Галактика

Сознание Современного Человека
Текущее время: 17 дек 2017, 18:50

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 18 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 19 июн 2012, 14:03 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Джеффри Аллан Данелек

Атлантида. Уроки исчезнувшего континента


Благодарим http://ezobookslibrary.ru/

Для ознакомительного чтения



Дж. Алан Данелек — историк и писатель, известен тем, что обнаруживает альтернативные теории, относящиеся к наиболее популярным загадкам планеты.
Перед вами «Атлантида. Уроки исчезнувшего континента» — исследовательская работа автора, благодаря которой вы сможете ответить на вопросы, окружающие противоречивую легенду, возникшую двенадцать тысяч лет тому назад. Вы узнаете, была ли Атлантида реальным местом, или Платон сочинил эту историю? Если древняя страна существовала, что могло привести к масштабной гибели целой цивилизации? Идем ли мы по тому же пути самоуничтожения?
По-новому воспроизводя диалоги Платона об Атлантиде, Данелек предлагает оригинальные теории о пропавшей мировой культуре и причине ее гибели. Это увлекательное изыскание охватывает все разновидности сведений об Атлантиде, начиная с исторических и геологических карт, заканчивая традиционными и современными теориями.


Благодарности
Предоставление автору второго шанса высказаться являст- ся редким и неожиданным подарком, вот почему я подошел к подготовке новой книги в печать с такой признательностью и энтузиазмом. Книга «Переосмысление Атлантиды» первоначально была выпущена другим издательством в сентябре 2003 года. Когда издательство «Llewellyn» решило переиздать ее, мне представилась уникальная возможность «поправить» многие главы и развить некоторые идеи, пытаясь сделать книг}7 лучше, чем та, которая попала на книжные полки в 2003 году. Мне также выпал шанс дополнить материал новой информацией, которая появилась посіє того, как была написана первая книга, и полнее раскрыть тему. В связи с этим, надеюсь, вы получите удовольствие ог чтения этой новой и улучшенной версии, точно так же, как я получал удовольствие от работы над ней, и посчитаете эту книгу достойным пополнением вашей коллекции.
Конечно, я мог бы показаться невнимательным, если бы не поблагодарил работников издательства «Llewellyn» за представленную возможность. Это моя третья книга, вышедшая в издательстве, значит, они проявили энтузиазм в отношении моей работы, за что я особенно признателен, как и за поддержку, неоценимую для начинающего пи апеля. Спасибо всем людям края десяти тысяч озер — родной территории «Llewellyn» и штата, где я родился, — за все. Примите мою глубокую признательность.
Джеффри Аллан Данелек,
август 2006 года

Предисловие
Как мог пропасть целый континент?
С той поры, как Платон более двух тысяч лет тому назад написал о пропавшей Атлантиде, люди продолжают интересоваться этим вопросом. По описанию Платона, Атлантида была такой же по размеру, как Ливия (древнее название Северной Африки) и Азия вместе взятые, поэтому, как уверял Платон, ее довольно трудно было потерять. Хотя до сих пор никому не удалось обнаружить что-либо более существенное, чем коралловый риф, напоминающий древнее очертание берегов Атлантиды. Разумеется, риф по размерам намного меньше, чем целый затонувший континент. Но поиск продолжается, и, если что-то обнаружится, то по своему масштабу и уровню сложности поиск Атлантиды, возможно, станет, подобно священному Граалю, технологической и исторической целью XXI века. Нет сомнения: Атлантида является крупным бизнесом, который постоянно растет.
Но почему? Почему рассудительные мужчины и женщины тратят огромное количество времени и целые состояния на поиски места, которое, судя по всему, является не более реальным, чем обиталище Санта Клауса? Что то;ікает их в глубины Эгейского моря и на перуанские горные вершины в поисках придуманной Платоном империи, когда имеется так много Других, научно обоснованных загадок для исследования? Другими словами, в чем сила притяжения Атлантиды?
История Атлантиды продолжает пленять по простой причине, которую она же и доносит до нас. Она сообщает о потенциально утраченном прошлом, но, что наиболее важно, она обращается к нашему настоящему и будущему. Атлантида дает возможность понять, как мало мы на самом деле знаем о мире, в котором живем. Она засгавляег задуматься над возможностью того, что современная цивилизация была на Земле не первой, сумевшей достичь такого высокого уровня технического развития, а всего лишь последней по времени.
Несмотря на то, что наука может высмеивать эту идею, разве такая возможность, независимо от того, насколько она маловероятна, не достойна, по меньшей мере, изучения? Особенно принимая во внимание возможные последствия в том случае, если в ней имеется хотя бы зернышко истины? Если отказаться от этого, думаю, мы потеряем нечто гораздо более важное, чем выдающееся открытие; просто-напросто упустим возможность пересмотреть и, при необходимости, переписать историю человечества. Еще хуже: мы можем не обратить внимания на наглядные уроки, которые дает Атлантида, и при этом упустить шанс получить предостережения трагедии разрушенной цивилизации.
Но прежде чем научиться чему-то, необходимо познакомиться с тем, что уже известно, в чем и заключается одна из задач данной книги. Эта книга является как бы «учебником для начинающих», созданным для новичков в теме изучения Атлантиды или для тех, кто недостаточно хорошо знаком с ней [1]. Я надеюсь, что книга поднимет начинающих исследователей на должный уровень таким способом, что читатели смогут легко воспринимать информацию и получать ее в облегченной форме (вот почему я выбрал не научный стиль).
Эта книга не является исчерпывающей исследовательской работой. Согласно моим наблюдениям, людей, как правило, не интересуют подробности и излишние детали, относящиеся к какой-либо спорной идее, так как они стремятся уловить главный смысл, который пытается передать автор. 11о этой причине я постараюсь изложить краткую информацию об истории Атлантиды, а также познакомить вас с некоторыми наиболее распространенными теориями и идеями — современными и традиционными — получившими развитие на протяжении многих лет.
Конечно, я понимаю, что такой подход связан с риском; негрудно написать книгу, которая будет относиться к легкому чтиву, для которого форма важнее, чем содержание, и меня, несомненно, будут обвинять в том, что я некоторые сложные вопросы раскрыл поверхностно или не полностью. Такая критика неизбежна и, возможно, в некоторых случаях небезосновательна. Тем не менее, я уверен, что читатель с большей благодарностью отнесется к такому подходу, чем к затруднительному продвижению к «основному достоинству» по главам, содержащим избыточный, последовательно датированный материал.

Единственное, о чем я сожалею, используя такой способ подачи материала, — что я не имею достаточно времени или простора для более детальною изучения теорий об Атлантиде, распространенных в настоящее время. К сожалению, иногда основательность приходится приносить в жертву лаконичности. Эта работа рассматривает особый, уникальный взгляд на Атлантиду. Посвящение более значительной части книги обсуждению других теорий, как бы они ни были достойны подробного рассмотрения, сделало бы ее не такой, как я задумывал. Надеюсь, читатель простит этот недостаток и будет продвигаться вперед.
Основная цель книги заключается в том, чтобы читатель смог дать волю своему воображению. В отличие от других сочинений подобного жанра, зачастую имеющих очень конкретные утверждения, эта книга побуждает исследовать определенные вопросы, на которые приверженцы Атлантиды действительно хотели бы получить ответы, но лишены такой возможности из- за того, что нуждаются в «обоснованных» и «научных» ответах. Например, какой должна быть такая цивилизация — если она действительно когда-то существовала — чтобы войти не только в западную мифологию, но и в мифологию почти всех культур на планете? Какими технологиями она могла владеть, и каким был ее народ — его язык, религия, политические взгляды? Какие сходства и различия могла иметь эта цивилизация с нашей, и как она смогла так основательно себя разрушить, что в настоящее время не осталось никаких исторических записей или материальных свидетельств ее существования? Другими словами, эта книга задает такие вопросы, которые могут не то/1ько допускать, но и приветствовать обоснованные догадай и тщательно продуманные гипотезы, хотя окончательные ответы на них дать невозможно.
Конечно, выбирая такой подход, мы рискуем «сесть на мель» — возможно, неоднократно — «мель», уготованную нам необдуманным предположением и явной невероятностью. Но поиски истины должны иногда выходить за рамки допустимого расследования и учитывать немыслимые ранее возможности, чтобы получить шанс вытряхнуть скрытую истину из мусорного контейнера ист ории, где она могла храниться нетронутой тысячи лет. Возможно, это не внесет вклада в «правильную» науку, но будет способствовать приятному и, следует надеяться, увлекательному путешествию в мир вероятного, который совершенно неожиданно позволит не только больше узнать о замечательном прошлом, но и выбрать правильный курс на будущее. Если поиск Атлантиды способен сделать для нас такое, то ее гибель — реальная или вымышленная — произошла не напрасно.
Некоторые могут заметить, что я не уделяю внимания сверхъестественным или метафизическим элементам в истории Атлантиды, которые с годами стали удивительно популярными. (Например, Эдгар Кейс и другие авторы заявляют о способности вступать в контакт с древними жителями Атлантиды, чтобы проникнуть в суть их культуры и цивилизации.) Но делаю я эго намеренно. Несмотря на то, что считаю подобный материал зачастую достаточно интересным и потенциально полезным, данная книга стремится к более объективному подход)" к теме Атлантиды в частности и к возможности существования древних цивилизаций вообще, вынуждая меня не принимать во внимание существенный объем популярных публикаций по данной теме. Некоторые могут рассматривать это как фатальный недосмотр или трагическое упущение, но я считаю, что это помогает данной книге не отступать слишком далеко от варианта, который я задумывал. Я уверяю, в этом нет ничего личного — просто такие материалы не вписываются в рамки данной работы.
Что касается моей квалификации в написании книг подобного содержания, честно могу признаться, что она полностью отсутствует. Я не считаю себя «экспертом» по Атлантиде (в любом случае их не существует; есть только специалисты, которые имеют представление об Атлантиде), а скорее человеком, который всего лишь хочет предложить определенную точку зрения и дать возможность читателю решить, имеет ли она ценность. Я не являюсь ученым и дипломированным специалистом по истории, археологии или антропологии. Такое признание делает меня в глазах некоторых людей совершенно неспособным писать что-либо более существенное, чем некрологи и ценники для товаров. В то же время оно освобождает меня от необходимости сохранять репутацию или точить на кого-либо зуб, тем самым предоставляя редкое удовольствие обсуждать тему с точки зрения истинного дилетанта. Эта книга рассчитана не на научное общество, а на тех, кто, как я, может не иметь образования в различных областях науки, но до сих пор страдать от излишней любознательности и веры в то, что все возможно. И кто знает — возможно, я, подобно той обезьяне из поговорки, которая беспорядочно стучала по клавиатуре, смогу создать несколько правильных фраз и случайно ошибусь в чем-то просто потому, что не знаю чего-то, и оставлю это для специалистов. Время рассудит, имеет ли ценность та или иная идея, в силу чего я вполне согласен позволить будущему решить, обоснованы ли идеи, представленные в этой книге, и приму любой вынесенный вердикт.
И подытоживая. Полагаю, что оказался бы невнимательным, если бы не поблагодарил всех отважных людей, которые вдохнов;гяли и поддерживали меня во время работы. Начиная с моей многострадальной семьи, часто интересовавшейся, что же случилось с папой, и кончая родственными душами, которые были достаточно любезны, — или, если хотите, достаточно безрассудны, — чтобы предлагать помощь в разборке ранних корявых черновиков, когда идея находилась на первоначальной стадии. Особенно хотел бы поблагодарить Барбару О гг Джан- да, такого же, как я, фанатика исторических исследований, чьи ценные предложения сделали книгу .лучше, чем она была бы без них, и моего хорошего друга и учителя-«мучителя» Корнелиуса Датчера, чьи обширные научные и исторические знания позволили мне быть достоверным. Ученость и подлинная объективность сейчас редкость. И если удается найти оба эти качества в одном человеке, который, кроме того, может оставаться одновременно надежным и честным, это означает нахождение драгоценного источника. Их жертва, может быть, не вписана в исторические анналы, но они навсегда останутся в моем сердце.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 19 июн 2012, 14:04 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 1
Безрезультатные поиски пропавшего континента


С той поры, как знаменитый греческий философ Платон более двух тысяч лет тому назад впервые написал о вымышленном континенте под названием Атлантида, специалисты ведут
ожесточенные споры по поводу существования этого места. В то время как малочисленная группа людей восприняла слова Платона буквально, большинство издевательски насмехается над идеей, что высокоразвитая цивилизация могла полностью исчезнуть, как будто ее никогда и не было. Подобно этому можно себе представить, что слону удастся пройти по снежному покрову, не оставляя следов. Это легко позволяет полностью проигнорировать данную тему и отказаться от нее как от очередного проявления паранормальной псевдонауки или, в лучшем случае, фантастической и научно недоказуемой выдумки.
А что, если в этой истории существует что-то большее, чем хотят увидеть специалисты?
Наука сообщает, что современный человек впервые появился на исторической сцене около 100 тысяч лет тому назад, и за следующие 90 тысяч лег своего развития он научился лишь пользоваться огнем и высекать из камня несколько грубых орудий труда. Но что, если наука ошибается? Что, если на самом деле человеческий род достиг намного больше этого — даже намного больше, чем мы можем себе представить?
Прежде чем мы начнем рассматривать такую возможность, важно все-таки заложить основу. Мы должны понять, откуда взялась легенда об Атлантиде, прежде чем сможем признать, почему она обрела такую важность для некоторых людей. Для того чтобы это сделать, нужно вернуться к древним текстам и посмотреть, каким образом история об этом таинственном месте впервые попала в современность. Длина нашего путешествия будет измеряться не расстоянием, а столетиями — фактически 24 века. Тогда Греция правила миром, а великие философы и мудрецы писали свои шедевры человеческой мысли, которые до сих пор говорят с нами, спустя века посте того, как их авторы превратились в пыль. История цивилизации начинается с древних пожелтевших свитков папируса, здесь же начнется и наше путешествие.

ДИАЛОГИ ПЛАТОНА
Легенда об Атлантиде появилась, насколько смогли определить современные ученые, в двух малоизвестных работах — получивших названия «Критий» и «Тимей» — написанных около 360 лет до н. э. греческим философом и государственным
деятелем Платоном. Из всех трудов, написанных уникальным мыслителем за время его выдающейся карьеры, эти, по-видимому, оказались единственными сохранившимися записями, в которых непосредственно упоминается место под названием Атлантида, и, в связи с этим, они яв;шются главным источником легенды в целом [3].
Согласно Платону, эта история не является его собственной, а была рассказана ему коллегой-философом по имени Критий (отсюда название книги). Однако Критий тоже не был автором. Он услышал легенду от дедушки, который в свою очередь узнал ее от своего отца Дропида (прадеда Крития), а к тому она дошла от знаменитого греческого законодателя и философа Солона. Сам Солон предположительно услышал все это от египетских жрецов при посещении верховьев Нила лет на 200 раньше, что указывает на глубокую древносгь предания даже во времена Солона, а также делает его одним из самых древних, известных современному человеку.
Однако история Платона написана не в форме обыкновенного сообщения о данном месте, как можно было бы ожидать. Она представлена в виде предполагаемой беседы по вопросам древней науки и идеального общественного строя, в которой участвовали греческий философ Сократ и представители интеллигенции. Даже если диалог является вымышленным, все же любопытно, что в какой-то момент Тимей и Критий соглашаются развлечь Сократа рассказом, который считают «не вымыслом, а правдой». И начинают подробно описывать события 9000-летней давности, когда конфедерацию городов-государств во главе с Афинами завоевал жестокий морской народ, известный как атланты. Хотя описание родины атлантов кажется несколько замысловатым, в нем приводится значительное количество деталей. Отчий дом пришельцев представляется как массивный остров, который существовал где-то за пределами Геркулесовых Столпов (древнее название Гибралтарского пролива), то есть не в Средиземном море. Далее в диалоге они описывают Атлантиду как богатую, покрытую пышнох! растительностью страну, обладающую экономическим и военным могуществом, с урожаем два раза в год и богатым животным миром, не свойственным Средиземноморью или Европе.
Описывается несколько необычных явлений, присущих столице, — наиболее интересно, что она опоясана выложенными металлом каналами и массивными каменными стенами, верх которых был достаточно широким, чтобы по ним могли передвигаться всадники на лошадях. История имеет несчастливый конец: атланта — после того, как несколько поколений прожили как простые, целомудренные люди, — были испорчены жадностью и властью. Зевс и другие боги наказали их за злодеяния, истребив весь народ. За один день и ночь остров был поглощен морем, а люди и их великая цивилизация исчезли иод бур;іящими водами, в назидание потомкам, которые могут быть подвержены искушению возвыситься, не воздавая должного богам.

ФАКТ ИЛИ ВЫМЫСЕЛ?
Хотя почти всегда ученые считали историю об Атлантиде не более чем красивой сказкой, разве это мешает ей быть правдивой? Несмотря на то, что история написана в виде диалога, она содержит множество деталей, которые кажутся несовместимыми с чистым вымыслом. Кроме того, сам Платон предполагает, что история правдива (или, по меньшей мере, он лично в это верил), и всячески старается объяснить, как она попала к нему через нескольких посредников. Зачем применять такие изощренные приемы, если она была задумана исключительно как сказка? Если только мы не готовы признать, что Платон лгал, что абсолютно не совпадает с историческим мнением о нем как об одном из самых нравственных людей древних времен, было бы слишком самонадеянно отказаться от этой истории как от вымысла и просто забыть о ней. С другой стороны, нет никакой особенно веской причины считать, что Платон не мог обманывать сам себя, и ошибочно представлять явно вымышленную историю как факт. В конечном счете, любой — даже самый великий мыслитель всех времен, какого только можно себе представить, — может быть введен в заблуждение. Неужели объяснение на самом деле может быть столь простым?
Итак, что нам делать с этой историей? Кажется невероятным, что Платона так легко можно было ввести в заблуждение, или что он просто сочинил всю легенду и выдал ее за буквальное историческое событие. Устное предание, на котором частично базируются диалоги Платона, не воспринималось так же легко, как сейчас. Оно было совершенно не похоже на современную городскую легенду и считалось единственным способом сохранения и передачи исторических сведений будущим поколениям. Было важно пересказать все достоверно и честно, так как из-за недостатка доверия к рассказчику было бы невозможно установить хронологию любого древнего события. Гот факт, что история была сознательно сфабрикована, а потом выдана за правду, мог бы нанести вред священному доверию, и, в любом случае, это вряд ли смогло бы одурачить такого выдающегося человека, как Платон. Очевидно, что авторитет Платона должен способствовать восприятию данной информации как исторического факта, что, по меньшей мере, заставляет усомниться в том, что она имела какую-то реальную основу. У каждого человека, я думаю, есть привилегия сомневаться.
Но если мы предположим, что Платон говорил о реальном историческом месте, как сведения о такой многочисленной и могучей цивилизации оказались не отражены в традиционных исторических записях?
Несмотря на наличие в рассказе какого-то мифологического оттенка и встречающихся местами преувеличений, некоторые ученые готовы признать, что историю Атлантиды можно, наконец-то, соотнести с реальным местом. И более того, с местом, которое известно современным археологам даже больше, чем античным, жившим задолго до рождения Платона. Кроме того, это место на самом деле пострадало от трагедии, похожей на ту, которую традиционно приписывают Атлантиде, что заставляет нас сделать первую ост ановку в поиске пропавшего континента. К счастью, наше путешествие оказалось непродолжительным. На данном этапе поисков даже не придется уезжать далеко от любимых Платоном Афин; нам необходимо преодолеть расстояние примерно в сто шестьдесят километров, к маленькому острову у северного побережья Крита, чтобы попытаться обнаружить следы очень древней цивилизации.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 21 июн 2012, 14:26 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
МИНОЙСКАЯ ТЕОРИЯ
Самая современная и довольно правдоподобная гипотеза — изложенная в числе прочих знаменитым французским океанографом Жаком Кусто — предполагает, что Платон имел в виду не какую-то неизвестную, а относительно высокоразвитую местную цивилизацию, называемую минойской. Малоизвестные в истории минойцы населяли остров Крит и более мелкие близлежащие острова Эгейского моря в период между 2000 и 1400 годом до н. э. Их несомненно высоко развитая ку;іьтура, по крайней мере по древним меркам, по уровню богатства соперничала с древнегреческой. На протяжении многих столетий они были главными торговыми партнерами египтян. Но на вулканическом острове Гира (сейчас это остров Санторин) приблизительно в 1600 году до н. э. [4] случилось разрушительное извержение вулкана, которое можно сравнить с более известным, относительно недавним извержением вулкана Кракатау в Индонезии.
Взрыв был таким мощным, что не только уничтожил жителей острова, но и вызвал огромные волны-цунами, которые стерли с лица Земли несколько крупных прибрежных городов минойцев на северном побережье Крита, а также причинили значительные разрушения всему средиземноморскому бассейну. Такое захватывающее и массивное разрушение от рук недовольных богов (как могли предположить в античные времена) могло быть упомянуто в анналах египетской истории и, таким образом, спустя тысячу лет попасть в мифологию времен Платона. Гипотеза заключается в том, что Платон упоминает именно эту катастрофу, придав ей несколько идеализированную форму. С годами описания огромных ресурсов и могущества Атлантиды, бесспорно, преувеличивались или приукрашивались при воспроизведении истории — и затем добросовестно были переданы греческим философом.
Хотя на первый взгляд эта гипотеза кажется обоснованной, она не учитывает некоторые важные моменты. Во-первых, Платон четко указывает, что события, о которых он говорит, произошли за тысячи лет до возникновения первой египетской династии, тогда как остров Гира был разрушен всего лишь примерно за 10 веков до наступления времен Платона, — существенное несоответствие в 9 тысяч лет.
Некоторые доказывали, что огромная временная разница возникла в результате ошибки при переводе египетской системы нумерации на греческий язык. Эта теория утверждает, что число «900» могло быть ошибочно переведено как «9000», что сбило всю последовательность на один порядок. Если это так, то события, описанные Платоном, умещаются в общие временные рамки с разрушением острова Тира, делая возможным то, что Платон действительно упоминает миной- цев, несмотря на различные преувеличения и несоответствия, содержащиеся в его работе.
Однако с этим объяснением тоже есть проблемы. Во-иер- вых, египетский иероглифический символ, обозначающий «тысячи», существенно отличается от символа, обозначающего «сотни». Солон и египетские жрецы должны были знать об этом. Во-вторых, в своем повествовании д/ш описания размера острова и длины разнообразных каналов и стен вдоль побережья Платон использовал другие числа и измерительные системы, которые не могли быть ошибочно переведены подобным образом. Как получилось, что существенный элемент этой истории — возраст описанных событий — оказался единственной неправильно переведенной часгью? И, наконец, согласно рассказу Солона, египтяне сами утверждали, что эти события произошли за много тысяч лет до возникновения египетской цивилизации, тогда как минойцы появились намного позже основания первой египетской династии. Если мы не считаем, что египтяне были несведущими в своей собственной истории, то, по-видимому, вынуждены признать, что в повествовании действительно говорится об очень древнем событии — которое произошло за тысячи лет до возникновения самых ранних цивилизаций.
Другой проблемой, связанной с минойской гипотезой, является то, что, несмотря на важную роль, которую минойцы играли в регионе на протяжении II тысячелетия до н. э., они вряд ли были настолько могущественными и процветающими, как описывает Платон. К тому же нет никаких сведений, что они когда-либо воевали против конфедерации государств во главе с Афинами. Кроме того, разрушение острова Тира не уничтожило минойцев, как утверждает Платон, хотя бедствия, в результате которых были повреждены минойские прибрежные города, могли положить начало или способствовать их последующей гибели. Тем не менее, Платон ясно написал, что остров был полностью разрушен и поглощен морем «за один день и ночь», тогда как большая часть Тира — хоть и сильно поврежденная — в основном сохранилась. Главный минойский центр по соседству с Критом тоже не был полностью разрушен. Его культура иродо;гжала существовать еще пару столетий, что опять-таки делает повествование Платона несоответствующим.
И, наконец, Платон со всей уверенностью писал, что Атлантида находилась за пределами Геркулесовых Столпов (за Гибралтаром), тогда как остров Тира располагается в восточной части Средиземного моря, в нескольких тысячах километрах от Гибралтара, то есть Атлантического океана [5]. Кроме того, он изображал Атлантиду такой же большой, как Ливия (название, часто используемое в античные времена для обозначения Африки) и Азия вместе взятые. Но, даже допустив вероятность преувеличения (Платон вряд ли знал, какой величины на самом деле был другой континент), понятно: указанные размеры для описании острова Тира — участка суши площадью в несколько десятков квадратных километров — не подходят. Следовательно, хотя минойская гипотеза является довольно интересно!!, она не совпадает с временными рамкам и описанием Платона. И в связи с этим Тир не может быть его фантастическим островным государством. Вероятно, нам необходимо продолжить путешествие по поиску сведений об Атлантиде и отправиться в западном направлении, через Гибралтарский пролив, непосредственно в Атлантический океан. К сожалению, если минойская теория имеет хоть какую-то археологическую достоверность, то после того, как мы покинем безопасные пределы Средиземноморья, мы окажемся в океане чистых домыслов и, зачастую, безудержной фантазии. Но и в них в любом случае можно найти что-то важное.

ТЕОРИЯ АТЛАНТИЧЕСКОГО ОСТРОВА
Согласно одной из наиболее популярных и традиционных точек зрения, Платон был достаточно точен, когда описывал, что Атлантида находится за пределами Геркулесовых Столпов. В связи с тем, что Атлантида и Атлантика звучат почти одинаково (оба слова имеют один корень), многим, естественно, кажется, что Атлантида находится прямо посреди огромного Атлантического океана. Возможно, никто не популяризировал эту идею более успешно, чем писатель и специалист по Атлантике Игнатиус Донелли (1831-1901), чья эпопея «Атлантида: мир до всемирного потопа», вышедшая в 1882 году, положила начало современным мифам об Атлантиде.
Донелли был несколько эксцентричным человеком и первым современным писателем, который воспринял повествование Платона буквально. Он теоретически допускал, что несколько тысяч лет тому назад все дно Атлантического океана могло быть огромным континентом, похожим на Атлантиду, имевшим сухопутные перемычки, связывающие его с Европой, Африкой и обеими Америками. По утверждению Донелли, континент, разрушенный при мощном извержении вулкана, быстро затонул. От него остались только Азорские и еще несколько небольших островов. Наряду с этим, Донелли впервые предположил, что те, кому удалось спастись после катастрофы, расселились по всему земному шару, принося с собой основы цивилизации большинству народов мира. Вот почему так много различных национальностей имеют культурное сходство и похожие мифы о потопе (идея, которая с тех пор популяризируется многими теоретиками Атлантиды).
И хотя книга Донелли вызвала в то время большой интерес и для нескольких поколений служила основой мифов об Атлантиде, большинство его идей в значительной мере было отвергнуто современной наукой. Например, его утверждение, что земная поверхность способна подниматься и опускаться на большие расстояния за сравнительно короткие периоды времени, базировалось на недостаточном понимании науки о Земле, существовавшем в XIX веке, и значительной доле сенсационности. На самом деле поверхность Земли не такая подвижная (хотя она способна к некоторому сжатию, подобно тому, что произошло на полюсах во время ледниковых периодов), она не способна за одну ночь опуститься на согни метров.
Еще хуже д;гя теории Донелли оказалось то, что после составления полной карты океанского дна обнаружилась лишь водная толща с одинаковой глубиной, равной примерно 5 километрам (на нескольких участках до 8 километров), которая не могла стать пристанищем для пропавшего острова значительного размера. Среднеатлантическая горная гряда имеет геологическую активность и располагается от своих северных оконечностей до самых дальних южных широт, подобно огромному $-образному спинному хребту. Но на территории между континентальной Европой и обеими Америками нет ничего, за исключением пары небольших групп островов — Азорские и Канарские острова — и нескольких крошечных, отдельно стоящих скал, что можно было бы принять за столь значите;іьньій остров, как тот, что описал Платон, не говоря уже о целом континенте.
Тем не менее, несколько пуристов продолжают утверждать, что Среднеатлантическая гряда с ее геологической активностью доказывает теорию Донелли. И что мелкие острова на протяжении истории время от времени появлялись и исчезали в Атлантическом океане, в то время как некоторые из подводных хребтов и плато в этом районе имеют признаки того, что до недавнего прошлого они находились над уровнем моря. К сожалению, это нельзя назвать веским доказательством существования какого-либо значительного по размеру среднеатлантического острова еще за 10 тысяч лет до н. э. (временные рамки эпопеи Платона). Правдой является тот факт, что самые высокие точки Среднеатлантической гряды находятся очень близко к поверхности, поэтому нет ничего удивительного в том, что вулканические купола иногда выходят на поверхность. Такого рода острова являются одинаково мелкими, крайне неустойчивыми и, в связи с этим, едва ли могут быть хорошей основой для мифического островного государства Платона. Кроме того, такие острова имеют тенденцию уничтожаться самим процессом, который их создал. Они гибнут от атмосферного воздействия или разрушаются и исчезают, существуя слишком короткое время для того, чтобы иметь хотя бы устойчивую экосистему, не говоря уже о поддержании человеческой популяции.
Конечно, наука не отрицает, что большие участки Средней Атлантики относительно недавно могли находиться над уровнем моря; проблема состоит в том, как давно это было. Большие куски суши остались над водой, когда 100 миллионов лег тому назад произошло первое разделение континентов. Но их погружение на дно имело место задолго до того, как современный человек ступил на поверхность планеты. Кроме того, даже если части этих мелких мест находились над водой еще 100 тысяч лет тому назад — совсем недавно по геологическим меркам — это вряд ли поможет теоретикам Атлантиды. К тому времени Homo sapiens только спустились с деревьев и были просто не в состоянии создать высокоразвитую цивилизацию. Нам понадобилось бы доказательство, что некоторые из этих участков находились над поверхностью Атлантики на протяжении последних 15 тысяч лет и могли быть как-то использованы. Но, как науке удалось установить, ни один подобный среднеатлантический остров не существовал так недавно [6]. В связи с этим, после того как наука продемонстрировала, что на дне Атлантического океана нет никаких затонувших континентов, было решено, что Атлантида Платона явно мифическая, и все дальнейшие научные изыскания прекратились. И хотя некоторые продолжали доблестно сражаться за то, что основу Атлантиды Платона могли составлять Азорские острова, Острова Зеленого Мыса или даже Канарские острова, это казалось безнадежным делом.
Предлагались и другие версии, которые пытались обосновать нахождение Атлантиды в Атлантическом океане, но им также не удалось получить поддержку науки. В качестве гипотез, вызвавших серьезный интерес, рассматривались отмели Северного моря и английского побережья (известного как Кельтский шельф), а также сравнительно мелководные зоны вокруг Багамских островов и даже обе Америки. Но все они оказались либо недостаточно большими участками суши, выступавшими над водой (за исключением Америк), либо существовали не в то время и не в том месте. Кельтский шельф, например, находился над водой во время плейстоценового ледникового периода. Тогда уровень океана был немного ниже, чем сейчас, но на этой широте климат был чересчур холодным, чтобы выращивать хотя бы один урожай в год, не говоря уже об условиях почти круглогодичного произрастания, описанных Платоном. Трудно себе представить, что такие суровые условия могли обеспечить даже примитивное человеческое проживание, не говоря уже о высокоразвитой цивилизации.
На Багамах [7] был более умеренный климат, но и тогда они не считались чрезвычайно большими и внушительными участками суши. Однако важнее, что Багамы находятся почти в 8 тысячах километров от Средиземноморья, что делает любую войну с древними афинянами, в лучшем случае, проблематичной. Они были слишком удалены для того, чтобы корабли бронзового века смогли преодолеть это расстояние, что подвергает сомнению возможность нахождения Атлантиды в Атлантическом океане и, вероятно, даже наносит смертельный удар всей теории.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 22 июн 2012, 14:58 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
ЗА ПРЕДЕЛАМИ АТЛАНТИКИ

Но на этом история не закончилась. Недавно ученые пересмотрели античную терминологию и пришли к выводу, что название Геркулесовы Столпы представляло собой нечто большее, чем только географическое место (хотя местом оно тоже является). Гибралтар обозначал не только конец Средиземного моря, но и границу всего известного древним мира. Имея лишь зачаточные знания о подлинной географии планеты, античные люди считали, что существует лишь один огромный океан, окружающий европейский, азиатский и африканский континенты. И поскольку понятие «за пределами Геркулесовых Столпов» могло относиться ко всему, что находилось вне Средиземноморья, иод описание Плагона могли подойти Атлантический, Индийский и даже Тихий океаны. Это позволило расширить границы поиска и включить в него все водное пространство планеты. Что предоставило огромное преимущество сторонникам существования Атлантиды, которые имели теперь возможность искать потерянное государство по всему земному шару.
Как и следовало ожидать, быстро возникли новые идеи. Возможно, наиболее современная и популярная из них заключалась в том, что Платон в своих записях имел в виду неизвестные тогда европейцам страны Северной и Южной Америки. Со временем эта теория получила существенную поддержку, особенно когда в Новом Свете из земли извлекли останки древнего человека и составили каталог распространения и зон обитания коренных народов.
Тем не менее, проблема состоит в том, что во времена, упомянутые Платоном, — примерно 10 тысяч лег до н. э. — большая часть Северной Америки была погребена под слоем льда и имела слишком холодный климат, в котором могли выжить разве что мелкие кочевые племена. Кроме того, как быть с заявлением Платона по повод)" того, что место было разрушено и погрузилось под воду? Это в любом случае не может относиться к территории Америк. Что же тогда имел в виду Плагон?
Конечно, многие проблемы, свойственные Северной Америке, не являются таковыми для Центральной и Южной Америки, которые были в то время такими же свободными ото льда и имели такой же теплый климат, как и сейчас. Однако они тоже создают для искателей Атлантиды несколько проблем: главная из них, так же как в теории о Багамах, заключается в огромном расстоянии, которое отделяет береговую линию Центральной и Южной Америки от границы Средиземноморья, что делает любую войну с конфедерацией греческих городов-государств, в
лучшем случае, затруднительной. Кроме того, подобно Северной Америке, Центральная и Южная Америка не погружались на дно океана после разрушения их богами. Ко всему имеющиеся доказательства свидетельствуют, что в то время по всему пути от Мексики до Патагонии простирались непроходимые джунгли, которые населяли только местные туземные племена. Это не исключает возможности того, что когда-то здесь существовала многочисленная и могущественная цивилизация, останки которой находятся иод поверхностью джунглей влажных экваториальных лесов Амазонки, но в настоящее время доказательств этого просто не существует.
И, наконец, для тех, кто хочет найти далеких предков-ат- лантов, существуют безбрежные и в основном неизведанные воды Тихого океана. Есть люди, которые предполагают, что когда-то большой континент (обычно именуемый Мю) охватывал экватор с двух сторон, от западного побережья Америк вдоль всего пути на восток. А другой, часто именуемый Лему- рией [8], проделывал почти то же самое в Индийском океане. Однако эти идеи страдали тем же недостатком, что и теория Атлантиды в Атлантике, а именно — отсутствием каких-либо погруженных под воду участков суши размером с континент в океанах, соответствующих описанию Платона. Опять-таки остаются удаленность от Средиземноморья и образующиеся в результате этого препятствия для ведения длительной войны с европейцами. (И вообще трудно предположить, что древние египтяне могли знать так много о крупных континентах, находящихся на другом конце света.) Не просто представить, что огромный континент в Тихом или Индийском океане не только мог стать пристанищем для цивилизации, способной угрожать древним жителям Афин захватом Средиземноморья (и зачем она этого хотела), но и подвергнуться полнейшему разрушению, не осгавив посте себя никаких следов.
Таким образом, поиски Атлантиды, даже при условии расширения параметров исследования, как очевидно, не дали многообещающих результатов. Создавалось впечатление, что место просго исчезло с лица Земли — есіи оно вообще когда-то существовало. На самом деле исчезновение с лица Земли тоже не может быть таким уж неправдоподобным, во всяком случае, если принять во внимание малоизвестную, но интересную теорию человека по имени Чарльз Хэпгуд.

ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ЗЕМНОЙ КОРЫ

В работе, вышедшей в 1953 году под заголовком «Траектория полюса» [9], американский профессор истории Чарльз Хэпгуд (1904-1982) представил новую интересную идею о перемещении земной коры. Эта идея, при условии ее правильности, объясняла, что причина, по которой мы не можем найти Атлантиду, заключается не в том, что она затонула, а в том, что она сместилась!
Хэпгуд предположил, что чистый вес ледяной корки в разгар последнего великого ледникового периода оказывал огромное давление на внешний тонкий слой поверхности Земли, что, в конечном счете, привело к сильному смещению или сдвигу всей коры (в отличие от медленного и постепенного движения отдельных плит, как при плитотектонике). В результате вся поверхность над внутренним расплавленным ядром планеты целиком переместилась. Континенты сохранили свое расположение по отношению друг к другу, но оказались на других широтах по сравнению с первоначальными. Понятно, что, если бы такое произошло, последствия были бы катастрофическими. Целые континенты переместились бы на сотни или даже тысячи километров к новым географическим широтам. В связи с этим регионы с умеренным климатом оказались бы на холодных широтах, а массивные ледники попали бы в более теплый климат и начали быстро таять, поднимая уровень воды в океане на сотни метров. Такое перемещение не только вызвало бы резкие изменения климата. Возросшее давление на тонкий слой коры могло способствовать смещению геологических пластов и нарушению устойчивости в мировом масштабе. Сильные землетрясения и сейсмические волны колоссальных размеров явились бы результатом десятикратного возрастания вулканической активности, приводя планету к дальнейшему разрушению. В этом случае теория Хэпгуда могла быть использована для того, чтобы объяснить, почему вымерли покрытые шерстью мамонты, если Антарктика, согласно некоторым древним картам, всего несколько тысяч лет тому назад была, по всей видимости, свободна ото льда (вопрос, который мы скоро будем рассматривать).
Этот сдвиг земной коры не только объяснил бы, что разрушило Атлантиду, но и определил нового претендента на ее местонахождение. Теория Хэпгуда выдвигает идею, что до этого массивного сдвига большая часть Антарктики не только находилась за пределами Южного полярного круга, но и была свободной ото льда территорией, с преимущественно умеренным климатом, проточными реками, обширными лесами и — как можно предположить — с высокоразвитой цивилизацией. Таким образом, приверженцы Атлантиды получили прекрасное место для размещения там потерянного континента. По размеру Антарктика была достаточно крупной (большой, как Азия и Ливия вместе взятые), чтобы соответствовать критериям Платона, и имела дополнительное преимущество, способное оправдать отсутствие доказательств существования когда-то теплой и цветущей Антарктики тем, что они были погребены под тысячами метров льда, образовавшегося в результате перемещения земной коры. (Ее преимуществом являлось также объяснение конца последнего ледникового периода тем, что в результате сдвига Северная Америка и Европа переместились со своих полярных позиций к югу, в более теплые климатические условия, что вызвало таяние полярных льдов, в то время как Антарктика вернулась в зону вечной мерзлоты, в которой она сейчас находится.) Казалось, что загадка пропавшего континента Платона была решена!
Или нет? В действительносги сам Хэпгуд определенно не утверждал, что Антарктика была местом нахождения древней Атлантиды. (Он только сформулировал идею процесса, в ходе которого континенты могли переместиться в другие широты, но не делал никаких специальных заявлений о том, какой континент, если и существовал, мог лежать в основе повествования Платона.) Такое утверждение было сделано позже другими людьми — в частности, супругами Рендом и Роуз Флем-Ат из Бельгии — которые в популярной форме изложили эту точку зрения для современной аудитории в своей книге «Когда обрушилось небо», вышедшей в 1995 году. Исходя из первоначального 11ре Д11 о л ожен ия Хэнгуда, они заявили, что большая часть Антарктики, в основном свободная ото льда, согласно теории Хэпгуда о перемещении, 12 тысяч лет тому назад была огромной территорией с реками и шюдородными равнинами, на которой поселилось племя мореплавателей. Вынужденный спасаться бегством, когда внезапно начался сдвиг земной коры — разрушая их цивилизацию и погребая ее под толщей многолетнего льда, — этот народ впоследствии распространял знания и цивилизацию по всему первобытному миру, включая такие несхожие между собой места, как Китай, Америка, Шумерское государство, Египет и Китай (отсюда пошло распространение по миру мифов с участием прогрессивных героев). И хотя идея была не совсем новой (Донелли предлагал почти то же самое в XIX веке), супруги Флем-Ат сыграли важную роль в популяризации данной идеи в наши дни, делая ее важной составной частью темы Атлантиды.
Тем не менее, с теорией Хэш уда и позднее с гипотезой супругов Флем-Ат все-таки было несколько проблем. Первая заключалась в специфике самой теории. Экваториальное расширение Земли является таким сильным, что оно практически не в состоянии выработать силы, необходимые для общего сдвига земной коры [10]. Кроме того, сам по себе лед, имея в своем составе большое количество воздуха, намного легче, чем такое же количество горной породы, измеренное по объему. (Вы можете сами это проверить, взяв кусок льда и затем подобрав похожий по размеру камень, чтобы определить большую разницу в весе.) Таким образом, даже огромные ледники, покрывавшие большую часть Европы и Северной Америки во время последнего ледникового периода, были недостаточно массивными, чтобы выполнить эту работу, что лишает основы теорию механизма перемещения земной коры. Наряду с этой проблемой имеются и другие геологические и геофизические недочеты — некоторым из них Хэпгуд противостоял, а другим нет — которые свидетельствуют против идеи, но и одной этой проблемы достаточно, чтобы подвергнуть теорию серьезному сомнению.
Вторая проблема, связанная с теорией Хэпгуда, заключалась в том, что в основном она базировалась на его утверждении, что большая часть Антарктики была свободна ото льда всего шесть тысяч лет тому назад. К этому предположению он пришел после изучения древних, выполненных вручную навигационных карт, изображающих свободные ото льда побережья Антарктики. Как указывал Хэпгуд, это было возможно только в том случае, если средневековые картографы имели доступ к очень старым картографическим источникам, к картам, возраст которых должен был быть, по крайней мере, 6 тысяч лет (а возможно, гораздо больше) [11].
К сожалению, как это часто происходит с теми, кто эмоционально привязан к своим теориям, исследование Хэпгудом
большого количества этих карт является менее чем воодушевляющим. Рискуя немного отклониться от темы, мы можем использовать хорошую возможность, чтобы познакомиться с несколькими примерами его размышлений. Не с целью преуменьшения значения его идей, а для того, чтобы продемонстрировать, что теория базируется в основном на ошибочном толковании древних карт и, если уж на то пошло, показать, как в результате этого легко прийти к неправильным умозаключениям


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 24 июн 2012, 12:40 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
КАРТА ПИРИ РАЙСА
Наверное, ни одна древняя карта не послужит лучшим примером, чем карта Пири Райса. Д;гя тех, кто не знаком с этим именем, сообщаю, что Пири Райс был турецким адмиралом и современником Христофора Колумба. Почти 50 лет он проплавал в океанах, защищая турецкого султана (пока не поссорился с вышеупомянутым султаном и не был казнен примерно в 1554 году). Райс, обладающий выдающимися навыками мореплавания, в 1513 году начертил карту, задуманную как пособие по навигации для преимущественно неизведанных регионов Нового Света. Используя для производства своей навигационной карты больше 20 подлинных карт-первоисточников, он создал не только превосходный образец картографии эпохи Ренессанса, но и одну их ранних карт, которая изображала восточные берега обеих Америк и весь Атлантический океан. И хотя она пролежала без действия, пока не была случайно обнаружена в 1929 году в главной библиотеке Стамбула, для приверженцев Атлантиды она стала чем-то вроде иконы, так как они придают ей гораздо большее значение, чем адмирал Райс.
Вроде бы карта восточного побережья Америк, составленная почти через 25 лет после того, как Колумб впервые приземлился в Новом Свете, была ничем не примечательна. Но в кругах искателей Атлантиды она имела большую популярность за ее якобы «сверхъестественно точное» исполнение и, что еще более удивительно, за изображение почти свободного ото льда побережья Антарктики, расположенного внизу навигационной карты. Интересно, что известный уфолог Эрих фон Дэникен в своем бестселлере «Колесницы богов? Неразгаданные тайны прошлого», вышедшем в 1968 году, использовал карту адмирала как доказательство существования космических пришельцев (ему казалось, что карта была начерчена с фотографии, сделанной с помощью аэрофотосъемки), в то время как Хэпгуд, писатель Грэм Хенкок и другие обращались к ней как к свидетельству существования древних, но все-таки земных цивилизаций.
В поддержку своего фантастического предположения Хэп- гуду даже удалось получить письмо от восьмой разведывательно-технической эскадрильи военно-воздушных сил США, расположенной на авиабазе Вестовер. Оно подтверждало его оценку, что побережье Антарктики вместе с покрытыми сейчас льдом островами изображено на карте так, как оно выглядело тысячи лет тому назад! Это единственное мнение (которое, что неудивительно, просто случайно совпало с ранее сформулированной точкой зрения Хэпгуда) положило неофициальное начало теории «Антарктика — это Атлантида» — а остальное, как говорится, принадлежит истории.
Прежде чем двигаться дальше, я дам вам возможность посмотреть на репродукцию карты Райса (см. карту 1А), чтобы вы сами могли решить, действительно ли на ней изображено побережье Антарктики, и на самом ли деле она является поистине «удивительно точным» воспроизведением восгочного побережья Америк. Для достижения четкости я заново перечертил карт)", а не представил фотографию реальной карты, так как она сильно выцвела и даже на хорошей репродукции трудно что-либо разобрать.
Обратите внимание, что карта по виду существенно отличается от тех, с которыми вы, возможно, знакомы. Во-нервых, ее изображение соответствует не современным линиям широты и долготы, а румбам и расстояниям [12]. Кроме того, заметьте, что Антарктика предположительно присоединена к Южной Америке, а Северная Америка представляет собой обычное беспорядочное скопление островов.
Теперь при наложении поверх карты названий мест и очертаний континентов, отмеченных серым цветом, таким образом, как они должны выглядеть, если использовать равноудаленную проекцию азимута, расположенную в египетской Александрии (откуда, по всей вероятности, исходил Райс), мы получим более ясное представление того, на что смотрим (см. карту 1Б). Я также четче обозначил легко различимые ориентиры для дальнейшего рассмотрения.




Неожиданно мы замечаем, что карта Райса, далекая от «сверхъестественной точности», в действительности является сильно искаженной и местами даже вымышленной. Небольшие заливы и дельты рек изображены гораздо крупнее, чем они были на самом деле (вероятно, в соответствии с их важностью), в то время как географически более важные детали практически проигнорированы или пропущены. Заметьте также, что узкий горизонтальный участок земли внизу карты (Антарктика Хэп- гуда) обозначен как «Патагония», регион на самом юге Южной Америки, который является именно тем, что, по мнению большинства ученых, должно быть на этой территории. В результате, вместо того чтобы показать береговую линию свободной ото льда Антарктики как нечто противостоящее, кажется, что Райс просто загнул южное побережье современной Аргентины так, чтобы оно вписалось в нижнюю часть его карты. Эго объясняет, почему соединились Южная Америка и Антарктика, тогда как они должны быть разделены друг от друга сотнями километров океана.
К сожалению, это обстоятельство делает полностью ошибочным утверждение Хэпгуда о том, что на карте изображено свободное ото льда побережье Антарктики. А также ставит под вопрос достоверность картографической экспертизы, проведенной военно-воздушными силами в 1960-х годах [13]. Несмотря на то, что данная карта остается уникальным произведением искусства XVI века и, несомненно, являлась одной из первых подробнейших карт своего времени, она, как может заметить объективный читатель, очень далека от точности. Кроме того, на ней, вне всякого сомнения, не показана Антарктика, ни замерзшая, ни свободная ото льда. 11одобно огромному тесту Роршаха, в котором чернильные пятна могут быть истолкованы кому как угодно, карта Пири Райса может показывать то, что каждый хочет увидеть.

КАРТЫ ФИНИУСА, БУШЕ И МЕРКАТОРА
Прежде чем полностью распрощаться с этой темой, необходимо устранить несколько недоработок. Хэпгуд и позднее Грэм Хенкок (в своем бестселлере 1995 года «Отпечатки пальцев Богов» [14] использовали еще несколько карт, которые, возможно, изображали Антарктический континент менее двусмысленным образом. Наверное, самой интересной из них является карта, сделанная в 1531 году Оронтеусом Финиусом, на которой действительно был изображен большой континент, находящийся приблизительно там, где должна быть Антарктика (хотя она намного больше, чем реальный континент). Хэпгуд, по всей видимости, отдавал карту на проверку «эксперту», который решил, что на карте не только показаны свободные ото льда части Антарктики, но и что горы и реки, нарисованные на карте, почти совпадают с сейсмическими картами покрытых льдом районов Антарктики!
Немного погодя мы сравним эту карту с контурным изображением известного континента, чтобы посмотреть, насколько правдоподобно это громкое заявление, хотя достаточно сказать, что это заявление является несколько более раздутым, чем того заслуживает доказательство.
Через 38 лет, посте того как Финиус выпустил свою карту, другой картограф, Герард Кремер (более известный как Меркатор, по названию одноименного проекта), был настолько впечатлен картой Финиуса, что включил ее в свой атлас 1569 года и даже вдохновился на создание в этом же году одной из своих карт. Неудивительно, что карта Меркатора выглядит очень похожей на карту Финиуса, с которой он, очевидно, копировал, и имеет несколько небольших изменений, стуживших, по мнению профессора Хэпгуда, доказательством прогрессивного образования льдов на континенте (всего через 38 лет?). На карте Кремера Антарктика тоже почти касается мыса Горн в Южной Америке, в то время как в действительности оба континента находятся на громадном расстоянии друг от друга.
Хенкок окончательно решает вопрос с помощью еще одной карты, изображающей Антарктику так, как она должна была выглядеть до того, как на ней вообще появился лед! На карте, выполненной картографом XVIII века Филиппом Буше, Антарктика состоит из двух частей, разделенных морем, точно так же, как современные сейсмические карты изображают Антарктику подо льдом [15]. И снова я даю возможность читателям самим решить (см. карту 1 В), насколько точны эти заявления [16].
И хотя эти карты доказывают, что о существовании Антарктики морякам было извесгно за много веков до ее «официального» открытия в 1818 году, понятно, почему они изображают континент безо льда и не являются абсолютно точными. Выполненное наугад изображение горных цепей и рек на некоторых из них является скорее высокопрофессиональным приукрашиванием, типичным для древних навиг ационных карт той эпохи, чем подлинным воспроизведением реальных географических объектов. Поэтому предположение Хедкока, что на карте Буше показана свободная ото льда Антарктика, является ничем не подкрепленным мнением. В то время как данные карты важны для того, чтобы показать, что древние мореплаватели лучше понимали географию планеты, чем в большинстве случаев хотят признать современные ученые, они не указывают на существование древней цивилизации, передающей свои морские знания, и не подтверждают, что Антарктика была местонахождением Атлантиды Платона. Единсгвенное, что они демонстрируют, это тот факт, что наши предки знали об истинной географии планеты больше, чем мы полагаем, что само но себе является интересным признанием.



ПО-ПРЕЖНЕМУ ПРОПАВШИЙ КОНТИНЕНТ
Увы, кажется, мы не стали ближе к обнаружению пропавшего континента, чем в начале поисков. Остров Тира казался подходящим предположением, но не соответствовал болылин- ству критериев Платона в плане размера, культуры, военной доблести или временного периода. В Атлантическом, Тихом и Индийском океанах не обнаружены затонувшие континенты, а те несколько островов, предложенные в качестве местонахождения фантастического континента Платона, едва ли достойны носить такое величественное название, как Атлантида. Из-за проблем, связанных с теорией Чарльза Хэпгуда, мы не смогли даже найти способ достаточно надолго освободить Антарктику от ледника, чтобы на ней зародилась высокоразвитая цивилизация прежде, чем она вернется к вечной мерзлоте. Таким образом, по-видимому, наш поиск до;гжен с позором завершиться.
Все это, тем не менее, должно заставить нас остановиться и подумать, не упустили ли мы из виду наиболее вероятную возможность. Кажется, уже поздновато менять сейчас правила игры, но, возможно, что 11латон все-таки мог ошибаться? Вероятно, пришло время второй раз взглянуть на историю Платона и посмотреть, не пропустили ли мы чего-нибудь.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 25 июн 2012, 14:29 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 2
Переосмысление Платона

Хотя многие приверженцы Атлантиды воспринимают сообщение Платона как доктрину и неуважительно относятся к тем, кто не хочет считать его слова без преувеличения правдивыми и исторически точными, я сомневаюсь, не поторопились ли мы поверить Платону на слово. В конце концов, это все-таки фантастическая история с недостаточно (кто-то может и возразить) вескими доказательствами в ее поддержку, так что мы имеем право, по меньшей мере, сомневаться, не мог ли Платон просто сплести удачную небылиц)'?
После того, как было потрачено достаточно времени на поиск подходящего месга на планеге, которое предположительно могло бы служить основой его истории, кажется, наступило самое время предпринять вторую попытку оценить достоверность повествования Платона, а именно: нам необходимо сейчас пересмотреть маршрут. К сожалению, очень немногие приверженцы Атлантиды хотят сделать это, предпочитая враждебно относиться к каждому, кто лишает их идеи существования пропавшего континента, вместо того чтобы упорно работать над очевидными проблемами, которые содержит их теория. Однако же мы не сможем обнаружить что-либо, упорно не желая смотреть фактам в лицо, так что настало время еще раз более критично взглянуть на работу Платона.

РАССМОТРЕНИЕ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ
Наряду с тем, что диалоги Платона действительно содержат множество деталей о древнем островном государстве, подтверждающих, что это было реальное место, в его описаниях также имеются немногочисленные сведения, которые можно рассматривать как нечто историческое.
Первое, что должно заставить нас подозревать, что Платон не делает буквального изложения, можно увидеть в его самом раннем описании Атлантиды, содержащемся в «Критии». В этой работе посте описания древних жителей Афин и их культуры, а также потрясающих городов и необычайного могущества Атлантиды Платон сообщает своим читателям о том, что при разделе суши между богами островное государство было передано Посейдону. Кроме того, используя такой же, как в диалогах, откровенный и деловой стиль, Платон рассказывает нам, что Посейдон, оставаясь верным сущности Олимпийских богов, безнадежно влюб:шется в дочь первого правителя Атлантиды, берет ее в жены и становится отцом ее детей:


Хотя идея о том, что боги имели детей от земных женщин, является общепринятой в греческой мифологии, она кажется немного неуместной в якобы «историческом» повествовании. Активные искатели Атлантиды, настаивающие на восприятии истории Платона как абсолютно истинной, вплоть до признания определенного количества колесниц в арсенале короля, каким- то образом упустили из виду эту интересную деталь. Однако если мы примем рассказ Платона за подлинно историческое повествование, то справедливости ради до:1жны будем признать и идею о существовании реального бога по имени Посейдон. Он будто бы действительно вступил в любовные отношения с единственной королевской дочерью (в конце концов, кто еще смог бы безнаказанно совершить такой подлый поступок?), произведя на свет в качестве потомства полубогов-полулюдей. Мне кажется лицемерным принять идею, что на острове в Атлантике жили стоны, не веря в то, что один из богов Олимпа мог плохо поступать с дамами.

ВРЕМЕННОЕ НЕСООТВЕТСТВИЕ
Вторым недочетом истории является то, что она описывает крупно масштаб ную войну между атлантами и союзом восточных средиземноморских государств во главе с древними Афинами, которая предположительно произошла за 9 тысяч лет до рождения Платона. Таким образом, если мы согласны верить, что Атлантида существовала так давно, разве не должны мы тогда согласиться с идеей, что Афины и Египет (вкупе с остальными регионами, упомянутыми в рассказе) тоже существовали около 9 тысяч лет до н. э.? Иначе с кем же тогда воевали атланты?
К сожалению, принимая эту историю за чистую монет)', мы сталкиваемся с главной дилеммой: если мы согласимся, что война между атлантами и афинянами была реальным историческим событием, то мы передвигаем возникновение города-государства Афины — считается, что оно первоначально возникло примерно во II тысячелетии до н. э. — назад примерно на 7 тысяч лет! Кроме того, это значит, что развитые цивилизации процветали в Средиземноморье примерно за 6 тысячелетий до строительства пирамид, что бросает вызов всем известным историческим и археологическим фактам. В связи с этим, война между Афинами и Атлантидой не может быть признана как историческое событие, не подвергая отмене все, что ученые узнали о древней истории на протяжении последних двух веков.
Итак, что мы имеем? Неужели Платон лгал, когда говорил, что это была реальная история? Неужели Атлантида была просто вымыслом, рассчитанным на то, чтобы научить нас некоторым моральным требованиям, а его рассказ о том, как эта история к нему попала, — лишь уловкой для того, чтобы придать ей некоторую достоверность? Или это было что-то другое? Может это, в конце концов, быть вымышленной историей, рассказанной не для того, чтобы ввести в заблуждение, а с целью передачи информации?

РОЛЬ МЕТАФОРЫ
Древние люди не часто что-то записывали с единственной целью сохранения письменных записей исторических событий. Вместо этого они были более заинтересованы в сохранении глубокого смысла или сущности, содержащейся в истории, и не утруждали себя исторической точностью описываемых событий. В результате сохраненными оказались записи, которые содержали символичнуЮу а не историческую истину. В связи с этим, похоже, что Платон вовсе не намеревался сделать так, чтобы его история была воспринята буквально, и не пытался умышленно ввести в заблуждение своих читателей. Я думаю, Платон действительно писал историю, которая могла иметь некоторое подтверждение в историческом факте, но была такой древней и разбавленной при каждом пересказе, что давно утратила все самые основные фактические детали. Опираясь на древние легенды и несметное количество современных мифов того времени — несомненно, известных грекам с древних времен, — а также полагаясь на собственное воображение и навыки рассказчика, Платон просто соединил все в высоко стилизованную, нравоучительную пьесу, в которой он проиллюстрировал, как коррупция и жадность, в конечном счете, могут навлечь на себя гнев богов.
Возможно, его вдохновило реальное разрушение острова Тира, произошедшее на тысячу лет раньше (катастрофа, вероятно, известная грекам). Он включил этот факт и относительно развитую минойскую культуру в свою историю. Такой литературный прием не только является вполне допустимым, но и часто используется даже сейчас. Использование минойцев в качестве декорации или вдохновляющего примера ничем не отличается от использования нацистской Германии в качестве модели для создания в фантастических произведениях некоторых вымышленных репрессивных и авторитарных режимов.
Кроме того, нацисты, пока еще не названные, могли послужить механизмом, на основе которого строилось это жестокое будущее, придавая всей истории до его верность, которая при других обстоятельствах могла бы отсутствовать. Точность деталей была неважна для Платона; существенной он считал мораль, вытекающую из истории, а все остальное являлось лишь сценой для размещения его героев. Он мог позаимствовать материал из разных легенд и мифов, популярных в то время, при необходимости приукрашивая и соединяя их вместе в причудливую мозаику мифологии, которая дошла до наших дней, но история, по существу, является вымышленной. Если понимать слова Платона в таком контексте, они приобретают новое значение — смысл, утраченный при дословной интерпретации, но сохраненный при рассмотрении его в виде метафоры.
Но как мы можем утверждать, что это именно то, чем занимался Платон? Безусловно, у него мы спросить не можем, но существует одна вещь, которая доказывает не только то, что история Атлантиды была слегка преувеличена, но и то, что она на этом не кончается.

НЕОКОНЧЕННАЯ ИСТОРИЯ
В отличие от большинства работ Платона «Критий» является уникальным произведением в том плане, что оно было незакончено. Возможно, что окончание было просто утрачено, но то, как она заканчивается, кажется, доказывает обратное. Финальный абзац выглядит следующим образом:
Критый
Обратите внимание, что история внезапно обрывается на самом драматичном месте повествования. Она заканчивается не в середине мысли, а в самый кульминационный момент, как будто Платон положил ручку, чтобы решить, как ему продолжить, и больше не вернулся к повествованию. Мы знаем, что «Критий» не является его последней книгой — в последующие годы он написал еще несколько работ — так что его перо остановилось не по причине смерти, а книга все-таки осталась незаконченной. Что же могло произойти, чтобы заставить его остановиться, особенно на таком ключевом моменте истории?
Возможно, Платон не закончил свою историю, так как потерял к ней интерес? Другими словами, если сначала его могло развлекать сочинение вымышленной истории, то со временем, возможно, он стал скучать и перешел к осуществлению других, более слоящих проектов, ославив историю в середине повествования?
Такая возможность требует рассмотрения. В конце концов, ко времени написания своих диалогов Платон был уже старым человеком, и, понимая, что времени остается мало, он мог переключиться на произведения более высокого уровня, вместо того чтобы заканчивать свой незамысловатый вымышленный рассказ об островном государстве, за высокомерие и жадность обреченном на разрушение. Насколько нам известно, эпопея Атлантиды могла быть необработанным черновиком, который Платон начал писать, но потерял интерес, не закончив повествование. Такое иногда происходит с писателями любой эпохи; любой великий писатель создавал такие литературные произведения, о которых впоследствии сожалел, или ост авлял рукопись еще в зачаточной стадии, так как у него получалось совсем не то, что он пытался сказать. К сожалению, когда человек, подобный Платону, становится знаменитым, все, что он написал, вполне естественно воспринимается как нечто неприкосновенное. В связи с этим, необработанные черновики, неудавшиеся первые пробы пера и даже ничего не значащие заметки приобретают статус священного писания и бережно хранятся, даже если сам автор предпочел бы видеть эти страницы брошенными в огонь.
Кроме того, два других эпизода свидетельствуют о том, что история вымышленная. Во-первых, упоминание об Атлантиде в работах Платона является самым ранним, принимая во внимание, какая это впечатляющая история [17]. Но разве мы должны принять на веру, что крупномасштабная война, вовлекшая все известные тогда государства в битву не на жизнь, а на смерть и закончившаяся катастрофой, уничтожившей целый народ, могла остаться незамеченной другими писателями на протяжении нескольких тысяч лет? Понимая, что огромная масса литературы была утрачена в течение нескольких веков во время пожаров и различных бессмысленных актов уничтожения, я все-таки считаю подозрительным, что работа Платона была и остается первым и последним упоминанием на эту тему.
Во-вторых, приверженцы Атлантиды придают большое значение тому факту, что Платон сам говорил, что его история реальна. Тогда не называем ли мы человека лжецом и не ставим ли мы под сомнение его взгляд на историю, как человека необычайной прямоты и безупречной честности, ради опровержения этого?

ОЦЕНКА ЧЕСТНОСТИ ПЛАТОНА
На самом деле сам Платон не говорит, что история правдива. При внимательном прочтении обсуждаемого текста видно, что Критий говорит Сократу о том, что история правдива, а это определенно не то же самое, что сообщил нам Платон. Он задумал свои записи об Атлантиде в форме вымышленного диалога между его старым другом и учителем Сократом и его коллега- ми-философами. Такие диалоги были литературным приемом, который использовал Платон для того, чтобы воплотить свои идеи, и не предназначались для того, чтобы быть воспринятыми как точная запись реального разговора. Когда в диалоге Платона Критий говорит Сократу, что история, которую он собирается ему поведать, реальна, это является не ложью, а лишь распространенной литературной тактикой, применяемой для привлечения читателя, которую писатели используют и сегодня. Прием, когда один герой информирует другого о том, что история, которую он собирается рассказать, действительно произошла, такой же старый, как само написание художественного произведения. Следовательно, Платона нельзя обвинить в нечестности. Он был просто хорошим рассказчиком.
И, наконец, что нам делать с тем фактом, что история, предположительно, была передана Платону никем иным, как легендарным греческим законодателем Солоном? Действительно ли Платон не стал бы это придумывать?
Имеются два возможных варианта. Либо Платон сочинил историю о том, что Солон передавал рассказ из поколения в поколение, таким же образом, как он сочинил воображаемый диалог между Сократом и Критием (еще один распространенный литературный прием), или Солон сам сочинил историю и передал ее Платону, который воспринял ее как факт. Если уж на то пошло, она могла быть придумана любым посредником между Солоном и Платоном и просто быть приписанной знаменитому политику. Однако я думаю, что тот факт, что Платон оставил историю незаконченной, более убедительно доказывает вышесказанное. Действительно ли Платону была доверена история, передаваемая легендарным Солоном (который умер на 200 лет раньше), остается непонятным, так как он полностью не записал этого. По всей вероятности, он просто создал вымышленную случайную историю о том, как пришла к нему эта легенда, как своего рода исключительное право на ее использование.

ВЫМЫСЕЛ КАК ФАКТ
Но тогда возникает новая проблема. Если повествование Платона является лишь вымыслом, какое значение это имеет для идеи о пропавшем континенте? Не лучше ли нам просто отказаться от всей концепции как от плохой шутки и пойти дальше, как это сделало большинство ученых?
Здесь и находится камень преткновения: только то, что история является вымыслом, не означаег, что она не содержит фактов и не имеет исторической ценности. На самом деле в большинстве вымышленных произведений часто используются реальные места, люди и события в качестве фона или декораций для историй. Наглядным примером этого является классическая новелла Маргарет Митчелл «Унесенные ветром», в которой она в качестве контекста использует реальное географическое место (Атланта, штат Джорджия), реальные исторические фигуры (Джефферсон Дейвис, генерал Шерман, Авраам Линкольн) и подлинное историческое событие (гражданская война в Америке), чтобы рассказать историю о романтических отношениях между аристократичной и избалованной Скарлетт О’Хара и франтоватым и самоуверенным Реттом Батлером. В то время как сами герои полностью вымышлены, большое количество исторических подробностей придает им достоверность и заставляет воспринимать историю как подлинную биографию.
А что, если история оказалась бы потерянной и забытой и была бы вновь обнаружена только несколько веков спустя новым поколением литературоведов и историков? Признавая, что исторические подробности повествования в основном соответствуют действительности, разве мы не посчитали бы, что весь рассказ полностью правдив, и что Скарлетт О’Хара и Ретт Батлер были реальными фшурами времен гражданской войны в Америке? Естественно, ни Ретт, ни Скарлетт не имеют каких- либо признаков того, что они не являются реальными живыми людьми (другими словами, они не мистические создания и не владеют сверхъестественными возможностями, как рассказывается в сказках), таким образом, разве все повествование целиком не будет восприниматься как исторический факт? Если нет, тогда какой критерий может быть использован для определения достоверности той или иной части?
Я предполагаю, что нечто подобное произошло и с историей Платона. Используя хорошо известную и, возможно, общепринятую историю о потопе в качестве основы, Платон создал вымышленный рассказ вокруг абсолютно реальных древних событий, точно так же, как сейчас повсеместно делают современные писатели.
Но что хорошего может нам это дать в поиске Атлантиды? На самом деле очень много. Вернемся к нашей аналогии с книгой «Унесенные ветром». При внимательном прочтении будущие историки могли бы многое узнать о геополитической, экономической и военной ситуации в Атланте и вокруг нее до гражданской войны в Америке, а также во время и сразу после нее. Если опустить не относящиеся к делу элементы романтики, из истории можно извлечь довольно неплохой урок, который в будущем стал бы полезным для историков, ищущих детали о том времени и месте, не имея подробной информации о них. Таким же образом, не обращая внимания на посторонние детали в повествовании Платона, мы могли бы уже отойти от идеи, что в античные времена до;гжно было что-то произойти, что послужило основой его рассказа.
И это что-то могло быть не фантастически богатым и могущественным островом, который был полностью разрушен во время великого катаклизма, а ключом к очень древнему и необыкновенному прошлому, который даже Платон мог быть не в состоянии распознать. Как раз здесь мы можем возобновить наши поиски пропавшего континента, особенно сейчас, когда мы признали, что карта, которую дал нам Платон, является лишь приблизительным изображением того, что мы ищем, а вовсе не точной картой острова сокровищ. Это нисколько не облегчит наше путешествие, но хотя бы укажет правильное направление и заставит думать об Атлантиде «нестандартно», что поможет разыскать пропавший континент — не на страницах работ Платона, а в мифологии его времени, там, где он находился все это время, ожидая, пока мы его найдем.
e-puzzle.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 28 июн 2012, 13:32 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 3

История всемирного потопа

Историческим фактом является то, что мифы о потопе стали частью почти всех мировых культур так же давно, как рассказывание сказок и легенд стало частью человеческого бытия. Кроме того, они почти всегда встречаются среди самых ранних историй тех культур, у которых имеются признаки мифологии потопа (или «всемирного потопа»), часто беря свое начало в устном творчестве, задолго до изобретения письменности. Конечно, самым известным из мифов является Ноев Потоп, по Ветхому Завету произошедший предположительно 2600 лет тому назад. Однако многие люди не знают, что этот Ноев Потоп случился позже, чем тот, который описан в шумерском эпосе о Гильгамеше, истории, предшествующей Библии на сотни, а может, даже тысячи лет — и это только два из многочисленных мифов о потопе, известных современным исследователям.
Особенно интересно, что, кроме повсеместного распространения, для этих историй характерна значительная степень согласованности, связывающей большинство из них. Например, так же как история Атлантиды, большинство мифов о потопе повествует о том, что люди своими дурными поступками и высокомерием рассердили бога (или богов) и поэтому были уничтожены; что люди жили в богатстве и процветании, пока они не отвернулись от Бога; и что все были полностью уничтожены гигантским погоном за исключением тех, кто нашел спасение на борту некоей лодки. Конечно, не все мифы соглашаются со спасением животных (согласно истории о Ное). В связи с этим существуют разные вариации на тему, кто был спасен и почему, но степень сходства поразительна, особенно если учитывать огромную удаленность в расстоянии и во времени, которая разделяет различных рассказчиков. Встедствие того, что за несколько веков различные культуры по-своему приукрасили историю, оказалось, что каждое общество рассказывало свой миф о потопе. Каждый отличался от остальных [18], но подразумевал, что в далеком прошлом люди на всей Земле пережили одну и ту же или похожую катастрофу и создали вокруг этого события легенды, соответствующие их собственным традициям и взглядам.
Ученые пытаются объяснить этот феномен тем, что каждое общество просто рассказывало о конкретной местной или региональной катастрофе — обычно огромном потопе — и, поскольку каждое общество считало себя единственным на Земле, люди определяли это событие как «всемирную» катастрофу. Кроме того, в связи с гем, что каждая культура поддерживает веру в бога или богов, совершенно естественно, что катастрофа воспринималась как божья кара, и спасены в ней были только те, кто проявил добродетельность и праведность (и были нужны для сохранения культуры и подготовки основы для последующих легенд). В силу этого, если невероятно мощный потоп обрушился на древнюю Землю, убивая животных и людей, естественно, он сохранится в коллективной памяти общества в форме легенды. Поскольку почти все культуры пережили какую-то крупную катастрофу в определенный период их истории, то это объяснение не лишено смысла и действительно могло бы быть принято во внимание в большом количестве подобных историй.
Тем не менее, эго объясняет не все. Несомненно, крупные землетрясения, извержения вулканов и гигантские наводнения сохранились в коллективной памяти общества, но, что необычно, для большинства историй о потопе характерна заметная согласованность, которую они выражают при описании природы и масштаба катастрофы. Ни одна история не называет его просто наводнением, только больше, чем обычное, а сообщает, что он разрушил буквально все, обрекая людей на восстановление с нуля. Более того, все истории в один голос заявляют, что именно вода причинила наибольшие повреждения, вместо того чтобы предложить различные источники разрушения, как можно было бы ожидать в том случае, если бы описывались самостоятельные события. (Например, некоторые культуры больше склоняются к геологическим причинам катастрофы, а не к метеорологическим, хотя почти все объявляют потоп главной разрушительной силой.) Некоторые совершенно непохожие культуры точно подтверждают заявления друг друга, что на Землю на какое- то время опустилась непроглядная «тьма» и впоследствии все сильно изменилось — опять же подразумевая скорее вселенскую катастрофу, а не чрезвычайно крупное местное событие.
Очевидно, тогда мы можем предположить, что Платону в его время были хорошо известны эти истории, которые уже в тот период считались древними, точно гак же, как для нас сейчас. Так все-таки эти легенды послужили основой для саги про Атлантиду (возможно, разрушение минойской культуры могло стать своего рода «моделью» для этой истории) или Платон все выдумал? Если все вышесказанное верно, то на какое событие (или события) из древних времен, использованное Платоном в качестве основы д;гя его работы, указывает эта сага? Рассмотрим собственные слова Платона в его работе «Тимей».


В этом отрывке Платон явно упоминает о нескольких потопах, случившихся на протяжении веков. И что еще более существенно, отделяет историю Атлантиды от более ранних историй о потопах, из которых она появилась, заставляя тем самым считать Атлантиду вымышленным образом, в то же время оставляя, по крайней мере, как костяк мифы о потопе, из которых возникла история.
Но что эго нам даст в плане обнаружения пропавшею континента? Фактически не делает ли это любой поиск места бессмысленным, поскольку оно, очевидно, является лишь вымыслом, построенным на основе более старого факта?
Вовсе нет. На самом деле осознание того, что для поиска существует реальная катастрофа, не позволяет приковываться к деталям истории Платона, гем самым позволяя нам продолжить поиск реальной древней цивилизации, отделив ее от древнего и вымышленного острова традиций. 11оэтому, чтобы найти Атлантиду, мы должны отвлечься от самой истории и исследовать основополагающую мифологию, на которой она базируется, считая Атлантиду лишь метафорой для еще более древней и мифической цивилизации, которая существовала задолго до возникновения Афин, Египта или любой другой древней цивилизации, первой появившейся на планете.
Но каким образом? И что даже еще более важно, о какой по величине древней цивилизации идет речь?

ДАВНИЙ ПОИСК СОВРЕМЕННОГО ПРОШЛОГО
Я убежден, что Платон ведет речь, хоть и подсознательно, не о каком-то крошечном где-то расположенном острове, который был разрушен в результате катаклизма, а о большой, мировой цивилизации, которая не имела себе подобных до наших дней. Эта цивилизация, во многом фактически похожая на нашу, смогла каким-то образом разрушить себя за тысячи лет до появления самых древних обществ, известных современным археологам. Я не думаю, что Платон точно знал, насколько она велика и современна — он все-таки основывался на мифах и легендах, за многие столетия сильно приукрашенных и видоизмененных в соответствии с восприятием того времени. Его стремления описать эту цивилизацию в своих диалогах были лишь попытками представить то, что для него было невозможно описать, и поэтому он использовал единственный доступный в то время способ — метафору.
Но прежде чем мы сможем детально изучить эту теорию, необходимо попытаться и, наконец, определить какой-то район на планете, где это необыкновенное место могло бы существовать, так как, если мы не сможем поместить его в какой-то географический контекст, мы не будем знать, откуда начинать поиск. Но ес/ш мы уже исследовали все возможные места, причисленные к Атлантиде, — Крит, Атлантический океан, Багамы и Антарктику — и не смогли найти подходящей местности, где же еще искать? В конце концов, если цивилизация, которую я только что описал, действительно существовала, она должна быть намного больше, чем какая-либо другая предположительно существовавшая, что делает поиск еще более трудным.
Разве только мы перестанем искать место и начнем определять время!
Здесь и находится ключ к разгадке тайны, где искать Атлантиду — или даже что такое Атлантида. Мы просто должны посмотреть прямо себе иод ноги — или, что правильнее, вернуться в то время, когда мировые океаны были на сотни метров ниже, чем сейчас, и наш пропавший континент появится как по волшебству прямо перед нашими глазами.

НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА СТАРЫЙ МИР
Глядя на глобус, легко представить, что география Земли всегда довольно сильно была похожа на то, как она выглядит сегодня. Однако многие люди могут удивиться, когда узнают, что гак хорошо известная им планета является масгером по введению в заблуждение и способна импульсивно изменять свою внешность. Океаны поднимаются и опускаются, при этом заливая одни местности и поднимая и осушая другие, в то время как массивные, толщиной в тысячи метров, ледники, площадью в несколько миллионов квадратных километров, наступают и отступают, выдалбливая в монолитных горных породах громадные озера с пресной водой и фьорды с крутыми склонами. Вулканы создают новые острова там, где раньше ничего не было, и разрушают старые под воздействием жара и извержения такой неистовой силы, что изменяется топография близлежащих островов. Кроме того, Земля также способна импульсивно изменять климатические условия, беспощадно превращая когда-то плодородные и пышно цветущие края в бесплодные пустыни или великодушно создавая на месте холодной тундры леса с умеренным климатом — и все это может произойти за относительно короткие, с геологической точки зрения, периоды времени.
Кроме собственной способности Земли изменяться с почти неизменной регулярностью, ей также наносят сильный урон космические соседи. Метеориты часто пробивают ее поверхность, в то время как случайные астероиды и даже кометы разрушают тонкую как бумага земную кору, разоряя целые континенты, во время своего равнодушного путешествия навстречу собственной гибели. Таким образом, Земля мало похожа на спокойное место для отдыха, где все движется со скоростью улитки, и является на самом деле живым, дышащим организмом, постоянно находящимся в движении, заставляя создания, живущие на ее изменчивой поверхности, признать этот факт или исчезнуть как многие уничтоженные представители человеческого рода.
Здесь и находится ключ к обнаружению пропавшего континента. Не надо искать погруженный под воду остров, спокойно лежащий на дне какого-нибудь океана, или город, погребенный подо льдом на покрытом ледником континенте. Требуется лишь посмотреть на существующий мир через призму тех времен, когда наша планета только появилась и фактически сильно отличалась от той, какой является сегодня. Для этого не надо возвращаться в прошлое на миллионы лет. Все, что требуется, это посмотреть на недавнее прошлое Земли, когда океаны были меньше, а континенты больше, когда хорошо знакомые нам сегодня острова и участки суши выглядели существенно по-другому, а климат планеты сильно отличался от нынешнего. Все, что надо сделать, чтобы найти Атлантиду, это повернуть стрелки часов назад на 12 тысяч лет. Тогда, подобно прекрасной картине, скрытой под покрывалом, она появится и начнет выдавать свои скрытые тайны.
Наука называет это время плейстоценовым ледниковым периодом. Я хотел бы обозначить его намного проще — как период Атлантиды.

ОБНАРУЖЕНИЕ ПОТЕРЯННОГО МИРА
Как известно любому школьнику, Земля периодически переживает феномен, называемый ледниковым периодом. Однако не совсем понятно, почему это происходит. Различные теории изобилуют версиями по поводу того, зачем планета подвергает себя этим сменяющим друг друга циклам холода и жары, но в целом наука это все еще доподлинно не установила. Таким образом, даже если наука полностью не понимает, почему наступают ледниковые периоды, совершенно ясно, какое влияние эти события оказывают на климат, биологию и даже топографию планеты. Прежде умеренный климат сменяется страшным холодом, и толстые ледники упорно наступают на поверхность целых континентов, прорывая в почве огромные каньоны и перемещая гигантские каменные глыбы на сотни километров от их первоначального места нахождения. Кроме того, из-за того, что погода становится холодной и скапливается лед, снижается уровень воды в океанах, открывая новые обширные участки суши на том месте, где когда-то находился лишь открытый океан.
В самый ник последнего ледникового периода — который действовал в полную силу примерно в то время, когда, по словам Платона, существовала Атлантида [19], — как было подсчитано, уровень Мирового океана в связи с тем, что огромное количество воды было вовлечено в образование ледовых полярных шапок, был примерно на 152 метра ниже, чем теперь. И хотя на первый взгляд это может показаться несущественным, особенно если принять во внимание, что океаны на некоторых участках имеют глубину во много тысяч метров, такое понижение уровня Мирового океана оказало сильное воздействие на топографию планеты, особенно в тех районах, где отмели континентальных шельфов находились далеко за пределами их современных береговых линий.
В то время как одни местности изменились совсем мало (например, западное побережье Африки и тихоокеанское побережье Южной Америки), другие регионы подверглись масштабным изменениям. Балтийское море, Северное море и воды вокруг Британских островов вообще были сушей, и территория вокруг Багам и современной Флориды, о чем уже говорилось, также находилась над водой. Особый интерес для антропологов представляет тот факт, что Берингова моря, которое сегодня разделяет Россию и Аляску, раньше не существовало; наоборот, оба континента были соединены между собой полоской земли, дающей свободный доступ кочующим азиатским народам в Северную Америку.
Однако ни один регион планеты не подвергся большим изменениям, чем юго-западный район Тихого океана и Индийских! океан. Трудно представить, насколько иначе выглядела береговая линия Тихого океана по сравнению с ее сегодняшними очертаниями. Чтобы проиллюстрировать существенные отличия в топографии региона 12 тысяч лет назад, прилагается современный вариант карты Индонезии, Филиппин и Индокитая (перспектива направлена на юго-запад с учетом, что север находится справа), (см. карту ЗА).
Обратите внимание, что Индонезия представляет собой огромный архипелаг, включающий в себя шесть главных островов — Борнео на севере, Суматра на западе, Ява и Тимор на юге и Сулавеси с Новой Гвинеей на востоке — и, без преувеличения, тысячи более мелких островов, разбросанных по всему данному региону. Кроме того, можно легко заметить побережье Вьетнама, а острова Хайнань и Формоза находятся на некотором расстоянии от южного и восточного побережья Китая. Теперь обратите внимание, что происходит с этими территориями, когда понижается уровень океана на 150 метров, как это было в разгар последнего ледникового периода (см. карту ЗБ).



Обратите внимание, что вместо островов Индонезии был огромный континент, простирающийся от Индостана до берегов Австралии. Важнее всего то, что новый участок суши обладал обширными плодородными равнинами площадью в десятки тысяч квадратных километров, с могучей рекой Меконг, пересекающей ее прямо посередине, текущей на восток, между современными островами Борнео и Ява, перед самым впадением в воды за пределами Гвинеи. Континент пересекали и другие крупные реки, превращая всю его территорию в тропический рай, примерно 804 километра в ширину и 3200 километров в длину, размером примерно с современную Западную Европу.
Впоследствии, из-за пересыхания Желтого моря и большой части Восточно-Китайского моря, побережье Китая продвинулось более чем на 600 километров. На прибрежных горных хребтах возникли современные острова Хайнань и Формоза (Тайвань) — в то время как в Южно-Китайском и Андаманском морях появились огромные внутренние заливы с узкими выходами в Тихий и Индийский океаны. Филиппины, еще один крупный современный архипелаг, приняли форму отдельного большого острова — размером почти с современный Мадагаскар, и, хотя на данной карте этого не видно, Австралия и Новая Гвинея соединились в один крупный континент, отделенный от материковой Индонезии небольшим морем. Только Япония, которой тоже нет на этой карте, в основном не отличалась от своей сегодняшней формы (единственное исключение состоит в том, что она была соединена с Корейским полуостровом широким, плоским перешейком).
Изменения в Индийском океане были менее заметными, но в какой-то мере все-таки существенными. Сначала посмотрите, как карта Индийского субконтинента выг,тядит сейчас (перспектива направлена с юго-запада на северо-восток в сторону Гималаев), (см. карт}' ЗВ).
Однако в разгар последнего ледникового периода она выглядела скорее как эта (см. карту ЗГ).


Мы опять-таки можем заметить некоторые небольшие, но важные изменения, которые в основном касаются того, что на западе береговая линия Индии находилось тогда на 160 километров дальше от моря, чем сегодня. Обратите также внимание, что современный остров Шри-Ланка был тогда гористым полуостровом на южном побережье Индии, в то время как вереница мелких осгровов, известных сегодня как Мальдивы, была группой довольно крупных, покрытых богатой растительностью островов, далеко протянувшихся в Индийский океан.
Еще более существенным яв;гяется то, что Персидского залива тогда не существовало; на его месте находились широкие
и плодородные дельты рек Тигр и Евфрат (прекрасное место для размещения Эдема из библейской мифологии, если кто-то настаивает на его точном месгонахождении). Кроме того, Красное море было скорее большим вытянутым озером (что, между прочим, делало невозможным морское сообщение со Средиземноморьем), в то время как Черное и Каспийское моря были крупными внутренними озерами с пресной водой.

ПЛОДОРОДНАЯ ЗОНА
Описанная выше новая топография имеет очень большое значение. Во-первых, необходимо понять, что, даже когда на Земле царил ледниковый период, планета не была полностью холодной. Климат на широтах между Тропиком Козерога и Тропиком Рака оставался теплым и, но большей части, тропическим или субтропическим, давая возможность обширным лесам Азии, Южной Америки и Центральной Африки существовать почти так же, как сегодня. Кроме того, Индийский субконтинент был таким же тешшм и покрытым пышной растительностью (включая большинство территории Китая и большие участки Сибири). В то же время климатологи абсолютно уверены, что Северная Африка и Ближний Восток, где теперь господствуют огромные пустыни, 12 тысяч лет тому назад были цветущими саваннами, как нынешние саванны в Кении и Южной Африке.
Несмотря на то, что средняя температура на планете повсеместно была на несколько градусов ниже, эти территории были достаточно теплыми, чтобы обеспечить круглогодичный период роста растений и создать в регионе идеальные условия для произрастания огромного множества сельскохозяйственных культур (к тому же служить средой обитания всех животных, упомянутых в диалогах Платона). Все эго делало Северную Африку, Южную и Центральную Азию и Северную Австралию огромной субтропической зоной, почти 6 тысяч километров в ширину и 19 тысяч километров в длину, которая являлась мировой житницей, способной обеспечить существование населению численностью в несколько миллиардов. Эта карта более точно изображает указанную зону (см. карту ЗД).
В связи с тем, что треть Северной Америки и половина Европы были покрыты толстым слоем льда, большое значение


с точки зрения сельского хозяйства имел маленьким участок к северу от Тропика Рака. В этом отношении регионы к югу ог Тропика Скорпиона имели намного меньшую ценность. Патагония в Южной Америке была холодной, пустынной тундрой, влажные субтропические леса Южной Африки были тогда такими же непроходимыми, как и сейчас, а большая часть Южной и Западной Австралии веками оставалась огромной по территории, пустынной, заброшенной землей. И хотя преимущественная часть Центральной и Южной Америки также соответствовала параметрам субтропической зоны, она по большей части представляла собой огромный труднодосгупный влажный субтропический лес (однако на этих землях все-таки были плодородные сельскохозяйственные зоны).
11оскольку покрытые льдом и подверженные холоду 3 из 7 континентов оказались относительно необитаемыми, этот пояс субтропической и плодородной зоны, с географической точки зрения, являлся единственным реальным местом, где могла процветать высокоразвитая древняя цивилизация. И хотя за пределами этого региона, возможно, существовали колонии или даже целые прогрессивно развивающиеся народы, он мог быть экономическим, сельскохозяйственным, промышленным, политическим и технологическим центром всей планеты — подобно тому, что представляют собой сегодня Северная Америка, Западная Европа и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Развитая цивилизация просго не могла бы возникнуть где-либо еще, так как параметры для ее существования определены самой природой.

СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП ПОИСКА
Теперь, когда мы можем определить идеальное место для нашего пропавшего континента, куда двигаться дальше? Все, что мы в итоге сделали, это показали, что на том месте, где сегодня в основном находятся мелкие моря и архипелаги, 12 миллионов лет тому назад существовал огромный континент, но это само по себе не доказывает, что на нем когда-то существовала крупная цивилизация. Если 12 тысяч лет тому назад Homo sapiens были не более чем примитивными охотниками-собирателями, то не имеет особого значения, находилась ли большая часть Индонезии над водой или под ней. Так или иначе, цивилизация должна была каким-то образом пустить здесь корни, иначе наша дискуссия не имеет смысла.
Вот куда в дальнейшем будет направлен наш поиск. Мы должны детально изучить вопрос, возможно ли, по крайней мере, теоретически, что цивилизация — как сообщает современная наука, и это является сравнительно недавним нововведением — появилась намного раньше, чем мы себе представляем. Однако, чтобы сделать это, мы прежде всего должны изучить процесс возникновения цивилизации. Другими словами, надо понять, что заставило наших далеких предков отказаться от жизни на природе и по собственному желанию создать общественный строй, а затем и могучую цивилизацию, подобную нашей. Эта история такая же интересная, как сам по себе поиск Атлантиды, и ее необходимо рассказать, если мы все-таки хотим найги искомое место


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 29 июн 2012, 16:48 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 4
Возникновение цивилизации
Антропологи и археолога в основном согласны, что наша цивилизация впервые возникла на Ближнем Востоке 7 или 8 тысяч лет тому назад и затем распространилась по всей Азии, Африке и, наконец, в Европу и обе Америки. Такой была и остается ортодоксальная точка зрения, и, несмотря на то, что подробности этого возникновения продолжают уточняться и обсуждаться, это кажется наст олько у твердившимся фактом, насколько возможно в ист ории.
А что, если это предположение все-таки ошибочно?
И хотя кажется абсурдным предполагать обратное, могла ведь наука упустить что-то? В то время как никто не спорит, что можно найти следы возникновения современной цивилизации на Ближнем Востоке, доказывает ли сам по себе этот факт, что это был единственный случай на нашей планете? Другими словами, могла ли цивилизация пройти этот путь раньше, не оставив о себе никаких записей, или подобное мнение явно находится за рамками возможного?
Наука, в худшем своем проявлении, является жесгкой системой, не желающей рассматривать что-либо вне сферы влияния устоявшихся общепринятых взглядов, что приводит к застою в познании и гасит искру научного поиска. В своем лучшем проявлении, когда она готова признать, что в мире существует много нового, наука может быть путеводной звездой прогресса.
Что, если бы наука была согласна, именно в этот раз, преодолеть религиозные преграды и решиться рассмотреть возможность того, что цивилизация является повторяющимся феноменом, а не единовременным явлением? Что, если, как предполагают работы Платона и многочисленные мифы о потопе, наша цивилизация является не первой, достигшей вершин ставы и могущества, а лишь самой последней, сделавшей это? Мы живем в мире чудес и тайн, который ждет от нас того, чтобы мы взглянули на вещи по-новому. Не окажется ли легенда об Атлантиде постедним приглашением сделать это?
Таким образом, следующим этапом поиска Атлантиды является выяснение, существует ли, по крайней мере, гипотетическая возможность того, что человечество могло создать развитую цивилизацию в далеком, доисторическом прошлом. Для того чтобы сделать это, прежде всего необходимо понять, как вообще возникает цивилизация, а для этого мы должны добавить к миру археологии, антропологии и океанографии совершенно не похожую на них науку. Настало время обратиться к науке о человеческой природе, которую мы называем социологией, чтобы посмотреть, была ли человеческая способность создавать сообщества присуща первобытным людям, или нам удалось обрести ее за тысячи лет эволюции. В сущности, мы должны сделать не что иное, как исследовать вопрос, почему мы вообще стали цивилизованными.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА
Фактически процесс, во время которого Homo sapiens перешел от кочевой жизни лесных охотников к оседлому существованию и созданию сообществ, остается невыясненным. Мы точно не знаем, когда или как все это началось, но в какой-то момент в далеком прошлом люди заметили, что семена, упавшие на землю, имеют тенденцию давать побеги и расти. Сначала это казалось очень странным, но из-за того, что люди продолжали вести борьбу за пропитание, чтобы кормить свои семьи, до сознания некоторых из них дошло, что, определив, из каких семян получаются съедобные растения, имело смысл их выращивать и, в итоге, получать пользу. В первое время это могло быть лишь способом пополнения их скудного рациона питания, особенно в тех районах, где было мало дичи, но скоро фрукты, овощи и зерно, собранные людьми, стали основными продуктами питания, а мясо лишь время от времени дополняло рацион. В конце концов, когда люди поняли, что самим выращивать продукты питания намного практичнее (если не всегда легче), чем собирать их или охотиться, Homo sapiens перестал кочевать и, занявшись сельским хозяйством — основой цивилизации, — появился на свет.
Такое резкое изменение образа жизни повлекло за собой возникновение и других вещей. Примерно в это же время люди открыли, что съедобные растения могут быть выращены всего лишь из семян. Кроме того, они поняли, что некоторых из наиболее послушных животных лесов и саванн можно ловить, вмесго того чтобы сразу убивать, и оставлять в живых, пока не понадобится пища. Позднее, когда люди убедились, что эти животные могут давать потомство и увеличивать запасы мяса, еще одним занятием бывших охотников стало животноводство, которое предлагало альтернативу тому, чтобы все дни напролет охотип,ся на неуловимую, быстро передвигающуюся дичь или добывать ягоды и коренья. Теперь у них всегда под рукой было мясо, а также овощи и фрукты.
Между двумя этими открытиями — что растения появляются из семян, а некоторых животных можно одомашнивать — люди приобрели способность обеспечивать потребности в питании по своему усмотрению, положив конец кочевому существованию. Это не г арантировало легкой жизни — занятие сельским хозяйством является тяжелым трудом — но улучшило короткую и полную жестокости жизнь охотников/собирателей [20].
Новые способы добычи пищи не только сделали оседлого человека из кочующего охотника, но и оказали глубокое влияние на все общество. Теперь, когда люди имели возможность обеспечивать свои нужды, не занимаясь охотой, необходимость перемещения в новые месга для охоты пропала, позволяя людям проживать более гиги менее постоянно на одной территории. И хотя некоторые решили остаться охотниками, добывая пропитание с помощью ловкости и сноровки, большинство предпочло осесгь и обеспечивать себе пропитание, обрабатывая почву или з аним ая сь жив отно в о д ств о м.
Но даже для тех, кто продолжил заниматься охотой, ситуация изменилась. Они вскоре поняли, что для того, чтобы выжить, им нужны фермеры и пастухи, точно так же как и тем были нужны охотники. Когда охота была неудачной, охотники могли обратиться к фермерам, чтобы покрыть свои потери, в то время как фермеры могли зависеть от охотников или пастухов, чтобы иметь пропитание в периоды засухи. Охотники могли разнообразить свой рацион, выменивая за шкуры хлеб у фермеров; а фермеры, в свою очередь, могли приобретать мясо и молоко у пастухов. Таким образом, в то время сложилась стихийная интеграция трех специальностей, в каждой из которых люди находили способы удовлетворять нужды других, улучшая тем самым собственные условия существования.

ПОЯВЛЕНИЕ РЕМЕСЛЕННИКА
Конечно, это еще не конец прогресса, так как существует огромная разница между появлением нескольких примитивных сельскохозяйственных сообществ и вполне развитой цивилизации. Для цивилизации необходимо наличие разных уровней развития и социальной неоднородности, и это было восполнено тем, что в антропологии известно как ремесленник.
Когда фермеры, пастухи и охотники (вкупе с рыбаками в большинстве районов) интегрировали свои возможности, стало понятно, что кто-то должен выполнять и другие необходимые функции. Фермерам были нужны хранилища для урожая, пастухам — заборы, чтобы их стада не разбегались, рыбакам требовались лодки и сети, а охотникам — более качественное и эффективное оружие. Всем были нужны дома и, что важнее всего, средства обмена товарами. И если в первое время они могли обеспечивать себя всем этим самостоятельно, то позднее поняли, что потребности не соответствуют их способностям, и требуются другие специалисты для предоставления определенных услуг, которыми они больше были не состоянии себя обеспечивать.
Так появились строители, ремесленники, кузнецы, каменщики и, наконец, купцы, которые поддерживали работу социально- экономического механизма не только с помощью обеспечения охотников, фермеров и пастухов необходимыми инструментами, но и обеспечивая доступность их товаров для каждого (разумеется, за определенную стоимость). В дальнейшем, когда фермеры, охотники, рыбаки и пастухи осознали, что, создавая сообщества, они могли лучше защищать себя и свой товар от завистливых соседей, а также создавать более благоприятные условия для ведения торговли, стали появляться деревни. Этим деревням, естественно, потребовалась охрана от внешних врагов, а также некая форма центрального руководства и управления всем этим, поэтому вскоре появились профессиональные военные и правящий класс. Вскоре деревни стали перерастать в города, города объединялись, и возникали национальные государства, и в итоге начала расцветать цивилизация.
Важным здесь является то, что мы увидели, как одно изменение естественно и неуклонно влечет за собой следующее, которое, в свою очередь, приводит к дальнейшему нововведению, требующему дополнительной специализации. Например, рыбаку нужна лодка, но у него нет ни соответствующих умений и навыков, ни материалов, чтобы самому ее построить, поэтому он обращается за помощью к местному строителю лодок. Строителю лодок, в свою очередь, требуются инструменты и материалы, поэтому он обращается к кузнецу, чтобы сделать инструмент, и поручает деревенскому дровосеку (еще один ремесленник) срубить и обтесать деревья, чтобы у него было сырье для строительства его лодки. Кузнецу, конечно, тоже требуется сырье для изготовления инструментов, нужных строителю лодок (а также дровосеку, чтобы валить деревья). Поэтому он идет к рудокопам, чтобы добыть из земли руду, которая обеспечит его основными металлами, нужными для создания инструментов (и даже тогда кузнецу потребуется кто-то для изобретения соответствующих инструментов, чтобы он понял, что должен делать). Таким образом, все взаимодействовало и переплеталось в единый и неотвратимый процесс, который мы позднее назвали цивилизацией.
Я не подразумеваю, что этот процесс был скорым. На самом деле, превращение лесного охотника/собирателя в фермера длилось много столетий, с последующим появлением продавцов услуг, что заняло еще больше времени (и только тогда, когда появилась необходимость действовать). 11о большей части этот прогресс оказался неизбежным и самостоятельным; после того как было сделано первое простое открытие, что семена, посаженные и давшие ростки, будут предоставлять вполне надежный источник питания, стало неизбежным разделения труда и появление цивилизации.

ВОПРОС «ПОЧЕМУ?»
Конечно, все это объясняет, что произошло, но не объясняет, почему Homo sapiens потребовалось более 9 тысяч лет, чтобы заметить, что съедобные растения получаются из семян — процесс абсолютно очевидный даже самому случайному наблюдателю — и начать процесс формирования цивилизации, неизбежно следующий за этим. Мог ли на самом деле процесс основного наблюдения и направления человечества по пути цивилизации продлиться так долго?
Возможно, для этого действительно потребовалось так много времени — по причинам, о которых мы можем только догадываться, — но тогда возникает вопрос, почему человечество вообще оказалось способным на такие вещи. Слоны, например, не достигли подобных результатов в создании городов-государств, несмотря на миллионы лет эволюции. Дельфины, пожалуй, самые умные животные на планете после людей, аналогичным образом не проявили признаков прогресса в сторону даже более совершенных уровней общения или создания социальной структуры. Почему тогда люди должны быть единственным животным, способным отказаться от своего традиционного, естественного образа жизни — в качестве охот- ника-собирателя — чтобы жить в домах из глиняного кирпича и обрабатывать землю по 18 часов в день?
И все же это именно то, что сделало человечество, демонстрируя, что из всех животных на планете мы являемся единственными, захотевшими и сумевшими глобально изменить свою жизнь — если, фактически, не саму свою сущность — за сравнительно короткий промежуток времени. Но была ли эта способность изменить нашу основную сущность лишь следствием увеличенного объема мозга, данного нам вместе с чувствами и самосознанием — а еще способами и стимулом — или чем-то другим? Другими словами, что побудило древних людей искоренить свою сграсть к перемене мест и осесть на густо населенных землях, и, что еще более важно, почему потребовалось так много времени, чтобы им подойти к этому?
Рассмотрим вопрос с точки зрения логики. Наука сообщает нам, что современный человек возник около 100 тысяч лет тому назад. Она также говорит, что но объему черепа и наличию процесса мышления древний человек не отличался от современного Homo sapiens (фактически он и был современным Homo sapiens). Из этого следует, что самые первые современные люди не должны были быть умнее или, ести уж на то пошло, глупее, чем мы. В связи с этим, нет неопровержимых доводов, что древние люди не должны были иметь такую же способность к абстрактному и творческому мышлению, как их современные собратья, и такую же способность к изобретению счетов, колеса, огня или компьютера, какую они имеют сейчас. В сущности, если согласиться с предположением, что древний Homo sapiens имел такие же функции мозга, как его собратья, по какой причине мы тогда думаем, что он не мог или не стал использовать эти навыки мышления для того, чтобы выйти из джунглей намного раньше, чем это в итоге сделал? Даже если он в начале руководствовался только силой своего собственного дедуктивного мышления и навыками наблюдения, разве это меньше того, с чего начали наши далекие предки, когда они приступили к организации сообществ 7 тысяч лет тому назад? Не могло ли нас ослепить своего рода интеллектуальное самомнение, из-за которого мы отказываемся признавать, что наши далекие предки были такими же умными, какими мы считаем себя?
Конечно, эго не доказывает, что цивилизации возникли в далеком прошлом спонтанно, но это говорит о том, что не существует какой-либо логической причины, почему они не могли или, главное, почему они не должны были это сделать. В конце концов, способность заметить, что растения появляются из семян, должна была возникнуть так же давно — если не раньше — как более абстрактное обнаружение огня, в чем же тогда проблема? С другой точки зрения, что могло препятствовать Homo sapiens превзойти его первоначальную историческую роль охотника/собирателя, которую он исполнял до сравнительно недавнего времени?
Проблема, к тому же, осложняется не только вопросом, почему потребовалось так много времени, чтобы возникла цивилизация, но и почему она самостоятельно появилась у разных, рассредоточенных по миру культур. Традиционный взгляд на то, что цивилизация первоначально возникла в Месопотамии и стала распространяться дальше, больше не считается бесспорным, особенно посте того, как современные открытия доказали, что цивилизация является глобальным, а не региональным явлением. Несмотря на то, что цивилизация могла впервые развиться в Месопотамии (насколько нам известно), нет доказательств того, что она послужила причиной возникновения более поздних цивилизаций в Китае, Египте или Америках. На самом деле происходит совершенно противоположное: появляются доказательства того, что города-государства возникали самостоятельно в различных местах и в разное время, независимо друг от друга, и развивались независимо от какого-либо влияния.
Итак, что же постужило началом всей этой «цивилизованности» примерно 7 тысяч лет тому назад? Что все-таки случилось за 5 тысяч лет до н. э., что побудило человека стать цивилизованным после почти 100 веков явного безразличия и примитивного невежества?

КОСМИЧЕСКАЯ ГИПОТЕЗА
Одно из выдвинутых кем-то объяснений предполагает, что причина, по которой этот процесс занял так много времени, заключалась в том, что человечество было не способно само подтолкнуть себя к началу действий, и поэтому требовалось некое внешнее воздействие, чтобы запустить механизм изменений. Кроме того, было высказано мнение, что этот недостающий компонент — «искра», которая требовалась примитивному человеку для начала процесса цивилизации — был предоставлен инопланетянами, посетившими когда-то в далеком прошлом нашу планету. Эта точка зрения впервые обрела популярность в бестселлере Эриха фон Деникена «Колесницы богов», вышедшем в 1968 году, и с тех пор постоянно присутствует во многих произведениях, посвященных Атлантиде.
Теория в основном крутится вокруг предположения, что пришельцы из космоса либо генетически усовершенствовали развитых приматов сотни тысяч лет тому назад, чтобы создать современного человека, либо они просто ускорили естественную эволюцию человека, познакомив его с высокоразвитой технологией, тем самым, дав резкий старт появлению цивилизации. Однако, если это возможно — или, как сказали бы некоторые, правдоподобно — что в прошлом человечество посещали космические пришельцы, это объяснение вряд ли покажется заслуживающим доверия и не требующим доказательств и, фактически, может создать больше проблем, чем решить. Допустим, что развитые неземные культуры были готовы — и получили одобрение других космических наций [21] — к подобному существенному вмешательству в человеческую эволюцию. Тогда возникает вопрос, как они смогли заставить простых лесных обитателей принять участие в процессе становления цивилизации, если те были недостаточно умны, чтобы самим догадаться, как создать цивилизацию. Это кажется таким же неправдоподобным, как заставить шимпанзе учиться играть на гитаре.
Принимая во внимание то, что древнейшего Homo sapiens каким-то образом побудили стать «цивилизованными», мы сталкиваемся со второй проблемой. В связи с тем, что многие земные цивилизации возникли самостоятельно, не вступая в контакт друг с другом (по крайней мере, до тех пор, пока не достигли определенного уровня развития), мы должны были бы задаться вопросом, почему эта космические пришельцы решили несколько раз повторить один и тот же процесс с разными народами, вместо того чтобы создать одну цивилизацию, в которую влились бы все остальные «примитивные» народы и культуры. Это, но меньшей мере, было бы намного проще и быстрее — познакомить всех живущих на Земле с цивилизацией и получить дополнительное преимущество в виде возможности избежать многих трудностей (таких как битва за ресурсы, землю, власть и гак далее), характерных для конкурирующих обществ в замкнутом пространстве. Неужели высокоразвитые космические пришельцы не могли найти .тучшего способа, или, возможно, они получали удовольствие от многочисленных неизбежных войн и конфликтов, явившихся результатом их «экспериментов»?
Теория о генетическом усовершенствовании человека имеет свои проблемы. Одной из самых серьезных является ее конфликт с теорией эволюции. Прогрессивное развитие приматов довольно четко можно увидеть в палеонтологической летописи, логически превращая любые отрывистые сведения о «высших приматах» в легко различимую структуру; однако никакого особого скачка в их развитии пока замечено не было. Насколько известно науке, за сотни тысяч лет Homo sapiens естественным путем выделился из древнейших развитых приматов, поэтому гипотеза о генетической манипуляции является спорной и полностью бесполезной для того, чтобы понять, как люди впервые овладели идеей о цивилизации.
В связи с этим, до тех пор, пока не появится доказательство участия внешних воздействий, мы будем исходить из предположения, что человеческие существа сами, без посторонней помощи способны «дать старт» цивилизации, и, кроме того, эта способность действительно им присуща. И вопрос состоит не в том, как эта врожденная способность проявилась, а скорее в том, когда это произошло. Здесь опять вступает в действие история об Атлантиде.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 01 июл 2012, 15:11 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 5

Расцвет и падение — и снова расцвет — цивилизации

Важный тезис этой книги: если цивилизация была способна возникнуть 7 тысяч лет тому назад, то с таким же успехом она могла возникнуть и 12, и 30, и даже 70 тысяч лет тому назад. Кроме того, я убежден в следующем. Раз мифология об Атлантиде — вкупе с многочисленными мифами о потопе, известными в большинстве культур, — возникла и сохранилась, такая цивилизация не только появилась намного раньше, чем считает современная наука, но и представляла собой намного больше, чем скопление примитивных, относящихся к эпохе палеолита, сельскохозяйственных сообществ или первобытных национальных государств. Раннее, примитивное общество или даже государство бронзового века, сопоставимое с Древней Грецией или Римской империей, не производило впечатления, необходимого для того, чтобы войти в мифологию. Это было под силу только действительно совершенному, высокоразвитому и глобальному обществу, которое чем-то похоже на наше.
Но как такое возможно? Даже если мы могли бы допустить вероятность существования относительно развитых обществ на десятки тысяч лет раньше, чем цивилизация в Месопотамии, как мы попадем из примитивных городов-государств в совершенное глобальное общество? Для этого потребуется нечто большее. Наряду с сельскохозяйственной революцией была необходима еще и технологическая. Именно в этом камень преткновения, так как считается, что технология является сравнительно недавним новшеством, по крайней мере, согласно современному здравому смыслу. I Іоэтому, если не считать справедливым, что люди тысячи лет тому назад были так же способны создавать развитые технологии, как и сегодня, моя гипотеза действительно не имеет права на существование. До того как могут появиться данные в пользу развития древней технологии, в первую очередь необходимо уделить время, что
бы выяснить, что такое технология, как она появилась, и что заставило людей развить ее до тех высочайших уровней, до которых она выросла к сегодняшнему дню.
Коротко говоря, технология является способностью добывать исходные элементы и таким образом изменять или приспосабливать их, что они становятся пригодными для использования. Исходя из этого, технология в той или иной форме существовала всегда, с тех пор как на планете жили люди. Например, с самого начала охотникам были нужны стрелы и копья, чтобы обеспечивать себе пропитание — а также защиту, — поэтому появились такие члены племени, которые могли производить инструменты, необходимые для выживания клана.
Движимая потребностью иметь улучшенные орудия труда и оружие, без которых выживание было не только более сложным, но и в некоторых случаях практически невозможным, технология стала важным результатом человеческого стремления выжить. Но что заставило технологию сделать скачок в развитии, который произошел за несколько последних столетий? В древнейших культурах движущей силой, конечно, была потребность, но когда основные технологические потребности были удовлетворены, что побуждало людей улучшать основные орудия труда и, таким образом, произвести промышленную рев О ЛЮ цию со в рем енно сти ?
Две вещи помимо потребности способствуют развитию технологии. Первой из них является самозащита, а второй — выгода. В первом случае основное человеческое желание защитить себя, племя и свое имущество заставляло людей производить новое и усовершенствованное оружие. В силу этого, дубинка уступила место копью, лук и стрелы — арбалету, и, наконец, на смену мушкету пришла многозарядная винтовка. Не случайно военное время зачастую является периодом мощного и устойчивого технологического прогресса, так как народы стремятся найти все лучшие и более эффективные способы защиты от многочисленных предполагаемых врагов.
Другой мотивацией, движущей вперед технологический прогресс, яв,ляется выгода, которая, в свою очередь, усиливается естественным человеческим желанием улучшить свое положение в жизни [22]. Если кто-то имеет то, что другие хотят и не могут легко д:ш себя сделать (именно здесь вступает в дело умный предприниматель/изобретатель, который, несомненно, существует в любом обществе), технологический прогресс может наступить быстро. Особенно в виде конкуренции таким же усилиям клиента, направленным на то, чтобы изобретатель и купец производили только высококачественные и полезные товары. Это делалось не только с целыо собственного обогащения, но и для обеспечения средств к существованию, а потребность обеспечить средства к существованию (что, несомненно, считается еще одной более изысканной формой потребности выжить) является мощным инстинктом. Другими словами, в то время как самая ранняя технология была обусловлена непосредственной потребностью человеческого рода выжить, более поздняя технология представляла собой способы, позволяющие человек)' улучшить свои жизненные условия. Подобно тому, как цивилизация является побочным продуктом сельского хозяйства, так и развитая технология является естественным побочным продуктом цивилизации. Фактически, это две стороны одной медали.
Однако совсем недостаточно иметь потребность, желание и способность, чтобы создать развитую технологию. Необходимо иметь еще соответствующее окружение, которое способствует ее созданию. Способность изобретателя существенно влиять на общество во многом зависит ог свободной рыночной экономики, в рамках которой осуществляется деятельность и без которой развитие технологии, по крайней мере, некоторые ее стороны, может оказаться загнанным в угол.
Наверное, нет ни одной страны, которая могла бы послужить лучшим примером этого, чем бывший Советский Союз. Это была мировая сверхдержава, которая направляла огромное количество своих природных ресурсов на разработку и усовершенствование и без того современного вооружения, но не могла произвести хорошую стиральную машину. Ее централизованная социалистическая экономика не допускала личную продажу товаров народного потребления и продуктов (поскольку теоретически все принадлежало государству), поэтому стимул развивать производство этих товаров и невоенные технологии фактически отсутствовал. В результате эта страна обладала одними из самых передовых в мире вооруженными силами и даже разработ ала надежную программу пилотируемых полетов в космос, но в отношении невоенной технологии и доступности товаров народного потребления занимала лишь третье место в мире. Без возможности получения выгоды технологический прогресс часто отмирает.
Поэтому любая цивилизация, имеющая относительно свободную рыночную экономику, способна развивать технологический прогресс. Кроме того, в связи с тем, что технологии развиваются в сторону усложнения, скорость, с которой они развиваются, растет но экспоненте. Чем значительнее прогресс, тем быстрее он движется — феномен, который можно легко пронаблюдать в истории. Например, потребовалось 5 тысяч лет, чтобы на смену элементарной деревянной повозке пришел первый автомобиль, но д;гя того, чтобы пересесть из первого аэроплана в космический корабль понадобилось всего каких-то 7 5 лет. Развитие технологии может начинаться медленно, но оно быстро набирает обороты, когда джина выпускают из бутылки.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ДРЕВНЕЙ ГЕНИАЛЬНОСТИ
Тем не менее, даже если технология является побочным продуктом цивилизации, это не дает ответа на вопрос, почему современной цивилизации потребовалось гак много времени для достижения сегодняшнего уровня развития технологии. В конце концов, человеческая цивилизация существует тысячи лет, а изобретение телефона, электрической лампочки и телевидения произошло сравнительно недавно. В связи с этим, даже если доисторический человек был способен создать цивилизацию десятки тысяч лег тому назад, по какой причине мы должны считать, что эта цивилизация была очень развитой, по крайней мере, в отношении технологии?
Чтобы ответить на этот вопрос, прежде всего необходимо немного отвлечься, чтобы продемонстрировать, что традиционное мнение о том, что развитая технология относится к недавним достижениям, а древний человек был недостаточно умен, чтобы создать необходимые механизмы, не соответствует действительности. Существуют доказательства, что древние люди имели неожиданно высокую степень развития технологии за много веков до современной промышленной революции. На самом деле даже предполагалось, что многие из величайших изобретений последних столетий были вовсе не новыми, а лишь воспроизведением давно утраченных технологий. Несмотря на то, что современной науке могут не понравиться эти археологические находки, поскольку они способны изменить современную ортодоксальную систему взглядов, они, тем не менее, служат доказательством, что древние люди могли оказаться гораздо более способными, чтобы создать развитую технологию, чем мы можем себе представить. Для доказательства этого должно быть достаточно всего двух примеров из многих, найденных археологами.

