Текущее время: 31 май 2020, 08:05




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 10 ] 
 Египет. Цивилизация. Книга познания творений Ра. 
Автор Сообщение
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Египет. Цивилизация. Книга познания творений Ра.
Цивилизация. Часть 1. Книга познания творений Ра.

Malyshev Vladislav

http://zhurnal.lib.ru/m/malyshev_v/civ1.shtml

Аннотация:

Тот, кто будет зачитывать слова этого сочинения, должен умастить себя оливковым маслом и густой мазью, в обеих руках он должен держать искупительные подношения из воскуряющегося фимиама, за его ушами должен быть чистый натр, а на его губах должен быть сладко благоухающий бальзам, он должен быть одет в новую, двойную тунику, а его тело должно быть очищено водой разлившегося Нила, и на его ногах должна быть пара сандалий, сделанных из белой кожи, а на его языке должен быть начертан образ богини Маат.



ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Когда Тот предлагал мне устроиться к нему на работу в качестве писца, он сразу же сказал, что я должен буду составлять два варианта рукописи. Один - официальный, так сказать, для потомков, а другой - правдивый - лично для него.
Поскольку мифологическая версия царствования древнеегипетских богов общеизвестна, я, дабы не утруждать читателя излишней и порою довольно скучной информацией, позволю себе опустить эту часть манускрипта. К тому же, должен признаться честно, некоторые события были описаны мной в "придворном" изложении столь неправдоподобно, что я до сих пор удивляюсь, как в них мог хоть кто-то поверить. Таким образом, я представляю на ваш суд совершенно подлинный рассказ о событиях многотысячелетней давности, кои до сих пор считаются воистину легендарными.
Тому же, кто станет хулить это писание, да будет бог Тот врагом!


20 фев 2010, 19:37
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Re: Цивилизация. Книга познания творений Ра.
КНИГА ПОЗНАНИЯ ТВОРЕНИЙ РА

Будь писцом, утверди это в сердце своем.

Глава I


Мое, надо сказать, совершенно не запланированное участие в событиях, положивших начало современной цивилизации, началось, как это ни странно, в наши дни. Я сидел за столиком уличного кафе и уныло доедал "хот-дог", запивая его "мириндой" из банки. Настроение в тот июльский вечер у меня было поганое. Передо мной лежала потрепанная рукопись, которую в очередной раз не приняли в очередном издательстве. Я лениво перелистывал страницы и косился на воробья, который расхаживал неподалеку, надеясь поживиться крошками, отвалившимися от хотдоговской булочки. Наконец пернатому голодранцу надоело ждать, когда же это я все-таки соизволю свалить куда подальше. Он вспорхнул с тротуара, уселся на стол и начал бесстрашно подбираться к остаткам моего ужина. Бывают же такие наглые птахи!
Однако я не предпринимал никаких попыток противостоять дурно воспитанной птице. "А пропади оно все пропадом..." - мрачно подумал я.
Эта незамысловатая мысль все еще протекала в моей понуро опущенной голове, когда я вдруг почувствовал, что, помимо воробья, поблизости появился еще кто-то. Рядом со мной стоял незнакомец в дорогом черном костюме с золотыми пуговицами. "Именно с золотыми!" - почему-то сразу решил я. Как выяснилось впоследствии, я был абсолютно прав.
Внешность этой странной личности с первого взгляда показалась мне довольно симпатичной. Это был скорее восточный тип - смуглолицый, с раскосыми темно-карими глазами. Волнистые черные волосы ниспадали до самых плеч. Губы и нос были тонкими, аккуратно выструганными.
Изобразив на своем лице довольно-таки ехидную улыбочку, этот субъект без спроса уселся за мой столик, согнав тем самым воробья, который уже начал считать меня своим полноправным приятелем. Пока я размышлял, стоит ли радоваться тому, что пернатый ворюга улетел или, наоборот, обидеться на непрошеного гостя, незнакомец уже успел заговорить.
- Что, не печатают? - Пригвоздив меня к стулу пронзительно-насмешливым взглядом, спросил он. Тон его казался слегка надменным, но меня, наверное, уже ничто не могло разозлить, настолько наплевательски я был настроен по отношению к окружающей действительности.
- Вам-то какое дело? - Просто чтобы не продолжать разговор, огрызнулся я. Странно, но тогда меня даже не заинтересовало, откуда он мог знать о моих проблемах. Да, похоже, что в тот период своей жизни я был на удивление апатичным.
- По-моему, ты совсем сник, парень. Да и есть вроде бы все еще хочешь. Может, зайдем в ресторан... - он махнул рукой куда-то в сторону, - ... там и поговорим.
"Голубой! - неприятная идея обожгла меня словно молния. - Ну, точно, а то чего бы он..."
Увы, мой мыслительный процесс был прерван самым неожиданным образом - собеседник заливисто расхохотался. Он веселился так, что едва не свалился со стула, а глаза его сделались влажными от слез.
- Ну, ты даешь, парень! - с трудом выдавил он, все еще продолжая по инерции сотрясаться судорогами смеха.
Я наделил его сумрачным взглядом исподлобья.
- Что вы хотите? Мы ведь с вами не знакомы.
- Пока еще нет. Вернее, это ты со мной не знаком.
Он почему-то воровато оглянулся по сторонам, как будто бы за ним следили.
- Так что, идешь в ресторан? - деловито осведомился он. - И не бойся, я не ем непризнанных писателей, - его губы растянулись в самую ехидную из улыбок, которую мне когда-либо доводилось лицезреть.
- Ничего я и не боюсь, - воинственно заявил я.
- Тогда пошли, - он решительно поднялся и со скоростью метеора начал удаляться от моего столика. Причем, он и не думал оборачиваться. "С чего это он так уверен, будто я понесусь вслед за ним?" - про себя проворчал я. Признаться, у меня даже мелькнула мысль, что можно сбежать. Не то чтобы я боялся... Точнее сказать, я как раз боялся, но вовсе не этого загадочного господина в черном, а того, что у меня, кажется, начинает ехать крыша, поскольку, чем дольше я смотрел на происходящее со мной со стороны, тем более нереалистичным оно мне казалось. Святая простота! Знал бы я тогда, какие приключения мне предстоят, так вообще упал бы в обморок и лежал дня два или три, даже не вставая с целью перекусить.
А загадочный искуситель уже стоял у широко распахнутой двери ресторана и ожесточенно жестикулировал руками, призывая меня присоединиться к нему. "Ну, по крайней мере я, вроде бы, не единственный, у кого не в порядке с головой", - с облегчением подумал я и медленно поплелся навстречу своей судьбе. Околачивающийся у входа "секьюрити" посмотрел на нас с явной опаской.
- Знаешь, есть такая пословица: "Умного судьба ведет, а дурака - тащит", - эту фразу незнакомец произнес, затаскивая меня внутрь заведения, для чего ему пришлось цепко ухватиться за мой локоть.
Я начал подозревать, что он читает мои мысли.
- Да не читаю я, не читаю... так только - просматриваю, - махнул он рукой.
Если бы этот парень не успел подставить под мою задницу стул, я бы оказался на полу.
Когда я вернулся в действительность, он тоном царствующего монарха повелевал гарсону, чего мы изволим покушать. Бедняга внимал ему так, словно перед ним сидела тень короля Лира собственной персоной.
- Я не успел представиться, - провожая напутственным взглядом на глазах испаряющегося официанта, сообщил мой собеседник. - Меня зовут Тахути... или Тот. Кажется, у вас принят именно этот вариант произношения моего имени . Я - бог, слышал, наверное...
- Очень приятно, бог, - весело ответил я. А что мне еще оставалось? Не падать же, в самом деле, в обморок.
Короче говоря, я решил не спорить. Причин у меня, в принципе, было несколько. Первая и самая главная заключалась в том, что мне уже давно все осточертело, вторая состояла в том, что спорить с сумасшедшими все равно бесполезно, а третья ненавязчиво намекала - если он правда бог, то лучше не выпендриваться, вдруг парень не шутит.
- Я появился здесь для того, чтобы предложить тебе работу, - расстилая на коленях салфетку, заявил Тахути. Судя по всему, он не был новичком в посещении дорогих ресторанов.
- Какую работу? - машинально выпалил я.
- По специальности, - невозмутимо ответил мой нежданный благодетель.
- Вам нужны экономисты? Что, состояние экономики Египта столь плачевное?
- Вообще-то, мы называем Египет - Та-Кемет, Черной Землей , - мне показалось, что Тахути даже слегка обиделся из-за того, что я не знаю столь элементарных вещей.
- Работа хоть постоянная или так - временная? - осведомился я, пропуская его выговор мимо ушей.
- Ну... - Тахути немного призадумался, - думаю, на пару тысяч лет как минимум. Только мне совсем ни к чему экономисты, - добавил он.
- Знаете, в ближайшие две тысячи лет я в принципе свободен, вот дальше у меня как раз забито, - хмыкнул я. - Считайте, что вам повезло. Только что ж я должен делать, если не заниматься становлением вашей экономики?
- Мне позарез необходим писец Книги бога, - признался Тахути, - ну, или писатель, по-вашему.
- Писатель? - я не поверил тому, что услышал.
Тахути утвердительно кивнул. В это счастливое мгновение нам доставили великолепно пахнущее мясное блюдо дивной конфигурации. Представления не имею, что это было такое, но вкус у него оказался просто потрясающий.
Мы на некоторое время прервали нашу непринужденную беседу, для того чтобы немного повонзать зубы в это кулинарное чудо.
- Сам посуди, тебя же здесь ничто не держит, - отхлебнув "Мартини", продолжил мой собеседник. - Так что соглашайся. Чего ты?
- Ничто не держит, - эхом отозвался я. После хорошей порции жратвы, удачно переправленной в желудок, я почему-то начинаю смотреть на жизнь философски. - А куда же подевался ваш знаменитый Ани? - я вдруг вспомнил, что согласно многочисленным древним мифам у Тота был писец по имени Ани.
- Какой еще Ани? - Тахути удивленно вскинул брови.
"Нет, все-таки этот чудак - ненастоящий бог, - с некоторой даже долей разочарования, заключил я. - Не может же египетский бог не знать, кто у него был писцом". Пришлось мне вкратце пересказать богу мудрости некоторые подробности его божественной жизни.
- Ах вот в чем дело, - обрадовано просиял Тот. - Ну ты - чудак-человек. Как же я могу знать об Ани, если я его еще не нашел? Я как раз пребываю в поиске и ты - один из кандидатов. Неужели не понял до сих пор?
- Постойте-постойте, что значит, не нашли? Он ведь давно уже умер, наверное...
- Ни хрена он не умер, говорю же тебе, я писца себе еще не нашел, - упрямо повторил Тахути.
- Дяденька, объясните тупому, - состроив притворную рожицу, взмолился я.
- А тут и объяснять нечего, - махнул рукой Тахути. - Я же пришел сюда из прошлого, и всему, о чем ты там читал у этого своего Ани, еще только предстоит свершиться.
- Во как? Круто закручено, - оценил я.
- На том стоим, - не уловив моей иронии, Тахути надулся от гордости. Нормальный вроде бы парень, а оказывается - бог. Ну как в такое поверишь?
- Платить-то хоть хорошо будете? - на всякий случай поинтересовался я.
- Плата, на мой взгляд, достаточно высока - бессмертие, - не отводя от меня глаз, ответил Тахути.
Я закашлялся, подавившись маслиной, и Тахути пришлось хорошенько шарахнуть меня по спине. Ведь бессмертия-то я еще не обрел.
- В каком смысле? - хрипло прокряхтел я, выплюнув косточку.
- В переносном, - расхохотался бог.
- Да уж, умеете вы заинтересовать клиента, - буркнул я.
- Значит, по рукам? - оживился Тахути.
- Ой, постойте, что-то у меня голова кругом идет, - честно признался я. - И вообще, все это как-то больше напоминает сделку с Дьяволом. Костюмчик-то у вас мрачноват, должен заметить. Небось, вы мне - бессмертие, а я вам за это - душу. Договор кровью будем подписывать?
- Душа... - задумчиво произнес Тахути. На какое-то мгновение он, в самом деле, стал похож на бога мудрости. - Это я тебе потом как-нибудь объясню. Сейчас ты все равно не поймешь , - он вяло улыбнулся, и его гримаса показалась мне извиняющейся.
- Вы точно не Люцифер? - мне все-таки хотелось ясности.
- Да с чего ты взял? Неужели я такой страшный? - изумился Тахути.
- Вы, конечно, не страшный, - не стал я возражать против очевидного. - Но и на бога мудрости, согласитесь, не очень-то тянете.
- И каким же, по-твоему, должен быть бог мудрости? - В голосе Тахути прозвучал неподдельный интерес, он даже вперед подался, чтобы лучше слышать.
- Каким, каким - мудрым, - назидательно произнес я.
Тахути вновь неудержимо рассмеялся. Глядя на него, я сам невольно начал посмеиваться.
- Ага, значит, я должен с утра до ночи лежать в позе сфинкса и медитировать, периодически изрекая какую-нибудь нетленную чепуху. А вот это видел? - и Тахути сунул мне прямо под нос фигу.
- Вот уж не ожидал от бога, - отстраняясь, буркнул я.
- Слушай, хватит выкаблучиваться, - серьезно сказал Тахути. - Ну кому ты здесь нужен? Эти твои так называемые великие творения - это же, по чести сказать, фигня. Это я тебе авторитетно заявляю, как бог письменности.
- Фигня? - вспыхнул я. - Откуда это вы знаете? Рецензию, небось, прочитали?
- Да нет, я их прочитал.
- Ну и зачем же вам тогда такой полный кретин в качестве писца? Я что-то не врублюсь? - продолжал бесноваться я. Еще бы! Назвать мои произведения фигней. Такое я даже богам не прощаю. Ну ладно бы - писанина, это еще куда ни шло, а то - фигня.
- Знаешь, одно твое творение меня все-таки заинтересовало. Оно показалось мне вполне приличным, и я даже удивился, почему его не напечатали. У тебя есть один маленький рассказ на историческую тему...
- Всего один рассказ? - глухо переспросил я. Меня как будто обухом по голове ударили.
- Он тебе удался потому, что ты пересказывал реально существующие факты, то есть работал с достоверным историческим материалом. Тем не менее, ты смог внести удивительную легкость в изложение довольно-таки скучных событий. На основе реальности ты создал свой придуманный мир, который заиграл тысячью разноцветных красок.
- Ну, спасибо и на этом, - проворчал я. - Хоть что-то у меня получилось.
- Ты мне нужен, парень. Не могу тебе объяснить почему. Многого ты просто не поймешь, да и не в этом суть. Есть вещи, которые просто нельзя объяснить. Их можно лишь прочувствовать, протащив сквозь себя, - Тахути проникновенно взглянул мне в глаза.
- Вы меня в краску вгоните, - мне, в самом деле, стало неловко. - Уговариваете, а я все ни в какую. К тому же вы - бог.
- Да нет, это нормально, - не согласился Тахути. - Только дурак никогда не сомневается.
Но я уже купился к тому моменту со всеми, надо признать, потрохами. "Ты мне нужен, парень" - вот что заставило меня сдаться. Ведь никто никогда не говорил мне этих слов. "Неужели где-то есть мир, которому я нужен, и люди, которые меня ждут, да что там люди - боги!" - трепетно щебетало мне мое изболевшееся сердце. "Пойдем туда, пойдем, - говорило оно. - Хуже уже не будет". "Действительно, а что я, дурак, еще думаю? - моя голова как-то неожиданно начала проясняться. - В кои-то веки вляпался в головокружительную историю и еще ломаюсь. Свинство самое натуральное!"
Я отодвинул в сторону пустой стаканчик из-под десерта, после чего смело посмотрел в глаза богу мудрости.
- Берете с испытательным сроком или как? - сделав выдох, осведомился я.
- Вообще-то я об этом не думал, - признался Тахути. - Но раз сам нарвался, так и быть - устроим тебе испытание. Не выдержишь, засуну тебя обратно в твое грешное время, - с этими словами он решительно поднялся из-за стола. - Пора нам, братец, пора.
Мы спешно покинули заведение для новых русских и направились вниз по бульвару.
- Послушайте, а если вы бог, то зачем вам понадобилось тащить меня в ресторан? - спросил я, чтобы возобновить прерванную беседу. - Боги, как мне кажется, напрочь не нуждаются в пище.
- Вообще-то я не нуждаюсь, - кивнул мой спутник. - Просто не отказываю себе в маленьких слабостях. И потом, ты же был голодный.
Я благодарно посмотрел на своего нового знакомого.
- Кстати, это ваше "Мартини" - так себе выпивка, а вот обед - неплохой, - добавил он.
- Еще бы, за такие деньги! - фыркнул я.
Тахути неожиданно взял меня за запястье.
- Приготовься, сейчас мы отправимся в страну, которой правят боги, - приглушенно произнес он.
Сердце мое сначала замерло, а потом вдруг застучало в удвоенном ритме.
- Постойте! - я остановился посреди тротуара.
- Что? Передумал? Нашел время, - недовольно проворчал Тахути.
- Да нет, я не передумал. Но как же быть с Ани? Ведь в моем времени все знают, что писцом Тота был Ани, а вовсе не я. Знаете, что может быть, если я с вами отправлюсь? - страшным голосом спросил я.
- Что? - насторожился Тахути.
- Будущее изменится! Разрушится пространственно-временной континуум и тогда Вселенной - крышка.
- Слушай, ну ты тот еще фрукт! - Тахути уже бессовестно ржал, держась за живот. - Вселенная разрушится! Конти... конти.. Тьфу ты! Слово-то какое дурацкое!
- Ничего не дурацкое, - обиделся я.
- Яйца курицу не учат, - отсмеявшись, строго сказал бог мудрости. - Уж что там будет со Вселенной - разрушится она или нет, это мне лучше знать.
- Докажите! - потребовал я. Иногда я становлюсь зверски упрямым.
- Вот привязался, - возмутился Тахути. - Хотя.. - он на миг задумался. - Вот ты и будешь у нас этим самым Ани, если уж на то пошло.
- Как это? - я тупо уставился на бога мудрости.
- У писателей ведь принято брать себе псевдонимы. Чем тебе не псевдоним?
- Вообще-то, неплохой псевдоним, - согласился я. - К тому же, раскрученный.
- Раскрученный? - заинтересовался Тахути.
- Ну, это я вам потом объясню, лет через пятьсот, - ехидно ответил я.
- Хм... - физиономия Тахути расплылась в довольной улыбке. - А тебе, парень, палец в рот не клади.
- На том стоим, - заверил я.
Мы снова взялись за руки, словно малыши в детском садике, и сделали шаг вперед. Как показали дальнейшие события, это было вовсе не поступательное движение. Это был рывок в никуда. Я ощутил вокруг себя пугающую непроглядную пустоту. Меня постепенно начал охватывать нечеловеческий ужас. Мне вдруг стало казаться, что тьма - живая и она вот-вот поглотит меня, я растворюсь в ней и исчезну. Вездесущего бога мудрости почему-то не было рядом, а может быть, я его просто не видел. Так продолжалось не более минуты, во всяком случае, по моим подсчетам, однако зловещие ощущения тех мимолетных мгновений останутся со мной навсегда.


