Галактика

Сознание Современного Человека
Текущее время: 21 янв 2019, 03:22

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Сага о рыцарях
СообщениеДобавлено: 26 окт 2009, 10:14 
Администратор

Зарегистрирован: 16 июл 2009, 17:27
Сообщения: 333
Легенда о голубой звезде

From: Andrey Kostyuk (andrew@gluk.apc.org)

Попал он ко мне от "рыцарей" на истертых клочках бумаги. Это якобы довольно древняя легенда, первый шаг для посвящения в рыцари. В "застойные" времена ее передавали из уст в уста.

I ЧАСТЬ

Был трубадуром Гуго де Лонкль и слагал он сладкозвучныя альбы и серены, переезжал он из замка в замок, из города в город и любили слушать его лютню и рыцари и князья, и простыя люди. Славились по всему югу песни трубадура, и радостно пел он их всем, кто хотел слушать его.
Но не только певцом хотел быть Гуго. Часто подумывал он о том, как сменить лютню на меч. И вот однажды, той порой, как бродил певец по Провансу, пришла из далекой Фландрии весть: "В тяжелой борьбе фламандцев с завоевателями погибли твои мать и невеста" -- сообщил ему израненый рыцарь в придорожной таверне. Затосковал трубадур и решил вступить в рыцарский орден...
Пришел Гуго к магистру и рассказал старому рыцарю о своем желании.
И повелел магистр -- прежде, чем вступит он в среду рыцарей, должно испытать дух трубадура...
И было наложено на Гуго послушание. Делал он черную работу братьев, работал на огороде и в поле, носил воду и дрова, вертел ручную мельницу, и был он худо одет и получал мало, и грубую пищу. И когда обращался с просьбой о чем-либо, встречал ту просьбу часто суровый отказ. Так прошло два года.
Выдержал Гуго испытание -- спокойным и чистым остался дух его.
Тогда призвали Гуго старшия рыцари и магистр поднялся над круглым столом: "Клянешься говорить правду?" -- и Гуго поклялся говорить правду.
"Не входишь ли ты в другой орден?" И сказал Гуго, что не принадлежит ни к какому ордену.
"Не являешься ли ты женатым или обрученным?" И ответил Гуго отрицательно.
"Нет ли у тебя долгов, не страдаешь ли какой болезнью, не являешься ли тайным священником. Сын ли рыцаря и от законного ли брака?" На все вопросы ответил певец удовлетворительно.
Тогда магистр спросил его еще, добровольно ли вступает Гуго в орден, сказал, что отныне все, что имеет Гуго де Лонкль, становится достоянием ордена, а то, что имеет орден -- достоянием Гуго, и будет получать молодой рыцарь скромную пищу и бедную одежду от общины. Сказал также магистр, что должен де Лонкль провести ночь в храме.
Кончилась вечерняя служба в орденской церкви. Разошлись молящиеся, ушел священник, и, простясь с Гуго, один из старших рыцарей. Остался трубадур, прислонившись к колонне, и смотрел на огромное распятие, по которому время от времени пробегали отсветы слабо мерцавшей лампады. Тихо было в храме и медленно текло время. И вот видит Гуго: раздвигается стена храма и стоит он на вершине невысокой горы. Светит луна, бегут по небу обрывистыя облака.
Видит Гуго внизу к подошве горы приближается, извиваясь по дороге, толпа бесконечно длинная.
Все ближе она. Идут вилланы с косами и снопами, женщины с грудными детьми на руках, а дети побольше идут рядом, ремесленники с сукнами, с замками, гончар со своим колесом, гробовщик с гробом, идут барышники с лошадьми, публичныя женщины в ярких костюмах и полураздетыя, гордые князья и герцоги со свитами, священники и епископы и папа в тиаре, а рядом разбойники. И бесконечно много народу старого и молодого, богатого и беднаго, подымается по дороге в гору и идут мимо де Лонкля.
Видит Гуго блистают над толпой молнии и слышит он удары грома.
Еще видит Гуго как рядом с толпою по краям дороги движутся справа -- светлыя, слева -- темныя полупрозрачные образы. И они же несутся над толпой.
Происходят между темными и светлыми столкновения, скрещиваются мечи, и вспыхивают молнии, и гремит гром. Но толпа не видит и не слышит, только порой схватывает ея беспокойство и она то замедляет, то ускоряет шаг, теснится то к одной стороне, то к другой.
Темныя спутники порой врываются в самую толпу. Тогда светлыя бросаются кому-то на помощь, толпа не видит происходящего, но ея охватывает паническое смятение; люди бросаются из стороны в сторону, происходят столкновения и убийства. Потом все затихает и, плотно сжавшись, толпа идет дальше и жертва ступает рядом с убийцей.
Но есть в толпе немногия, чьи очи открыты для происходящего. Они разных состояний, бедныя и богатыя, феодалы и вилланы. Идут с прямо поднятой головой и помогают бредущим рядом. Они поддерживают истомленных, ободряют отчаявшихся и около них спокойствие и порядок. Мрачно темныя тучи сгущаются над их головами, и молнии венчают их ореолом и изредка появляется рядом светлая тень и помогает им. Бесконечной вереницей идет толпа, колеблясь, шатаясь из стороны в сторону, истомленная и неведающая. Поют священники, молятся крестьянки, папа отпускает грехи, торгуются барышники. И движутся рядом и несутся над нею темныя и светлые образы. Смотрит Гуго на проходящих перед ним, проникло зрение его, и видит он сердце каждаго, бредущего мимо.
Видит он черныя мысли, житейския расчеты, зависть, злобу и равнодушие, а в самой глубине, как драгоценный камень в оправе, видит Гуго слабый свет, как бы малую звезду голубую.
Видит он: связана с ней тоска каждого, и разбойника и папы и других.
Но только тоска эта неведома и самому человеку. Исполнила сердце его -- скорбь всех людей, исполнила до самых краев и осталось оно увенчанным скорбью на всю жизнь Гуго де Лонкля.
Шла мимо толпа и металась она и только немногия в ней были спокойны и вели других. Принял Гуго вызов и с поднятой головой вошел в толпу, и пошел вместе с ней.
Тихо было в храме, и красноватым светом мерцала лампада и распятия.
Стоял Гуго у колонны и думал о многообразном рыцарском долге. И вот опять рассеялись и исчезли стены храма перед ним и глаза его умножились так, что разныя места открылись ему одновременно: в хижине крестьянина на земляном полу лежит воин, а над ним склонилась женщина и смотрит на мертвого сына.
Бесконечна скорбь ея и нет у нея слез. На пороге городского дома, в углу темной клети с ткацким станком на убогой кровати мертвенно бледная женщина прижимает к высохшей груди мертваго ребенка. Безумными глазами смотрит в пространство и нет слез на безумных глазах. В роскошно убранном покое королева Франции склонилась над кружевной колыбелью и мечется в ней ребенок и прислушивается мать к его дыханию.
И увидел Гуго матерей, тысячи женщин и ореол скорби увидел Сын над всеми ними. Понял тогда веселый трубадур, что нет большей скорби, чем скорбь матери над гибнущим ребенком. Утихла печаль его о невесте и о матери, не пропала, но стала чистой и прозрачной, как вода горного озера...
Еще раздвинулось пространство перед Гуго и зеленыя лучи, переливаясь, наполнили его всего и владычица скорби предстала ему. Опустился Гуго на колени, повторяя: "Свет небес Святая Роза..." и дал обет вечного служения Пречистой. Мерцала лампада перед распятием, голубоватый рассвет смотрел в цветныя стеклы церкви.
Пришли рыцари и магистр. И произнес рыцарь де Лонкль обет Послушания, Целомудрия, Бедности и соблюдения устава. Ударил магистр Гуго по плечу, а другой рыцарь одел ему золотыя шпоры. Принял Гуго участие в турнире и показал себя ловким и сильным бойцом.
В тот же день вечером, когда был опущен мост, сменилась стража, были потушены огни в замке. В угловой башне сидели за круглым столом рыцари и среди них Гуго. Беседовали между собой и более юныя спрашивали старших.
Предложили рыцари и де Лонклю задавать свои вопросы. Шла беседа и, прислонившись к стене, опершись на меч, стоял некто светлый, незримый для рыцарей и пламенеющими очами смотрел на беседовавших. И когда рыцарь, стремясь найти ответ на волнующий его вопрос, пристально заглядывал в самого себя, то там в глубине сердца встречал его смущенный взор пламенеющие глаза светлаго и находил в них ответ.
Спросил Гуго: "Сказано: если имеешь две одежды - одну отдай неимущему, одену ли всех неимущих, поступая так?" Ответил рыцарь: "Одень светом свободы душу свою. Можешь быть богат всеми сокровищами мира, но не окажись ничем, и сумей радостно отдать все, когда потребует дух." Спросил Гуго: "Сказано: когда ударят тебя в щеку, подставь другую -- может ли рыцарь быть слабодушным?" Ответствовал рыцарь: "Нет у рыцаря ничего выше чести, но самая высшая честь воину, который будучи силен и храбр, может сдержать руку свою перед оскорбителем, когда требует этого дух рыцаря и наивысшая честь тому, кто радостно перенесет высшую боль, будучи верен духу своему." Спросил Гуго: "Сказано: возлюби ближнего своего, как самого себя, - как возлюблю убивающего душу?" И ответил рыцарь: "Люби всех скорбящих, всех кому служишь мечом и духом своим. Люби всех братьев по духу и по мечу, люби во враге своем рыцаря, хотя бы и не совершен над ним удар мечом. Люби в темном духе свет преодолений им самого себя." Спросил Гуго: "Сказано: накорми голодного, напой жаждущего, одень раздетого. -- Телесному или духовному благу должен служить?" И ответил рыцарь:- "Горе тому, кто отвращает лицо свое от телесной нужды ближнего брата своего, но горе и тому, кто телесному благу отдает всего себя. Велик соблазн малаго делания. Строит на песке дом свой слуга блага телесного, ибо, если и накормит голоднаго, снова взалкает он. Если же утешит голод духовный -- навек поднимет брата своего." И спросил Гуго: "Подобает ли рыцарю ходить в дома и жить с людьми?" И ответил рыцарь: "Будь подобен восточному царю, который из любви к людям своим, переодевшись ходил в хижины и творил милостыню, но не забудь высоких задач царского служения твоего." И спросил Гуго: "Влекут к себе рыцаря, славящие бога, зовут его к участию в делах государственных, манят любители играть в кости и общество прекрасных дам и ученыя доктора говорят ему о мудрости и теологии и искусстве, каким путем подобает идти рыцарю?" И ответил рыцарь: "Иди своим путем: прежде всего -- странник рыцарь и мир подобен для него равнине пересеченной многими водными потоками.
Переходит он через все потоки, но увлечь себя не дает ни одному, ибо странник и проводник пилигримов рыцарь, и к своей цели идет он." Так вступил на путь рыцарского служения Гуго де Лонкль, трубадур.
Был его путь трудным и радостным. Много подвигов совершил Гуго, и молил Пречистую дать ему смерть на поле битвы, ибо неприлично рыцарю умереть дома.