АККУМУЛЯТОР ИЗ БАГДАДА И ГРЕЧЕСКИЙ КОМПЬЮТЕР
В 1938 году австрийский археолог доктор Вильгельм Кениг занимался тщательным исследованием фундамента Багдадского археологического музея и наткнулся на необычный глиняный горшок двухтысячелетней давносги, 15 сантиметров в высоту, с медным цилиндром, проходящим через его середину. В начале доктор Кениг не совсем понял, что означал этот странный предмет, но — имея образование в области инженерной механики — вскоре догадался, что то, что он держал в своей руке, было ничем иным как древним электрическим аккумулятором [23]! Для чего использовался аккумулятор (скорее всего, для электролитического покрытия), и где парфянские персы получили знания для изготовления такого прибора, остается тайной, но тот факт, что основные принципы электричества были понятны и использовались древними предками современных иранцев, не вызывает сомнений и остается сегодня такой же загадкой, как ив 1938 году.
Еще одним наглядным примером является интересный прибор, найденный ловцами губок неподалеку от маленького греческого острова Антикифера в 1900 году. Обнаружив затонувшее древнеримское судно, ныряльщики подняли наверх вместе с несколькими мраморными статуями и другими ценными предметами времен Юлия Цезаря небольшую коробку из окислившейся бронзы, внутри которой находилось металлическое устройство, похожее на то, которое можно увидеть в современных часах. Поскольку современные механические часы не были изобретены до 1500-х годов, этот прибор представлял загадку для археологов, которую не могли разгадать стедующие полвека.
к*
Однако в 1970-х годах профессор Йельского университета доктор Дерек де Солла Прайс, почти два десятилетия изучавший прибор, найденный у острова Антикифера, смог просветить его рентгеновскими лучами, чтобы узнать, какие еще механизмы были размещены в его украшенной кораллами обшивке. После внимательного и тщательного исследования выяснилось, что прибор был ничем иным, как астрономическим компьютером, способным с удивительной точностью высчитывать годовое движение Солнца и Луны. Он имел такое тонкое искусное исполнение и такую степень точности, которых невозможно было добиться до начала XIX века, и все-таки этому механическому прибору было более двух тысяч лет. Это позволило доктору де Солла 11райсу доказать, что древние люди владели высокой степенью развития механики и математики на тысячи лет раньше, чем предполагалось.
Разумеется, при этом возникает вопрос: если две тысячи лет тому назад люди были способны создавать аккумуляторы и астрономические компьютеры необыкновенной точности и изысканности, почему мы можем быть так уверены, что люди 12 тысяч — или 60 тысяч лет тому назад, если на то пошло, — не имели подобных способностей?
Итак, мы обнаруживаем себя на том же месте, откуда начали. Если не существует причин того, что древний Homo sapiens не мог быть цивилизован намного раньше, чем допускает современная наука, то не существует и очевидной причины, чтобы такая цивилизация не могла создать развитую технологию. Значит, люди на протяжении прошлых 100 тысяч лет могли периодически создавать развитые цивилизации, так как нет рационального объяснения того, что они не могли этого сделать. Конечно, это не доказывает, что они это делали, но приводит к мысли, что нет ничего, что делало бы это предположение невозможным. Совершенно очевидно, сам факт существования этих предметов определенно подтверждает такую возможность и должен заставить мыслящего человека хотя бы рассмотреть эту идею.

ЭВОЛЮЦИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Чтобы конкретизировать мою теорию, необходимо ближе познакомиться с тем, как цивилизация и технологии, которые формируют и характеризуют ее, развивались, переходя от самого примитивного уровня сложности к более высоким уровням развития. С этой целью я составил следующую таблиц)' (см. таблицу 5А), которая делает попытку вкратце показать — некоторые могли бы сказать в излишне упрощенной форме — как цивилизации и технологии, которые они создавали, прогрессируют от очень простых, примитивных стадий до более развитых уровней.

Таблица БА
Технологические стадии развития

Технологический уровень/ соответствующая земная эра Главные изобретения/ открытия Развитие медицины/ науки
СТАДИЯ 1 Первобытная эра До 3000 лет до н. э. Огонь, колесо, язык, лодка, производство и обработка металла, гончарное дело, каменные орудия труда Простейшая медицина, главным образом гомеопатия. Основная наука — астрология
СТАДИЯ II Развитая первобытная эра 3000 лет до н. э- 1400 год н. э. Сельское хозяйство, ткани, письменность, архитектура, порох, лебедка, использование силы ветра Медицина по-прежнему не развита, главным образом гомеопатия. Математика/зачатки астрономии
СТАДИЯ III Доиндустриальная эпоха 1400-1790 гг. Печатный пресс, телескоп, часы, пушка/мушкет, секстант, большой лук Первая настоящая медицинская наука. Начало формирования наук о Земле. Натурализм впервые становится наукой
СТАДИЯ IV Ранняя индустриальная эпоха 1790-1880 гг. Паровая энергия, локомотив, телеграф, телефон, ружье/патрон, динамит, фотография, микроскоп Появление современной медицинской науки/знакомство с теорией о микроорганизмах. Совершенствование наук о Земле. Знакомство с дарвинизмом
СТАДИЯ V Поздняя индустриальная эпоха 1880-1990 гг. Двигатель внутреннего сгорания (включает дизельный двигатель), самолет, электричество, радио, телевидение, реактивный двигатель, лазер, ракета, ядерная энергия/вооружение, компьютеры Существенное продвижение медицинской научной технологии. Расцвет естественных наук. Появление квантовой физики. Начало космической эры
СТАДИЯ VI Технологический уровень 1 1990-примерно2100 гг. Первые компьютеры, первые роботы, искусственный интеллект, технология альтернативной энергии, евгеника Продвижение медицинской научной технологии. Распространение межпланетных космических полетов. Клонирование человека/появление генетики
СТАДИЯ VII Технологический уровень 2 примерно 2100-? Высокотехнологичные роботы/ человекоподобные роботы, космические «звездные прогулки», разрушающее планету оружие, антигравитационная технология Продвижение медицинской научной технологии. Распространение межзвездных космических полетов. Срок жизни человека продлен до 200 и более лет
СТАДИЯ VIII Технологический уровень 3 Интеграция технологии и природного мира. Способность управлять материей и энергией Технологическая/гомеопатическая. Срок жизни продлен до 500 лет и более. Болезни ликвидированы. Развиваются парапсихологические способности

Основной тип правления/ религия Разрушительный потенциал — для природы Разрушительный потенциал — для человека/общества
Племенной строй, кланы охотников/ собирателей под руководством вождей племени и старейшин. Анимистические/ племенные боги Низкий Низкий
Военизированные национальные государства под руководством короля-воина. Возникает много различных религий Низкий Низкий
Колониальные империи под руководством наследственных монархов. Возникает единобожие как главенствующая система религиозных взглядов От низкого до среднего Низкий
В основном авторитарные режимы, кое- где демократия. Единобожие на Западе, многобожие на Востоке Средний От низкого до среднего
На смену большинству авторитарных режимов пришла демократия. Первые попытки объединения различных религий Высоий Высокий
Подготовка к созданию единого мирового правительства. Преобладание духовности и «альтернативных» религий Высший Высший
Единое мировое правительство. Преобладание духовности и «альтернативных» религий Высший Высший
Духовно развитое общество не нуждается в правительстве. Утопический мир Низкий Низкий

Для ясности я разделил весь процесс на 8 различных стадий. Каждой из них соответствует список наиболее важных изобретений/открытий, уровень развития медицины/науки, основная структура правительства и система духовных взглядов, а также потенциал для разрушения себя и нанесения вреда природе [24]. Конечно, некоторые из этих стадий по необходимости выбраны произвольно — например, есть существенная разница в технологии начала и конца XIX века, — но они должны восприниматься как общие технологические стандарты продвижения вперед.
Кроме того, я включил приблизительные данные о том, какой период каждая стадия занимала относительно истории Земли, как своего рода исторические вехи, предназначенные исключительно для того, чтобы обозначить некоторую систему ориентиров. Разумеется, даты, которые я закрепил за каждой стадией, являются несколько произвольными, но для наших целей они достаточно близки к действительности. Помимо этого, надо обратить внимание, что эти стадии обозначают дальнейший предел развития, который отдельная технология прошла за конкретный период времени и который не может соответствовать всем обществам. Например, некоторые индустриально развитые страны в настоящее время находятся на шестой стадии развития технологии, в то время как другие, менее индустриализированные, до сих пор действуют в условиях пятой стадии (несколько развивающихся стран третьего мира не достигли даже этого уровня). Более того, в большинстве удаленных частей планеты некоторые примитивные культуры — те, кого мы обычно называем людьми каменного века, — могут все еще существовать на уровне первой стадии (хотя такое встречается все реже, так как цивилизация дошла уже до каждого уголка земного шара). Таким образом, надо понять, что эти уровни должны применяться только к наиболее развитым обществам, существующим в особый период времени, а не ко всем обществам на планете.
Что касается изобретений и открытий, которые я причислил к каждой стадии, то они представляют собой лишь примеры наиболее важных механизмов, появившихся в ту эпоху, а никоим образом не исчерпывающий список. Обратите также внимание на то, что некоторые даты, отделяющие одну стадию от другой, являются необычными. Например, пятую и шестую стадии разделяет 1990 год, что может удивить тех, кто предел авлял, что изобретение атомной бомбы в 1945 году было бы более привычной вехой. Однако 1990 год был приблизительно тем временем, плюс-минус несколько лет, когда персональный компьютер стал поистине реальным и доступным и превратился в главную опору технологии, Интернет полностью изменил способ общения с миром, а в Восточной Европе и России рухнул коммунистический режим. В связи с тем, что эти три события оказали гораздо большее воздействие на общество, чем изобретение атомной энергии (которое имеет лишь ограниченное влияние на нашу повседневную жизнь), я выбрал 1990 год в качестве разделяющей линии, а не более традиционную раннюю дату. Кроме того, поскольку — согласно моей таблице — мы в насгоящее время существуем в условиях начала шестой стадии, большинство из того, что я включил в две высшие стадии в виде изобретений, медицинских/научных достижений и правительственных/религиозных органов, можно считать ориентировочным. Просто они являются моим наиболее вероятным предположением, основанным на интуиции и воображении, и должны восприниматься именно так.
Некоторые могут спросить, почему я включил в таблицу колонку, касающуюся правительственных органов и религиозных взглядов, если отправным пунктом является развитие технологии. Я сделал это, чтобы показать, как нравственные и религиозные взгляды народа являются инст рументом для формирования его правительства и, если уж на то пошло, технологии этого общества. Например, люди на второй стадии часто поклоняются могущественным богам племени, и в результате их обществом обычно руководят короли-воины, которые, в свою очередь, диктуют обществу технологические требования. Чем более развиты духовные взгляды общества, тем более просвещенным будет правительство, представляющее это общество, и тем значительнее становится его влияние на технологию. Этот факт является если не абсолютно, то в большинстве случаев справедливым.
И хотя милитаризованные общества временами также демонстрировали чрезвычайный технологический прогресс за сравнительно короткий период времени (такие как Римская империя или нацистская Германия в 1930-х и 1940-х годах), это быстрое развитие обычно нацелено исключительно на технологии, имеющие военную область применения. Я рассматриваю технологический прогресс гораздо шире, считая, что более масштабный технологический прогресс создается в условиях демократических режимов, а не в рамках ограничивающих авторитарных систем. В результате уровень развития технологии в обществе часто отражает уровень его духовности, и наоборот.
И, наконец, я включил оценку разрушительного потенциала для окружающей среды и общества, которая указывает на возрастание уровня опасности, обусловленное повышением уровня развития технологии. Поскольку большинство из этого предназначено, чтобы доказать положение, которое более подробно будет обсуждаться в книге позднее, оценка опасности нацелена на то, чтобы измерить потенциал каждой стадии с точки зрения ее способности к разрушению как окружающей среды, так и самого общества (эти уровни отмечены серым цветом). Заметьте также, что разрушительный потенциал восьмой стадии, несмотря на то, что она обладает наиболее развитой технологией, оценен как низкий. Причиной этому является то, что любая цивилизация, успешно достигшая такого высокого уровня развития технологии, должна быть настолько духовно и нравственно развита, чтобы с успехом решать естественные противоречия между технологией и природой. Другими словами, я считаю, что любое общество, в котором наблюдается такой высокий уровень технологии, должно обладать достаточной степенью зрелости, чтобы не разрушить себя, и поэтому оно не будет представлять опасности ни для цивилизации, ни для окружающей среды.

РАСЦВЕТ ЦИВИЛИЗАЦИИ — ТРАДИЦИОННЫЙ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯДЫ
Чтобы подытожить основную мысль моего рассуждения, следующая таблица показывает, как ученые и историки представляют себе развитие цивилизации на протяжении последних 100 тысяч лет (см. таблицу 5Б).
Как вы видите, история цивилизации в основном представляет собой пологую линию, проходящую по уровню первой стадии до сравнительно недавнего времени. После того как около 5 тысяч лет тому назад была достигнута вторая стадия, линия прогресса резко и быстро пошла вверх, пока не достигла современного уровня. С этого места, как я предполагаю, она будет продолжать движение наверх до тех пор, пока не будет создана самая развитая технология, какую только можно себе представить. После этого на восьмой, утопической стадии линия снова выровняется. Конечно, на каждой стадии возможны незначительные колебания в развитии, так как общества периодически сдают позиции — как, например, в средневековье, — которые невозможно показать из-за слишком маленького размера графика, но в большинстве случаев прогресс был устойчивым, сравнительно недавним и обычно двигался вверх.

Таблица 5Б
Процесс развития технологии/цивилизации. График: традиционный



Таблица ниже иллюстрирует (см. таблицу 5В), как бы выглядел график, если бы цивилизация была цикличной — то есть если бы возникала в различные периоды истории только для того, чтобы уничтожить саму себя или погибнуть от какой- нибудь природной катастрофы.
Этот график показывает, что в результате того, что технология достигала опасной зоны, большая часть цивилизации всякий раз уничтожалась, возвращая выживших людей обратно на первобытный уровень, где они были вынуждены начинать все с начала. В некоторых случаях мини-вырождение происходило по причине неумелого обращения с самой технологией, а в других оно могло быть результатом крупной природной катастрофы, такой как удар асгероида или массивное извержение вулкана, с которым существующий уровень развития технологии не способен был справиться. Например, если бы на уровне пятой стадии или раньше в Землю врезался астероид диаметром 10 километров, он уничтожил бы большую часть цивилизации. Тогда как, находясь на шестой или более поздней стадии развития, общество могло бы иметь технологию, позволяющую либо определить и изменить траекторию движения асгероида до его удара о Землю, либо преодолеть последствия этого удара. Кроме того, по крайней мере, на раннем этапе, общества с высокоразвитой технологией могли находиться в некоторой изоляции и иметь меньше возможностей для преодоления крупных катастроф, в то время как на более поздних этапах развитые общества становятся более масштабными и, в связи с этим, более способными пережить все, кроме смертельного удара.

Таблица Б В
Процесс развития технологии/цивилизации. График: предположительный



Я осознаю, что этот график в значительной степени является предположительным, но он показывает, как оказалось возможным, что на протяжении последних 100 тысяч лег развитые цивилизации регулярно переживали взлеты и падения, а следующая цивилизация даже не догадывалась, что была не первой, достигшей таких высот развития. Во время перемещения с пятой или шестой стадии обратно к первой или второй стирались практически все коллективные воспоминания о предыдущей цивилизации, создавая впечатление у потомков разрушенного общества, что прежде подобной цивилизации не существовало. Каждая цивилизация может иметь свою древнюю мифологию о предыдущей развитой культуре — свою собственную Атлантиду — но каждая, по большей части, будет полностью не осведомлена, что является лишь очередным всплеском в процессе развития, точно гак же, как наше общество.
И хотя общепризнанное мнение о том, что за последние 100 тысяч лет цивилизации могли переживать взлет и падение несколько раз, может оказаться притянутым за уши, это не менее удивительно, чем возникновение цивилизации вообще. Другими словами, разве тот факт, что на протяжении последних 5 тысяч лет человечество научилось создавать различные вещи, от ядерной подводной лодки до ОУО-плеера, является более заметным, чем тот, что это могло уже происходить ранее около полудюжины раз? С этой точки зрения, нет никакого разумного возражения идее, что развитые цивилизации могли возникать в прошлом много раз. Просто отсутствуют веские доказательства, указывающие на такие доисторические технологические эпохи, которые позволили бы нам считать, что это могло произойти. В конечном счете, вопрос о том, существовали доисторические цивилизации или нет, остается скорее делом веры, чем признанным научным фактом.

ПАРАДОКС ЦИВИЛИЗАЦИИ
Эти графики и идеи, которые они представляют, могут показаться слишком неправдоподобными, чтобы быть использованными современной наукой, но они заставляют задуматься о том, много ли мы знаем о далеком прошлом и насколько можем быть уверены, что являемся первой цивилизацией, достигшей современного уровня развитая технологии. Множество столетий являются для нас абсолютным «белым пятном», а то немногое, что мы знаем о прошлом, покрыто завесой тайны и тьмы и представляет собой не что иное, как несколько грубых каменных орудий труда и море гипотез, предназначенных, чтобы заполнить значительный пробел в наших знаниях.
Конечно, наука может быть совершенно права по поводу всего этого. Как утверждают ученые, наша цивилизация может быть первой, достигшей таких стремительных высот прогресса. Если это все-таки правда, что же тогда изменило равновесие и сделало вдруг цивилизацию возможной, тогда как упорно доказывалась невозможность этого для предыдущих поколений? Существует ли что-то большее, намного большее в истории Homo sapiens, чем мы можем себе представить, и если да — что эта история должна сказать нам сегодня?
В этом и заключается привлекательность Атлантиды. Это не только интересная история, рассказанная много времени тому назад человеком, чьи кости давно превратились в прах, но и метафора, относящаяся к нашему прошлому, а также, по иронии судьбы, и к будущему. Я полагаю, что именно это заставляет искать пропавшую Ат лантиду — так как, найдя ее, мы можем найти себя.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 02 июл 2012, 16:23 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 6
Древняя империя
Если мы можем согласиться с предположением, что древние развитые цивилизации, хотя бы теоретически, были возможны, то совершенно естественно поинтересоваться, какой была такая древняя цивилизация. Как она могла выглядеть, пахнуть, и на что была похожа? Если такой мир когда-то существовал, какие он имел обычаи и нравы, насколько был развит, по крайней мере, по сравнению с нашим? Был ли он, например, знаком с атомной энергией и имел ли космические корабли? Какие религиозные взгляды были в нем приняты, и как действовали его правительственные структуры? Существовали ли в нем исправительные колонии, рабство, смертная казнь?
Я считаю, что у нас есть прекрасная возможность дать во/по воображению, так как мы пытаемся создать достоверную картину пропавшего континента Платона. К счастью, мы не остались совсем без указаний, которым могли бы следовать в попытке проделать это. Речь по-прежнему идет о Homo sapiens, разновидности млекопитающих, о которой мы кое-что знаем. В связи с этим, на примере нашей цивилизации и процесса ее развития на протяжении известной истории, можно сделать некоторые обоснованные предположения о том, как функционировала древняя цивилизация. Цивилизации, в конечном счете, похожи на желуди с одного дуба; они могут расти независимо друг от друга на протяжении истории, но все они берут начало от одного семени, позволяя нам предполагать, что все цивилизации, вероятно, зарождаются в основном одинаково и развиваются в одном направлении.
Конечно, детали развития отдельных культур могут различаться. И хотя одни общества могут придавать особое значение определенным элементам процесса развития, а другие их практически игнорировать, но, тем не менее, между ними сохраняется высокая степень общности. Например, островное государство, выживание которого сильно зависит от рыбной ловли, может идти по совершенно другому эволюционному пути, чем сухопутный регион, особенно хорошо пригодный для сельского хозяйства. Но даже если общество может отдавать преимущество той или иной технологии, ни одно не будет испытывать недостаток в сельскохозяйственных инструментах или в оружии. Каждое общество будет владеть всеми необходимыми атрибутами цивилизации и технологии; вопрос только в том, какой технологии оно предоставит приоритет. Учитывая это и принимая во внимание крайне специфические потребности и сроки давности, имеющие отношение к древним атлантам, можно создать достаточно беспристрастное приблизительное представление о том, каким был их мир.

ПОСЕЩЕНИЕ ОЧЕНЬ СТАРОГО И ХОРОШО ЗНАКОМОГО МЕСТА
Первой ошибкой большинства искателей Атлантиды является то, что, когда дело доходит до создания образа пропавшего континента, они полагаются на 11лагона, кистью нарисовавшего для них картину, возраст которой 2400 лет. В связи с этим, чаще всего возникает образ изысканного и прекрасного древнего города, весьма похожего на то, как, по нашему представлению, выглядела древняя Атлантида на вершине своего великолепия. Живописные ряды мраморных колонн, замысловато отделанные дворцы и невероятной красоты храмы, воздвигнутые вокруг великолепно спроектированных спиралей дорог, вымощенных плиткой. Добавив немного воображения, можно даже представить отделанные золотом колесницы, стремительно проносящиеся по площадям города, по широким улицам, с двух сторон обрамленным рядами деревьев, направляясь к государственному сенагу, осторожно, чтобы не врезаться в одну из тысяч великолепных каменных и бронзовых статуй, стоящих вдоль главного бульвара Атлантиды.
Такая картина развитого общества могла иметь смысл для человека, жившего и умершего более двух тысяч лет тому назад, сегодня она едва ли вызовет отклик. И хотя описание Атлантиды Платоном увлекательно и талантливо, оно не должно восприниматься буквально. Платон предоставил нам высоко стилизованное и идеализированное описание чего-то более великолепного, чем даже он сам мог представить, но в стремлении изобразить этот мир он опирался лишь на образы и словарный запас 360 года до н. э., поэтому он упростил описание величия современной цивилизации до символов и понятий, доступных его читате;шм. В связи с этим, современные автомобили стали колесницами, а смертоносное оружие для ведения современной войны было сведено к мечам, щитам и серебряным латам. Я не смею утверждать, что Платон действительно понимал, насколько именно была развита цивилизация в Атлантиде. Я уверен, что при его жизни подлинная суть дела не была известна, детали были утрачены в глубокой древности в силу невежества и предрассудков, и поэтому для описания места он пользовался не конкретной истиной, а метафорической правдой, облаченной в одежды IV века до н. э.
Таким образом, чтобы получить точное представление, какой действительно была развитая цивилизация, нам необходимо отказаться от описания Платона и нарисовать собственную картину современной кистью. Вместо мраморных дворцов и одетых в тоги граждан, нежащихся на солнце, мы должны воспроизвести поистине развитое общество, имеющее, наряду с другими вещами, реактивные самолеты, заводы на ядерной энергии, автомобили, скоростные трассы, телефоны, телевидение, замороженные полуфабрикаты и небоскребы из стекла и бетона. Другими словами, мы должны взять мир, известный нам сегодня, и поместить его в далекое, доисторическое прошлое.
Поскольку эта книга поощряет гипотезы и предположения, позволим на мгновение разыграться воображению и рассмотрим эту цивилизацию еще более подробно. Однако наше воображение должно сдерживаться здравым смыслом и руководствоваться тем, что мы знаем о человечестве сегодня. Тогда, приложив немного усилий, нетрудно самим составить весьма правдоподобную картину этого фантастического древнего мира. Я признаю, что это сложно сделать, но если мы допускаем, что атланты достигли уровня развития технологии, достаточного, чтобы разрушить самих себя (пятая стадия или выше), тогда мы должны нредсгав:1ять Атлантиду как тип общества, которое во многом соответствует нашему. Действительно, крайне необходимо, чтобы мы сделали это, иначе у нас не будет механизма, с помощью которого мы смогли бы понять, что, в конечном счете, привело их к падению.

АТЛАНТИДА: ОБЩЕСТВО МИРОВОГО МАСШТАБА?
Прежде всего, мы привыкли думать об Атлантиде как об исключительно преуспевающем большом осгрове или даже континенте, так как такой представил ее Платон. Однако если диалоги Платона действительно являются стилизованным описанием развитого общества, упрощенным до языка глубокой древности, Атлантида должна была распространяться намного шире границ отдельной географической местности. Если подобная цивилизация вообще существовала, она должна была иметь поистине мировой масштаб.
Примечательно, что я встречал нескольких искателей Атлантиды, согласившихся с этой идеей. Но была и продо;1жает существовать склонность к тому мнению, что Атлантида была региональным явлением, в точности как предлагает считать Платон.
Эта точка зрения продолжает существовать по двум причинам. Первая причина — попытка изменить или модифицировать повествование Платона, с целью понять что-либо за пределами написанного, ставит под вопрос историческую достоверность всей истории. И поскольку слова Платона воспринимаются большинством искателей Атлантиды как нечто священное, прочитать в них больше того, что написано, считается слишком самонадеянным и, по каким-то странным причинам, почти надругательством над человеческой истиной. Многие рассматривают попытку переделать сюва Платона сродни тому, чтобы дать новое истолкование Библии, со всеми естественно вытекающими отсюда эмоциональными последствиями.
Второй причиной считать Атлантиду ограниченной географической территорией является прямая необходимость. Большинство людей осознает, что цивилизацию мирового масштаба очень сложно разрушить за один день и ночь даже при самых невероятных условиях, а ограничение ее до конкретной территории позволяет легче объяснить ее внезапную гибель. В конце концов, отдельных! остров — даже очень большой — более подходит для того, чтобы быть разрушенным при землетрясении, наводнении или извержении вулкана, чем цивилизация мирового масштаба. Мы рассмотрим возможность разрушения глобальной цивилизации в следующей главе, а сейчас достаточно того, чтобы осознать, что пока Атлантида остается островным античным государством, описанным Платоном, она ничему не сможет нас научить. Но если мы собираемся согласиться с тем, что Атлантида была культурой, во многом схожей с нашей, мы должны понять, что она не может быть ограничена отдельной географической территорией. Если она действительно была настолько же развита, как наша, по своей структуре она должна была иметь всемирный масштаб, и атланты должны были жить почти на всех континентах планеты.
В то время как на первый взгляд это предположение кажется стишком фантастическим, чтобы в него поверить, существует нечто, что мы можем довольно легко установить, глядя на нашу собственную историю. Люди всегда были настоящими исследователями и сторонниками расширения границ, поэтому кажется невероятным, что человечество достигло хотя бы второй стадии развития цивилизации, не исстедовав границы своей территории и не выйдя за пределы своих берегов. Это является частью нашей натуры: с любопытством относиться к окружающему миру и стремиться сделать его своим. Во время, когда атланты достигли четвертой стадии, они уже на протяжении многих веков были всемирной цивилизацией, и их большие и малые города расцветали на всех континентах планета. В сущности, Атлантида существовала на большинстве территорий нашей современной цивилизации. Однако размер этой цивилизации не соответствовал размеру нашей, так как, с географической и климатической точки зрения, мир 12 тысяч лет назад был совершенно другим местом. Следовательно, глобальное общество во время ледникового периода не могло быть по величине таким же, как наше. Мы живем в самую теплую эпоху человеческой истории, имеем уровень моря намного ниже, а протяженность территорий с субтропическим климатом в сторон)^ севера намного датьше, чем на пике постеднего ледникового периода, что позволяет большому количеству людей заселять почти все континенты. Атлантида, наоборот, была намного больше ограничена в своих перемещениях по миру. В то время как большинство территории Европы и Северной Америки было запретным районом из-за сковавших их массивных ледников, а регионы Патагонии и Австралии были не по сезону холодными, крупные центры цивилизации испытывали трудности в существовании вне «субтропической зоны», о которой говорилось в главе 3. Несомненно, маленькие поселения, а в некоторых случаях города средней величины могли выживать в суровых условиях (подобно тому, как сегодня существуют города Крайнего Севера, Сибири, Аляски, северо-западных районов Канады), но такое выживание сильно зависело от их южных собратьев. В связи с этим, нам не стоит рассчитывать, что значительные поселения атлантов находились за пределами территории, ограниченной Тропиками Рака и Скорпиона; тогда это было просто невозможно.

АТЛАНТИЧЕСКИЙ МИР
После установления параметров подобной мировой империи пришло время представить, какой на самом деле могла быть Атлантида. Для этого надо лишь внимательно посмотреть на окружающий мир; мы увидим, что имеем более тесные связи с нашими атлантическими предками, чем когда-либо могли себе представить.
Каким могло быть общество у этой мировой цивилизации, можно только гадать, но нетрудно предположить, что повседневная жизнь в Атлантиде была, по всей вероятности, такой же многообразной, какой является жизнь на нашей планете сейчас. Мы должны быть готовы увидеть хорошее и плохое, красивое и уродливое, справедливое и несправедливое сплетенными вместе в яркую мозаику красок и быта. (Подобно тому, как наше общество предстало бы перед глазами древних, если бы мы поменялись местами.) Это мог быть мир такой же разноплановый и динамичный, как наш, где сверхзвуковой самолет существует рядом с повозкой, запряженной быками, а сверкающие небоскребы возвышаются над хижинами с жестяными крышами. Богатство и власть имели свои дворцы, а бедность — свои хижины. Весь остальной мир существовал где-то на уровне между этими двумя крайностями. Другими словами, этот мир не сильно отличался от того, в котором мы сегодня живем, где баснословная технология соседствует с элементарным ее отсутствием. Это было место с крупными городами, соединенными между собой системой воздушных, морских, автомобильных и же.лезнодорожных путей, позволявшей, так же как сегодня, перемещаться легко и без каких-либо ограничений. Наряду с этим, там имелись фермы и заводы; маленькие городки и огромные мегаполисы; отдаленные, слабо населенные регионы и крупные города с плотностью населения, которая могла бы соперничать с численностью жителей Калькутты, Гонконга, Токио и Мехико. Несомненно, были также и обширные территории влажных субтропических лесов и огромных пустынь, населенных примитивными народами, точно так же, как это происходит сегодня в самых отдаленных уголках земного шара, только сейчас большинство людей на планете считаются более культурными, образованными и зависимыми от технологий.
В связи с этим — за исключением непривычной географии и незнакомого нам языка — Атлантида была очень похожа на нынешний мир. Современные путешественники, скорее всего, вообще не посчитали бы ее чуждой или экзотической страной; она больше походила на зарубежную страну с уникальной, но понятной и функциональной архитектурой, подобной нашей; с автомобилями, самолетами, поездами, которые мало чем отличались от наших сегодняшних; и с людьми, одетыми во многом, как мы. На наш взгляд, она могла показаться лишь слегка необычной — сродни тому, как американец со Среднего Запада впервые оказывается в Восточной Европе — но не полностью чужой.

РАСОВАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ И НАСЕЛЕНИЕ
Что касается определения национального состава, то узнать, какие разновидност и Homo sapiens там преобладали, практически невозможно. Антропологи только начали понимать, как различные расы перемещались по континентальным территориям на протяжении последних нескольких тысяч лет; поэтому с какой-либо определенностью узнать, какие национальности [25] составляли основу вероятной доисторической цивилизации, не представляется возможным. Хотя мы могли бы рискнуть сделать несколько предположений.
Очевидным кажется тот факт, что, поскольку Атлантида находилась в субтропической зоне, занимавшей тихоокеанский и индийский субконтиненты, можно предположить, что изначально она была азиатской территорией, и поэтому вполне обоснованно считать, что преимущественное число ее жителей составляли люди с азиатскими чертами (то есть монголоидной расы). Кроме того, в связи с тем, что современные американские индейцы имеют монголоидное происхождение, есть основание полагать, что Северную и Южную Америку в основном тоже населяли азиаты. Предположение о том, что потомки современных индейцев пришли через сухопутный мост, проходивший на месте Берингова пролива, остается только предположением. Если древняя цивилизация предшествовала тому времени, когда, как считалось, первые азиаты переместились из Азии через Берингов пролив, то можно обоснованно предположить следующее. Американские индейцы могли происходить от азиатов, веками живших в Америках и яв;швшихся не первобытными охотниками, как обычно было принято думать, а гражданами Атлантиды [26]. Недостаток других национальностей, который обнаружился в обеих Америках, когда они впервые были открыты европейцами 500 лег тому назад, может послужить доказательством того, что 12 тысяч лет тому назад люди монголоидного происхождения не только составляли подавляющее большинство населения, но и могли быть преобладающей расой на планете. Азиаты тогда могли являться типичными представителями Homo sapiens и образовывать большую часть мирового населения. Конечно, на планете существовали и другие расы; семитские народы (сродни сегодняшним жителям Ближнего Востока) тоже могли иметь высокий процент в составе населения, а также хорошо выраженной была многочисленная темнокожая раса. Поскольку Европа в то время была второстепенным континентом, весьма вероятно, что светлокожие кавказцы, вынужденные в основном проживать в холодном климате Европы и северной Азии, относились к национальному меньшинству.
Какова могла быть численность мирового населения в разгар эпохи Атлантиды, подсчитать очень трудно. Антропологи обычно предполагают, что 12 тысяч лет тому назад она была низкой, возможно, тогда жили не более нескольких миллионов или, самое большее, нескольких десятков миллионов человек. Эти цифры базируются на предположении, что человек еще несколько тысяч лет тому назад был первобытным охотником/собирателем, при этом наблюдался высокий уровень детской смертности, а продолжительность человеческой жизни была очень короткой. С другой стороны, если в какой-то момент далекого прошлого зародилась цивилизация, численность населения с появлением сельскохозяйственных общин и городов-государств
могла быстро вырасти до нескольких сотен миллионов, точно так же, как это произошло в начале нашей истории. Потом, когда цивилизация достигла четвертой стадии развития, появилась медицинская наука, и численность населения, не подверженного больше, как раньше, болезням и другим распространенным опасностям, стало расти по экспоненте, так же как оно росло в современную эпоху, вероятно, достигнув нескольких миллиардов.
Если идея о том, что всего лишь 12 миллионов лет тому назад могло существовать несколько миллиардов человек, кажется фантастической, тогда надо задуматься над тем, что только Индийский субконтинент и Восточная Азия размещают сегодня почти половину населения Земли. В связи с этим, если мы согласны с предположением, что древняя Атлантида была огромной субтропической зоной, простиравшейся от современного Марокко до австралийского континента, то она, без сомнения, могла быть способной к размещению почти стольких же миллиардов людей, как и сейчас.

ЯЗЫК АТЛАНТОВ
На каких языках могли говорить атланты, остается, конечно, только догадываться. Если руководствоваться нашим современным миром, то можно ожидать, что в древней Атлантиде имелись тысячи диалектов. На некоторых из них, так же как и сегодня, могло говорить всего несколько соген человек, в то время как примерно полдюжины языков удовлетворяли потребности в общении двух третей жителей планеты. Один или два таких языка, подобно современным английскому, испанскому и французскому, скорее всего, были стилями международного общения (особенно выраженными на пятой или более поздней стадии) и служили основой для ведения культурной, финансовой и производственной деятельности. Это явилось неожиданным обстоятельством, естественно возникшим в результате культурного развития, так как продолжавшееся развитие технологии и средств коммуникации требовало сжать мир до более управляемого размера.
Однако, несмотря на все это, огромные культурные и языковые барьеры, несомненно, продолжали разделять население планеты на взаимно противоположные и не доверяющие друг другу лагери, отношения между которыми обострялись из-за отсутствия объединяющего их языка. Как это могло повлиять на их гибель, неясно, однако невозможность общаться с противником всегда приводит к катастрофе.
О том, как звучал язык атлантов, или как выглядели различные алфавиты, конечно, можно только догадываться, но поскольку существуют определенные правила построения языка, мы могли бы допустить, что их язык не сильно мог отличаться от нашего. С другой стороны, некоторые из их языков могли быть по- истине экзотическими и не поддающимися расшифровке, почти такими же, какими были египетские иероглифы до тех пор, пока в 1799 году Розетта Стоун не совершила открытие, позволившее перевести древние пиктограммы. Не стишком надуманным будет и то предположение, что некоторые из их древних языков и алфавитов могли сохраниться, хотя бы частично, и послужить основой для многих, известных сегодня, древнейших языков на земле. Конечно, в связи с тем, что после катастрофы некоторые жители Атлантиды остались в живых, чтобы продолжить развитие цивилизации, можно смело полагать, что несколько их исконных языков также сохранились, чтобы стать основой, по крайней мере, немногих наших современных языков [27].

ИСКУССТВО, НАУКА И РЕЛИГИЯ АТЛАНТОВ
Что касается искусства и науки, то можно ожидать, что уровень их развития был довольно высоким. На самом деле, в этой области Атлантида могла даже уйти далеко вперед нас, особенно в отношении медицины, наук о Земле и освоении воздушно-космического пространства. В древних индийских текстах, написанных на санскрите, говорится, к примеру, о древних людях, владеющих воздухоплавательными машинами, называемыми Виманас, которые, по-видимому, были ничем иным, как высокотехнологичными самолетами. Помимо этого, ведические тексты описывают даже битвы вокруг Луны, и космические корабли, способные совершать межпланетные полеты!
Религиозные/духовные системы взглядов также представ.ляют собой объект для гипотез. Но, руководствуясь собственным опытом, мы можем предположить, что тогда, как и сейчас, имелся широкий спектр религиозных взглядов и практик, начиная от восточного политеизма и заканчивая западным монотеизмом, а также простейшие племенные религии, множество мистических традиций и даже, для ровного счета, мощное атеистическое течение. Так же как и у нас, три или чет ыре основные религии занимали господствующее положение, а наряду с ними существовали остальные мелкие религии и секты. Точно так же, как в случае с языком, возможно, некоторые из этих древних религий могли сохраниться после разрушения Атлантиды, чтобы послужить основой для самых древних вероучений, существующих сегодня на планете. Любопытно, что древнейшей религией считается анимизм, имеющий много общего с традиционными религиями, основанными на поклонении земным богам, и некоторыми сегодняшними религиозными структурами Эры Водолея. Мог ли древний анимист практиковать первобытную форму современного поклонения Гее, которая сохранилась после разрушения Атлантиды? Разве не мог первобытный анимизм, лишенный более развитых и метафизических элементов, присущих современным религиям, основанным на поклонении земным богам, оказаться тем, что сохранилось? Так же как и сегодня (я предполагаю), догмы, доктрины и священные книги, относящиеся к каждому религиозному учению, служили источником разногласий и даже конфликтов. Были ли атланты достаточно развиты, чтобы избежать своих собственных циклов инквизиции, крестовых походов, священных войн, сжигания на кострах ведьм и периодов обскурантизма, или все они являются естественными побочными продуктами человечества, порожденными страхом и предрассудками? Интересно было бы узнать, как другая культура в свое время управлялась с многочисленными религиозными течениями, и какие знания мы могли бы почерпнуть из этого о нашем прошлом (или, если уж на то пошло, о будущем).

