало прежние неортодоксальные выводы: в древности люди с Ближнего Востока добирались до Америки, пересекая Атлантический океан.
Возможность такого маршрута подтверждают находки, связанные с календарем. Наиболее интересные и загадочные из них были сделаны в северо-восточной части бассейна Амазонки, в районе границы Бразилии и Гайаны. Здесь над плоской равниной возвышается яйцеобразная скала. Высота ее достигает 100 футов, а диаметр — от 250 до 300 футов. Естественная выемка на ее вершине имеет форму бассейна, вода из которого попадает внутрь гигантской скалы по многочисленным каналам и ходам. Похожее на пещеру углубление было расширено до большого каменного навеса, а затем в скале были вырезаны различные гроты и площадки, расположенные на разных уровнях. Над входом во внутреннее пространство скалы помещено изображение змеи длиной около двадцати футов; ее рот обрамлял три отверстия в скале, окруженные загадочными и не поддающимися расшифровке надписями. Внутри и снаружи скала была усеяна сотнями значков и символов.
Заинтригованный сообщениями побывавших в этом месте исследователей, а также местными преданиями, рассказывающими о том, что в гротах есть скелеты «гигантов с европейскими чертами лица», профессор Марсель Ф. Хомет («Die Sonne der Sonne») в 1950 году исследовал скалу и предоставил о ней более точные данные. Он обнаружил, что три грани Педра-Пинтада смотрят в трех направлениях: большая грань ориентирована вдоль оси восток — запад, а две меньших по размеру грани смотрят на юго-юго-восток и юго-юго-запад. Его вывод был следующим: «Внешняя ориентация... этого памятника подчиняется правилам древних европейских и ближневосточных культур». Он считал, что многочисленные значки и символы, нарисованные на идеально отполированных поверхностях скалы, являются «безупречным рядом чисел, в основе которого лежит не десятичная система», и «принадлежат к древнейшей из известных культур восточного Средиземноморья». Он полагал, что поверхности, заполненные точками, представляют собой таблицы умножения — такие, как 9 на 7, 5 на 7, 7 на 7 и 12 на 12.
Самыми необычными артефактами — из-за которых некоторые первые исследователи назвали эту скалу «Местом каменных книг» — были дольмены, большие плоские камни, лежавшие на опорах и весившие от пятнадцати до двадцати тонн каждый. Их поверхность была искусно раскрашена, а два камня имели правильную форму — пятиугольника (рис. 133а) и овала (рис. 133б). На обоих камнях, как и у входа в пещеру, доминирую щим изображением была змея. Это обстоятельство, а также другие символы натолкнули Хомета на мысль о Древнем Египте и восточном Средиземноморье. Поскольку многие дольмены были установлены на уровне входов во внутренние гроты и рядом с ними, ученый пришел к выводу —- об этом также рассказывали легенды индейцев, — что это было священное место захоронения вождей или других знатных людей «цивилизованного народа, который жил в этих местах, так же как и в Тиахуанаку, огромном городе в Андах, в глубокой древности — возможно, за тысячи лет до рождения Христа».

Высказывания Хометта относительно того, что математическая система, лежащая в основе значков на гладких поверхностях скалы, не является десятичной и «принадлежит к древнейшей из известных культур восточного Средиземноморья», модно рассматривать как намек на шестидесятеричную систему счисления, доминировавшую на Ближнем Востоке в глубокой древности. Большое значение имеет и другой его вывод — о связях как с восточным Средиземноморьем, так и с Тиахуанаку «за тысячи лет до рождения Христа».
Несмотря на то что рисунки на двух дольменах правильной формы до сих пор не расшифрованы, они содержат, по нашему мнению, ряд важных ключей. На пятиугольном камне представлен, вне всякого сомнения, последовательный рассказ — возможно, как в более поздних книгах в картинках из Центральной Америки, это рассказ о миграции и о маршруте переселенцев. В четырех углах рисунка помещены изображения четырех разных людей — не исключено, что это предшественник знаменитого рисунка майя на обложке Кодекса Фехервари, где изображены четыре части света и (разными цветами) соответствующие им расы людей. Как и пятиугольный дольмен, центральная часть рисунка майя имеет геометрически правильную форму.
Помимо центральной плоскости, которая имеет форму пятиугольника, на поверхности дольмена имеются значки, которые, по всей видимости, являются неизвестным шрифтом. Мы обнаружили некоторое сходство между этими знаками и средиземноморскими письменами, известными как «линейное письмо А», предшественниками письменности Крита, и живших на территории Анатолии (Турция) хеттов.
Самый заметный рисунок на пятиугольной панели — это змея, также характерная для доэллинской культуры Крита и Древнего Египта. В ближневосточном пантеоне змея была символом Энки и его клана. На овальном дольмене она изображена в виде небесного облака, что наводит на мысль о змее на месопотамском пограничном камне Кудурру (рис. 92), где она была символом Млечного Пути.
Многие из символов, обрамляющих центральную грань, напоминают шумерские и эламитские значки и эмблемы (такие, как свастика). Крупные рисунки внутри овальной рамки дают еще больше информации. Если мы будем рассматривать верхний центральный символ как элемент шрифта, то остаются ровно двенадцать символов. По нашему мнению, они представляют собой двенадцать знаков Зодиака.
То, что не все они совпадают со знаками Зодиака, ведущими свою историю из Шумера, не должно вызывать удивления, поскольку в разных странах (например, в Китае) зодиак (то есть «круг зверей») был привязан к местной фауне. Однако некоторые знаки на овальном дольмене, такие как пара рыб (Рыбы), две человеческие фигурки (Близнецы) и женщина с колосом в руке (Дева), идентичны знакам Зодиака (и их названиям), принятым в Шумере и затем распространившимся по всему Старому Свету.
Таким образом, значение амазонских рисунков трудно переоценить. Мы уже упоминали о том, что Зодиак — это абсолютно произвольное деление небесного круга на двенадцать групп звезд, а не результат наблюдений за простыми природными явлениями, такими, как цикл смены дня и ночи, фазы Луны или сезонные изменения в движении Солнца. Знакомство древних обитателей Южной Америки с концепцией Зодиака и совпадение его знаков с месопотамскими должно восприниматься как свидетельство того факта, что в бассейне реки Амазонки жили люди, знакомые с достижениями Ближнего Востока.
Не меньшее изумление, чем декоративные рисунки и знаки Зодиака на поверхности овального дольмена, вызывают изображения в центральной части пятиугольного камня. Там мы видим круг из камней, в центре которого расположены два монолита, а между ними находится (насколько можно судить по частично стертому рисунку) голова человека, взгляд которого направлен на один из монолитов. Подобные головы можно обнаружить в астрономических кодексах майя, где этот значок обозначает астронома-жреца.
Все эти особенности рисунков, а также ориентация трех граней скалы, свидетельствуют о присутствии кого-то, кто имел представление о наблюдениях за небесными телами...
Но кто это был? Кто мог в глубокой древности пересечь океан? Совершенно очевидно, что у такого путешествия должна была быть цель. И независимо от того, обладали астрономическими знаниями люди, которых вели или перевозили к брегам Южной Америки, или они получили эти знания уже на новых землях, это не могло произойти без участия «богов».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Захария Ситчин. Армагеддон откладывается!
СообщениеДобавлено: 15 сен 2011, 05:12 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14633
При отсутствии письменных свидетельств найденные в Южной Америке петроглифы являются важными ключами к пониманию того, что знали и видели древние обитатели континента. Многие из этих рисунков были найдены в северо-восточной части материка в бассейне Амазонки и верховьях этой могучей реки, а также ее бесчисленных притоков, берущих начало в далеких Андах. Главная река Священной Долины инков, Урумамба, является всего лишь притоком Амазонки; то же самое можно сказать о других перуанских реках, несущих свои воды на восток из тех мест, где загадочные руины свидетельствуют о существовании здесь в прошлом металлургических центров. Известные ученым места — это лишь малая часть того, что может быть обнаружено при должной организации археологических раскопок, — и все они указывают на достоверность местных преданий о людях, которые пересекли Атлантический океан, высадились на восточном побережье континента и прошли весь бассейн Амазонки в поисках золота, олова и других сокровищ Анд.
Только в Британской Гвиауе было обнаружено больше десятка мест, где скалы покрыты резьбой. Неподалеку от Каракананка в горах Пакараимо петроглифы (рис. 134а) представляют собой изображение звезд с разным количеством лучей (шумерское изобретение), полумесяц, солнце, а также нечто, напоминающее прибор для наблюдений, расположенный рядом со ступеньками.
В местечке под названием Марлисса длинная гряда гранитных скал вдоль берега реки испещрена разнообразными петроглифами; некоторые из них удостоились чести украсить обложку журнала Королевского сельскохозяйственного и коммерческого общества Британской Гвианы (номер 6 за 1919 год) (рис. 134Ь). Необычная фигурка с поднятыми руками, похожей на шлем головой и одним большим «глазом» изображена рядом с конструкцией, напоминающей большую лодку (рис. 134с). Повторяющиеся изображения туго спеленатых существ с нимбом над головой (рис. 134d) имеют гигантские размеры: в одном случае тринадцать футов в высоту, а в другом почти восемь футов.




В соседнем Суринаме (бывшая голландская Гвиана), в районе водопадов Фридриха-Вильгельма IV, петроглифы настолько многочисленны, что ученым пришлось пронумеровать места их расположения, каждую группу в пределах одного места, а также каждый петроглиф в группе. Некоторые из них (рис. 135) сегодня можно принять за изображения НЛО и их экипажей — точно так же как петроглиф (рис. 136) из зоны 13 у водопада Уонотобо, где уже знакомое изображение высокого существа с нимбом трансформируется в сооружение с куполом и спускающейся вниз лестницей, в отверстии которого стоит могучий человек
Смысл этих петроглифов заключается в следующем: одни люди приплывали на континент в лодках, тогда как другие, похожие на богов, прибывали на «летающих тарелках».
Среди всех этих петроглифов как минимум два символа могут быть признаны знаками ближневосточного письма из хеттских надписей в Анатолии. Один из таких значков — по всей видимости, он служит для обозначения расположенной рядом головы в шлеме и с рогами (рис. 137а) — явно напоминает хеттский иероглиф, который переводится как «великий» (рис. 137б). В хеттских текстах этот иероглифический значок чаще всего встречается в комбинации с иероглифом «царь, правитель», и это сочетание имеет смысл «великий царь» (рис. 137с). Несколько точно таких же сочетаний было обнаружено среди петроглифов в окрестностях водопада Уонотобо в Суринаме (рис. 137d).

Петроглифы покрывают большие и малые скалы по всей Южной Америке. Они рассказывают историю человечества в этой части планеты — историю, которая ждет своей полной расшифровки и изучения. На протяжении более ста лет исследователи доказывают, что южноамериканский континент можно пересечь пешком, на лошадях, на каноэ или плотах. Один из главных маршрутов начинается на северо-востоке Бразилии (Гайаны или Венесуэлы) и использует речную систему Амазонки для доступа в северные и центральные части Перу. Другой берет начало в Бразилии неподалеку от Сан-Паулу и ведет на запад через провинцию Ма-ту-Гроссо в Боливию и к озеру Титикака, а затем на север либо в центральные области Перу (в Священную Долину), либо на побережье. Именно в этих местах заканчиваются оба маршрута.
Как показывают открытия, обсуждавшиеся в начале этой главы, человек появился в Америке (в частности, в Южной Америке) десятки тысяч лет назад. Если верить петроглифам, то имели место три волны миграции. Ярким свидетельством этих трех фаз на атлантической части континента могут быть многочисленные находки в Педра-Фурада на северо-востоке Бразилии.
Педра-Фурада — это наиболее изученное место в районе, получившем название в честь самого крупного населенного пункта, Сан-Раймундо-Нонато; здесь обнаружены более 260 древних поселений, и в 240 из них археологи нашли произведения искусства из камня. Как показывает анализ древесного угля из доисторических очагов, человек появился в этих местах около 32 тысяч лет назад. Однако во всем районе следы человека внезапно исчезают около 12 тысяч лет назад, что совпадало с серьезным изменением климата. По нашему мнению, это изменение произошло одновременно с внезапным окончанием ледникового периода, которое было обусловлено Великим потопом. Искусство этого периода было натуралистичным; древние художники изображали то, что видели вокруг себя: местные виды животных, деревья и другую растительность, а также людей.
Пробел длиною в две тысячи лет закончится после того, как в этот регион прибыли новые группы поселенцев. Сделанные ими рисунки на скалах дают основание предположить, что они пришли издалека, поскольку среди них появились изображения не водившихся в этой местности животных: гигантских ленивцев, лошадей, предков ламы и (по мнению археологов) верблюдов (правда, на наш взгляд, они больше похожи на жирафов). Эта вторая фаза заселения закончилась примерно 5000 лет назад, и именно к ее последней стадии относится расписная керамика. Кроме того, в искусстве этой эпохи появляются, по словам руководившего раскопками Нида Гвидона, «абстрактные знаки», которые «по всей видимости, связаны с ритуалами или мифическими предметами» — то есть с религией и поклонением «богам». Именно в конце этой фазы наблюдается переход к петроглифам, похожим на ближневосточные знаки, символы и письмена, что привело к появлению в третьей фазе наскальных рисунков и значков, имеющих отношение к астрономии и календарю.
Эти петроглифы были обнаружены как в обеих прибрежных зонах, так и вдоль основных маршрутов пересечения континента. Чем ближе они к третьей фазе, тем отчетливее становится небесная символика. И чем ближе они к южным районам материка, будь то Бразилия, Боливия или Перу, тем сильнее они напоминают Шумер, Месопотамию и Анатолию. Некоторые ученые, и особенно в Южной Америке, интерпретируют разнообразные значки как разновидность шумерской письменности. Самый большой петроглиф в этом регионе — это так называемый канделябр, или трезубец, встречающий каждого, кто причаливает к тихоокеанским берегам Южной Америки в заливе Паракас (рис. 138а). Согласно местным легендам это испускающий молнии жезл Виракочи, аналогичный тому, что изображен в верхней части Ворот Солнца в Тиахуанаку. Мы склонны отождествлять его с символом «бога бурь» (рис. 138б), младшего сына Энлиля, которого шумеры называли Ишкур, вавилоняне и ассирийцы Адад, а хетты Тешуб («создающий ветер»).

Присутствие или, по крайней мере, влияние шумеров может быть подтверждено документально, хотя и в мелочах — это было сделано в одной из моих предыдущих книг, — однако до настоящего времени не предпринималось никаких попыток нарисовать всеобъемлющую картину присутствия в Южной Америке хеттов. Мы уже упоминали о том, что в Бразилии были найдены знаки, напоминающие хеттское письмо, однако гораздо больше может скрываться за следующим удивительным совпадением: обитатели анатолийских холмов первые в Старом Свете научились добывать железо, а название страны Бразилии почти идентично аккадскому слову, обозначающему железо — Барзел. Это сходство Сайрус X. Гордон («Before Columbus» и «Riddles in History») считал важным ключом к пониманию того, кем были первые американцы. Другими ключами могут стать изображения индоевропейцев, найденные в Эквадоре и на севере Перу, а также тот факт, что загадочные письмена на острове Пасхи, расположенном в Тихом океане вдали от побережья Чили, располагаются по той же системе, что и хеттские — первый ряд слева направо, второй справа налево, следующий снова слева направо и так далее.
В отличие от Шумера, расположенного в аллювиальной долине, где отсутствовал такой строительный материал, как камень, владения Энлиля в Анатолии представляли собой КУР.КИ, «горную страну», управлять которой был поставлен Ишкур/Адад/Тешуб. Сооружения в Андах тоже были построены из камня — от древних циклопических конструкций до идеально обточенных каменных плит Древней Империи, а также сложенных из булыжников домов инков и построек наших дней. Кто в этой горной стране мог владеть искусством каменной кладки — еще до появления цивилизации в Андах, до возникновения империи инков? Мы предполагаем, что это были каменщики из Анатолии, которые также являлись опытными рудокопами — в древности Анатолия была важным источником руд металлов и одним из первых мест, где начали смешивать медь с оловом для получения бронзы.
Осматривая руины города Хатуссы, древней столицы хеттов, которая расположена в 150 милях к северо-востоку от современной столицы Турции Анкары, начинаешь понимать, что в некоторых отношениях они похожи на грубую копию каменной кладки в Андах — даже несмотря на уникальные и замысловатые вырезы в твердом камне, напоминающие лестницу (рис. 139).

Нужно быть специалистом по древней керамике, чтобы увидеть разницу между некоторыми образцами керамики из Анатолии и Анд, особенно отполированной красно-рыжей керамики бронзового века. Однако даже неспециалист заметит сходство между странными воинами, изображенными на артефактах из прибрежных районов Перу (рис. 140а), и доэллинскими воинами на артефактах из восточного Средиземноморья (рис 140б).

Не следует забывать, что родиной первых греков была не сама Греция, а западная часть Анатолии (Малая Азия). Древние мифы и легенды, дошедшие до нас в таких произведениях, как «Илиада» Гомера, рассказывают о поселениях в Анатолии. Троя находилась именно в Малой Азии. То же самое относится к легендарному городу Сардис, столице лидийского царя Креза, который был известен своими несметными сокровищами. Воз-: можно, гипотеза о том, что Одиссей в своих странствованиях добирался до Америки, не является такой уж беспочвенной.
* * *
В жарких спорах вокруг того, кем были первые американцы, есть один странный аспект: почти никакого внимания не уделяется вопросу, насколько хорошо владели искусством мореплавания древние люди. Многочисленные факты говорят о том, что знания эти были достаточно глубокими — и в этом случае невозможное становится возможным только в том случае, если принять идею о руководящей роли аннунаков.
В шумерском «Списке царей» упоминается древний царь Эреха, предшественник Гильгамеша: «Мескиагга-шер, сын (бога Солнца) Уту, правил (и) как эн и как царь 324 года — Мескиаггашер вошел в море (и) поднялся в горы». Ученые не объясняют, как такое путешествие через океан могло быть совершено без знаний в области навигации, которых тогда якобы не существовало.
Несколько столетий спустя Гильгамеш, матерью которого была богиня, отправился в путь на поиски бессмертия. Его приключения, предшествовавшие странствиям Одиссея, превосходили их по драматичности. В своем последнем путешествии ему пришлось пересечь воды Моря Смерти, а это было возможно только с помощью корабельщика Уршанаби. Но уже в самом начале плавания Уршанаби обвинил Гильгамеша в том, что тот разбил «идолы», без которых было невозможно вести судно. Древний текст приводит жалобы Уршанаби, которые занимают три строки на плохо сохранившейся глиняной табличке, и все три строки начинаются словами: «Я вглядываюсь, но не могу...» — и это наводит на предположение о навигационном приборе. Чтобы разрешить проблему, Уршанаби велит Гильгаме-шу вернуться на берег и нарубить сто двадцать длинных деревянных шестов. Когда они вновь пустились в плавание, Уршанаби приказал Гильгамешу сбрасывать по одному шесту, группами по двенадцать штук. Когда были использованы все сто двадцать шестов, они достигли места назначения на другом берегу моря. Таким образом, определенное количество шестов, расставленных определенным образом, заменило «идолы», которые стали непригодными для того, чтобы «вглядываться» в них.
Известно, что Гильгамеш был историчной личностью — царем, правившим в Эрехе (Уруке) примерно в 2900 году до нашей эры. Несколько столетий спустя шумерские купцы морскими путями добрались до дальних стран, экспортируя зерно, шерсть и ткани, которыми славился Шумер, и импортируя — как утверждал Гудеа — металлы, лес, строительные и драгоценные камни. Такие путешествия были невозможны без навигационных приборов.
Тот факт, что в древности существовали такие приборы, подтверждает предмет, найденный в начале двадцатого столетия в восточном Средиземноморье неподалеку от расположенного в Эгейском море острова Ан-тикифера. Две лодки с собирателями губок, плывшие по древнему морскому пути с востока на запад Средиземного моря между островами Крит и Кифера, обнаружили на морском дне остатки древнего судна. Среди обломков были найдены различные артефакты, в том числе мраморные и бронзовые статуи, датируемые четвертым веком до нашей эры. Само судно было построено примерно в 200 году до нашей эры, а амфоры, в которых когда-то перевозили вино, оливковое масло и другие продукты, датировались 75 годом до нашей эры. Таким образом, возраст судна и его груза не вызывал сомнений — а также тот факт, что оно было загружено на побережье Малой Азии.
Предметы и материалы, поднятые со дна моря, были доставлены в Афины для более тщательного изучения. Среди них оказались бронзовая лампа и осколки какого-то предмета, вызвавшие неподдельное изумление ученых. Осколки очистили и склеили. Этот «предмет» (рис. 141) оказался точным механизмом с множествомшестеренок, сцепленных между собой в различных плоскостях и помещавшихся внутри круглой рамы, которая, в свою очередь, находилась в квадратном футляре. Все это напоминало астролябию со «сферической проекцией и набором колец». После длившихся несколько десятилетий исследований с применением рентгеновских лучей и металлургического анализа этот прибор был выставлен в Национальном археологическом музее Афин (каталожный номер X. 15087). На витрине имеется табличка с пояснительной надписью:
«Этот механизм был найден в море поблизости от острова Антикифера собирателями губок в 1900 году. Он являлся частью груза на судне, потерпевшем кораблекрушение в первом веке до нашей эры.
Считается, что это солнечно-лунный календарь, датируемый, согласно новейшим данным, примерно 80 годом до нашей эры».