II ЧАСТЬ

После многих подвигов, совершенных Гуго де Лонклем в Палестине, удалился Гуго в пустыню и там проводил все время в размышлениях о Божественных истинах и в непрестанной молитве. Много лет пробыл Гуго в пустыне, а когда почувствовал он, что очистилась его душа, взял он свой посох и пошел...
Долго шел Гуго. И пришел он, наконец, к Светлому Чертогу и остановился у врат его... и услышал Гуго голос из Светлого Чертога: "Приди, сын мой возлюбленный, в лоно мое, ибо ты как я совершенен." И хотел уже Гуго переступить врата Святого Чертога, как в последнее мгновение донеслись до него звуки покидаемого им мира. И услышал Гуго стоны гибнущих, проклятья отчаявшихся и скрежет зубовный. Остановился Гуго и посмотрел назад. И увидел он гибнущих и насилуемых, увидал торжествующих убийц душ человеческих и детей, обреченных на закланье. И сказал Гуго: "Что мне, Господи, в славе Твоей, когда там гибнут братья мои!" И ушел Гуго от Светлого Чертога, вернулся в мир и вступил в круг жизни людей. И увидел он там старцев и юношей, мужчин, женщин и детей, томившихся в этом кругу и бесконечно измучены были их лица. Спросил Гуго: "Чем живете вы?" Отвечали ему: "Надеждой нашей." И пошел Гуго дальше... и вступил во второй, еще более мрачный, круг. Здесь не переставая слышались стоны и проклятья, и в отчаянии ломали себе руки жители этого круга. Спросил их Гуго: "Чем живете вы?" Отвечали ему: "Безнадежностью нашей." И решил Гуго внести свет во мрак их жизни и надолго остался с ними.
Прошли года и окончился срок пребывания Гуго в этом кругу и поднялся он в гору, к голубому горному озеру. Жил там старец, в тайне от людей.
И преклонил Гуго перед ним колена. Дотронулся тогда старец до глаз, ушей и чела Гуго и получил тот три скромных дара: видеть, слышать и идти до конца.
Исполнилось сердце Гуго великой скорби и сказал он: "Нет, лучше мне умереть." Но сказал ему старец: "Нет, сумей жить с дарами скорби не скорбя." И отправился Гуго в великое странствие свое.
Долго ездил он по свету и поднялся он однажды на вершину высокой горы.
И было видно ему оттуда, что делалось внизу и кругом. И в том месте, где стоял Гуго, не текло время... И увидел Гуго, как в деревенской хижине и в городском доме, и в королевском дворце рождаются дети. А матери и отцы их склоняются над их колыбелью и радуются им, ласкают их. И видит Гуго, как вырастают дети, превращаются в юношей и девушек, а потом во взрослых людей и работает каждый из них в своем кругу -- или в кузнице, или дома по хозяйству, или у станка, или в королевском войске служат, или правят государствами. И видит Гуго, как влечет любовь женщин и мужчин друг к другу, как соединяются они в брачные пары и рождают детей, и радуются им и страдают с ними. И снова вырастают эти дети, и снова идет суетливая работа.
Одно поколение сменяется другим, другое -- третьим и спеша и суетясь стремятся они к одной цели, которой может быть является могила. И одни тысячи и миллионы людей сменяются другими и видят они только небольшой кусок своего пути и не думают они о бесконечной смене поколений и о вечном движении человечества. И поднял Гуго взоры свои вверх к вечному небу и спросил: "Скажи, зачем это вечное повторение и почему не знают те, которые суетятся внизу, о смысле и цели этого вечного движения?" И не слышит Гуго ответа...
И поехал Гуго дальше, объятый великой скорбью. Долго ехал он на своем верном коне. И вот однажды, на закате солнца, встретил Гуго людей: это были кузнецы, возвращающиеся из города в родное село. Посмотрел на них Гуго и увидел в душе одного кузнеца голубой огонь, как бы малую звезду голубую и почувствовал он, что был когда-то рыцарем кузнец. Подъехал Гуго к нему и начал говорить об оружии да коснулись слова Гуго его души, взмахнул он молотом и сказал, что с радостью променял бы он молот на рыцарский меч.
Проснулся рыцарь в кузнеце и с гордо поднятой головой пошел рядом с Гуго.
И радостный ехал Гуго по равнине.
Увидал он вскоре человека, с великим трудом пахавшего твердую, каменистую землю. И заметил Гуго в душе пахаря голубой огонь и понял, что рыцарем был он. Подъехал к нему Гуго и начал говорить о рыцарских подвигах, и о борьбе с неверными. Нехотя слушал его пахарь, не понимая его. Но когда сказал ему Гуго, что и дед его некогда воевал в Палестине, выпрямился земледелец и сказал, что он тоже рыцарь, хотя и пашет землю. И радостный поехал дальше Гуго, а те, кому он напомнил о голубом огне, так и остались рыцарями навсегда.
Приехал он в город и увидал на площади большую толпу народа.
Подъехал он к этой толпе, вынул свой рог и затрубил и трубил до тех пор, пока не затих шум на площади и все взоры обратились к нему. И сказал он тогда людям: "Вы забыли, что ваши предки были гордыми и славными рыцарями, вы забыли, что в вас еще недавно был жив рыцарский дух -- пора вам вспомнить об этом;
пора оторвать свои взоры от земли и посмотреть на вечное небо; пора взять в руки меч, сесть на коня, отправиться в путь и служить всем угнетенным и обиженным."... И гневный шум раздался на площади и окружили его разъяренные жители. И увидел тут Гуго, что говорил он горбатым и калекам, которые собрались на площади, чтобы получить очередную милостыню, раздаваемую слугой герцога. И потрясали перед ним своими костылями калеки и горбатые поднимали к нему свои разъяренные лица... И уехал от них Гуго, провожаемый свистом и камнями. Но перед тем, как повертывать с площади в одну из улиц, обернулся Гуго и крикнул им: "Я еще вернусь к вам." И не было у него злобы против них.
Увидел Гуго - на дороге у креста монах торгует отпущениями грехов и заметил Гуго в душе монаха голубой свет и понял, что рыцарь монах. И захотел он испытать его. Проезжая мимо, задел он слегка его конем и смиренно посторонился монах. Тогда вернулся Гуго и попросил монаха продать ему оптом индульгенции за 1/4 той цены, которую они стоили... Обиделся монах, но смиренно отказал. Тогда как бы рассердился Гуго, выхватил свой меч и ударил монаха плашмя по плечу и присовокупил, что недостоин он настоящего рыцарского удара. Рассердился тогда монах и закричал Гуго, что если бы у него был меч, он бы показал, кто более из них достоин рыцарского удара.
Тогда вынул Гуго свой запасный меч и дал монаху и начали они биться.
Долго бились они. И нанося и отражая удары посмеивался Гуго над монахом и говорил, что удивляется он, как такой боец может оставаться торгашом. А когда зашло солнце, перестали они биться и снял монах свою одежду и заявил, что не желает он больше быть монахом и торговать индульгенциями... И ушел он вместе с Гуго...
Приехал Гуго в королевскую столицу. В красивом богатом замке жил там король этой страны. И была она полна благосостояния. Ходили по городу довольные жители, разъзжали гордые рыцари и шли куда-то отряды лучников.