ТЕХНОЛОГИЯ АТЛАНТОВ
Все эти умозаключения опять-гаки вызывают интересный вопрос: какой была технология атлантов по сравнению с нашей? Существует ли что-то общее между нашими механизмами, или приборы атлантов существенно отличались от наших? Например, имелся ли у них двигатель внутреннего сгорания, или они
пользовались какой-то другой, более экзотической технологией, чтобы управлять своими машинами? Какое топливо они использовали — органическое или термоядерное (как некоторые сегодня предлагают), а также был ли их самолет внешне и по способу передвижения похож на наш? Другими словами, сколько сегодняшних технологий сможем мы обнаружить в прошлом?
Согласно моему предположению, между современной технологией и технологией древней цивилизации имеется много общего, вплоть до материалов, которые они использовали в своем производственном процессе, и расчетных параметров, в рамках которых они создавали свои изобретения. Причина этого простая: человеческое инженерное искусство является универсальной постоянно действующей величиной.
Отчасти мы проектируем нашу технологию в соответствии с гем, как устроено человеческое гело. Например, в связи с тем, что расстояние между ргом и ушами у человека оставалось неизменным на протяжении последних 100 тысяч лет, телефонная трубка создается всегда одного и того же размера и формы, независимо от того, когда и где она была сделана. Они могут различаться по цвет)", составу материала и эстетике, но это всегда будет по сути один и тот же прибор, имеющий в своей основе один и тот же принцип действия. Кроме того, поскольку принципы полета остались сегодня такими же, как 12 тысяч лет тому назад, мы можем ожидать, что самолет атлантов по внешнему виду не сильно отличался от нашего (не считая того, что атланты использовали несколько причудливую антигравитационную двигательную установку, которая допускала нестандартные формы самолета). И, наконец, несмотря на то, что атланты могли использовать, скажем, 166 В как стандартную силу тока, вместо 110, могу поспорить, что их эквивалент тостера имел все же две или четыре прорези для хлеба, что объяснялось человеческой склонностью к симметрии и всеобщим предпочтением скорее четных, чем нечетных чисел!
Практичность является еще одним фактором, который относится как к древним, так и к современным изобретателям и ПОЗВО;ІЯЄТ нам предполагать, что приборы повседневного пользования среднего жителя Атлантиды по своей форме и функциям были похожи на те, которыми мы пользуемся сегодня. Вряд ли кто-то сможет заметить разницу между современным консервным ключом и таким же приспособлением, сделанным в Атлантиде
12 тысяч лет тому назад, за исключением некоторых отличий в материале и, возможно, не совсем привычного внешнего вида.
Конечно, все зависит от того, насколько далеко в своем развитии зашли атланты до того, как были уничтожены. Возможно, они не продвинулись намного дальше нас. В чем мы действительно можем быть уверены, так это в том, что атланты не сильно отставали от нас, так как иначе они вряд ли смогли бы создать средства, необходимые для того, чтобы настолько сильно разрушить себя. Для этого требуется иоистине развитая технология и взрывоопасное смешение политических целей, и то, и другое мы будем исследовать далее.

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ КЛИМАТ
Что касается политических структур, то я утверждал уже ранее, что с учетом уникальных географических факторов, существовавших на Земле 12 тысяч лет назад, имеется высокая вероятность того, что атланты были весьма конкурентоспособным и, в связи с этим, потенциально воинственным народом. Так как основное население проживало на ограниченной территории планеты (в упомянутой ранее плодородной зоне), между различными городами-государствами этого региона естественно возникала атмосфера конкуренции. Не стремление расширить свою территорию, а поиск лучших пахотных земель заставлял страны прибегать к политике протекционизма и экспансионизма, создавая прекрасный климат для периодических и, скорее всего, широкомасштабных военных действий.
Кому-то может показаться, что преимущественное положение должны занимать более воинственные и авторитарные режимы (как указывал в своей работе Платон), несмотря на то, что имелись также многочисленные более просвещенные, демократические правительства. Гак или иначе, обычным явлением были крупные альянсы, объединяющие государства для защиты от их более могущественных и завистливых соседей. В то время как многие более мелкие, занимающие стратегические районы страны постоянно находились в зоне боевых действий, периодически отбиваясь юти подвергаясь захват)7 со стороны более сильных и крупных соседей, которые всеми средствами добивались выгодного стратегического расположения.
Допуская тот факт, что эти конкурирующие альянсы или империи были довольно развитыми и владели приблизительно одинаковыми технологиями, их разрушительный потенциал был весьма значительным и продолжал увеличиваться, поскольку их технологии, движимые вперед страхом и конкуренцией, становились все более изощренными и смертоносными. В силу этого, мы можем себе представить, что атланты, или кто-либо называющий себя по-другому, индивидуально и коллективно имели привычку решать свои проблемы с помощью силы. Насколько масштабным мог быть этот милитаризм, неизвестно, но даже современное военизированное общество (подобно Советскому Союзу) было той силой, с которой следовало считаться. Если между двумя супердержавами существовало непримиримое противоречие — как это было во время нашей холодной войны — по причине их территориальной близости, то взаимоотношения, безусловно, могут стать очень напряженными, с частыми мелкими военными конфликтами и явной вероятностью периодически возникающих крупных столкновений [28].
Какое влияние такая обстановка оказала на структуру ведущих правительств и их технологический прогресс в то время, невозмолшо понять, но оно бы7Ю весьма значительным. Я предполагаю, что, по крайней мере, одна из главных правящих сил была более авторитарной, чем остальные, а возможно, даже тоталитарным диктаторским режимом (вероятно, по типу старого сталинского Советского Союза или нацистской Германии), тогда как остальные могли остаться несколько более демократичными — хотя и сильно регламентированными — формами правления. Если ситуация была именно такой, то она способствовала образованию взрывоопасной смеси, точно так же как и сегодня, и могла стать ключом к тому, что произошло с этими незаурядными культурами.

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ?
Абсолютно очевидно, что между нашей цивилизацией и цивилизацией древних атлантов существуют величайшие различия и, как ни парадоксально, сходства. Так же как мы, они сделали свои собственные шаги навстречу цивилизации. Их путь, подобно нашему, сопровождался вспышками и взлетами, безвыходными положениями, тупиками и периодически возникавшими трудностями. Точно так же, как мы, они настойчиво продолжали свое дело и преодолевали препятствия на протяжении всего долгого пути к более развитому обществу. Из своей собственной истории нам известно, что человечество, как правило, развивалось, хоть временами и медленно, в сторону повышения уровня сложности и совершенства. В связи с этим мы можем предположить, что древние люди тоже развивались подобным образом.
Человеческая натура стремится действовать в рамках предсказуемых и согласованных параметров, что дает возможность представить историю атлантов как не сильно отличающуюся от нашей. И хотя их ошибки и успехи могли во многом не совпадать с нашими, они, скорее всего, прошли тот же самый путь, что и мы. В некоторых областях они могли развиваться быстрее, или, наоборот, существенно медленнее, чтобы достичь такого же уровня развития, как мы, но, поскольку человеческая эволюция является неумолимым и обусловленным процессом, то в целом движение идет в сторону прогресса. Все это приводит нас к тому, что наверняка могло бы положить конец этой истории. Что по стужи л о причиной падения этой фантастической мировой цивилизации и полностью стерло ее с лица Земли, как будто она никогда не существовала? Более того, как можно было разрушить цивилизацию мирового масштаба, не уничтожив в процессе этого всю жизнь на планете? 11онять, что погубило Атлантиду, значит понять, с какими опасностями мы сталкиваемся сегодня, так как они одни и те же. При рассмотрении этого вопроса мы неизменно задумываемся и о нашей возможной участи, считая это важным, мы внимательно рассматриваем, что из себя могли бы представлять эти опасности.
Итак, как же все-таки можно погубить мировую цивилизацию, не оставив никаких стедов? В конце концов, не так-то просто уничтожить сильное, полное жизни общество практически за одну ночь.
Или совсем просто?
e-puzzle.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 03 июл 2012, 14:57 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 7
Жизнь во время, взятое взаймы

В повествовании Платона говорится, что Атлантида была разрушена в результате серии природных катастроф — землетрясений, сейсмических волн, масштабного наводнения — и это представление мы сохраняем до сих пор. Однако мне кажется, что хоть природа и сыграла свою роль в гибели Атлантиды, это было лишь частью истории. В то время, когда Платон написал свои диалоги, человечество не обладало способностью погубить целую цивилизацию, поэтому он вряд ли мог допустить мысль, что люди способны создать для самих себя средства массового уничтожения. С позиции античности, природные силы — находящиеся, как считалось в то время, в полном подчинении у различных богов — были единственным известным способом, чтобы сровнять с землей целый город, поэтому совершенно очевидно, что Платон возложил вину за гибель Атлантиды на природные или, если хотите, «божественные» силы.
Однако сейчас не времена Платона, и мы знаем о разрушительном потенциале, которым обладает технология, поэтому я полагаю, что мы подберем более достоверный сценарий гибели Атлантиды, чем считать козлом отпущения, в общем-то, благодатную и милостивую Землю. Несмотря на то, что Земля имеет огромную разрушительную сил)7, она, по сути, является целителем, неуклонно посвящая большую часть времени тому, чтобы ликвидировать последствия вреда, нанесенного ей природой и человеком, делая все возможное, чтобы восстановить баланс и целостность экосистемы и окружающей среды. Разрушителем является человек, и я полагаю, что именно человек был виновен в гибели Атлантиды.

РАЗРУШИТЕЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ
Прежде чем идти дальше, надо сначала точно определить, что мы ищем. В сущности, мы должны найти механизм, который способен разрушить и стереть все следы развитой цивилизации, но сделать это он должен, не уничтожая в процессе весь человеческий род или жизнь в целом. Кроме того, этот взрывной механизм не может остав;гять никаких очевидных следов, которые мы сегодня могли бы легко идентифицировать, а до;гжен стереть все свидетельства своей деятельности вместе с доказательствами существования цивилизации, которую он уничтожит. Это немного похоже на поиск убийцы, который совершил преступление, не оставив тела или оружия, а также у этого преступления нет свидетелей или доказательств того, что убийца вообще его совершил. Все, что нам досталось, чтобы вести поиск, это передаваемые шепотом слухи о том, что произошло страшное преступление, и наша собственная интуиция. Понадеемся, что этого будет достаточно.
Не то чтобы у нас не было подозреваемых. Существует несколько участников, как природного, так и рукотворного происхождения, способных разрушить целую цивилизацию мирового масштаба, ити, по меньшей мере, переместить ее обратно в каменный век. Далее приводится таблица природных и рукотворных разрушительных факторов (см. таблицу 7А), которые обычно считаются средствами для уничтожения планеты. Каждому фактору дается оценка от 1 до 5 баллов, чтобы определить его разрушительную силу по отношению к мировой цивилизации, жизни в целом и окружающей среде. При этом 1 балл означает самый низкий разруши тельный потенциал, а 5 баллов — самый высокий.
Для того чтобы определить способность какого-либо фактора к разрушению целой цивилизации, сначала надо понять, что речь идет о мировой цивилизации, а не о каком-то изолированном очаге развитой культуры. Кроме того, понятие жизнь в целом включает в себя не только человеческий род, но и всю жизнь на планете (за исключением, наверное, некоторых морских обитателей, микроорганизмов и, возможно, насекомых). И в заключение, понятие окружающая среда включает в себя такие составляющие, как земная атмосфера, вода, экосистема и климат.
11ервое, на что можно обратить внимание в таблице: природные факторы, обычно обвиняемые в гибели Атлантиды, имеют в основном низкую способность к разрушению как целой цивилизации, так и всей жизни на Земле. Так, например, землетрясения, несмотря на их силу и разрушительный характер, относятся к строго локальным явлениям. Они могут сровнять с землей плохо построенные конструкции и изменить уровень воды в реке, но почти не влияют на территории вне своей зоны [29]. Идея о том, что землетрясение, даже продолжительное и с высокой степенью толчков по шкале Рихтера, могло разрушить мировую цивилизацию, является ошибочной — возможно крупный город, но не общество ноистине мирового масштаба.

Таблица 7 А
Глобальные разрушительные факторы
РАЗРУШИТЕЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ/СУЩЕСТВЕННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ:
мировая
цивилизация жизнь в целом окружающая
среда
ПРИРОДНЫЕ ФАКТОРЫ
Землетрясение 1 1 1
Сейсмическая/приливная волна 1 1 1
Сильное извержение вулкана 1-3* 2 4
Удар кометы/астероида 5 4-5 4-5
Глобальное изменение климата 2-3* 2 3-4
Сдвиг земной коры** 1-4 1-3 1-4
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ
Традиционная война 1-3* 1-2 1-2
Ядерная война 4 3 3-4
Химическая атака 1 1 3
Биологическая атака 5 4-5 1-2
Промышленное загрязнение 1 1-3 3-4
Ключ: 1 - слабое или нулевое воздействие; 2 - некоторое воздействие/легкий вред; 3 - умеренное воздействие/существенный вред; 4 — существенное воздействие/сильный вред; 5 — сильное воздействие/полное разрушение.
* Разрушительный потенциал зависит от уровня развития технологии общества, подверженного воздействию.
** Разрушительный потенциал зависит от скорости перемещения. Чем быстрее совершается сдвиг, тем сильнее потенциал для крупномасштабного разрушения.

То же самое можно сказать и о сейсмических (часто, но по ошибке, называемых приливными) волнах. Несмотря на то, что они способны затопить берега на многие километры и разрушить прибрежный город, они вряд ли смогли бы уничтожить всю цивилизацию на планете. Даже самые большие цунами теряют свою силу вскоре после обрушения на берег — и хотя движущая сила проносит их на несколько километров в глубь суши, они быстро ослабевают под собственным весом и возвращаются обратно в море (хотя обычно успевают нанести существенный вред окружающей среде и людям, к несчастью, оказавшимся на их пути). Кроме того, так же как и землетрясения, цунами представляют собой локальные явления, разрушительный потенциал которых ограничивается географическими и океанографическими факторами. В связи с этим, даже значительное количество «суперволн» не могло погубить мировую цивилизацию [30).
Вулкан, еще один претендент на звание разрушителя планеты, является более опасным фактором (особенно для окружающей среды), но не способен полностью разрушить цивилизацию, независимо от силы его извержения. Во-первых, подобно землетрясениям и цунами, даже самое мощное извержение относится все-таки к локальным явлениям, которые причиняют ущерб только определенной территории планеты. Города и другие населенные пункты, находящиеся на расстоянии сотен или даже тысяч километров от эпицентра, хоть и могут ощутить на себе некоторые незначительные толчки и сейсмические волны, все-таки останутся невредимыми. Кроме того, цивилизация, потенциально такая же развитая, как Атлантида, смогла бы рассчитать на несколько недель или даже месяцев вперед вероятность значительного извержения и эвакуировала бы население из опасных зон, избежав, тем самым, всяких случайностей.
Конечно, сам по себе взрыв не является наиболее пагубным аспектом мощного извержения вулкана. Пыль и частички пепла, выбрасываемые в атмосферу при таком извержении, наносят довольно продолжительный вред, сокращая доступ солнечного света и опасно воздействуя на климатические условия. Засуха и вероятность нехватки продуктов питания в регионе представляют собой более страшную опасность, но, опять же, значительно развитое общество, предположительно, должно владеть технологией, необходимой для преодоления вредоносных последствий такой ситуации. Несмотря на то, что это могло повлечь за собой глобальную нехватку продовольствия и кратковременные социальные беспорядки, постепенно все возвращалось на свои места и общество продолжало существовать как раньше — возможно, несколько потрепанное и помятое, но все-таки оставшееся в живых.
А что, если здесь мы имеем дело с необычным вулканом? Что, если, как предполагалось, Атлантида стала жертвой так называемого суиервулкана, способного в процессе извержения полностью разрушить целый континент, а также радикально изменить природные условия на планете? Могла ли такая громадина действительно разрушить мировую цивилизацию?
Наверное, нет. Даже взрыв в тысячу раз мощнее, чем тог, что расколол на части вулкан Кракатау [31], не смог бы разрушить цивилизацию мирового масштаба. Например, обширные колонии на другой стороне планеты остались бы невредимыми, и, если предположить, что у них довольно развитая технология, они должны были суметь нейтрализовать поражающие факторы облака пепла, образовавшегося при таком колоссальном извержении. Даже если возможным сценарием могло быть установление ядерной зимы, любая цивилизация, находящаяся на пятой и выше стадии развития, должна быть способной справиться с подобным явлением и, в конце концов, восстановиться.
Более того. После такого мощного извержения должен был остаться огромный кратер или другое геологическое свидетельство взрыва: большой след, так сказать, который можно было бы легко заметить сегодня, почти 12 тысяч лет спустя (по геологическим меркам, спустя день). Однако ни на суше, ни на дне океана не существует такого свидетельства, которое бы подтверждало, что в недавнем геологическом прошлом имел место подобный кошмарный сценарий [32]. В связи с этим мне кажется, что история с супервулканом не лучше, чем теория о суперземлетрясении и сейсмической суперволне, поэтому мы должны продолжить поиск виновного в другом месте.
Следующим возможным «подозреваемым» является удар кометы или астероида (популярный голливудский сценарий конца света), который в зависимости от структуры и размера космического объекта действительно мог бы погубить мировую цивилизацию. Так, считается, что астероид фактически уничтожил динозавров (вместе с примерно 85 процентами других живых существ на Земле) около 65 миллионов лет тому назад, в то время как другие похожие небесные тела могут быть ответственными за другие массовые исчезновения в течение всей истории. Поэтому, если мы ищем природный фактор, способный разрушить цивилизацию, то этот вполне мог бы подойти.
Проблема, однако, в том, что разрушение Атлантиды было, по иронии судьбы, не настолько сильным, чтобы быть приписанным удару астероида/ко меты. Любой достаточно крупный космический объект, способный уничтожить мировую цивилизацию, должен был также стереть с лица земли все живое —
включая, как полагается, Homo sapiens. Более того, последствия удара такой силы всего 12 тысяч лет тому назад должны были все еще сказываться на состоянии планеты, а кратер ог такого удара должен быть гигантским и отчетливо заметным до настоящего времени, даже если бы он оказался на тысячи метров под поверхностью океана.
В качестве разрушителей цивилизации также были предложены кометы и поток крупных метеоритов, что опять-таки имеет свою достоверность (особенно в связи с тем, что они менее вероятно должны оставлять большие кратеры). Однако у этого сценария сохраняется та же самая проблема, что и у теории об астероиде, которая заключается в том, что любое космическое явление такого рода, достаточно масштабное, чтобы погубить мировую цивилизацию, должно, по всей справедливости, в процессе разрушения уничтожить все живое, включая людей. В связи с этим мы просто не можем искать «обвиняемого» в небе, независимо от того, насколько правильно это объясняло бы ситуацию.
И в качестве резервного «претендента» на роль разрушителя мировой цивилизации остается смещение земной коры (детально описанное в главе 1). Я не буду снова вдаваться в подробности, напомню только, что даже если теория Хэпгуда о том, что смещение всей земной коры способно переместить огромные континенты на тысячи километров от их первоначального положения, верна, то по его собственным расчетам такое перемещение могло происходить на протяжении нескольких тысяч лет. И хотя по геологическим меркам это сравните/1ьно короткий промежуток времени, но с точки зрения человеческой истории — это целая вечность и поэтому не представляет никакой реальной опасности для цивилизации. Только в том случае, если бы смещение земной коры произошло за более короткий период: скажем, за несколько дней, а не столетий (как предполагают супруги Флем-Ат в упомянутой ранее книге, основанной на работе Хэпгуда), оно привело бы к катастрофическим последствиям. Но даже тогда большинство островов и основные территории между Тропиком Рака и Тропиком Скорпиона остались бы в основном незатронутыми. В любом случае трудно себе представить, как целые континенты могли преодолевать расстояние в 300 или 400 километров в день, или как гигантские ледники могли так быстро растаять, что поглотили всех прибрежных жителей Атлантиды [33]. Однако какими бы неправдоподобными эти явления ни казались, они должны быть рассмотрены.
Таким образом, если не удалось найти серьезных доводов, что Атлантида была уничтожена силами природы, мы вынуждены выдвинуть на роль обвиняемого человечество. В конце концов, человечество, если задастся такой целью, вполне способно на массовые разрушения. В качестве доказательства стоит привести тот факт, что только в XX веке во время войн и от рук своих сограждан погибло народу больше, чем было уничтожено всеми землетрясениями, вулканами и цунами вместе взятыми за всю отраженную в документах историю. Кроме того, то, что природа совершает в основном без всякого умысла, человек делает осознанно и все в большей степени успешно. Какие же человек создал механизмы для собственного уничтожения, и насколько они разрушительны?

СОЗДАННЫЕ ЧЕЛОВЕКОМ РАЗРУШИТЕЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ: ЯДЕРНАЯ ВОЙНА
Возможно, первым механизмом, созданным человечеством для самоуничтожения, является полномасштабная ядерная война, под угрозой которой мы живем уже более 60 лет. 1 Чистине жутким сценарием является мысль о том, что в течение нескольких часов по всей планете начнут взрываться один за другим тысячи боезарядов, способных уничтожить все живое. 11оэтому не удивительно, что после появления Аламогордо перспектива всемирной термоядерной войны занимает ведущее место в предсказаниях конца света и является одним из самых страшных снов человечества.
Но могла ли полномасштабная термоядерная война действительно уничтожить всю цивилизацию на планете за одну ночь, или мы переоцениваем реальный разрушительный потенциал этого ночного кошмара?
Рискуя показаться стишком оптимистичным, отмечу, что новейшие компьютерные программы ясно продемонстрировали, что, несмотря на громадный вред, который такая ядерная война причинила бы человечеству и окружающей среде, она не способна стереть с лица земли целиком всю цивилизацию. Разумеется, цивилизация будет откинута на несколько десятилетий назад, а в некоторых местах будет вынуждена все начинать с ну;ш, но она сохранится, особенно в удаленных регионах земного шара. Кроме того, большая часть военной и политической верхушки разрушенных стран — имея возможность быстро передвигаться или укрываться в специальных убежищах — также останется в большой степени невредимой, обеспечивая основу для возрождения. Несмотря на то, что основные промышленные предприятия будут превращены в руины, а финансовая основа мировой экономики полностью разрушена, при условии, что сохранятся основные знания и технологический опыт, приобретенные за многие столетия, цивилизация сможет восстановиться. Когда все закончится, потери могут составлять сотни миллионов, но, притом, что численность населения за короткий срок достигла отметки в 7 миллиардов, вероятно, оставшихся в живых было бы намного больше, чем жертв.
Для иллюстрации давайте представим, что между супердержавами в разгар холодной войны произошел масштабный обмен ядерными ударами, уничтоживший почти все крупные города на планете. Что в этом случае могло случиться с технологически развитым и географически изолированным островным государством, таким как, скажем, Новая Зеландия? Она вряд ли будет мишеныо одной из сторон и поэтому переживет такой конфликт без потерь, сохранив свои города и населенные пункты почти нетронутыми. Конечно, она все-таки пострадает от существенных климатических изменений, которые в результате произойдут, но достаточно большая часть ее примерно трехмиллионного населения должна выжить и продолжить существование. Ее главные отрасли промышленности, сильно зависимые от импорта, в скором времени, конечно, могут остановить производство, что осложнило бы повседневную жизнь в Новой Зеландии, но постепенно ее жизнеспособное население так видоизменило бы общество, чтобы оно смогло приспособиться к новым условиям жизни в послевоенном мире. Это было бы тяжелое время для Новой Зеландии, но люди сохранились бы как общество и иродо;1жали бы С1ужить образцом для постепенного возрождения мировой цивилизации. Через 10-12 лет после войны Новая Зеландия могла бы даже занять ведущую позицию и играть главную роль в неизбежном процессе возрождения человечества, в результате которого подобные страны становились по существу ядром восстановленной цивилизации. Процесс восстановления мог бы длиться десятилетиями или даже веками.
Таким образом, если мы представим, что Атлантида обладала ядерным арсеналом такого же типа, размера и класса, как у нас сегодня, то вряд ли использование этого оружия могло быть само по себе достаточным для того, чтобы уничтожить мировую цивилизацию. Его хватило бы для разрушения культурных/по- лигических/промышленных центров древней цивилизации, но люди по своей природе очень живучи, подобно муравьям; когда их дом разрушают, они тут же приступают к восстановительным работам, как только осядет пыль. Стоит только взглянуть на примеры из второй мировой войны, чтобы оценить, насколько быстро могут быть восстановлены целые города, от которых не осталось камня на камне из-за постоянных бомбежек с воздуха. Разрушение Берлина и Токио (не говоря уже о Хиросиме и Нагасаки) было таким масштабным и полным, что было трудно представить, что эти города были подняты из руин и приведены в рабочее состояние в течение 5 лет, а за 10 лет почти полностью восстановлены. Неужели атланты не смогли бы сделать то же самое при похожих обстоятельствах?
Наряду с тем, что ядерная война могла сыграть какую-то роль в разрушении Атлантиды, необходимо что-то еще для нанесения смертельного удара по целой цивилизации. Могла ли в результате ядерной войны возникнуть природная катастрофа, которая и завершила работу?

ЯДЕРНАЯ ЗИМА
Являясь противоречивым и не до конца понятым феноменом, ядерная зима относится по теории к второстепенным последствиям обмена ядерными ударами — пыль, дым, копоть, пепел, выброшенные в атмосферу в результате атомных взрывов, а также вызванные ими пожары — которые могли бы реально уничтожить планету. В этой ситуации облака дыма от бушующих пожаров, водяной пар от разорвавшихся над открытой водой боеголовок и колоссальное количество пыли, поднятое одновременными взрывами, перемещаются в верхние слои атмосферы преобладающими ветрами и образуют вокруг планеты тяжелую непроницаемую оболочку. Слой пыли и копоти настолько толстый, что большая часть солнечного света не может пробиться сквозь него, что влечет за собой внезапное и резкое понижение температуры воздуха. Это, в свою очередь, существенно повлияет на сложно сбалансированную экосистему Земли и приведет к развалу сельского хозяйства, тем самым истощая мировые запасы продовольствия и порождая голод небывалых прежде масштабов. Массовый голод, к тому же совмещенный с последствиями выпадения радиоактивных осадков, кислотных дождей, а также внезапной засухи, предположительно, может убить на миллиарды человек больше, чем изначально погибло при атомных ударах, и, таким образом, привести человечество к вымиранию.
Тем не менее, эта теория имеет несколько неясностей. Во-первых, мы просто не знаем, сколько дыма и пыли может выкинуть в атмосферу масштабный обмен ядерными ударами, насколько равномерно они распределяются, и на самом ли деле этот слой достаточно плотный, чтобы препятствовать проникновению к поверхности Земли большей части солнечного света. Скорее всего, эта оболочка из дыма и пыли, перемещаемая в основном широтными преобладающими ветрами, в значительной степени до/тжна удерживаться над теми широтами, где произошли взрывы, оставляя большинство других широт (и, возможно, полюсы) большей частью чистыми. В связи с этим непонятно, как отреагирует температура всей планеты, если солнечный свет все-таки сможет достигать больших участков ее поверхности. Кроме того, поскольку частицы пыли и дыма тяжелее окружающего воздуха, облака должны довольно быстро рассеяться — возможно, в течение нескольких недель — так как более тяжелые частицы упадут обратно на землю, постепенно очищая небо и возвращая планете некое равновесие. Конечно, облака дыма и пепла окажут на экологию планеты сильное пагубное воздействие и на несколько десятилетий коренным образом изменят погодные условия, но то, что эти последствия способны целиком уничтожить развитое мировое общество, вызывает глубокие сомнения и остается вопросом, открытым для обсуждения.
Без сомнения, так же как во время ядерной войны, сохранятся некоторые правительственные и военные структуры вместе с находившейся под защитой привилегированной частью населения, чтобы послужить основой процесса возрождения. Для того чтобы хотя бы частично восстановить нормальное состояние общества, могут потребоваться десятилетия, но любая цивилизация, находящаяся на пятой и выше стадии развитая, должна, в итоге, восстать из праха собственной глупости, чтобы начать все сначала. Необходимо что-то более продолжительное и всеобъемлющее, что окончательно могло бы привести планету к состоянию, когда человеческая жизнь в общемировом масштабе считается чем-то несущественным. Но что это могло быть, если не двойное сочетание ядерной войны и ядерной зимы?

САМОУБИЙСТВО С ПОМОЩЬЮ УНИЧТОЖЕНИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
Еще одним предвестником глобальной катастрофы яв,ляегся загрязнение окружающей среды и его способносгь к разрушению экосистемы планеты, требующей очень осторожного обращения. Популярная с 1960 года тема о том, что мы медленно, но верно отравляем самих себя, остается весьма реальной и постоянно растущей озабоченностью. Например, разрушение озонового слоя оказываег на человечество обширное и отсроченное по времени воздействие, а токсины, находящиеся в воде, влияют на генетическом уровне, угрожая репродуктивной способности человека, тем самым обрекая его на постепенное вымирание. Только за последние несколько десятилетий многое было сделано для того, чтобы продемонстрировать, как уничтожение лесов, повышение уровня углекислого газа и неконтролируемый рост городов могут привести к небывалым изменениям климатических условий. А это, в свою очередь, может способствовать тому, что в течение столетия наша планета имеет шанс превратиться в совершенно другое, менее пригодное для жизни место.
Однако выдвижение загрязнения окружающей среды на роль разрушителя планеты имеег две проблемы. Во-первых, это очень медленный процесс, который может длиться десятилетиями и даже веками до того момента, когда его пагубное воздействие можно будет оценить, и, во-вторых, невозможно поверить, что какая-либо достаточно развитая цивилизация сознательно и преднамеренно позволит себе погибнуть от собственных ядовитых отходов. Когда цивилизация развивается и становится технологически прогрессивной, она не только должна овладеть способами определения вредного воздействия промышленных загрязнений, но и, поскольку человеком движет сильный инстинкт самосохранения, неизбежно находить политическую силу, способную принять соответствующие меры, когда возросшая опасность становится очевидной и бесспорной. Без сомнения, ведутся поиски источников чистой энергии, активизируется деятельность по переработке отходов, а также выполняются и проводятся в жизнь законы, контролирующие все, начиная от уничтожения лесов и кончая утилизацией отходов (подобно тому, как происходило в нашей стране на протяжении последних 50 лет). И хотя финансовые и политические условия могут на какое-то время затормозить развитие процесса в некоторых областях, в конце концов люди добьются своего и необходимые изменения будут сделаны. В связи с этим, почти нереально предполагать, что человечество будет апатично стоять и наблюдать за собственным экологическим самоубийством (хотя существенный вред был все-таки причинен, пока не приняли серьезные меры). Инстинкт самосохранения слишком силен и, безусловно, одерживает верх над инстинктом личного обогащения. Однако некоторые просчеты все-таки возможны, поэтому этот сценарий не может быть полностью исключен.

ХИМИЧЕСКОЕ И БИОЛОГИЧЕСКОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ
В то время как непреднамеренное отравление кажется маловероятным, существуют другие способы, созданные наукой за многие годы, которые воздействуют намного хуже и разрушительнее, чем любое промышленное загрязнение, если бы оно произошло на планете. Наверное, двумя наиболее опасными являются химические и биологические вещества. И те, и другие могут нанеси! неограниченный вред мировой циви- лизации, поэтому любое из них действительно можно считать планетарным убийцей.
Возможно, химическая атака, во время которой тысячи людей становятся жертвами отрав;1яющего газа, распространенного по крупному населенному центру, до сих пор находится вверх)" списка опасностей у многих людей, и не напрасно. Нас до сих пор преследуют сцены отравления ипритом союзных войск в окопах Первой мировой войны, а применение отравляющего газа во время холокоста и в 1980-х годах в Ираке служит зловещим напоминанием о его способности уничтожать огромное количество людей. Все проще представить, особенно в наше время, когда террористы-смертники угрожают нашей повседневной жизни, как облака отравляющего яда опускаются на населенные пункты и миллионы людей за считанные минуты испытывают на себе его паралитические и смертельные эффекты. Насколько же реален такой сценарий? Способна ли газовая атака на самом деле уничтожить мировую цивилизацию?
Однако выясняется, что отравляющий газ является неэффективным средством массового уничтожения по двум простым причинам. Во-первых, его трудно и дорого производить, особенно в крупных объемах, необходимых для создания завесы над целыми городами. Во-вторых, он очень быстро рассеивается на открытом пространстве (особенно при ветре или дожде), что сильно уменьшает его эффективность. Несмотря на то, что применение отравляющего таза в замкнутом пространстве, в таком как метро, потенциально может способствовать гибели сотен или даже тысяч человек за несколько минут, его использование на открытом воздухе, вероятно, приведет к большему количеству жертв от панического бегства, чем непосредственно от самого газа. В связи с этим, хотя его применение в закрытых помещениях и может вызывать гибель людей, не имеющих средств защиты, его способность к широкомасштабному уничтожению практически равна нулю. Возможно, он может уничтожить крупные населенные пункты, но для мировой цивилизации последствия его применения будут весьма ограничены, а опасность незначительна.
Другое дело — биологические вещества. Как видно из таблицы, биологические вещества действительно обладают способностью разрушить цивилизацию — даже, вероятно, мирового масштаба. Возможно, именно это могло уничтожить Атлантиду?
К счастью, биологически уничтожить все население нелегко. Для создания эффективного вещества необходим высокий уровень развития науки и технологии, а также высочайшая степень безрассудства, чтобы применить его. Люди, способные произвести подобные микроорганизмы, являются также достаточно разумными, чтобы понимать, что на них это тоже может отразиться, поэтому существует сильное противодействие применению такого вида оружия [34]. Кроме того, если какая-то страна все-таки решится на применение биологических веществ, что помешает врагу нанести ответный удар с использованием еще более отвратительных бактерий?
И, наконец, любая цивилизация, находившаяся на пятой или выше стадии развития, которая могла производить вирусы, способные уничтожить целую цивилизацию, по-видимому, также владела необходимой технологией для противодействия им. В действительности, чем выше уровень развития технологии, тем более опасен вирус, и в го же время тем меньше шансов на успех будет у вируса из-за способности развитой цивилизации ему противостоять. В связи с этим, даже если кто-то был способен преодолеть научные, технологические, политические, военные и моральные проблемы, которые влекла за собой разработка такого вещества, его применение было предусмотрено только в самом безвыходном положении. На самом деле, можно утверждать, что к тому времени, когда результаты применения биологического оружия станут ощутимыми, война уже могла быть проиграна.
КОНЕЦ ИМПЕРИИ
Какой же из этих факторов послужил причиной гибели вымышленного Платоном континента? Землетрясения, извержения вулкана или всемирный потоп? Или он был рукотворным: ядерная война, промышленное загрязнение или биологическая атака? Или это вообще могло быть что-то другое, не попавшее в наше поле зрения?
Возможно, мы никогда этого точно не узнаем, но мне кажется, что атлантов погубил не один фактор. Я полагаю, что их уничтожению способствовала серия смертельных ударов, как рукотворного, так и природного происхождения, непрерывно следовавших один за другим, которые разрушили их цивилизацию настолько основательно, что 12 тысяч лет спустя мы не имеем никаких доказательств их существования. Как это могло произойти, мы можем только предполагать, но при размышлении о неизвестном даже основанная на воображении гипотеза заслуживает рассмотрения.
Я считаю, что люди сами положили начало цепочке трагических событий, которые сделали с Атлантидой то же самое, что астероид с динозаврами, и что именно людям удалось организовать все таким образом, что они не оставили никаких веских доказательств своего существования. Чтобы лучше проиллюстрировать этот сценарий, я представлю свою теорию в форме вымышленной истории — подобно Платону — что, по моему мнению, не только сделает его более правдоподобным, но и придаст ему определенную актуальность. Воспринимая эту историю как некую притчу, если хотите, рассказанную в надежде на го, что читатель найдет в ней что-то, относящееся к нам, и это поможет ему защитить наше собственное будущее от участи, которая могла выпасть на долю наших предшественников, имевших одинаковый с нами уровень развития.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 05 июл 2012, 15:50 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 8

Война, которая фактически прекратила все войны

Для аналогии предлагаю считать, что отмеченная в главе 3 субтропическая зона была разделена примерно пополам. Причем западная половина — протянувшаяся от Северной Африки через индийский субконтинент — находится под контролем различных тоталитарных режимов (с одной крупной державой во главе), а восточная половина — состоящая в основном из больших материков Индонезии и Австралии, а также большей части Азиатско-Тихоокеанского региона — контролируется альянсом современных демократий и прогрессивных монархий (опять же во главе с одним из более крупных государств). Для того чтобы легче воспринимать это разделение, западную половин)7 я буду называть Империей, а восточную — Федерацией. Надо также учитывать, что оба альянса владеют примерно такой же, как у нас, технологией, огромными ядерными арсеналами, а также большим количеством обычных вооружений, и что они периодически ведут друг с другом опосредованные войны, длящиеся без преувеличения целыми десятилетиями. По существу, это является более ранним вариантом холодной войны между двумя ядерными супердержавами и их союзниками, втянутыми в борьбу за мировое господство. Принимая во внимание такой сценарий, давайте рассмотрим, какие события должны были произойти, чтобы повлечь за собой чуть ли не полное уничтожение планеты.