Одно из самых тщательных исследований этого предмета содержится в книге «Gears from the Greeks» профессора Дерека де Сола Прайс из Йельского университета. Он обнаружил, что три осколка прибора содержат шестерни, циферблаты и размеченные пластины, которые в свою очередь были собраны из десяти отдельных деталей. Шестеренки зацеплялись друг за друга при помощи нескольких дифференциалов — это сложное устройство применяется в автоматической коробке передач современных автомобилей. Такая конструкция позволяла учитывать как солнечный цикл, так и двадцатидевятидневный лунный цикл. Шестеренки были снабжены крохотными зубчиками и вращались на разных осях; метки на круглых и прямоугольных деталях сопровождались надписями на греческом языке, в которых перечислялись некоторые зодиакальные созвездия.
Вне всякого сомнения, этот инструмент являлся продуктом передовой технологии и глубоких научных знаний. Ничего подобного по сложности не было найдено ни в предшествующие, ни в последующие времена — несмотря на предположение профессора де Сола Прайса, что этот механизм мог быть изготовлен — или, возможно, отремонтирован — в школе Посейдона на острове Родос по образцу устройств, изобретенных и использовавшихся Архимедом. Ученый писал, что может понять шок человека, вынужденного пересмотреть свои представления об эллинской технологии, но не согласен с «радикальной интерпретацией», что сложность и совершенство механизма прибора настолько превосходят доступную древним грекам технологию, что единственным объяснением может быть то, что его изобрели и изготовили инопланетяне, прибывшие на нашу планету из космоса.
Тем не менее факт остается фактом: нигде не было найдено ни одного устройства, которое по сложности и точности могло сравниться с этим прибором и быть изготовлено на протяжении нескольких столетий до или после кораблекрушения у острова Антикифера. Даже средневековые астролябии, которые моложе прибора из Антикиферы на тысячу лет, по сравнению с древним механизмом выглядят детскими игрушками (рис. 142а). Более того, средневековые и более поздние европейские астролябии и другие подобные устройства изготовлены из латуни, которая обладает хорошей ковкостью, тогда как древний прибор (рис. 142б) сделан из бронзы — металла, который хорошо поддается литью, но которому трудно придать нужную форму и особенно изготовить из него механизм, превосходящий по сложности современные хронометры.

Однако прибор существует, и это — кто бы его ни изобрел или изготовил — доказывает, что в древности была возможна навигация высокого уровня, включавшая в себя хронометраж и наблюдения за небесными объектами.
По всей видимости, отказ признать непостижимое также лежит в основе того факта, что дебаты относительно первых американцев практически не касались вопросов древней картографии — несмотря на то что такую возможность предоставляла 500-я годовщина путешествия Колумба.
На другом берегу Эгейского моря, в Стамбуле (Константинополе — бывшей столице Византии и затем Оттоманской империи), в музее Топкапи, разместившемся в помещениях бывшего дворца, хранится еще одна находка, проливающая свет на возможности древней навигационной науки. Данный документ известен как карта Пири Рейса — по имени составившего ее адмирала—и относится к 1513 году нашей эры (рис. 143а). Это одна из немногих дошедших до нас карт мира времен эпохи великих открытий, и особый интерес она вызывает несколькими своими особенностями. Во-первых, это удивительная точность, а также сложный метод проецирования поверхности земного шара на плоскость. Во-вторых, это изображение всего южноамериканского континента (рис. 143b) вместе с узнаваемыми топографическими и географическими чертами как атлантического, так и тихоокеанского побережий. И третья особенность — верное изображение Антарктиды. Карта была составлена через несколько лет после путешествия Колумба, однако в 1513 году южная часть южноамериканского континента еще не была известна жителям Старого Света — Писарро совершил морской переход из Панамы в Перу только в 1530 году, а испанцы исследовали побережье и углубились внутрь континента к горной цепи Анд лишь несколько лет спустя. Тем не менее на карте изображена вся Южная Америка, включая Патагонию. Антарктида —не только очертания, но и само существование этого материка — была неизвестна европейцам до 1820 года, то есть еще три столетия после составления карты Пири Рейса. Тщательнейшие исследования, проведенные после обнаружения документа в сокровищнице султана в 1929 году, подтвердили эти загадочные особенности карты.

Краткие примечания на полях карты более подробно раскрываются в составленном адмиралом трактате «Бахрийе» («О море»). В пояснениях к таким географическим объектам, как Антильские острова, он писал, что информация о них получена из «карт Коломбо, неверного из Генуи». Кроме того, он воспроизводил рассказ о том, как Колумб пытался убедить правителей Генуи, а затем испанского короля в том, что согласно сведениям из хранящейся у него (Колумба) книги «в конце Западного моря есть берега и острова, на которых имеются металлы и драгоценные камни». Эта деталь в книге турецкого адмирала подтверждает сведения из других источников, что Колумб прекрасно знал, куда направляется, и имел в своем распоряжении древние карты и данные.
И действительно, существование таких древних источников подтверждается и Пири Рейсом. В последующих пояснениях, касающихся составления карты, он перечисляет работы арабских картографов, португальские карты («на которых изображены страны Хинд, Синд и Китай»), «карту Коломбо», а также «около двадцати карт и рисунков... времен Александра, Логда Двух Горнов». Это был арабский титул Александра Великого, и, значит, Пири Рейс видел и использовал в своей работе карты четвертого века до нашей эры. Ученые предполагают, что эти документы хранились в библиотеке Александрии и что часть из них могла сохраниться после того, как ее сожгли арабские завоеватели в 642 году нашей эры.
В настоящее время ученые убеждены, что предложение отправиться на запад к неизвестным берегам впервые было выдвинуто не Колумбом, а астрономом, математиком и географом из Флоренции по имени Паоло дель Поццо Тосканелли в 1474 году. Признается также, что генуэзская карта 1351 года и карта братьев Пицига-ни 1367 года были известны жившим после них мореплавателям, и картографам, самым известным из которых был Герхард Кремер, или Меркатор, чей «Атлас» 1569 года и методы проекции до настоящего времени остаются картографическим стандартом.
Одна из необычных особенностей карты мира Мер-катора состоит в том, что на ней изображена Антарктида, хотя покрывающие ее льды были открыты британскими и русскими мореплавателями только 250 лет спустя, в 1820 году!
Меркатор — подобно своим предшественникам и последователям — использовал для составления «Атласа» более старые карты, составленные жившими до него картографами. В том, что касается Старого Света и особенно района Средиземноморья, он явно опирался на карты тех времен, когда на море господствовали финикийцы и карфагеняне. Эти карты были составлены Ма-ринием из Тира и сохранены для будущих поколений астрономом, математиком и географом Клавдием Птолемеем, который жил в Египте во втором веке нашей эры. Информацию о Новом Свете Меркатор черпал из старинных карт, а также из рассказов путешественников, посетивших эти земли после открытия Америки. Но где он взял данные не только о форме Антарктиды, но и о самом ее существовании?
Ученые единодушны в том, что наиболее вероятным источником этих сведений была карта мира, составленная в 1531 году Оронтеусом Финиусом (рис. 144а). На карте, где была точно спроецирована поверхность земного шара, разделенная на две полусферы с эпицентрами в точках северного и южного полюса, присутствовало не просто изображение Антарктиды — факт, удивительный сам по себе. Более того, карта показывала географические и топографические особенности континента, на протяжении многих тысячелетий скрытые под толстым ледяным панцирем.
На карте точно указаны мелкие детали: береговая линия, заливы, бухты, дельты рек и горы — и даже сами реки, которые скрыты под слоем льда. В настоящее время мы знаем о существовании всех этих географических объектов благодаря научным исследованиям, кульминацией которых стала интенсивная работа многочисленных коллективов ученых в 1958 году, объявленном международным годом геофизики. Выяснилось, что изображение на карте Финиуса непостижимым образом совпадает с истинной формой Антарктиды и содержит действительно существующие географические объекты материка (рис. 144б).
В одной из наиболее глубоких работ, посвященных этому предмету, Чарльз X. Хэпгуд («Maps of the Ancient Sea Kings») пришел к заключению, что в основе карты Финиуса лежат древние рисунки, изображавшие Антарктиду в ту эпоху, когда в западной части свободного ото льда континента вновь начала формироваться ледяная шапка. Это было, по мнению ученого, около шести тысяч лет назад, примерно в 4000 году до нашей эры.
Последующие исследования, например Джона У. Вей-хопта («Eos, the Proceedings of the American geophysical Union», август 1984 года), подтверждали эти выводы. Признавая, что «даже составление приблизительной карты большого континента требует знаний в области геометрии и навигации, явно превосходящие знания примитивных мореплавателей», он тем не менее был убежден, что в основу карты легли данные, полученные в период от 2600 до 9000 лет назад. Источник этих данных так и остался для него загадкой.

Приводя этот вывод в своей книге «Maps of the Ancient Sea Kings», Чарльз X. Хэпгуд писал: «Становится ясно, что эти древние путешественники исследовали землю от полюса до полюса. Это может показаться невероятным, но имеющиеся свидетельства говорят о том, что древние люди исследовали Антарктиду еще в те времена, когда ее берега были свободны ото льда. Совершенно очевидно, что они имели в своем распоряжении навигационный прибор для точного определения долгот, значительно превосходивший все устройства древности, Средневековья и даже современности вплоть до второй половины восемнадцатого века».
Однако эти древние мореплаватели всего лишь шли по стопам богов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Захария Ситчин. Армагеддон откладывается!
СообщениеДобавлено: 16 сен 2011, 12:39 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14633
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ССЫЛКА НА НЕСПОКОЙНУЮ ЗЕМЛЮ



Историки считают, что ссылка — как наказание — впервые была введена ассирийцами в восьмом веке до нашей эры, когда они «высылали» царей, старейшин, придворных и даже население целых регионов в далекие от дома края. На самом же деле наказание в виде принудительной высылки было придумано богами, а первыми ссыльными были сами аннунаки. Эта принудительная депортация — сначала богов, а затем и людей — изменила ход истории. Она также оставила след в календаре и была связана с наступлением Нового века.
Когда испанцы, а вслед за ними и другие европейцы поняли, насколько похожи традиции, обычаи и верования коренных обитателей Америки на те, что ассоциируются с Библией и евреями, они смогли предложить единственное объяснение этому факту: «индейцы» являются потомками десяти потерянных колен Израиля. Это возвращает нас к загадке о том, куда делись народы десяти израильских племен, составлявших Северное Царство и отправленных в изгнание ассирийским царем Салманасаром. Библия и более поздние источники утверждают, что рассеянные по чужим землям изгнанники сохранили свою веру и свои обычаи и что они должны вернуться на родную землю. Еще в Средние века путешественники и ученые утверждали, что нашли следы десяти потерянных колен Израиля — то в таких дальних странах, как Китай, то совсем рядом, в Ирландии и Шотландии. В шестнадцатом веке испанцы были убеждены, что именно эти изгнанники принесли цивилизацию в Америку.
Несмотря на то что высылка десяти колен Израиля ассирийцами в восьмом веке до нашей эры — а затем и оставшихся двух колен вавилонянами два столетия спустя — является историческим фактом, связь изгнанных десяти колен с Новым Светом остается областью увлекательных легенд и мифов. Тем не менее испанцы, сами того не сознавая, оказались правы, когда приписывали зарождение цивилизации в Америке изгнанникам; только этими изгнанниками были не люди, а скорее всего, боги.
У народов Центральной Америки — майя и ацтеков, тольтеков, ольмеков и других, менее известных племен — существуют три календаря. Два из них циклические, связанные с циклами Солнца, Луны и Венеры, а третий хронологический, отсчитывающий время от определенного начального момента, «нулевой точки». Ученые определили, что начало этого хронологического календаря соответствует 3113 году до нашей эры согласно европейскому летосчислению, но не в состоянии дать ответа на вопрос, что означает этот начальный момент. В одной из предыдущих книг мы высказали предположение, что это время прибытия в Америку бога Тота с небольшой группой своих помощников и сторонников.
Кетцалькоатль, Великий Бог индейцев Центральной Америки, был не кем иным, как Тотом. Его эпитет, Пернатый Змей, или Крылатый Змей, хорошо известен по египетской иконографии (рис. 145). Подобно Тоту, Кетцалькоатль был посвящен в секреты строительства храмов, математики, астрономии и календаря. И действительно, два остальных календаря Центральной Америки I сами по себе могут дать ключи к пониманию связей с Египтом и отождествления Кетцалькоатля и Тота. Вне всякого сомнения, эти календари являются «работой» того, кто был знаком с более древними календарями Ближнего Востока.

Первый из них — это Хааб, солнечный календарь, в котором состоящий из 365 дней год поделен на 18 месяцев по 20 дней в каждом плюс пять праздничных дней в конце каждого цикла. Несмотря на то что разбиение 18x20 отличается от ближневосточного разделения 12x30, этот календарь в основе своей является адаптацией египетского календаря, в котором год также состоял из ЗбО + 5 дней. Это чисто солнечный календарь, тот самый, которому отдавал предпочтение Ра/Мардук Изменение количества месяцев могло быть намеренным актом Тота, чтобы сделать его отличным от календаря своего соперника.
Солнечный календарь не предполагает интеркаля-цию — прием, который в Месопотамии проявился в виде добавления тринадцатого месяца по прошествии определенного количества лет. В Центральной Америке цифра 13 появляется в следующем календаре.
Как и в Египте, где наряду с божественным существовал гражданский (чисто солнечный) календарь, второй календарь Центральной Америки измерял божественный год и назывался Тцолкин. Периоды по 20 дней в нем тоже играли важную роль, только этот цикл повторялся 13 раз — число, присутствующее в календаре Хааб. Результат умножения 13 * 20 дает лишь 260 дней. Существует множество теорий, что означает число 260 и откуда оно взялось, но однозначного ответа на этот вопрос дать нельзя. Важно — как с исторической, так и с хронологической точки зрения, — что эти календари связаны друг с другом, как зубья двух шестеренок (см. рис. 9Ь), в результате чего получается Большой Божественный Цикл, состоящий из пятидесяти двух солнечных лет; комбинация из 13, 20 и 365 может повториться только один раз за 18 980 дней, то есть за пятьдесят два года.
Этот большой цикл из пятидесяти двух лет считался священным у всех народов Центральной Америки. Именно он лежал в основе событий, связанных с самым могущественным центральноамериканским богом, Кет-цалькоатлем («Пернатый Змей»), который пришел на эти земли с востока, но потом был отправлен Богом Войны в ссылку, но поклялся вернуться в год «Первой стрелы» пятидесятидвухгодичного Божественного Цикла. По христианскому календарю это были 1363, 1415, 1467 и 1519 годы. Именно в 1519 году у берегов Мексики появился Эрнан Кортес, светлокожий и бородатый, как Кетцалькоатль, и его высадка на берег была воспринята ацтеками как исполнение пророчества о возвращении бога.
Центральное место, которое число пятьдесят два занимало в религиозной жизни Центральной Америки, указывает на ключевое сходство между божественным календарем Кетцалькоатля и календарем Тота, в котором год состоял из пятидесяти двух недель. Игра «Пятьдесят два» считалась игрой Тота, а упоминавшийся выше миф о Сатни совершенно определенно сообщал о том, что число пятьдесят два было магическим числом Тота. Мы уже объясняли — с точки зрения вражды между Ра/Мардуком и Тотом — значение египетского пяти-десятидвухнедельного календаря. «Пятьдесят два» Центральной Америки, вне всякого сомнения, несет на себе печать Тота.
Еще одно свидетельство связи с Тотом — это круглая форма сооружений, предназначенных для наблюдения за небом. Месопотамские зиккураты были квадратными, а их углы ориентировались по сторонам света. Храмы Ближнего Востока — Месопотамии, Египта, Ханаана — представляли собой прямоугольные сооружения, оси которых ориентировались по точкам равноденствия или солнцестояния (подобную планировку церкви сохранили до наших дней). И только в уникальном комплексе, который Тот помог построить в Лагаше, использовалась форма круга. Единственным его повторением на Ближнем Востоке является храм Хатхор (то есть Нинхурсаг) в Дендерах. Еще одним исключением можно считать Стоунхендж, расположенный неподалеку от тех мест, где Старый Свет обращен к Новому Свету на противоположном берегу Атлантического океана.
В Новом Свете, который достался младшему сыну Энлиля Ададу, главному божеству хеттского пантеона, преобладала обычная для Месопотамии квадратная форма, а также ориентация храмов. Самым старым и грандиозным из них, явно связанным с астрономическими и хронологическими наблюдениями, является храм Каласасайя в Тиахуанаку. Это прямоугольное строение, ориентированное по оси восток — запад — как Храм Соломона. И действительно, резонно предположить, не переносил ли Господь пророка Иезекииля в Тиахуанаку, чтобы тот взглянул на Каласасайю как на прообраз для будущего храма в Иерусалиме — именно на такую мысль могут натолкнуть подробности библейского текста и сравнение рисунков 50 и 124. Другой главный храм в Южных Андах, являющийся местом паломничества, был посвящен Великому Создателю и располагался на выдающемся в воды Тихого океана мысе (южнее современной Лимы). Его форма тоже была прямоугольной.
Судя по планировке этих сооружений, Тот не принимал участия в их строительстве. Но если — а мы убеждены в этом — он являлся тем божественным архитектором, который построил круглые обсерватории, то он должен был присутствовать в Священной Долине. Его влияние чувствуется на таких мегалитических сооружениях, как круглая обсерватория на мысе Саксахуаман, полукруглая святая святых в Куско, Торреон в Мачу-Пикчу.
Владениями Кетцалькоатля/Тота была Центральная Америка, земли, населенные племенами нахуатль и майя, однако его влияние простиралось и южнее, на северные районы южноамериканского континента. Среди петроглифов, найденных неподалеку от Кайамарки на севере Перу (рис. 146), помимо Солнца, Луны, пятиконечных звезд и других небесных символов, часто встречается изображение змеи. Это эмблема Энки и его клана, а также божества, известного как «Пернатый Змей». Среди петроглифов также встречаются изображения приборов для астрономических наблюдений, один из которых находится в руках человека (жреца?), как на древних ближневосточных рисунках, а другой имеет изогнутые рога, как египетские устройства в храмах Мина (см. рис. 61).


По всей видимости, в этом месте соединялись древние маршруты с тихоокеанского и атлантического побережья, которые затем вели вдоль рек в богатые золотом Анды. Сам Кайамарка, расположенный на некотором расстоянии от берега, а также естественная бухта Трухильо на тихоокеанском побережье сыграли важную роль в покорении европейцами Перу. Именно здесь, в Трухильо, в 1530 году высадился Франсиско Пи-сарро с небольшим отрядом солдат. Испанцы удалились от берега и основали свою базу в Кайамарке, городе, «площадь в котором была больше любой площади в Испании», а здания «были в три раза выше человеческого роста», как рассказывал один из конкистадоров. Именно в Кайамарку заманили последнего императора инков Атахуальпу, чтобы захватить в плен и потребовать выкуп из золота и серебра. Для уплаты выкупа инки заполнили драгоценными металлами комнату двадцати пяти футов длиной и пятнадцати футов шириной, до потолка которой не мог достать человек. Министры и жрецы из свиты императора приказали, чтобы золото и серебро собирали по всей стране; С. К. Лотроп («Inca Treasure as Depicted by Spanish Historians») вычислил, что испанцы отправили на родину около 180 тысяч унций золота и серебра из этого выкупа. (Получив драгоценности, конкистадоры все равно убили Атахуальпу.)
Севернее Кайамарки, в Колумбии, которая располагается ближе к Центральной Америке, на берегу реки Магдалена среди многочисленных петроглифов встречаются явно хеттские и египетские (рис. 147), такие, как «бог» и «царь», а также разнообразные египетские символы: картуши (длинные округлые обрамления имен царей), иероглиф, обозначающий «величие» (круг с точкой в центре, похожий на Солнце с золотистой короной из лучей), «двойная луна», топор Мина.