Подъехал Гуго к замку и вошел в него. Был он полон роскоши и великолепия.
И увидал там Гуго толпы придворных рыцарей, одетых в хорошие одежды, вступил Гуго в высокую, просторную залу и увидал там короля, сидящего на троне.
Окружали его вельможи и прекрасные женщины, одетые в золото и драгоценности и менестрели пели ему песни. И заметил Гуго в душе короля голубую звезду и понял, что рыцарем был король. И увидел еще Гуго, что скучно королю на троне и не радует его ни богатство страны, ни блеск замка, ни лесть красивых женщин, ни песни менестрелей. И вечером, когда проходил король в свою спальню, подошел к нему Гуго и заговорил. Остановился король и стал слушать.
А когда все уснули в замке и потухли огни, одел король плащ пажа, и тайным ходом ушел вместе с Гуго из замка и больше никогда не возвращался туда и даже не вспоминал о нем. Ехали в ночной тиши два всадника, Гуго и бывший король. Радостно было на душе у обоих.
Долго странствовал Гуго по свету и снова великая печаль охватила его и держала в плену долгие месяцы. И не знал Гуго, как найти исход своей скорби.
И решил он искать успокоения в путешествии в самые далекие края. И кончились скоро жилые места и наступила пустыня. И не знал Гуго, на что решиться: ехать ли вперед или остановиться и затем повернуть назад. И увидел он в это время в высоком темном небе громадную голубую звезду, которая лила свой тихий свет на пустыню... И смело двинулся Гуго в путь. Прошла ночь и сиял новый день, но долго еще мог различить Гуго в небе голубую звезду...
Кончилась пустыня и вступил Гуго в область высоких гор. Окружали его со всех сторон утесы, обрывы и бездонные пропасти и потерял он тропинку. И увидел он в это время впереди над далеким горизонтом многоцветную радугу и почувствовал Гуго, что должен проехать под ней и смело двинулся в путь...
Долго ехал Гуго все вперед и вперед и по начам загоралась в небе голубая звезда, а днем видел Гуго над горизонтом голубую или розовую, многоцветную радугу. И приехал он наконец к замку святых. Был он обнесен высоким валом и глубоким рвом, и неохотно опускали жители этого замка подъемный мост. Въехал Гуго в замок. Радостные и благодушные ходили здесь жители. Делились они друг с другом всем, что было у них и любили друг друга и называли себя святыми. Высоки и крепки были стены замка и не пропускали они туда голосов мира. И вспомнил Гуго, как ушел он от Светлого Чертога и покинул он замок святых... Было в этой стране страшное бедствие.
Черная смерть гордо разъзжала по селам и городам, и умирали ежедневно тысячи людей, а оставшиеся в живых прятались по углам и не смели показаться на улицу, и есть было нечего. Увидел Гуго на углу одной улицы лавку мясника. Торговал он разной падалью и потихоньку и человеческим мясом. Вошел Гуго в лавку и увидел в полуоткрытую дверь мясника в его жилище. Стоял он на коленях перед статуей мадонны и молился... Бил себя в грудь мясник, торговавший человеческим мясом и просил мадонну, чтобы послала она ему хороший доход и щедрых покупателей, и что украсит он тогда ее капеллу на углу двух улиц.
У жаловался он мадонне на свою бедность и на малые доходы. И тихо ушел из лавки Гуго...
И вдруг увидел себя Гуго как бы перенесенным в страну полупрозрачной мглы. Громадные утесы и дикие скалы без зелени, без влаги окружали его. И не просвечивало солнце сквозь мглу. И увидел Гуго две фигуры, склонившиеся над утесом. Один было обыкновенный человек, а другой гигантского роста и бесконечно мрачный, и холодом веяло от него. Человек должен был подписать своей кровью пергамент, лежащий на утесе, но колебался, и страх и недоверие искажали лицо его. Улыбался мрачный его страху и недоверию... "Что же мне делать?" - спросил человек. "От тебя требуется только одно," - отвечал мрачный -- "всюду, где бы ты ни был, ты должен говорить людям - Христос терпел и нам велел." "Только-то!" - сказал человек и сделал стилетом надрез на руке и решительно подписал свое имя внизу свитка.
И увидел себя Гуго, как бы перенесенным на громадную площадь.
Посреди площади стоял большой мраморный чертог и толпы народа толпились перед ним и стремились проникнуть в него. А в чертоге, на высоких престолах сидели великие убийцы и предатели в багряных одеждах. И стоял посреди чертога самый роскошный престол и сидел на нем некто с лицом Иуды, одетый в золото и драгоценности. И курились вокруг престола фимиамы. И служили сидящему на престоле, одетые в багряные одежды священники и среди них главным был тот, кто подписал пергамент в царстве мглы. И толпы народа теснились вокруг престола и люди с искаженными лицами отталкивали друг друга, чтобы добраться до престола и убивали друг друга и подойдя к престолу склонялись ниц перед ним и целовали край одежды сидящего на престоле, а священники и другие жрецы учили Христовому терпению.
И с великой решимостью в душе ехал Гуго по дороге, и приехал в область высоких гор. И вот на рассвете поднялся Гуго га своем коне на высочайшую из гор, на острую ее вершину, с который ветер вечно сносил снег и оттуда была видна как бы вся земля. В синей дымке легкого тумана лежали далеко вокруг хребты снеговых гор, равнины с городами и пашнями, лентами вились серебряные реки, озера и моря поблескивали своими зеркалами, мерцали снега горным хребтом с темными ущельями. На бесконечно далеком горизонте в розовых облаках вставало солнце, а над гигантом рыцарем, стоявшем на высокой вершине, высоко в темном небе лила свой свет громадная Голубая звезда.
И взял Гуго свой серебряный рог и затрубил призыв. Могучими волнами понесли его духи-союзники во все стороны и все концы земли. И слышали его люди. Крестьяне подумали, что это пастух на рассвете сзывает свое стадо, а в городах жители, слыша призыв, считали, что это герольды короля объявляют о новой победе королевского воинства. А на далеком, далеком краю земли приняли призыв Гуго за рассветный привет жрецов солнечному богу. Но были и такие, кто слышал и понимал настоящую речь серебряного рога.
"Вставайте, видящие незримое", - прогремел рог. -- "Спешите, слышащие голоса мира и голос вечности. Гордые и смелые, готовые идти до конца, - пришло наше время... Спешите, братья, спешите!" И со всех концов бесконечно далекого горизонта, как утренние белые облака, как светлые туманы над проснувшимися водами, всюду поднимаются образы могучих, светлых всадников. Вот они мчатся. И слышен тяжелый топот коней по рассветной земле. Со всех сторон несутся они к одной цели на вершину высокой горы, где стоит и трубит в серебряный рог рыцарь, озаренный сиянием голубой звезды, рыцарь, сзывающий великое воинство проводников человечества к светлому Храму. Гремит серебряный рог и все новые и новые отряды спешат на призыв, и образуются группы и мчатся рыцари-одиночки.
И снова гремит призыв в прозрачной дали: "А ТЫ, РЫЦАРЬ, ЧТО ЖЕ ТЫ МЕДЛИШЬ?"