БЕЗЫСХОДНЫЕ ВРЕМЕНА
Положение Империи быстро ухудшалось. Экономика пошатнулась, производство продовольствия сократилось и не достигало нормы, продолжая вызывать беспокойство у многочисленного населения, в результате чего западная Империя оказалась охваченной политическими беспорядками. Кроме того, после серии военных поражений несколько важных африканских и южно-американских колоний перешли к Федерации, еще больше ослабляя и так уже шаткий имперский альянс, доведенный до состояния, когда некоторые ключевые союзные государства были близки к отсоединению. Но, возможно, самым угрожающим было то, что недовольство верхушкой правительства в рядах военных порождало упорные слухи о готовящемся государственном перевороте, следствием чего были почти ежедневные аресты и расстрелы некоторых представителей высшего военного руководства. Император видел, как двухсотлетняя империя, которая когда-то контролировала две трети земного шара, распадалась на части, и казалось, что он ничего уже не мог сделать, чтобы остановить этот процесс.
Тем не менее, однажды появилась надежда, когда командующий войсками бактериологического нападения, известный лишь в узком кругу, потому что работал в условиях глубокой секретности, принес многообещающую новость, способную изменить ситуацию. Его команда генетиков из отделения биологического оружия создала — после многих лет сверхсекретной круглосуточной работы — супервирус, который обещал побед}". Новый вирус, созданный на основе генетически модифицированного и видоизмененного варианта обычного вируса гриппа, был рассчитан на то, что он, находясь в пассивном состоянии, будет невосприимчив к природным антителам организма и не сможет быть распознан при обычном тестировании на вирусы. Кроме того, поскольку он не вызывал в организме никаких симптомов до самых последних дней инкубационного периода, его жертвы месяцами носили в своих организмах смертельный вирус, не подозревая о своем заражении, и непреднамеренно заражали каждого, с кем вступали в контакт. Вирус обладал невосприимчивостью ко всем известным антибиотикам и являлся на самых поздних стадиях стопроцентно смертельным. К тому времени, когда он начал убивать людей, было не только заражено огромное количество граждан Федерации, но и выяснилось, что вирус обнаружили слишком поздно, чтобы ученые успели создать вакцину. На протяжении года смертельная эпидемия уничтожала вражеское население, что позволило Империи вернуть себе главенствующее положение в борьбе с сильно ослабшим и ввергнутым в панику противником.
План был вероломным и чрезвычайно рискованным, так как генетики, создавшие супервирус, точно не знали, насколько он был смертелен, и, что еще хуже, должны были разработать эффективную защиту от него на тот случай, если он каким-то образом попадет обратно в Империю. Но поскольку никаких прямых контактов между двумя супердержавами не было, а вирус быстро погибал после смерти инфицированного человека, казалось, что шансы возврата вируса в Империю были минимальными. Кроме того, вирус был изобретен именно в Империи, и поэтому считалось, что, если понадобится, создать защиту от него должно быть относительно просто.
Тем не менее, приходилось задумываться и над другими сторонами вопроса. Что, если враг узнает, что именно имперские ученые создали этот вирус? Какой будет их реакция? Имеют ли их ученые подобное бактериологическое средство в своем арсенале, которое они могли бы применить против них? Существующие десятилетиями биологические вещества, в конце концов, должны быть использованы обеими сторонами, и, по-видимому, сейчас была достигнута критическая грань — так сказать, ставки были подняты до астрономического уровня. Все-таки времена были безысходные, а безысходные времена требуют безрассудных действий — и по-тихому, не ставя в известность даже свое окружение и советников, император дает разрешение командующему бактериологическими войсками на осуществление его дьявольского плана.
Но как доставить смертельное оружие? Вирус, способный длительное время сохраняться в организме человека, на открытом воздухе мог существовать всего несколько минут. Кроме того, необходимо было распространить вирус без ведома жертв, иначе их могли немедленно изолировать, и план оказался бы под угрозой.
Рассматривался план инфицировать преступника или добровольца и дать ему или ей возможность совершить побег в Федерацию и, таким образом, запуст ить вирус в дело, но он был отвергнут как слишком рискованный. Возможность самозаражения организма где-то в пути была слишком велика, и если бы ученые
Федерации подвергли человека тщательному обследованию и случайно обнаружили вирус, вся операция могла бы раскрыться и, скорее всего, привести к катастрофическим политическим и военным последствиям. Предлагалась также идея о выбросе на побережье Федерации инфицированного тела, но поско/шку вирус быстро погибает после смерти его носителя, этот план тоже был отвергнут. И, наконец, когда уже казалось, что нет никакого подходящего способа доставки вируса на территорию врага, один из офицеров бактериологических войск выдвинул простой, но зловещий план. Он предложил изготовить своего рода мину, которая смогла бы инфицировать жителя Федерации без его ведома. А потом этот человек бессознательно начал бы передавать вирус своим согражданам. Это можно было сделать очень просто, поместив активный вирус в обычный аэрозольный баллончик, где он мог быть временно законсервирован, и поддерживаться в инертном состоянии (и, таким образом, быть безопасным в обращении), до тех пор пока распылитель не будет приведен в действие крошечным датчиком движения. Если все пойдет по плану, жертва вдохнет вирус вместе с воздухом и даже не заметит этого, обо всем остальном позаботятся природа и обычное человеческое общение.
План был изобретателен, одобрен командующим и бысгро введен в действие. Тщательно и в условиях совершенной секретности был изготовлен безобидно выглядевший механизм в переднем отсеке небольшой яхты, которая была пущена по течению недалеко от центральных берегов Федерации. Император и командующий его бактериологическими войсками с тревогой ждали сигнала, сработала ли их простая схема. Ждать им пришлось много месяцев — не того момента, когда граждане Федерации начали умирать в массовом количестве от таинственного, неизвестного вируса, имевшего симптомы, похожие на грипп, и стопроцентно смертельный исход — а того времени, когда стало слишком поздно.

ГРУЗОВОЕ СУДНО «ГРЕЙВИНД»
Ранним весенним утром, чуть позже 10 часов, грузовое судно «Грейвинд», водоизмещением 10 тысяч тонн, на пути в портовый город 11олон заметило не внесенную в перечень и, по всей видимости, заброшенную яхту. К находящемуся на плаву и, очевид
но, исправному, но брошенному командой судну на небольшом катере была отправлена группа из пяти моряков, которая вскоре обнаружила безымянную и таинственную яхгу без единого человека на борт)". В ходе тщательного обследования судна 19-летний матрос вошел в маленький затемненный отсек в носовой части яхты и непреднамеренно привел в действие крошечный датчик движения, который тотчас активизировал аэрозольный баллончик на ближайшей полке. Молодой человек не обратил внимания на маленькое облачко, выпущенное из баллончика, но, прежде чем он закончил свой беглый осмотр кабины, в его молодые, здоровые легкие попало уже достаточное количество смертельного вируса для того, чтобы убить любого мужчину, женщину и ребенка, с которыми он вступал в контакт. Через несколько минут он вернулся на борт грузового судна, и вскоре все 27 человек, плывущие вместе с ним, были точно так же заражены, неосознанно превращая «Грейвинд» в су дно, несущее смерть.
Вскоре, с яхтой на буксире, «Грейвинд» продолжил плавание. Его капитан и команда не подозревали, что в своих телах везут гибель для цивилизации. Когда через два дня они прибыли в порт и команда разбрелась по всему городу на необходимый и заслуженный отдых, Федерация была обречена. В течение 24 часов после прибытия судна 1 процент жителей 11олона был инфицирован вирусом. Через неделю, когда «Грейвинд» уже три дня находился в плавании, совершая свой следующий грузовой рейс, по меньшей мере 40 процентов населения города являлись носителями смертельного вируса, а за месяц все жители Полона, не зная этого, были неизлечимо бо/1ьны.
Но 11олон был не единственной жертвой. Команды других судов, находящиеся в городе в одно время с моряками «Грей- винда» или вскоре после них, тоже были заражены и распространили смертельный вирус по другим портам Азиатско-Тихоокеанского региона. Кроме того, из оживленного международного аэропорта Полона вылетали инфицированные пассажиры во все уголки земного шара, от Америки до Южной Африки и от Австралии до Северной Азии. Конечно, в то время об этом никто не знал, но спустя гри месяца после обычного прихода в порт «Грейвинда» 70 процентов граждан Федерации и 30 процентов граждан различных нейтральных стран, ведущих с ней бизнес, были заражены. Неврастеник и параноик правитель западной Империи тоже не знал о том, что 5 процентов его собственных

Страница отсутствует

Страница отсутствует

до того никогда не использовалось из страха получить ответный удар. Однако теперь, когда времени на раздумья не осталось, а безысходное положение Федерации постоянно ухудшалось, был подготовлен план проведения прямого массированного ядер- ного удара. И одновременно дипломаты Федерации, действуя через посредников в нейтральных государствах, спокойно, но настойчиво предъявили Империи ультиматум, требующий от нее немедленного производства антивирусной вакцины, в противном случае она будет подвержена неминуемому разрушению.
В последующие три дня ситуация зашла в тупик. Умирающая Федерация мучилась над тем, начинать или нет полномасштабную войн)7, а враждебная ей, доведенная до отчаяния Империя отказывалась от любой информации о причастности к смертельной болезни. В конце концов, Федерация приняла решение, когда получила доказательства о том, что Империя готовится нанести упреждающий массированный удар. Эта новость заставила премьер-министра, 10-летняя дочь которого умерла от инфекции несколькими часами ранее, нарушить договор о ненападении и отдать команды, которые способны были развязать ядерный Армагеддон. Спустя 8 минут из пусковых шахт вылетели первые ракеты, гибель человечества была не за горами.

ДЕНЬ, КОГДА ПРОЛИЛСЯ ОГНЕННЫЙ ДОЖДЬ
Вскоре после наступления сумерек в столице западной Империи на экранах радаров появились радиолокационные отраженные сигналы тысяч баллистических ракет, нацеленных на их главные города и важнейшие военные объекты, что, в свою очередь, вызвало панику и замешательство среди высшего руководства армии и правительства. Они знали о напряженной обстановке, возникшей между двумя державами в течение последних нескольких дней, в результате которой была объявлена высшая степень готовности, но мало кто ожидал, что Федерация на самом деле предпримет массированный ядерный удар. Не теряя времени, они скрылись в своих глубоких бомбоубежищах, распорядившись об осуществлении ответного массированного удара. Поскольку их вооруженные силы уже находились в повышенной степени готовности и были приведены в режим ожида-

Страница отсутствует

ные дожди, способствуя дальнейшему разрушению. Оказавшись без солнечного света, в кромешном мраке, из которого, казалось, не было выхода, перепуганные люди, оставшиеся в живых, ждали своей смерти или лишали себя жизни, чтобы избежать медленной и мучительной смерти от голода или лучевой болезни. Почерневшее небо и удушливая атмосфера наилучшим образом символизировали их перечеркнутые надежды и мечты.
Все это произошло в течение одной недели. К тому времени треть населения Земли погибла, другая треть находилась при смерти. Военные и политические лидеры Федерации, которым удалось пережить обмен ядерными ударами, продлили себе жизнь в лучшем случае еще на несколько недель, так как заражение вирусом было невозможно остановить, и они вместе с остатками своих граждан должны были умереть до конца года. Обезумевший император западной Империи, спрятавшийся в своем массивном укрепленном бункере глубоко под поверхностью его выжженной и разрушенной Империи, так и не увидел ее гибели. Как только его советники раскрыли, что именно его несогласованный вероломный поступок положил начало всему этому кошмару, они арестовали и расстреляли его вместе с командующим бактериологическими войсками и всей его командой. Однако это уже ничего не изменило, так как они тоже стали жертвами вируса или сами лишили себя жизни в течение следующих нескольких месяцев, что привело к самому позорному концу очередную попытку человечества создать цивилизацию.

МЕСЯЦЫ ВО МРАКЕ
Обмен ядерными ударами и эпидемия были не единственными убийцами в ту ужасную осень. Мощный слой пыли, покрывший 2/3 земного шара, создал преграду солнечному свету, и планета на недели погрузилась в хмурый и холодный сумрак. Это привело к понижению температуры по всему миру примерно на 20 градусов. В таких условиях погибали от холода те посевы, которые пережили пожары, внося свою лепту в повсеместное вымирание многих крупных млекопитающих на планете. Без солнечного света, который обеспечивает фотосинтез, большинство растительности погибло, а без растений, в свою очередь, погибли животные, жившие за счет них. Вскоре выми-

Страница отсутствует

л о их наиболее приспособленными к выживанию. В то время как последний цивилизованный человек умер от смертоносного вируса или просто от голода и внешних воздействий, они нашли способ выжить, добывая разные съедобные коренья и плоды кустарников, наряду с немногими мелкими животными и попадавшейся иногда рыбой. Это был тяжелый период, с минимальными возможностями для существования, поэтому выжить могли только самые сильные, а именно — выносливая, легко приспосабливающаяся группа, которая имела необходимые качества, чтобы остаться в живых.
Как только облака ядовитого дыма и сажи, наконец, рассеялись, группы мужчин и женщин вышли из своих пещер, испуганные и одинокие, но полные решимости жить. За несколько поколений снова начали в изобилии появляться звери, птицы и плоды, позволяя возобновиться процесс)" жизни. 11очти ничего не зная о технологии, которая чуть не уничтожила планету, они сохранили в памяти лишь истории о страшном мраке, покрывавшем всю Землю, и о повсеместном смещении земных пластов, вызвавшем масштабные пожары и гигантские волны, которые затопили большие участки суши — скорее всего, наказание со стороны богов за неправильное поведение людей — а также настойчивое желание выжить. Как выяснилось, этого было достаточно, и за несколько десятилетий из старого мира возник новый для того, чтобы снова начать процесс, в котором участвовали бы люди, ничего не знающие о бактериологической войне, ядерном вооружении или атомных подводных лодках. На них возлагалась надежда следующих поколений, а с ней и возможность лучшего будущего, даже если этому не суждено было случиться в течение ближайших тысяч лет.
А что представители развитой цивилизации? Конечно, некоторые из них должны были выжить, чтобы построить новую цивилизацию на обломках того, что осталось. Но почему же смертельный вирус не уничтожил людей, находящихся на примитивной стадии развития?
Ответим сначала на последний вопрос. Выжили только те представители примитивных культур, которые имели минимум контактов с цивилизованным миром. Несомненно, многие племена с примитивным развитием погибли от заражения вирусом (а также от последствий ядерной зимы), предоставив возможность выжить только незначительному меньшинству
коренных народов, по современным стандартам, наиболее отсталым. Что касается другого вопроса то, возможно, некоторые цивилизованные люди уцелели, особенно жившие в такой изоляции, что им удавалось избегать любых человеческих контактов, поэтому они не подхватили смертельный вирус. Кое-кто их них, особенно более изобретательные и выносливые, могли даже пережить трудные времена, в отличие от их соотечественников, привыкших к городскому образу жизни и достижениям технического прогресса. В живых могли также остаться и другие представители развитого общества: мужчины и женщины, которые во время катастрофы жили или работали в космосе, или экипажи нескольких атомных подлодок, которым каким-то образом удалось избежать адресного попадания или заражения вирусом. Однако их участи были в некотором смысле еще хуже, так как они были вынуждены страдать, с ужасом наблюдая за всем происходящим у них перед глазами из своих изолированных «убежищ» на орбите или в глубине моря, не имея возможности что-либо изменить (а, возможно, даже принимая участие в разрушении).
Так или иначе, в живых они оставались недолго, так как в такой ситуации технология, в конечном счете, подводит человека. Космонавты, если только они не создали полностью автономную инфраструктуру на орбите или на одной из планет, в скором времени могли остаться без пищи, топлива, запчастей и других вещей, необходимых для работы космических кораблей и их собственной жизнедеятельности. Без технологии, поддерживавшей их существование в холодном космическом вакууме, это было лишь вопросом времени, когда они от полного истощения или по другим причинам присоединятся к своим погибшим согражданам. Такой же исход событий ждал и уцелевшие экипажи подводных лодок: несмотря на то, что их транспортные средства могли находиться в море месяцами, им тоже требовались продукты питания, обслуживание, периодический ремонт, который могла предоставить только полностью подготовленная береговая база. Без существенно сохранившихся береговых служб, обеспечивающих работоспособность подлодок и их экипажей, огромные подводные лодки должны были прийти в неисправное состояние, а потом, потеряв способность передвигаться, сесть на мель и оказаться заброшенными. Их массивные стальные корпуса ржавели и разрушались волна-

Страница отсутствует

цов, полностью уподобившись уцелевшим коренным народам, они оказывались не более технологически образованными, чем сегодняшние племена влажных лесов Амазонки, живущие как будто в каменном веке. Через несколько десятилетий после Великой войны от технических знаний вряд ли сохранился даже самый незначительный след, заставляя человечество все начинать сначала, заново создавая технологию, которую мы сегодня, много тысяч лет спустя, воспринимаем как должное. Даже исторические факты из прошлого были со временем утрачены, и воспоминания о Великой войне, уничтожившей их цивилизацию, полностью стерлись, превратившись в высоко стилизованные и приукрашенные мифы и сказки, которые рассказывались у стояночных костров. Несмотря на все свои старания, цивилизация могла также никогда больше не возродиться, настолько сильно она была разрушена.
Это поистине была война, способная прекратить все войны, так как она, в первую очередь, успешно ликвидировала саму технологию через время и пространство, которая сделала возможной Великую войну. В действительности это была крупномасштабная техногенная катастрофа, причем человечество само нажало на пусковой механизм. Тогда осталось ответить на последний вопрос: разыгрывался ли этот сценарий в первый раз, и, что еще более важно, станет ли он последним?

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Конечно, мы хотели бы считать, что подобный сценарий является слишком неправдоподобным, чтобы в него поверить. Нам также хотелось бы думать, что параллельно с технологическим прогрессом наступит духовное/моральное просвещение, чтобы обеспечить средства и стимул для контроля над опасными ситуациями, свойственными процесс)7 создания высоко развитой цивилизации. Очевидно, когда мы получаем больше информации о громадном потенциале, с помощью которого можем уничтожить самих себя, мы должны становиться менее склонными к его использованию — хотя бы теоретически.
Возможно, однако, что подобные взгляды могли не оправдаться, по крайней мере, в случае с Атлантидой. Неужели атланты допустили слишком большую ошибку в расчетах,

Страница отсутствует


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 06 июл 2012, 14:13 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 9

Обнаружение доказательств

Итак, если мы допускаем возможность, что мировая цивилизация, к тому же, предположительно, такая же развитая и прогрессивная, как наша, могла процветать около 12 тысяч лет тому назад до того, как разрушила себя, как могла она не оставить доказательств своего существования, которые можно было бы сегодня обнаружить? Даже если мы согласимся, что большинство из них было уничтожено во время ядерного столкновения, подобного тому, что я описал выше, все равно должно остаться много предметов для научного исследования. Не означает ли отсутствие вещественных доказательств того, что никакой древней цивилизации вообще не существовало? Кажется просто невероятным, что нам не удастся найти хоть что-нибудь, доказывающее реальность существования такого мира, тем самым предоставляя скептикам все средсгва для полного отказа от темы Атлантиды как от бессмыслицы. 1 [одобное рассуждение усиливается еще и тем фактом, что антропологи часто находят доказательства существования древних людей в форме грубых каменных орудий труда, украшений и других декоративных предметов, а также наскальные рисунки, которым намного больше 12 тысяч лет. В связи с этим кажется вполне логичным, что, по крайней мере, какие-то доказательства существования великолепных строений и прогрессивной технологии, которыми могло владеть развитое общество, до;гжны были к настоящему времени попасть в археологические материалы. Однако пока науке не удалось найти какие-либо доказательства, указывающие на кого-то еще, кроме первобытных людей, предшествовавших нашей цивилизации.
Насколько все-таки мы можем быть уверены, что отыскали все, что есть, и не существует ничего более существенного из нашей предыстории, чем несколько разумных дикарей и их грубых каменных изделий? Персидский аккумулятор и антикиферский прибор, упомянутые в пятой главе, наглядно
демонстрируют, что цивилизация была способна производить необычайно прогрессивные механизмы намного раньше, чем обычно предполагалось. Гак что разве можем мы действительно быть уверены, что другие подобные механизмы — даже более сложные и ранние, чем эти древние приборы, — не могут быть найдены при археологических раскопках?
Вопреки свидетельствам древних историков и безмолвным доказательствам археологических раскопок, проведенных за последние 100 с лишним лет, истина заключается в том, что мы еще сравнительно мало знаем о том, что произошло даже несколько веков тому назад, а о событиях тысячелетней давности — и того меньше. Признайте, например, что мы имеем больше достоверной информации о том, что случилось в крошечной африканской Руанде за последние 50 лет, чем о том, что произошло в Римской империи за период ее тысячелегней истории! Наверняка уверенность, что мы хорошо знаем о своем далеком прошлом, в лучшем случае, можно считать преждевременной, а в худшем — слишком самонадеянной. У нас просто нет всех данных, чтобы утверждать что-либо с какой-то долей достоверности, оставляя место для того, чтобы мы, как минимум, могли рассмотреть другие возможности.
Далее, примите во внимание тот факт, что изучение прошлого человечества началось совсем недавно: например, науки археология и антропология существуют всего пару веков (а океанография еще моложе). Кроме того, свобода действий науки при исследовании прошлого часто ограничивается геополитическими и экономическими факторами; многие районы являются просто недоступными для современной науки, а затраты на подготовку археологической экспедиции, особенно в удаленные районы планеты, могут быть астрономическими. В связи с этим, вопрос о том, удалось ли археологии обнаружить хотя бы часть того, что должно быть найдено (даже в пределах тех районов, которые обычно доступны для археологических поисков), остается спорным. Поэтому трудно точно установить, что возможно, а что нет, в плане обнаружения даже более древних цивилизаций. Более того, наука страдает склонностью к предположениям: например, гомеровская Троя считалась вымыслом до тех пор, пока немецкий путешественник Генрих Шлиманн не раскопал ее в 1870 году. Подобные примеры должны представлять любые заявления о невозможности существования доисторическом цивилизации, основанные лишь на существующих в настоящее время доказательствах, в лучшем случае, как слишком самонадеянные.
Если на самом деле на каком-то этапе нашего прошлого было современное общество мирового масштаба, то существовало оно лишь короткий период времени, возможно, с начала его расцвета и до финального уничтожения прошло не больше нескольких тысяч лет — относительно короткий отрезок времени по отношению ко всему периоду существования человечества. Пещерные люди, для сравнения, просуществовали десятки тысяч лет (и более), что дало им гораздо больше возможностей оставить доказательства их пребывания на Земле. Но даже в этом случае как мало экспонатов мы в действительности имеем, несмотря на то, что прототип человека и сам человек просуществовали почти полмиллиона лет! Кроме того, современное общество производило изделия из менее прочных материалов, по сравнению с первобытной культурой, использовавшей для создания своих жилищ и орудий труда долговечный камень (вопрос, который мы будем более подробно исследовать чуть позже). И поскольку каменные экспонаты имеют намного больше шансов полностью сохраниться на протяжении нескольких столетий, чем изделия из железа или стати — которые ржавели и полностью утилизировались за сравнительно короткое время — вещественные доказательства развитой технологии найти намного труднее. Даже если бы современные экспонаты существовали в большем количестве, чем их более примитивные предшественники, это все равно не увеличило бы вероятность их обнаружения. Десять тысяч железных наконечников для копий не чета о дно му-единственно му каменному наконечнику для стрелы. В итоге все, что удается найти антропологам, это каменное оружие, поэтому они, естественно, полагают, что это все, что когда-либо было.
Этот последний пункт особенно недооценен научным сообществом. Наука часто поспешно полагает, что, если что-то было погребено, то оно там и будет находиться до тех пор, пока его не раскопают, но зачастую это вообще не соответствует действительности. Время не является союзником лопаты или скребка археолога, и при всем уважении к вечности, которую мы здесь обсуждаем, время может быть абсолютно беспощадным. В геологическом отношении 12 тысяч лет могут промелькнуть в
мгновение ока, но сточки зрения человеческого существования это — целая вечность, и для того, чтобы ее пережить, предметы должны обладать особой стойкостью. В связи с этим приверженцам Атлантиды в попытке обнаружит], вымышленный континент Платона надо преодолеть противника гораздо более серьезного, чем скептицизм циничного века; они по существу столкнулись с силами природы и времени, которые, при условии их объединения, являются самыми опасными противниками из всех.

СПОСОБНОСТЬ ЗЕМЛИ К ПОВТОРЕНИЮ ЦИКЛОВ
Основополагающим фактором науки о Земле яв;іяется тот, что все твердые вещества на нашей планете существуют в двух состояниях: либо в процессе создания, либо в процессе разрушения. По существу можно сказать, что Земля является одним огромным центром цикличного воспроизводства, начиная со времени ее формирования почти пять миллиардов лет тому назад. Выбросы вулканической лавы из глубин Земли формируют новые скалы, в то время как скалы из потоков лавы, которым миллиард лет, постепенно разрушаются и превращаются в пыль под воздействием природных сил ветра, океана и дождя. Таким образом, выветренные крошечные частицы породы превращаются в песок. А затем, через миллионы лет, становятся слоем осадочных пород, который, через еще большее количество миллионов лет, либо снова выходит на поверхность и повторно подвергается эрозии, либо погружается под тонкий слой земной коры и снова становится частью огненной мантии, состоящей из расплавленных пород, из которых он первоначально был образован.
Подобный процесс повторного использования еще более очевидно проявляется у органических материалов. Дерево погибает, падает на землю, и — если оно снова очень быстро не закапывается или не сохраняется каким-то другим способом — его сгвол, кора и ветки постепенно превращаются в перегной, который затем снова попадает в почву и служит пищей для следующего поколения деревьев. Животные утилизируются еще быстрее, иод воздействием сил природы, они обычно разлагаются и полностью перерабатываются землей в течение месяцев,

Страница отсутствует

Примечательно то, что не осталось никаких поврежденных непогодой хижин, никаких фундаментов в качестве подтверждения, что когда-то здесь кипела жизнь. Невозможно было разглядеть ни дорог, ни улиц в зарослях кустов и деревьев, растущих с тех пор на том месте, где могла располагаться главная улица. Конечно, какие-то предметы еще можно было обнаружить. Если заниматься раскопками и знать, где искать, можно было откопать какие-то стеклянные бутылки, иногда ржавую лопату и большое количество гвоздей с квадратными шляпками. Но в основном все выглядело так, будто небольшой поселок стерт с лица Земли чьей-то могучей рукой — даже тогда вытеснение его лесом было неотвратимым и почти полным. В следующем веке сами отвалы исчезли под слоем растительности, и участок стал выглядеть так, как выглядел, когда первые европейцы пришли в этот район в середине XIX века. Гора Рэд Элефант и рудник, который в ней находился, исчезли, как будто их никогда и не было, а их тайны навсегда затерялись в недрах возродившегося леса.
Что же все это значит? Это служит наглядным доказательством того, насколько временной является наша, созданная человеком цивилизация. Покиньте свой дом хотя бы на пару лет, и когда вы вернетесь, то обнаружите его заросшим кустами и деревьями, и, по всей вероятности, ставшим пристанищем для множества мелких зверей и птиц. Оставьте его без ухода на несколько десятилетий, и он сгниет и упадет под тяжестью снега или постоянных ветров. Если он будет пустовать веками, то превратится в пыль, вряд ли оставив след своего существования. Таков неумолимый процесс природы и времени.

НЕДОЛГОВЕЧНОСТЬ ТЕХНОЛОГИИ
Следует признать, что мой маленький призрачный поселок был довольно грубой и примитивной постройкой даже по меркам XIX века. Способность природы вытеснять самые большие и наиболее развитые структуры является вполне обоснованной. При взгляде на некоторые созданные человеком грандиозные сооружения легко представить, что эти великолепные здания из камня и железобетона будут стоять вечно, но это далеко не так. С точки зрения природы, они являются хрупкими и недолговечными вещами и имеют прочность не большую, чем детский
воздушный змей, попавший в жестокий шторм. Подтверждение эта точка зрения получила во время необычайно быстротечного крушения зданий Международного торгового центра в Нью- Йорке 11 сентября 2001 года.
Большинство зданий демонтируются еще до того, как достигнут столетнего возраста, чтобы освободить место для современных сооружений. Некоторые здания признаются историческими памятниками и могут сохраняться — при надлежащем уходе и особо крепкой конструкции — несколько столетий. Иногда сооружение, построенное из камня и защищенное от климатических воздействий, может даже простоять несколько тысяч лет, но и тогда должны быть приложены большие усилия, чтобы предотвратить его превращение в пыль. Для того чтобы оценить, что даже самые прочные сооружения должны постепенно поддаться разрушительному воздействию времени и в итоге распасться на составные части, достаточно признать, что из семи чудес Древнего Мира только одно — пирамиды Гизы — сохранилось до наших дней.
Еще более интересно понять то, чему учит нас история: чем более развитой и прогрессивной является цивилизация, тем более недолговечными оказываются ее изделия и сооружения, что расходится с нашими естественными представлениями. Мы обычно предполагаем, что более высокий уровень развития технологии способствует появлению большей износоустойчивости и долговечности; в действительности, однако, происходит все наоборот.
Когда первые люди покинули, наконец-то, пещеры и начали изготавливать д;ія себя элементарные орудия труда и постоянные жилища, они были вынуждены использовать те материалы, которые были у них под рукой. Среди самых первых и все-таки самых долговечных материалов был камень, который мы до сих пор иногда обнаруживаем в виде примитивных орудий труда, а также древних городских стен и фундаментов. Однако с развитием цивилизации люди стали использовать для строительства домов древесину и обожженную на солнце глину, а орудия труда и оружие производить из бронзы и железа вместо более тяжелого и сложного в обработке камня. С течением времени люди полностью отказались от природных материалов в пользу искусственных заменителей. На смену древесине и глине пришли кирпичи, а д:ія изготов;іения инструментов вместо бронзы и непрочного железа начали применять сталь, которая хоть и была тверже и крепче, но оказалась не более долговечной. Постепенно самым распространенным материалом для строительства стал бетон, затем при производстве большинства изделий материалы и пластмассы космической эры в основном заменили сталь. Таким образом, сегодня такие изделия и сооружения обнаружить намного труднее, так как материалы, из которых они выполнены, гораздо менее долговечны, чем камень. Исключение составляют немногочисленные объекты из дерева или металла (и, возможно, из золота, которое, являясь благородным металлом, не окисляется и не ржавеет), способные при соблюдении условий идеальной влажности и температуры веками сохраняться в первоначальном виде. Вот почему нам до сих пор удается находить каменные орудия эпохи палеолита, сделанные десятки тысяч лет тому назад, но мы не можем обнаружить доказательства того, что прямо у нас под ногами существовала развитая цивилизация всего 12 тысяч лет тому назад.
Для того чтобы лучше проиллюстрировать огромное расхождение в плане устойчивости распространенных строительных и бытовых материалов, в следующей таблице приведено среднее количество времени (см. таблицу 9А), необходимого широко используемым материалам для распада на составные части [36].
Обратите внимание, что немногие материалы из этого списка имеют продолжительность жизни более чем несколько сотен лет, и, за исключением стекла и некоторых других экзотических материалов, почти ничто не сохраняется больше тысячи лет

Таблица 9А
Скорость распада некоторых распространенных созданных человеком материалов

Материал Время распада* Материал Время распада*
Бумага 2-6 месяцев Асфальт А0-75 лет
Картонный пакет для молока От 3 месяцев до 2 лет Жестяная банка 75-100 лет
Хлопок/ткань S-10 лет Алюминиевая банка 200-250 лет
Крашеная древесина 10-40 лет Кирпич 100-500 лет
Пластиковый пакет 10-20 лет Пластиковая бутылка 400-500 лет
Крышка из пенополистирола 50 лет Нержавеющая сталь 500-1000 лет
Резиновый сапог 50-60 лет Стекло 500-1000 и более лет
* Примерное среднее время, необходимое для распада в условиях нормальной влажности и температуры. Это средние суммарные цифры, взятые из различных источников, поэтому они не должны рассматриваться как абсолютные.

Страница отсутствует

могут сохраняться в первоначальном виде очень длительное время, но их мало, чтобы на них ориентироваться. В связи с этим, несмотря на го, что предметы, сделанные из особо прочных материалов, могут существовать практически вечно (с позиции человека), они либо очень мелкие, и их трудно найти, либо чрезвычайно редкие (и, вероятно, могут быть найдены в недоступных местах, например, глубоко под землей). Мы живем в основном в обществе временных вещей, в котором амортизация закладывается практически во все, что мы делаем. В связи с этим, у нас просто нет хотя бы чего-нибудь, что могло бы сохраниться 12 тысяч лет. Это не запланировано.

ПРЕДАНИЕ ПРОШЛОГО ЗАБВЕНИЮ
Не только время вносит свою лепту в разрушение доказательств существования древней цивилизации, другие факторы тоже делают свое дело — самым важным из них является естественная тенденция планеты закапывать вещи. Например, дождь и ветер постоянно пытаются покрыть предметы пылью и грязью, обычно довольно успешно, что может подтвердить любой, кто когда-либо пользовался металлоискателем. Объекты, которые лишь несколько лет тому назад лежали на поверхности, часто оказываются скрытыми под слоем почвы, особенно в районах, где часто бывают сильные дожди и образуются ливневые потоки. Автор сам оставил однажды на пляже летающий диск и всего через пару часов нашел его покрытым несколькими сантиметрами песка. Это продемонстрировало, что при определенных условиях вещи могут оказаться закопанными в необычайно короткие сроки (ответственность за это несут песчаные бури, а также наводнения и ливни). Итак, если для того, чтобы захоронить большинство объектов, требуется всего несколько часов или дней — или, самое большее, лет — представьте, что с этими же объектами может произойти за сотни или даже тысячи лет, при условии, что они не разрушатся раньше этого. Поэтому не должно вызывать большого удивления то, что предметы старины очень трудно найти; земля у нас под ногами упорно отказывается выдавать кому-либо свои тайны, кроме самых настойчивых искателей.
Но, возможно, еще более важным фактором является то, что география планеты за последние 12 тысяч лет радикально изменилась, в результате чего произошли массовые погружения под землю некоторых регионов планеты. Как было отмечено в главе 3, в разгар последнего ледникового периода побережье Азии уходило намного дальше в море по причине более низкого, чем сейчас, уровня моря. Однако в результате таяния полярных ледников примерно в это время сотни тысяч квадратных километров плодородных долин и низко расположенных береговых территорий, где, скорее всего, можно было бы найти доказательства существования процветающей цивилизации, были затоплены.
Этот важный момент необходимо учесть; современное распределение населения показывает, что люди имеют тенденцию заселять низинные, прибрежные регионы и строить свои города у океана или вблизи крупных рек. Действительно, 12 из 15 крупнейших городов мира являются прибрежными, а более 2/3 мирового населения живет в пределах 100 километров от морского побережья или на берегах крупных водоемов. Более того, археология доказывает, что цивилизация стремится длительное время находиться на одном месте, восстанавливаясь на руинах городов, разрушенных ранее пожарами, землетрясениями или наводнениями.
Это кажется странной причудой человеческой натуры: строить дома в неподходящих местах, но, подобно колонии муравьев, которая продолжает восстанавливать свой дом в самой середине стройплощадки, люди предпочитают такие же места для своих гнезд, часто не обращая внимания на то, насколько эти места непригодны. Например, города, находящиеся в районах, склонных к землетрясениям или наводнениям, почти всегда отстраиваются после разрушения, вместо того чтобы быть перенесенными в более подходящее место (подобно Новому Орлеану, который восстанавливается, несмотря на его нахождение примерно на 5 метров ниже уровня моря). Следовательно, мы можем предположить, что это же самое происходило и с древней цивилизацией. Атланты проживали на низинных, прибрежных равнинах Индонезии, Индокитая и Индийского субконтинента, в районах, которые, согласно современным исследованиям уровня моря, были сушей на протяжении всего пребывания на планете Homo Sapiens (момент, который подтверждается приведенным ниже графиком (см. график 9Б), отражающим изменение уровня моря).
График 9Б
Колебания уровня моря за последние 100 тысяч лет


Обратите особое внимание на то, что сегодняшние мелкие участки океана были сушей все предыдущие 100 тысяч лет, за исключением последних 10 тысяч лет. В связи с этим, если атланты строили крупные города, именно здесь они и находились, что дополнительно поясняет, почему местонахождение городов так трудно определить [37]. Карта, приведенная ниже (см. карту 9 В), показывает, что 12 тысяч лет тому назад эти территории были наиболее подходящими для проживания большого количества людей. Сегодня территории затоплены.



Когда в конце плейстоценового ледникового периода уровень моря резко поднялся, эти важные центры существования цивилизации (где, следовательно, скорее всего, и находились археологические доказательства) оказались под сотнями метров морской воды (а также под десятимет ровым, и более, слоем грязи, ила и песка). Это, естественно, делает поиск атлантических экспонатов, в лучшем оіучае, проблематичным, а на практике невозможным, по крайней мере, при сегодняшнем уровне развития техники.
Однако если это объясняет, почему некоторые атлантические экспонаты обнаружить маловероятно, как тогда быть с теми частями Атлантиды, которые не ушли под воду? Вследствие таяния ледников и существенного повышения уровня моря в конце плейстоценового периода под вод)7 ушло 15 процентов суши, а 85 процентов осталось над водой. В связи с этим, можем ли мы при естественном ходе событий натолкнуться на что-нибудь, что могло бы стать доказательством существования цивилизации до Всемирного потопа?
Тем не менее, если моя гипотеза о том, что на гибель Атлантиды частично повлияла ядерная война, верна, то мало что существенного сохранилось даже на тех участках, которые остались над водой. Грандиозные сооружения и архитектурные памятники, принадлежащие этой великой цивилизации, в основном сгорели дотла, а те, которые не были уничтожены ядерными взрывами и неукротимыми пожарами, подверглись коррозии и разрушению (особенно находящиеся в тропическом климате Юго-Восточной Азии и Индийского субконтинента) в последующие столетия. В конце концов, все доказательства существования древней цивилизации либо оказались под сотнями метров воды и грязи, либо были уничтожены ядерными взрывами и огнем, либо разрушились естественными способами. При таком эффективном сочетании созданных людьми и природных механизмов, действующих вместе, разве может вызывать удивление тот факт, что предметы прошлого золотого века цивилизации так трудно найти?
Но даже с учетом того, что все эта элементы вместе так мастерски стерли большинство следов существования Атлантиды, неизменно считается, что существуют редкие вещи, которым удалось избежать разрушительных воздействий человека и природы. Например, вещи, сделанные из благ ородных металлов, которые не окисляются и поэтому практически не подвержены
разрушению, должны были сохраниться, так же как и драгоценные камни. Это могут быть даже изделия из экзотических космических материалов, которые должны были сохраняться веками и, в конце концов, стать добычей археологов, которая потрясла бы их уравновешенный мир. Это кажется неизбежным.
Но тогда возникает другая проблема. Даже если подобным раритетам удалось сохраниться на протяжении 12 тысяч лет, сможем ли мы их узнать, когда найдем?