Еще севернее, среди гробниц в Хольмуле в Гватемале (рис. 148), обнаруживается египетский символ совершенства, представляющий собой изображение пирамиды. Здесь же встречается рисунок круглой ступенчатой башни, а рядом ее план. По всей вероятности, это круглая обсерватория, похожая на те, что существовали на юге, на мысе Саксахуаман

Это может показаться невероятным, но упоминание о петроглифах с астрономическими символами встречается в древней литературе Ближнего Востока. Есть труды, в которых более подробно и красочно описано все, что происходило после Великого потопа. С них сообщается, как Ной обучал своих наследников, рассказывая им историю о Енохе и о дарованных ему знаниях. Рассказ содержит такие строки:
И в двадцать девятый юбилей в первую седмину в первый год Арфаскад взял себе жену, по имени Разуйю, дочь Сусаны, дочери Елама, себе в жены, и она родила ему сына в третий год этой седмины и он нарек ему имя Каинам.
И его сын возрос, и его отец научил его писанию, и он пошел искать себе место, где бы основать себе город.

И он нашел надписание, которое праотцы
начертали на скале; и он прочитал, что было на ней, и перевел это, и нашел, что на ней было знание, которому научили стражи о колесницах солнца, и луны, и звезд, и обо всех знамениях неба.
Как видно из этого древнего текста, петроглифы были не просто рисунками, а содержали в себе знание, «которому научили стражи» аннунаки — и при помощи которых можно было узнать о движении «солнца, и луны, и звезд, и обо всех знамениях неба». Петроглифы представляли собой послание «праотцев».
Рисунки на скалах, среди которых встречались круглые обсерватории, должны восприниматься как живые свидетельства событий, действительно происходивших в Америке.
В самом центре владений Кетцалькоатля, в Мексике, где петроглифы трансформировались в иероглифы, напоминающие первые иероглифы Египта, наиболее заметными свидетельствами его присутствия служат храмы, ориентированные по сторонам света, в том числе круглые и полукруглые, а также круглые обсерватории. Эти руины начинаются с двух холмов идеально круглой формы, которые образуют линию астрономических наблюдений в Ла-Вента, одном из первых городов ольме-ков — африканских сторонников Тота, которые пересекли Атлантический океан и высадились на берегах Америки примерно в 2500 году до нашей эры. Другим выдающимся памятником четырех тысячелетий, прошедших с этого момента до прихода испанцев, и последним представителем круглых обсерваторий является полукруглая пирамида в святилище ацтеков в Теноч-титлане (на территории современного Мехико). Она была ориентирована таким образом, чтобы день равноденствия определялся по тому моменту, когда солнце (если смотреть с верхушки круглой «Башни Кетцалькоатля») будет всходить точно по центру Пирамиды Двух Храмов (рис.149).

Хронологически между строениями ольмеков и ацтеков располагаются бесчисленные пирамиды и священные обсерватории майя. Некоторые из них, как, например, в Куикуилко (рис. 150а), имели форму правильного круга. Другие, как пирамида в Семпоале (рис. 150b), по утверждению археологов, первоначально представляли собой круглые постройки, но затем их форма изменилась — по мере того как ведущие наверх узкие ступеньки превращались в монументальную лестницу с площадью перед ней. Самая известная из них — Караколь в Чичен-Ице на полуострове Юкатан. Это круглая обсерватория (рис. 151), астрономическая ориентация и функция которой тщательно изучены и не вызывают сомнений. Несмотря на то что сооружение, которое мы видим сегодня, датируется примерно 800-м годом нашей эры, известно, что майя отвоевали Чичен-Ицу у прежних ее обитателей и построили свои здания на месте старых. Ученые предполагают, что на этом месте стояла гораздо более древняя обсерватория, которую майя, следуя своим традициям, попросту перестроили — как и многие пирамиды.

Линии наблюдения существующих построек были тщательно исследованы; выяснилось, что они, вне всякого сомнения, включали в себя основные точки траектории Солнца, то есть точки равноденствия и солнцестояния, а также основные точки траектории Луны. Кроме того, не исключались наблюдения и за различными звездами — за исключением Венеры, что выглядит странным, поскольку в кодексах майя положению Венеры придавалось большое значение. Это одна из причин полагать, что данные линии наблюдения были установлены не индейцами майя, а получены ими в наследство от предыдущих эпох.
Схема Караколя — круглая башня с квадратной примыкающей территорией, которая является частью большей по размеру прямоугольной площадки, и с отверстиями для наблюдения в самой башне — напоминает схему комплекса (теперь мы можем судить о ней лишь по фундаменту) в Саксахуамане над Куско (рис. 120). Там мы тоже видим круглую обсерваторию внутри квадратной огороженной площадки и большое прямоугольное пространство. Разве могут быть сомнения, что оба эти сооружения были спланированы одним и тем же божественным архитектором? По нашему мнению, этим архитектором был Тот.
Для астрономических наблюдений жрецы майя использовали приборы, изображения которых часто встречаются в их кодексах (рис. 152). Случаи сходства с ближневосточными инструментами, площадками для наблюдения и символами слишком многочисленны, чтобы это сходство можно было считать совпадением. Практически все площадки для наблюдения идентичны тем, что устраивались на месопотамских сторожевых башнях; значок «лестница», который сформировался на основе изображения этих башен, повсеместно встречается в обсерватории Тиа-хуанаку, а также хорошо различим в кодексах майя. В одном из них, Кодексе Бодли (нижняя часть рис. 152), изображено, как два астронома-жреца наблюдают за восходом солнца, диск которого появляется между двух гор. Именно так в египетских иероглифических текстах объяснялось значение слова «горизонт», и, возможно, вовсе не случайно две горы в кодексе майя напоминают две пирамиды в Гизе.

Связи с Ближним Востоком, и особенно с Египтом, о которых свидетельствуют символические знаки и археологические останки, подтверждаются и мифами.
Пополъ-Вух, или «Книга Совета» живших в горах майя, содержит рассказ о том, как образовались небо и Земля, как Земля была разделена на четыре области, как по небу над Землей был протянут мерный шнур, при помощи которого были образованы четыре страны света. Все эти элементы являются основой космогонии и науки шумеров, воспоминаний о том, как Земля была поделена между аннунаками, а также о функциях «божественных измерителей». И легенды народа нахуатлан, и мифы майя — например, легенда о Вотане — рассказывают о прибытии из-за моря «отцов и матерей», то есть далеких предков этих племен. В мифе «Анналы народа какчикуэль» утверждается, что хотя сами они прибыли с запада, существовали и другие племена, которые пришли с востока, но в обоих случаях «с другой стороны моря». Легенда о Вотане, который построил первый город, ставший колыбелью центральноамериканской цивилизации, была записана испанскими историками по устным преданиям индейцев майя. Эмблемой Вотана была змея, а сам он являлся потомком Стражей из расы Кан. «Стражники» — это одно из значений египетского слова Нетеру (то есть «боги»). Некоторые ученые, например Зелия Нутталь («Papers of the Peabody Museum»), предположили, что Кан — это один из вариантов произношения названия народа Ханаан, который (согласно Библии) принадлежал к хамитской семье народов Африки и был родственником египтянам.
Мы уже упоминали о другой возможности: первые поселенцы могли быть потомками Каина, и это значит, что племя нахуатлан своим происхождением обязано одной из первых известных ссылок, то есть ссылки Каина в качестве наказания за убийство Авеля. Самой первой ссылкой (опять-таки согласно Библии) было изгнание Адама и Евы из Эдемского сада. Ссылка монархов не редкость и в наше время — примером тому может служить ссылка Наполеона на остров Св. Елены. Библия свидетельствует, что этот вид наказания был известен в незапамятные времена, когда человечество получило от «богов» определенные этические нормы. Согласно более древним и более подробным шумерским источникам это наказание применяли именно боги, причем к своим собственным преступникам. Самым первым ссыльным был их командир Энлиль: его отправили в изгнание за изнасилование юной сиделки (в ко нечном итоге он женился на ней, и исполнение приговора отсрочили).
Легенды племен нахуатлан и майя говорят о том, что Кетцалькоатль (Кукулькан по версии майя) пришел в их земли с небольшим отрядом сторонников и что его уход был вынужденным — ссылка, по распоряжению Бога Войны. Мы убеждены, что его появление в Южной Америке тоже стало результатом изгнания с родной земли, из Египта. Дата этого события является важной составляющей центральноамериканской хронологии.
Мы уже обсуждали ключевую роль Божественного Крута из пятидесяти двух лет в календаре, религии и истории народов Центральной Америки, а также показали его связь со священным числом Тота. Важную роль играл Великий Цикл из «совершенных лет», включавший в себя тринадцать эпох бактун продолжительностью четыреста лет, которые были ключевым элементом последовательного календаря, получившего название Длинный счет.
Самой мелкой единицей Длинного счета был кин, или обычный день, и на его основе при помощи последовательного умножения на 20 и на 360 строились другие единицы, длительность которых могла доходить до миллионов дней.

1 кин = 1 день
1 уинал = 1 кин х 20 = 20 дней
1 тун = 1 кин х 360 = 360 дней
1 катун = 1 тун х 20 = 7200 дней
1 бактун = 1 катун х 20 = 14 4000 дней

Чисто арифметическое упражнение, состоящее в умножении на двадцать, может продолжаться и дальше, увеличивая количество дней, отражаемое каждым термином и соответствующим иероглифом — до 2 880 000, 57 600 000 и так далее. Однако на практике майя не доходили дальше баюпуна, поскольку отсчет, который начинался с загадочной начальной точки в 3113 году до нашей эры, должен был проходить циклами по тринадцать бактунов. Современные ученые делят число дней, указанное на различных памятниках майя, не на 360, а на 365,25 — истинное число дней солнечного года. Таким образом, если на памятнике стоит число 1 243 616 дней, это означает, что прошло 3404,8 года со знаменательного ЗПЗ года до нашей эры, что соответствует 292 году нашей эры.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Захария Ситчин. Армагеддон откладывается!
СообщениеДобавлено: 17 сен 2011, 13:39 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14633
Концепция эпох в истории и предыстории Земли была основой доколумбовых цивилизаций Центральной Америки. Согласно верованиям ацтеков их эпоха, или эра «Солнца», была пятой и «началась 5042 года назад». В легендах племени нахуаталн точно не указывалось, как долго продлится эта эпоха, тогда как Длинный счет майя давал более точный ответ. Настоящее «Солнце», утверждали майя, будет длиться ровно тринадцать бактунов — 1 872 000 дней, начиная от «нулевой точки». Это и есть Великий Цикл из 5200 «совершенных лет» по 360 дней в каждом.

Хосе Аргуэлес в своей работе «The Mayan Factor» делает вывод, что каждый бактун представлял собой важную веху в истории и предыстории Центральной Америки — как, например 2012 год, когда закончится цикл из тринадцати бактунов, начавшийся в 3113 году до нашей эры. Он считал число 5200 ключом к пониманию космогонии майя, а также прошлых и будущих эпох.

В 30-х годах двадцатого века Фриц Бак («Е1 Calendario Maya en la Cultura de Tiahuanacu») обратил внимание на сходство календаря майя и Тиахуанако и предположил, что начало отсчета и другие важные даты связаны с реальными событиями, оказавшими воздействие на народы Америки. Он считал, что главный символ на Воротах Солнца соответствует числу 52, еще один — числу 540, а также признавал исторически значимым период в 5200 лет. Однако он утверждал, что нужно говорить не об одном, а о двух Великих Циклах: до окончания второго цикла осталось 1040 лет, а первый начался в 9360 году до нашей эры. Именно тогда, настаивал он, начались описанные в легендах события в Андах. Соответственно, второй Великий Цикл начался в Тиахуанаку в 40160 году до нашей эры.
Предсказывая, что в 2012 году закончится пятое «Солнце», Хосе Аргуэлес придерживался современного правила и делил 1 872 000 дней на 365,25 (продолжительность солнечного года), в результате чего приходил к выводу, что с «нулевой точки» — в ЗПЗ году до нашей эры — прошло всего 5125 лет. Фриц Бак не видел необходимости в такой корректировке и полагал, что делителем должны быть 360 дней «совершенного года» майя. По мнению Бака, историческая эпоха, в которой жили ацтеки и майя, составляла 5200 лет.
Согласно египетским источникам, это число, подобно числу пятьдесят два, связано с богом Тотом. Среди этих источников есть труды египетского историка греческого происхождения Мането (написанное иероглифами, его имя означает «дар Тота»). Он разделил всех правителей страны на династии, среди которых были династии богов и полубогов, предшествовавшие династиям фараонов. Кроме того, он указал продолжительность царствования всех династий.

Список Мането совпадает с данными из других источников, в том числе легенд и мифов. Историк утверждает, что семь великих богов — Птах, Ра, Шу, Геб, Осирис, Сет и Гор — правили на протяжении 12 300 лет. Затем им на смену пришла вторая божественная династия, которую возглавлял Тот; она правила на протяжении 1570 лет. Далее власть перешла к тридцати полубогам, которые занимали трон в общей сложности 3650 лет. Вслед за этим последовал 350-летний период хаоса и анархии, когда Египет был раздроблен. Затем человек по имени Мен основал первую династию фараонов. Ученые полагают, что это случилось примерно в 300 году до нашей эры.

Мы придерживались мнения, что истинная дата — это ЗПЗ год до нашей эры, нулевая точка Длинного счета индейцев Южной Америки. Мы убеждены, именно тогда Мардук/Ра восстановил свою власть над Египтом и изгнал Тота и его сторонников, вынудив их уехать в далекие земли. А если сложить продолжительность правления самого Тота (1570 лет) и назначенных им полубогов (3650 лет), получится период из 5220 лет — всего 20 лет разницы с 5200 «совершенными годами», которые составляют Великий Цикл из тринадцати бактунов.

5200, как и 52, является «числом Тота».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Захария Ситчин. Армагеддон откладывается!
СообщениеДобавлено: 19 сен 2011, 03:09 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14633
В древности, когда миром правили аннунаки, наказание и ссылка богов составляли важные вехи в процессе, который мы назвали «Хроники человечества». В большинстве своем эти события связаны с Мардуком (Ра в Египте), и календарь — отсчет божественного, небесного и земного времени — играл в них главную роль.

За эпохой правления Тота и его династии полубогов, закончившейся в 3450 году, в Египте наступил (по свидетельству Мането) период хаоса, длившийся 350 лет, вслед за которым при содействии Ра была основана династия фараонов. Отрывки из 175-й главы «Книги мертвых» (известные как папирус Ани) передают гневную перепалку между вернувшимся Ра и Тотом. Ра потребовал отчета и заявил, что боги восстали, что они ссорятся между собой и совершают неблаговидные поступки. Вероятно, этим своим мятежом они принижали самого Ра, «сделав великое ничтожным».

Великий Ра выдвинул против Тота обвинения, напрямую связанные с календарем: «Их годы сокращены, их последние месяцы подошли к концу». При этом Тот «предал свои тайны».

Непонятно, что за тайны предал Тот, но результат его действий очевиден — переход от солнечного года к более короткому лунному году, когда «великое» превратилось в «ничтожное». Текст заканчивается тем, что Тот соглашается с назначенным наказанием и отправляется в ссылку: «...я отправляюсь сюда. Ведь здесь нет воды и нет воздуха. Это место такое глубокое, такое темное и такое пустынное!» Далее текст поясняет, насколько сурова жизнь в ссылке: «Ведь здесь нет любовных наслаждений!»

Еще один малопонятный иероглифический текст, найденный в одном из храмов Тутанхамона, а также в гробницах фараонов в Фивах, возможно, повествует об указе Ра/Мардука, отправляющем Тота в изгнание, причем среди причин называется связанный с календарем конфликт между «богом Солнца» и «богом Луны» (Тотом). Текст, который ученые считают гораздо более древним, рассказывает о том, как Ра призвал к себе Тота и потребовал подчинения, объявив, что вернулся и занял принадлежащее ему по праву место. Продолжая бранить Тота и тех, кто поднял мятеж, Ра обвинил Тота, что он «наполнил небеса сиянием луны», а затем объявил, что отправляет его в ссылку, в местность под названием Хау-небут. Некоторые ученые называют этот текст «Присваивание функций Тогу». На самом деле это было изгнание Тота на край земли из-за того, что его «функции» — календарь — были связаны с луной.

Высылка Тота была принята за точку отсчета в южноамериканском календаре — в соответствии с современным летосчислением это случилось в 3113 году до нашей эры. Вероятно, последствия этого события были очень глубокими — вряд ли простым совпадением можно объяснить тот факт, что согласно индийским легендам (в них история и предыстория Земли тоже делится на эпохи) нынешняя эпоха Калиюга началась в полночь между 17 и 18 февраля 3102 года до нашей эры (по современному календарю). Эта дата практически совпадает с «нулевой точкой» южноамериканского Длинного счета и, таким образом, тоже может быть связана со ссылкой Тота.

Но как только Мардук/Ра вынудил Тота покинуть африканские владения, он сам стал жертвой такого же наказания, то есть ссылки.

После того как Тот и его братья Нергал и Гибил были удалены от центра власти в Египте, Мардук ожидал, что правление его будет спокойным. Но тут на сцене появился новый соперник. Это был Думузи, младший сын Энки, которому принадлежали пастбища к югу от Верхнего Египта. Совершенно неожиданно он стал претендовать на власть над всем Египтом. Как вскоре обнаружил Мардук, эти претензии были вызваны любовной связью, которую он не одобрял. За тысячи лет до шекспировских Ромео и Джульетты здесь разыгралась похожая драма: возлюбленной Думузи оказалась Инанна/Иштар, внучка Энлиля, которая вместе со своими братьями и дядьями сражалась против сторонников Эн-ки в Войнах пирамид.

Амбициозная Инанна видела в браке с Думузи огромную выгоду для себя — если он перестанет быть просто Пастухом (эпитет Думузи), а сделается правителем всего Египта. Она надеялась, что, женившись на ней, Думузи приобретет соответствующий статус и будет избран верховным богом.

Возмущенный этими претензиями, Мардук решил помешать бракосочетанию и послал своих слуг арестовать Думузи. Однако их действия оказались неудачными: Думузи, пытавшийся укрыться среди своих пастбищ, был найден мертвым.

Инанна «горько оплакивала» жениха и жаждала отомстить. Мардук испугался ее гнева и спрятался внутри Великой пирамиды; он все время клялся в своей невиновности, утверждая, что смерть Думузи была случайной. Неумолимая Инанна продолжала осаждать пирамиду, и тогда Мардук предупредил, что будет вынужден воспользоваться мощным оружием, «чье действие будет ужасно». Испугавшись новой опустошительной войны, аннунаки собрали Высший Совет Семи. Было решено, что Мардука следует наказать, но поскольку он не убивал Думузи, его нельзя приговорить к смерти. Совет вынес следующий вердикт: заживо похоронить Мардука внутри Великой пирамиды, где он прятался, герметично запечатав вход в нее.

Многочисленные тексты, цитировавшиеся в одной из моих предыдущих книг, рассказывают о последовавших за этим событиях: о смягчении наказания и о драматических попытках проникнуть внутрь Великой пирамиды (с использованием чертежей), чтобы успеть вовремя вызволить Мардука. Операция по спасению опи-сыпается очень подробно, В конечном итоге Мардука прі (говорили к ссылке, и в Египте бог Ра превратился в Амона — то есть Скрытого, которого больше не видно.

Что касается Инанны, то она, после смерти Думузи расставшись с мечтой стать правительницей Египта, получила во владение город Эрех, который стал центром ее «культа», и область Аратта (долина реки Инд), которая примерно в 2900 году до нашей эры стала третьим центром цивилизации.

Где же теперь — когда изгнавший его сам отправился в ссылку — пребывал Тот? По всей видимости, он путешествовал по дальним странам — руководил строительством первого Стоунхенджа на Британских островах в 2800 году до нашей эры, помогал ориентировать по небесным светилам мегалитические сооружения в Андах. А где находился в этот период Мардук? Точно неизвестно, но, вероятно, не очень далеко, поскольку наблюдал за всеми событиями на Ближнем Востоке и продолжал вынашивать планы захвата власти на Земле — власти, которой, как он считал, несправедливо лишили его отца Энки.

В Месопотамии безжалостная и хитрая Инанна добилась того, чтобы царский трон в Шумере перешел к садовнику, человеку, который ее устраивал. Она назвала царя Шарру-кин, «справедливый правитель», а мы знаем его под именем Саргона I. С помощью Инанны он расширил свои владения и построил новую столицу для увеличившегося Шумера, который с тех пор стал известен как Шумер и Аккад. Однако, стремясь утвердить законность своей власти, он отправился в Вавилон — город Мардука — и взял горсть священной земли для основания новой столицы. Это была возможность для Мардука снова заявить о себе. Вавилонские тексты (повествуют, что великий бог Мардук пришел в ярость, уничтожил Саргона и его людей и восстановил свою вл; сть в Вавилоне. Он начал укреплять город и усовершенствовать подземную систему водоснабжения, чтобы крепость могла выдержать осаду.