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Сага о рыцарях
СообщениеДобавлено: 02 ноя 2010, 12:33 
Администратор

Зарегистрирован: 16 июл 2009, 17:27
Сообщения: 333
Подвиг князя Михаила Тверского

Жизнь князя Михаила Тверского, практически современника Александра Невского, происходила в жестокой междоусобной борьбе с Московским и другими княжествами. Ион также не гнушался водить татар на Русь. чтобы отвовевать свои земли и напасть на враждебные ему, но прославился князь совим самопожертвованием, которое так в чести у истинных рыцарей.

Вепнёмся к нашим временам.

Свято-Крестовская икона Божией Матери, пребывающая в храме деревни Артемово, была привезена из Ставропольской епархии, на территории которой 18 июня 1995 года разыгралась трагедия – в больнице (одно из зданий бывшего Воскресенского монастыря) города Буденновска банда Шамиля Басаева захватила заложников, в том числе стариков, детей и беременных женщин. В те дни произошло знамение – одно из самых значительных явлений Богородицы в XX веке. Эти события довольно широко освящались в средствах массовой информации, но как всегда в таких случаях сложилось впечатление недосказанности и неясности, а глубина раскрывается в истории русской земли…

Изображение

Нашу Святокрестовскую икону написала раба Божия Ольга, она же написала эту же икону, пребывающую в г. Святой Крест (Буденновск), она же является родной сестрой того мальчика, который Промыслом Божиим не попал в число заложников, но взамен этого сопереживал, происходившим событиям в больнице особым, необычайным образом. За день до событий ему приснилось, что он умрет. Вместо буденновской больницы он попал в больницу города Ставрополь, где ему была сделана операция. В послеоперационном забытье Иван видел все, происходящее в Буденновске, словно сам находился в гуще событий – был заложником у озверевшего человеческого отродья. Родственники и медперсонал видел, как Иван, обливаясь слезами, молился Господу и Богородице, прося прощение за свои прегрешения. Затем отрок стал просить прощение за всех русских, армян (которых очень много в Буденновске) и чеченцев, молился о том, чтобы Господь помиловал Россию.