НЕ ПРОСТО ОБЫЧНАЯ РЫБАЦКАЯ ВЫДУМКА
Недостаточно обнаружить древние предметы, гораздо более важно, когда и кем они были найдены. Без сомнения, на протяжении истории значительные находки игнорировались, терялись или забывались, а также не попадали в поле зрения по каким-то другим причинам, просто потому, что нашедший их человек не придал значения тому, что попало ему в руки. Пожалуй, ни одна история не могла бы лучше проиллюстрировать ро;іь случая в совершении важных научных открытой, чем открытие латимерии.
В декабре 1938 года рыбацкой шхуне в водах Южной Африки в сети попалась довольно необычная рыба. Один метр в длину, с крупной голубоватой чешуей и плавниками, которые выглядели как лапы, — шкипер лодки никогда раньше не видел подобного существа. Он просто выбросил бы такое чудовище за борт или разрезал на наживку, но вдруг вспомнил, что хранительница одного маленького музея в Ист-Лондоне (небольшой, но очень важный порт на восточном побережье Южной Африки) попросила сохранить любые попавшиеся ему необычные экземпляры до тех пор, пока она не изучит их, поэтому шкипер отложил в сторону странную рыбу и направился в порт.
Как только лодка была крепко привязана к пирсу, шкинер попросил докера позвонить хранительнице музея и узнать, не захочет ли она оценить их сегодняшний улов. Хранительница, миссис Маджори Латимер, согласилась заехать в порт д;ія беглого осмотра добычи (ее истинным намерением было поздравить экипаж с Рождеством по дороге к другим своим подопечным). Она взяла такси и поехала в порт, не подозревая о предстоящем открытии. Бегло осмотрев палубу, она заметила необычную рыбу, скрытую под целой коллекцией скатов и акул на корме, только когда собралась уходить.
Огромное голубое создание привело ее в восхищение, и она поблагодарила капитана за то, что он охранил его. После некоторых споров и уговоров она попросила таксиста довезти ее и сильно пахнущую рыбу до музейной лаборатории для дальнейшего исследования.
Неожиданно она осознала, что странная рыба могла оказаться более значительной, чем сначала предполагалось. Не в состоянии обнаружить что-либо подобное среди существующих видов, она наткнулась на картинку доисторической рыбы, которая как две капли воды была похожа на лежащий перед ней экземпляр, и поняла, что совершила потрясающее открытие. Отправив по почте эскиз находки в соседний Родосский университет в Грэмстауне профессору химии, считавшему себя знатоком рыб, она спуст я несколько дней получила телеграмму от восторженного ученого, просившего ее сохранить экземпляр любыми средствами до того, как он приедет в Ист-Лондон и досконально изучит рыбу. Через несколько недель, проведенных в пути, усталый, но полный надежд профессор наконец-то приехал для личного исследования рыбы и с волнением подтвердил первоначальное предположение миссис Латимер. То, что выловил из океанских глубин экипаж рыбацкой шхуны, называлось це- лакантом — доисторической рыбой, вымершей, предположительно, 80 миллионов лет тому назад. Таким образом, экипажу удалось поймать никак не меньше, чем живое ископаемое!
Естественно, находка имела выдающееся значение для научного сообщества, которое сначала восприняло новость с недоверием. Однако, когда рыба была полностью изучена, а со временем и другие экземпляры ее были пойманы в водах Коморских островов (первоначальное место обитания целаканта, где он был известен многим поколениям местных жителей), стало ясно, что палеонтологическое ископаемое загнало науку в угол. Целакант не только пережил динозавров, но и за десятки миллионов лет практически не изменился. Это обстоятельство привело к пересмотру палеонтологических записей, а также способствовало тому, чтобы удостоить миссис Латимер редкой чести, рыба была названа ее именем — латимерия.
Примечательным в этой истории является не тот факт, что рыба, которую считали вымершей миллионы лет назад, оказалась жива и прекрасно себя чувствовала в водах Индийского океана, а то, что она вообще была обнаружена. Во-первых, она была поймана на расстоянии многих километров от своего естественного места пребывания, рядом с Мозамбиком, что само по себе было невероятной удачей. А если бы там не было миссис Латимер, приложившей усилия для осмотра рыбацкого улова, если бы она не обладала достаточными знаниями в ихтиологии, чтобы распознать значимость рыбы, если бы капитан шхуны не воспринял ее просьбу серьезно, латимерия могла остаться неоткрытой до сегодняшнего дня. К счастью, все обстоятельст ва благополучно сложились: иногда науке просто выпадает счастливый случай.

ОШИБОЧНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ И ПРОБЛЕМА ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
Учитывая данное обстоятельство, интересно, каковы шансы, что это же самое можег произойти с каким-то предметом доист орической цивилизации, попавшим в сети или выброшенным на берег на каком-нибудь пляже? Разве понял бы рыбак в XVII веке, что он выловил подвергшуюся сильной коррозии и заросшую кораллами клавиатуру от компьютера, которой 12 тысяч лет, еще меньше зная, что с ней делать? Сильно поврежденную клавиатуру, которую практически невозможно воспринять как что-то важное, он, скорее всего, просто выбросил бы за борт и продолжил заниматься рыбной ловлей. Но даже если бы он сохранил ее как какую-то редкую вещицу, что из этого могло бы выйти? Не могла ли она затеряться среди личных вещей после его смерти, или позднее быть выброшенной его родственниками как необычный, но никому не нужный хлам? Как бы вы поступили в подобной ситуации?
Редким экспонатам до/гжно повезти быть найденными теми, кто в них разбирается, и в подходящее для этого время. В противном случае их значимость может остаться незамеченной, а сами они могут быть выброшены вместе с остальным мусором. Наука никогда не узнает, сколько великих открытий пропало из- за невнимания или равнодушия, но я полагаю, что количество их существенно и может постоянно увеличиваться.
Другая проблема с местонахождением атлантических артефактов имеет дело с феноменом параллельных технологий. Не-

Страница отсутствует

нашедшему, что в его руках находится нечто уникальное, что увеличит его шансы попасть в руки к нужным людям. Возможно, это и так, но я думаю, что, скорее всего, все происходило, как в случае с рыбаком из XVII века. Такой предмет также мог быть просто выброшенным как неопознанный мусор и забыт нашедшим его человеком, который и не подозревал, что выбросил бесценный ключ к далекому прошлому человечества. В связи с этим, даже если бы нашедший подобный предмет хоть что-то понимал в археологии или был бы чрезвычайно любознательным и добросовестным, шансы у этого предмета попасть в лабораторию к специалистам практически равны нулю. Если, конечно, как в истории с латимерией, не появится современный эквивалент Маджори Латимер, которая смогла бы оценить, для чего нужен такой предмет. Ждет ли наук}7 очередная удача?

КЛЮЧИ ИЗ КОСМОСА?
Несмотря на то, что многие пытаются ограничить технологию атлантов рамками определенного государства здесь, на Земле, существует также возможность, что, если атланты были способны совершать космические полеты, но крайней мере, на таком же уровне, как мы, то доказательства этого должны находиться в безвоздушном, внешнем пространстве. В конце концов, где еще могла сохраниться технология в возрасте 12 тысяч лет относительно нетронутой лучше, чем в среде, которой, скорее всего, удалось избежать последствий ядерной и бактериологической войны и которая является единственным местом, где естественные процессы распада и эрозии слабо выражены или отсутствуют (а также единственным местом, где на них практически гарантировано обратили бы внимание)? Другими словами, самым подходящим местом для поиска экспонатов доисторической цивилизации является другая планета в пределах Солнечной системы.
Конечно, это предполагает, что древние атланты были достаточно развитыми, чтобы совершать космические полеты, и это предположение не является таким уж неправдоподобным [391 -
В конце концов, если они имели технологию, приблизительно сопоставимую с нашей, то, возможно, доказательства их существования все еще сохранились на Луне, на планетах

Страница отсутствует

больших участках его поверхности, которые без сомнения могли занести песком и разрушить любые поверхностные конструкции, особенно за 12 тысяч лет. В связи с этим, определить местонахождение древней лунной или марсианской станции через столько лет чрезвычайно сіожно, даже если бы мы знали, где ее искать [41].

ПОДЗЕМНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
Однако, возможно, лучшие доказательства существования древней цивилизации находятся не в космосе и даже не на поверхности нашей планеты, а глубоко в ее недрах. Люди по своей природе являются землекопами и обладают склонностью превращать залежи рудоносной породы в подобие швейцарского сыра. Значит, мы должны натолкнуться на доказательства увлечения человечества подземным миром в виде древних шахт, искусственно созданных тоннелей и подземных бункеров. Все это при идеальных условиях могло остаться невредимым за 12 тысяч лет. И хотя для того, чтобы продемонстрировать, что когда-то существовала древняя цивилизация, берегся всего лишь единственная непонятная шахта или бесхозный, непонятно откуда взявшийся тон- не;іь, такая возможность должна быть серьезно рассмотрена.
Если бы это было так просто! Подземный мир, как выяснилось, подвергается разрушению не меньше, чем поверхностный. В действительности, учитывая подземные воды, тоннели, построенные в активных геологических зонах, и естественный процесс разрушения поддерживающих конструкций, приводящий к неминуемой катастрофе, отверстия в грунте точно так же склонны к исчезновению, как и поверхностные сооружения. В какой-то мере, можно сказать, они являются даже более уязвимыми [42].
Однако некоторые конструкции должны были все-таки сохраниться. Очень большая шахта могла противостоять натиску времени, а массивный подземный бункер, подобный тому, что выкопан под горой Шайенн рядом с Колорадо Спрингз (NORAD — Система Аэрокосмической Обороны Североамериканского континента), должен веками сохраняться в низменном виде. Действительно, сооружения по типу NORAD, вырытые в прочной породе и защищенные стальными ударопрочными дверьми толщиной около одного метра, выдержат даже ядерный удар и должны распознаваться как созданные людьми конструкции. Подземные хранилища ядерных отходов и подобные им места могут также ждать своего обнаружения (и поскольку такие сооружения, вероятнее всего, строились в горных районах, они, возможно, также находились над уровнем моря).
К сожалению, найти такие сооружения крайне трудно, не зная их точного места расположения. Потребуется дорогостоящее ультразвуковое оборудование, чтобы обнаружить в твердой породе большое пустое пространство. Кроме того, огромное количество времени и денег на исследование даже одной горной цепи (особенно если кто-то решит, что самым подходящим местом для нахождения подобных сооружения являются горные хребты, расположенные в наиболее недоступных регионах Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока).
Еще одной проблемой с обнаружением подземных сооружений является то, что они, как правило, имели один маленький вход, возможно, замаскированный, который покрывается растительностью уже через несколько десятилетий после того, как им перестали пользоваться. Особенно это относится к подземному бункеру типа NORAD, который, несомненно, стал бы основной целью в глобальной ядерной войне и, возможно, оказался сильно поврежденным. Ядерный взрыв, достаточно мощный для того, чтобы потенциально уничтожить подобное сооружение, должен образовать огромную воронку у входа в тоннель, тем самым погребая под толщей грунта и ликвидируя все следы существования бункера. Даже если выдержит ударопрочная дверь и его обитатели выживут, они в итоге его покинут (возможно, через специальный тоннель для эвакуации), поэтому основной вход и эвакуационные выходы неизбежно покроются густой растительностью. Сверху подобного сооружения в настоящее время может быть построен целый город, и никто даже не заподозрит, что находится над остатками огромного созданного руками человека грота, который когда-то служил командным пунктом во время глобального ядерного холокоста.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ВО ЛЬДАХ
Если принять во внимание предположение, что в уничтожении мировой цивилизации принимала участие доисторическая ядерная война, частицы сажи и пыли от подобной катастрофы
могли покрыть полярные ледники, которые 12 тысяч лет тому назад занимали огромные участки земной поверхности, что может предоставить неопровержимые доказательства древнего обмена ядерными ударами. Кроме того, столетние промышленные загрязнения, предшествующие уничтожению, тоже должны были зафиксироваться во льдах. Іаким образом, мы могли бы обнаружить какие-то доказательства существования древнего индустриального общества и войны, которая его разрушила, в самых глубоких іыастах арктического льда, легко различимого в любых образцах грунта с большой глубины.
Это кажется довольно правдоподобным предположением. Как кольца у дерева, лед является замечательной «капсулой времени»: внутри ледяной глыбы можно практически пересчитать сезоны, воспринимая атмосферные данные по пузырькам, проникшим в лед, и раскрыть существенную информацию о погоде и особенностях климата, оставленную сотни и даже тысячи лет тому назад. Таким образом, при внимательном изучении образцов льда, существовавшего 12 тысяч лет тому назад, можно было бы обнаружить осадочное отложение (или отложения), необходимое есіи не для подтверждения пребывания на Земле древней цивилизации, то, гіо крайней мере, для поддержки этой идеи.
К сожалению, все не гак просто. Вкрапления, оставленные атмосферой в полярных льдах, не полностью согласованы. Во время периодического таяния верхняя поверхность ледников могла местами растапливаться, уничтожая при этом десятилетние осадочные отложения, нарушая последовательность и целостность картины. Кроме того, поскольку моя гипотеза предусматривает иродо;іжи- тельный и интенсивный период глобального потепления, начавшийся непосредственного посіе ядерной войны/зимы, описанных мною ранее, вполне возможно, что большинство, если не все, следы подобного сценария были уничтожены во время последующего таяния. Необходимо учесть и то, что масса вкраплений из воздуха после ядерной войны (или от промышленного загрязнения) осела на ледниках в более низких широтах, и, когда огромные участки льда растаяли, веками копившаяся в них информация превратилась в морскую воду, практически не оставляя следов пребывания цивилизации. К концу плейстоценового периода размер ледников на планете сократился почти на 75 процентов, что только увеличивает трудность обнаружения каких-либо доказате/іьств даже в слоях льда, которые относятся к атлантической эпохе.

Страница отсутствует

такие как дорожные тоннели, рукотворные каньоны, открытые горнорудные разработки и шахты, тоже должны приниматься в качестве доказательств. I Іочему же мы не можем найти таких очевидных признаков существования древней цивилизации, по крайней мере, на тех территориях, которые не оказались поглощенными быстро поднимающимся океаном?
И снова время является нашим злейшим врагом. Как мы уже обсуждали ранее, созданные человеком тоннели со временем осыпаются и разрушаются, если их оставить без надзора на очень длительный период времени, а оползни, обвалы и естественный процесс разрушения ДО;ІЖНЬІ быстро ликвидировать любой рукотворный каньон, когда-то высеченный в прочных горных породах. Кроме того, поскольку материал для строительства дорог, используемый более развитыми обществами, является менее долговечным, чем порода, из которой построили свою систему дорог римляне, остается лишь вопросом времени, когда неумолимое воздействие ветра, дождя, льда и снега превратит даже самую обширную дорожную систему в руины. Через 12 тысяч лет подобного воздействия, даже с учетом, что ни один человек своими действиями не ускорил процесс разрушения дорожного полотна, чтобы на его месте построить жилище, от великолепной дорожной системы не останется почти ничего.
А так как дороги обычно строятся в наиболее удобных местах и, как реки, стремятся следовать по пути наименьшего сопротивления данной географической местности, скорее всего, последующие цивилизации использовали для строительства своих дорог, в основном, те же самые места, что и древние люди, способствуя дальнейшему стиранию следов древних дорог под новыми. Понадобится особая удача для того, чтобы даже из космоса обнаружить существенные признаки древнего дорожного полотна, но и тогда было бы сложно выяснить возраст подобного открытия, которое почти наверняка будет приписано со врем енно й цивилизации.
Со временем открытые горнорудные разработки [44] и карьеры приобретают более естественный вид, все меньше напоминающий об их рукотворном происхождении. Открытые разработки постепенно заполняются грунтовыми водами и илом и воспринимаются скорее как естественные водоемы, а не как открытые рудники. Более мелкие карьеры ожидает примерно такая же участь. Кроме того, где гарантия, что более поздние цивилизации не могли обнаружить заброшенный рудник и возобновить там работы через много тысяч лет посте того, как первоначальные собственники превратились в пыль? Например, археологи не без основания относят древний вавилонский мраморный карьер к плодам той эпохи, но как можно быть уверенными, что именно жители древнего Вавилона создали этот карьер, а не более ранняя цивилизация?

ПОИСК ПРОДОЛЖАЕТСЯ
Изучив все возможности обнаружения вещественных доказательств, мы, похоже, нисколько не приблизились к тому, чтобы найти сіеды нашей пропавшей цивилизации, так как на нашем пути возникает слишком много препятствий. Напомню вкратце причины, по которым вряд ли удастся обнаружить древние артефакты или другие доказательства существования доисторической цивилизации.
1. Большинство сооружений и других веских доказательств существования Атлантиды было уничтожено во время ядерной войны и/или последующего разрушения.
2. Большие участки суши, где, скорее всего, была сконцентрирована цивилизация, погрузились в океан, что чрезвычайно затруднило поиск и извлечение доказательств.
3. Объекты естественным образом стремятся к распаду на составные часги и через сравнительно короткое время исчезают. Особенно это касается искусственно созданных объектов, оставленных в теплом, влажном климате или погруженных в морскую воду.
4. Вещи могут быть найдены людьми, не способными распознать их значимость, поэтому выбрасываются или теряются.
5. Сходство между современными объектами и их аналогами времен Атлантиды может ввести в заблуждение случайного наблюдателя, в результате древний предмет может оказаться выброшенным как современный.
6. Крупные рукотворные объекты, такие как карьеры, тоннели или дорожные системы, постепенно разрушаются под влиянием эрозии, переделываются более поздними цивилизациями и, таким образом, ассоциируются уже с
ними, а не с их доисторическими основателями, или же на их месте строятся современные объекты.
7. Промышленные загрязнения древней цивилизации и/или следы ядерной войны, содержащиеся в ледовых пластах, уже давно исчезли из-за продолжавшегося несколько тысячелетий таяния ледников.
8. В космосе доказательства трудно обнаружить при имеющемся в настоящий момент уровне развития технологии, поэтому придется подождать, пока человечество более полно не исследует планеты земной группы и Луну с целью обнаружения следов древней технологии.
Конечно, вполне возможно, что никаких веских доказательств существования вымышленного Платоном континента не найдено потому, что такое место вообще не существовало. С другой стороны, возможно, проблема заключается в том, что мы слишком увлеклись поиском безделушек с надписями «Сделано в Атлантиде» и не обращаем внимания на более крупные указатели, находящиеся поблизости. У нас может не быть «весомых» доказательств того, что объект относится к древней цивилизации, но существуют ли какие-то «виртуальные» доказательства, которые мы могли бы увидеть?
Не что-то материальное и значимое, что можно подержать в руке или положить под увеличительное стекло. Увидеть доказательства в форме трудно уловимых улик, указывающих на то, что цивилизация прошла этим путем и оставила на мягких песках времени отпечатки своих ног, которые почти уже стерлись, но все-таки сохранились, несмотря ни на что, и видны только тем, кто внимательно смотрит?
Возможно, и существуют.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 08 июл 2012, 14:03 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 10

Обнаружение отпечатков пальцев древней цивилизации

Если кому-то сказать, что когда-то в пещере по соседству жил дракон, он захотел бы увидеть доказательства этого. Однако обнаружение этих доказательств могло оказаться не таким простым, как предполагалось вначале, особенно для закоренелого скептика. Например, нас могли привести к предполагаемому логову зверя и указать на разбросанные повсюду обглоданные кости крупных животных как на доказательство того, что раньше здесь обитала гигантская рептилия, или на опаленные стены пещеры, что свидетельствовало об огнедышащих способностях дракона. Однако скептик мог бы возразить, что многие другие хищники, кроме дракона, могли оставить после себя обглоданные кости, а опалить стены могли стояночные костры и факелы, что яв- лялось очевидным делом рук человека, а не доказательством огненного дыхания дракона. Тогда невозмутимый проводник указывает нам на отсутствие дичи в окружавшем пещеру лесу, предположив, что ее количество резко сократи.! огромный хищник. На это наш разоблачитель возражает, что отсутствие дичи говорит лишь о том, что в этой зоне вся дичь была истреблена охотниками, а не о том, что здесь жил дракон. Однако, не утратив мужества и не имея других доказательств, наш проводник, в конце концов, приводит нас в сельский архив. Он снимает с пыльных полок десятки книг, каждая из которых воспроизводит с различными подробностями историю о местном драконе и о том, как больше века тому назад он был убит отважными жителями прямо у выхода из пещеры. Эти истории были записаны разными летописцами из нескольких соседних деревень, большинство из которых никогда не встречались друг с другом. Они прославились своей честностью и прямотой при создании фундаментальных литературных произведений на эту тему.
Что теперь скажет наш скептик? Очевидно, что, несмотря на отсутствие неопровержимых вещественных доказательств,
существует множество прекрасно изложенных письменных свидетельств о существовании подобного зверя, подтвержденных различными авторитетными очевидцами, большинство из которых не знали друг друга, но их истории совпадали по многим пунктам. Хотя вещественных доказательств того, что здесь когда-то жил дракон, не существовало (в особенности, отсутствовал его скелет), эти истории о пещере с обглоданными костями, опаленными стенами и исчезновении дичи говорили, что здесь происходило что-то очень странное.
Мы находимся в такой же ситуации с идеей о том, что когда-то Землю населяла доисторическая цивилизация. В связи с тем, что материальных доказательств существования атлантической цивилизации предъявлено быть не может, необходимо поискать другие указания на то, что подобная развитая цивилизация все-таки была. Но что это могут быть за следы? К сожалению, не все доказательства могут быть оценены, изучены и внесены в каталог. Часто самые ценные сіеды вообще не имеют физической формы. Почти как в современном расследовании убийства, в котором обвиняемому может быть вынесен приговор на основании показаний очевидцев, отсутствия алиби и наличии у него мотива для убийства, без предъявления каких- либо вещественных доказательсгв вообще. Точно так же может быть вынесен вердикт о существовании древней цивилизации без предъявления суду экспонатов и других вещественных доказательств. И хотя мы не в состоянии доказать существование Атлантиды в научном смысле — для этого требуется изрядное количество вещественных доказательств — мы, по крайней мере, можем показать, что доисторическая цивилизация является не такой уж бессмысленной идеей, как могло показаться вначале. Но какие именно доказательства подтвердят существование подобной цивилизации?

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ПОЛУЧЕННЫЕ У КОСТРА
Как мы обсуждали ранее, слово миф в современном языке утратило свое основное значение. Мы используем его в том же смысле, что и сказка или притча. Другими словами, мы подразумеваем, что миф является вымышленной историей, предназначенной для того, чтобы преподать какой-либо философский или моральный урок или, возможно, послужить средством эпического повествования. А как древние понимали это слово? Воспринимали мифы так же, как мы сейчас — как затейливые истории с поучительным смыслом, — или принимали их как без преувеличения правдивые, хоть и несколько приукрашенные или переработанные истории о фактических событиях или исторических личностях? Как в древнем мире создавались мифы? Являлись ли мифы чистейшей выдумкой неких моргцинисгых и мудрых деревенских старцев, которые убеждали слушателей сразу же принимать эти истории за правду, или они были все-таки чем-то более хитроумным?
Для ответа на эти вопросы важно понять роль мифологии в древней культуре. Мифы были не просто способом повествования, но методом сохранения общественного и исторического наследия для потомков. Сознательная выдача вымышленной истории за правду могла причинить сильный вред, так как это лишило бы содержания общественное наследие, заменяя реальные события прошлого вымыслом. Это все равно что учить тому, что Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон и Бенджамин Франклин были вымышленными действующими лицами, а Война за независимость — прост о мифологическим приемом, используемым в качестве декорации, на фоне которой эти вымышленные герои разыгрывали свои индивидуальные драмы. Другими словами, это поставило бы под вопрос саму основу американского национального наследия и свело бы все, за что мы ратуем, к простой фальсификации, базирующейся на вымышленных и бесполезных историях. Вот почему внимательные ис- стедователи воздерживаются от поспешного отправления любой древней легенды в мусорное ведро как фикции, так как многие понимают, что в основе истории всегда находилось какое-то событие — «первоисточник». Чтобы придать ей жизни и движущей силы, остается только понять, что это было за событие.
К сожалению, это относится не ко всей мифологии. Например, греческая мифология, касающаяся похождений богов на Олимпе, на самом деле представляла собой тщательно созданные и постоянно развивающиеся сказки, придуманные для изучения человеческой натуры. Изображая божественных созданий на месте смертных людей, они рассказывали древним — и нам тоже — о человеческом отношении к ревности, зависти,

Страница отсутствует

Страница отсутствует

ядерных взрывов. Они также, в основном, совпадают в том, что через какое-то время темнота прошла и жизнь началась заново, что совпадает с ситуацией, возникшей после ядерной зимы, когда планета начала медленно восстанавливаться и возвращаться к нормальному состоянию после того, как рассеялись облака пыли и пепла. Кроме того, рассказы, как правило, сходятся в том, что люди были наказаны за свои слабости (обычно определяемые как жадность и гордыня), что могло быть тем, как современные люди воспринимались с точки зрения первобытных людей. Учитывая вред, нанесенный за многие века коренным народам со стороны более развитых завоевателей, вплоть до полного уничтожения целых культур, легко представить, что потомки их жертв вряд ли будут рассказывать о них в доброжелательных выражениях. Может ли великое зло человечества оказаться обычной метафорой, использованной для обозначения естественного, присущего людям чувства превосходства, которое более развитые люди, как правило, испытывают по отношению к менее развитым культурам [45]?
Многочисленные мифы о потопе, рассказываемые по всему миру, а также всевозможные истории о драконах, записанные разными деревенскими старцами, упомянутые в начале этой главы, вместе взятые, позволяют предположить, что, возможно, произошло что-то чрезвычайное и катастрофическое, на территории, достаточно большой для того, чтобы очевидцами этого события могли стать широко разбросанные по всему миру группы изолированных племен и народов. И хотя это не доказывает, что Атлантида — по крайней мере, как я это здесь изобразил — действительно существовала, зато дает возможность предположить, что своего рода уникальный мир существовал настолько давно, что его не удалось обнаружить в нашей коллективной, сознательной истории. И несмотря на все усилия, даже сегодня он не поддается обнаружению.
Но имеются ли другие «виртуальные» доказательства существования исторической Атлантиды, которые мы могли бы рассмотреть, кроме распространенных по всему миру мифов о потопе — возможно, нечто, по своей природе более материальное, что могло бы подтверждать, что на земном шаре случилось что-то абсолютно невероятное относительно недавно, по крайней мере, в геологическом смысле? Очевидно, если глобальный военный конфликт, подобный тому, что я описал ранее, дей-
ствительно произошел, он должен был оставить больше следов, чем только легенды и мифы; он оказал бы глубокое воздействие на окружающую среду, последствия его проявлялись бы до сегодняшнего дня. Итак, существует ли что-то, что могло бы послужить доказательством того факта, что с окружающим миром в глобальном масштабе относительно недавно произошло нечто внезапное и разрушительное и, во многих отношениях, до сих пор непонятное науке?
Выясняется, что существует, и необходимо только рискованное путешествие в самые покинутые и холодные регионы земного шара, чтобы разыскать это.

ВЫМИРАНИЕ КРУПНЫХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ И ТАЯНИЕ ЛЬДОВ: ПОСЛЕДСТВИЯ ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ?
До сегодняшнего дня наука все еще размышляет, что конкретно послужило причиной великого плейстоценового вымирания 12 тысяч лет тому назад. В течение всего нескольких столетий большинство крупных млекопитающих Северной и Южной Америки — покрытые шерстью мамонты и мастодонты, гигантские наземные ленивцы мегатерии, носороги и даже знаменитые саблезубые тигры, наряду с почти двумя сотнями других видов крупных наземных млекопитающих — исчезли с лица Земли. Данное событие было глобального масштаба, хотя, не такое масштабное, как вымирание 60 миллионов лет тому назад, положившее конец господству динозавров. Представьте себе, что африканские и индийские слоны, бегемоты, носороги, гризли и полярные медведи, а также множество других крупных млекопитающих вымирают в течение нескольких десятков лет.
Еще более примечательным в отношении сравнительно недавнего процесса вымирания является то, что наука так и не поняла окончательно, почему оно произошло. Когда вымерли динозавры, катализатором процесса был, по-видимому, сильный удар астероида о полуостров Юкатан, после которого настолько резко изменился климат, что самые огромные из рептилий не смогли выжить. Другие массовые вымирания тоже списывались
на последствия от периодических ударов о Землю крупных небесных тел или на чрезмерную вулканическую активность, и даже на такие явно безобидные явления, как легкое поднятие температуры морской воды; но в случае с плейстоценовым вымиранием нет никаких обстоятельств, на которые можно было бы сослаться. Науке известно только, что массовое вымирание совпало с концом последнего ледникового периода, а это мало дает для того, чтобы ответить на вопрос почему. В прошлом Земля переживала и другие ледниковые периоды, которые многие из этих животных выдержали без особых проблем. Почему плейстоценовый ледниковый период уничтожил их, а предыдущие холодные периоды — нет?
В качестве одного из возможных ответов предлагалось истребление их людьми, но численность погибших животных является стишком большой, чтобы быть отнесенной на счет одних лишь охотников каменного века. Для того чтобы истребить популяцию, древние охотники должны были убить намного больше животных, чем могли использовать, а охота на мастодонтов и мамонтов не была таким уж простым и безопасным способом добычи пропитания. Другой возможностью объяснить причину вымирания является болезнь, но вымирание было таким масштабным и повлияло на такие изолиро ванные друг от друга виды, что кажется невероятным, что все они могли умереть от одного и того же вируса. Кроме того, стеды болезни должны были быть обнаружены сегодня в тканях и костном мозге замерзших млекопитающих, чтобы подтвердить, что их всех погубил некий вид массового заболевания, но пока такие следы не найдены.
Можно было бы рассмотреть и природные факторы, но климат обычно не изменяется с такой скоростью, чтобы большинство крупных видов могло погибнуть почти за одну ночь без каких-либо причин. Конечно, конец плейстоценового периода был отмечен возросшей вулканической активностью и был временем существенных геологических и климатических изменений, но все же непонятно, почему эти изменения так радикально коснулись лишь конкретных видов животных, тогда как другие остались невредимыми, и как получилось это в мировом масштабе. Что же было 12 тысяч лет тому назад настолько существенно отличающимся от других периодов, что повлекло за собой вымирание таких разрозненных видов млекопитающих в массовом количестве?

ВЗГЛЯД НА ОБШИРНЫЕ СИБИРСКИЕ ПРОСТОРЫ, ГДЕ ОБИТАЛИ МАМОНТЫ
Когда ученые впервые узнали о горах костей мамонтов, которые покрывали большинство территории Сибири, они си;іьно удивились находке; без преувеличения, миллионы костей были обнаружены утрамбованными в замерзшую арктическую тундру. Ученые, исследовавшие эти территории, обнаружили на протяжении многих километров тела животных в различных состояниях. Некоторые из них были раздроблены на куски, будто попали в гигантский миксер, а йотом, спрессованные и смешанные с частицами насекомых, травы, деревьев, замурованы в твердую как камень вечную мерзлоту Сибири и Аляски.
Однако еще более, чем масштаб гибели, озадачивает предполагаемая скорость, с которой они погибли, и состояние, в котором некоторые скелеты были найдены. Обычно, когда животное умирает, оно разлагается и съедается падальщиками. Но в данном случае многие животные погибли так стремительно, что на некоторых найденных скелетах все еще имелось мясо,
и, по крайней мере, у одного из них оказались в зубах недоже- ванные лютики — растущие, как известно, только в умеренных зонах в теплые месяцы года. Очевидно, что произошло событие, которое не только застало врасплох и под открытым небом миллионы животных, но и спрессовало их в чудовищную груду быстро замороженной флоры и фауны. Кроме того, это вымирание было глобальным феноменом, который воздействовал на животных в Америке и Европе, все они погибли примерно в одно и то же время около 12 тысяч лет тому назад. Это тайна, которая до сегодняшнего дня остается одной из великих загадок современной палеонтологии, особенно потому, что непохожа ни на что, зафиксированное ранее в палеонтологической летописи.
Но что могло привести к быстрому и беспрецедентному вымиранию в таком крупном масштабе? Относится ли это к случаю, когда природа вышла из-под контроля, или могло случиться что-то еще? Возможно, виной этому был человек? Что, если плейстоценовое вымирание было делом рук человека и является последствием вышеупомянутой ядерной войны?
Давайте рассмотрим такую возможность: установлено, что конец плейстоценового периода был отмечен быстрым таянием огромных ледников, которые покрывали треть планеты.

Страница отсутствует

Страница отсутствует

этого оказалось довольно, чтобы нанести настолько сильный вред окружающей среде, что крупные млекопитающие попали в затруднительное д;ія выживания положение.
Рассмотрим такой сценарий. Стада мамонтов и другие кочующие травоядные животные, приспособленные к холодному климату (преследуемые по пятам неусыпными хищниками), перемещаются на просторные, свободные ото льда и находящиеся в умеренном климате равнины Сибири и северные склоны Аляски, чтобы кормиться на бескрайних полях с высокой травой и лиственными растениями, ненадолго распускающимися то;іько в летние месяцы. Эти территории являются не только превосходными пастбищами, но и наиболее подходящим местом для обитания огромных стад млекопитающих, легко подверженных перегреву. Они нашли не только множество корма и временное облегчение от некомфортной летней жары Сибири и низин Аляски, но и регион, прекрасно подходящий для рождения молодняка. Огромные стада млекопитающих покрывают поросшие травой степи региона несколько месяцев в году, производя потомство, накапливая жир для долгой зимы, и, по сути, ведут беззаботный образ жизни всего за несколько сотен километров от 1 Іолярного круга [47].
Однако в середине лета где-то 12 тысяч лет тому назад случилось что-то необычное. Далеко на юге высоко в небе начали распускаться в форме грибов зловещие черные облака пепла и дыма. Через несколько дней прежде голубое небо над головой затянули гигантские клубящиеся, грифельно-серые облака, а на потемневшие и остывшие равнины, где паслись огромные стада, начали оседать частицы пыли. Стада, окутанные хмурым сумраком, ощутившие необычное для данного времени года понижение среднесуточной температуры и нервированные запахом дыма, продолжали попытку наполнить нищей свои массивные желудки, абсолютно не подозревая, что смерть была рядом.
Однако первым намеком на неприятности было не исчезновение солнечного света или понижение температуры, а неожиданный теплый ливень, хлынувший из громадных облаков пара — быстро образовавшегося и си;іьно разогрегого несколькими ядерными взрывами — клубящихся над головой. Этот потоп, длившийся от нескольких дней до нескольких недель, привел к тому, что объем воды в реках, у берегов которых скопились животные, увеличился в несколько раз по сравнению
с первоначальным. Целые стада оказались изолированными на внезапно образовавшихся островах, а тысячи других животных были смыты быстро несущимися потоками воды. Ледники, расположенные дальше к югу, тоже нагрелись горячими струями дождя, что резко увеличило скорость их таяния и внесло свою лепту в образование потопа, превращая огромные степи Сибири в грязное, затопленное болото. Еще хуже было, что в некоторых местах вечная мерзлота таяла слишком быстро, превращая почву в необычайно вязкую смесь грязи и мха, в которой как в зыбучих песках увязали тяжелые млекопитающие и погибали от истощения сил, тщетно пытаясь высвободиться. За несколько недель миллионы свободно перемещавшихся млекопитающих Сибири и Аляски погибли. Либо остались там, где умерли, увязнув в болоте жидкой грязи, либо утонули в бушующих водах [48]. А их тела — вместе с морем растений, также вырванных неистовыми потоками, — были унесены к устьям рек и собраны в огромные кучи.
Но на этом кошмар не закончился. Когда прекратился теплый дождь, сгущающиеся облака над головой продолжали темнеть и разрастаться, все больше препятствуя проникновению солнечного света, скоро регион погрузился в полную темноту. За несколько часов температура резко упала, быстро замораживая попавших в ловушки мамонтов прямо там, где они стояли, погребая их в саркофаги из замерзшей грязи. Через несколько недель огромные стада мамонтов, гигантских ленивцев, покрытых шерстью носорогов и множества других видов животных погибли — их замороженные тела так и остались разбросанными по громадной территории быстро замерзающей тундры как наследие человеческого безрассудства.
Конечно, не все животные вымерли сразу. Хищники, вероятно, способные немного быстрее передвигаться и легче находить убежища, чем неуклюжие мамонты и ленивцы, ушли достаточно далеко на юг, чтобы спастись, но даже их спасение было кратковременным. Вместе с огромными стадами животных, которыми они питались, ушла и их надежда на спасение. Дичи было недостаточно, чтобы прокормить всех, и они начали постепенно умирать от голода или поедать друг друга. В конце концов, остались совсем немногие из них, чтобы поддержать жизнеспособный генофонд, из которого смогли бы возродиться виды, но и их участь скоро была окончательно решена.
Я не утверждаю, что одна ядерная зима сразу погубила все эти виды. Возможно, многие животные, защищенные от самого сильного ветра и холода в лесах дальше к югу, могли выжить, но ко времени, когда пелена сажи над головой рассеялась и условия начали возвращаться к нормальным, их количество настолько сократилось, что их постепенное вымирание было гарантировано. Млекопитающие, потеряв почти 90 процентов своей численности из-за неожиданного холода или других факторов, возникших в результате образования облаков пепла (удушье? лесные пожары, вызванные войной?), сохранили лишь генофонд, необходимый для возрождения некоторых видов. Даже если могучие мамонты и мастодонты могли найти способ продолжить борьбу за выживание, на протяжении нескольких столетий их сильно уменьшенное количество и другие факторы способствовали их постепенному вымиранию.
Глобальные изменения климата почти всегда имеют самые тяжелые последствия для наиболее крупных видов, обрекая их (за исключением тех, кто смог спастись от самой худшей катастрофы в удаленных тропических регионах) и тех, чье выживание зависит от них, на бесконечный процесс вымирания. В конце концов, как ни странно, их гибель даже могла быть ускорена потомками самих первобытных людей, которым удалось пережить великую всемирную катастрофу, устроенную их более развитыми современниками. Вероятно, истребление человеком и болезни, как считают многие ученые, действительно могло погубить мамонтов, но это оказалось возможным то:іько потому, что осталось их очень мало. Следовательно, на их вымирание оказала влияние целая комбинация факторов, которые в причудливом переплетении судьбы все могли быть спровоцированы человеком.