Из древних текстов становится ясно, что все это имело отношение к небесному времени.

Встревоженные перспективой еще одной разрушительной войны между богами аннунаки собрались на совет. Главным противником Мардука был наследник Энлиля Нинурта, чьим правам непосредственно угрожал мятежник. В поисках мирного разрешения назревавшего конфликта аннунаки пригласили Нергала, могучего брата Мардука. Используя лесть и силу убеждения, Нергал сначала успокоил Нинурту, а затем согласился отправиться в Вавилон и попытаться уговорить Мардука отказаться от вооруженного конфликта. Драматическая последовательность событий, последствия которой оказались очень значительными, подробно описывается в тексте, который известен под названием «Мифа об Эрре» (Эрра — это один из эпитетов Нергала). В тексте содержится запись многочисленных споров между героями, как будто там присутствовал стенографист — и действительно, судя по послесловию, эта история была записана писцом по окончании всех этих событий со слов одного из принимавших в них участие аннунаков.

По мере того как разворачивается действие, становится ясно, что все происходившее на Земле было связано с небесами, то есть с зодиакальными созвездиями. Заявления и позиции участников спора о верховенстве на Земле — сына Энки Мардука и сына Энлиля Нинур-ты — не оставляют сомнений в том, что речь шла о наступлении Нового Века: неизбежном переходе от зодиакального дома Быка (Тельца) в зодиакальный дом Барана (Овна), на который приходится весеннее равноденствие, а значит, и наступление нового года.

Перечисляя свои атрибуты и унаследованные качества, Нинурта заявляет:

Я на небе тур и лев на земле я, В мире я царь, средь богов я грозен. Средь Игигов отважен, среди Ануннаков всесилен,

I Эти слова могут служить подтверждением приведенным выше рисункам (рис. 93): зодиакальный период, когда весеннее равноденствие приходилось на зодиакальный дом Тельца, а летнее солнцестояние на зодиакальный дом Льва, принадлежал сторонникам Энлиля, «культовыми животными» которого считались бык и лев.

Тщательно выбирая слова, Нергал формулирует свой ответ самоуверенному Нинурте. Все это так, говорит он, но разве «на горной вершине» уже не появился Овен? Его приход, утверждает Нергал, неизбежен.

Несмотря на то что Телец все еще не сдал своих позиций, неумолимое прецессионное отставание постепенно приближало наступление Эры Овна.

Однако, несмотря на неотвратимость перемен, время для них еще не пришло. В заключение Нергал сказал, что остальные боги страшатся битвы, и сделал вывод, что все это можно объяснить Мардуку. Он вызвался поехать в обитель Мардука и заключить мир.

Заручившись неохотным согласием Нинурты, Нергал отправился со своей судьбоносной миссией в Вавилон. По пути он остановился в Эрехе, чтобы получить знамение от Ану в посвященном ему храме Е.АННА. Послание, которое он передал Мардуку от «царя богов», гласило: время еще не пришло.

Время, о котором шла речь — это становится ясно из спора между Нергалом и Мардуком, — это неизбежная смена Зодиака, то есть наступление Нового Врка. Мардук принял брата в Е.САГ.ИЛ, храме-зиккурате Вавилона. Встреча произошла в священной комнате, кцто-рая называлась ШУ.АН.НА, «Высшее небесное место», которое Мардук, очевидно, считал самым подходящим для дискуссии. Он был уверен, что время уже пришло, и даже показал Нергалу инструменты, которые он использовал для доказательства этого. (Вавилонский художник, изобразивший встречу двух братьев, нарисовал Нергала с входящим в его атрибуты оружием, а Марду-ка — в шлеме, на вершине своего зиккурата с неким устройством в руках (рис. 153), которое очень похоже на приборы для наблюдений, использовавшиеся в Египте в храмах Мина.)

Разобравшись в обстановке, Нергал стал приводить контраргументы. Он сказал Мардуку, что его драгоценный прибор неточен и что поэтому он неправильно интерпретировал «сияние божественных звезд» для определения назначенного срока. Вывод о том, что время царствования Марду-ка уже пришло, противоречил посланию, полученному Нергалом во время его остановки в храме Ану в Эрехе. Там, сказал Нергал, «лицо Е.ХАЛ.АН.КИ в Эанне осталось скрытым». Термин Е.ХАЛ.АН.КИ в буквальном переводе означает дом цикла Земля — Небо» и, по нашему мнению, указывает на место хранения приборов, при помощи которых определяли прецессионный сдвиг Земли.

Однако у Мардука была иная точка зрения. Чьи приборы дают истинный результат? Во время Великого потопа, говорит он, отменились «уставы небес и земли», «небеса всколыхнулись, сместились созвездья» и «не вернулись» назад. Основную причину этих изменений, Мардук видел в том, что «вздрогнул» Эркаллум, в результате чего «истончилась» его «оболочка», и стали невозможны измерения.

Это очень важное заявление, научный смысл которого — как и всего текста «Мифа об Эрре» — игнорировался учеными. Обычно термин Эркаллум переводился как «преисподняя», а в последнее время это слово вообще оставляли без перевода, считая его значение неизвестным. По нашему мнению, этот термин обозначает земли, находившиеся «внизу» земли, то есть Антарктиду. А упоминавшаяся «оболочка» — это ледяной панцирь, который все еще не восстановился после Великого потопа.

Когда вода спала, продолжает Мардук, он отправил своих эмиссаров «в бездну», а затем решил все проверить сам. Однако оболочка, по его словам, превратилась в сотни миль воды на просторах морей — то есть ледяная шапка Антарктиды не восстановилась.

Это заявление согласуется с выдвинутой в одной из моих предыдущих работ гипотезой, что Великий потоп стал результатом гигантской волны, образовавшейся при соскальзывании в океан ледяной оболочки Антарктиды, которое произошло около 13 тысяч лет назад. Это событие стало причиной внезапного окончания Последнего Ледникового периода и существенных климатических изменений. Кроме того, Антарктида лишилась своего ледяного панцыря, что дало возможность увидеть — и, очевидно, нанести на карту — действительные очертания континента и его берегов.

Значение слов Мардука о том, что «уставы небес и земли» изменились в результате таяния огромной ледяной шапки и равномерного распределения ее веса по всем океанам и морям Земли, требует дальнейшего анализа. Означает ли это, что наклон земной оси тоже изменился? Что изменилось запаздывание, а значит, и цикл прецессии? Может быть, замедлилось вращение Земли или скорость движения планеты вокруг Солнца? Ответить на эти вопросы могут эксперименты, имитирующие движение и раскачивание Земли с антарктической шапкой льда и без нее.

Все эти беды, сказал Мардук, усугубились печальной судьбой приборов, располагавшихся в Абзу, на юго-восточной оконечности Африки. Из других текстов нам известно, что в этом регионе находилась научная станция аннунаков, которая осуществляла мониторинг за состоянием планеты и имела возможность предупредить аннунаков о надвигающейся катастрофе. После того как нарушились «уставы небес и земли», продолжает Мардук, он подождал спада воды, вернулся и увидел неприглядную картину. Инструменты, которые достигали «неба Ану», исчезли. Термины, используемые для их описания, по мнению ученых, обозначают неизвестные кристаллы. «Где же камень-дерево, — сердито спрашивает он, — плоть богов, украшенье царя вселенной... Где блестящий лазоревый камень?»

Эти конкретные вопросы, касающиеся исчезновения ценных инструментов, использовавшихся для астрономических наблюдений, больше похожи на обвинения. Выше уже упоминался египетский текст, в котором Ра/Мардук обвинял Тота, что он «предал свои тайны», которые были нужны для вычисления движения Земли и ведения календаря. Риторические вопросы, которые Мардук бросает в лицо Нергалу, наводят на мысль об умышленном вреде, причиненном Мардуку. В сложившихся обстоятельствах, спрашивает он, разве у него нет права опираться на показания своих инструментов для определения момента, когда наступит его время — Эра Овна?

Ответ Нергала не до конца понятен, поскольку первые несколько строк этой глиняной таблицы оказались поврежденными. Похоже, что он, пребывая в своих африканских владениях, не знал, где находятся нужные приборы. Поэтому он предложил Мардуку самому отправиться в Абзу и все проверить на месте. Он был уверен, что там Мардук получит возможность убедиться: оспариваются не его права наследования, а лишь время их вступления в силу.

Чтобы еще больше успокоить Мардука, Нергал обещает, что лично проследит за порядком в Вавилоне во время его отсутствия. И в качестве последнего жеста доброй воли он заявляет: «По бокам ворот Ану и Энли-ля... быков положу я».

Этот символический акт уважения заставляет Мардука согласиться на предложение брата:

Услышал это государь Мардук,

Речи Эрры ему приятны.

Поднялся он из своего неприступного жилища,

К жилищу Ануннаков свой лик обратил он.

В конечном итоге спор о времени смены знака Зодиака привел ко второй ссылке Мардука — временной, как он надеялся.

Но судьба распорядилась так, что ожидаемое наступление Нового Века не было мирным.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Захария Ситчин. Армагеддон откладывается!
СообщениеДобавлено: 20 сен 2011, 03:39 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14633
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ЭРА ОВНА


Долгожданная Эра Овна не стала зарей Нового Века. Совсем наоборот — она началась с тьмы, наступившей средь бела дня. Это было смертоносное радиоактивное облако от первого применения ядерного оружия в истории Земли. Катастрофа стала кульминацией двухвековой вражды и войн, когда бог шел на бога, народ на народ, и после которой великая шумерская цивилизация, просуществовавшая почти две тысячи лет, лежала в руинах. Население страны значительно сократилось, а его остатки рассеялись по всему свету в результате первой в мире эмиграции. Мардук действительно добился превосходства, однако установленный им новый порядок основывался на новых законах и обычаях, на новой религии и верованиях. Наступила эра упадка науки, когда астрология сменила астрономию и даже понизился статус женщины.
Неужели все должно было случиться именно так? Стали ли эти перемены опустошительными и горькими только потому, что в них участвовали такие амбициозные соперники — потому что ход событий определяли аннунаки, а не люди? Или все это было предопределено судьбой, а сила воздействия — реальная или воображаемая — перехода к новому дому Зодиака настолько велика, что должны рушиться империи, сменяться религии, ниспровергаться законы, обычаи и социальные институты?

Давайте проанализируем запись первого из известных нам переходных периодов. И если мы не получим исчерпывающих ответов на все вопросы, то, по крайней мере, найдем ключи к их пониманию.

По нашим расчетам, это произошло примерно в 2295 году до нашей эры: Мардук покинул Вавилон, направившись сначала в «страну рудников», а затем в другие земли, не названные в месопотамских текстах. Он уехал в уверенности, что инструменты и другие «чудесные вещи», которые он оставил в Вавилоне, будут в целости и сохранности. Но как только Мардук покинул город, Нергал/Эрра нарушил обещание. Просто из любопытства или, возможно, по злому умыслу он проник в Гигуну, тайную комнату, куда Мардук запретил ему входить. Оказавшись внутри, он взял «сияние» комнаты, и вследствие этого, как и предсказывал Мардук, «день превратился в ночь», а на Вавилон и его жителей обрушились неисчислимые беды.
Может быть, это «сияние» было прибором, работающим на ядерной энергии? Об этом можно лишь догадываться, однако нам точно известно, какое разрушительное действие он оказал на Месопотамию. Другие боги были разгневаны поступком Нергала, и даже его отец Энки выразил недовольство и приказал сыну вернуться в свои африканские владения. Нергал подчинился, но перед отъездом разрушил все построенное Мардуком и оставил в Вавилоне своих воинов, чтобы они усмиряли сторонников Мардука.

После того как арену покинули Мардук и Нергал, освободилось место для потомков Энлиля. Первой воспользовалась ситуацией Инанна (Иштар). Она сделала царем Шумера и Аккада внука Саргона Нарамсина («Любимец Сина»), а затем с помощью его армии предприняла серию завоевательных походов. Среди первоочередных ее целей была гигантская посадочная площадка в горах Ливана — огромная платформа Баальбека. Затем она двинулась вдоль побережья Средиземного моря и захватила центр управления миссией в Иерусалиме, а также Иерихон, являвшийся узловой точкой маршрута из Месопотамии на Синайский полуостров. Теперь кос-мопорт на Синайском полуострове перешел под ее контроль. Не удовлетворившись этим, Инанна задумала исполнить свою мечту о владычестве над Египтом — мечту, которая рухнула со смертью Думузи. Направляя и подстрекая Нарамсина, а также снабжая его армию «наводящим ужас оружием», она предприняла вторжение в Египет.

Нергал, считавший ее врагом Мардука, тайно и явно помогал осуществить это вторжение. Однако другие лидеры аннунаков не стали равнодушно смотреть на все это. Инанна не только нарушила границы, установленные соглашением между сторонниками Энлиля и Энки, но также взяла под контроль космопорт, нейтральную священную зону в Четвертом регионе.
В Ниппуре была созвана Ассамблея богов, которая должна была положить конец бесчинствам Инанны. В результате появился указ Энлиля об аресте Инанны и суде над ней. Узнав об этом, Инанна покинула свой храм в Агаде, столице Нарамсина, и скрылась вместе с Нергалом. Из своего далекого убежища она посылала приказы и пророчества Нарамсину, поощряя его к продолжению завоевательных походов и кровопролития. Для противодействия Нарамсину другие боги поручили Нинурте привести верные им войска из соседних горных районов.

Об этих событиях, а также о клятве аннунаков уничтожить Агаде рассказывается в древнем тексте, получившем название «Проклятие Аккаде». Аннунаки исполнили свою клятву, и об этом городе — он был гордостью Саргона и всей династии Аккада — больше никто не слышал.

Относительно непродолжительная эпоха главенства Иштар подошла к концу, и в Месопотамии и соседних землях ее сменил период относительной стабильности и порядка. Власть над страной вновь перешла к Нинурте (именно при нем в Шумере была установлена монархия). Прежде чем разрушить Агаде, Нинурта увез «украшения верховного жречества, царствования венец, знаки власти, престол царственности, дарованные». В это время «центром культа» Нинурты было святилище Гир-су в городе Лагаше. Оттуда Нинурта вылетал на своей «Божественной Черной Птице», чтобы восстановить ирригационные системы и сельское хозяйство в долине между двумя реками, принося людям спокойствие и порядок. Подавая пример непоколебимой верности своей супруге Бау (ее еще называли Гула, то есть «Великая»), которую изображали рядом с ним на портретах (рис. 154), а также сыновней преданности своей матери Нин-хурсаг, он пропагандировал принципы высокой морали и справедливости. Для поддержки своих начинаний Нинурта назначал наместников из числа людей; примерно в 2160 году до нашей эры таким наместником был выбран Гудеа.

В Египте после высылки Мардука/Ра, вторжения На-рамсина и выговора Нергалу начался упадок Египтологи называют это столетием хаоса — примерно с 2180 по 2040 год до нашей эры — «первым периодом междуцарствия» в истории Египта. Это была эпоха, когда Древнее Царство с центрами в Мемфисе и Гелиополисе подверглось атакам южных правителей из Фив. Здесь смешались политические, религиозные и хронологические аспекты, а в основе соперничества людей лежала небесная битва между Тельцом и Овном.

С самого зарождения египетских династий и религии высшей похвалой великим богам в Египте считалось сравнение их с Небесным Быком. Его земному символу, священному быку Апису (рис. 155а), поклонялись в Гелиополисе и Мемфисе. На некоторых самых древних пиктограммах — таких древних, что сэр Флиндерс Петри («Royal Tombs») относил их к периоду «нулевой династии», — символ Священного Быка изображен на Небесной Лодке, рядом с которой стоит жрец, держащий в руках ритуальные принадлежности (рис. 155Ь). (Среди рисунков на этой древней табличке, а также на другой, похожей на нее, на которую также ссылается сэр Флиндерс Петри, есть изображение сфинкса, и это неопровержимо доказывает, что сфинкс существовал еще до его предполагаемого сооружения фараоном Четвертой династии Хефреном.) Для быка Аписа в Мемфисе был построен лабиринт — как впоследствии для Минотавра на Крите. В Саккаре в нишах гробницы фараона Второй династии были найдены глиняные головы быков с натуральными рогами; известно также, что фараон Третьей династии Джосер в своей просторной пирамиде в Саккаре проводил специальные церемонии в честь Небесного Быка. Все это происходило во времена Древнего Царства, периода, окончившегося примерно в 2180 году до нашей эры.

Когда жрецы Амона-Ра из Фив начали доминировать в религии и в календаре, на рисунках небесных тел Солнце по-прежнему всходило над Небесным Быком (рис. 156а), однако Небесный Бык уже изображался связанным и удерживаемым. Позже, когда во времена Нового Царства Египет вновь стал единым государством со столицей в Фивах и Амон-Ра занял главенствующее положение, Небесного Быка изображали пронзенным и поверженным (рис. 156b). На небесах и в монументальном искусстве начал доминировать Овен, и богу Ра был присвоен эпитет «Овен Четырех Ветров». Его изображения не должны были оставлять сомнений в том, что он является господином четырех сторон света и четырех регионов Земли (рис. 157).

Где же находился Тот в период Первого Междуцарствия, когда в небесах и на земле Овен и его сторонники сражались с войском Тельца и победили его? Нет никаких свидетельств того, что он пытался восстановить свою власть над раздробленным и повергнутым в хаос Египтом. В это время он, не отказываясь от своих владений в Новом Свете, мог заняться делом, в котором стал специалистом — строительством круглых обсерваторий и обучением местного населения старых и новых земель «тайнам цифр» и знанию календаря. Превращение Стоунхенджа І в Стоунхендж И, а затем в Стоун-хендж III было одним из этих грандиозных проектов. Если считать легенды отражением исторических фактов, тогда одна из них, рассказывающая о строителях, прибывших для строительства мегалитических колец Стоунхенджа, дает основание предположить, что Тот, или Кетцалькоатль, привез с собой помощников из племени ольмеков, которые к тому времени стали самыми искусными каменщиками Центральной Америки.
Кульминацией этих проектов стало приглашение Нинурты прибыть в Лагаш, чтобы помочь спроектировать, сориентировать и построить Энинну, новый храм-пирамиду Нинурты.
Было ли это занятие просто любимым делом или существовала более веская причина активизации связанной с астрономией деятельности?

Анализируя символику храмовой архитектуры шумеров, Беатрис Гофф («Symbols of Prehistoric Mesopotamia») писала о строительстве Энинну: «Это был момент, когда определялась судьба небес и земли». То, что храм был построен по божественному плану и в особый период времени, делает вывод она, являлось «частью предначертаний судьбы, и участие Гудеа тоже предусматривалось этим космическим планом». В конструкции храма рука об руку шли не только искусство и обряды, но также мифология и религия.

Эпоха, приблизительно соответствующая 2200 году до нашей эры, действительно была периодом, «когда определялась судьба небес и земли», поскольку именно тогда Эра Овна должна была сменить Эру Тельца.

Несмотря на то что Мардук/Ра пребывал в изгнании, в сердцах и умах людей началось брожение — боги для достижения своих целей все больше опирались на царей из человеческого рода и их армии. Многие источники указывают, что сын Мардука Набу пересек территории, которые впоследствии стали известны как библейские земли, набирая армию сторонников своего отца. Его имя, Набу, имеет то же значение и происходит от того же глагола, что и термин, которым в Библии называется истинный пророк, Наби — тот, кто получает божественные послания и знаки и передает их людям. Божественные знаки, о которых вел речь Набу, представляли собой перемены на небе — факт, что новый год и другие религиозные праздники приходились уже не на привычные даты. Оружием Набу, с которым он выступил на стороне Мардука, был календарь...

Возникает вопрос: чем же были вызваны все эти споры и разногласия? Дело в том, что даже сегодня невозможно точно определить, когда кончается одна «Эра» и начинается другая. Возможны лишь произвольные, математически точные расчеты: поскольку Великий Прецессионный Цикл из 25 920 лет поделен на двенадцать домов Зодиака, то на каждый дом приходится ровно 2160 лет. Это и есть математическая основа шестидесятеричной системы, отношения 10:6 между божественным и небесным временем. Но поскольку ни один человек, ни один астроном-жрец не наблюдал наступление и окончание очередной Эры — ни одному человеческому существу не суждено прожить 2160 лет, — то этот факт определялся либо божественными откровениями, либо наблюдением за небом. Однако зодиакальные созвездия отличаются по своим размерам, и Солнце пребывает в каждом из них разные по продолжительности промежутки времени. Проблема особенно обостряется в отношении созвездия Овна, поскольку оно занимает меньше 30 градусов небесной дуги, тогда как его соседи Телец и Рыбы простираются дальше положенных 30 градусов. Поэтому при возникновении разногласий некоторые из богов (например, Мардук, которого обучал наукам его отец Энки, или Набу) могут заявить: 2160 лет прошли, и время перехода наступило. Однако другие (такие, как Нинурта или Тот) возразят им: взгляните на небо — где вы видите перемены?