Эта молитва мальчика является криком всех наших соотечественников, русских людей. Это событие доносит эхо прошедших времен – времен становления и укрепления Руси, времен борьбы с врагом, времен, когда Русь собирала под свое материнское крыло множество народов.

Явление Богородицы над местом произошедшей трагедии говорит о том, что Россия, ни в коем случае, не должна уходить с Кавказа, что он, по-прежнему, является нашей землей, что мы, по-прежнему, находимся под покровом Божией Матери и возможно, во многом, Кавказ для русских является искупительной жертвой за свое прошлое.

Неслучайно для нападения бандитами с зелеными повязками на голове был избран город, носивший прежде имя «Святой Крест» и не случайно больница, захваченная боевиками, находится на территории бывшего монастыря, который связан с памятью Князя-мученика Михаила Тверского. (В начале XIV века, предотвращая пролитие невинной крови на Русской земле, Великий Князь Михаил Ярославич поехал в кочевую ставку хана Золотой Орды, располагавшейся на берегу Терека, где был замучен).

Святой Князь стал Первомучеником Православия на Северном Кавказе и одним из его Небесных покровителей. Во время возвращения мощей святого на отчую землю в хлеву, где сопровождавшие ордынцы дозволили поставить гроб с телом мученика, произошло чудо. Ночью многие жители видели, что над хлевом поднимался огненный столп от земли до неба, а днем была видна над ним дивная радуга.

На месте, где просияли мощи Святого, в прошлом веке был основан Маджарский Воскресенский монастырь, в котором построили особый храм в память о Первомученике Кавказа.

Почти через семь столетий после мученичества Михаила Тверского здесь совершилось новое мученичество русских людей. Город Святого Креста, как некогда князь Михаил, так же жертвенно принял удар на себя за всю Россию. Буденновская трагедия продолжила древнюю историю.

Сейчас много говорится о покаянии. Покаяние означает необходимость жить по-новому, так, чтобы больше, как писал апостол Петр, «…не возвращаться псу на свою блевотину…». «Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина». Это конечно так, но почему мы не думаем о том, что не старающиеся изменить совершенного предками, грешат еще пуще тех.

Нынешние времена весьма сложные в сфере духовного состояния общества. Утешает одно, есть еще пастыри, и есть еще дети и юноши, которые доколе не познали многих прегрешений. Как говорится: «Россия глубинкой кормится», так и в нашем случае – наиболее чистые души находятся в провинциальных городках, и … множество их в армии. Порой смотришь в глаза бойцов, и вспоминается фраза – «глаза это зеркало души» – души без печати греха… отчасти это можно даже увидеть на фотографии. Общаясь между собой, с самими ребятами-бойцами это единодушно отмечает наше духовенство. Их необходимо уберечь, посеяв в них зерно веры – веры в Бога, веры в свое Отечество, донести до них дух времен мощного Православного Государства Российского. Это мы должны все хорошо понимать.

Смысл изображенного весьма прост: Богородица, которой некогда Самой «прошло душу оружие», соделанная ныне Богом Царицею Неба и земли, как бы всегда предстоит, молясь о нас грешных, у Креста Сына Своего и Господа Бога нашего.

В укрепление и утверждение веры, издревле, Бог посылал людям явления и знамения. Те скорбные дни захвата заложников не были исключением: все увидели на небе Крест, как бы облачный. Справа от Креста на воздухе стояла в скорбной позе Богородица, обращенная ко Кресту, молящаяся, в черных одеждах. Но люди были в сильном страхе от обстрела и басаевцев, и, естественно, не могли, как следует разглядеть явления Богородицы, только думали: «К чему это? Что это пред-вещает? Смерть или свобо¬ду?» Одно было ясно – Божия Матерь утешает нас и заступается за нас. Нет сомнений, что и бандиты видели это.

Явление помощи Богородицы в образе самых почитаемых икон были в основном именно в самые тяжелые периоды для России. И в настоящее время в центре России сияет Лучами благодати Владимирская икона Божией Матери; Казанская икона ограждает наши земли на востоке; Тихвинская икона Богородицы хранит северные пределы; святой образ Иверской Божией Матери - южные, а Смоленская благословляет наше Отечество с запада. Не раз нам было дано этими иконами заступление. Посмотрев на карту России, в географическом расположении этих святынь можно увидеть Крест – оградительный и спасительный Крест. В тяжелые времена Русско-японской войны появилась еще и Порт-Артурская икона «Торжество Пресвятой Богородицы», а сейчас во времена еще более ополчившегося врага – была явлена Свято-Крестовская Божия Матерь. Богородица, видя постепенное раскаяние России, и по сей день вразумляет и наставляет нас чудесами.
http://www.karkas-dom.ru/" target="_blank muranovo/krestovskaya.html

Согласно легенде, Ярослав Ярославич, увлекшись соколиной охотой, заехал в село Едимоново, находившееся в 30 милях от Твери, на берегу р. Волги. Князь увидел толпившийся около церкви народ. Узнав, что это венчание, князь зашел в церковь и увидел своего дружинника Григория вместе с дочерью местного пономаря - красавицей Ксенией. Ярославу Ярославичу так понравилась невеста, что он обвенчался с ней сам. Дружинник (отрок) князя был так опечален, что решил покинуть мир и удалился в один из лесов на берегах р. Тверцы. Через несколько лет он вернулся в Тверь и основал там мужской монастырь, в котором и окончил свои дни. По преданию, этот монастырь и назван в честь своего основателя Отрочим. По многим обстоятельствам этот рассказ нельзя считать правдой, но так или иначе мы видим факт бракосочетания Ярослава Ярославича и Ксении, будущей матери Михаила Тверского.

Имя Тверь скорее всего идет от древнеугорского слова, которое я не берусь расшифровать. Укажу только, что в тюрских и марийских "те" и "вер" обозначают одно и то же - "верх", что может говорить как о положении города на холме, так и о верховьях Волги.
http://archeologia.narod.ru/tver.htm" target="_blank

Изображение

Св.Анна Кашинская провожает св.Михаила Тверского на смерть в Орду. (Худ. Василий Дворцов)

Собрав войска и захватив с собой крупный конный татарский отряд с воеводой Кавгадыем, Юрий вторгся в тверские пределы. Огнем и мечом прошел он по городам и весям тверской земли. Михаил получив благословение, выступил на защиту отечества. 22 декабря 1317 года около деревни Ботенево сошлись в кровавой битве тверская, и татаро-московская рать. Юрий потерпел сокрушительное поражение. Позорно бежав, он оставил на поле боя и награбленую в тверских пределах добычу, и пленных, и младшего брата Бориса, и даже жену, Кончаку. Попал в плен и Кавгадый. Юрий тем временем решил до конца использовать преимущество своего политического брака с татарской княжной. Воспользовавшись тем, что Кончака находится в руках Михаила, он подослал наемных убийц, которые отравили Кончаку, а сам обвинил во всем Тверского князя. Гроза сгущалась над Тверью. Смерть ханской сестры грозила вылиться в кровавую расплату над городом. Михаил не стал спасаться бегством, он решает ехать в Орду, хотя и понимает, что его ждет там смерть.Но он свято чтил слова Господа:" да любите друг друга, якоже возлюбих вы: болши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя" (от Иоанна 15;12-13).

Деревня Бортенево не сохранилась. В том, как она исчезла с лица земли, есть некий мистический смысл. Бортеневская битва произошла 22 декабря 1317 года. А 22 декабря 1941 года немцы при отступлении дотла сожгли деревню, под именем которой битва вошла в историю.

Князь Юрий оклеветал святого князя Михаила перед ханом, обвинив его в отравлении Кончаки. Хан разгневался, угрожая разорением княжеской вотчины Михаила, и потребовал его к себе для ответа. Не желая проливать кровь русских воинов в неравной борьбе с ханом, святой Михаил смиренно отправился в Орду, понимая, что это грозит ему смертью. Он простился с семьей и тверичами, взял благословение на мученический подвиг у своего духовного отца игумена Иоанна. «Отче, — сказал святой, — много заботился я о покое христиан, но, по грехам моим, не мог прекратить междоусобий. Теперь благослови меня, если придется пролить кровь мою за них, лишь бы они несколько отдохнули, а мне бы простил Господь грехи».

Во Владимире Михаил встретил ханского посла Ахмыла, который предупредил его о том, что он оболган Кавгадыем. Его дети говорили ему: «Не езди, дорогой отец наш, в Орду, но пошли одного из нас, потому что ты оклеветан перед царем; подожди пока утихнет гнев царский». Михаил Ярославич вполне справедливо отвечал им: «Вы видите, что не требует царь вас . и только моей головы хочет. Если же я не пойду и уклонюсь, мое родное княжество будет пленено, много христиан избито, а мне после этого все же придется умереть. Лучше же мне ныне положить душу свою за многие души!»

В Орде над святым князем был устроен неправедный суд, который признал его виновным в непокорстве хану и приговорил к смерти. Святому Михаилу надели тяжелую деревянную колодку и отдали под стражу. В заточении святой Михаил, по своему обыкновению, постоянно читал Псалтирь и благодарил Господа за посланные ему страдания. Он просил не оставить его и в предстоящих мучениях. Так как и руки святого страдальца были закованы в колоду, перед ним сидел мальчик и переворачивал страницы Псалтири. Долго кочевал с Ордой святой князь-узник, терпя побои и издевательства. Ему предлагали бежать, но святой мужественно отвечал: «Во всю жизнь не бегал я от врагов, и если я один спасусь, а люди мои останутся в беде, какая мне слава? Нет, воля Господня да будет». По милости Божией, он не был лишен христианского утешения: его посещали православные священники, игумены Александр и Марк, и он каждую неделю исповедовался и причащался Святых Христовых Тайн, получив и перед самой смертью христианское напутствие.

По наущению князя Юрия и Кавгадыя, который мстил святому князю за поражение, в табор, где содержался пленник, ворвались убийцы. Они жестоко били мученика, топтали его ногами. Затем один из них, выхватив нож, поразил им святого князя в бок, провернул нож в ране несколько раз, а после — вырезал сердце.

Палачи схватили князя за колоду на шее и ударили его о стену палатки так сильно, что пробили ее. Затем татары бросили Михаила на землю и долго били его ногами. Наконец один из них именем Романец вонзил в грудь князя нож и несколько раз повернул его. Так 22 ноября 1318 года погиб великий князь тверской Михаил Ярославич. Но Владимир Колосов считает, что эта история имеет продолжение. После расправы Кавгадый с гневом сказал Юрию: «Не брат ли он тебе старейший, как отец; зачем же тело его лежит нагое». После этого Михаил Ярославич был крепко привязан к большой доске по приказу князя Юрия.

Мученическая кончина святого Михаила последовала в среду, 22 ноября 1318 г., в третьем часу дня.

Обнаженное тело святого мученика было брошено на поругание, затем его прикрыли одеждой и положили на большую доску, привязанную к телеге. Ночью два сторожа были приставлены охранять тело, но сильный страх напал на них; они бросились бежать от повозки, где лежало тело святого мученика. Рано утром они возвратились на свое место, и видят дивное чудо: к повозке привязана одна только доска, тело же лежало особо, раной к земле, причем из язвы вышло много крови. Правая рука святого была подложена под лице его, а левая находилась у раны. Удивительно то, что в степи рыскало много хищных зверей, и ни один из них не смел прикоснуться к святым останкам мученика. Так поистине смерть праведников честна; смерть же грешников люта. Злобный человекоубийца Кавгадый не избег праведного суда Божия: вскоре он был казнен по приказанию хана Узбека.

В ту же ночь многие из христиан и иноверных видели, как два облака осеняли то место, где находилось честное тело убиенного князя. Они то сходились, то расходились, и сияли, точно солнце. Утром говорили: «Князь Михаил — святой. Он убит неповинно».

Изображение


Идея основания монастыря принадлежала епископу Кавказскому и Екатеринодарскому Герману в ознаменование избавления от гибели Александра II при покушении на него народовольцев во главе с Софьей Перовской 2 апреля 1879 года.
Для поиска места под обитель, в июне 1879 года Герман направил иеромонаха архиерейского дома отца Рувима, который осмотрел район древнего городища Маджары, а также часовню на том месте, где одну ночь находилось тело замученного в Золотой Орде великого князя Михаила Тверского, направляемого в Россию для погребения. Отец Рувим изложил епископу Герману свои следующие соображения:
Учреждение православного монастыря у древних Мамайских Маджар на месте, освящённом кровью благородного князя-мученика, в воспоминание чудесного избавления Его величества от угрожающей опасности, послужило бы одним из лучших средств к упрочению и распространению православной веры и народности в окрестных степях, обитаемых иногородцами и иноверцами.