20 фев 2010, 19:37
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Re: Цивилизация. Книга познания творений Ра.
Глава II

Темнота начала рассеиваться, словно обыкновенный туман. Надо отдать ей должное, она исчезла весьма и весьма оперативно. Я обнаружил, что стою на земле, едва ли не по колено в песке, а вокруг, куда хватает глаз, простирается пустыня. Жара была градусов сорок, не меньше. Я торопливо рванул ворот рубахи.
- Тебе только что довелось повстречаться с Вечностью, - услышал я за своей спиной знакомый голос.
Я обернулся и обомлел. Передо мной стояло настоящее божество, которое лишь при внимательном рассмотрении можно было принять за того, кто совсем недавно завербовал меня на работу в качестве писца.
Горячий сухой ветер, дующий откуда-то с востока, развевал блистающий темно-синий плащ с золотой подкладкой, накинутый на плечи горделиво стоящего "джентельмена" - другого слова я и подобрать не мог, столь аристократической казалась мне осанка новоявленного Тахути. Его тело облегало одеяние под тон плаща, которое больше всего напоминало длинное, расширяющееся книзу платье. Оно было перепоясано широким золотистым поясом, что был завязан в бант с длинными концами, достающими едва ли не до земли. Шею бога мудрости украшало круглое золотое ожерелье, очень похожее на кружевной воротник. Его волосы были теперь аккуратно собраны и приглажены, их охватывал обруч из благородного желтого металла. В правой руке Тахути держал какой-то удивительный посох, в котором переплелись три змеи - золотая, серебряная и черная. Однако самой запоминающейся частью его гардероба мне показались золотые крылья, надетые поверх рук. Словом, он выглядел именно так, как и подобает выглядеть древнему богу, от одного имени которого трепещут смертные.
Легкой походкой это неземное создание направилось ко мне. Тахути был обут в сандалии, сделанные из узорчатой золотистой материи, которые, казалось, даже не касались земли, когда он ступал. А что вы хотите от бога? "Наверное, они все так ходят" - решил я.
- Столь легко двигаться мне позволяют крылья. Когда я их сниму, то буду ходить также, как и все остальные, - прочитав мои незамысловатые мысли, сообщил Тахути.
- Здорово... - не мог не оценить я.
- Ты тоже так сможешь.
Неуловимым движением руки Тахути извлек откуда-то вторую пару волшебных крыльев и молча протянул их мне.
- Это что? Я полечу? - обалдел я. - Я не умею.
- Научишься, - бросил Тахути и принялся прилаживать к моим рукам крылья. - Не суетись!
- Мне щекотно.
- Ишь какой нежный, - насмешливая улыбочка Тахути по-прежнему была при нем и, судя по всему, исчезать никуда не собиралась. - Ну что, Ани, ты готов лететь?
- Ани?
- Привыкай к своему новому имени.
- А как лететь?
- Видел, как птицы летают?
Я согласно кивнул.
Бог мудрости выжидательно смотрел на меня. Я понял, что должен уподобиться тому самому воробью, которого Тахути невзначай лишил ужина, и отчаянно замахал руками-крыльями. К сожалению, ничего выдающегося со мной не произошло, я все еще стоял на земли, не в силах от нее оторваться даже на сантиметр.
- Плохо дело, - бог удрученно покачал головой. - Ты не веришь, что можешь взлететь, потому и прирос к земле. Ладно, попробуем иначе.
Не успел я открыть рот, чтобы возразить, как мы с Тахути оказались на краю высоченной скалы, неизвестным способом выросшей посреди пустыни. Прежде чем я успел догадаться, для чего Тахути понадобилось воздвигать гору, я получил такой пинок под зад, что кубарем скатился вниз и с бешеной скоростью понесся к земле. Должен признать, что первую часть моего тренировочного полета, вряд ли можно было назвать осознанной. Я неумело кувыркался в воздухе, хлопал крыльями и что-то орал. В конце концов, мне удалось выровняться и начать набирать высоту. Произошло это примерно в двух метрах от земли.
Я сделал круг над замеревшим на гребне скалы Тахути и медленно опустился в нескольких шагах от него. В тот момент я, наверное, действительно очень сильно напоминал птицу, причем рассерженную и нахохлившуюся.
- Зачем вам понадобилось меня толкать? А если бы я разбился? Хотя бы предупредили, - выпалил я.
- Если бы я тебя предупредил, ты бы и близко к краю не подошел, - резонно возразил Тахути. - А так я научил тебя летать самым быстрым и эффективным способом. Сам еще мне спасибо скажешь.
- Чего ж откладывать? Спасибо, - сердито ответил я.
- Кстати, а кто такой му... - он наморщил лоб. - Я не разобрал, странное какое-то слово.
- А где вы его слышали? - удивился я.
- Ты кричал, что я - это он, когда упал со скалы.
- Ну... это, понимаете ли... такое изысканное выражение благодарности, - краснея до кончиков ушей, промямлил я.
- Я примерно так и подумал, - улыбнувшись, кивнул Тахути. Неужто, он мне поверил? - Теперь мы можем лететь, только сначала переоденься, - продолжил бог. - Когда мы будем пролетать над городом, тебя могут увидеть, а твой наряд способен вызвать неадекватную реакцию у местных жителей.
- А что, хорошие джинсы и рубашка вроде ничего, - пожал я плечами.
- Для твоего мира, может, и ничего. Только здесь так никто не ходит, - объяснил бог мудрости. - И уж тем более, не летает, - подумав, добавил он.
После этих слов к моим ногам упало белоснежное одеяние, возникшее непосредственно из воздуха. Это было что-то вроде длинной рубахи до пят, обрамленной сверху и снизу золотистым орнаментом. Рукава оказались короткими и неимоверно широкими. Я задумчиво рассматривал сей диковинный наряд, держа его перед собой.
- Долго ты будешь возиться? - нетерпеливо спросил Тахути.
Я покосился на него. Тахути понял, изобразил на лице ехидную улыбку, но все-таки отвернулся.
Я торопливо облачился в новую одежду. Она казалась удивительно легкой, почти невесомой и, что самое интересное, жара в ней практически не чувствовалась.
- Волшебство? - спросил я у Тахути.
- Нет, обычная бытовая магия, - он небрежно махнул рукой. - Благодаря ей, в подобной одежде летом не чересчур жарко, а зимой не слишком холодно. Но все до определенных приделов, разумеется. Так что отправляться на Северный Полюс я тебе в таком одеянии не советую.
Я бережно опустил свой прежний костюм в небольшое углубление, имевшееся неподалеку от центра вершины, прикрыв его папкой с рукописью, потом отошел на шаг и молча уставился на аккуратно сложенный куль.
- Ты чего? - удивленным тоном спросил Тахути.
- Понимаете, там, в карманах, у меня остались ключи от дома, кошелек, паспорт... - при этих словах голос мой предательски дрогнул.
- Иными словами, это последнее, что связывает тебя с былой жизнью, - прозорливо догадался бог мудрости. - Когда ты уйдешь отсюда, то оборвешь последнюю ниточку, ведущую в прошлое.
- Наверное, так и надо, - грустно пробормотал я.
- Именно так и надо, - уверенно подтвердил Тахути.
Мы медленно подошли к краю обрыва и, расправив крылья, понеслись навстречу облакам. Ветер ринулся, было нам наперерез, но, усмиренный рукой бога, принялся приятно обдувать наши лица. Я не испытывал больше никаких трудностей с полетом. Мне просто изредка приходилось взмахивать крыльями, вот и все что требовалось, чтобы стремглав нестись над землей.
- А куда мы летим? - с любопытством спросил я.
- В город Он , - обернувшись ко мне, поведал Тахути.
- Легендарный Город Солнца?
- Да, там находится престол бога Ра... ну, и один из моих дворцов заодно. Надо сказать, весьма скромный.
Мы летели еще с полчаса, изредка перебрасываясь короткими фразами. В полете не очень-то разговоришься. А потом я увидел паруса, большие треугольные паруса тростниковых лодок, плывущих по Нилу. Мне блеснула в глаза мутноватая гладь воды и свежая зелень речной долины. Впрочем, я так и не успел как следует разглядеть великую реку, потому что заметил вдали нечто совершенно неправдоподобное. Небо над горизонтом сделалось настолько пронзительно-синим, что на него трудно было смотреть. Оно сияло, словно огонь, на фоне которого даже солнце не выглядело таким ослепительным, как прежде. Свет земной звезды лился здесь мягко и нежно и казался почти белым. "Небо - волшебное синее пламя", - пронеслись в моей голове строчки какого-то полузабытого стихотворения.
- Что это? - восхищенно спросил я.
- Небо над Оном, - невозмутимо ответил Тахути.
- А почему оно такое... такое... - у меня даже не было слов, чтобы описать увиденное.
- Да там, понимаешь ли, живет Нут, богиня неба и Хранительница Золотого Чертога, - пояснил мой спутник, - ну, и некоторые другие боги, помельче.
- Так они живут прямо на небе? - глупо улыбаясь, уточнил я. Вот и не верь после это в рассказы всяких бабушек, что сидят у церкви.
- Ну, не прямо на небе. На облаке, - окончательно добил меня Тахути.
Совершенно не соображая, что со мной происходит, я почти машинально сделал очередной взмах крыльями и вдруг увидел впереди то самое вместилище богов, о котором говорил Тахути. Это было огромное круглое облако, простирающееся от Она куда-то на восток. В жизни не видел ничего более величественного! После такого зрелища поневоле проникнешься уважением к божествам.
Пока я, раскрыв рот, созерцал грандиозную обитель Нут, внизу уже стали видны белокаменные строения Города Солнца. К моему удивлению, у Она напрочь отсутствовали стены, а мне почему-то всегда казалось, что любое древнее поселение крупнее деревни просто обязано их иметь. Границами первого встреченного мною в стране богов населенного пункта служили естественные атрибуты рельефа местности. Таковыми были: река, облегающая город с запада, и невысокие, но малопроходимые горы Нильской долины по противоположную его сторону. И, чего уж я совсем не ожидал, размеры Она оказались вполне сопоставимы по размаху с современным мегаполисом.
Даже с высоты птичьего полета нельзя было не заметить, как чудесен открывающийся под моим крылом вид. Открыто признаюсь, что я влюбился в Он с первого взгляда, с первого мимолетного дыхания, которое он бросил мне навстречу. Казалось бы, в нем не было ничего притягательного. Большинство строений Города Солнца не отличались изыском форм, но меня подкупила именно простота и какая-то совершенно особенная строгая прямолинейность.
Столица Цивилизации сверху напоминала квадрат, в центре которого возвышалась стоящая на возвышенности огромная пирамида. Правда, рассмотреть толком мне ее не удалось - в глаза бил яркий свет, отражающийся от золоченых граней. Неподалеку от пирамиды раскинулся шикарный дворец, площадь перед которым, несмотря на то, что был день, освещал яркий фонарь . От него разбегались в разные стороны улицы, ведущие к городским кварталам, пристаням, храмам, а также другим замкам, которых мне удалось насчитать чуть меньше десятка. Мы пошли на снижение и приземлились как раз неподалеку от одного из них в великолепно ухоженном парке.
Перед нами было грандиозное трехъярусное сооружение, размером с хороший стадион. В отличие от большинства построек Она, оно оказалось выстроенным из желтого камня. Вершину дворца венчала огромная золотая пирамида, которой мог бы позавидовать сам Хеопс. Что же касается непосредственно парка, то он был засажен высоченными кедрами, в тени которых царила уютная прохлада.
- Вот это и есть мое непритязательное жилище, - потупив взор, признался Тахути.
- О вашей скромности, наверное, ходят легенды, - хмыкнул я.
- Вообще-то, легенды ходят о моей мудрости, - сообщил Тахути.
После этих слов он отравился к широкой лестнице, ведущей прямо на второй ярус дворца. Я молча последовал за ним. "Живут же боги!" - думал я про себя.
Обычно в двух шагах от чего-либо значительного мне начинают приходить в голову самые что ни на есть паникерские мысли.
- Стойте! - Закричал я, хватая Тахути за руку.
- Что еще? - Обернулся он.
- Я ведь не знаю древнеегипетского. Как же вы раньше-то не подумали?
- А на кой он тебе? - Удивленно спросил мой спутник.
- Ну, как же... - растерялся я. - Я ведь должен буду писать папирусы, эту вашу Книгу бога. А как, скажите на милость, я ее напишу, если не владею языком?
- Ну уж чем-чем, а языком-то владеешь, - усмехнулся Тахути.
- Я серьезно! - Чуть не плача, воскликнул я.
- Не суетись, Ани, это моя проблема, - спокойно произнес бог мудрости. - Мы с тобой уже битый час разговариваем на том самом языке, на котором тебе придется излагать величайшие события, свидетелем которых ты станешь, - на лице Тахути возникла неприкрытая ироничная улыбка. - Стало быть, и писать ты научишься. Это произойдет как бы само собой.
- Мы разговариваем на древнеегипетском? - Ошалело переспросил я.
- На древнеегипетском, - передразнил Тахути. - На языке богов!
Я облегченно вздохнул, убедившись, что с языковым барьером у меня проблем не возникнет, и мы наконец смогли продолжить наше путешествие ко входу во дворец.
У стен дворца кедры передали эстафету пальмам, выстроившимся в стройную галерею. Мы ступили на каменную лестницу, и тут мне довелось увидеть самую прекрасную женщину, какую я встречал когда-либо в своей непутевой жизни.
Навстречу нам спускалось существо неописуемой красоты. В ее одеянии, так же как и в одежде моего спутника, преобладали синие тона, разве что они были чуть светлее и ярче. На ней было длинное платье, накидка с нежно-голубой подкладкой, а тугие черные волосы окружал сияющий обруч, который нес длинную полупрозрачную фату, откинутую назад, над всем этим сооружением возвышалось еще и пышное страусиное перо.
Два больших пронзительно-голубых глаза уставились на меня с нескрываемым любопытством. Неожиданно незнакомка приветливо улыбнулась, продемонстрировав умилительные ямочки на щеках, и я понял, что как бы сногсшибательно она не выглядела, ее основное достоинство - это воистину небесное обаяние.
- Это Маат, моя жена и по совместительству богиня справедливости, - представил Тахути свою супругу.
- Очень приятно... Ани, - смущенно промямлил я, после чего принялся рассматривать носки своих новых сандалий.
- Ты наконец-то нашел писца, дорогой, - просияла Маат. - О, ты так долго его искал.
- Да уж, пришлось попотеть, - не стал возражать Тахути, - но, надеюсь, оно того стоило.
Я надулся как индюк на пороге птицефермы, и мы все втроем отправились вверх по лестнице. Мы оказались в неприлично огромном зале, потолок которого поддерживали толстенные золотые колонны. По форме они напоминали стебель тростника. Кроме них в помещении не наблюдалось никаких особых излишеств. Наверное, это была прихожая.
В следующих комнатах было не менее просторно, правда, колонны там стояли не золотые, а бирюзовые или нефритовые. Поверхность пола была расписной, но это как-то не сразу бросалось в глаза. Легкие узоры и незамысловатые рисунки зверей и птиц как будто бы начинали проявляться только лишь тогда, когда на них кто-то смотрел. "Между прочим, так оно и есть на самом деле, - скороговоркой бросил Тахути, - картины оживают, если появляются зрители". Я даже не нашел, что ему ответить, и удивился молча.
Стены дворца были сложены из огромных прямоугольных монолитов. Впрочем, это было заметно только в одном из залов, а в остальных они были покрыты неким однотонным составом, испускающим нежно лучащийся мягкий полусвет. Однако стоило мне на миг замешкаться возле одной из таких "голых" стен, как мимо тут же пронеслась быстроногая газель, обдав жаром своего разгоряченного тела. Я увидел саванну и далекие темные горы на горизонте. И вдруг все разом исчезло. Я уставился на Тахути с видом параноика, неподдающегося лечению. Но тот только рукой махнул - дескать, объясню как-нибудь на досуге. Вообще-то он шествовал по своему дворцу с довольно-таки приличной скоростью. Куда, спрашивается, он так торопился?
Пожав плечами, я продолжил изучение особенностей жилищ богов, не пытаясь больше задавать немые вопросы, которые отвлекали хозяев. Мне удалось выяснить, что настежь раскрытые квадратные окна, как правило, занавешивались прозрачными кисейными занавесками, которые небрежно колыхались на ветру, словно махая в знак приветствия идущим. Что касается мебели, наличествующей во дворце, ручаюсь, любой антиквар согласился бы отдать душу за последнюю табуретку из этих сказочных гарнитуров. В принципе, предметов обстановки в замке было не много или, точнее сказать, они так легко вписывались в интерьер, что не слишком выделялись.
В заключение своего описания, я должен добавить, что во все время путешествия по владениям Тахути, мое обоняние услаждали чудеснейшие ароматы: то на меня пахнуло свежим запахом елового леса, то благоуханием роз, то спелым апельсином, а то и вовсе чем-то незнакомым, неописуемо дурманящим.
Залюбовавшись окружающей меня роскошью, я едва не пропустил момент, когда надо было нажать на тормоза. Хорошо, что Тахути, осведомленный, надо полагать, о моей рассеянности не хуже чем я сам, успел вовремя схватить меня за руку.
- Куда это ты разогнался, парень, того и гляди, в дверь врежешься? - усмехаясь, спросил он.
Мне оставалось лишь виновато шмыгнуть носом.
- Экскурсия закончена? - жалостливо протянул я.
- Успеешь еще насмотреться, - бросил Тахути. - А пока что перед тобой твои апартаменты. Располагайся, отдыхай, привыкай, ну и все такое прочее. Завтра утром потихоньку начну вводить тебя в курс дела. Так что пока можешь наслаждаться жизнью.
- Это хорошо, что потихоньку, - я расслабленно улыбнулся, - а то если будете вводить меня в курс дела быстро, моя бедная крыша окончательно съедет.
- Крыша? Какая крыша? - оживился Тахути.
- Ах, не берите в голову, - я устало махнул рукой, - это всего лишь идиоматическое выражение.
- Видел бы ты выражение своего лица, парень. Тебе, кажется, пора баиньки, - хмыкнул бог.
Возражений с моей стороны не последовало. Я распахнул дверь и бесстрашно шагнул в свое новое жилище.
- Желаю тебе приятного отдыха, Ани, - нежно произнесла Маат.
Я раскрыл рот, чтобы ответить, но...
Ответить богине я не смог, хотя это и выглядело как настоящая бестактность. Поверьте, у меня была на то уважительная причина. Я стоял на краю просторного зала, который почему-то был заполнен водой, доходившей ровно до порога.
- Спасибо, - все-таки выразил я свои чувства, хотя преобладала в них, скорее, язвительность, нежели признательность. Хорошо, что Маат и Тахути уже успели к тому времени затворить за собой двери.
Где-то далеко впереди сияло большое светлое окно, однако плыть до него мне не хотелось, а никаких папирусных лодок или хотя бы плота поблизости не выявилось. Минуту я простоял на пороге дурак дураком, пока наконец до меня не дошло, что вода ненастоящая, ровно так же, как и газель на стене. Она была, если так можно выразиться, вмонтирована в покрытие пола. Придя к такому конгениальному выводу, я криво ухмыльнулся и с большой осторожностью попытался сделать шаг. Дальнейшие события с вопиющей очевидностью подтвердили величие моего кропотливого ума. Я прошел по воде, аки по суху, и остановился посреди отведенных мне хоромов.
С бирюзовых стен свисали спелые грозди винограда - я даже не стал выяснять, настоящий ли он, - у меня уже не было сил чему-либо удивляться. Потолок был выложен из какого-то синеватого минерала, о котором я прежде не имел понятия. Кстати, до потолка было метров двадцать, а то и больше.
Я довольно долго стоял в позе Каменного гостя, взгляд мой неприкаянно метался по сторонам, не в состоянии на чем-нибудь сконцентрироваться. Я совершенно не представлял, как можно жить в таком бесконечно огромном помещении. Да и никаких предметов сугубо домашнего обихода поблизости не было. Даже кровати, о которой, признаться, я давно уже начал мечтать. Правда, я заметил несколько пузатых диванчиков, а, кроме них, примерно около сотни табуреток, кресел и маленьких столиков. "В крайнем случае, можно кресла сдвинуть", - подумал я и тут вдруг обнаружил, что в стенах зала имеется несколько дверей.
Повинуясь внутреннему инстинкту, я двинулся наугад и очутился в спальне. Справедливости ради должен отметить, что отнюдь не мгновенно об этом догадался. Передо мной громоздилось чудное сооружение из красного дерева, которое с первого взгляда можно было принять разве что за орудие пыток. Именно так я вначале и подумал, но, пораскинув мозгами, решил, что вряд ли станут делать дыбу из такого хорошего материала.
Приспособление представляло собой деревянную раму, на которую была натянута упругая сетка из плоского шнура. Установлено оно было наклонно - дальняя часть выше, чем ближняя. Внизу имелась загадочная прямоугольная подставка, а к верхней части была придвинута какая-то неуклюжая раскладная табуретка. На этой самой табуретке и лежал свернутый в рулон папирус, который я, честно сказать, заметил далеко не сразу. "Неужели инструкция?" - обрадовано подумал я и торопливо развернул сверток.

Дорогой Ани,
именно так должно выглядеть ложе жителя Черной Земли
по представлениям твоих современников от науки.
Надеюсь, теперь ты понимаешь,
чего стоят все эти умники.

Всегда твой - Тахути.

Далее следовала приписка:

Папирус сожги!

"Вот гад!" - с восхищением подумал я. Между тем послание бога мудрости в самом деле начало гореть, причем абсолютно без моей помощи. Я выронил его из рук и принялся ожесточенно затаптывать. Когда, справившись с этим нелегким занятием, я оторвал глаза от пола, передо мной стояла огромная, укрытая балдахином, кровать. По моему скромному разумению в таком изысканном вигваме можно было не то что спать, а и жить.
"Вот это уже лучше", - удовлетворенно подумал я.