История показывает — это подтверждается древними текстами и археологическими находками, — что это тактика приносила плоды, по крайней мере, некоторое время. Мардук пребывал в ссылке, а в Месопотамии воцарилось спокойствие, и войска горных племен могли уйти. Лагаш, который на протяжении «девяносто одного года и сорока дней» (как утверждают древние записи) был местом расположения штаба, получил возможность стать гражданским городом и центром поклонения Нинурте. В 2160 году до нашей эры, в период правления Гудеа, это выразилось в сооружении нового Энинну.
Эра Нинурты длилась около полутора столетий. Потом Нинурта, довольный тем, что ситуация находится под контролем, отправился в дальние края с какой-то важной миссией. В его отсутствие Энлиль назначил своего сына Нанну/Сина надзирать за Шумером и Аккадом, и столицей возрожденной империи стал город Ур, «культовый центр» Нанны/Сина.

В этом назначении просматривались как политические, так и иерархические соображения, поскольку Нанна/Син был «богом Луны» и его возвышение означало, что солнечный календарь Ра/Мардука должен уступить место солнечно-лунному календарю Ниппура — как в религиозном, так и в политическом плане. Для обеспечения этого перехода из храма в Ниппуре в город Ур отправили жреца, который должен был играть роль связного. Жреца звали Фарра, и с ним был десятилетний сын Аврам.

Это произошло, по нашим оценкам, в 2113 году до нашей эры.

Прибытие Фарры и его семьи в Ур совпало с началом эпохи пяти правителей, известных как III династия Ура. Следующее столетие стало временем расцвета шумерской цивилизации, и отражением этого расцвета был величественный зиккурат, построенный для Нар-ры/Сина — грандиозное сооружение, которое хотя и лежит в руинах почти четыре тысячи лет, по-прежнему возвышается над окружающим ландшафтом и поражает своей величиной, прочностью и неординарностью.
Под активным руководством Нанны и его супруги Нингал Шумер достиг новых высот в науке, литературе, градостроительстве, сельском хозяйстве, производстве и торговле. Шумер превратился в житницу библейских земель, его шерсть и ткани считались лучшими, а торговцы самыми известными. Но это был лишь один из аспектов эпохи Нанны. С другой стороны, все его величие и слава определялись Временем — неумолимыми изменениями от одного года к другому, когда Солнце все больше удалялось от дома ГУД.ФННА, «Небесного Быка», и приближалось к КУ.МАЛ, небесному Овну — со всеми вытекающими последствиями.

Даже после того как человечеству были ниспосланы Царство и Жречество, люди знали свое место и свою роль. Боги считались «властителями» — их почитали и им поклонялись. Существовала определенная иерархия, ритуалы и божественные праздники. Боги были строгими и одновременно добрыми, а их решения суровыми, но справедливыми. На протяжении тысячелетий боги следили за благополучием и судьбой рода людского, общаясь с царями при помощи видений и небесных знаков. Но теперь весь этот привычный порядок начинал рушиться, поскольку сами боги были в ссоре, ссылались на различные небесные знамения, меняли календарь, постоянно сталкивали народы друг с другом в «священных» войнах, ссорах и кровопролитиях. И человечество, пребывавшее в растерянности, все чаще начало говорить о «моем боге» и «твоем боге» и даже стало терять доверие к богам.

В этих обстоятельствах Энлиль и Нанна тщательно выбирали первого правителя новой династии. Они остановились на Ур-Намму («радость Ура»), полубоге, матерью которого была богиня Нинсун. Вне всякого сомнения, это был тщательно взвешенный шаг, призванный напомнить людям о славе «былых дней», поскольку Нинсун была матерью знаменитого Гильгамеша, продолжавшего жить в легендах и рисунках. Он был царем Эреха, удостоенным чести видеть и посадочную площадку в горах Ливана, и космопорт на Синае. Выбор еще одного сына Нинсун семь столетий спустя должен был придать уверенность, что эти священные места вновь станут частью шумерского наследства, Землей обетованной.

Назначение Ур-Намура должно было «наставить людей на путь истинный», то есть отвлечь от ложных богов. Эта задача сопровождалась восстановлением и перестройкой храмов по всей стране — за исключением храма Мардука в Вавилоне. Следующая стадия — покорение «дурных городов», где Набу набирал сторонников Мардука. Для этой цели Энлиль снабдил Ур-Намму «божественным оружием», которое было способно истреблять массы мятежников. То, что главной задачей его было укрепление небесного времени Энлиля, становится понятным из древнего текста, в котором излагаются указания Энлиля Ур-Намму по применению этого оружия. Оно должно было, словно бык, сокрушить чужие земли и, подобно льву, преследовать грешников, разрушив города и очистив их от противников богов.

Следовало поддержать Тельца равноденствия и Льва солнцестояния, а все противники должны быть выслежены, повержены и уничтожены.

Однако Ур-Намма, возглавившего военный поход, ждала не победа, а нелепая смерть. Во время сражения его колесница застряла в грязи; царь упал и был раздавлен колесами. Трагедия усугубилась тем, что лодка, на которой его тело везли в Шумер, утонула, и великого царя не смогли даже похоронить.

Когда печальные новости достигли Ура, охваченные скорбью люди отказывались поверить в случившееся. Как могло случиться, что «Господин Нинна не держал Ур-Намму за руку», почему Инанна не закрыла своей божественной рукой его голову, почему Угу не помог ему? Почему Ану не сдержал своего слова? Вне всякого сомнения, это было предательство со стороны великих богов, и произойти такое могло только потому, что Энлиль вероломно нарушил свои обещания.

Трагическая судьба Ур-Намму и сомнения относительно верных Энлилю богов заставили Фарру вместе с семьей переселиться в Харран, город на северо-западе Месопотамии, который служил связующим звеном с народами, проживавшими в Анатолии, то есть хеттами. Очевидно, его начальство считало, что в эти неспокойные времена Харран, храм Нанны/Сина в котором был почти точной копией храма в Уре, будет более подходящим местом для ниппурского отпрыска династии жрецов-царей.

В Уре на престол взошел Шульги, сын Ур-Намму и жрицы, брак с которой был устроен Наиной. Новый правитель сразу же попытался добиться расположения Нинурты, построив для него храм в Ниппуре. Этот шаг имел и практическое значение. Несмотря на мирную миссию Шульги, северные провинции оказывали все большее сопротивление новой власти, и царь вознамерился пригласить «иностранный отряд» войск из Элама, горной страны к юго-востоку от Шумера, которая была владением Нирурты. Используя их для организации военных походов на «города грешников», сам он предавался роскоши и любовным утехам, став «любимцем» Инанны и устраивая пиршества и оргии в Эрехе, в самом храме Ану.

Несмотря на то что в результате военных походов эламитские войска впервые получили доступ на Синайский полуостров и расположенный там космопорт, они не смогли усмирить «мятеж», спровоцированный Набу и Мардуком. На сорок седьмом году своего правления, то есть в 2049 году до нашей эры, Шульги прибегнул к последнему средству: он приказал построить оборонительную стену вдоль западной границы Шумера. Для верных Энлилю богов это было равносильно отказу от ключевых регионов, на которых располагалась посадочная площадка и центр управления миссией. Поэтому на следующий год Энлиль приговорил Шульги к смерти, объявив его «грешником, не выполняющим предписания богов».

Отступление из западных районов страны и смерть Шульги повлекли за собой два события. Как мы узнаем из биографического текста, в котором Мардук объясняет свои поступки и мотивы, именно в этот момент он решил обосноваться поближе к Месопотамии и прибыл на земли хеттов. Вслед за этим было принято решение о переселении Аврама. На протяжении сорока восьми лет правления Шульги Аврам жил в Харране, превратившись из молодого жениха в семидесятипятилетнего лидера, обладавшего разносторонними знаниями и заручившегося военной поддержкой хеттов.

И сказал Господь Авраму:

пойди из земли твоей, от родства твоего
и из дома отца твоего,
в землю, которую Я укажу тебе...
И пошел Аврам, как сказал ему Господь;

Как указано в 12-й главе Книги Бытия, местом назначения были ключевые земли Ханаана; Аврам должен был двигаться как можно быстрее и вместе со своей элитной кавалерией разбить лагерь в Негеве, на границе Ханаана и Синая. Как было показано в одной из моих предыдущих книг, задачей Аврама была защита подходов к космопорту. Он обошел стороной «города грешников» в Ханаане и вскоре добрался до Египта, где с согласия последнего фараона Мемфисской династии пополнил свое войско солдатами и верблюдами. Затем он вернулся в Негев, готовый выполнить свою миссию по защите подходов к космопорту.

Назревавший конфликт разразился на седьмом году правления наследника Шульги Амар-Сина («Избранник Сина»). Даже по современным понятиям это был настоящий международный конфликт, в котором альянс из четырех царей Месопотамии выступил против пяти ханаанских царей. Согласно 14-й главе Книги Бытия наступление возглавлял «Амрафел, царь Сеннаарский», которого долгое время отождествляли с вавилонским царем Хаммурапи. На самом деле — как показали наши исследования — это был шумерский царь Амар-Син, и историю этой войны можно найти и в месопотамских текстах, таких, как таблицы из «собрания Спартоли» в Британском музее. На совпадение с библейскими текстами впервые обратил внимание Теофил Пинчес в 1897 году. Эти таблицы вместе с разрозненными фрагментами, в которых описываются те же события, известны под названием «Тексты Кедорлаомера».

Под знаменами Сина и руководствуясь знамениями Инанны/Иштар объединенная армия — вероятно, самая крупная военная сила в истории Земли — захватывала одну западную провинцию за другой. Вернув Сину все земли между реками Евфрат и Иордан, войска обогнули Мертвое море и избрали своей следующей целью кос-мопорт на Синайском полуострове. Но здесь на их пути оказался Аврам, и они повернули назад, готовые напасть на «города грешников» в Ханаане.

Однако жители Ханаана не стали ждать нападения за стенами городов, а объединились и дали сражение захватчикам в долине Сиддим. И библейский текст, и месопотамские источники говорят о том, что битва не выявила победителя. «Города грешников» не были уничтожены, хотя бегство и последующая гибель двух царей (Содома и Гоморры) привела к захвату трофеев и пленников. Среди пленников из Содома оказался племянник Аврама Лот, и, когда Аврам узнал об этом, его кавалерия бросилась в погоню за захватчиками, догнав чужеземное войско в районе Дамаска (в настоящее время столица Сирии). Лот вместе с другими пленниками и трофеями был отбит у врага и возвращен в Ханаан.

Ханаанские цари, встречавшие Аврама после этой победы, предложили ему возвращенные трофеи в качестве награды. Но Аврам ответил, что не возьмет даже «ремня от обуви». Он объяснил, что действует не из ненависти к союзу царей Месопотамии и не из любви к царям Ханаана, а по велению Бога: «...поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли».

Неудачная военная кампания расстроила и смутила Амар-Сина. Повинуясь пророчеству, на следующий год (2040 год до нашей эры) он покинул Ур, отказался от поклонения Нанне/Сину и стал жрецом в Эриду, «культовом центре» Энки. Еще более памятным оказался 2040 год до нашей эры для Египта: там лидер фиван-ских князей Ментухотеп II, нанес поражение фараонам севера и распространил законы и уставы Амона-Ра на весь Египет, до самой границы с Синаем. Эта победа ознаменовала начало периода, который ученые называют Средним Царством XI и XII династий и который длился до 1790 года до нашей эры. Несмотря на то что в полную силу Эра Овна развернулась в Египте во времена следующего, Нового Царства, победа Фив в 2040 году до нашей эры обозначила закат Эры Тельца на землях Африки.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Захария Ситчин. Армагеддон откладывается!
СообщениеДобавлено: 22 сен 2011, 03:08 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14633
В исторической перспективе приход Эры Овна выглядит неизбежным, и точно таким же неизбежным он представлялся основным противоборствующим сторонам в те нелегкие времена. В Ханаане Аврам вернулся в свою горную крепость неподалеку от Хеврона. В Шумере новый царь Шу-Син, брат Амар-Сина, укрепил оборонительную стену на западе, стал искать союза с выходцами из Ниппура, которые вместе с Фаррой поселились в Харране, и построил два больших корабля — возможно, на случай вынужденного бегства... В одну из ночей (согласно современному летосчислению, в феврале 2031 года) на территории Шумера наблюдалось лунное затмение, которое посчитали зловещим предвестником «затмения» самого бога Луны. Однако первой жертвой дурного предзнаменования стал Шу-Син — в следующем году он лишился трона.

По мере того как небесное знамение, то есть затмение луны, распространялось по всему ближнему Востоку, царю перестали поступать обычные уверения в преданности от наместников и губернаторов провинций — сначала западных, а затем и восточных. Через год после вступления на престол следующего (и последнего) царя Ура Ибби-Сина отряды с запада, набранные Набу и вдохновляемые Мардуком, столкнулись с наемниками из Элама у границ Месопотамии. В 2026 году внезапно обрываются записи о таможенных поступлениях (на глиняных табличках) в городе Дрехеме, который был главными торговыми воротами Шумера, и это свидетельствует о застое в международной торговле. Сам Шумер оказался в осаде; его территория сокращалась, а население пряталось за оборонительными стенами городов. Ощущалась нехватка продовольствия, а цены на основные товары — ячмень, масло, шерсть — ежемесячно увеличивались в несколько раз.

В отличие от остальных периодов долгой истории Шумера и всей Месопотамии, знамения появлялись необыкновенно часто. Можно приписать это явление человеческой психологии, страху людей перед неизвестным и их попыткам искать поддержки у высших сил и высшего разума. Однако в те времена существовала и реальная причина наблюдать за небом в поисках этих знамений — наступление Эры Овна неумолимо приближалось.

Как сообщают дошедшие до нас тексты того периода, ход земных событий был тесно связан с небесными явлениями, и каждая из сторон усиливавшегося конфликта обращала взор к небесам в ожидании божественных знаков. Поскольку великие аннунаки ассоциировались с определенными небесными телами — с зодиакальными созвездиями и членами Солнечной системы (а также с месяцами года) — особое внимание уделялось движению и положению небесных тел, связанных с главными соперниками. Луна (эквивалент великого бога Ура Нан-ны/Сина), Солнце (эквивалент сына Нанны Уту/Шама-ша), Венера (планета Инанны/Иштар, дочери Нанны), а также планеты Сатурн и Марс (ассоциировавшиеся с Нинуртой и Нергалом) привлекали пристальное внимание в Уре и Ниппуре. В дополнение к этим небесным ассоциациям различные земли шумерской империи связывались с соответствующими зодиакальными созвездиями: Шумер, Аккад и Элам находились под покровительством Тельца, а западные районы — под покровительством Овна. Таким образом, зодиакальные и планетарные связи, иногда дополняемые внешним видом (яркая, тусклая, рогатая и т. д.) Луны, Солнца и планет, могли служить добрыми или недобрыми знаками.

Текст, известный ученым под названием «Текст пророчеств В» и дошедший до нас в копиях оригинальных шумерских записей, сделанных в Ниппуре, иллюстрирует, каким образом небесные знаки воспринимались как пророчества, предвещающие конец света. Таблички с текстом сильно повреждены, но на уцелевших фрагментах можно различить пророчества прихода судьбоносных событий.

Ярко-красный цвет Марса сулил Шумеру и Аккаду неисчислимые бедствия, когда «дочь не пустит мать на порог», а друг будет убивать друга. Сатурн тоже не предвещал ничего хорошего: мужчина предаст мужчину, женщина женщину, храмы разрушатся и наступит ужасный голод.

Некоторые из знамений-пророчеств напрямую связаны с положением планет относительно созвездия Овна. Так, например, если при нахождении Юпитера в созвездии Овна совпадут фазы Венеры и Луны, то наступит конец света: люди начнут продавать своих детей, царь лишится престола, а все царство Элам и его жители будут уничтожены.

В противоположном лагере тоже пристально следили за небесами, ожидая предзнаменований. Один из таких текстов, составленный из фрагментов разрозненных таблиц (в основном хранящихся в Британском музее) благодаря кропотливому труду ученых, представляет собой удивительный автобиографический рассказ Мардука о времени, проведенном в ссылке в мучительном ожидании благоприятных небесных знаков, а также о действиях с целью вернуть себе власть, которая, как он считал, по праву принадлежала ему. В своих «мемуарах» стареющий Мардук раскрывает тайны для следующих поколений. В тексте рассказывается, что Мардук скитался по всей земле, ожидая благоприятного знамения, которое он получил на земле хеттов, прожив там 24 года.

Различные астрономические записи эпохи перехода от Тельца к Овну содержат ключи для понимания знаков, которые могли особенно заинтересовать Мардука.

В этих текстах, а также в так называемых «мифах» Мардук ассоциируется с Юпитером. Нам известно, что после того, как Мардук вернул себе власть и утвердился в Вавилоне в качестве верховного бога, эти тексты (например, «Энума элиш») были переписаны заново, чтобы связать Мардука с Нибиру, родной планетой аннунаков. Однако до этого, как подтверждают все имеющиеся в нашем распоряжении источники, небесным телом, ассоциирующимся с Мардуком, был Юпитер, на что указывает и его эпитет, «Сын Солнца». В этом смысле уместно вспомнить о гипотезе, выдвинутой еще полтора столетия назад: в Вавилоне Юпитер мог играть ту же роль, что Сириус в Египте, то есть синхронизировать календарный цикл.

Мы ссылаемся на цикл лекций, прочитанный в Королевском институте Великобритании в 1822 году (!) «антикваром» Джоном Лэндсиром, который, несмотря на скудные археологические данные того времени, продемонстрировал превосходное знание Древнего мира. Задолго до других ученых — как результат нетрадиционных взглядов — он утверждал, что халдеям было известно о явлении прецессии за тысячи лет до греков. Называя эти древние времена периодом, «когда астрономия была религией» и наоборот, он настаивал, что календарь был связан с зодиакальным домом Тельца и что переход к дому Овна ассоциировался с «загадочным соединением Солнца и Юпитера в знаке Овна в начале великого цикла сложных [небесных] преобразований». Он был убежден, что греческие мифы и легенды, связывающие Зевса/Юпитера с Овном и его золотым руном, отражают именно этот переход. Лэндсир вычислил, что такое определяющее «соединение» Солнца и Юпитера на границе между созвездиями Тельца и Водолея имело место в 2142 году до нашей эры.

Гипотеза о том, что соединение Солнца с Юпитером могло служить предвестником наступления эпохи Овна, была высказана на основе анализа вавилонских астрономических таблиц в серии работ Роберта Брауна под общим названием «Euphratean Stellar Researches», опубликованных в «Proceedings of the Society of Biblical Archeology» в 1893 году. Сосредоточив свое внимание в основном на двух астрономических таблицах (Британский музей, каталожные номера К.23Ю и К.2894), Браун пришел к выводу, что на них указано положение звезд, созвездий и планет в небе над Вавилоном в ночь, соответствующую 10 июля 2000 года до нашей эры. Вероятно, в тексте цитировались слова Набу о появлении Юпитера в знаке Овна. На основе этого описания Браун составил «звездную карту», которая показывала сближение Юпитера с самой яркой звездой созвездия Овна (Лулим, известная под своим арабским названием Ха-маль) рядом с точкой весеннего равноденствия, где пересекаются зодиакальные и планетарные траектории (небесный экватор и эклиптика) (рис. 158).

Касаясь перехода от одной эры к другой, как описывалось в месопотамских таблицах, различные ассирологи (в свое время их называли именно так) — например, Франц Ксавье Куглер («Im Bannkreis Babels») — указывали, что переход от Близнецов к Тельцу можно было определить достаточно точно, тогда как переход от Тельца к Овну вычислялся значительно труднее. Куглер был убежден, что весеннее равноденствие, сигнализирующее о наступлении нового года, в 2300 году до нашей эры все еще приходилось на созвездие Тельца, и предполагал, что вавилоняне связывали наступление Нового Века с 2151 годом до нашей эры.

Возможно, совсем не случайно именно эта дата совпадает с важным новшеством в изображении небес на египетских рисунках. В одной из лучших работ по египетской астрономии, «Egyptian Astronomical Texts» О. Нейгебауэра и Ричарда А. Паркера, отмечается, что рисунки с тридцатью шестью «деканами» появились на крышках египетских саркофагов примерно в 2150 году до нашей эры, во время хаоса Первого Междуцарствия, когда началось наступление Фив на север в стремлении подчинить себе Мемфис и Гелиополис и когда Мар-дук/Ра увидел благоприятные для себя знамения.