...город, где ночевал покойный Михаил, назывался тогда Маджар Золотоордынский город, там еще делали удивительные зеленые поливные кирпичи, которые покупали по всей Орде, да и в Руси не брезговали. Маджар был разрушен уже в конце 14 в. Место пустовало столетия. И лишь в самом конце 18 в вырос на руинах великого города крохотный поселок, названный Павлом I Святой Крест, и переименованный комиссарами в Буденновск.
http://archeologia.narod.ru/tver.htm" target="_blank

В 858 г. император Михаил III направил в Хазарию для проповедования Евангелия преподобных Кирилла и Мефодия. На пути из Византии в Хазарский Каганат они посетили Северный Кавказ, где вследствие этого усилилось движение в пользу христианства. Благодаря религиозной веротерпимости хазар, христианское учение здесь пустило глубокие корни. Тут была основана христианская община. Русские источники прямо указывают на существование христианского храма в древнем хазарском городе Маджары на р. Куме. С этим городом связано церковное предание о прославлении тела замученного в орде в 1319 г. св. Благоверного князя Михаила Тверского. Русская летопись сообщает о том, что находившиеся в Маджарах русские купцы, знавшие покойного князя, хотели прикрыть его тело дорогими тканями и поставить в церкви с честью, со свечами. Значит, уже тогда в этом городе была христианская церковь, обслуживавшая местную православную общину, возникшую, возможно, еще трудами великих просветителей Кирилла и Мефодия. В летописи рассказывается о том, .как над поставленным в Караван-сарае телом князя Михаила всю ночь видели огненный сияющий столб от земли до небес. На Северном Кавказе и в дальнейшем большим почитанием было окружено имя этого Святого. В 1889 г. на месте Караван-сарая в память о св. Благоверном князе Михаиле Тверском был воздвигнут Мамай-Маджарский Воскресенский монастырь.
http://mission-center.com/islams/2ist.htm" target="_blank

До своего исхода на Запад в этой местности кочевали венгры, венгерский ученый Моравчик считает, что венгры (оногуры) появились в степях Восточного Приазовья ещё в V веке[1]. Возможно они и основали Маджар как столицу своей орды. На что указывает самоназвание венгров — «мадьяры». Эту гипотезу пытался проверить венгерский учёный Ян Шарль де Бэсс, посетивший развалины Маджара около 1830 года. В своей книге об этом путешествии он писал: «Вот, наконец Олу, или Большие Маджары. Я обвожу глазами все стороны, я ищу следы этого когда-то большого и великолепного города, но бесполезно: всё исчезло.» Немецкий ботаник и дендролог Карл-Генрих Кох, побывав на развалинах в 1837 году, предположил, что часть населения покинула Маджар только после прихода татаро-монгольских орд, рассеявшись среди горских кавказских народов. По словам Коха некоторые кланы дигорцев, балкарцев, чеченцев, урусбиевцев связывают своё происхождение с населением древнего Маджара. В частности, к потомкам маджарского хана возводит своё родословие прославленный дигорский род бадилеттов.[2]

Легенда о праотце венгров Маджоре была записана Шимоном из Кёза в «Gesta Hunnorum и Hungarorum» («Деяния гуннов и венгров») около 1283 года. Согласно сказанию, жили некогда возле Меотиды два брата Хунор и Маджор, однажды, охотясь, встретили они жён сыновей Буляра и двух дочерей аланского принца Дулы. Хунор и Маджор начали преследовать девушек и убедили их к замужеству. Таким образом, как гласит легенда, Хунор и одна из дочерей аланского принца стали предками гуннов, в то время как Маджор и вторая дочь аланского принца стали предками венгров[3]. В свою очередь, археолог Э. В. Ртвеладзе на составленной им (в 1974 году) исторической карте Северного Кавказа времён Золотой Орды, отдельно от Большого Маджара обозначил Маджары Верхний и Нижний как аланские города.

Слово «Мадьяр» у древних венгров имело значение «дитя земли»[4], что, в названии города, по-видимому, связано с основным строительным материалом — кирпичом, из сырой или обожженной глины.

«Дербенд-наме» (история г. Дербента) говорит, что в начале второго века хиджры (то есть в VIII н. э.) Большие и Малые Маджары были значительными хазарскими городами. Таким образом, в это время город принадлежал Хазарскому Каганату.

В период расцвета (XIII—XIV вв) город был крупным ремесленным и торговым центром в составе Золотой Орды, в 1310—1311 имел особый статус, чеканил собственную монету [5]. Население имело смешанный этнический состав: тюрки, русские, аланы, евреи и др. О Маджаре упоминают Абу-л-Гази-хан (в повествовании на 1282 г.) и Абу-л-Фида в своей географии (1321 г.).

Имя Маджар связано со святым князем Михаилом Тверским замученным в 1319 г. ханом Золотой Орды Узбеком. Одну ночь тело умерщвлённого князя находилось в маджарском караван-сарае. По сообщению русской летописи, купцы, знавшие покойного князя, хотели прикрыть его тело дорогими тканями и поставить в храме с честью, со свечами, но не были допущены московскими боярами Георгиевыми[13]. Всю ночь над телом князя Михаила видели огненный сияющий столб от земли до небес [14]. В память святого в 1884 году был построен православный мужской Мамай-Маджарский Воскресенский монастырь, разрушенный атеистами в начале 1930-ых.

Найденные археологами на территории Маджарского городища монеты местной чеканки с именем хана Джанибека, свидетельствуют о том, что в период его правления — в 1342—1357 годы — город являлся главной резиденцией хана Золотой Орды. В 1342—1343 гг. в Маджаре для практических нужд ханаки была переписана суфийская энциклопедия «Райхан ал-хакайик» ад-Дарбанди[6]. С убийством Джанибека в 1357 году в Золотой Орде наступает «смутное время» междоусобиц. Первоначально город вошёл в состав владений Кильдибека (1361—1362), а после его смерти, в борьбе с ханом Муридом обособился в самостоятельное владение. Об этом можно судить по медным монетам со своеобразной надчеканкой, не найденным больше нигде, кроме городища Маджар. Об обширности торговых связей города свидетельствует большое количество иноземных монет (в том числе персидские, золотые индийские монеты) [7]. Какое-то время город входил во владения темника Мамая. Существует легенда, что именно из Маджара Мамай выступил в свой исторический поход против Руси, который закончился его поражением на Куликовом поле. С 1380 года Маджар переходит во владения соперника Мамая — хана Тохтамыша.

В XVIII веке, когда на Кавказ пришла Россия, здесь учредили казачью станицу, переселили сюда большую общину армян из Дагестана, защищая их от гонений мусульман. Именно тогда городу было усвоено новое название: город Святого Креста. Это название, кстати, связано с именем Царя Петра I. Он в ходе своего дербентского похода основал в Дагестане русское укрепление, назвав его Святой Крест. Именно оттуда и были переселены в местечко Маджары армяне, взявшие с собой и это название. Так что Петр I тоже имеет отношение к истории Буденновска. В советское время в этих краях лихачил Семен Буденный, в честь которого город получил современное название.