20 фев 2010, 19:38
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Re: Цивилизация. Книга познания творений Ра.
Глава III

Постояв немного с хозяйским видом на пороге спальни, стены которой были выполнены в приятных светло-салатовых тонах, я решил отправиться на осмотр других помещений. Однако стоило мне выглянуть в коридор, как я едва не заскочил обратно. Передо мной, откуда ни возьмись, появилась полуобнаженная незнакомка распрекрасной наружности.
Брови и кончики век неизвестной красавицы были подведены жирной тушью, ну прямо в точности, как на картинке из учебника истории. А вот отсутствие знаменитого парика с косичками казалось явным отступлением от канонов. Быть может, его просто не принято было носить в помещении? Единственным предметом туалета, который облегал эту куколку, была короткая зеленая юбочка-передник. Правда, имелся еще золотой обруч на голове, из-под которого струились короткие гладкие волосы цвета вороного крыла. За спиной смуглолицей прелестницы стояли еще три, точно такие же. Отличие состояло лишь в том, что они держали в руках подносы. На одном возвышалась гора фруктов, другой был уставлен кувшина и кубками, а на третьем громоздились чаши с горячими блюдами.
"А вот и девочки по вызову, - тупо подумал я, - да еще и пожрать принесли". Нужно было видеть при этом мою глупую рожу.
- Приветствую тебя, Ани, - произнесла предводительница кулинарного гарема, перекрестив руки на груди, - традиционное древнеегипетское "здравствуйте". - Меня зовут Табуба, я - служительница. Богиня Маат послала нас к тебе и поручила как следует накормить, потому что ты голоден с дороги.
- Накормить? - недоверчиво переспросил я.
- Да, если тебе захочется иных наслаждений, придут другие девушки, - не моргнув глазом, ответила Табуба.
Я покраснел и попытался засунуть руки в карманы, но карманов в моем новом наряде почему-то не было предусмотрено.
- Ладно, кормите, - вздохнув, согласился я.
- Мы проводим тебя в столовую, Ани, - поведала Табуба. - Но не хочешь ли ты сначала снять свои крылья?
Только тут я вспомнил, что до сих пор хожу, едва касаясь ногами пола.
- А я и забыл совсем, - признался я новой знакомой.
Я быстренько снял свое золотистое оперение и уложил его на одну из кушеток. На меня вдруг обрушилась страшная усталость, как будто бы сказочные крылья не только помогали мне передвигаться, но и убавляли сводящее с ума напряжение от всего того, что приключилось со мной за последнее время. Я подумал, что, наевшись, уже не захочу, наверняка, никаких "иных наслаждений", а завалюсь в постель и усну, как убитый. Впрочем, именно это мне и предсказывал мой наимудрейший приятель из числа богов.
Надо ли говорить, что комнаты для приема пищи во дворце Тахути выглядели столь же "непритязательно", как и само жилище? Длинный стол, вдоль которого были расставлены ажурные деревянные стулья с высокими спинками, оканчивался где-то на границе моего зрения.
Я скромно уселся с краешку. Меня тут же обступили служительницы (рабыни что ли?) и принялись расставлять дары гостеприимных хозяев. Вообще-то я был не слишком голоден, так как накануне мы с Тахути недурно перекусили. И все же от небольшой порции жареного гуся я отказаться не смог. Кушанье это было великолепное. Однако самым что ни на есть чудесным сокровищем Черной Земли оказалось вино. Она было даже не красным, а каким-то черно-фиолетовым. Но что у него был за вкус! Вот уж воистину мне посчастливилось отведать напиток богов. Отхлебнув из широкого золоченого бокала, я минуты две сидел обалдевший, взирая на мир взглядом счастливого придурка.
- Если желаешь, мы пригласим танцовщиц, - предложила Табуба.
- Танцовщиц? - спросил я.
Девушка молча кивнула.
- Почему бы и нет? - все еще прибывая в блаженном состоянии духа, согласился я.
Табуба послала знак одной из своих молчаливых помощниц, после чего та торопливо исчезла за дверью. Минут через пять, когда я уже лениво пощипывал виноград, полностью удовлетворив чувство голода и жажды, в зале появился ансамбль местного народного творчества, состоящий из трех танцовщиц, сопровождаемых небольшим оркестром. Девушки с инструментами (а таковыми были: длинная раздвоенная дудочка, небольшая переносная арфа и нечто, похожее на домбру) показались мне одетыми хоть и не слишком скромно, но все поприличнее, чем мои прислужницы за столом. Их облегали длинные белоснежные платья, не закрывавшие, правда, округлости, свойственные женской фигуре. Что же касается танцовщиц, то на них было надето следующее: тонкие цветные пояски из золота и камней - вокруг талии, браслеты - у локтей и на запястье, маленькие тюбетеечки - на голове.
Пока, глядя на исполнительниц народных мелодий, я собирался с разбежавшимися по углам головы мыслями, те выстроились в ряд, и заиграла музыка. Пожалуй, это было нечто в стиле "Deep Forest". Да и какую еще музыку можно было ожидать услышать во дворце древнего бога? Танцовщицы медленно и плавно двинулись по кругу. Арфистка заиграла громче и вдруг запела, чего я, надо сказать, совсем не ожидал.

Славлю владыку дома,
Пришел он с жезлом тройным,
Живущий - от неживого,
Дважды рожденный сын.

Жаждет тебя мое сердце,
Врат моих отвори,
Скрытую в дебрях дверцу,
Блеском мглу озари.

- Это хвалебный гимн в честь Тахути, - шепнула мне на ухо Табуба.
Честно говоря, никогда таких гимнов не слышал.
После того как песня закончилась, танцовщицы пустились в пляс, словно заведенные. Это был некий замысловатый набор акробатических номеров вперемежку с движениями, имитирующими эротические сцены.
- А что это она там пела по дверцу, врата и все такое? - придвигаясь ближе к Табубе, поинтересовался я. "Черт, ну и ножки же у нее!" - мелькнуло в моей хмельной голове.
- Хочешь уединиться с дарующими наслаждения? - понимающе произнесла собеседница. Умненькая, надо сказать, попалась девочка.
- Да уж, хочу, - буркнул я.
Табуба два раза хлопнула в ладоши, после чего концерт прекратился, и все шесть красавиц спешно покинули зал. Я недоуменно посмотрел им вслед.
- А разве это были не они? - обескуражено спросил я.
- Ты, кажется, не очень разбираешься в наших порядках, - поняла Табуба.
- Что верно, то верно, - не было смысла оспаривать очевидный факт.
- Дарующие наслаждения носят длинные волосы, - объяснила Табуба.
- Ах, вот оно что...
- Отправляйся в свои покои, Ани, я позабочусь о том, что бы тебе было хорошо, - она заговорщически улыбнулась.
Я постарался изобразить ответный жест дружелюбия, после чего нетвердой поступью отправился на встречу со своей огромной кроватью. Да, ноги мои подгибались, но не столько из-за того, что я был сильно пьян, а просто я никогда еще не ложился в постель с незнакомыми женщинами. По дороге я вспомнил, что неплохо бы принять душ и сделать еще кое-что. Я беспомощно оглянулся.
- Бассейн и прочие удобства за той дверью, - Табуба сказала это, появившись в дверном проеме за моей спиной. Ее изящная тонкая ручка, указывала нужное направление движения.
- Покорнейше благодарю за инструкцию, - я отвесил ей гротескный поклон.
Она сделала то же самое, но на полном серьезе.
"Наверное, она ангел. Добродушный, милый ангел, которому поручено за мной присматривать", - с нежностью подумал я.
- До рассвета, - бросила мне на прощание девушка.
- Что? - не понял я.
- До рассвета.
"А, это, наверное, у них так желают спокойной ночи", - допер я.
Надо сказать, что бассейн был именно таким, каким и положено быть бассейну, - большим и до краев наполненным водой. Только он был выложен не кафелем, как в моем бедном мире, а плитками из разноцветного горного хрусталя. Я быстро скинул с себя одежду и нырнул в освежающую прохладу. Не поверите, но усталость с меня как рукой сняло. Пробарахтавшись примерно с полчаса, я, наконец, выбрался на сушу. Я был абсолютно свеж и готов к новым подвигам и свершениям.
На прогулку я отправился прямо голышом. Какой смысл одеваться, если тебя ждут дарующие наслаждения? Однако в спальне пока еще было пусто. Я откинул занавеску и уселся на край ложа. В этой задумчивой позе меня и застали те, кому по статусу было положено носить длинные волосы. Красавиц было две. Первая, без сомнения, была уроженкой Черной Земли. Ничуть не уступая в красоте уже виденным мной девушкам, она, в самом деле, лишь тем от них и отличалась, что ее распущенные локоны ниспадали до плеч. Вокруг талии незнакомки был повязан светло-зеленый платок, однако разрез приходился ровно на центр композиции, беззастенчиво открывая "скрытую в дебрях дверцу". Руки черноглазой чаровницы были украшены тонкими золотыми браслетами. Вторая соблазнительница вовсе не показалась мне жительницей здешних мест. Хотя она выглядела достаточно смуглой, но это, скорее, был загар, нежели естественный цвет тела. Волосы ее, достающие едва не до пола, оказались серебристыми. Темно-зеленые глаза мерцали в полумраке вечера как два сказочных магических кристалла. Ее одеждой был совершенно прозрачный легкий хитон, на шее висело металлическое ожерелье из тонких пластин, голову украшал тонкий золотистый обруч.
- Привет... - хрипло выдавил я, на всякий случай отползая подальше.
- Здравствуй, Ани, - скрестив руки на груди, произнесла египтянка. - Меня зовут Мева.
- Я - Альтея, - одарив меня поклоном, представилась зеленоглазая. Голос ее звучал приглушенно, на низких тонах.
Дальнейшие события той фантастической ночи запечатлелись в моем сознании окутанными загадочным синим туманом. И это вовсе не метафора, потому что как только местные гетеры приблизились ко мне, пространство вокруг начало заполнять невесть откуда взявшееся марево, и оно на самом деле было синим. Мне почему-то казалось, что нас обволакивает само ночное небо. В этой чудесной дымке мы парили, целуя и лаская друг друга, хотя ни у кого из нас не было крыльев. "Синий туман похож на обман", - вертелась у меня в голове незамысловатая песенка, под нее-то я и заснул.


20 фев 2010, 19:39
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Re: Цивилизация. Книга познания творений Ра.
Глава IV

Проснулся я по привычке ни свет ни заря. "На работу..." - начал было тоскливо выстукивать мой мозг, но тут я вскочил, как ужаленный, и оторопело огляделся вокруг. Клянусь, мое первое пробуждение во дворце египетского бога произвело на меня куда большее впечатление, чем встреча с Вечностью, полет на волшебных крыльях да и все остальное в придачу. Просто до сего мгновения я, наверное, все еще наивно полагал, будто происходящие со мной события - это всего лишь один из моих дурацкий снов. Но проснуться в собственном сне было крутовато даже для меня. Я потрогал растрепанную кровать, покосился на окно, за которым возвышались высокорослые пальмы, и понял, что окончательно свихнулся.
Если бы на мое счастье в дверях не появилась Табуба, я непременно бы волком завыл от такого открытия.
- Была плохая ночь? - поздоровавшись со мной, спросила девушка. Мое разочарование, как всегда, было написано у меня на лице.
- Нет, что ты, ночь была прекрасной, - смущаясь, признал я. - А вот пробуждение... Знаешь, я ведь думал, что все это сон.
- Жизнь и есть сон, - философски заметила Табуба и мило улыбнулась.
- Да? - я нервно оскалился, пытаясь выдавить ответную гримасу добронравия. - Ну, наверное, тебе видней. Ты ведь живешь рядом с богами. Кстати, а давно ты им служишь?
- Ну, лет сто, наверное, - наморщив лобик, сообщила мне собеседница.
- Сто лет! - возопил я.
Табуба покосилась на меня как на слабо помешанного.
- Чему ты так удивился? - спросила она.
- Знаешь, в моем мире столько живут лишь редкие долгожители.
- У нас многие живут дольше, - пожав плечами, произнесла Табуба. Возможно, она мне просто не поверила.
- Кстати, а какой сейчас, вообще, год?
- Триста шестьдесят третий, какой же еще?
- Угу... А триста шестьдесят третий от чего?
- От начала правления Ра.
Девушка, кажется, окончательно разуверилась в моих умственных способностях. Впрочем, она не стала задумываться о пустяках и перешла на деловой тон.
- В соседней комнате твой гардероб, через некоторое время я вернусь и провожу тебя к Тахути, он хочет с тобой вместе позавтракать. Но ты можешь не торопиться, Тахути завтракает довольно поздно.
- Похвальная привычка, - оценил я.
Табуба молча кивнула, после чего весьма проворно исчезла, не удосужившись дать мне ответа. Так что мне оставалось лишь гадать, действительно ли она со мной согласилась или же жест ее симпатичной головки был просто данью вежливости.
Зевнув, я выглянул в окно и увидел квадратный бассейн, узким каналом соединенный с рекой. Это водное сооружение под открытым небом показалось мне великолепным, и я решил в нем непременно искупаться. Но сначала я отправился подобрать себе новую одежду, потому что длиннополое платье, отдаленно напоминающее женскую "ночнушку", как-то не очень меня устраивало. Накануне я с этим вынуждено мирился, однако стоило мне узнать, что появилась возможность выбора, как я не преминул ею воспользоваться.
Когда я думал, что обнаружу в одной из соседних комнат сундук, доверху набитый каким-нибудь нехитрым добром, я глубоко ошибался. Меня ожидало приятное разочарование. Ни шкафов, ни ящиков, ни какой-либо иной мебели там не было. Вдоль стен в два ряда тянулись длинные бамбуковые жерди, увешанные таким количеством всевозможных одеяний, что у меня непроизвольно мелькнула мысль, а не попал ли я ненароком в костюмерную Большого театра. Впрочем, откуда бы ему здесь взяться?
Я медленно прошелся вдоль рядов, восхищенно взирая на окружающее меня изобилие. За всю мою жизнь у меня не собралось бы такого количества шмоток. Постепенно я начал осваиваться, вследствие чего мое обезумевшее лицо приобрело более осознанное выражение.
Для начала я не стал шиковать, в особенности, ради похода в бассейн. Я выбрал скромный белый передник, отделанный золотой парчой. Мой новый наряд представлял собой то самое традиционное одеяние жителей Черной Земли, которое часто можно увидеть на иллюстрациях в книжках или в исторических кинолентах. По большому счету это был просто кусок ткани с поясом, который оборачивался вокруг тела. Словом, распашная юбка не больше не меньше. Средняя часть, собранная в складки, еще больше усиливала сходство. Увидал бы меня в таком виде кто-нибудь из моих прежних знакомых! "Плевать я теперь на них хотел", - злорадно подумал я, запахиваясь в передник.
Походкой зажравшегося миллионера я отправился на принятие водных процедур. Удивительно, но покинутый мною мир, отдалялся от меня с такой впечатляющей скоростью, что я искренне не понимал, чего я так перепугался, продрав глаза на своем стадионоподобном ложе. Теперь мне уже казалось, что та, прошлая жизнь является для меня сном и я был поистине счастлив, что наконец проснулся. Выходя на террасу дворца, я с наслаждение вдохнул горячий африканский воздух, а мой рот непроизвольно растянулся в улыбке на манер гримасы слабоумного ребенка, которому подарили конфетку.
Свод террасы поддерживали яркие желто-зеленые колонны, форма которых повторяла цветок тростника. Миновав их, я пробежал по ступенькам, на минуту задержавшись у раскидистой сикоморы, на листьях которой, по преданью, кажется, должно было быть записано, сколько отпущено править тому или иному правителю. Никаких волшебных надписей я не обнаружил, передо мной росло самое обыкновенное деревце с причудливым витиеватым стволом, разветвляющимся в разные стороны. Наверное, это была не та сикомора.
Я присел у кромки бассейна и зачерпнул в ладонь немного воды, от нее исходила не только прохлада, но и какой-то диковинный аромат. Полагаю, дело было в том, что в водоеме привольно расплодилось семейство белоснежных лотосов. Я осторожно ступил в воду и поплыл, то и дело касаясь телом, душистых растений.
Я нежился в теплой нильской воде довольно долго, пока мой чудесный утренний моцион неожиданно не был прерван совершенно бесцеремонным образом.
- Эй, этот никудышный словоплет еще дома? - прямо напротив меня из воды возникла морда крокодила. У нее были совершенно осмысленные глаза, и она могла говорить по-человечески!
Я даже не сразу сообразил, что говорил не крокодил, а незнакомец, который сидел на нем верхом.
Чего я до сих пор не могу вспомнить, так это то, как я оказался на берегу. Но даже этого мне показалось мало, я взобрался на ветку сикоморы, как нельзя кстати сподобившейся спуститься прямо к воде. Крокодил и его хозяин следили за моими действиями с неподдельным интересом.
- Зарядка что ли? - недовольно пробубнил рыжий коротышка с длинными волосами, выбираясь на берег. Этот странный субъект был одет в зеленую набедренную повязку, а на голове у него громоздилось какое-то несообразное сооружение из папируса. По-моему, он был здорово похож на Чака Норриса. Ему бы еще и бороду!
- У-у-у... - ответил я.
- Так что дома этот клоун или нет? - настойчиво поинтересовался собеседник.
- Это вы о ком? - подозрительно спросил я.
- Да о твоем хозяине. О ком же еще? - ворчливо бросил рыжеволосый.
Мне пришлось смерить наглеца надменным взглядом.
- Не знаю, - холодно ответил я. - Соблаговолите осведомиться у служителей.
Это надо же, обозвать бога мудрости шутом! Меня прямо-таки передернуло от ярости. Коротышку спасло лишь то, что у него был крокодил с огромным количеством зубов, а то бы я ему показал...
Плавающий кошелек разинул пасть и, неуклюже перевалившись через край бассейна, исчез в недрах дворца вместе со своим хозяином. "Ну и посетители у Тахути, - нахмурившись, подумал я. - А что если..." Я похолодел от недоброго предчувствия. Несмотря на жару в сорок градусов, меня пробил самый настоящий озноб и холодный пот леденящими струйками понесся по телу. "...что если, он привел крокодила, чтобы его сожрать", - в моей голове с лязгом провернулись какие-то жернова, так тяжело я соображал, обезумев от ужаса.
Я сиганул вниз и кинулся вдогонку за зубастым убийцей и его двуногим сообщником, умудрившись на бегу обернуться в свой банный наряд.
В коридоре я едва не сбил с ног Табубу.
- А я как раз тебя ищу, Ани, - девушка улыбнулась, но мне в тот момент было не до любезностей.
- Где... Тахути? - прохрипел я, вцепившись ей в запястье.
- В столовой. Он послал за тобой, чтобы пригласить на завтрак, - египтянка окинула меня странным взглядом.
- Куда бежать?
Табуба указала рукой направление.
- Не торопись так, Тахути не рассердится.
У меня не было времени, чтобы ответить. Пронесшись по дворцу, я со скоростью бешеной кометы ворвался в двери главной трапезной бога мудрости.
Тахути сидел за огромным столом, накрытым золотой скатертью. Вокруг суетилось несколько полуголых служительниц. Рыжий незнакомец восседал напротив и за обе щеку уплетал жареную дичь. Крокодил лениво разлегся у его ног, и на него почему-то никто не обращал ни малейшего внимания.
- А! Вот и ты! - обрадовано произнес Тахути, заметив меня.
При этих словах рыжий и крокодил покосились в мою сторону.
- Проходи, Ани, раздели наш скромный завтрак.
- Спасибо, - буркнул я, невольно сглотнув слюну. Тому, что во дворце Тахути называют скромным завтраком, могли бы позавидовать лучшие парижские рестораны.
- Позволь представить тебе. Это Хапи, бог Синей Реки , Податель Разливов, ну и так далее...
Хапи слегка кивнул.
- Крокодила зовут Себек . А это Ани, мой писец.
- А он не кусается? - указав на Себека, спросил я.
- Ручной, - жуя, ответил Хапи.
На всякий случай я все-таки сел подальше.
На нервной почве у меня зверски разгорелся аппетит, и некоторое время я молчал, потому что рот мой был занят едой. Ну и перепугался же я! Вот чудик. Мог бы и сам догадаться, что парень с крокодилом - речной бог.
Между тем Тахути и Хапи вели светскую беседу.
- Как поживает богиня Нехбет ? - Осведомился бог мудрости.
- А... - махнул рукой повелитель Нила. - Все пилит, понимаешь. И чего этим богиням нужно? Все, говорит, боги как боги, живут во дворцах, одни мы с тобой, дуралеем, в пещере.
- А, по-моему, хорошая пещера, - вставил Тахути.
- А я ей про что? - Воскликнул Хапи. - И, главное, все же своими руками. Помнишь, какой у меня водопад? - Тахути согласно кивнул. - А каменные пороги?
- Да не огорчайся ты, - сказал мудрейший из богов. - Нашел из-за чего волноваться.
- Слушай, ты бы наплел бы ей что-нибудь насчет космической необходимости или как там у тебя. Ты же можешь. Не люблю я эту роскошь.
- Ладно, залечу как-нибудь, - ответил Тахути.
- Спасибо, старик. Ты же знаешь, если что за мной не заржавеет.
- Знаю, Хапи, поэтому и согласился помочь тебе, - серьезным тоном произнес бог мудрости. - Настанет пора, когда нам лучше будет держаться вместе.
- Это ты о чем? - удивился речной бог.
- Узнаешь со временем.
- Мне бы твою прозорливость, Тахути, - вздохнул Хапи. - Ты видишь будущее за миллионы лет вперед!
- Ты преувеличиваешь, мой друг, - скромно возразил Тахути. - Если бы это было так.
Настал черед смены блюд. Служительницы принесли десерт и фрукты.
- А ты парень, откуда? - повернувшись ко мне, спросил Хапи.
- Издалека, - не моргнув глазом, ответил я. Тахути при этом одобрительно кивнул.
- Да? Ты, случайно не из Земли Озера ? У тебя кожа слишком светлая.
- Ани жил севернее, - взял слово бог мудрости. - Пожалуй, я заскочу к тебе завтра. Ты не против?
- Отлично! С меня шикарный обед и выпивка, - обрадовался Хапи, разом позабыв обо мне...
- Он неплохой парень, этот Хапи, - задумчиво произнес Тахути, когда речной бог и его толстокожий любимец наконец-то нас покинули. Тахути сделал знак служителям и те тоже вышли. - Запомни, Ани, что я сказал. Если вдруг припечет, можешь смело обращаться к нашему рыжеволосому другу. Он хоть и простоват, но не подведет в трудную минуту.
- А что, может припечь? - насторожился я.
- Это я так, на всякий случай, - тон моего работодателя опять сделался легкомысленным. - Мало ли что.
Я посмотрел на бога мудрости с огромным подозрением, но тот задорно улыбался, всем своим видом давая понять, что боятся мне нечего. Да и в самом деле, чего бояться, когда твой покровитель один из самых могущественных богов?
- А где ваша прекрасная жена? - из-за всех произошедших со миной перипетий я только теперь вспомнил о несравненной богине Маат.
- Творит справедливость, - небрежно махнул рукой Тахути. - Прямо ни свет ни заря начинает. Дел-то, сам понимаешь, у нее хватает.
Я сочувственно кивнул.
- Вот что, парень, - пожевывая ломтик ананаса, сказал Тахути, - я, пожалуй, предоставлю тебе пару недель на то, чтобы осмотреться. Наблюдай, изучай обычаи. Загорай, в конце концов. Хапи прав, ты выглядишь слишком уж неместным. Это вызовет лишние вопросы, что нам совершенно ни к чему.
- Вот как?
- Я же не собираюсь объяснять каждому встречному, что доставил тебя сюда из другого времени. Делать мне больше нечего! - Тахути фыркнул.
- Так что мне делать?
- Сходи в город. Посмотри на достопримечательности.
- Да, это интересно.
- Ну вот.
- Так я пойду?
- Давай-давай. Мне еще к Ра надо слетать.
Я поднялся из-за стола и направился было к выходу, но на полпути остановился.
- Я все хотел вас спросить, служители они кто - рабы? - обернувшись к Тахути, задал я давно интересовавший меня вопрос. - Как мне с ними обращаться?
- Рабы? У нас нет никаких рабов. Ты что, парень?
- Разве? А в учебниках написано...
- Забудь ты про свои учебники!
- Так кто же они?
- Служители - это те, кто служит богам. Очень почетное дело, между прочим.
- А... значит, теперь я тоже служитель.
- Ну... в общем да. Правда, большинство из них иного происхождения.
Я пожал плечами и поплелся прочь. Честно говоря, особого значения словам Тахути о происхождении служителей я тогда не придал. Подумал, что они, наверное, из каких-нибудь благородных семей, однако впоследствии выяснилось, что это совсем не так.
Через парк вела выложенная белыми мраморными плитами дорога, которая переходила в городскую улицу. Уже очутившись на ней, я вспомнил, что позабыл взять свои крылья. "А ничего, - решил я, - так даже лучше - не привлеку к себе внимания. Поброжу, посую свой носу, куда только захочу".
Улица оказалась застроенной не слишком густо. Дома располагались на порядочном расстоянии друг от друга. Почти все они были невысокими, в один или два этажа, но при этом необычайно просторными. Они стояли на приземистых платформах с ведущими вниз ступеньками. Сложены строения были из больших прямоугольных камней - либо белых, либо слегка золотистых. Иногда в качестве материала применялся и саманный кирпич , но в основном для устройства каких-нибудь декоративных оградок.
Стены домов, во всяком случае те, что выходили на улицу, имели очень маленькие окна, квадратные, под самой крышей. Вероятно, это было сделано для того, чтобы спастись от жары. Крыши у всех зданий были плоскими, но на некоторых имелись какие-то странные треугольные пристройки, расположенные попарно друг против друга .
Как правило, каждое строение окружал обширный сад, засаженный всевозможными цветами, что источали вокруг удивительные ароматы. Растения были убраны в аккуратные клумбы, яркими пятнами пестревшие средь стволов платанов, плакучих ив, пальм и тамариска. Сады разделяли пересекавшиеся под прямым углом тенистые аллеи. В центре сада жители Та-Кемет имели обыкновение помещать бассейн для купания или просто пруд, где жили водоплавающие птицы. Часто можно было заметить на берегу изящную беседку, в которой стояла легкая деревянная мебель. Наверное, хозяева устраивали там утренние трапезы. Сквозь просветы деревьев можно было видеть раскрашенные деревянные колонны, украшавшие вход в жилища моих новых земляков. Колонны обычно повторяли стебли папируса и поддерживали карниз, украшенный пальмами. Кое-кто возводил перед своей обителью террасы, увитые виноградом. В глубине дворов имелись всяческие подсобные строения - амбары, сараи, мастерские, стойла для животных.
По ветвям деревьев часто лазили обезьяны. Мне кажется, они были ручными, потому что совершенно не боялись прохожих. В нескольких дворах я видел собак и только в одном - кошку.
Поначалу улица выглядела пустынной, но постепенно, по мере моего продвижения к центру города, она начала наполняться людьми. Впрочем, все равно их было немного, что меня, признаюсь, радовало. Не люблю толпу.
Проблема заключалась в другом. Оказывается, в эпоху богов женщины были куда менее закомплексованы, чем в мое отсталое время. Что я имею в виду? Да то, что половина из них носила наряды, прикрывающие лишь нижнюю часть тела. Это были плотно облегающие фигуру платья на брителях, начинавшиеся под грудью. Что же касается оставшейся половины жительниц Города Солнца, то она щеголяла по улицам и вовсе без одежды (если конечно не считать за таковую плетеные сандалии, блестящие пояски вокруг талии и воротники-ожерелья из разноцветных бус). А я-то еще думал, что во дворце Тахути слишком свободные нравы!
Мужчины носили либо пояса с полоской, прикрывающей их основное достоинство, либо передники. Кстати, к украшениям они тоже были небезразличны.
Одеяния как мужчин, так женщин были по большей части сотканы из белоснежного холста. Исключения попадались редко. Первым из них была женщина в нежно-голубом, а вторым - юная красавица, обернутая в полупрозрачную воздушную ткань зеленого цвета, она несла в руках огромный букет белых цветов, похожих на лилии и казалась очень задумчивой. На голове у нее был венок из тех же самых цветов. Я невольно проводил ее озадаченным взглядом.
Женщины, встречавшиеся мне на пути, были в основном длинноволосыми. То есть имели право дарить наслаждения, насколько я понимаю. Лишь изредка удавалось заметить короткие стрижки, такие, как у Табубы. Один раз мне попалась на глаза прелестница, которую украшало множество тонких косичек, увитых золотистыми лентами. Я, конечно, понятия не имел, что это могло значить, если вообще что-то значило.
К моей радости, среди мужчин оказалось немало тех, кто предпочитал нормальные классические стрижки. А я ведь полагал, что все древние египтяне завивают волосы, как изображено на фресках в древних храмах. Здесь действительно водились такие модники, но не сказал бы, чтобы их было большинство. Зато отдельные представители сильного пола носили длинные хвосты до плеч, прямо как индейцы.
"Хвала мудрому Тахути за то, что он придумал шадуф!" - услышал я чей-то возглас и обернулся. Передо мной предстало чудо древнеегипетской техники, напоминавшее по виду колодец-журавль. Этот "журавль" мог свободно вращаться во всех направлениях и с его помощью работник осуществлял поливку сада. Я невольно улыбнулся. Мне было приятно, что жители Черной Земли так почитают бога мудрости, писцом которого я стал с недавних пор. И еще я был доволен тем, что Тахути не забывает заботиться о простых людях. Придумал для них шадуф. Надо же!
Улица неожиданно пошла в гору . В самом ее конце мне повстречался всадник на верблюде. Он вез два чана с пивом - это можно было определить по запаху. Позади бежал голый мальчонка с палкой в руке. Это был первый и пока единственный ребенок, которого я встретил в Городе Солнца.
- Эй, малыш, - я решил, что в целях конспирации куда безопасное завязать разговор с ребенком, нежели со взрослым.
Маленький египтянин остановился.
- Знаешь, как называется эта улица?
- Конечно, знаю. Это Царская Дорога, она ведет от дворца Тахути к дворцу Ра, - заученным тоном произнес он.
- А... - протянул я.
- А почему ты этого не знаешь? - Иногда дети бывают не менее подозрительными, чем взрослые.
- Я приехал издалека.
- С Острова Слонов ? - А еще некоторые дети бывают чересчур любопытными. Я уже начал жалеть, что связался с этим постреленышем.
- Вроде того.
- Ты не похож на жителя тех мест.
- Много ты видел жителей Острова Слонов! - Нагло заявил я.
- Одного видел.
- И, по-твоему, все, кто приехал с Острова Слонов, должны быть на одно лицо? - Знать бы еще, что это за Остров Слонов такой.
- Наверное, нет... - маленький собеседник задумался.
- То-то, ну ладно беги уж.
На том мы и распрощались, и я двинулся дальше.
Я вышел на площадь и остолбенел. Одновременно с этим мне пришлось еще и зажмуриться, потому что в глаза ударил ослепляющий свет. Заслонясь рукой, я осторожно приподнял веки.
Передо мной было ступенчатое возвышение, на котором, огороженный невысокой каменной стеной, скорее декоративной, чем служащей для защиты, стоял чертог бога солнца.
Большую часть пространства занимала уносящаяся к облакам громада нежно-розового мрамора. Идентифицировать ее как величественный двухъярусный дворец можно было лишь с высоты птичьего полета, но, к счастью, именно с такого расстояния я и увидел в первый раз Город Солнца, так что мне не составило никакого труда догадаться что к чему. Узнал я и подпирающий небо остроконечной обелиск, на вершине которого что-то сияло. Это что-то, которое я пролетая накануне над Оном, с дуру принял за фонарь, на самом деле было похоже на второе солнце. Неподалеку от него, отделенная от дворца Ра зарослями пальм, высилась облицованная белым золотом пирамида. Размером она была с хорошую гору. "Ничего себе, старик запасся гробницей", - с уважением подумал я.
Я простоял на краю площади, наверное, с полчаса. К слову сказать, я был вовсе не одинок в своем восхищении. Я замечал, что люди, точно также как и я, замирают подле жилища бога солнца и, казалось, размышляют о чем-то. Наверно, о вечности. О чем еще можно думать рядом с престолом Ра?
Осмелев, я подошел несколько ближе. Золоченые ворота охраняли два воина со щитами и пиками, облаченные в сверкающие кольчуги. На головах их были полосатые красно-желтые клафты . Вид у стражников был не слишком-то грозный, скорее торжественный. Я не знал можно ли подниматься по ступеням, на возвышении никого, кроме воинов Ра не было. Не желая испытывать судьбу, я пошел вдоль площадки. Ее задняя и боковые грани оказались прямыми, а передняя выдавалась вперед треугольником, по центру которого и располагался главный вход.
Дворец Ра окружали могучие пальмовые деревья. Я пробрался в их гущу и присел на траву, прислонившись спиной к шершавому стволу. Отсюда я продолжал любоваться жилищем бога солнца.
Неожиданно из недр дворца разнесся звук, напоминающий удар гонга. Услышав его, стражники у ворот мгновенно расступились и повернулись лицом друг к другу. Ворота сами собой распахнулись. За ними обнаружилась аллея, вдоль которой выстроились суровые каменные сфинксы, охранявшие сооружение из мрамора, напоминающее трон.
Звон умолк и в тот же миг на краю аллеи показалась процессия. Впереди шел отряд могучих воинов, одетых точно так, как и те, что охраняли вход во дворец. Однако вместо щитов и пик у них были мечи с золочеными рукоятями.
Далее следовали несомые не менее чем десятком служителей золотые носилки, вокруг которых суетилось несколько человек с опахалами из страусовых перьев. Замыкала шествие группа людей (или богов?), облаченных в богатые разноцветные одежды. Все, кто находился на площади, замерли на своих местах и преклонили головы. Я же, напротив, невольно поднялся, чтобы получше рассмотреть то, что творится перед дворцом.
"Неужели это сам Ра?" - с замиранием сердца подумал я.
Кортеж миновал ворота. Мой взор буквально прилип к золоченым носилкам, которые представляли собой широкое кресло под балдахином с карнизом и длинными ручками. Боковину кресла украшала фигура сфинкса, а над спинкой возвышался сияющий диск солнца.
"Точно, Ра", - не веря себе, заключил я.
Увы, но разглядеть толком бога солнца мне не удалось. Слишком большим было расстояние, да и носилки двигались довольно быстро. Издалека были видны лишь золоченые доспехи и корона в виде солнечного диска.
Процессия обогнула площадь и исчезла за углом. Стражники развернулись и ворота закрылись. Кажется, больше смотреть было не на что, и я решил отправиться обратно. Благо впечатлений, во всяком случае, для первого раза, я набрался предостаточно.
Когда я вернулся во дворец Тахути, хозяина все еще не было дома. Он появился только к вечеру и тут же вновь унесся куда-то по своим делам, даже не перекусив. Так что всю вторую половину дня я был предоставлен самому себе. Это время я потратил на осматривание дворца, купание в бассейне и поедание фруктов.
Вечером, после ужина, сопровождаемого, как и накануне, пением и плясками, ко мне явилась Табуба.
- Ты желаешь новых дарующих наслаждения или привести к тебе прежних? - ничуть не смущаясь, спросила она.
- Давай лучше прежних, - потупивших, промямлил я. Все-таки с Мевой и Альтеей я уже был немножко знаком.