По прошествии некоторого времени, когда наступление Эры Овна уже не оспаривалось, изображения на крышках саркофагов — иллюстрацией может служить рисунок из гробницы в окрестностях Фив (рис. 159) — уже явно описывали новую Небесную Эру. Четырехглавый Овен доминирует в четырех углах неба (и на Земле), а Небесный Бык пронзен дротиком или копьем. Двенадцать зодиакальных созвездий, сохранивших шумерский порядок следования и шумерские символы, расположены таким образом, что созвездие Овна находится точно на востоке, то есть в том месте, где Солнце появляется во время равноденствия.

Если благоприятным для Мардука знаком было соединение Солнца и Юпитера в созвездии Овна и если такое соединение произошло в 2142 году до нашей эры, как предположил Джон Лэндсир, это совпадает с арифметически вычисленным (один раз в 2160 лет) зодиакальным переходом. Однако в этом случае действительный переход к дому Овна случился на полтора столетия раньше наблюдаемого смещения весеннего равноденствия в созвездие Овна в 2000 году до нашей эры. Это несовпадение объясняет — по крайней мере, отчасти — споры о том, какие небесные знаки можно было считать истинным предзнаменованием.

Как признает в своих автобиографических записях Мардук, даже знамение, которое указало ему на окончание странствий и на то, что ему следует отправляться в Малую Азию на землю хеттов, случилось за двадцать четыре года до того, как он предпринял следующий шаг. Однако и это, и другие знамения были объектом пристального внимания и клана Энлиля, и хотя во времена правления Ибби-Сина, последнего царя Ура, Овен еще не полностью захватил день наступления нового года в момент весеннего равноденствия, жрецы и прорицатели интерпретировали наблюдаемые знамения как предвестники катастрофического конца. В четвертый год царствования Ибби-Сина (2026 год до нашей эры) оракулы предсказали, что с запада вновь придет тот, кто считает себя Вседержителем. После таких пророчеств шумерские города в пятый год правления Ибби-Сина перестали поставлять жертвенных животных для храма Нанны в Уре. Тогда же оракулы объявили, что «когда придет шестой год, обитатели Ура будут заперты». В следующем, шестом году правления нового царя приметы разрушения и краха стали еще настойчивее, и нападению подверглась сама Месопотамия, сердце Шумера и Аккада. Древние надписи свидетельствуют, что «враги с запада вторглись на равнину, в самое сердце страны, и захватывали крепости, одну за другой».

На двадцать четвертый год пребывания в землях хеттов Мардук получил еще одно знамение. Дни его ссылки закончились, и он направился в Вавилон, чтобы восстановить свою вечную обитель, храм Эсагиль. Частично поврежденная табличка описывает путь Мардука из Анатолии в Вавилон: сначала он двинулся на юг, в Хаму (библейский Хамат), а затем пересек Евфрат в районе Мари. Мардук действительно — как и предсказывали знамения — возвращался с запада.

Это был 2024 год до нашей эры.

В своих автобиографических мемуарах Мардук вспоминает, что рассчитывал на триумфальное возвращение в Вавилон, на начало новой эры благополучия и процветания для его граждан. Он планировал утверждение новой династии царей и предвидел, что первой задачей нового правителя станет восстановление Эсаги-ля, храма-зиккурата в Вавилоне, согласно новому «плану Неба и Земли» — то есть в соответствии с новой Эрой Овна.

Вне всякого сомнения, Мардук был знаком с убранством храма-зиккурата Нинурты в Лагаше и рассчитывал, что его собственный новый храм Эсагиль («дом Великих Богов») будет богато украшен драгоценными металлами. А когда строительство завершится, астрономы-священники поднимутся на ступени зиккурата и «обозреют небеса», подтвердив принадлежащее ему по праву верховенство.

Когда в конце концов началось строительство Эса-гиля, он возводился в соответствии с очень подробным и точным планом: ориентация и различные ступени зиккурата были такими, что его верхушка смотрела прямо на звезду Ику (рис. 33), самую яркую звезду в созвездии Овна.

Однако амбициозным планам Мардука было суждено воплотиться далеко не везде. В тот же год, когда он начал свой поход на Вавилон во главе войска западных народов, собранного Набу, на Ближнем Востоке разразилась самая ужасная катастрофа древности — ничего подобного ни человечество, ни Земля еще не переживали.

Мардук думал, что предзнаменования очевидны и поэтому боги и люди без особого сопротивления примут его претензии на верховенство. В своих воспоминаниях он писал, что призвал всех богов подчиниться ему, а всех людей приносить дань в Вавилон. Однако ответом ему была тактика выжженной земли: противники начали уничтожать и посевы, и скот. Наступление получилось жестоким и кровавым. «Брат шел на брата, друзья убивали друзей, трупы мешали пройти». Страна превратилась в пустыню, дикие животные пожирали людей, стаи собак могли растерзать человека до смерти.

По мере того, как наступление сторонников Мардука продолжалось, участились случаи осквернения храмов и святилищ других богов. Ужаснейшим святотатством было разрушение храма Энлиля в Ниппуре, который до этого был почитаемым религиозным центром для всех народов. Узнав, что мятежники не пощадили даже святая святых, Энлиль поспешил в Месопотамию. Он спустился с небес «в сиянии, подобном молнии», а впереди него шли боги в богатых одеждах. Увидев, что случилось, Энлиль решил принять меры против Вавилона. Он дал поручение Нинурте и Нергалу захватить Набу и доставить его на Совет Богов. Но они обнаружили, что Набу покинул свой храм в Борсиппе на берегу Евфрата и прятался среди своих сторонников в Ханаане и на берегу Средиземного моря.

Собравшись на Совет, руководители аннунаков стали думать, что делать дальше, и обсуждение это продолжалось «день и ночь без перерыва». Только Энки высказался в защиту своего сына. Зачем нужно сопротивляться, спросил он, если люди поддержали возвышение Мардука. Он осудил Нергала за действия против брата, но Нергал возразил, что небесные знамения были неправильно интерпретированы. Он предложил, чтобы Шамаш, бог Солнца, и Нанна, бог Луны, еще раз проанализировали небесные знамения и рассказали о них людям. Говоря о звезде, чья идентичность вызывала споры, Нергал заявил, что среди звезд на небесах видел мерцающую «лисью звезду». Он рассказывал и о других знамениях — «ослепительных звездах, несущих меч», то есть о прочерчивающих небеса кометах. Он хотел знать, что сулят эти небесные знаки.

Спор между Энки и Нергалом становился все ожесточеннее, и Нергал в припадке гнева заявил, что необходимо использовать «то, что окружено сияющим покровом» и таким образом истребить грешников. Нет иного способа остановить Мардука и Набу, кроме как использовать «ужасных семь орудий», которые были спрятаны где-то в Африке, в месте, известном только ему. Это оружие способно превратить землю в пыль, «поднять на воздух» города, «вспенить» море, уничтожая всех его обитателей и «превращать людей в пар». Описание этого оружия и последствий его применения не оставляет сомнений в том, что имелось в виду ядерное оружие.

Инанна напомнила богам, что нужно торопиться, потому что времени остается все меньше, а также посоветовала продолжить обсуждение в ограниченном составе, чтобы план компании не стал известен Мардуку (вероятно, в возможном предательстве подозревался Энки). В уединении храма Эмеслам слово взял Нинурта. Он сказал, что время дискуссий закончилось, и потребовал, чтобы ему разрешили действовать.

Жребий был брошен.

Из всех дошедших до нас текстов, описывающих последовавшие за этим решением события, самым значительным и самым неповрежденным является «Миф об Эрре». В нем подробно приводятся аргументы в споре и опасения относительно возможного захвата Мардуком космопорта и его инфраструктуры. Дополнительные детали можно найти в «Текстах Кедорлаомера» и надписях на различных клинописных табличках. Все они описывают роковой конфликт, о кульминации которого мы можем прочесть в главах 18 и 19 Книги Бытия: «ниспровержение» Содома и Гоморры, а также «всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и произрастания земли».

Однако уничтожение «городов грешников» имело лишь второстепенное значение. Основной целью удара был космопорт на Синайском полуострове. Как свидетельствует месопотамский текст, Нинурта и Нергал стерли с лица земли все, что находилось на этом месте, превратив его в пустыню. Это произошло в 2024 году до нашей эры. Свидетельства катастрофы можно найти и четыре тысячи лет спустя — это огромная впадина в центре Синая и следы разломов, а также огромное пространство вокруг, покрытое черными камнями, и следы радиации на юге Мертвого моря.

Последствия ядерного удара оказались очень серьезными. Несмотря на то что сами вспышки взрывов не были видны, а колебания земли и не ощущались в Месопотамии, попытка спасти Шумер, его богов и его культуру имела обратный эффект и привела к уничтожению шумерской цивилизации.

Ужасный конец Шумера и его крупных городов описан в многочисленных «плачах», длинных поэмах, в которых оплакивается уничтожение Ура, Ниппура, Урука, Эриду и других городов, известных и не очень. Бедствия, обрушившиеся на богатые и цветущие земли, подробно перечислены в длиной поэме «Плач о разрушении Ура», состоящей из 440 строф. Процитируем лишь некоторые из них:

Люди, как черепки, на улицах лежали;

высокие ворота, через которые

они проехать собирались,

мертвые тела загромоздили;

на площадях, куда на праздник народ сходился,

бездыханные тела лежали в беспорядке;

все улицы, по которым они проехать собирались,

загромоздили мертвые тела;

и там, где прежде пировал народ,

грудами лежали люди.

В житницах Наины не стало зерна

Не слышно веселья богов на шумных пирах;

в трапезных залах иссякло вино и мед...

В храмах печи не пекут мяса быков и овец;

в Храме Великом Нанны смолкли все звуки:

в доме божественном, где звучали приказы о быках,

странно и страшно молчанье его...

Ступа и пест без дела скучают...

На кораблях не везут богатых даров...

Людям Ниппура, града Энлиля-царя,

хлеба не станет.

Реки берега опустели,

по водам ее ладья ни одна не пройдет...

Траву берегов нога не примет человека;

все зарастает вокруг.

Долгое время ученые придерживались мнения, что различные «плачи» рассказывают о действительно имевших место, но не связанных между собой случаях разрушения шумерских городов захватчиками с запада, востока и севера. В одной из предыдущих книг мы высказали предположение, что все тексты имеют отношение к одной катастрофе, разразившейся на всей территории страны, к неожиданному страшному бедствию, от которого было невозможно ни защититься, ни спрятаться. В настоящее время эта теория одной внезапной и ужасающей катастрофы завоевывает все большее признание среди специалистов, однако связь между этой катастрофой и уничтожением «городов грешников» и космопорта на западе все еще требует доказательств. По нашему мнению, после взрыва на Синае образовался атмосферный вакуум, в результате чего сильнейший вихрь понес радиоактивное облако на восток — в Шумер. • Различные дошедшие до нас тексты, а не только «плачи», описывают и саму катастрофу, и ужасную бурю, «Злобный Ветер», прямо связывая его возникновение с тем памятным днем, когда вблизи средиземноморского побережья произошел ядерный взрыв:

В день тот, когда небеса содрогнулись и земля сотряслась, по земле вихрь пронесся... Когда небеса потемнели, словно тенью покрытые...

В тот день с небес обрушился сильнейший шторм, уничтоживший все живое. Этот «Злобный Ветер» сопровождался нестерпимой жарой. Солнце померкло, а ночью на небе нельзя было увидеть звезды.

Люди, напуганные, едва могли дышать;

Злобный Ветер зажал их в тиски,

дня одного еще он им не даст...

Рты увлажнились кровью,

головы кровью сочатся...

От Злобного Ветра бледнеет лицо.

После того как смертоносное облако двинулось дальше, город превратился в пустыню.

Все опустели города, пустые стоят дома,

Никто по улицам не ходит, никто не бродит по дорогам...

На берегах рек Тигра и Евфрата

лишь чахлые растения росли;

В болотах поднимались вяло камыши,

гнилые на корню...

В садах и городах все умерло,

ничто не прорастает.

Эта несущая смерть буря угрожала даже богам. В «плачах» перечисляются буквально все главные города Шумера, где боги покинули свои обители, храмы и святыни — ив большинстве случаев не вернулись. Некоторые в панике бежали, увидев смертоносное облако. Инанна, поспешившая укрыться в безопасном месте, потом жаловалась, что ей пришлось оставить драгоценности и другое имущество. Однако так было не везде. В Уре Нанна и Нингаль отказались бросить своих сторонников и обратились к великому Энлилю с просьбой сделать все возможное, чтобы предотвратить катастрофу, но Энлиль ответил, что судьба Ура предопределена. Божественная чета пережила кошмарную ночь в Уре, проведя ее в «термитов доме» (подземной комнате) в зикку-рате. Утром Нингаль поняла, что Наннар/Син заболел, «поспешно облачилась» и покинула любимый город вместе с больным супругом. В Лагаше, где в отсутствие Нинурты в Гирсу оставалась одна Бау, богиня никак не могла заставить себя уехать. Она медлила, «горько оплакивая священный храм и город». Задержка едва не стоила ей жизни. (Некоторые ученые считают, что следующие строки поэмы, сообщающие о том, что смертоносная буря настигла ее, как простых смертных, указывают, что Бау действительно погибла.)

Пронесшись над Шумером и Аккадом, «Злобный Ветер» коснулся и Эриду, города Энки на юге империи. Энки укрылся от смертоносного облака, но недалеко, чтобы иметь возможность сразу же вернуться в город.

Он увидел, что город погружен в молчание, а на улицах лежат горы трупов. Однако некоторые выжили, и Энки повел их на юг, в пустыню. Это была непригодная для жизни земля, но Энки при помощи своих научных знаний — как Яхве в Синайской пустыне тысячу лет спустя — чудесным образом снабжал водой и пищей «тех, кто был уведен из Эриду».

Судьба распорядилась так, что Вавилон, накрытый северным краем смертоносного облака, пострадал меньше других городов Месопотамии. Предупрежденный отцом, Мардук посоветовал населению покинуть город и поспешить на север. Его слова напоминают приведенное в Библии предупреждение ангелов Лоту: «...не оглядывайся назад и нигде не останавливайся в окрестности сей». Если кто по каким-либо причинам не мог бежать из города, Мардук советовал им спрятаться под землей: «Войдите в комнату, что под землею, в темноте». После того как «Злобный Ветер» стихнет, они не должны были пользоваться водой и продуктами из города — их могла коснуться рука смерти.

Когда небо, наконец, очистилось, вся южная часть Месопотамии превратилась в пустыню. «Ураган пронесся, смел все с лица земли; он проревел, как вихрь бурный, над землею, и никому спасенья нет... Никто не засевает пашни и зерна не бросает в землю, и на полях не слышно песен... В степи зверей почти не видно, все живые твари извелись...»

Жизнь начала возрождаться лишь через семь лет. При поддержке верных Нинурте отрядов эламитов и гу-тиан в стране установился относительный порядок, и во главе ее стали правители бывших провинциальных городов Исина и Ларса. И только по прошествии семидесяти лет — ровно столько времени позже потребовалось для восстановления иерусалимского Храма — был заново выстроен храм в Ниппуре. Однако боги, «которые определяли судьбы», то есть Ану и Энлиль, не видели смысла воскрешать прошлое. Энлиль, к которому Нанна/Син обратился с просьбой о возрождении Ура, ответил, что Уру было пожаловано царство — но не вечное.

Мардук победил. Через несколько десятков лет стало явью его видение о царе Вавилона, который признает его верховенство, восстановит город и построит ему зиккурат Эсагиль. После начального периода упадка первая династия Вавилона обрела должное величие и власть. Об этом свидетельствует Хаммурапи:

Когда высокий Анум, царь ануннаков,

и Эллилъ, владыка небес и земли,

определяющий судьбу страны, определили Мардуку,

первейшему сыну Эа, владычество над всеми людьми,

возвеличили его среди игигов,

Вавилон назвали его высоким именем,

сделали его могучим среди частей света

и утвердили в нем вечную царственность,

основание которой прочно, как небеса и земля...

В Египте, не попавшем под воздействие радиоактивного облака, переход к Эре Овна начался после победы выходцев из Фив, когда трон перешел к династиям Среднего Царства. После того, как время празднования нового года, совпадавшее с разливом Нила, было скорректировано в соответствии с новой эрой, гимны Амо-ну-Ра сравнивали его с Овном, «величайшим из небесных созданий».

В эпоху Нового Царства вдоль дорог, ведущих к храмам, были установлены статуи Овна, а в величественном храме Амона-Ра в Карнаке на тайной площадке для наблюдений, которая открывалась в день зимнего солнцестояния, чтобы лучи солнца могли проникнуть в святая святых, была сделана новая надпись. Эта надпись гласила, что данная комната предназначена для наблюдения «за Овном, плывущим по небу».

В Месопотамии медленно, но неуклонно ширилось признание прихода Эры Овна, что нашло свое отражение в изменении календаря и списков небесных светил. В этих списках, которые прежде начинались с Тельца, теперь на первом месте стоял Овен, а рядом с месяцем Нисан, на который приходилось весеннее равноденствие и начало нового года, ставился не знак Тельца, а знак Овна. Примером тому может служить вавилонская астролябия, о которой упоминалось выше (см. рис. 102) в связи с происхождением деления звездного неба на тридцать шесть частей. В ней совершенно определенно указана звезда Ику как небесное тело первого месяца года, то есть нисана. Ику считалась главной звездой созвездия Овна, а ее использующееся и по сей день арабское название Хамалъ переводится как «баран».

На Земле и на небесах наступил Новый Век.

Он продолжался две тысячи лет, и именно в этот период знания о календаре и астрономии халдеи передали грекам. Когда в конце четвертого столетия до нашей эры Александр Великий уверовал — как за 2500 лет до него Гильгамеш — в свое бессмертие, считая своим настоящим отцом египетского бога Амона, он для подтверждения этого факта отправился в пустыню, в священное место на западе Египта. Увидев благоприятные знамения, Александр приказал отчеканить серебряные монеты, где его изображение было украшено рогами Овна (рис. 160).