Летом 1995 года я был у себя в родном Пятигорске. Знакомый священник пригласил меня поехать с делегацией духовенства в Буденновск на 40-й день трагедии. Это было 23 июля. В тот день я увидел город, в котором были свежи следы происшедшей трагедии. Все дышало неизбывным горем. Казалось, слезы были растворены в воздухе. Тогда его называли «городом черных платков». В больнице бандиты захватили около 4-5 тысяч человек. Если учесть, что в самом городе живет около 50 тыс. человек, тогда можно представить реальный масштаб трагедии: практически каждый 10-й житель оказался заложником.

В тот день была отслужена заупокойная Литургия в старом казачьем храме во имя Казанской Богородицы и совершен крестный ход от храма к больнице, прошедший именно по тому пути и по тем улицам, по которым гнали мирных людей бандиты. Это был действительно крестный ход. Мы чувствовали тот крест, на который взошел этот город, носящий имя Креста. В те трагические дни он оправдал свое название.

Больница напоминала больше рейхстаг. Ничего живого в ней не осталось. Изрешеченные пулями стены и темные оконные проемы. Тогда ее, кстати, хотели снести, чтобы не вспоминать о трагедии. Именно там, на месте, я узнал одно духовное обстоятельство, которое для меня раскрыло именно духовный смысл произошедшей трагедии. Там я узнал и увидел, что больница находится на территории старинного православного монастыря.

Назывался он Воскресенский Мамай-Маджарский монастырь. Его основание связано с именем святого благоверного князя мученика Михаила Тверского. Мощи убитого в орде на Кавказе князя Михаила по пути в Тверь останавливались близ города Маджары. Именно здесь они просияли столбом света, как о том повествует житие. Т.е. на этом месте Сам Господь начал прославление св.князя Михаила, открыв святость его мученического подвига. Впоследствии на этом месте и был основан Воскресенский монастырь памяти князя Михаила Тверского. В него из Твери была передана частица мощей святого, помещенная в его иконе. Эта икона сохранилась доныне (В самой Твери мощи были уничтожены в период богоборчества и частица мощей в Буденновске остается единственной, так что недавно от этой частицы была отделена частичка для Твери).

После этого открытия нападение бандитов предстало как духовная брань - ведь они напали, по сути, на нашу святыню. В трагедии я увидел глубокий религиозный смысл. И когда я услышал в Буденновске о явлении Божией Матери, то это чудо показалось даже естественным. Многие люди видели Матерь Божию, молящуюся у Креста. Митрополит Ставропольский Гедеон, узнав о явлении, велел записать свидетельства очевидцев, и ознакомившись с ними, признал это явление чудом Матери Божией. После этого он благословил написать икону на основе этих свидетельств. Она была создана в кратчайшие сроки к 40-му дню и привезена в Буденновск, где и была освящена на кладбище на могилах невинно убиенных людей, которых мы по правде Божией должны назвать мучениками. По милости Божией мне довелось нести эту икону от больницы до кладбища за городом и держать ее в тот момент, когда она была освящена. Тогда я понял, что сподобился стать свидетелем рождения новой иконы Православной Церкви. И воспринял это как долг ее почитать и прославлять. Первописанную икону поместили в Казанский храм. Она сразу же стала чтимой на Кавказе. Митрополит Гедеон сам составил ей тропарь и кондак. Икону стали праздновать 18 июня.
Изображение


Вернувшись с Кавказа, я написал статью о своей поездке и впечатлениях, которая была перепечатана десятках разных изданий. После этого я и стал служить 18 июня. Позже обратился к знакомому иконописцу Николаю Груздеву с просьбой написать для меня этот образ.

Он проникся новой иконой, которую и написал в древнерусском каноническом стиле. От иконы он сам получил особую помощь. Когда начинал ее писать - он был еще мирянином, а когда закончил - был уже диаконом, причем, благословение на рукоположение получил именно 18 июня. На иконе отец Николай под Крестом изобразил монастырь, где произошло явление, а за ним - Кавказские горы с узнаваемым силуэтом Эльбруса. На полях святой князь Михаил Тверской. Эта большая икона, наверное, единственная не только в Петербургской епархии, но и на всем русском севере. (Хотя буду рад ошибиться).

http://www.ruskline.ru/news_rl/2010/06/ ... go_kresta/" target="_blank

Путин, возможно, дальний потомок Михаила Тверского и происходит от бокового ответвления рода Путятиных.

А.С. Путятин (1837-1919) - ученый-археолог, коллекционер и художник - собирал в своем имении цвет художественной интеллигенции того времени. В имении Путятиных провела свое детство Елена Шапошникова, будущая жена Николая Рериха. Именно там она познакомилась со своим мужем.

Именно на средства князей Путятиных в 1872 году был воздвигнут вышневолоцкий женский монастырь во имя Казанской иконы Божией Матери.

http://gadjet.clan.su/news/2007-08-01-32" target="_blank

Максимилиан Волошин - ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Одни восстали из подполий,
Из ссылок, фабрик, рудников,
Отравленные темной волей
И горьким дымом городов.

Другие - из рядов военных,
Дворянских разоренных гнезд,
Где проводили на погост
Отцов и братьев убиенных.

В одних доселе не потух
Хмель незапамятных пожаров,
И жив степной, разгульный дух
И Разиных, и Кудеяров.

В других - лишенных всех корней -
Тлетворный дух столицы Невской:
Толстой и Чехов, Достоевский -
Надрыв и смута наших дней.

Одни возносят на плакатах
Свой бред о буржуазном зле,
О светлых пролетариатах,
Мещанском рае на земле...

В других весь цвет, вся гниль империй,
Всё золото, весь тлен идей,
Блеск всех великих фетишей
И всех научных суеверий.

Одни идут освобождать
Москву и вновь сковать Россию,
Другие, разнуздав стихию,
Хотят весь мир пересоздать.

В тех и в других война вдохнула
Гнев, жадность, мрачный хмель разгула,
А вслед героям и вождям
Крадется хищник стаей жадной,
Чтоб мощь России неоглядной
Pазмыкать и продать врагам:

Cгноить ее пшеницы груды,
Ее бесчестить небеса,
Пожрать богатства, сжечь леса
И высосать моря и руды.

И не смолкает грохот битв
По всем просторам южной степи
Средь золотых великолепий
Конями вытоптанных жнитв.

И там и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
"Кто не за нас - тот против нас.
Нет безразличных: правда с нами".

А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.

21 ноября 1919
Коктебель



Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Подписаться на рассылку
"Вознесение"
|
Рассылки Subscribe.Ru
Галактика
Подписаться письмом