ВЕЛИКОЕ ТАЯНИЕ
Следует осознать еще одно последствие Великой войны до того, как человечество придет к своему полному позорному концу. Когда начали рассеиваться облака пыли и пепла, а частицы, образовавшие гигантское ядовитое облако, начали падать обратно на землю, огромные ледники были покрыты мелкими вкраплениями чернильно-черной сажи, особенно в их самых южных крайних точках. Потом, когда небо прояснилось, и снова появилось Солнце, эта черная сажа стала прекрасным проводником тепла, вызывая необычайно быстрое таяние полярных льдов и повышение уровня моря по всему миру в связи с тем, что миллионы тонн воды, веками находившейся в замерзшем состоянии, было выпущено обратно в Мировой океан.
Между тем, далее к югу пелена из темно-серых облаков дыма и сажи, висевшая над умеренными широтами планеты, стала достаточно гонкой, чтобы позволить прямым солнечным лучам снова достичь некоторых мест. Вместо того, чтобы выполнять роль огромного солнцезащитного экрана, она превратилась в своего рода термическую оболочку, поддерживающую под своей серой мантией высокие температуры. За несколько месяцев Земля перешла от темной и холодной ядерной зимы к образованию парникового эффекта. Неожиданно в прежде холодных районах начали усганавливаться не по сезону умеренные температуры, так как тепло, естественным образом удерживаемое под слоем клубящихся серых облаков, повсеместно нагревало планету. Это, в свою очередь, способствовало дальнейшему увеличению скорости таяния льдов и еще более быстрому подъему уровня океана. Насколько быстро таяли ледники и поднимался уровень воды, ученые спорят до сих пор. Однако вполне справедливо было бы изначально представить относительно быстрое таяние — в результате поглощения солнечного света сажей, покрывавшей льды, и всеобщего парникового эффекта, возникших вследствие обмена ядерными ударами — и подъем уровня океана от 10 до 30 метров всего за неско/іько лет. Когда пелена облаков полностью рассеялась и на планете начало устанавливаться некое климатическое равновесие, таяние льдов могло замедлиться, а уровень воды в океане на протяжении последующих веков повышался медленнее, пока не достиг, наконец, своих сегодняшних показателей, скрывая при этом 15 процентов суши на планете — включая наиболее густо населенные прибрежные районы Атлантиды — под сотнями метров морской воды.
Кроме того, следует еще рассмотреть влияние ядерной войны на структурную целостность самого льда. Вполне оправданно можно предположить, что внезапное сотрясение, вызванное почти единовременным взрывом над огромными участками земного шара тысяч мегатонн ядерных боезарядов, запросто могло привести к сейсмической активности. Она, в свою очередь, могла расколоть шельфовых! ледник; горячий дождь, обрушившийся на прежде холодную поверхность, также мог вызвать массивные трещины во льдах, приводящие к «суперразлом у льда» — отламыванию громадных ледяных глыб от кромки ледника и отвесному падению их в океан.
Представьте своего рода цунами, которое могло бы образоваться, если кусок льда размером с Род-Айленд внезапно откололся бы от ледника и соскользнул в северную часть Тихого океана. Такой массивный кусок льда мог бы создать волну высотой в сотни или даже тысячи метров, которая обрушилась бы на низко расположенные территории и так уже пострадавшего побережья Азии, продолжая разрушать прибрежные города, временно превращая целые районы в мелководье. Позднее отступившая вода могла не только оставить на этих участках масштабное опустошение, но и утащить в море большое количество обломков, способствуя тем самым дальнейшему уничтожению следов цивилизации атлантов. На протяжении нескольких следующих тысячелетий дальнейшее повышение уровня воды в море всего лишь последовательно закончит работу, когда огромная глыба оставшегося полярного ледника продолжит крошиться.
Могло потребоваться еще несколько тысяч лет для того, чтобы ледники полностью отступили до их сегодняшнего уровня, но начало этому мог положить и катастрофический обмен ядерными ударами, который настолько кардинально изменил климатические условия, что это привело к окончанию плейстоценового ледникового периода. Это был каскадный эффект, когда одно действие вело к другому в виде непрерывной цепочки катастроф, которая, в конце концов, привела к гибели «Атлантиды» и вымышленной глобальной цивилизации, в которую она превратилась. Простой план инфицировать смертельного врага видоизмененным вирусом в надежде изменить ситуацию в проигранной войне не только привел к уничтожению выдающейся мировой цивилизации и миллиардов ее граждан, но и изменил всю экосистему планеты, обрекая на вымирание огромные стада уникальных животных и, в конечном счете, даже внося изменения в топографию всего земного шара. Некоторые ошибки в принятии решений имеют более значимые последствия, чем другие; эта ошибка дорого обошлась планете.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ПОЛУЧЕННЫЕ ИЗ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
И, наконец, существует еще одно доказательство, которое современная мировая цивилизация может иметь, учитывая просторы нашей планеты, и это доказательство лежит в земле, прямо у нас под ногами. По существу, доказательство существования древней цивилизации может заключаться не в том, чт о есіъ, а в том, чего нет!
Если мы хотим представить себе настоящую развитую цивилизацию — в комплекте с автомобилями, кораблями, самолетами, электростанциями и тяжелой промышленностью, которыми такое технологически развитое общество непременно должно владеть, — то ее потребность в энергии могла быть такой же ненасытной, как сегодня. Если мы пойдем дальше и предположим, что технология стремится развиваться по параллельным линиям, то, очевидно, древние атланты, так же как и мы, пережили период, когда их основными источниками энергии были нефть и природный газ (а также уголь). Кроме того, если этот период длился хотя бы столетие или два, это повлекло бы за собой необходимость создания древней топливной промышленности, сопоставимой с нашей. Если ситуация развивалась именно гак, то разве мы не должны обнаружить какие-либо доказательства существования подобного крупного мирового предприятия? Могла ли какая-то цивилизация веками добывать нефть и уголь в мировом масштабе, не оставив каких-либо следов?
Согласно моему предположению, большая часть этой уни- ка;іьной цивилизации, которую мы метафорически называем Атлантидой, простиралась от Австралии до Северной Африки (включая более мелкие колонии и государства-сателлиты, разбросанные по Америке, Африке и свободной ото льда части Европы), а ее культурные, политические, финансовые и военные центры находились на территории современной Индии и Индонезии. Интересно отметить, что именно эти регионы, за некоторым исключением, почти лишены существенных запасов нефти, угля и природного газа. Чтобы лучше оценить эту идею, приводится круговая диаграмма (см. ниже), которая демонстрирует огромную несоразмерность разведанных запасов нефти на каждом континенте ио состоянию на 2002 год.
Необычным в этой ситуации является то, что для подобной несоразмерности вроде бы нет никакой веской причины.

Страница отсутствует

Страница отсутствует

Исходя из географических и геополитических реальных условий, существовавших в мире за 10 тысяч лет до н. э., можно предположить, что любые потенциальные запасы нефти выше и ниже Тропиков Рака и Скорпиона были, в основном, недоступны из-за их близости к полярным льдам и суровых погодных условий. А также по геополитическим и природным соображениям, тем самым вынуждая древнюю цивилизацию пользоваться ресурсами, находящимися ближе к месту их проживания. Если и имелась нефть, она до;іжна была находиться на Индийском субконтиненте и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также в Африке и Южной Америке, превращая эти регионы, возможно, на целые столетия в центр производства энергии.
Однако даже если эти запасы были огромными, они не могли быть неисчерпаемыми. Со временем эти источники энергии — подобно нашим, находящимся уже на грани исчерпания, — могли полностью истощиться, оставляя крупные промышленные державы региона без необходимого энергоснабжения. И ставя их перед выбором: либо искать новые запасы нефти где-либо в другом месте, либо переходить на альтернативные источники энергии, такие как солнечная, ядерная, геотермальная и другие. Возможно, что древние атланты в конце концов разработали энергетическую инфраструктуру, основанную на альтернативных источниках энергии, так как их собственное запасы исчерпались. И мы в ближайшие несколько десятилетий должны это сделать, или нам придется столкнуться с похожими проблемами? Эта возможность кажется очень любопытной.

ПРОБЛЕМА БЛИЖНЕВОСТОЧНЫХ ЗАПАСОВ
Однако, если моя гипотеза верна, то как быть с крупнейшими нефтяными месторождениями Ближнего Востока, которые составляют 2/3 всех разведанных мировых запасов нефти? Разве не могла древняя цивилизация также обнаружить и выкачать эти месторождения тысячи лет тому назад, оставив Ближний Восток без нефти подобно тому, как выглядит сегодня остальная часть Азии? Другими словами, ест и Атлантида обнаружила огромные запасы нефти, находящиеся под Персидским заливом, 12 тысяч лет тому назад, почему не пользовалась ими так же, как мы это делаем сегодня?

Страница отсутствует

нефтяные запасы привести к отказу от нефти и природного газа как от основных источников энергии, оставляя запасы 1 Іерсид- ского залива невостребованными, но не ранее, чем большинство местных нефтяных запасов остальной части Азии, Африки и Южной Америки были истощены? И снова: имеем ли мы очередной «виртуальный отпечаток следа», который предположительно оставила когда-то на своем пути цивилизация?

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ «ИГРА В УГАДАЙКУ»
Таким образом, мы видим, что обнаружение доказательств существования древней цивилизации оказалось неудавшимся мероприятием. Время, процесс разложения, погружение больших участков суши в океан и множество других трудностей стоят на пути начинающего искателя Атлантиды, делая ее поиск зависимым скорее от удачи, чем от умений или технологических возможностей. Атлантида манит нас трудно уловимыми доказательствами и возможностями, но до сих пор упорно не желает показать себя. Однако каждый раз, когда мы пытаемся ее найти и остаемся ни с чем, она показывает нам очередной кусочек пазла, чтобы вовлечь нас в дальнейшие поиски. И делает нас в глубине души уверенными, будто старушка хочет быть найденной, даже если в настоящее время кажется, что она испытывает удовольствие от ведения своих жестоких игр. Нам остается только надеяться, что в один прекрасный день она устанет от этого и выдаст нам свои давно утраченные тайны.
Наступит ли этот день в следующем году, через 100 лет или никогда — является абсолютной загадкой, так как обычно, когда мы чувствуем, что вплотную приближаемся к раскрытию тайн далекого прошлого, следы остывают. Тем не менее, поскольку мы постоянно овладеваем новой и прогрессивной технологией, с помощью которой могли бы раздвинуть границы поиска, наши шансы на удачу все время увеличиваются. И, кто знает, возможно, однажды на берег какого-нибудь пляжа будет выброшен настоящий, технологически продвинутый предмет глубокой древности, и поиски закончатся.
Или с этого момента они только по-настоящему начнутся?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки солнечной Атлантиды
СообщениеДобавлено: 09 июл 2012, 13:06 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2009, 00:05
Сообщения: 11846
Глава 11

Новые атланты

Все в предположении о возможности реального существования вымышленного Платоном континента представляет интерес. Его существование могло иметь огромные последствия для нашей истории и таких наук, как антропология и археология. Но не так- то легко выяснить, что бы оно значило для простого мужчины или женщины. В конце концов, если Атлантида действительно существовала, все это происходило очень давно с людьми, которые умерли раньше, чем были построены пирамиды. На самом деле, многое из того, что относится к Атлантиде, представляет собой нечто большее, чем просто увлекательный объект мифологии. Она даеі наглядный урок, который четко и неопровержимо подчеркивает тот отрезвляющий и зачастую упускаемый из виду факт, что люди являются единственным видом живых существ на планете, способным уничтожить не только себя, но и все живое. Легенда об Атлантиде призывает нас считаться с этой необычайной силой, так как, учитывая возможность того, что эго могло на самом деле произойти — не в теории, а в ужасающей реальности — мы должны стать сегодня более осторожными в принятии решений. Если такая же развитая и прогрессивная цивилизация, как наша, могла быть стерта с лица Земли настолько основательно, что почти не оставила следов своего существования, какова вероятность того, что мы разделим их судьбу, особенно живя в мире, изобилующем оружием массового поражения и переполненном экстремистами, жаждущими его применить? Можем ли мы действительно быть так уверены в том, что с нами не произойдет того, что случилось с Атлантидой?
Найдем ли мы когда-нибудь убедительное доказательство существования древней цивилизации или нет, не важно, но самого по себе мифа должно быть достаточно, чтобы продемонстрировать суть, и это то, что воспринимается нами как правда о далеком прошлом, и мы не можем избежать того очевидного факта, что являемся новыми атлантами. И хотя наше путешествие могло следовать различными путями и направлениями, мы без сомнения прошли по многим из тех дорог, которыми шли атланты, столкнулись с теми же трудностями, что и они, имели те же страхи и надежды, мечтали о том же, что и они. То, что мы сделаем — или не сделаем — в течение следующих нескольких десятилетий, будет определять, разделим ли мы их судьбу. Станем для будущих поколений источником древних мифов, которые они будут изучать с одинаковой долей интереса и потрясения, или прервем ту цепочку достижения высот человеческого потенциала и займем законное место среди звезд.
Но если мы хотим добиться успеха там, где потерпели неудачу наши доисторические предки, мы, прежде всего, должны серьезно учитывать не только наше сегодняшнее положение, но и то, куда мы попадем, если не будем ничего предпринимать. И, кроме того, что мы должны делать, если надеемся благополучно преодолеть пороги, через которые проплываем. Ужасна перспектива превращения этой главы в нравоучение. Но все же я думаю, что полезно рассмотреть проблемы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, с позиции того, чтобы предохранить себя от повторения ошибок Атлантиды. И превратить этот мир действительно в такой, каким хотим его видеть.
Безусловно, это только мои умозаключения, и к ним надо относиться критически. Мои наблюдения для решения проблем могут быть противоречивыми и показаться многим слишком наивными или чрезвычайно напыщенными, зависящими от чьих-го наклонностей, и я вполне допускаю, что некоторые из моих наблюдений могут быть полностью ошибочными, но такой риск есть всегда, когда кто-то пытается оформить свои взгляды на бумаге. В любом случае, я делаю это с наилучшими намерениями и из любви к миру, в котором я живу. Это мой дом, точно так же как и ваш, и мы несем ответственность за все, что в нем происходит, нам всем дается шанс проконтролировать его будущее. Если то, что я здесь пишу, по крайней мере, заставит людей посмотреть на их дом в новом свете, значит, я справился со своей задачей.
Д;ія простоты я буду определять основные проблемы, с которыми, по моему мнению, сталкивалась наша метафорическая Атлантида, и их отношение к нашему сегодняшнему миру, а также делать краткий обзор того, что я считаю нашим достижением — или отмечать его отсутствие — в каждой области.

ДИЛЕММА ПЕРЕНАСЕЛЕНИЯ
Поскольку климатические и географические условия вынуждали Атлантиду занимать сравнительно небольшие территории на поверхности планеты, она была местом, где численность и распределение населения были основной проблемой и вероятным источником раздора. Чтобы лучше проиллюстрировать эту проблему, попробуйте разместить 6,5 миллиардов человек, живущих нынче на планете Земля, на ограниченном участке земли, протянувшемся от Северной Африки до Австралии, и представьте, какие в связи с этим могут возникнуть проблемы.
Мы не знаем, какой могла быть численность гипотетической цивилизации, которую я описываю, но, скорее всего, она приближалась к нашей, выдвигая на первый план общественный порядок и функционирующую должным образом инфраструктуру. По сути, мы могли бы обоснованно предположить, что, поскольку научные познания и технология Атлантиды развивались, на нее оказывалось мощное давление по обеспечению ее граждан ресурсами, услугами и необходимым пространством для проживания, которое могло напрямую или опосредованно внести вклад в уничтожение атлантов. Проблема заключается не в слишком большом количестве людей. А в том, что разногласия между этими людьми — у каждого свои нужды, взгляды и планы — превратили мир атлантов, по крайней мере, на более поздних стадиях, в напряженное и беспокойное место. А, как неоднократно демонстрировала история, такие места становятся очагами мятежей и войн. Итак, как мы можем сравнить? Согласно написанному выше, население земного шара состав;іяет 6,5 миллиардов человек; по предварительным расчетам, к середине XXI века оно должно насчитывать от 8 до 10 миллиардов. При таких темпах мы быстро достигнем предела, когда Земля будет не в состоянии обеспечить существование своего собственного населения. Неизбежным результатом станут войны, а также социальные и гражданские беспорядки в глобальном масштабе. К счастью, в связи с природными циклами потепления на планете у нас появляется все больше пахотной земли — «жизненного пространства», если хотите, — чего не было у атлантов, но даже в такой ситуации нам, в конце концов, придется принимать какие-то очень жесткие меры по поводу человеческой рождаемости и продолжительности жизни.
Конечно, ограничение размера семьи (непопулярная, но относительно эффективная тактика в Китае) и настойчивое требование контроля рождаемости — несмотря на религиозные и политические возражения по обоим пунктам — являются лишь частью решения проблемы. Одних только этих мер недостаточно для того, чтобы справиться с проблемой в целом. Менять надо не только создавшееся положение, но и наше использование технологии.
Медицина по нраву гордится своими достижениями в области увеличения продолжительности жизни до невиданных ранее показателей. За последние 200 лет срок жизни почти удвоился, и дальнейшие прогнозы обещают в ближайшем будущем сделать продолжительность жизни более 100 лет. Однако периодически возникает вопрос, насколько это разумно. Не стишком ли мы увлеклись продлением жизни одних, угрожая тем самым снизить ее качество для остальных? Кроме того, не происходит ли подобное стремление продлить жизнь любой ценой за счет лишения еще не рожденных поколений приемлемого будущего? Это ни в коем случае не опровергает или не уменьшает существенных достижений, сделанных старшим поколением, и не утверждает, что они уже не способны эффективно продо/іжать свою деятельность; это просто результат наблюдений, показывающий, что нельзя одновременно поддерживать высокую рождаемость и беспредельно увеличивать срок жизни. В конце концов, чем-то придется пожертвовать.
В связи с этим, было бы разумным приостановить исследования в области поворота вспять процесса старения (за несколькими исключениями, например, в лечении болезни Альцгеймера), а также не должны поощряться усилия, направленные на увеличение продолжительности человеческой жизни свыше 100 лет. При существующей необходимости обеспечить пропитанием 6,5 миллиардов человек стремление продлить жизнь является не только нелогичным, но и полностью непродуктивным [50]. Более того, дорогостоящие и бесполезные усилия по продлению жизни неизлечимо больным — часто продлевая при этом ненужные страдания — также требуют пересмот ра. Эвтаназия является трудным вопросом, имеющим многочисленные религиозные, моральные и этические последствия, но пока человечество не научится воспринимать смерть как естественную часть жизненного процесса — без жалоб и притязаний, как это
делает природа, — нам остается только присоединиться к коллективной агонии всей планеты. Кому-то это может показаться бессердечным — и, возможно, даже жестоким — но, пока мы не признаем, что являемся лишь гостями этой планеты, а не ее постоянными жителями, человечество никогда не сможет понять свой максимальный потенциал, и это может оказаться всеобщей величайшей и глубочайшей трагедией.
Неизвестно, какое но численности население может выдержать наша планета, а история к настоящему времени продемонстрировала, что страны могут содержать огромное население, если имеют эффективную инфраструктуру. Этот момент неоднократно подтверждается при наблюдении за странами, в которых главной проблемой нескольких последних десятилетий остается голод. Эфиопия, Судан, Сомали и Северная Корея яв/іяюгся странами с относительно небольшим населением, но каждая из них имеет некомпетентное или плохо функционирующее правительство или слабо, а возможно, и совсем неконтролируемые исполнительные власти — и поэтому неэффективную экономическую инфраструктуру. В противоположность им, страны с очень большой численностью населения, такие как Китай и Индия, традиционно имеют гораздо более низкие показатели недоедания — о тносительно говоря — чем многие практически безлюдные африканские государства, демонстрируя, что многочисленное население и массовый голод не обязательно являются синонимами. Для того чтобы обеспечить существование любого населения — независимо от численности — требуется создание достаточно ответственного правительства и финансово стабильной, свободной рыночной экономики, обеспечивающей бесперебойный поток товаров и услуг. Без сомнения, малочисленное население накормить легче, чем многочисленное, но все-таки интересно, сколько человек может обеспечить пропитанием наша планета, с учетом всех имеющихся препятствий.
Кроме того, несмотря на то, что многие из наших природных ресурсов ограничены, некоторые являются практически неиссякаемыми. Если мы предпримем определенные усилия д;ія перехода с органического тошшва на менее вредные для окружающей среды неиссякаемые источники энергии, то решение многих проблем, присущих перенаселенным регионам, будет облегчено. Более того, есчи можно было бы генетически улучшить продукты питания и/или привлечь океаны к обеспечению большинства мировых нужд, связанных с питанием, вполне возможно, что наша планета относительно легко смогла бы обеспечить существование населения в два раза большего, чем теперь. И оставаться при этом не просто пригодным для жилья, но даже райским местом!

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ
Ранее я уже предполагал, что атланты были, скорее всего, сильно военизированным обществом вследствие близкого расположения друг к другу крупных мировых национальных государств и ограниченного доступа к природным ресурсам, исходя из геополитических границ, обусловленных их топографией и климатом; в этом смысле Атлантида не сильно отличалась от сегодняшнего мира. Для этого у атлантов, вне всякого сомнения, так же как и у нас, имелись многочисленные милитаристские режимы не только для того, чтобы противостоять друг другу, но и для борьбы со своими же террористами, религиозными фундаменталистами и государствами-изгоями, каждый из которых мог создать намного большие по сравнению с их количеством проблемы.
Однако существуют некоторые обстоятельства, которые сделали ситуацию для нас более приемлемой, чем она была у наших атлантических предков. С окончанием холодной войны существенно ослабла напряженность между Востоком и Западом, что, в свою очередь, значительно уменьшило риск развязывания ядерной войны и дало толчок формированию по всему миру демократических режимов — неотъемлемого элемента нашего социального развития при условии мирного сосуществования. Конечно, демократии могли существовать и среди суверенных государств, входивших в состав древней Атлантиды, но они вряд ли смогли бы так целиком и полностью уничтожить себя, если бы такие государства преобладали. С другой стороны, нам повезло больше.
Рассмотрим кардинальные перемены, произошедшие в нашем мире за последние 40 лет. Несмотря на то, что когда-то почти вся Южная Америка и Африка находились под контролем военных хунт или других авторитарных — и, как правило, коррумпированных — режимов того или иного рода, сегодня большинство стран в Западном полушарии и почти половина африканских государств являются демократическими. Весь ази-
атский регион — когда-то империя деспотов, милитаристских правительств и военных диктаторов — сегодня относится к наиболее жизнеспособным демократиям на планете, а Восточная Европа — когда-то находящаяся в лапах жесткого сталинского режима — вновь освободилась. Даже Китай, оставаясь иока коммунистическим, вынужден признать ошибки государственной плановой экономики и, чтобы выжить, быстро ввел у себя старую модель капитализма по западному типу, подготавливая почву для неизбежной демократизации даже такого некогда закрытого маоистского государства.
Чтобы лучше оценить масштабность прогресса, которого мы добились в необычайно короткие сроки, обратите внимание, что в начале XX века почти все государства на Земле управлялись коро- лями, императорами или диктаторами того или иного рода (или были колониями различных европейских держав). На планете существовала тогда лишь горстка истинных демократий. Однако спустя 50 лет почти все монархии были свергнуты, огромная европейская колониальная империя, в основном, ликвидирована, и почти треть государств мира стали поистине демократическими. И, наконец, сегодня мы наблюдаем демократические режимы в 9 из 10 государств мира (хотя некоторые демократии можно считать, в лучшем случае, начинающими или «только что оперившимися»), что влечет за собой если не полную модернизацию, то, по крайней мере, прогресс. Конечно, старые проблемы все еще существуют, но уже запущен механизм реальных изменений.
Эго не является наивным взглядом сквозь розовые очки, и я ни в коей мере не собираюсь преуменьшать все еще реально существующую опасность, исходящую от государств-изгоев и террористических группировок, владеющих ядерным оружием. Я хочу лишь отметить, что степень опасности, которую представляют для всего мира экстремистские государства и их террористы, является ничтожно малой по сравнению с тем риском, который когда-то исходил от нацистской Германии, сталинской России и империалистической Японии. Прогресс лучше всего измеряется не только оценкой того, где мы находимся по сравнению с тем, где мы были, но и рассмотрением того, что могло бы произойти, есіи бы не некоторые случайные и своевременные события. Даже самое поверхностное изучение истории XX века демонстрирует, как нам крупно повезло: остаться целыми и невредимыми, пережив события последнего столетия.

ВОПРОСЫ ВОИНЫ И МИРА
Я предполагал, что цивилизация атлантов, если такая существовала, могла быть вовлечена посредством географического положения и общественно-политического давления в жесткую конкуренцию за мировые природные ресурсы, выраженную в почти беспрерывных конфликтах, что привело к гибели от своих собственных огромных арсеналов. Так же как атланты, мы владеем подобными арсеналами и имеем ограниченные природные ресурсы и, кроме того, располагаем тысячами ядерных боеголовок. В связи с этим кажется бессмысленным рассчитывать на долговременное существование цивилизации, если только государства всего мира коллективно не решат, что подобное оружие им не нужно. То же самое должно относиться к химическому и биологическому оружию, особенно если кто-то посчитает, что хорошо профинансированная террористическая группа могла бы использовать вирус сибирской язвы или оспы; поистине одно лишь рассмотрение возможности такой устрашающей акции во всех отношениях так же опасно, как владение ядерным оружием. По сценарию, который я описывал ранее, начало войне атлантов положило не ядерное оружие, а бактериологическая атака, предпринятая лишь горсткой людей. Это должно стать для нас отрезвляющим предостережением, показывая, насколько опасно подобное оружие.
К счастью, кое-что улучшилось, и результаты становятся очевидными при сравнении настоящего и прошлого. Существенное сокращение количества и размера мировых ядерных запасов началось с соглашений по ОСВ в 1980-х годах и продолжилось подписанием соглашений по СНВ в 1990-х годах. В результате проведенных мероприятий существенно сократился общий размер мировых запасов ядерного, химического и бактериологического оружия. Все это вместе с окончанием холодной войны в 1989 году и распадом старой советской империи резко сократило риск полномасштабного обмена ядерными ударами между Востоком и Западом. Я полагаю, что атмосфера взаимного антагонизма являлась необходимым элементом гибели Атлантиды; если бы не это, опасности, с которыми столкнулись атланты, могли быть легко преодолены, и, вполне возможно, история человечества развивалась бы совершенно по другому пути.
У нас в связи с окончанием холодной войны появилась возможность, которую не удалось реализовать атлантам. Эта возможность дает нам бесспорное преимущество перед нашими доисторическими прототипами, которым мы, по всей видимости, воспользовались. Еще существует возможность, что одна из великих ядерных держав может изменить курс и вернуться к состоянию холодной войны, или более мелкое государство- изгой может приобрести и фактически использовать подобное оружие в будущем (тем самым обеспечив собственное уничтожение). Но мировая борьба за власть и гонка вооружений, чреватые ядерным Армагеддоном, подобным тому, что произошел в Атлантиде, существенно уменьшились.
Конечно, я осознаю, что народы, живущие на Земле, действуют в интересах безопасности, и не призываю ликвидировать все вооружение в мире в целях предотвращения сценария конца света. Я всего лишь предлагаю задать себе вопрос, не тратим ли мы на военные цели средств больше, чем т ребуется для законных нужд безопасности? Особенно существенным этот пункт становится, когда речь идет о военных затратах развивающихся стран. Когда страны третьего мира имеют современные боевые танки и сверхзвуковые самолеты, в то время как их средний годовой доход граждан не превышает нескольких сотен дошіаров, происходит что-то ненормальное. Кроме того, продажа оружия странам, имеющим склонность к экспансии и тоталитаризму, или тем, которые тесно связаны с террористическими или экстремистскими организациями, является, по меньшей мере, непродуктивной и безрассудной.
Несмотря на то, что часто такая торговля оружием оправдывается благородными целями и правом каждого суверенного государства обеспечивать свою защиту, в итоге намного чаще она оборачивается против тех, кто поставляет оружие. К ярким примерам этого можно отнести войну за Фолклендские острова, во время которой Аргентина и Великобритания вступили в непродолжительный, но жестокий конфликт гіо поводу нескольких спорных островов в южной Атлантике, применяя очень эффективную боевую технику западного образца. А также Иран и Афганистан, где американские летчики вынуждены сталкиваться с реактивными снарядами «Стингер» американского производства — которыми в огромных количествах снабжались моджахеды во время войны с Советским Союзом в 1980-х годах — применяемыми до сегодняшнего дня бойцами сил сопротивления. Есіи бы государства вооружались только тем оружием, которое они сами в состоянии производить, многие мелкие военные машины во всем мире — и те очаги беспорядков, которые они часто раздувают, — получили бы минимальное развитие.
Вооруженные силы стали более многочисленными, лучше оснащенными и более эффективными, чем когда-либо, но мы в связи с этим не чувствуем себя более защищенными. Возможно, пора народам планеты попробовать что-то другое. Могли бы мелкие и бедные государства Земли принять решение о замене своих постоянных армий небольшими, хорошо оснащенными военизированными резервами, или, еще лучше, полностью ликвидировать свои вооруженные силы? Представьте, если бы все страны Центральной Африки, например, сделали это; вне всякого сомнения, континент сгал бы политически более стабильным и, как результат, приобрел бы экономическую стабильность [51].
Более того, для небольших развивающихся стран, граничащих с сильными в военном отношении государствами, не имеет смысла тратить большие доли своего валового национального продукта на оснащение вооруженных сил, которые в любом случае не смогут противостоять атаке более крупного соседа (подобно тому, что произошло в Кувейте в 1990 году). Вот куда могли бы приложить свои силы тщательно сформированные и деятельные альянсы. Если несколько влиятельных военных группировок на планете согласятся гарантировать суверенитет и безопасность своих более мелких и, по существу, беззащитных соседей, шансы возникновения стихийных конфликтов значительно сократятся. Это ничем не отличается от ситуации, когда каждый город, для того чтобы обеспечить безопасность граждан, содержит свою полицию, вместо того чтобы поощрять создание арсенала в каждом доме — действовать подобным образом имеет больше смысла на социальном и геополитическом уровне.
Кроме того, я предлагаю цивилизации, если она планирует увидеть начало XXII века, рассмотреть возможность объединения вооруженных сил крупных демократических государств в единый, хорошо тренированный и оснащенный международный союз безопасности, способный быстро мобилизовать войска для оказания помощи в любых очагах напряженности. Подобный поистине международный союз, особенно если в его основе будут лежать наиболее развитые военные технологии, мог бы не только сократить гонку вооружении, которая поднимает затраты на обеспечение оружием до астрономических уровней, но и сіагь настолько несокрушимым, что любые предполагаемые недруги дважды подумали бы, прежде чем бросить ему вызов. То, что агрессоры редко бросают вызов явно превосходящему их по силе противнику, предпочитая нападать на тех, кого они считают слабыми и беззащитными, является хорошо обоснованным историческим фактом (хотя иногда сіучаются ошибки в расчетах). Человечеству могут понадобиться еще многие столетия, чтобы достичь духовного развития, достаточного для того, чтобы полностью избавиться от запасов оружия, но, пока такое время не наступит, мы, по крайней мере, можем вообразить такой мир, в котором сама мысіь о массовом применении оружия считалась бы нецелесообразной и бессмыоіенной. Конечно, это не может создать поисгине просвещенную цивилизацию, но может быть достаточным для того, чтобы гарантировать, что ошибки Атлантиды больше не повторятся.

ПРОБЛЕМЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
Мы можем только предполагать, как цивилизация эпохи палеолита, подобная Атлантиде, справлялась со своими промышленными загрязнениями, уничтожением отходов и проблемами окружающей среды, но не без основания можем был» уверены, что проблемы эти были существенными, особенно в таком относительно ограниченном регионе планеты, предрасположенном к извержениям вулканов и другим природным катаклизмам. Остается только догадываться, способны ли были атланты решить многие из этих проблем, прежде чем они переросли в более крупные. Однако не вызывает сомнений тот факт, что в связи с глобальным потеплением, кардинально изменившим сегодняшний мир — подобно тому, как это произошло в конце плейстоценового ледникового периода, — нам необходимо многое сделать, если мы хотим избежать участи наших атлантических предшественников.
К сожалению, вероятно, трудно себе представить более трудную сферу деятельности, чем получение консенсуса в отношении окружающей среды. Большинство людей может согласиться, что перенаселенность и распространение ядерного ору- жил являются проблемами. Они даже способны согласиться, в некоторой степени, с тем, какие меры могут быть приняты, но, когда дело доходит до окружающей среды, подобный консенсус становится невозможным. Мы не можем даже добиться коллективного согласия в том, что проблема существует, и тем более в чем конкретно она заключается. ГІо этой причине продолжают выгорать тысячи километров в день влажных субтропических лесов, а мы тем временем не перестаем загрязнять воздух ядовитыми газами от слишком большого количества легковых автомобилей и грузовиков, не прекращая спорить о том, можно ли это считать настоящими проблемами или нет. Кроме того, спрос на энергию в виде нефти и угля кажется не только непре- кращающимся, но и постоянно растет. На момент написания этой книги разведанные мировые запасы нефти сосгав;іяли более триллиона баррелей; согласно данным ОПЕК, в мире добывается около 29 миллиардов баррелей в год. При добыче такими темпами запасы на планете истощатся примерно через 40 лет. Мы уже рассматривали ситуацию, как от подобной дилеммы могла пострадать Атлантида 12 тысяч лет тому назад; вероятно, мы вновь пытаемся испытать судьбу, так же как это делали они?
Очевидно, лучшим решением будет переход с органического топлива на чистые, возобновляемые источники энергии. Это не означает, что мы в одну ночь перекроем кран и лихо, но с определенными усилиями и некоторой долей творчества, осуществим за несколько следующих десятилетий собственное отлучение от подпитки органическим топливом, избежав при этом конца света (а также чрезмерного подъема цен на энергию). В природе в избытке имеются источники энергии в виде энергии солнца, ветра, а также гидроэлектрической и геотермальной энергии, преимущество которых мы постепенно начинаем использовать. К сожалению, проблема заключается не в том, что средний потребитель не хочет испробовать что-то новое, а в том, что промышленность не соглашается на кратковременные потери в интересах получения со временем долгосрочной прибыли. Например, переход с автомобилей, работающих на органическом топливе, к механизмам с комбинированной электроаппаратурой или работающим на водородном топливе мог бы стать крупным инвестиционным проектом нескольких коммерческих предприятий, просто в какой-то момент мы должны сделать решительный шаг, иначе природа даст нам понять, что у нас нет выбора.
Помимо этого, утилизация отходов должна не только поощряться на словах (легкая часть), но и в удобной форме применяться на практике (трудная часть). Шагом в правильном направлении могло бы стать производство повседневных товаров из материалов, обладающих высокой способностью к биоразложению. I Іри этом налоговые льготы индивидуальным предпринимателям и корпорациям, разрабатывающим и производящим безопасную для окружающей среды продукцию, должны предостав;іяться более решительно. Человек по своей природе является приверженцем статус-кво; чтобы изменить это, требуются огромные усилия, как на индивидуальном, так и на общественном уровне — но, если не прилагать усилий, то трудно себе представить, как цивилизация сможет пережить хотя бы это столетие, не говоря уже о будущих.
Однако не все так мрачно. Возрастает международный интерес к вопросам окружающей среды, способный изменить мировое мнение об ограниченных природных ресурсах. Планета постепенно меняется; наконец-то начали развиваться альтернативные источники энергии; трубы, выбрасывающие в атмосферу облака черного дыма, не считаются больше приемлемым способом организации производства, а выбрасывание отходов — когда-то распространенное и поч ги невинное действие — все чаще оказывается под запретом. Политическое и экономическое давление, оказываемое сегодня на поддержку вопросов, имеющих отношение к окружающей среде, становится поистине трудно преодолимым, проявляясь в постепенном отходе глобального мышления от стратегий, нацеленных то;іько на получение выгоды, ориентируясь на создание производственного климата, более щадящего для окружающей среды. Конечно, потребуется пройти долгий путь, но даже медленное продвижение лучше, чем полное бездействие.
Успех отмечается и в других направлениях. Распад старой советской империи, например, неожиданно выгодно сказался на окружающей среде, когда фабрики и промышленные предприятия советского образца — построенные в короткие сроки без надлежащего конгро;гя загрязнений — были заменены более эффективными современными заводами. Падение берлинской стены, в свою очередь, освободило Восточную Европу от низко производительных фабрик, десятилетиями выбрасывающих в атмосферу ядовитый дым и загрязнявших своими токсичными

Страница отсутствует

и человечество получило шанс начать все сначала. В следующий раз природа может не быть такой великодушной.
И все-таки я твердо уверен, что в итоге мы создадим новый, лучший мир — лучший, чем тот, который попытались создать атланты, и, насколько нам известно, вплотную приблизились к этому, прежде чем уничтожить себя. У атлантов был такой же выбор, но, по неизвестным истории причинам, они не воспользовались его преимуществом. Будем надеяться, что мы окажемся более дальновидными, чем они, так как, если этого не произойдет, Атлантида послужит моделью нашей надгробной плиты. Как в классическом рассказе Диккенса об искуплении «Рождественская песня», у нас есть шанс увидеть могильный камень, на который с ужасом смотрел раскаивающийся Эбе- незер Скрудж, обнаружив на его холодной серой поверхности свое имя. Он интересуется у духа Рождества, является ли наша судьба окончательно решенной или надпись с камня можно стереть с помощью поступков, изменив свою жизнь и душу. Если мы не зададим себе подобный вопрос, боюсь, Атлантида будет не последней великой катастрофой, выпавшей на долю человечества, а лишь одной из серии подобных катастроф.
Следует надеяться, что, несмотря на сильное сходство в развитой технологии и общества, мы на этот раз выберем правильный путь, тем самым оправдывая жертвоприношение атлантов и воскрешая к жизни давно погибшую цивилизацию. Кажется, что души миллиардов атлантов наблюдают за тем, как мы проходим процесс, подталкивая нас и радуясь любому нашему успеху, так как в нашем успехе они находят свое собственное удовлетворение, а вместе с этим — и свое окончательное успокоение. Опасностей много, но все они преодолимы. Всегда есть надежда. Вероятно, мы все-таки кое-что узнали — напрямую или через память, заложенную в ДНК (наследство наших атлантических предков) — о тех многочисленных опасностях, с которыми сталкиваемся. Возможно ли, что, в конце концов, мы достигнем прогресса и что именно сейчас для нашей цивилизации наступает важный переломный момент? Это как раз то, чего хотели добиться древние атланты 12 тысяч лет тому назад; попробуем их не разочаровать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 18 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Подписаться на рассылку
"Вознесение"
|
Рассылки Subscribe.Ru
Галактика
Подписаться письмом