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Захария Ситчин. Армагеддон откладывается!
СообщениеДобавлено: 25 сен 2011, 03:29 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 14633
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ


Для того чтобы утвердить свое верховенство на Земле, Мардуку нужно было занять главенствующее положение на небесах. Главным средством достижения этой цели был очень важный праздник нового года, когда во всеуслышанье декламировался «миф творения». Данная традиция не только знакомила народ с основами космогонии, рассказывала о процессе эволюции и о прибытии аннунаков на Землю — это был инструмент для укрепления основных религиозных догм, касавшихся богов и людей.
Таким образом, «миф творения» был полезным и мощным средством установления и смены мировоззрения, и одним из первых актов Мардука стал величайший в истории человечества подлог: создание вавилонской версии «мифа творения», в которой имя «Нибиру» заменили на имя «Мардук». В результате получилось, что именно Мардук был тем небесным богом, который пришел из далекого космоса, сражался с Тиамат, создал из половинок Тиамат Кованый Браслет (пояс астероидов) и Землю, изменил Солнечную систему и стал Великим Богом, орбита которого «петлей» охватывает орбиты других небесных богов (планет), заставляя их склониться перед величием Мардука. Все последующие небесные явления, орбиты и циклы тоже стали делом рук Мардука: он установил божественное время своей орбитой, небесное время определением созвездий и земное время, дав планете Земля ее орбиту и наклон оси. Именно он унизил Кингу, главного спутника Тиамат, не дав ему обрести независимую орбиту и превратив в спутника Земли Луну, которая прибывает и убывает каждый месяц.
Перекраивая небеса, Мардук не забыл и о себе. В прошлом Нибиру, как родная планета аннунаков, считалась обителью Ану и ассоциировалась именно с ним. Заменив собою Нибиру, Мардук отдал Ану планету поменьше — ту, которую мы называем Ураном. Отец Мардука Энки прежде ассоциировался с Луной, но теперь Мардук «наградил» его «первой планетой», то есть Нептуном, находящимся на самой окраине Солнечной системы. Чтобы замаскировать подлог и создать впечатление, что так было всегда, в вавилонской версии «мифа творения» (ее называют «Энума элиш» по первым словам текста) используются шумерские названия планет. Так, например, Нептун называется НУДИММУД, «Искусный Творец», что полностью соответствует египетскому эпитету Энки, Хнум.
Небесный аналог потребовался и Набу, сыну Мардука. Для этой цели планета Меркурий, которая ассоциировалась с младшим сыном Энлиля Ишкуром/Ададом, была экспроприирована и приписана Набу. Не была забыта и супруга Мардука Сарпанит, которой он был обязан своим освобождением из Великой пирамиды и заменой смертного приговора, согласно которому его должны были похоронить заживо, на ссылку. Сведя счеты с Инанной/Иштар, он лишил ее ассоциации с планетой, которую мы называем Венерой, и передал эту планету в ведение Сарпанит. (Так получилось, что замена Адада на Набу нашла отражение в вавилонской астрономии, а замена Иштар на Сарпанит нет.)
Энлиль был слишком могущественен, чтобы его можно было отодвинуть в сторону. Вместо того, чтобы изменить его небесный статус (как бога Седьмой Планеты, то есть Земли), Мардук присвоил себе числовой ранг пятьдесят, как у Энлиля — на ступень ниже, чем у Ану, чей числовой ранг равнялся шестидесяти (у Энки сорок). Этот захват был отражен в «Энума элиш» в седьмой и последней таблице мифа при помощи перечисления пятидесяти имен Мардука. Начинаясь с собственного имени бога, «Мардук», этот список заканчивался его новым небесным именем, «Нибиру», и каждое имя-эпитет сопровождалось хвалебными пояснениями. Когда во время новогодних праздников заканчивалось чтение пятидесяти имен, не оставалось ни одного деяния, которое не приписывалось бы Мардуку. «Пятьюдесятью именами величая, — начинается последняя часть мифа, — великие боги, пятьдесят имен нарекли, деяния его возгласили». В эпилоге, добавленном переписчиком, провозглашается необходимость произнесения этих имен в Вавилоне:
Да удержат их, да откроет их Первый, Мудроумный и сведущий да обмыслят их вместе! Отец повторит их, да обучит сына...
Захват Мардуком главенствующего положения на небесах сопровождался параллельными изменениями в религиозных верованиях на Земле. Руководители анну-наков — даже его главные противники — не были ни наказаны, ни удалены из пантеона. Вместо этого их сделали подчиненными Мардуку — при помощи хитроумной уловки, когда именно ему приписывались их различные атрибуты и функции. Если, к примеру, Нинурта был почитаем как бог земледелия, который дал человечеству сельское хозяйство, запрудив горные потоки и прорыв ирригационные каналы, то теперь эта функция стала принадлежать Мардуку. Если Адад был богом дождей и бурь, то теперь Мардук считался «Ададом дождей». На одном из фрагментов вавилонской глиняной таблички был найден следующий список
Нинурта = Мардук земледелия
Нергал = Мардук войны
Забаба = Мардук рукопашной схватки
Энлиль = Мардук власти и совета
Набу = Мардук чисел и счета
Син = Мардук, светило ночи
Шамаш = Мардук справедливости
Адад = Мардук дождей
Некоторые ученые считают, что такая концентрация всех божественных сил в руках одного Мардука являлась отражением идеи одного всемогущего бога — шаг к монотеизму библейских пророков. Однако они смешивают веру в одного Всемогущего Господа с политеизмом, в котором один из богов доминирует над остальными. По словам «Энума элиш», Мардук стал «Энли-лем богов», их Господином.
Мардук/Ра, который больше не жил в Египте, превратился в Амона, то есть «невидимого». Тем не менее посвященные ему египетские гимны провозглашали его превосходство и в полном соответствии с новой религией называли его «богом богов», более могущественным, чем остальные. Одно из собраний таких гимнов, сочиненное в Фивах и известное как Лейденский папирус, начинается с описания того, как после признания его верховным богом на островах Средиземноморья, народы горных стран спустились вниз, чтобы поклониться ему, а все мятежные земли «наполнились ужасом». В шестой главе перечисляются страны, признавшие верховенство Амона-Ра и рассказывается о его прибытии в Землю Богов — по нашему мнению, это Месопотамия — и строительстве там нового храма Амона (то есть Эсагиля). Этот текст очень похож на описание царем Гудеа редких строительных материалов, привезенных из ближних и дальних земель. С гор были доставлены каменные блоки для сооружения огромных ворот храма, а из-за моря на судах доставлены различные товары. Все земли и народы присылали свои дары.
Преклонялись перед Амоном не только люди, но и боги. Археологами были найдены папирусы, в которых Амон-Ра восхвалялся как царь всех богов, самый могущественный и непобедимый.
Его умелая политика заключалась не в том, чтобы уничтожить других Великих Аннунаков, а в том, чтобы подчинить их себе. После того как строительство Эсагиля было завершено, Мардук пригласил остальных богов в Вавилон и предложил поселиться в храмах, специально построенных для каждого из них на территории священного места. Шестая таблица вавилонской версии «мифа творения» описывает пир, устроенный Мардуком после окончания строительства. «Вот Вавилон — жилье ваше ныне, — сказал он. — Радуйтесь в нем, веселитесь, ликуйте». Приняв его приглашение, остальные боги действительно превратили Вавилон в то, что подразумевает его название — «Врата божьи».
Как рассказывает миф, боги заняли места перед высоким помостом, на котором восседал сам Мардук Среди них были «Семь богов Судьбы». После пира и совершения всех обрядов — после того, как «возвышенное в Эсагиле сотворили, все уставы назначили, все предна-чертанья», Энлиль:
Лук, оружье свое боевое, положил перед богами...
Признавая декларацию о «мирном сосуществовании» лидера клана Энлиля, Энки сказал:
Да будет возвышен наш сын-отомстителъ, Славна его власть, да не будет ей равных. Детищ своих, черноголовых, воистину пастырем он будет во веки веков, да не позабудут, да назовут они его деянья...
Перечисляя все молитвы, которые люди должны возносить в честь Мардука и других богов, собравшихся в Вавилоне, Энки провозгласил:
Нам же, сколько бы имен мы ему ни давали, главное — он воистину бог наш! Назовем же пятьдесят имен его ныне!
Объявив о своих пятидесяти именах — что гарантировало ему числовой ранг, равный пятидесяти, как у Энлиля и Нинурты, — Мардук превратился в бога богов. Не единственного бога, а верховного, которому должны были подчиняться остальные.
Хотя новая религия, провозглашенная в Вавилоне, не имела ничего общего с монотеизмом, ученые (и особенно на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков) увлеченно спорили по поводу утверждения, что идея триединства зародилась в Вавилоне. Признавалось, что новая вавилонская религия подчеркивала родственную линию Энки — Мардук — Набу и что свою божественную сущность Сын получал от Отца. Указывалось, что Энки называл Мардука «наш сын» и что само имя верховного бога МАРДУК, означает «сын священного места» (П. Йенсен), «сын космической горы» (Б. Мейснер), «сын сияющего дня» (А. Деймель) или просто «истинный сын» (В. Паулюс). В то время все ведущие «ассирологи» были немцами, и это является следствием того факта, что немецкое археологическое общество — оно играло также важную роль в политической и культурной жизни Германии — провело серию раскопок в Месопотамии с 1899 по 1917 год, пока Ирак не перешел под британский контроль.
Раскопки Древнего Вавилона (несмотря на то что большинство находок датировались седьмым веком до нашей эры) привели не только к пониманию того, что библейский миф творения имеет месопотамские корни, но и вызвали жаркие споры среди ученых и теологов на тему «Вавилон и Библия». После того как стал известен миф о погребении Мардука и его последующем возвращении, во многих работах зазвучал вопрос- не был ли Мардук «Христом из Ура»?
Со временем этот вопрос, ответ на который так и не был получен, исчез сам собой — послевоенная Европа, и особенно Германия, столкнулась с более важными проблемами. Однако следующий факт не подлежит сомнению: Новый Век, провозглашенный Мардуком в Вавилоне примерно в 2000 году до нашей эры, проявился в новой религии, политеизме с главенством одного бога над остальными.
Анализируя четыре тысячелетия религии Междуречья, Торкилд Якобсен («The Treasures of Darkness») указывал, что основной переменой в начале второго тысячелетия до нашей эры стало появление национальных божеств взамен универсальных богов предыдущих двух тысяч лет. Прежняя множественность божественных сил, писал Якобсен, «требовала способности различить, оценить и сделать выбор», причем не только между богами, но и между добром и злом. Присвоив себе силу других богов, Мардук уничтожил возможность выбора.
Национальный характер Мардука, утверждал Якобсен (в работе под названием «Toward the Image of Tammuz»), создавал ситуацию, «в которой религия и политика оказывались неразрывно связанными» и в которой боги «через знаки и предзнаменования активно направляли политиков в своих странах».
Руководство политикой и религией посредством «знаков и предзнаменований» действительно стало главным нововведением Нового Века. Это вовсе не удивительно, если вспомнить, какую важную роль играли небесные знамения в определении истинного перехода знака Зодиака и в выяснении, кому принадлежит главенствующая роль на Земле. На протяжении тысячелетий «Семь богов Судьбы», к которым относились Ану, Энлиль и другие руководители аннунаков, принимали решения, касающиеся всех богов, а сам Энлиль считался «Господином Земли» и определял все, что было связано с человечеством. Теперь решения определялись знамениями.
В «Текстах пророчеств», о которых уже упоминалось выше, главные боги действовали в рамках небесных знамений или параллельно им. В наступившем Новом Веке небесные знамения — сближение планет, затмения, лунный ореол, расположение звезд — были самодостаточными и не требовали божественного вмешательства или участия. Судьба определялась небесами.
Вавилонские тексты и письменные источники соседних стран первого и второго тысячелетий до нашей эры содержат многочисленные описания подобных знамений вместе с подробной интерпретацией. Со временем развилась целая наука — если ее можно так называть — и специальные жрецы беру (наиболее точный перевод этого термина — «предсказатели судьбы») занимались интерпретацией наблюдаемых небесных явлений. Сначала предсказания, продолжая традицию, заложенную во времена третьей династии Ура, были связаны с государственными делами — судьбой царя, династии и всей страны.
Так, например, попадание Юпитера в лунный ореол сулило нашествие вражеских армий из Ахарру. Сближение Венеры со Скорпионом предвещало «злые ветры», а если в месяце Сивал Венера появится в созвездии Рака, это значит, что у царя не будет соперника. Восход Юпитера в начале года обещал обильный урожай зерна. Особенно важным считался «вход» планет в зодиакальные созвездия — это усиливало благоприятное или неблагоприятное влияние планет. Положение планет внутри зодиакального созвездия описывалось термином Мапзаллу («станции»), от которого произошло древнееврейское слово Маззалот, а затем и Мазал («судьба, удача»), обозначавшее способность приносить как удачу, так и несчастье.
С различными богами — некоторые из них были противниками Мардука — ассоциировались не только созвездия, но и месяцы, и поэтому важное значение имело время, когда наблюдалось то или иное небесное явление. Так, например, в одном из пророчеств говорилось, что если затмение луны придется на третью стражу ночи в месяце Айяру, то «царь Элама падет от собственного меча... сын не займет его трона, и престол Элама останется свободен».
Вавилонский текст с очень большой таблицы (VAT— 10564) разделен на двенадцать колонок и содержит подробные инструкции, что можно, а чего нельзя делать в определенные месяцы: «Царь может построить храм или восстановить святилище только в месяце Ше-бат и Адар... Человек может вернуться домой в месяц Нисан». Текст, названный С. Лэнгдоном («Babylonian Menologies and the Semitic Calendars») «великий вавилонский церковный календарь», содержит перечисление благоприятных и неблагоприятных месяцев для многих дел (например, наиболее подходящее время для того, чтобы привести в дом жену).
По мере того как знамения, предсказания и предначертания приобретали все более личный характер, началось формирование гороскопа. Сумеет ли тот или иной человек — необязательно царь — справиться с болезнью? Родит ли беременная женщина здорового ребенка? Какие меры можно предпринять, если приметы предсказывают несчастья? Со временем заклинания стали разбиваться по темам. Так, например, один из текстов приводит магические формулы, которые нужно произносить, обращаясь «к звезде, что дает свет», чтобы предотвратить выпадение волос из бороды. Вслед за этим появились амулеты с оберегающими заклинаниями. Со временем значение приобрел и материал, из которого изготавливались амулеты (обычно их носили на шее). Если сделать амулет из гематита, предупреждала одна из инструкций, то «человек может потерять все, что имеет». И наоборот, амулет из лазурита сулил власть.
В знаменитой библиотеке ассирийского царя Аш-шурбанипала археологи нашли более двух тысяч глиняных табличек с текстами, связанными с различными знамениями. Большинство имело отношение к небесным явлениям — но не все. Некоторые имели дело со сновидениями, а были и такие, что интерпретировали знаки «воды и масла» (то есть узор, который образует масло, если его капнуть в воду), а также внутренности жертвенных животных. Астрономия превратилась в астрологию, а по пятам астрологии шли ворожба, гадание и магия. Вероятно, Р. Кемпбел Томпсон был прав, называя главное собрание текстов пророчеств «Сообщения магов и астрологов Ниневии и Вавилона».
Почему Новый Век открыл дорогу всем этим явлениям? Беатрис Гофф («Symbols of Prehistoric Mesopotamia») видела причину в разрушении связи «боги — жрецы — цари», которая на протяжении тысячелетий объединяла общество. «Не было ни аристократии, ни жречества, ни интеллигенции», чтобы предотвратить возникновение ситуации, когда «вся жизнь людей стала неразрывно связана с подобной «магической» практикой». Астрономия превратилась в астрологию потому, что Старые Боги ушли из своих «культовых центров», а людям в эти неспокойные времена нужно было на что-то опереться — хотя бы на знамения.
Сама астрономия уже была не той, что на протяжении двух тысяч лет развития шумерской цивилизации. Несмотря на уважение, которым «халдейская» астрономия пользовалась у греков во второй половине первого тысячелетия до нашей эры, это была стерильная наука, имевшая мало общего с той шумерской астрономией, которая дала начало многим современным понятиям и идеям. «Вряд ли это можно назвать следующей главой в истории науки, поскольку обнаружился глубокий разрыв между общепринятым представлением об этом периоде и результатами, которые постепенно проявлялись после тщательного исследования материала, — писал О. Нейгебауэр в своей работе «The Exact Sciences in Antiquity». — Совершенно очевидно, что математическая теория играла главенствующую роль в вавилонской астрономии — по сравнению с очень скромной ролью наблюдений». Эта «математическая теория», как стало ясно из вавилонских астрономических таблиц, представляла собой колонки и ряды чисел, отпечатанные - мы сознательно используем этот термин - на глиняных табличках, как будто это компьютерные распечатки! На рис. 161 представлена фотография одной из таких таблиц (фрагмент), а на рис. 162 изображено ее содержание.

Вавилонские таблицы расчетных координат Солнца, Луны и видимых планет необыкновенно подробны и точны — они напоминают астрономические кодексы майя, в которых множество страниц заполнены символами, имеющими отношение к Венере, причем в их основе лежат, похоже, не наблюдения, а некие источники данных. Однако вавилонские таблицы координат (названные «Эфемеридами») сопровождались текстами (на других табличках), содержащими пошаговые процедуры вычислений. Так, например, в них можно найти инструкции по вычислению — на пятьдесят лет вперед — затмений Луны при помощи данных из колонок с информацией об орбитальных скоростях Солнца и Луны, а также других необходимых факторах. Тем не менее, как отмечал О. Нейгебауэр в своей работе «Astronomical Cuneiform Texts», «эти процедуры, к сожалению, не содержат того, что мы называем стоящей за методом теорией».
Как бы то ни было, а такая «теория» должна была существовать, добавляет он, поскольку невозможно изобрести такие сложные схемы вычислений, не имея четкого плана. По аккуратному шрифту и ровным колонкам, утверждал Нейгебауэр, с самого начало было ясно, что эти вавилонские таблицы являются копиями более ранних источников. Математика, на которой основаны все эти последовательности чисел, представляла собой шумерскую шестидесятеричную систему, а используемая терминология — названия зодиакальных созвездий и месяцев, а также более пятидесяти астрономических терминов — тоже были шумерскими. Таким образом, не оставалось никаких сомнений, что источником вавилонских таблиц были расчеты шумерских астрономов, а вавилоняне умели лишь пользоваться ими, переведя «тексты процедур» с шумерского на вавилонский язык.
И только в седьмом или восьмом веке до нашей эры — этот период называется неовавилонским — астрономия вновь обратилась к наблюдениям. Результаты наблюдений были записаны в так называемых «астрономических дневниках». Ученые убеждены, что греческая, персидская и индийская астрономия и астрология основаны именно на таких записях.
Спад и застой, наблюдавшиеся в астрономии, были проявлением общего упадка в науке, искусстве, юриспруденции и социальном устройстве.
Непросто найти «изобретения» вавилонян, которые оказали глубокое влияние на развитие культуры и цивилизации и могли если не превзойти, то хотя бы сравниться с многочисленными открытиями шумеров. Шес-тидесятеричная система и математические теории были сохранены без каких-либо усовершенствований. Медицина выродилась в колдовство. Неудивительно, что многие специалисты, занимающиеся изучением этого периода, считают период, когда Старый Век шумерского Небесного Быка сменил Новый Век вавилонского Овна, «эпохой невежества».
Вавилоняне, а также ассирийцы и другие народы унаследовали и сохранили — почти до греков — изобретенную шумерами клинопись (основанную, как мы показали в одной из предыдущих книг, на сложных геометрических и математических теориях). Однако шрифт на вавилонских табличках оказался не усовершенствованным, а наоборот, более небрежным и грубым. Шумерские школы, учителя и домашние задания, поминавшиеся в текстах, просто не существовали в последующие столетия. Исчезла и шумерская традиция литературного творчества, завещанная следующим поколениям — научные тексты, поэзия, пословицы, аллегории и — не в последнюю очередь — все «мифы», в которых содержалась информация о Солнечной системе, о небесах и Земле, об аннунаках и сотворении человека. Необходимо отметить, что эти литературные жанры возродились лишь спустя тысячелетие — в Библии. Полтора столетия раскопок на руинах Вавилона открыли нам тексты и надписи правителей, хвастающихся военными походами и завоеваниями, количеством захваченных пленников и срубленных голов — в противоположность царям Шумера (таким как, например, Гудеа), которые ставили себе в заслугу сооружение храмов, прокладку каналов и создание великолепных произведений искусства.
Сострадание и простота сменились грубостью и черствостью. Вавилонский царь Хаммурапи, шестой правитель так называемой Первой династии Вавилона, стал известен благодаря своему знаменитому своду «Законов Хаммурапи». Однако это был всего лишь список преступлений и соответствующих наказаний, тогда как за тысячи лет до него шумерские цари провозглашали законы социальной справедливости, запрещавшие обижать вдов, сирот и тех, кто не может за себя постоять: «нельзя отнимать осла у вдовы» или «нельзя задерживать жалованье поденным работникам». И вновь шумерская концепция права, стремившаяся направлять поведение человека, а не наказывать его за ошибки, возродилась лишь в десяти библейских заповедях через шесть столетий после падения Шумера. Шумерские правители высоко ценили титул Энлиля ЭН.МИ — «Справедливый Пастырь». Царь, избранный Инанной для правления в Агаде (Аккад), которого мы знаем как Саргона I, на самом деле носил имя Шарру-кин, или «Справедливый Царь». Вавилонские цари (а впоследствии и ассирийские) называли себя «царем четырех земель» и «царем царей», а не «пастырем» своего народа. (Глубоко символично, что величайший царь Иудеи Давид был пастухом.)
В Новом Веке отсутствовали и проявления нежной любви. Это может показаться несущественным добавлением к длинному списку изменений к худшему, но нам кажется, что это явление отражало общий настрой, который шел от самой верхушки власти — от Мардука
В поэзии Шумера было достаточно много любовной лирики. Одни произведения рассказывали об Инан-не/Иштар и ее отношениях с женихом Думузи. Другие были посвящены супругам царей. Однако многие повествовали об обычных людях: о женихе и невесте, о муже и жене или о родительской любви и сострадании. (И вновь — этот жанр появляется в Ветхом Завете, в Песни Песней, лишь по прошествии нескольких сотен лет.) Нам кажется, что отсутствие любовной лирики в Вавилоне было не случайностью, а частью общего снижения роли женщины и ее статуса по сравнению с эпохой шумеров.
Важная роль женщины во всех аспектах жизни Шумера и Аккада и ее заметное принижение в Вавилоне стали предметом многочисленных исследований и темой нескольких организованных недавно конференций. Были собраны доказательства того, что в Шумере и Аккаде женщины занимались не только прядением, ткачеством и вели домашнее хозяйство, но также были «профессионалами», то есть врачами, акушерками, няньками, воспитательницами, учителями, косметологами и парикмахерами. Письменные свидетельства из недавно найденных табличек подтверждают информацию, содержавшуюся в рисунках, где с древнейших времен изображались певицы, танцовщицы и устроительницы пиршеств.
Женщины также играли важную роль в торговле и в управлении имуществом. Найденные записи рассказывают нам о женщинах, управлявших семейными землями: они руководили их обработкой, а затем организовывали торговлю произведенными продуктами. Особенно часто такое происходило в «правящих семьях». Царские жены управляли храмами и обширными поместьями, царские дочери были не только жрицами (существовало три класса жриц), но и верховными жрицами. Мы уже упоминали о Энхедуанне, дочери Саргона I, которая составила сборник гимнов в честь величайших храмов-зиккуратов Шумера. Она была верховной жрицей храма Нанны в Уре (сэр Леонард Були, проводивший раскопки в Уре, обнаружил круглую пластину с изображением Эхедуанны, проводящей церемонию возлияния). Нам известно, что мать Гудеа, Гатумду, была верховной жрицей Гирсу в Лагаше. На протяжении всей истории Шумера были и другие женщины, которые занимали такое же положение в храмах и иерархии жрецов. Однако до нас не дошло никаких письменных свидетельств, что подобное могло происходить и в Вавилоне. Аналогичная ситуация складывалась и при царском дворе. В греческих источниках можно найти упоминание о правящей царице (в отличие от супруги царя) Вавилона — рассказ о легендарной Семирамиде, которая, по свидетельству Геродота, занимала трон в Вавилоне. Ученые установили, что это была историческая личность, царица Шамму-рамат. Она действительно занимала вавилонский престол, но лишь потому, что ее муж, ассирийский царь Шамши-Адад, в 811 году до нашей эры захватил город. В течение пяти лет после смерти мужа она исполняла роль царствующей регентши, пока трон не занял ее сын, Адад-Нирари III. «Эта женщина, — писал X. У.Ф. Саггс в «The Greatness That Was Babylon», — явно была очень влиятельной, поскольку ее имя — редкое исключение — упоминалось в посвящении рядом с именем царя».
В Шумере царствующие супруги и царицы-матери были более распространенным явлением, но Шумер может похвастаться и первой настоящей царицей, носившей титул ЛУ.ГАЛ («Великий Человек»), то есть «царь». Ее звали Ку-Баба, и в шумерском «Списке царей» она упоминается как правитель, укрепивший Киш и основавший третью династию. Возможно, в истории Шумера были и другие царицы, но ученые не могут точно определить их статус (то есть они могли быть всего лишь супругами правителей или регентшами при несовершеннолетних сыновьях).
Примечательно, что даже на самых древних шумерских рисунках, изображающих мужчин обнаженными, женщины всегда одеты (например, рис. 163а); исключения составляли лишь изображения соития, где и мужчины, и женщины обнажены. Со временем одежда и прически женщин становились все более сложными и изысканными (рис. 163б, 163с), отражая их статус, образование и знатность. Ученые, занимающиеся анализом этих аспектов древних цивилизаций Ближнего Востока, отметили, что на протяжении двух тысяч лет господства шумеров было создано множество отдельных рисунков и скульптур с изображением женщин — археологами обнаружены сотни портретных изображений — тогда как в период вавилонской империи такие изображения практически отсутствовали.