20 фев 2010, 19:39
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Re: Цивилизация. Книга познания творений Ра.
Глава V

На следующее утро я проснулся в прекраснейшем настроении. Едва я успел окунуться в бассейне, как меня пригласили на завтрак Маат и Тахути. Войдя, я степенно поздоровался, после чего неловко замялся у дверей.
- Что же ты встал, дорогой Ани? - ласково произнесла Маат.
- Давай, старик, не тушуйся, - с набитым ртом, подхватил бог мудрости.
Мы принялись за трапезу.
- Мне, как ты помнишь, надобно слетать к Хапи, - отложив в сторону обглоданную ножку утки, начал Тахути. - Путь неблизкий.
- Хапи живет у первых порогов Синей Реки, - пояснила Маат.
- Вот-вот, - кивнул ее супруг. - Так что до вечера меня не ждите.
Я едва сдержал улыбку. Оказывается, порой боги ведут себя в точности как люди. Ясно ведь для чего Тахути завел этот разговор - чтобы оправдать свое долгое отсутствие. Я-то ведь знал, что в пещере Хапи намечается пирушка.
- Прежде чем я улечу, я хотел бы тебе кое-что показать, - сказал Тахути, когда мы вдвоем вышли из трапезной.
Миновав несколько залов, мы оказались в очень просторной комнате с широкими окнами, которые выходили в сад с бассейном. Никакой мебели в комнате не было. Посередине стоял лишь серый каменный куб, а подле него помещалась на полу квадратная плита, тоже из камня. На кубе лежало несколько папирусных свитков и длинный деревянный пенал, из которого торчали тоненькие заостренные палочки.
- Это твой рабочий кабинет, Ани, - довольно улыбнувшись, произнес бог мудрости.
- А это что? - я указал рукой на камень.
- Как что? Твое рабочее место.
- Рабочее место?
- Именно так должен трудиться писец. Он садится, скрестив ноги, на плиту перед каменным кубом, макает кисточку в чернила и начинает выводить на папирусе буквы.
- Верните меня обратно! Слышите? Немедленно верните меня обратно, - потребовал я. - Я лучше буду горбатиться в своей конторе, чем царапать палками по папирусу, сидя на камне.
- А на что, собственно, ты рассчитывал? - удивился Тахути. Удивление его было притворным.
"А, действительно, не компьютер же здесь передо мной должны были поставить, - раздосадовано подумал я. - Вот влип. Теперь мучайся тысячу лет или даже больше..."
Я беспомощно взглянул Тахути, но тот уже безудержно ржал. Я даже не нашел, что ему сказать. Продолжая давиться от смеха, бог мудрости повел рукой, и куб с плитой и письменными принадлежностями мигом исчезли, а на их месте возник широкий стол с удобным креслом и - вы не поверите - компьютер!
Аппарат был весь из чистого золота, за исключение экрана, который, кажется, был сделан из горного хрусталя.
У меня, само собой, перехватило дыхание от такой метаморфозы.
- Он что, работает? - тыча пальцем в компьютер, пролепетал я.
- Обижаешь, - Тахути щелкнул пальцем, и экран монитора засиял, явив на мое обозрение последнюю версию программы "Windows". На древнеегипетском языке, заметьте! Представляю себе лицо Билла Гэйтса, если бы он это увидел!
Я несмело подошел к столу. На экране "компа" возникло виртуальное изображение одной из певиц Тахути, которое пропело мне следующую песенку:

Варит повар обед день и ночь,
В мыле прачечник на берегу,
Крестьянина хлещет дождь,
У письмоносца вся жизнь на бегу.

Лишь писцу торопиться незачем,
Пред листом он застыл ожидающе,
Не чета ты неграмотным неучам,
Да найдут тебя завтра знающим!