У. Дж. Ламберт назвал один из своих докладов «Богини пантеона: отражение общественного статуса женщины?». Мы убеждены, что ситуация, скорее всего, была обратной — статус женщины отражал положение богинь в пантеоне. В шумерском пантеоне женщины аннунаков с самого начала играли ведущие роли наравне с мужчинами. Если ЭН.ЛИЛ был «Верховным правителем», то его супруга НИН.ЛИЛ — «Верховной правительницей». Если ЭН.КИ был «Господином Земли», то его жена НИН.КИ — «Госпожой Земли». Когда Энки при помощи генной инженерии создавал «примитивного работника», его соавтором была Нинхурсаг. Достаточно прочесть записи Гудеа, чтобы понять, какую важную роль играли богини в процессе сооружения нового храма-зиккурата. Не следует также забывать, что одним из первых актов Мардука стала передача функций бога письменности от Нисабы к мужчине Набу. И действительно, все богини шумерского пантеона, обладавшие особыми знаниями или выполнявшие особые функции, были преданы забвению в вавилонском пантеоне. Богини стали упоминаться лишь как супруги богов. То же самое происходило среди людей: женщин упоминали лишь в качестве жен и дочерей — в большинстве случаев, когда их «отдавали» замуж.
Очевидно, эта ситуация отражала предубеждения самого Мардука. Нинхурсаг, «мать богов и людей», была матерью его главного соперника Нинурты. Инанна/Иш-тар стала причиной того, что его приговорили заживо похоронить внутри Великой пирамиды. Многие богини, отвечавшие за искусство и науку, помогали строить Энину в Лагаше — символ поражения Мардука. Зачем же ему восстанавливать высокое положение этих богинь и поощрять поклонение им? Принижение их роли в религии, по нашему мнению, нашло отражение в общем снижении статуса женщины в обществе.
Интересно также отметить изменения, которые произошли в законах наследования. Источником конфликта между Энки и Энлилем стал тот факт, что Энки был первенцем Ану, а Энлиль — законным наследником, поскольку его матерью была единокровная сестра Ану. На Земле Энки все время пытался обзавестись сыном от Нинхурсаг, которая приходилась единокровной сестрой и ему, и Энлилю, но она рожала ему только дочерей. Нинурта был законным наследником Земли, поскольку именно Нинхурсаг родила его Энлилю. Согласно этим законам наследования именно Исаак, рожденный Аврааму его единокровной сестрой Сарой, а не первенец Измаил (сын служанки Агари), стал законным наследником патриарха. Царь Эреха Гильгамеш был на две трети «богом» (а не наполовину), потому что его матерью была богиня, а остальные шумерские цари стремились повысить свой статус, утверждая, что вскормлены молоком богинь. Однако после установления власти Мардука все эти матриархальные связи потеряли свое значение. (Наследование по линии матери возродилось у евреев во времена Второго Храма.).
Что переживал Древний мир в начале Нового Века, в двадцатом веке до нашей эры, после международных войн, применения ядерного оружия, распада великой политической и культурной системы, замены не знающей границ религии национальными богами? В конце двадцатого века нашей эры мы тоже стали свидетелями последствий двух мировых войн, применения ядерного оружия, распада гигантской политической и идеологической системы, замены централизованных и обширных империй религиозным национализмом.
Такие явления, как наличие миллионов жертв войны и перекройка национальных границ, характерные для двадцатого века нашей эры, имели аналоги в двадцатом веке до нашей эры.
В месопотамских надписях в это время впервые появляется термин Муннабтуту, что в буквальном переводе означает «беженцы от разрушений». В свете современных событий точнее всего этот термин было бы перевести как «перемещенные лица» — люди, которые, по выражению некоторых ученых, являются «изгнанными из племени», которые лишились не только домов, собственности и источника существования, но также и стран, где они жили. Они превратились в «лишенных статуса беженцев», которые искали религиозного убежища, а также безопасности на землях других народов.
Поскольку сам Шумер лежал в руинах, остатки населения страны (по словам Ханса Баумана, «The land of Ur») «рассеялись по всему свету; шумерские врачи и астрономы, архитекторы и скульпторы, резчики печатей и писцы несли свои знания в другие земли».
Таким образом, после гибели великой цивилизации шумеры к своим многочисленным «открытиям» добавили еще одно — первую диаспору...
Не подлежит сомнению, что часть из них отправилась по уже знакомому пути, например в Харран, где Месопотамия граничит с Анатолией. Именно в этот город, который был известен как «второй Ур», переехал Фарра со своей семьей. Переселенцы оставались в этих местах (и благоденствовали) на протяжении нескольких столетий, поскольку именно в этих местах среди бывших соплеменников Авраам искал невесту для сына Исаака, а затем и Исаак для своего сына Иакова. Очевидно, что изгнанники направились по стопам знаменитых купцов из Ура, караваны и суда которых бороздили просторы суши и морей. Совсем нетрудно проследить путь беженцев из Шумера, если взглянуть на то, как одна за другой в далеких землях начали расцветать разнообразные культуры. Эти культуры пользовались клинописью, в их языке была масса шумерских «заимствований» (особенно научных терминов), их пантеоны — даже если боги носили местные имена — копировали шумерский пантеон, их «мифы» совпадали с шумерскими «мифами», а их героями были герои Шумера (например, Гильгамеш).
Далеко ли ушли беженцы из Шумера?
Нам достоверно известно, что они добрались до земель, где через два или три столетия после падения Шумера стали возникать города-государства. Амурру («жители запада»), последователи Мардука и Набу, хлынули в Месопотамию и основали первую династию вавилонских царей. Другие племена и будущие народы тоже снялись со своих мест и навсегда изменили облик Ближнего Востока, Азии и Европы. Результатом стало появление Ассирии к северу от Вавилона, царства хеттов на северо-западе и государства хурритов на западе. Царства арийских народов возникли на всем пространстве от Кавказа до Вавилона, на юге появились «люди пустыни», а на юго-востоке — «люди моря». Как известно из более поздних письменных источников Ассирии, Элама и Вавилона, а также из текстов договоров этих государств с другими народами (где упоминались национальные боги каждой стороны), великие боги Шумера отклонили «приглашение» Мардука поселиться в святилище Вавилона. Вместо этого они в большинстве своем стали национальными богами новых и старых народов.
Именно среди этих народов, окружавших Месопотамию, находили приют беженцы из Шумера, способствуя превращению принявших их земель в сильные и процветающие государства. Однако некоторые из изгнанников могли попасть на далекие острова — самостоятельно или в качестве спутников перемещенных богов.
На восток от Шумера простирались бескрайние просторы Азии. Среди ученых возникла жаркая дискуссия относительно миграционной волны ариев. Они мигрировали со своей родины, где-то к юго-западу от Каспийского моря, на принадлежавшие Иштар земли, в долину Инда, заселив эту местность и вдохнув в нее новую жизнь. Ведические сказания о богах и героях, которые они принесли с собой, являлись пересказом шумерских «мифов», а представления о времени, о его измерении и циклах имели шумерское происхождение. Вполне возможно, что с волной миграции ариев смешались беженцы из Шумера. Эта гипотеза выглядит вполне правдоподобной, поскольку шумеры должны были проходить эти места на пути в регион, который мы называем Дальним Востоком.
Общепризнано, что на протяжении двух столетий— примерно в 2000 году до нашей эры — в Китае произошли «внезапные и загадочные перемены» (как выразился Уильям Уотсон в своей книге «China»). Без каких-либо следов постепенного развития примитивные деревни на этой земле сменились «обнесенными стенами городами, правители которых имели в своем распоряжении бронзовое оружие и колесницы, а также умели писать». По общему мнению, причиной таких резких перемен стало появление мигрантов с запада — то же самое «цивилизующее влияние» Шумера, «которое может быть прослежено в культурных миграциях, сравнимых с теми, что были направлены с Ближнего Востока на запад», миграциях, последовавших за падением Шумера.
По мнению современных ученых, «загадочный и внезапный» расцвет цивилизации в Китае пришелся примерно на 1800 год до нашей эры. Огромная территория страны и скудость материальных свидетельств, относящихся к этому периоду, стали благодатной почвой для научных дискуссий, однако в среде специалистов доминирует точка зрения, что письменность появилась одновременно с монархией династии Шань. Цель была примечательна сама по себе: запись знамений на костях животных. Знамения в большинстве своем были связаны с обращением за помощью к загадочным Предкам.
Введенная в стране письменность была моносиллабической, а шрифт пиктографическим (из нее развились знакомые китайские иероглифы, представляющие собой некую разновидность «клинописи», рис. 164). Все это характерные особенности шумерского письма. Обнаруженное в девятнадцатом веке сходство между китайской и шумерской письменностью стало предметом серьезного исследования С. Дж. Болла («Chinese and Sumerian», 1913). В его работе убедительно продемонстрировано сходство между шумерскими пиктограммами (послужившими основой для клинописи) и старого китайского письма.

Болл также коснулся вопроса, является ли обнаруженное сходство лишь следствием того, что человек или, к примеру, рыба будут изображаться одинаково даже в абсолютно не связанных между собой культурах. Его исследования показали, что сходными являются не только пиктограммы, но также (в значительной мере) произношение. Среди этих примеров — такие ключевые термины, как Ан для обозначения «неба» и «бога», Эн для «господина» или «владыки», Ки для «земли», Иту для «месяца», Мул для «яркости/сияния» (планеты или звезды). Более того, когда шумерское слово имело несколько значений, соответствующая китайская пиктограмма обладала таким же набором разных значений.

Современные исследования в области лингвистики, пионерами которых являются бывшие советские ученые, выявили шумерские корни у целой семьи языков Центральной Азии, так называемых «китайско-тибетских» языков. Эти связи являются лишь одним из аспектов разнообразных научных и «мифологических» особенностей, сходных с шумерскими. Особенно сильно это сходство проявляется в области науки: календарь, в котором год делится на двенадцать месяцев, а день на двенадцать двойных часов, применение абсолютно произвольного понятия Зодиака, традиция астрономических наблюдений. Все это явно имеет шумерские корни.
«Мифологические» связи распространены еще шире. В степях Центральной Азии, в Индии, Китае и Японии в религиозных представлениях присутствуют боги Неба и Земли, а также место под названием Шумеру, где в самом центре Земли находится связь между небом и землей. Это место изображается в виде двух пирамид, поставленных одна на другую и связанных между собой длинной и тонкой перемычкой — как в песочных часах. Религиозные представления японцев относительно того, что их император является потомком сына Солнца, становится вполне логичным, если воспринимать Солнце не как звезду, вокруг которой вращается Земля, а как «бога Солнца» Уту/Шамаша. После уничтожения космопорта на Синайском полуострове, которым он командовал, а также посадочной площадки в горах Ливана, Уту/Шамаш вместе со своими последователями вполне мог добраться до дальних границ Азии.
Как свидетельствуют лингвистические и прочие данные, шумерские Муннабтуту направились и на запад, в Европу. Они использовали два маршрута: один через Кавказ в обход Черного моря, а другой через Анатолию. Гипотезы относительно первого маршрута предполагают, что шумерские беженцы прошли через Грузию (необычный язык этого народа близок к шумерскому), затем поднялись вверх по Волге, основали крупный город, который теперь носит название Самара и — по мнению некоторых исследователей — в конечном итоге добрались до Балтийского моря. Этот факт может объяснить, почему финский язык не похож ни на один из известных языков, за исключением шумерского. (Некоторые специалисты также считают, что от него произошел эстонский язык.)
Другой маршрут, где лингвистические данные подтверждаются археологическими находками, предполагает, что беженцы из Шумера двигались вдоль Дуная, и поэтому многие венгры убеждены, что их уникальный язык тоже может иметь только один источник — шумерский.
Действительно ли шумеры прошли этим путем? Ответ на этот вопрос может быть найден в одном из самых загадочных памятников древности, расположенном в месте впадения Дуная в Черное море (в античности это была римская провинция Дакия, а теперь территория Румынии). Здесь, в Сармизегетусе, среди нескольких так называемых «храмов-календарей» расположено сооружение, которое можно смело назвать «Черноморским Стоунхенджем».
На нескольких искусственных террасах тут располагаются различные сооружения, образующие единый Компьютер Времени, сделанный из камня и дерева (рис. 166). Археологи идентифицировали пять структур, которые представляли собой ряды круглых каменных «выступов» в форме коротких цилиндров, установленных внутри прямоугольников, образованных стенами из небольших тщательно обработанных камней. В двух самых крупных прямоугольниках располагается по шестьдесят таких выступов: в одном («большое старое святилище») четыре ряда по пятнадцать, а во втором («большое новое святилище») шесть рядов по десять.

Три элемента этого «города-календаря» имеют круглую форму. Самый маленький из них — это каменный диск, разделенный на десять секторов (рис. 167), в который вставлены по кругу маленькие камешки. Всего маленьких камешков шестьдесят, по шесть на каждый сектор. Вторая круглая структура, которую иногда называют «маленьким круглым святилищем», состоит из образующих правильную окружность камней, тщательно и одинаково обработанных: одиннадцать групп по восемь камней, одна группа из семи и одна из шести камней. Тринадцать более широких и иначе обработанных камней как бы отделяют остальные группы. Внутри крута должны были существовать и другие столбы или колонны, предназначенные для наблюдений и вычислений, однако точное их расположение указать невозможно. В некоторых работах, например в «2 Templo-Calendario Dacio di Sarmizegutusa» Адриана Диаковичиу, высказывается предположение, что эта структура представляет собой лунно-солнечный календарь, который использовался для различных вычислений и предсказаний, в том числе и для выравнивания лунного и солнечного года посредством периодического добавления тринадцатого месяца. Это обстоятельство, а также повсеместное присутствие числа шестьдесят, которое было основой шумерской шестидесятеричной системы счисления, заставили ученых искать связи с Месопотамией. «Это сходство, — писал А. Диаковичиу, — не может быть ни совпадением, ни случайностью». Археологические и этнографические исследования этой области указывают на то, что в начале второго тысячелетия до нашей эры в этот регион, населенный примитивными земледельческими племенами, пришла цивилизация бронзового века, принеся с собой кочевое скотоводство и более сложное общественное устройство. И время, и особенности этих перемен подходят для беженцев из Шумера.

Наиболее впечатляющей и загадочной структурой этого «города-календаря» является третий круглый «храм». Он состоит из двух концентрических окружностей, в самом центре которых располагается «подкова» (рис. 168) — удивительное сходство со Стоунхенджем в Британии. Внешняя окружность диаметром 96 футов представляет собой кольцо из 104 обработанных андезитовых блоков, окружающих 180 андезитових столбиков правильной формы, каждый из которых оканчивается квадратным шипом, как будто предназначенным для переносного маркера. Эти вертикальные столбики расставлены группами по шесть штук, которые разделяются тридцатью тщательно обработанными горизонтальными блоками. Таким образом, внешнее кольцо из 104 камней окружает внутреннее кольцо, состоящее из 210 (180+ 30) камней.

Второе кольцо, расположенное между внешним кольцом и подковой, состоит из шестидесяти восьми лунок — похожих на лунки Обри в Стоунхендже, — разделенных на четыре группы горизонтальными каменными блоками, по три блока на северо-востоке и юго-востоке и по четыре блока на северо-западе и юго-западе. В результате у этой «ограды» формируется основная ось с северо-запада на юго-восток и перпендикуляр к ней с северо-востока на юго-запад. Эти четыре сгруппированных ориентира, как нетрудно заметить, аналогичны четырем базовым камням Стоунхенджа.

И последнее, совершенно очевидное сходство со Стоунхенджем — это внутренняя «подкова». Она состоит из двадцати одной лунки, расположенных в форме эллипса и разделенных двумя горизонтальными камнями по обе стороны от перемычки из тринадцати камней, которая обращена на юго-восток и не оставляет сомнений в том, что главной точкой наблюдений была точка зимнего солнцестояния Солнца. А. Диаковичиу, для простоты визуализации исключив некоторые деревянные столбы, предложил возможную схему древнего «храма» (рис. 169). Каждый из деревянных шестов был покрыт «оболочкой» из терракоты, но Сербан Бо-накчу и другие исследователи из Национальной академии Румынии заметили, что все они в основании имели массивный блок из известняка, и этот факт, вне всякого сомнения, доказывает, что древние строители рассчитывали, что сооружение простоит века и даже тысячелетия.

Исследователи пришли к заключению, что «старый храм» изначально состоял лишь из пятидесяти четырех столбиков (4x13, а не 4x15) и что в Сармизегетусе были совмещены два календаря: солнечно-лунный календарь месопотамского происхождения и «ритуальный календарь», связанный с числом пятьдесят два, похожий на священный цикл индейцев Центральной Америки и связанный, по всей видимости, с движением звезд, а не Солнца и Луны. «Звездная эра» состояла из четырех периодов по 520 лет (удвоенное число 260 — период священного календаря Междуречья), а конечной целью всего календаря было измерение «эпохи» длительностью 2080 лет (4x520), что примерно равно продолжительности Эры Овна.

Что за гений в области математики и астрономии построил все это и с какой целью?

По нашему мнению, ответ на этот вопрос также ведет к раскрытию загадки Кетцалькоатля и построенных им круглых обсерваторий. Согласно центральноамериканским легендам, этот бог однажды отправился на восток, через океан (обещая вернуться). Может быть, изгнанников из Шумера вели не только боги из клана Эн-лиля, но и Тот/Нингишзида (то есть Кетцалькоатль), бог игры «Пятьдесят два», который тоже был изгнан из родной земли?

Может быть, все «каменные ограды» — в Шумере, Южной Америке, на Британских островах и на побережье Черного моря — были предназначены не столько для выравнивания лунного и солнечного года и измерения земного времени, сколько для исчисления времени небесного, то есть зодиакальных эпох?


Когда греки отождествили Тота со своим богом Гермесом, они удостоили его эпитета Гермес Трисмегист — «Гермес трижды величайший». Возможно, они знали, что он трижды помогал человечеству в определении начала Нового Века — перехода к Эрам Тельца, Овна и Рыб.
Для живущих в то время поколений людей именно этот переход был началом времен.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 23 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Подписаться на рассылку
"Вознесение"
|
Рассылки Subscribe.Ru
Галактика
Подписаться письмом