- Я решил, что тебе будет привычнее работать за этим странным устройством, чем за камнем с папирусами, - продолжил Тахути, после того как на экране монитора вновь возникла заставка Windows.
- Ну, вы даете, Тахути. Ну, спасибо, - я даже не знал, как мне выразить свои чувства.
- Пустяки, - бог мудрости добродушно улыбнулся. - Кстати, это твое обращение на "вы"... - лицо моего собеседника сделалось серьезным. - Если ты успел заметить, оно здесь не употребляется.
- Как же мне к вам обращаться? - растерялся я.
- Ну, можешь звать меня: "О Тахути, Дважды Великий, Повелитель Божественных Слов, Владыка Истины, Властелин Уна, Перворожденный..."
- Постойте, можно я запишу? - перебил я.
- Ну, в общем, зови, как хочешь, - уловив мою иронию, сказал Тахути. - Только не на "вы". У нас так даже к Ра не обращаются, хоть он и триедин.
- Как это?
- Он - Хепри - на восходе, Ра - в полдень и Атум - на закате.
- Не понял.
- Да, увидишь еще.
- Ладно, бог с ним, с Ра. Но скажи мне, Дважды Великий, что будет, если этот компьютер кто-нибудь увидит?
- А ты не пускай сюда никого, - нашелся Тахути.
- Даже Табубу?
- Кроме Табубы.
- Признайся, Владыка Истины, ты ведь велел ей опекать меня, так?
- Точно, - кивнул Тахути. - Смотри, не влюбись в нее.
- Очень надо, - нахмурившись, бросил я, - тут и без нее девочек хватает.
- Вот и правильно, она ведь не человек, как и большинство служителей. Имей это в виду.
- То есть? - я прямо-таки обалдел, услышав такие слова. - Они... не люди? Но кто они?
- Тени богов .
- Тени богов? Это что значит?
- Я уверен, скоро ты сможешь узнать о них подробнее. Но всему свое время, Ани, всему свое время.
- Приведения что ли?
- Сам ты приведение! - хмыкнул Тахути, после чего вдруг неожиданно заторопился. - Мне пора к Хапи, - отрезал он и, разбежавшись, вылетел в окно.
"Выходит, Табуба - какая-то загадочная тень, - глядя ему вслед, размышлял я. - Помнишь, парень, она сказала, что служит богам уже сотню лет? Кто же она? Кто?"
Постояв в растерянности посреди комнаты, я решил отправиться на поиски Табубы. Нашел я ее в одном из залов. Она сидела у окна и задумчиво смотрела вдаль.
- Ты грустишь? - тихо спросил я.
Девушка вздрогнула и обернулась. Кажется, она только сейчас меня заметила.
- Вовсе нет. С чего ты взял? - поспешно ответила она и, сделав над собой усилие, улыбнулась.
- Я, наверное, не вовремя, - пятясь, промычал я.
- Перестань, Ани, - передо мной уже была прежняя, уверенная в себе Табуба. - Ты хотел меня о чем-то спросить?
- Нет... то есть да. Ты что сейчас делаешь?
- Смотрю в окно, - она улыбнулась, на этот раз искренне.
- Значит, ты не очень занята?
- К чему ты клонишь? - заинтересовалась девушка-тень.
- Я решил прогуляться по городу. Не составишь мне компанию? А то ведь я здесь почти ничего не знаю, могу и заблудиться.
- Даже если бы ты ненароком заплутал, любой встречный наверняка подсказал бы тебе дорогу во дворец Тахути, но я с удовольствием отправлюсь с тобой, Ани.
Сердце мое забилось от радости.
- На что бы ты хотел посмотреть? - спросила Табуба, когда мы покинули резиденцию бога мудрости.
- Вчера я видел дворец Ра и даже самого Ра, но, наверное, есть и другие интересные места.
- Так ты был на Изначальном Холме.
- Изначальный Холм! А я и не знал, что это он. Как же я сразу не догадался? Слушай, а что это там сияло над обелиском?
- Око Ра.
- Понятно. Как все-таки здорово иметь экскурсовода.
- Сегодня мы могли бы отправиться к дворцу Исет , он тоже очень красивый, - предложила моя спутница.
У меня не было ни малейшей причины ей возражать. Мы, не спеша, двинулись вдоль аллеи. Табуба по пути рассказывала мне, как называются окружающие нас растения. От ее прежней задумчивости не осталось и следа. Она то и дело смеялась, умиляясь оттого, что я не могу запомнить некоторых особенно сложных названий. Откуда ж ей было знать, что я всего лишь третий день говорю на языке жителей Черной Земли, он же язык богов? "А, может быть, она это знает?" - неожиданно подумал я.
Однако приставать к Табубе с вопросами о том, что ей известно обо мне и, главное, кто такая она сама, я так и не решился. "Надеюсь, рано или поздно подвернется удачный момент и можно будет ненароком выяснить", - мудро рассудил я.
Мы миновали парк, а затем Дорогу Царей, ведущую от дворца Тахути к дворцу Ра, и вышли на главную площадь Города Солнца. За прошедшие сутки там ровным счетом ничего не изменилось. Табуба повела меня тем же путем, каким накануне проследовали носилки Ра. "Уж не к Исет ли он вчера направлялся?" - задумался я.
Оказалось, что я был не прав. Табуба сообщила мне, что Ра, скорее всего, следовал в Храм Солнца.
- Думаю, туда мы тоже можем зайти, - добавила она.
Пройдя под сводами окружавших дворец Ра пальм и акаций, мы направились к Храму Солнца. По дороге я узнал, что помимо него существует еще восемь Великих Храмов: Храм Земли, Храм Неба, Храм Ветра, Храм Воды, Храм Любви, Храм Травы, Храм Темных Пределов и Храм Песка.
Следуя к главному святилищу Города Солнца, я ожидал увидеть типичный древнеегипетский храм с пилонами, гипостильным залом, статуями и прочими необходимыми атрибутами. Но не тут-то было. Вскоре выяснилось, что золотая пирамида - и есть Храм.
- Эта пирамида - подобие той, что находится в юго-восточной области неба, - сказала Табуба.
- Там тоже есть пирамида?
- Да, но гораздо более прекрасная и величественная. Вообще-то, я там ни разу не была, - девушка-тень вздохнула. - Мне Тахути рассказывал.
"Мог и наврать", - мимоходом подумал я.
Храм Солнца расположился на высоком холме, макушка которого оказалась срезанной, для того чтобы установить там первое культовое сооружение на земле. К подножию святилища вела широкая каменная лестница, длиной в несколько километров.
- Здесь ровно 2421 ступенька и 141 пролет, - похвасталась Табуба. - Знаешь, оттуда открывается прекрасный вид, - заслонившись ладонью, она посмотрела вверх.
- У... да мы туда только к вечеру попадем, - тыча пальцем ввысь, пробурчал я. - Жаль, не взял свои крылья.
- Не обязательно брать крылья, здесь есть перевозчики, - указав вперед, произнесла Табуба.
Наверное, только присутствие женщины, которая вела себя на удивление спокойно, остановило меня от того, чтобы броситься бежать. У подножия холма разгуливали огромные мохнатые сфинксы. Живые!
- Сфинксы... - сделав все-таки один шаг назад, выдавил я.
- Мы называем этих существ шепсесами, - поведала Табуба. - Они живут в Красной Пустыне и славятся своей удивительной мудростью.
- Угу, особенно некоторые, - кивнул я, вспомнив знаменитую историю о загадке сфинкса.
Шепсесы беззаботно грелись на солнышке, не обращая ни малейшего внимания на окружающих. Вид у них был скорее злобный, чем мудрый. Пока я размышлял о степени агрессивности крылатых полульвов, девушка-тень без тени страха направилась к одному из них.
- Эй, осторожно, вдруг он кусается, - нервно предупредил я.
- Шепсес не кусает, он убивает взглядом, - решив, что таким образом ей удалось меня успокоить, моя спутница приблизилась к сфинксу и произнесла несколько слов на неизвестном мне гортанном языке. - У шепсесов своя речь, - объяснила она.
Шепсес-сфинкс что-то рыкнул в ответ и улегся перед Табубой. Проворно оседлав зверя, девушка подозвала к себе одного из его собратьев и попросила, чтобы он взял в качестве пассажира меня.
Я неуклюже забрался на лохматую спину. Шепсесы - почти одновременно - взмахнули крыльями и понеслись к небесам. Чтобы не упасть, мне пришлось ухватиться за загривок летающего льва. "А вдруг все же цапнет?" - с опаской размышлял я. Постепенно я все-таки освоился и даже успел полюбоваться открывающейся внизу картиной. "Пока Табуба рядом со мной, вряд ли может случиться что-либо ужасное", - резонно заключил я.
Шепсесы высадили нас на предпоследнем лестничном пролете. Наверное, здесь была конечная остановка. Остаток пути волей-неволей пришлось преодолевать пешком. Вход в храм открывал длинный портал, который поддерживали десять широких колонн. Никаких надписей или рисунков я не заметил, хотя, честно сказать, ожидал их увидеть. Единственным украшением святилища оказался крылатый солнечный диск, помещенный на фронтальную часть пирамиды.
Я решил спросить у Табубы, как в Храме Солнца принято молиться, но к своему удивлению обнаружил, что в языке жителей Черной Земли нет такого слова. Покопавших в сусеках своей головы, я пришел к выводу, что наиболее близким по значению будет словосочетание "воздавать хвалу".
- Табуба, а как здесь следует воздавать хвалу богам?
- Никак.
- То есть?
- Странный ты. Их же здесь нет, - усмехнулась Табуба. - Ра сегодня уже не появится. Но, может быть, нам повезет, и мы встретим, какого-нибудь другого бога. Вот тогда и воздавай свою хвалу.
Я призадумался и постепенно до меня начало доходить, что у жителей Города Солнца нет необходимости почитать божеств за глаза, они имеют вполне реальную возможность выразить свое поклонение живому богу.
Пройдя меж колонн, мы оказались в одном из прямоугольных проходов. Всего их было, кажется, четыре.
А потом меня поглотил свет. Он был не то чтобы яркий, скорее, успокаивающий. Но кроме этого света, я не видел ничего - ни других посетителей, ни жрецов, которые уж наверняка должны были быть в храме, ни даже Табубы.
Моя спутница поджидала меня у дверей Храма.
- А что это было? - ошеломленно спросил я.
- Пирамида - источник жизненной силы, - ответила девушка-тень. - Черпая из него, боги могут жить миллионы лет... Возьми, - она надела мне на шею золотой амулет - крест с петлеобразным верхним концом , - он сохранит в тебе могущество силы.
Я принялся с интересом рассматривать подаренную вещицу.
- Ты не была со мной в храме или я тебя просто не видел?
- Я прошла через другой вход.
- Да, а зачем?
- Как ты успел заметить, Храм Солнца имеет четыре входа. Каждый из них ведет в разные части святилища. Первый зал предназначен для людей, второй - для теней, третий - для богов, а в четвертый может войти лишь сам Ра... ну и еще Тухути, наверное. Он, по-моему, все может.
- А вот это уже дискриминация, - обиженным тоном заметил я. - Я, конечно, понимаю, что не престало лесть в чужой огород со своим уставом, но все-таки...
- Ани! - Перебив, усмехнулась Табуба. - Ты просто не смог бы находиться ни одном из других залов. Там слишком много света. Ты бы погиб.
- Ну, тогда хоть бы табличку повесили - для техники безопасности, - ворчливо ответил я.
- Не знаю, о чем ты говоришь, - пожала плечами Табуба. - Может быть об этом, - она указала рукой в сторону.
Там находилась небольшая, на первый взгляд неприметная, доска из гладко обработанного камня.

Хепри-Ра,
жизнь для всякого рожденного,
создал это
при начале цикла, длиною в тридцать тысяч лет,
он вечно дающий жизнь.

- гласила сделанная на ней надпись.
Мы немного помолчали, поглазев на малопонятную (для меня, во всяком случае) вывеску, а потом я осмелился задать Табубе давно мучивший меня вопрос.
- А ты можешь объяснить мне, кто такие тени?
- Те, кто рождается из дыхания богов.
- Это в каком смысле?
- В прямом, - она развела руками.
И тут меня вдруг осенило. Самая дурацкая версия - самая верная. В начале моего знакомства с Табубой я в шутку подумал, что она - ангел. А ведь это, похоже, была не такая уж глупая мысль. Неужели тени, это местные ангелы? Конечно, а кто же еще? Кто как не ангелы всегда служили первыми помощниками богам?
Я уставился на Табуба так, словно видел ее впервые.
- Я понял, ты - ангел, - с грустью прошептал я.
- Ангел? Кто это?
- Такое прекрасное неземное создание.
- Спасибо, - она, кажется, решила, что это комплимент. - А почему ты грустишь?
- Потому что ангелы недоступны для людей.
- Но я... - Табуба вдруг прервалась, потому что рядом с нами раздались тяжелые шаги.
Я увидел высокого незнакомца, выходящего из того самого прохода, что предназначался лишь для богов. Он шел уверенной твердой походкой, но зачем-то опирался на длинное заостренное копье. У него было мужественное суровое лицо, пронзительный жесткий взгляд устремлялся далеко вперед поверх опускавшихся пред ним голов. Облик воина дополняли прочные серебристые латы и обмотанная вокруг талии тяжелая стальная цепь. На плече у этого загадочного посетителя Храма Солнца сидела волшебная птица. Вообще-то это был сокол, но поскольку его оперение было серебряным, я решил, что сокол волшебный.
- Харвер ! - схватив меня за руку, чтобы оттащить в сторону, выдохнула Табуба.
Бог-воитель прошел мимо нас. Табуба скрестила руки на груди и почтительно преклонила голову. Я сделал то же самое. На мгновение Харвер повернулся в мою сторону, и глаза наши встретились. Мне показалось, что нечто неустрашимо зловещее забралось внутрь меня и за какую-то долю секунды изучило до последней косточки. Потом это ощущение исчезло. Когда я пришел в себя, Харвер уже стоял на краю лестницы. Серебряный сокол вспорхнул с его плеча и начал круто забираться в облака. Расправив крылья, суровый бог отправился вслед за ним.
- Его не часто можно увидеть. Я же говорила, что нам сегодня повезет, - важным тоном сообщила моя сопроводительница. - Харвер - затворник, живет в своей крепости в Бехдете . Появляется здесь только когда Ра собирается отправиться куда-нибудь путешествовать, он ведь его телохранитель.
Диковинные наши перевозчики, как и множество их сородичей, неспешно прогуливались по каменным ступеням, ожидая пассажиров. Они доставили нас вниз на одном дыхании. Наверное, им очень надоело слоняться по горячим камням.
Поблагодарив шепсесов, мы отправились к дворцу Исет. Миновав один из городских кварталов, мы вышли на берег большого круглого озера, в центре которого располагался обширный остров. Весь он был покрыт джунглями, и никаких строений на нем заметно не было. Я вопросительно взглянул на свою проводницу.
- Идем, туда можно попасть на лодке, - позвала она.
У весьма скромной на вид деревянной пристани колыхалось несколько папирусных лодчонок. Мы забрались в одну из них. Табуба подняла шесть, лежавший на дне барки, и умелым движением оттолкнулась от берега.
- Может лучше я, - мне стало неловко оттого, что я сижу сиднем, а девушка гребет.
- Это не тяжело, - отказалась от помощи Табуба, - к тому же ты не знаешь, куда плыть.
Мы довольно быстро преодолели пролив, отделяющий нас от острова. В том месте, где мы причалили, над водой возвышались два каменных обелиска, высотой метров в тридцать. Один из них был серебряный, а другой - золотой. К нему-то я и решил привязать нашу лодку, чтобы ее не унесло течением.
- Ани, что ты делаешь? - всполошилась Табуба.
- Привязываю лодку.
- Это же магические обелиски!
- Да? А для чего они? - не выпуская все же из рук веревки, спросил я.
- Они придадут силы, если проплыть между ними. Особенно... - она вдруг замялась.
- Что? Что, особенно? - заинтересовался я.
- Более всего они способствуют усилению страсти. Исет ведь богиня любви, - улыбаясь одними лишь глазами, сообщила девушка-тень.
Перепрыгнув через край суденышка, она оказалась почти по колено в воде.
- Отлично. Буду иметь в виду. Если возникнут проблемы, тотчас же сюда приплыву... А для поднятия тяжестей они сил не придают? - я сообразил, что придется затаскивать лодку на берег.
- Тебе не нужно трудиться, - кротким тоном ответила Табуба.
В следующую секунду ладонь этого ангелочка скользнула вверх и простерлась над лодкой, отчего та, отделившись от воды, двинулась по воздуху в сторону суши. Следует напомнить, что я в тот момент все еще находился внутри. От неожиданности я схватился за борт, но все равно едва не упал. Табуба от души рассмеялась.
- Рад, что доставил тебе удовольствие, - не очень-то любезно произнес я, когда летающая посудина, наконец, приземлилась. - Как ты это делаешь?
- Обыкновенная магия, - удовлетворила мое любопытство владетельница таинственной силы.
- Ах, обыкновенная, - понимающая кивнул я. - А я-то думал, может, какая особенная.
Мы ступили на посыпанную светлым песком узкую тропинку, ведущую вглубь острова. Вокруг нас все благоухало. Берега украшали заросли белых и синих лотосов. Это удивительное сочетание белого, синего и зеленого не могло оставить равнодушным, наверное, никого, кто попадал на остров Исет, на Остров Любви, как именовали его жители Черной Земли.
- Вчера я видел девушку, несущую большой белый букет, а на голове у нее был венок из лотосов. Это что-нибудь означает? - спросил я.
- Это знаки любви, - отозвалась Табуба. - Девушка и ее возлюбленный впервые были вместе. В честь этого события юноша нарвал цветов, а девушка сплела два венка - себе и ему. Отныне они будут неразлучны.
- А! Это что-то вроде брачных колец.
- О чем ты говоришь, Ани?
- Да, ерунда, - я махнул рукой. Не станешь же объяснять Табубе, что в моем времени молодожены не плетут венков, а идут в ЗАГС и ставят штамп в паспорте. Вот такая вот романтика. Тьфу!
Кроме лотосов на Острове Любви росли и другие растения, по большей части мне неизвестные.
- Здесь произрастают таинственные волшебные травы, чьи секреты и названия ведомы лишь Исет, - благоговейно промолвила Табуба.
- А вот это чеснок, - оживился я, увидев знакомое растение. - Он помогает от вампиров.
- Я не знаю, кто такие вампиры, но если ты имеешь в виду змей и паразитов, то ты прав, - сказала девушка.
- Именно! Змеи они и паразиты, - подтвердил я.
По мере того, как мы отдалялись от берега, травянистым растениям пришли на смену деревья. Вначале это были в основном цитрусовые, а затем сикоморы, сосны и кипарисы.
Неожиданно заросли кончились и мы вошли в чудесный сад, засаженный нежно-алыми розами, жасмином и лилиями. В глубине этого сада высился белокаменный замок, обрамленный светло-серыми скалами, поросшими в некоторых местах цветущими лианами. Дворец и сам казался продолжением одной из этих скал, так органично был он вписан в их изгибающийся орнамент.
- Тебе нравится? - Залюбовавшись, я невольно вздрогнул, услышав голос моей спутницы.
- Да... - восхищенно протянул я.
- Я очень этому рада, - призналась Табуба. - По-моему, это самое прекрасное место в Городе Солнца. Иногда я прихожу сюда... - сказав это, она отчего-то вдруг вздохнула.
- Ты бываешь здесь, когда тебе грустно, - догадался я.
- Пожалуй, - попыталась уклониться от прямого ответа девушка-тень.
- О чем же ты грустишь? - я продолжал настаивать на разъяснении, но она вдруг посмотрела на меня таким глубоким взглядом, что мне невольно пришлось отвести глаза. Когда я вновь отважился взглянуть на нее, она уже бежала по дорожке, ведущей к маленькому горному водопаду. Мне ничего не оставалось, как поспешить за ней. "Что за загадку таит твое удивительное сердце, Табуба? - размышлял я. - А есть ли вообще у теней сердце? Конечно же, есть. Не может не быть..."
Табуба подставила под струи воды руки, я сделал то же самое. Ощущение было подобно тому, какое я испытал в бассейне Тахути, вода несла успокоение, придавала силы, снимала усталость.
- Здесь можно искупаться, - сказала Табуба и, скинув юбочку, шагнула в водный поток.
Поскольку я продолжал с идиотским видом топтаться на месте, она удивленно посмотрела на меня и спросила:
- Почему ты не идешь, Ани? Здесь очень приятно купаться.
- Я? Сейчас... уже иду... - проронил я и принялся торопливо стаскивать одежду. Спешка привела к тому, что я в ней запутался и едва не свалился в воду. Табуба наблюдала за всем с улыбкой.
И вот мы оказались рядом. Нагие, разделенные лишь потоками волшебной воды. Я невольно устремился к девушке, обнял ее за плечи, хотел что-то сказать, но тут вдруг на дорожке появилась пара женщин в белых балахонах.
Я отпрянул, словно меня ударило электричеством.
- Слушай, здесь же люди ходят, - стараясь спрятаться за торчащий из скалы валун, прошептал я. Как будто я раньше не мог этого предположить!
- Это - не люди, а тени, - кивнув в сторону незнакомок, сказала Табуба.
- Да какая разница!
- А что такого? Сюда может прийти каждый, - растерялась девушка.
- Ну, мы тут, понимаешь... обнимаемся, а они ходят.
Табуба только головой покачала не в силах, видимо, понять мои странности. Служительницы между тем принялись собирать лепестки роз. Они укладывали их в небольшие плетеные сумочки, что несли с собой.
- Знаешь, мне уже надоело купаться, - сказал я, вылез из воды и быстро оделся, даже не просохнув.
А вот Табуба предпочла сначала как следует высохнуть. Она улеглась на мягкую подстилку из травы и подставила себя солнцу. Глаза ее томно закрылись. Я присел рядом и смотрел на нее. Не могу сказать, чтобы я любовался ее телом, я, скорее, пытался понять, изучая его, чего следует ожидать от девушки-тени. На мой взгляд, в ней не было ничего сверхчеловеческого. Но смогла же она поднять в воздух лодку!
На обратном пути мы нарвали апельсинов и с аппетитом их уплетали всю дорогу домой. К моему большому сожалению, как только мы переступили порог дворца Тахути, Табуба тут же исчезла, сославшись на какие-то дела.
До вечера она так и не появилась. Потом вместе с другими служительницами принесла мне ужин и снова скрылась, растворившись в бесчисленных хитросплетениях залов и коридоров огромного замка. Я подумал, что, может быть, у нее есть путеводитель по дворцу Тахути. "Надо будет спросить, - сказал я себе. - А то ведь я даже не знаю, где кто живет. Еще забредешь ненароком в спальню к богине... И самое главное, я до сих пор не знаю, где комната Табубы".
Насытившись, я ушел к себе и уселся у окна. Я просидел там очень долго, размышляя о себе, о своих новых знакомых - богах и их тенях, и, конечно же, о Табубе. "Смотри, не влюбись в нее", - предостерегал Тахути. Неужели накаркал? Струи воды несущиеся на нас, ее обнаженное тело, ее нежный запах, тепло ее рук - все эти ощущения, оставшиеся от посещения Острова Любви, не покидали меня. "Ведь не случайно она меня туда привела, ей хотелось, чтобы мы там оказались", - с надеждой подумал я.
Дарующих наслаждения в эту ночь я к себе так и не пригласил...


20 фев 2010, 19:40
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Re: Цивилизация. Книга познания творений Ра.
Глава VI

Когда по воле всемогущественного Тахути я оказался в стране, именуемой Черной Землей, заканчивался сезон Шому - время лета и урожая, а вместе с ним подходил к концу и весь год. Для тех, кто не знает, скажу, что Новый Год в Древнем Египте наступает не зимой, как у нас, а летом. Он начинается с разлива Нила, когда величественная звезда Сопдет появляется на востоке перед самым восходом солнца. Ее видно лишь миг, а затем она тут же исчезает, но обитателям Та-Кемет этого краткого мгновения вполне достаточно, чтобы понять, что дарительница жизни, Синяя Река, вот-вот оросит изнывающие от засухи прибрежные поля.
Пока же в Городе Солнца стояла страшная жара. Такая, что даже на улицу выходить не хотелось. Большую часть времени я проводил в бассейне, иногда вылезая из него, чтобы поесть или поприставать к Тахути с вопросами. Прошло около двух недель с тех пор, как я поселился во дворце бога мудрости, но новая жизнь едва ли ни каждый день озадачивала меня все новыми и новыми открытиями.
В какой-то момент я вдруг заметил, что обстановка во дворце моего работодателя начинает напоминать панику. Все носились вокруг как угорелые и явно к чему-то готовились.
- Приближается время больших торжеств, - охотно просветил меня Владыка Истины. - Первое среди них - день рождение Усира , потом - Харвера, затем будет день рождения Сетха , - при упоминании о коварном зловредном боге пустынь Тахути невольно скривился, - следом - дни рождения Исет и Небетхет . А закончится все это праздником разлива Синей Реки.
- А! То есть это те самые пять дней, которые ты, Тахути, выиграл у Луны в шашки, чтобы Нут могла родить детей, иметь которых запрещал ей Ра, поскольку ревновал к Гебу, - просиял я.
- Ну, тут дело обстояло несколько иначе, - мог мудрости подозрительно покосился на дверь, после чего придвинулся ко мне поближе. - Дней-то в году с самого начала было столько же, сколько и сейчас.
Я весь превратился в слух, полагая, что сейчас мне доведется узнать некие пикантные подробности из жизни богов. Предчувствия меня не обманули.
- Во-первых, в шашки у нас никто не играет. Я их еще не изобрел, - начал Тахути. - У нас обычно играют в сенет . Впрочем, играл я все равно не в него, а в карты... которые сам же и придумал для этого , - бог мудрости ехидно ухмыльнулся. - И, конечно же, не с Луной я играл, а с богиней Нут.
- Это была Колода Царей , верно? А я слышал, что она была созданы для того, чтобы зашифровать в ней великие знания.
- Может и так, - Тахути загадочно улыбнулся. - Одно другому не мешает.
- Ну, а что было дальше? И почему, мудрейший, ты играл не с Луной, а с Нут?
- А как, по-твоему, я мог играть с Луной? Это же планета!
- Ну, я думал, может, речь идет о каком-то лунном боге.
- Лунный бог - это я и есть, - напомнил Тахути.
- Ах, чтоб тебя! - я стукнул себя кулаком по башке.
- Короче, ты будешь слушать или нет?
- Весь - внимание, - заверил я.
- Должен тебе сказать, Ани, - вполголоса произнес Тахути, - что богиня Нут в молодости была большой недотрогой, и бедняге Гебу , за которого ее по воле Ра чуть ни силком выдали замуж, никак не удавалось исполнить свой супружеский долг. Представляешь его мучения? - Повелитель Божественных Слов радостно захихикал. - Смех смехом, но дело дошло до рукоприкладства и Шу даже пришлось забрать Нут на небо, чтобы, не дай бог, не случилось страшного, - посерьезнев, продолжил Владыка Истины. - Тогда Геб приперся к Ра и нажаловался. Мы со стариком стали решать, что можно предпринять. Тут-то мне и пришла в голову идея с картами. Гениально, правда?
Я из вежливости кивнул.
- Ну, в общем, я прилетел к Нут на облако. Посидели, попили чайку, - продолжил Тахути, - а потом я выложил перед ней свои знаменитые карта и предложил в них сыграть. Как и всякую женщину, Нут подвело любопытство. Ее необыкновенно заинтересовала моя новая забава. При этом какая же богиня не считает, что она умнее других? Она проиграла мне пять раз подряд. На кону же, как ты, надеюсь, догадываешься, стояли ночи любви с богиней, а вовсе не какие-то там лишние дни. Вообще-то, Геб умолял меня хотя бы об одной единственной ночи, а за две и вовсе обещал быть всю жизнь обязанным, но я так вошел во вкус, что выиграл немножечко больше. Потом эти три лишние ночи мы поделили со стариком Ра, который на Нут, как ты и сам знаешь, давно уже заглядывался. Из уважения к его сединам, я отдал ему целых две ночи, а себе оставил всего одну . Но об этом до сих пор никто не знает.
- Не знает? Слухи о том, что Исет - ваша незаконная дочка дошли даже до нашего времени, - усмехнулся я.
- Неужели? - всполошился Тахути.
- Но я об этом никому, - тут же поклялся я.
- Наверное, об остальных детях Нут тебе тоже все известно, - предположил Тахути.
- Как гласит одна из мифологических версий, Усир и Харвер были детьми Ра, а от Геба родились Сетх и Небетхет. Правильно?
- Угу, - кивнув, подтвердил Дважды Великий.
Мы с Тахути дружно поржали над его рассказом, после чего я отправился в свой кабинет, чтобы запечатлеть на папирусе, ставшие известными мне исторические факты.
На следующий день бог мудрости зашел в мой рабочий кабинет и с важным видом произнес:
- Настала пора, Ани, предстать перед богом Ра, да живет он миллионы лет!
Я потрясенно воззрился на Тахути и так оробел, что даже не знал, что сказать. Шутка ли, сам бог Ра!
- Не дрейфь, парень, - физиономия мудрейшего из богов расплылась в покровительственной улыбке, - ты здесь уже пообтерся малость, так что самое время представить тебя богу солнца. Если все пройдет гладко, считай, что твой испытательный срок закончился.
Примерно через полчаса после этого заявления мы с Тахути нацепили на руки крылья и вылетели во дворец Ра. Всю дорогу я приставал к Владыке Истины с расспросами, как да что, но этот хитрец только отнекивался, говоря, мол, сам все увидишь, когда попадешь во дворец.
И что же я увидел? Для начала мы миновали несколько залов, которые оказались совершенно пустыми, хотя в каждом из них стоял трон. Лишь одно помещение показалось мне обитаемым. Оттуда доносились женские голоса и смех, но дверь была наглухо закрыта. "Гарем", - на ходу бросил Тахути.
Наконец, мы вошли в зал, где нас ожидал Ра. Я уже мысленно представлял себе, как перед моим смущенным взором предстанет могучий и величественный властелин солнца, которому нет равных даже среди богов. Единственное в чем я сомневался, это, сразу мне падать на колени или для приличия подойти поближе.
Затрудняюсь описать все мои впечатления, когда я увидел абсолютно голого ребенка с традиционным витым чубчиком на бритой головке. Он сидел на троне, выполненном в форме цветка лотоса, и сосал палец. В другой руке у него была погремушка. В первые мгновения я было решил, что, может быть, это кто-то из детей слуг в отсутствие хозяина забрался на трон. Но стоящий рядом Тахути зычно произнес:
- Приветствую тебя о, сын солнца, - он даже слегка склонил голову, говоря эти слова. - Да живешь ты миллионы лет!
Сын солнца на мгновение перестал сосать палец и молча кивнул.
- Великий Хепри, позволь представить тебе моего писца. Его имя Ани, - продолжил Тахути.
Тут уж и я вынужден был поклониться голопузому сорванцу, который, не обращал на меня ни малейшего внимания. В моем сознании никак не могли сойтись концы с концами. Как это всемогущий бог Ра может быть ребенком? И потом, я ведь уже видел его один раз и тогда он был вполне взрослым. "Что если это был вовсе и не Ра, а какой-нибудь его взрослый регент?" - растеряно подумал я.
- Писец - очень важная работа, - смешно надув щеки, пискнул вдруг карапуз. Я едва не рассмеялся, но бог мудрости незаметно толкнул меня в бок.
- Правитель Пта обращается к тебе с нижайшей просьбой, - произнес Тахути. - В его городе не хватает людей для строительства новых зданий.
- Не хочу больше плакать! - взвизгнул солнцеликий ребенок и попытался удрать, спрятавшись под трон.
Однако Тахути, изловчившись, схватил его за ножку, после чего, злобно ухмыльнувшись, отобрал погремушку. Малыш тут же пустился в рев, да в такой, что хоть уши затыкай. Из его желтоватых глаз катились огромные, прозрачные, как хрусталь, слезы.
- Тахути, стоит ли так измываться над младенцем? - робко вступился я за бога солнца. - Он, когда вырастет, может устроить тебе большие проблемы.
- Когда он вырастет, поймет, что я был прав, - сурово отрезал Тахути. - А ты стой, где стоишь, а не то раздавишь...
- Что раздавлю? - не понял я.
- Людей.
- Людей?
- Под ноги посмотри!
Я опустил глаза и увидел, что слезы Ра не исчезают, испарившись на свету, а наоборот начинают расти, набухать, и из них вылупляются крохотные человеческие эмбрионы. Эти водянистые зародыши начинали на глазах расти, черты их все более и более напоминали человеческие. И вот уже вокруг престола бога солнца собралась целая ватага ребятишек.
Я лицезрел все это, раскрыв рот, а у Тахути не было времени садануть меня по башке и привести в чувство, потому что он метался по залу, отлавливая юрких пострелят, то и дело пытавшихся разбежаться от него в разные стороны. К счастью, сотворенные Хепри-Ра люди росли очень быстро. Не прошло и четверти часа, как они уже превратились во вполне зрелых юношей и девушек. Надо сказать, что и тех и других было примерно поровну.
Только тут я заметил, что и сам бог солнца заметно повзрослел. И еще я вспомнил одну очень важную вещь. По легенде именно из слез Ра родились люди.
Тахути между тем времени даром не терял. Он построил вновь созданных богом Ра людей против себя и, пристального оглядев каждого из них, начал давать имена. Причем каждому он давал два имени - обыденное и тайное или истинное. Последнее он шептал на ушко. Это второе имя называлось у жителей Черной Земли "Рен" и считалось одной из сущностей его обладателя. Знающий чье-либо тайное имя, приобретал над ним магическую власть. И это касалось не только людей и теней, но и самих богов. Вспомним хотя бы знаменитую историю о Ра и Исет.
- Однажды Ра и Сетх в очередной раз повздорили. Обозлившись, Сетх подослал к богу солнца волшебную змею, - поведал мне как-то за ужином Тахути. - Змея незаметно пробралась во дворец, поскольку Сетх с помощью заклятья сделал ее невидимой, и ужалила Ра. Ра закричал так громко, что его голос достиг до неба и привлек даже тех богов, что жили там. "Что случилось?" - воскликнули боги, слетевшись во дворец правителя. Но у великого и всемогущего Ра не нашлось сил, чтобы ответить - так он страдал. Челюсти его тряслись, губы дрожали, а яд в это время заливал все его тело, подобно тому, как Синяя Река заливает землю. Превозмогая боль, Ра все-таки сказал: "О боги, созданные из моего тела и вышедшие из меня, я расскажу вам, что случилось со мной. Меня пронзило нечто болезненное, и мое сердце знает, что это, но глаза не видят этого, а рука не в силах схватить. Никогда я не испытывал боли, подобной этой, и нет боли сильнее ее!" Боги, надо сказать, изрядно растерялись, и никто не мог понять, что же случилось с Ра.
- А как же ты, Тахути? Неужели и ты не знал, что делать? - удивился я.
- Конечно же, окажись я рядом, я бы мигом вылечил беднягу Ра, - хмыкнул бог мудрости. - Но меня в то время в Городе Солнца не было. Я находился по делам в Уне. По счастью, Исет оставалась в столице и смогла прийти во дворец Ра. "Отец мой божественный, не змей ли ужалил тебя? - спросила она. - Не один ли из твоих детей поднял на тебя руку? Воистину он будет повержен моими чарами, я заставлю его отступить!" Ра, не в силах уже говорить, молча кивнул, подтверждая версию догадливой богини. "Я излечу тебя, сын солнца, - продолжила Исет, - но для этого ты должен сообщить мне свое тайное имя, ибо все, даже люди, живут, когда их имена произносятся другими". "Знай же, что я - создатель неба и земли, сотворивший горы и все находящееся на ней, я - начавший ход времени. Я - Хепри утром, Ра в полдень и Атум вечером, - прошептал прародитель богов".
- Однако это ему не помогло, - хитро сощурившись, заявил Тахути. - Яд не выходил и Ра не чувствовал себя лучше. Подумай только, его жизнь висела на волоске, а он решил обмануть Исет и не сообщил ей своего тайного, сокровенного имени, в котором заключалось его могущество. В такие моменты могуществом можно бы и поступиться. Но не зря же Исет обучалась у меня столько лет! - бог мудрости гордо надул щеки. - Разумеется, она прекрасно все поняла. "Не было твоего имени в том, что ты мне говорил, - произнесла она, обращаясь к Ра. - Скажи мне его и выйдет яд из тебя, а иначе - умрешь!" Яд же жег Ра все нестерпимее и больнее и его пламя, казалось, было сильнее, чем пламя солнца. Старик понял, что у него нет другого выхода, кроме как открыть Исет свое тайное имя. Бог солнца приказал всем остальным богам убираться восвояси и, оставшись с богиней любви и магии наедине, открыл ей свое сокровенное имя. Однако он не произнес его устами, а передал Исет из сердца в сердце. Что, по моему мнению, абсолютно правильно, потому что и у стен, как известно, бывают уши. А так тайного имени Ра до сих пор никто не знает, кроме Исет.
- Так вот... как только бог солнца сообщил врачевательнице свое имя, та снова взялась за дело: "Вытекай, злой яд, выходи из Ра! Я - Исет! Я творю, я заставляю яд упасть на землю, ибо он побежден!" В общем, через пару минут Ра был исцелен. Как говорится, все как рукой сняло. А Исет, узнав сокровенное имя бога солнца, обрела с тех пор великую силу и может исцелять любые болезни, - закончил свое повествование Владыка Истины.
Пока я вспоминал эту занимательную историю, которая уже стала одной из глав Книги бога, Тахути успел раздать имена всем присутствующим. Однако этим дело не кончилось.
- Здесь начинается жизнь, которую каждому из вас надлежит прожить во благо великого и всемогущего бога Ра, - произнес Тахути. - Дети солнца, слушайте заповеди, которые вы не должны нарушать:
- не чините зла!
- не крадите!
- не завидуйте!
- не лицемерьте!
- не лгите!
- не угрожайте!
- не оскорбляйте!
- не поднимайте руку на слабого...
Таких заповедей у Тахути набралось больше сорока. Запомнить их все я не смог, а записать постеснялся. Кстати, помимо вышеперечисленных, там было еще несколько, на мой взгляд, очень полезных. Например, такие: "не ворчите!", "не шумите!", "не болтайте попусту!". Но были и довольно странные, а порой даже непонятные мне наставления: "не съедайте сердце свое! ", "не ловите рыбу на наживку из той же рыбы!".
Когда наставления были закончены, явились служители и принесли для людей одежду, ибо до сей поры они стояли в чем мать родила... если, конечно, так можно сказать о тех, кто вырос из слез Ра. Доставили царский наряд и для самого бога солнца, который к моменту окончания назидательной речи Тахути уже приобрел вид того самого величавого мужа, которого я имел честь лицезреть во время проноса по площади на носилках.
- Да живет бог Ра, ликующий на небосклоне! - Произнес один из вновь сотворенных.
- Да живет он во веки веков, Хепри-Ра-Атум, живой и великий, владыка всего, что оберегает диск солнца! - Вторила ему рядом стоящая девушка, на мой взгляд, очень симпатичная.
- Ра, ты достигаешь пределов. Когда ты пред людьми - всё в движении, - продолжил третий стоящий. - Ты засыпаешь - и земля во мраке, наподобие застигнутого смертью.
И снова и снова слышались слова восхваления Ра:
- Озаряется мир, когда ты пробуждаешься. Ты сияешь, как солнечный диск, ты разгоняешь мрак, и земля просыпается, ликуя, и поднимаются люди на ноги. Ты разбудил их - они омывают тела и берут одежду свою.
- Руки их протянуты к тебе - они прославляют тебя, когда ты сияешь над ними, и трудятся они, выполняя работы свои.
- Скот радуется на лугах, деревья и травы зеленеют, птицы вылетают из гнезд своих, и крылья их славят тебя.
- Все животные прыгают на ногах, всё крылатое летает на крыльях своих, все оживают, когда озаришь ты их своим сиянием.
- Рыбы в реке резвятся пред ликом твоим, ты проникаешь в глубь моря, ты созидаешь жемчужину в раковине.
- Ты сотворяешь семя в мужчине, ты даешь жизнь во чреве матери.
- О, сколь многочисленно творимое тобою и скрытое от мира людей, бог величайший, нет подобного тебе!
Я так заслушался всеми этими восклицаниями, что не заметил, как Тахути отчаянно машет мне от двери крыльями.
- Хватит нам тут околачиваться, - бросил он. - Мы свое дело сделали.
Чтобы не таскаться по залам, мы вылетели на улицу через окно.
- Так что, все люди родились от слез Ра? - спросил я, подлетев поближе к Тахути.
- Нет, люди рождаются и сами по себе. Так сказать, естественным способом. Но пока еще их очень мало и приходится заполнять пробелы, - просветил меня бог мудрости.
- Правильно я делал, что не верил, будто люди произошли от обезьян.
- От обезьян! - Тахути едва не ушел в штопор. - Это кто же такое придумал?
- Дарвин.
- Демон?
- Да нет вроде, - пожал я плечами.
- Люди произошли от богов, чем, безусловно, должны гордиться, - высокопарно изрек Дважды Великий.
- А обезьяны?
- Обезьяны тоже... В конце концов, даже богам не все удается с первого раза. Да и с настоящими людьми у солнцеликого, по правде говоря, не все удачно получилось. Он создал их нуждающимися во всех путях. Боюсь, мы от этого еще пожнем... - Тахути задумчиво вздохнул. - Пришлось мне срочно придумывать свои заповеди.
Некоторое время мы летели молча, поскольку я переваривал информацию, полученную от бога мудрости.
- Знаешь, Тахути, я не успел запомнить все твои заповеди, - признался я. - Может тебе сократить их число, как ты думаешь?
- Сократить? - бог удивленно вскинул брови.
- Да... ну, примерно до десяти.
- Хм... как говорится, краткость сестра мудрости... - начал размышлять Владыка Истины.
- А у нас у писателей... то есть у писцов, говорят, что краткость - сестра публикации.
- Тоже неплохо сказано.
- Послушай, Тахути, а вот у меня ведь нет никакого тайного имени, - обратился я к богу мудрости, вспомнив, как он раздавал всем имена.
- Точно, нет, - подтвердил Дважды Великий.
- А как же мне быть? У всех есть, а у меня нет, - огорчился я. - Может быть, ты мне его дашь? Как тем, во дворце Ра...
- Просто удивительно, как это некоторые не понимают своего собственного преимущества, - съехидничал Тахути. - Нет - и слава богу.
- Какое же здесь преимущество? - изумленно спросил я.
- По скромному моему разумению, если человек чем-то отличается от других, это уже преимущество, - начал бог мудрости. - А кроме того, если нет у тебя сокровенного имени, то никто и не получит над тобой тайной власти? Понял, лох?
- Понял. А откуда ты знаешь слово "лох"?
- Нашел его в твоей полупустой голове.
На этом наш разговор о тайных именах был завершен, потому что Тахути перевел беседу в иное русло.
- Фу, ну и жара! - устало выдохнул он.
- Да, погодка еще та, - согласился я. - А зачем, скажи на милость, вы построили Город Солнца здесь? Возвели бы его где-нибудь на среднерусской возвышенности.
- Просто надо сказать Ра, чтобы солнце не так шпарило - вот и все дела, - отмахнулся бог мудрости. - А что касается Города Солнца, то он стоит в Сердце Мира на Изначальном Холме и не может находиться ни в каком другом месте. Ясно тебе?
- Нет.
- Ну и Сетх с тобой!.. И потом, в других местах, знаешь ли, другие боги.
- Как? - опешил я.
- Там, - бог мудрости махнул рукой куда-то в сторону, - в той части света, которую вы называете Южной Америкой, живут очень странные боги. По-моему, они все немного чокнутые. А вот на севере, это совсем другое дело. Там один парень есть, Один. У него такие девчонки!
- Валькирии?
- Ага! Везет же некоторым.
С этими словами Тахути широко взмахнул крыльями и унесся далеко вперед. Я немного почесал затылок и отправился вслед за ним.
Наконец наступил первый из пяти дней, лежащих "за пределами года" - день рождения Усира. Едва лишь взошло солнце, как все, кто жил во дворце Тахути, нарядились в новые одежды, надушились ароматными маслами, а потом вдруг разом исчезли, словно по волшебству. Я вообще-то не очень люблю многолюдные сборища и никуда особенно не собирался, но когда я совершал непривычно ранее плавание в бассейне (всеобщая суматоха разбудила меня ни свет ни заря), за мной зашла Табуба и пригласила отправиться в город. Выглядела она сногсшибательно. Я даже не сразу ее узнал, поначалу решив, что к Тахути прилетела какая-то богиня. На девушке было традиционное, открывающее грудь, платье из золоченой материи и сандалии из мягкой светлой кожи. Шею украшало кольцевое ожерелье из золотых пластин, в волосах сияла ослепительная диадема. По рукам вились тончайшей работы браслеты, а багряно-алые крылья горели, по-моему, самым настоящим пламенем.
- Табуба, ты потрясающе красива! - не в силах сдержать изумления, произнес я.
Девушка-тень едва заметно улыбнулась и для меня так и осталось загадкой, был ли принят мой комплимент.
Как бы там ни было, но я тоже решил прибарахлиться, дабы не выделяться на фоне всеобщей пышности. Проведя экстренную ревизию своего гардероба, я обнаружил там длиннополое желто-зеленое одеяние. Цвета выглядели очень яркими и, на мой взгляд, должны были соответствовать атмосфере праздника. Не забыл я прихватить и подаренные Тахути крылья.


20 фев 2010, 19:41
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Re: Цивилизация. Книга познания творений Ра.
Мы выбрались на верхний ярус дворца и, оттолкнувшись от крыши, легко взмыли в воздух. Почти сразу же до наших ушей стали доноситься обрывки музыки, звуки трещоток и многоголосое пение. То, что открылось вскоре нашему взору, представляло собой грандиозное, величественное зрелище, стихийное и упорядоченное одновременно. Дорога Царей была похожа на переполненную реку, куда впадают многочисленные ручейки, льющиеся из прилегающих улиц и проулков. Поскольку создававшая этот поток развеселая братия имела своей конечной целью добраться до городской пристани, туда же устремились и мы с Табубой.
Обширнейший причал был уже практически заполнен народом, свободным оставалась лишь каменная дорога, ведущая наверх. Мы опустились у самой кромки воды и стали ожидать, что будет дальше.
Некоторое время ничего захватывающего не происходило, поэтому я стал осматриваться по сторонам и пришел к выводу, что меня окружают в основном люди, теней было очень мало. Возможно, большинство из них было занято во дворцах богов приготовлениями к предстоящим торжествам.
Проведя полмесяца в Та-Кемет, я научился почти безошибочно распознавать теней, хотя внешне они ничем от людей не отличались. Это было нечто мимолетное, подобные ощущения обычно трудно описать словами. По-моему, именно так мы выделяем в толпе иностранцев, даже если у них такой же цвет кожи, как у нас, и они одеты, примерно как мы. В чем-то ином они все равно не те. У них другой взгляд, другая поступь и, может быть, другая душа.
Я вынужден был отвлечься от своих мыслей, потому что неожиданно по толпе пронесся ощутимый ропот, и взоры всех собравшихся обратились в сторону воды. Я увидел, как вдали появилась ладья, идущая под золоченым парусом. Размером она была примерно с линкор.
- Это ладья Усира, - пояснила Табуба.
- А откуда он плывет?
- Из Города Усира .
- Так он разве не здесь живет?
- У каждого бога есть город, покровителем которого он является. Усир покровительствует Городу Усира, где и проводит значительную часть своего времени. Исет тоже правит своим собственным городом .
- А у нашего Тахути какой-нибудь город есть? - с любопытством спросил я.
- Великий Лунный Город Ун .
- А... он мне уже как-то про него говорил, - вспомнил я. - Кажется, он был там, когда Исет лечила Ра от укуса волшебной змеи.
Пока происходил этот разговор, ладья успела продвинуться к берегу, где ее ждали с большим нетерпением. Я заметил, что народ вдруг начал расступаться, освобождая проход небольшой процессии, что спускалась к воде. Во главе ее шла та, в которой невозможно было не узнать богиню.
- Исет? - замирая от восхищения, прошептал я.
- Да, - подтвердила Табуба.
Богиня любви была обнаженной. Теперь я понял, почему древние изображали небожителей без одежд - да потому что они так ходили. На Исет, правда, был головной убор. Выглядел он весьма диковинно. Казалось, что поверх сверкающих на золотом солнце волос великой богини устроился сказочный желто-зеленый коршун и преспокойно отдыхает, устало свесив крылья. В тех же тонах - золотого и зеленого были выполнены кольцеобразный воротник-украшение и широкий браслет, что обвился вкруг левой лодыжки.
Пока я, преисполненный благоговением, наблюдал за Исет, льющаяся отовсюду музыка приобрела характер ясной мелодии, а разноголосый хор слился в единый гимн.

Приближается Исет,
Приближается Исет,
Словно смела птица -
Взлетела над высью.

Владычица трав зеленых,
Сияющая словно Сопдет,
Царица звезд невесомых,
Защитница всех влюбленных.

Оркестр заиграл чуть нижнее, но в то же время куда более величественно, и чарующая богиня запела в ответ.

Кто не видит меня,
Поскорей оглянитесь,
Утром нового дня
Вам является Исет.

Та, что знает заклятья
И сильна волшебством,
Та, что учит влюбляться,
И что делать потом.

Мой наставник - Тахути,
Ра - защита моя,
Веселитесь, ликуйте,
Прославляйте меня.

Исет подпевал слаженный хор, состоящий из ее служительниц. Пока происходили эти песнопения, ладья Усира причалила к пристани, и под возгласы ликования бог сошел на берег. "Усир! Анх-уджа-сенеб!" - вопила толпа - "Усир! Да живет он, да здравствует и да благоденствует!" Именинник поднял правую руку в знак приветствия. Поскольку мы с Табубой стояли совсем рядом, мне удалось хорошо его разглядеть. При первом взгляде я едва не вздрогнул. У меня вдруг сложилось впечатление, что где-то я уже видел этого высокого зеленоглазого красавца. В следующую секунду я тряхнул головой, отгоняя подобные мысли. Разве мог я когда-либо прежде встречаться с богом? Конечно же, нет! Я подумал, что, наверное, у Усира просто такая располагающая внешность, что кажется, будто давно знаком с этим парнем. Вид у него, в самом деле, был довольно-таки игривый. Он улыбался до ушей, а пронзительные глаза-изумруды так и сияли, отражая отблески огненно-красного солнца.
Усир был одет в одежду из тончайшей, насквозь прозрачной белой материи. Спереди (по понятным причинам) был повязан массивный золотой бант.
Божественные супруги остановились друг против друга в центре пристани. Служители Усира и служительницы Исет замерли на некотором отдалении от своих повелителей.
- Хвала тебе, о Усир, повелитель благоденствия, - произнесла Исет. - Благодаря тебе мир расцветает пышной зеленью и ликует. Сила твоя огромна и не знает границ.
- Приветствую тебя, чья суть в Любви и Таинстве, - ответствовал Усир. - Лик твой прекрасен, тело твое - из блистающего металла, голова твоя - как небесная лазурь, и вокруг тебя - бирюзовое сияние.
Исет встала чуть позади Усира и оба подняли руки, отдавая дань уважения окружающим их почитателям, затем бог и богиня двинулись по пристани.

О, Усир, дарующий силы
Ростку еще не окрепшему,
Ветер к порогу милой
Лодку твою приведший,
Злую жару остудит,
Благословенным будет.

Эта хвалебная песнь неслась отовсюду. Усир, слушая ее, довольно жмурился. Но, полагаю, он больше радовался тому, что встретил свою возлюбленную, нежели звукам гимна.
Служительницы Исет, облаченные в прозрачные белые калазирисы , проворно забежали вперед шествия и принялись бросать перед идущими лепестки роз, окропляя собравшихся вокруг ароматными бальзамами. Одновременно с этим следующие позади служители Усира, одеяние которых состояло из набедренных повязок и бело-желтых головных платков, подняли высоко вверх сияющие факелы. Огонь, пылающий в них, можно было сравнить разве что со светом звезд, таким он был ослепительным и прекрасным.
За служителями двинулись музыканты - огромный оркестр, где звучали в основном свирели и флейты. Они начали услаждать публику мелодиями, которые, пожалуй, нельзя было охарактеризовать иначе, как сладострастные.
Мои предположения подтвердил хор. Только сейчас я сообразил, что толпа на пристани лишь подпевала этому отборному певческому коллективу, состоящему из доброй сотни юношей и девушек в сверкающих серебром и золотом одеждах.

Веселись, проводи день в веселии,
Умастись с утра ароматами,
Подружись с вином пряно-хмельным,
Пей, гуляй от зари до заката.

Урони цветы белого лотоса
На прекрасное тело возлюбленной,
Насладись ее тихим голосом,
Позабудь о жизненных трудностях.

Дослушать песню мне не удалось, потому что Табуба взмахнула крыльями, собираясь взлетать.
- Тахути ждет нас, - сообщила она.
- А как ты об этом узнала? - растеряно спросил я.
- Он прислал мне зов.
- А что... - договорить я не успел.
Меня схватили за руку, в ушах моих пронзительно свистнул ветер, и в сей же миг я оказался во дворце бога мудрости.
Вообще-то, я и раньше верил в телепортацию, но чтобы вот так - почувствовать все на себе... "Это магия, Ани, - разрушила мою догадку девушка-тень. - В твоей голове, по-моему, очень много ненужных слов".
- Ребята, есть возможность оторваться, - потирая руки, радостно произнес Тахути, совершенно не обратив внимания на мой ошарашенный вид и выпученные глаза. - Сегодня во дворце Ра будет пир в честь дня рождения Усира. Соберется масса богов, но и служителям вход не заказан. Мы с Маат решили взять вас с собой.
- Это большая честь для нас, - с поклоном ответила Табуба.
- Вау! - невольно вырвалось у меня.
Девушка бросила на меня укорительный взгляд.
- Ты права, это ненужное слово, - кивнул я.
- Так мы увидим всех великих богов? - начиная трепетать, уточнил я.
- Увидишь, увидишь, - махнул крылом Тахути (он, как и мы, видно, только что откуда-то прилетел).
Приготовления были недолгими. Не прошло и четверти часа, как мы все вчетвером - Тахути, Маат, Табуба и я - уже парили над городом, держа курс на Изначальный Холм Бен-Бен.
Мы опустились перед входом в главный зал дворца. Служители Ра с почтением склонили головы перед Тахути и Маат и распахнули ворота. Нам пришлось миновать длинный, освещенный громоздкими напольными факелами вестибюль, прежде чем мы достигли неимоверных размеров приемного зала, в котором было полным-полно гостей.
У меня прямо-таки закружилась голова при виде многочисленных богов и богинь. Последние, увы, не были обнажены, как Исет. А я-то уж начал было думать, что здесь такая традиция. Впрочем, возможно, во дворце Ра просто не принято было появляться голышом и это правило распространялось даже на сошедших с неба. Или, может быть, то, что доступно богине любви, не приличествует другим.
Размышляя таким образом, я двинулся по залу. Тахути и Маат, извинившись передо мной и Табубой, исчезли в одном из проемов, ведущих в покои Ра. Вход туда был доступен лишь самым приближенным. Предоставленный самому себе и Табубе, я принялся рассматривать обстановку. Под ногами у меня сверкал мозаичный пол, изображавший окруженный зарослями камыша водоем, где плавали белоснежные водяные лилии. Потолок подпирали узкие золотые колонны, повторяющие форму лотоса. На стенах имелось множество декораций, но, в отличие от тех, что украшали дворец Тахути, эти выглядели куда более официально. В основном здесь были портреты Ра и его верных подданных. Центральным было полотно, представлявшее бога солнца, едущего в колеснице, запряженной двумя шепсесами.
Что касается приглашенных, то кое-кого я смог узнать самостоятельно, прежде чем мне рассказала о них Табуба. Таковыми были Хапи, который невозмутимо расхаживал по залу вместе со своей женой Нехбет, а также Харвер, стоящий у окна с отрешенно-мрачным видом.
- Верховные божества носят корону "Шути", - приблизившись ко мне, шепотом произнесла Табуба.
Корона "Шути" представляла собой головной убор, состоящий из одного или двух высоких перьев небесно-голубого цвета. Впервые я увидел такую корону на богине Маат, когда та встречала нас с Тахути после прибытия из моего времени. Из присутствующих в зале подобными регалиями обладали Шу, Тефнут, Геб и Нут. Первые двое были облачены в одеяния, оттороченные шкурами льва. Золотой передник бога земли украшал вышитый щелком огромный белый гусь . А на прекрасной и неописуемо загадочной Нут был напоминающий трико темно-синий наряд, усеянный серебристыми звездами, которые сверкали точно настоящие.
"Ах, этот новый гимн в мою честь такая прелесть, - донесся до меня голос Нехбет, беседовавшей с какой-то богиней. - Правда, милый?" Она посмотрела на Хапи взглядом кобры, готовящейся к прыжку. "Да, пупсик", - быстро выпалил тот.
По залу разнесся призывный звук труб. Присутствующие мгновенно затихли. Двери, ведущие из покоев Ра, распахнулись, и моему взору открылась процессия, во главе которой двигались уже знакомые мне носилки. Рядом шли Тахути, Маат, Усир и Исет. Последняя, кстати, ничуть свой туалет не изменила и по-прежнему представала пред людьми, тенями и богами в чарующей до умопомрачения наготе. "И как только Усир решается выпускать ее на улицу, вот что непонятно!" - мелькнуло у меня в голове.
Бог солнца величественно взошел на трон. Собравшиеся чинно поклонились.
- Я тот, кто воссуществовал как Хепри, - гулко произнес Ра. - Не было еще ни неба, ни суши. Не нашел я себе места, на которое я мог бы встать. Я размыслил их в своем сердце, задумал перед лицом своим. И создал все образы, будучи единым. И не было другого, кто творил со мною. Я соединился с моим кулаком, совокупился с моей рукой, упало семя в мой собственный рот. И я выплюнул Шу, изрыгнул Тефнут. И пролил я слезы. И возникли люди.
В ответ на эту речь пред Ра предстал Харвер.
- Привет тебе, Хепри-Ра-Атум, породивший сам себя, тот, кто воссиял на Холме Бен-Бен. Да живешь ты миллионы лет!
- Да живешь ты миллионы лет! - хором повторили все остальные.
Тут, откуда ни возьмись, появилась девушка в одеянии из синей кисеи и дюжина музыкантов, которых вела за собой некая неизвестная мне богиня со странным золотым украшением на голове .
- Сейчас будет петь Раннаи, любимая певица бога Ра, - шепнула Табуба.
Как и следовало ожидать, в дальнейшем мне довелось услышать еще один хвалебный гимн. На этот раз в честь бога солнца.

Прославляем бога по имени:
Хепри, на небе ликующий,
Ра, нетленный во времени,
Атум, в сумраке торжествующий.

Озаряются люди радостью,
Когда утром ты пробуждаешься,
Ибо ты наполняешь благостью,
Всех, кто в мире твоем рождается.

Ты - ради нас живущий,
Землю для нас создавший,
Мы - тебя познающие,
Дар великий принявшие.

Большие темные глаза Раннаи лучились такой неподдельной любовью, и казалась она столь прекрасной и сладкоголосой, что все присутствующие невольно застыли. Даже после того как музыка смолкла, никто не проронил ни слова. И если уж боги были восхищены, то что говорить обо мне, который услышал Раннаи впервые.
Я посмотрел на Табубу. В уголках ее глаз застыли слезинки.
- Слава тебе, Усир! - встав с трона, произнес Ра. - Пищу и яства получаем мы благодаря тебе. Растут растения по твоей воле, и родит тебе поле пшеницу. Боги и все собравшиеся здесь пусть восхваляют тебя.
После этого поднялся обычный праздничный шум. Все наперебой поздравляли Усира. Поздравили его, конечно, и мы с Табубой. Через некоторое время почтенное собрание начало плавно перетекать в соседний зал, где был накрыт стол, казавшийся бесконечным.
На подносах аппетитно дымилось жаркое, тушеное мясо, гуси, которые, наверное, только что были сняты с вертелов. Повсюду стояли кувшины с вином, пивом и сладкими ликерами. Так же было множество всяких приправ, овощей, зелени, ну и, разумеется, фруктов и ягод.
Гости неспеша расселись в деревянные кресла, спинки которых были инкрустированы золотом и бирюзой. Вокруг пирующих тут же засуетились прелестницы-служительницы, одетые лишь в ожерелья и пояски. Они не только накладывали гостям пищу, но и еще раздавали им цветы и благовония. Последнее обстоятельство навело меня на одну мысль. "А что если в конце будет оргия?" - с интересом подумал я.
Я не заметил в рассадке приглашенных какой-либо иерархии. Если она и была, то являлась столь сложной, что я не сумел в ней разобраться. Ра сидел ближе к левому краю стола. Неподалеку от него расположились Тахути и Маат. Усир и Исет устроились почти что в центре, а Харвер на другом краю, вдалеке от всех. Другие боги, люди и тени сидели вперемежку, повторяю, как мне показалось, без всякой системы.
Рядом со мной оказался худощавый седобородый старик в светлой мантии, который представился как "руководитель мастеров магии в Доме Жизни". Я уже успел узнать от Тахути, что Домами Жизни в Та-Кемет именовались учреждения, которые, пожалуй, можно сравнить с современными научными академиями. В недрах их стен заседали мудрецы и ученые, хранились книги, а также происходил процесс обучения неофитов необходимым для жизни познаниям, основой которых служило, разумеется, волшебство. Звали моего нового знакомого Ахтой. Он показался мне не большим любителем пирушек, поскольку все время был погружен в себя и мало обращал внимание на происходящее.
Куда более занимательной представлялась мне личность, сидящая напротив. Это была никто иная, как Небетхет, жена бога пустынь Сетха. По счастью, сам он на празднике не присутствовал, и все знали почему. Сетх, именуемый также Страшным Ликом, с детства не любил своего брата, красавчика Усира.
Небетхет была одета в черное лоснящееся одеяние из кожи, запястья и грудь украшали необычные для Черной Земли ожерелья из платины. Ее волосы отдавали в тон крыла ворона, в ее глазах цвета прозрачного льда таилась спящая силы волчицы. Нечаянно встретившись с этим взглядом, я на миг позабыл обо всем, что меня окружает. Признаюсь, мне стало крайне не по себе. Даже Табуба это заметила.
- Что случилось, Ани? - удивилась она.
Я открыл рот, чтобы ответить, но тут из-за стола поднялась Исет, и все смолкли.
- Знатный, могучий, прекрасный, сладостноликий Усир, молю я Ра с его восхода и до его заката, чтобы он ниспослал тебе благополучия, и я могла обнимать красоту твою. Две руки мои да будут вокруг тебя, - произнесла богиня.
- Хвала Усиру! Хвала Ун-неферу ! - высоко подняв кубок с вином, воскликнул Геб.
Я заметил, как вскинула голову Небетхет, как взглянула в глаза имениннику, а тот лишь быстро кивнул и отвел взор. Все вокруг зашумели. Хвала и поздравления Усиру неслись со всех сторон. А я не переставал краем глаза следить за богиней в черном. "Постойте, так она ведь влюблена в Усира! - пулей пронеслось в моей голове. - Я ж об этом читал!".
В зале вновь заиграла музыка, и тут же из-за колонн выбежали настоль диковинные существа, что от удивления я на некоторое время даже перестал есть. Это были два покрытых мохнатой рыжей шерстью кривоногих карлика с длинными хвостами и женщина-лилипут с непропорционально огромной головой. Лицо лилипутки скрывалось под маской, изображающей львицу. Что до ее приятелей, то у них оказались такие рожи, что никакие маски им были не нужны. Вся эта троица была голой, если не считать шутовской короны на голове у одного из карапузов. Кстати, другой малыш держал в руках два разукрашенных деревянных кинжала.
Я немедленно решил навести справки у Табубы. Выяснилось, что причудливых уродцев звали Аха и Хит, а их подружку - Бэсит . К моему удивлению, они тоже оказались божествами, причем, очень любимыми в народе. Почет у народных масс малютки заслужили благодаря тому, что умели отгонять своими плясками всякую нечисть, а также змей, скорпионов и прочих гадов.
Корча гримасы и ужимки, местные клоуны начали с гамом носиться по залу, чем немало повеселили публику. А еще они потешно прыгали и кувыркались. Даже погруженная в свою безответную печаль Небетхет, кажется, развеселилась, глядя них.
Но пришло время для следующего развлечения - на сцену пригласили борцов. Сразу же началось весьма захватывающее состязание. С виду это напоминало некую смесь греко-римской борьбы и восточных единоборств. Атлеты были обнаженными, так что теперь я точно знаю, что традиция участвовать в спортивных состязаниях голышом, родилась вовсе не в Греции, как утверждают историки.


20 фев 2010, 19:42
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Re: Цивилизация. Книга познания творений Ра.
- Слушай, а ты за кого болеешь? - спросил я у Табубы, когда дело подошло к финалу.
- Болею? Но я здорова, - удивилась девушка.
- Да нет, я имею в виду... ну, кого бы тебе хотелось увидеть победителем?
Табуба пожала плечами.
- Какая разница? Я ведь все равно знаю, кто победит.
- Ты знаешь? - тут уж настала моя очередь удивляться. - Но как?
- Этот боец сильнее, - она указала на одного из дерущихся.
- Да с чего ты взяла?
- Я чувствую.
- Чувствуешь?
- Да. Тени видят не так, как люди. Они могут замечать скрытое.
- Ты, наверное, и меня насквозь видишь... - пробормотал я, сраженный таким заявлением.
Табуба слегка улыбнулась.
- И что же ты видишь?
- Я знаю, что нравлюсь тебе, Ани, - она положила руку на мою ладонь. - Но для этого не нужно быть тенью, - девушка улыбнулась еще сильнее. - У тебя все на лице написано.
Я едва не свалился со стула, слава богу (не знаю, какому) спинка была высокой. Тут со всех сторон раздались ликующие возгласы, потому что схватка закончилась. Причем именно так, как предсказала Табуба.
- А... - начал я и на этом потерял дар речи, потому что начал медленно растворяться в глазах девушки-ангела.
Последующие события остались в моей памяти запечатленными не слишком разборчиво, хоть я и не могу сказать, что много выпил. Кажется, мы что-то говорили друг другу, но слова не имели уже большого значения. Меня переполняли чувства и Табуба, умевшая воспринимать их без слов, поглощала, впитывала их с каждым новым взглядом... Вот что я помню хорошо, так это как, сильно перебрав спиртного, неприлично громко ржал Геб. "Ясно, почему его символ - Великий Гоготун", - подумалось мне. Но, в конце концов, и Геб, и весь остальной мир куда-то исчезли. Мы с Табубой медленно шли, взявшись за руки, через пустые тихие залы, потом отыскали наши крылья и взлетели в багровую вечернюю высь.
- Куда мы летим? - спросил я Табубу, парившую чуть впереди меня.
Девушка-тень ничего мне не ответила. Отсюда следовало то, что моя догадка о цели нашего полета соответствует действительности.
Когда мы добрались до Острова Любви, Городом Солнца уже полномочно правили сумерки. "Наверное, Ра сейчас выглядит как очень дряхлый старик и брызгает на всех слюной. Вовремя мы оттуда слиняли", - мимоходом подумал я.
Я думал, что вновь окажусь у водопада, однако мы опустились вовсе не там, а в густых, едва проходимых зарослях. Это еще более усилило мои подозрения. От волнения я почти перестал дышать.
Я так размечтался, что едва не врезался лбом в золоченые ворота, которые невесть откуда встали на моем пути. Я задрал голову, но ровным счетом ничего не увидел, все утопало в темноте. Пока я переминался с ноги на ногу, моя спутница коснулась рукой ворот. Одна из створок медленно отворилась, открывая нам путь вовнутрь. Я почему-то не решался спросить, куда это мы пришли.
Мы оказались в основании зала, состоящего из огромных круглых колон с капителями в форме систров . Фрески, которыми были обильно испещрены колонны, представляли собой подробные цветные иллюстрации "Кама сутры".
Крышей галерее служило небо. Меж колон свободно гулял легкий ветер, приятно обдувавший наши лица. Табуба взяла меня за руку, словно младенца, и мы медленно двинулись вперед. Лицо девушки выглядело очень серьезным. Мне тоже было не до шуток - я до смерти боялся споткнуться.
Неожиданно вдали замерцал огонь. Это были четыре небольшие масленые лампады, освещавшие квадратную каменную площадку, по углам которой возвышались статуи богини любви, выплавленные из материала с виду напоминающего электрум .
Табуба привела меня в центр этого сооружения. Я оглянулся по сторонам и чуть было не ахнул. Площадку окружало кольцо папирусообразных колонн, меж проемов которых стояли обнаженные девушки с цветками белого лотоса в руках.
- Кто это? - едва слышно прошептал я.
- Жрицы любви, - спокойно ответила Табуба.
- Зачем? - коротко спросил я.
- Семьдесят семь жриц богини любви стоят на страже от сумерек до зари, оберегая это место от сил зла.
Мы сели друг напротив друга.
- О, Исет, госпожа любви, пробудись, пробудись во мне... О, Исет, пробудись, возрадуйся... - начала повторять Табута. - Пробудись, вновь рожденная, светлым золотом воссиявшая... Женского сердца владычица, пробудись о, прекрасноликая... Да будет твое пробуждение желанным и сладостным...
Тут девушка-тень произнесла какое-то непонятное заклинание, и между нами воспылал огонь. Я едва не отпрянул, и только каменное спокойствие Табубы пресекло мою панику. Через какое-то время я сообразил, что костер, наверное, волшебный, потому что он не жжется.
Огонь постепенно затмевал все вокруг. Он окружил нас плотной непроглядной завесой, за которой скрылись все семьдесят семь служительниц любви. Огнем наливались нависающие над нами статуи, превращаясь из серебристо-золотых в багрово-красные. Огонь сжег нашу одежду. Так что вскоре мы остались нагие и одинокие посреди бушующего океана магического пламени.
- Ты хотел знать, кто такие тени, Ани, - тихо произнесла Табуба. - Там, - она подняла голову к небу, которого не было видно, - простираются бескрайние звездные поля. Мы созданы богами. Наши тела состоят из звездной пыли, которая уплотнилась под их воздействием, создав форму. Все мы, и боги, и тени, пришли со звезд и в назначенный срок к ним вернемся, для того чтобы дать начало новому циклу.
- Не понимаю... - мотнув головой, прошептал я. - Все это сложно... неважно...
Она первой потянулась ко мне и прильнула кончиком своего носа к моему. Я уже знал, что так египтяне целуются (от дарующих наслаждения). Но я не стал идти на поводу у традиции, обнял девушку, притянул к себе и наши губы слились в долгом страстном поцелуе. И вместе с этим поцелуем все мысли, переполнявшие мой разум, улетучились. Наверное, они унеслись к тем самым звездам, о которых говорила Табуба.
- Что ты сделал, Ани... - пролепетала моя возлюбленная.
- Я тебя поцеловал.
- Так не целуются.
- Целуются. Мне лучше знать... - я снова потянулся к ней.
Дальнейшее помню смутно.
Как мы выбрались из храма, как снова оказались в одежде, как, наконец, очутились на берегу, ума не приложу.
Была уже глубокая ночь.
- Подожди, я сейчас, - шепнул я на ухо Табубе и исчез в темноте.
Добраться до воды оказалось не так-то легко. Порой мне приходилось продвигаться буквально на ощупь. Весь исцарапавшись, я все-таки достиг того места, куда стремился.
Я нарвал столько лотосов, сколько смог унести, а затем вошел в воду и прошел меж столбов. "Все-таки ночь еще не закончилась", - подумал я.
- Вот, любимая, плети венки, - произнес я, осыпая девушку-тень цветами. - В знак того, что отныне мы будем вместе идти по жизни и никогда не расстанемся.
- Жизнь не всегда приводит нас в те места, где нам хотелось бы очутиться, - возразила Табуба. Тем не менее, она живо взялась за плетение венков и, по-моему, делала это с большим удовольствием.
- Но ведь сегодня мы оказались как раз в том месте, где нам хотелось быть. Уверен, так будет и дальше, - самонадеянно заявил я. - Уж если начнет везти, так везет до конца.
- Человек! Не спорь с тенью! - шутливым тоном упрекнула Табуба, после чего надела мне на голову белоснежный венок.
- Ну вот, не успели мы пожениться, а ты уже начинаешь верховодить, - ответил я.
Все-таки я надел ей на голову венок, и мы снова упали на траву.
- Но мы вовсе не поженились. С чего ты взял? - целуя меня (быстро она этому научилась) произнесла Табуба.
- Как? - удивился я. - А я думал... Ты говорила про цветы...
- Ах, Ани, ты еще так много не знаешь, - усмехнулась девушка. - Чтобы пожениться, надо отправиться к богине Сешат . Она записывает имена влюбленных на листьях волшебного дерева Ишед, и тогда они становятся мужем и женой.
- Так летим к ней. Где она живет?
- Сешат - дочь Тахути , она живет в Великом Лунном Городе.
- Надо же, а он мне и словом не обмолвился, что у него есть дочурка.
- Всему свое время, Ани. Это касается и полета к богине. Прежде чем прийти к Сешат, мужчина должен построить дом, в который приведет свою возлюбленную.
- Но я... не умею строить дома!
- А ты попробуй! - то ли в шутку, то ли всерьез сказала Табуба.
- Попробуй... ничего себе... - проворчал я.
Я обнял девушку и вновь окунулся в тончайший аромат ее пылающего тела. Заниматься любовью в мягкой душистой траве было неописуемо здорово, хотя конечно, не так необычно, как в пламени магического огня.
В замок Тахути мы вернулись, едва не опоздав к завтраку.
- А ты, парень, все-таки втюрился в эту смазливую девчонку, - вздохнув, произнес Тахути, увидев меня плавающим в бассейне с венком на голове. Произошло это спустя несколько часов после нашего возвращения.
- Ну, откровенно говоря, да, - подплыв к берегу, ответил я. Пытаться обмануть бога мудрости было бы бесполезно. - А что здесь такого страшного, Тахути?
Мудрейший из богов покосился на меня, казалось бы, совершенно бесхитростным взглядом.
- Веселись, проводи день в веселии... - процитировал он слова недавно услышанной мною песенки. - И не думай о будущем, оно само тебя настигнет рано или поздно.
Он резко повернулся и торопливым шагом отправился прочь, оставив меня в полном недоумении гадать о своей дальнейшей судьбе.
Почти всю последующую неделю мы с Табубой были предоставлены самим себе. Бог мудрости метался по бесконечным официальным приемам, связанным с чередой дней рождений богов. О нас он словно бы позабыл - никуда больше не приглашал и никакой работой тоже не обязывал.
Он ведь все понимал, это славный хитрюга Тахути.
Мы гуляли по тенистым паркам, уединяясь в их самых дальних уголках. Бродили по утопающим в сумерках улицах Города Солнца. Пили прохладную воду из придуманных Тахути шадуфов. И говорили...
Я изложил Табубе всю свою жизнь, но почти так ничего и не узнал о ней самой. Она все отнекивалась, объясняя, что с ней никогда не происходило ничего интересного. Все же я хотел бы услышать этот рассказ, пусть бы это даже была самая нудная история на свете.
Однако Табуба упорно молчала.
В конце концов я решил не приставать. Ведь узнавать сокровенное можно и без слов. Особенно когда ты имеешь дело с тенью. Эти существа способны не только воспринимать, но и каким-то образом передавать другим нечто непостижимое и беспредельное.
К счастью, с Владыкой Истины у меня никогда не было проблем в общении, и я решил ненавязчиво поинтересоваться, как можно построить дом.
- Ты что решил создать семью, парень? - заржал Тахути. - Стоило ли тебя ради этого вытаскивать из твоего грешного мира?.. Впрочем, если тебе так этого хочется, - развел он руками. - Иди, твой дом уже готов.
- Как? - опешил я.
- Никогда не забывай, что имеешь дело с могущественным богом мудрости, - подняв вверх указательный палец, изрек Тахути. - Разыщи Табубу, она покажет тебе ваше новое жилище.
Я бросился на поиски девушки-тени, даже позабыв сказать Тахути спасибо. Иногда я бываю настоящей свиньей, честное слово.
- Табуба... я... тут... - едва не сбив свою возлюбленную, которая как раз шла по коридору, начал я.
- Тахути рассказал тебе про наш новый дом, - смерив меня понимающим взглядом, догадалась она.
Не в силах ничего добавить к тому, что я уже сказал, я молча кивнул. Мы вышли из дворца, миновали пальмовую аллею и оказались на улице, именуемой Дорогой Царей. Здесь и было выстроено наше уютное любовное гнездышко.
С первого взгляда дом мне очень понравился. Он оказался двухэтажным, стены были выкрашены в нежный светло-зеленый цвет. Его окружал густой тенистый сад с несколькими беседками и бассейном. В общем, у нас так живут новые русские. Что еще можно сказать?
Внутри все выглядело не менее чудесно. Особое впечатление произвела на меня ванная, где можно было плавать, как в пруду.
Почти в каждой комнате стояли баночки с ароматическими маслами, запахи которых будоражили воображение и призывали немедленно заняться чем-то совершенно отличным от осмотра дома.
- Милая, ты уже была в спальне? Давай-ка, посмотрим, что там у нас, - невинным тоном предложил я Табубе.


20 фев 2010, 19:44
Профиль
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 май 2009, 00:24
Сообщения: 13477
Сообщение Re: Цивилизация. Книга познания творений Ра.
Глава VII

В нашем прекрасном зеленом домике мы прожили душа в душу два месяца. За это время, следуя за своей опытной наставницей, я успел обойти вдоль и поперек весь Город Солнца
Главная улица, Дорога Царей, делила его на три обширных района. В центральном располагались дворец бога Ра и Храм Солнца, в северном - резиденция Тахути, а в южном - Храм Любви и семь остальных Великих Храмов, туда же примыкала и пристань для кораблей. Первым делом я, разумеется, решил посетить те из Великих Храмов, в которых еще не бывал.
Табуба посоветовала мне начать с Храма Травы, посвященного Усиру. Наконец-то мне удалось увидеть то сооружение, каковое, по моим представлениям, и должно было быть древнеегипетским храмом. Единственное его отличие от традиционных построек заключалось в том, что он был выложен не из светлого, а из темно-зеленого камня.
Храм стоял неподалеку от реки. Многочисленные корабли и лодки, устремлявшиеся в Он со всех концов Черной Земли, подплывали к святилищу по просторному каналу, отходящему от основного русла Нила. Между пристанью и храмом раскинулась широкая площадь, на дальнем конце которой располагался глубокий колодец с прозрачной студеной водой. Оттуда начинались ступени двойной лестницы, ведущей к воротам храма.
Лестница упиралась в основание могучего пилона или бехена, как здесь принято было называть подобные сооружения. Перед бехеном стояли два магических обелиска. Обитые золотом огромные двери были широко распахнуты. Сквозь них свободно втекал и вытекал народ. Впрочем, посетителей было не так уж и много.
Миновав вход, мы попали в мощеный гладкими плитами первый двор, окруженный невысокой декоративной стенкой. Разинув рты, здесь бродили немногочисленные посетители, в которых легко можно было угадать жителей провинции. Иногда среди них мелькали служители храма, облаченные в ярко-зеленые одежды.
Второй бесхен Храма Травы открывал проход в его следующий двор, еще более свободный, чем первый. Здесь была расположена длинная платформа, на которой стояло несколько прямоугольных столбов, поддерживающих крышу портика, вознесшуюся над дверью в гипостильный зал. Вошедшего сюда окружали растущие в два ряда изящные колонны, чья форма имитировала бутоны папируса. Вокруг царил таинственный полумрак. Свет проникал лишь через маленькие квадратные отверстия в потолке.
- Сделай шаг и ты преодолеешь границу, отделяющую земное от небесного, ибо храм есть небо на земле, - останавливаясь за моей спиной, произнесла Табуба.
Пожав плечами, я шагнул вперед. В первое мгновение я ровным счетом ничего не ощутил, но постепенно меня начало охватывать какое-то странное чувство. Словно подчиняясь некой неведомой силе, я двинулся вглубь зала. Моя спутница при этом осталась стоять на месте, не предпринимая никаких попыток следовать за мной или на худой конец вернуть меня, бедного, обратно.
Несмотря на то, что я уже успел побывать в двух Великих Храмах, мне было страшновато. Оставалось лишь уповать на то, что Усир, вроде бы, добрый бог и ничего ужасающего со мной, по идее, случиться не должно. Но, вообще-то, кто их знает, этих богов?
Я попал в следующий зал, потолок которого оказался гораздо выше, чем у первого, да и света тут было побольше. Стены украшали два огромных монументальных барельефа. Слева от меня простиралась картина, представлявшая Исет. Богиня держала в руках цветок лотоса, который она сорвала, чтобы подарить своему возлюбленному. Бутон священного растения сиял такой ослепительной белизной, что невозможно было смотреть, не прикрыв глаза. По правую руку была изображена сцена, в которой Усир умудрялся из одного маленького кувшина полить целую лотосовую плантацию. Фигура зеленоглазого бога была высечена из камня столь искусно, что казалось, он вот-вот спрыгнет вниз и отправится на Остров Любви к своей желанной супруге.
Миновав зал, я оказался перед разделенной столбами стеной, в которой имелось аж семь разных проходов. "В какой же из них идти? - растерялся я. - Что если войдешь не туда, и тебя там испепелят?"
На мое счастье в одном из проемов показался человек, который выглядел вполне живым и здоровым и, кроме того, был очень даже доволен собой. Не долго думая, я решил направить свои стопы тем же путем, что и он.
Проход привел меня в небольшое квадратное помещение, которое прямо-таки утопало в ярком солнечном свете. Посреди этого маленького святилища стояли две зеленоватые колонны, одна из них была в форме тростника, другая изображала лотос. Я прошел среди них и уперся в дверь, которая никуда не вела. Да, собственно, и двери-то никакой не было, а была лишь ее искусная имитация, которую с первого взгляда оказалось очень трудно отличить от подделки. "Наверное, все-таки заблудился", - озадаченно подумал я.
И тут вдруг я увидел барельеф, который не был высечен из камня. Он возник передо мной прямо из воздуха и, казалось, из самого воздуха и был соткан. Его слабые очертания то и дело расплывались, так и норовя превратиться в дымку, и все же мне удалось разглядеть Усира и Исет с нежностью взирающих друг на друга. В конце концов, видение все же исчезло, оставив меня в полном недоумении от случившегося.
Я еще немного послонялся по храму, но возникающих из воздуха сказочных картин нигде больше обнаружить не удалось. Когда Табуба узнала о моих похождениях, то очень за меня обрадовалась, сообщив, что далеко не всем удается разглядеть волшебную картину, живущую (так она и сказала: "живущую") в Храме Травы. И еще моя подружка заявила, что именно картина позвала меня, чтобы я на нее посмотрел.
Следующим объектом наших исследований стал Храм Земли. Признаюсь, особого впечатления он на меня не произвел. Обстановка и росписи показались мне слишком вычурными. А самое главное, со мной там не произошло ничего загадочного и удивительного.
Зато Храм Неба превзошел все мои ожидания. Никогда не забуду, как я шел прямо по воздуху, а передо мной плыл, окруженный облаками, огромный золотой диск, на котором был изображен знаменитый египетский зодиак. Эту священную реликвию охраняли двадцать четыре безмолвных жреца в синих одеждах. Возглавлял их некто Хенту, пророк Сопдет, жрец всех живущих звезд, знающий время затмения Солнца и Луны.
- А что он делает? - спросил я.
- Он наблюдает за Сопдет в день ее первого празднества, сведущ в ее пути, и все, что предвещает она - в его заботах. Он провозглашает все чудеса и определяет их сроки. Он объявляет, когда случатся они в их время, не ошибаясь ни днем, ни ночью, не пропуская ничего, осмотрительный во всем, что он видел, - заученным тоном произнесла Табуба.
- А! Так он астролог, - догадался я. - Так бы сразу и сказала.
Мы подошли вплотную к чудесному зодиаку.
- Вот Сопдет, восемнадцать звезд позади нее, восемнадцать звезд впереди нее... - произнесла Табуба. - Двадцать девять их, этих созданий, что существуют и творят в небесах, двадцать девять звезд в этой широте небесной. И еще семь звезд, тех, что в Дуате .
- А что это за звезды, которые в Дуате? - заинтересовался я.
- Мертвые звезды. Звезды ведь тоже умирают, - был ответ моей спутницы.
Неподалеку от Храма Неба, точнее говоря точно напротив, возвышался Храм Ветра. Несмотря на то, что там было очень красиво, пробыли мы в нем совсем недолго. И все из-за того, что внутри гуляли такие сквозняки, что запросто можно было схватить насморк.
Храм Темных Пределов, посвященный богине Небетхет, представлял собой две неравные черные пирамиды, скрывающиеся в дебрях густой пальмовой рощи. К воротам вела узкая извилистая тропа, которая была, впрочем, весьма хорошо утоптана.
Здесь было два различных входа. Причем, насколько я понял, каждый желающий мог без всяких препятствий побывать в любом из них.
Мы решили начать с пирамиды поменьше. Попав внутрь, я увидел очень странную, на мой взгляд, картину. У подножия отполированной до блеска темной диоритовой колонны, выполненной в форме огромного фаллоса, сидели три девушки, каждая из которых могла свести с ума кого угодно красотою своих ничем не укрытых божественных форм. Приглядевшись, я заметил еще одну обнаженную жрицу, висящую на золотых цепях в дальнем конце святилища. Она казалось мне совсем еще юной, едва ли не девочкой.
Как только я появился под сводами Храма Темных Пределов, все четверо заметно оживились. Местные баядерки принялись пикантно извиваться, выставляя напоказ все свои прелести и делать недвусмысленные жесты, призывая меня к себе. А поскольку я попытался замаскироваться под вросший в пол каменный столб, то одна из девиц направилась ко мне и, опустившись на колени, шустро залезла своими милыми ручками под передник.
- Если захочешь, можешь хлестать меня плетью, - томно зашептала она.
Я беспомощно посмотрел на Табубу, но та лишь насмешливо улыбнулась, видя, как напрягается под легким одеянием моя крайняя плоть.
- Да это же бордель! - В сердцах выпалил я, пытаясь отстранить прильнувшую ко мне вакханку .
- Тот, кто совокупится с одной из шемаит, избавиться от своих темных страстей, - заявила мне девушка-тень. - Если она проглотит твое семя, ты лишишься гнева. Если ты выпьешь ее сок, обретешь сострадание. Если ты лишишь девственности закованную в цепи хесит , то получишь доступ к тайным силам ее владычицы, богини Небетхет.
Шемаит между тем пустилась в медленный экстатический танец. Две другие гетеры принялись подыгрывать ей на невесть откуда появившихся кожаных барабанах. Затем обольстительница ловким движением сбросила с меня одежду и повлекла за собой на лежащую у ее ног циновку.
- Простите, я лучше завтра зайду, - выдавил я и как ошпаренный выскочил на улицу, где едва не довел до инфаркта одну из местных жительниц, которая, увидав мой обнаженный член, опрометью убежала в кусты.
- Вот, ты забыл, - протянув мне мою одежду, сказала Табуба. - В другую пирамиду пойдем?
- А ч-ч-что т-т-там? - Заикаясь, спросил я.
- Ну... туда в основном ходят женщины... - уклончиво начала Табуба, - но и некоторые мужчины.
- Ага, понимаю. Нет уж, милая, я лучше дома посижу, - решительно отказался я.
Вход в храм богини Тефнут располагался в центре большого шумного водопада, над которым сияла неземной красоты радуга, родившаяся, казалось, не из тысяч водных брызг, а из россыпи драгоценных камней.
Попасть в святилище можно было только по воде. Мы сели в крохотную папирусную лодку и, лавируя между стаями разноцветных фламинго, отправились прямо туда, где несли свой поток тяжелые струи. Меня оглушил грохот, наше утлое суденышко с устрашающей быстротой начала захлестывать вода. "Все, это конец. Надоел я ей, решила меня утопить", - со спокойствием обреченного подумал я. Но в самый отчаянный момент вода вдруг каким-то чудом расступилась, и мы медленно вплыли под сень храма, представлявшего собой огромный водяной грот. По мере того, как мы продвигались вперед, внутри становилось все холоднее и холоднее, и вот уже стены сказочной пещеры покрыл прозрачный голубой лед.
Колоннами в этом храме служили гигантские ледяные сосульки. Окруженная ими, в глубине пещеры стояла серебряная ладья. Она была до краев заполнена водой, но почему-то не тонула.
- Жива вода? - пораскинув мозгами, спросил я.
- А как ты догадался? - удивилась Табуба.
- Дедукция! - Напустив на себя таинственности, ответил я.
Судя по виду моей подружки, она решила, что излюбленный метод старика Холмса - это какая-то очень мощная магия. "Ну и пусть себе думает, станет поменьше задаваться, - решил я. - Мы ведь тоже не лыком шиты!"
Последний из девяти Великих Храмов, Храм Песка, из этого самого песка оказался и выстроенным. Это была циклопических размеров мастаба, в которую вел настолько низкий проход, что мне волей-неволей пришлось согнуться, чтобы попасть вовнутрь. Но все равно я задел притолоку и в мгновения ока на меня понеслись быстрые струи песка. Испугавшись до смерти, я пулей выпрыгнул наружу, едва не свалив с ног свою спутницу.
Однако куда более сильный ужас объял меня, когда я понял, что из-за моего неосторожного прикосновения святилище бога пустынь начинает рушиться. Я схватил за руку Табубу, и мы со всех ног бросились наутек. Отбежав на безопасное расстояние, мы обернулись. Позади не было ничего, кроме вздымавшегося к небу гигантского песчаного облака.
"Сматываемся", - это было первое, что пришло мне на ум после долгого оцепенения, в котором я находился, взирая на разрушенный мною храм. Мы торопливо двинулись прочь. Я то и дело озирался по сторонам, опасаясь встретить явно излишних в подобной ситуации свидетелей.
Напоследок я еще раз посмотрел назад и... замер, как вкопанный. Храм Песка стоял на своем прежнем месте целехонек. С досады я плюнул. Уж не знаю, какую силу черпали здесь жители Черной Земли, но я лично начерпал лишь полные сандалии песка, плюс зверски испортил себе настроение.


* * *
Тот, кто будет зачитывать слова этого сочинения, должен умастить себя оливковым маслом и густой мазью, в обеих руках он должен держать искупительные подношения из воскуряющегося фимиама, за его ушами должен быть чистый натр, а на его губах должен быть сладко благоухающий бальзам, он должен быть одет в новую, двойную тунику, а его тело должно быть очищено водой разлившегося Нила, и на его ногах должна быть пара сандалий, сделанных из белой кожи, а на его языке должен быть начертан образ богини Маат.


20 фев 2010, 19:44
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 10 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron